Book: Чистосердечно привирая















Керстин Гир



Чистосердечно привирая




Посвящается Бигги – за её преданную и верную 25-летнюю дружбу

Глава 1


Ник: фея33а

Возраст: 26

Знак зодиака: весы

Профессия: журналист

Семейное положение: не замужем

Волосы: рыжие

Глаза: зелёно-карие

Рост: 166 см

Вес: …Минуточку!


До этого момента я добросовестно и даже с некоторой гордостью набирала на клавиатуре чистую правду, но тут внезапно опомнилась. Во-первых, за неимением весов свои килограммы я могу оценить лишь приблизительно; во-вторых, это никого не касается!

Кроме того, в данном случае речь шла об информационном поиске для работы, а не об исповеди.

«Любовь с первого клика». Так или примерно так будет называться специальный репортаж, который должен появиться в одном из следующих выпусков «Анники» – журнала, где я работаю.

– Найдите мне этих чокнутых, – сказал наш новый шеф-редактор Адам Бирнбаум. – Приведите мне примеры счастливых пар, которые познакомились в сети, расскажите мне несколько душещипательных историй про чары в чате. И помните: вы не сможете написать о том, чего не знаете. Поэтому исследуйте вопрос с фантазией, ворвитесь в сетевое пространство! Если нужно, подцепите там какого-нибудь мужчину!

Моя коллега и начальница Марианна радостно осклабилась.

– Ну да, бывают задания и похуже, – шепнула она мне в тот самый момент, когда Бирнбаум ледяным голосом закруглился:

– До завтра.

Некоторые стали роптать, Марианна же прошипела:

– Ему бы не стоило в первый же день настраивать против себя народ.

Но Бирнбауму, похоже, было безразлично, нравится он нам или нет. Уже в своей вступительной речи он не стал тратить время на комплименты.

– Этот журнал – просто катастрофа, – сказал он, пренебрежительно бросив на стол последние пять выпусков «Анники». – Неудивительно, что рекламодатели не становятся к нам в очередь, учитывая ту отшибающую мозги бредятину, которой вы забиваете журнал. – И пока мы сидели, уставившись на него расширенными от ужаса глазами, он продолжал напирать как танк: – Согласно рекламе, наша «Анника» – юная, стильная и сексапильная, наполненная до краёв добрыми, сверхактуальными репортажами. И что вы из этого сотворили? – Якобы наугад Бирнбаум выудил из пачки один из номеров и начал безжалостно цитировать оглавление:

– « Двадцать толковых советов, следуя которым вы будете выглядеть на десять лет моложе»! Должен сказать, это очень актуально для нашей целевой группы от шестнадцати до двадцати семи лет! Или вот, психологический тест: « Имеете ли вы склонность к домашней работе? Здесь вы можете это узнать». Это погонит к киоскам толпы молодых девушек! Далее мои любимые репортажи: « Являются ли гомосексуалисты лучшими родителями? Звёздный пример: Патрик Линднер». Очень ориентированно на нашу целевую группу. Или вот: « Нижнее бельё, которое думает вместе с вами: как вам перехитрить ваши килограммы». Или вот ещё неплохо: « Вдова в тридцать: и после трагедии есть жизнь». И мой абсолютный фаворит: « Выпадение межпозвоночного диска: как я избавилась от болей в спине». Очень добросердечно, ничего не скажешь!

Я почти рассмеялась, хотя Бирнбаум не производил впечатление человека, который сыплет шутками направо и налево. Но я вовремя спохватилась, вспомнив, что и мне самой к концу испытательного срока пришлось написать историю под названием « Больше никакого секса. В двадцать лет в монастырь». Думая об этом случае, я погрузилась в такое же унылое молчание, в котором пребывали и все остальные, а наш новый шеф-редактор продолжал свою разгромную речь.

– Но с этого момента всё изменится, – сказал он в заключение, перед тем едко пройдясь по дорогущим, но сверхскучным модным страницам и мещанской обложке. Это прозвучало скорей как обещание, а не как угроза. – Начиная с сегодняшнего дня мы будем тяжко трудиться – пока «Анника» не станет тем, кем себя позиционирует. «Секси, трэнди»! Юная, сексапильная, стильная, наполненная до краёв добрыми, сверхактуальными репортажами. И при этом настолько изысканная, насколько может быть изысканным неглянцевый журнал объёмом в семьдесят страниц.

Вот ради этого и ради его юной, актуальной, стильной и сексуальной темы под названием «Любовь с первого клика» я и сидела сейчас, в двенадцатом часу ночи, в пижаме перед компьютером и впервые в жизни регистрировалась в чате. Мне понадобилось почти полчаса, чтобы подобрать себе ник. Все мои варианты были уже разобраны. Какими бы абсурдными они ни были, но они все уже имелись в наличии. Только идея добавить к нику номер нашего дома сдвинула дело с мёртвой точки. Фея33а – это была я. Так сказать, моё профессиональное альтер эго. Затем я стёрла предыдущие данные о моей персоне и начала всё сначала. Фея33а – не журналистка, а, скажем, м-м-м, музыкантша, виолончелистка в оркестре. И она не рыжая, а блондинка, как и положено фее. И, естественно, она выше меня – скажем, метр 72. И что касается веса: при таком росте у Феи33а нормальный для феи вес 55 кг. Другими словами: она выглядит как Кейт Бланшетт в роли Галадриэли во «Властелине колец», за исключением торчащих ушей.

Пойдём далее. Размер одежды? Само собой, 44. Фея33а относится к тем счастливицам, у которых размер одежды один. У меня же их, напротив, четыре. Да, у меня фигура, которую именуют «песочные часы» – если, конечно, говорят доброжелательно. Если менее доброжелательно: я довольно полная, особенно в задней части. Мои икры свободно умещаются в размер 46, они, по счастью, не очень фигуристые, и колени тоже довольно стройные, в отличие от бёдер, которые выше колен имеют размер 48, а ближе к попе переходят в хороший 50-й. Попа у меня довольно-таки округлая, объективно говоря, там практически 52, а вот талия опять 46. Естественно, возникает вопрос, а где же, чёрт возьми, я беру брюки, которые мне подходят? Ну вот: секрет называется стрейч. Причём стрейч 50 размера. Брюки стрейч 48 размера без проблем застёгиваются на талии, если только они налезают на бёдра. Они не очень болтаются на икрах, но на бёдрах и попе им приходится доказывать, насколько хорошо они тянутся. Большинство брюк выдерживает эту проверку, потому что очень дешёвую одежду я из осторожности не покупаю. Но вернёмся к талии и двинемся наверх. Однажды мне удалось застегнуть на груди блузку 50 размера, но она сидела очень плотно и при этом болталась на талии. Шея у меня, по счастью, длинная и стройная, и в соответствующей одежде я выгляжу не такой уж и толстой. Но меня это мало беспокоит.

Фее33а, к счастью, тоже не надо об этом волноваться. Теперь осталось только придумать для неё девиз. После длительных размышлений я остановилась на цитате из Бен-Гуриона: «Чтобы быть реалистом, нужно верить в чудеса». Точка.

Добро пожаловать в мир чата, Фея33а.

Я добросовестно проштудировала правила поведения в чате (то, что называется чатикет) и придирчиво просмотрела довольно-таки объёмный список чат-комнат. Посетители распределились по ним весьма неравномерно: имелось, например, десять флирт-комнат, которые были забиты под завязку, и одно чат-кафе, в котором толкалось ни много ни мало восемьдесят девять человек. Я не очень люблю такую толкотню в кафе и барах – приходится подолгу ждать, пока официант принесёт заказ. В тематических чат-комнатах типа «Карьера», «Компьютер», «Семья», «Готовка», «Садоводство», «Литература» и «Формула-1» царила зияющая пустота, а в «Звёздных войнах» один посетитель чатился сам с собой. «Фетиш» был неплохо заполнен 28 посетителями, и мне ужасно хотелось узнать, что же они там обсуждают. То же самое можно было сказать и о более чем семидесяти посетителях комнат «Шашни на стороне 1 - 10». Но изменщики и фетишисты были, вероятно, не того сорта чокнутыми, которых Бирнбаум представлял в своих душещипательных историях, да и я всё время помнила, что нахожусь здесь только по работе. Моя клиентура тусовалась скорее в комнатах «Стук сердца» и «Романтика».

Поскольку время приближалось к полуночи, мне надо было быстренько смешаться с толпой романтиков и раздобыть какую-нибудь хватающую за душу историю. Но я всё ещё медлила. Честно говоря, мне было страшно. Это было то же самое, что отправиться на вечеринку, где не знаешь ни одной жабы. Я уже видела себя сиротливо стоящей в уголке и тоскливо потягивающей красное вино.

В этот момент замигало спасительное «Тест-чат». Вы новичок в чате? Тогда вы можете спокойно потренироваться здесь.

Вот пожалуйста. Тест-чат – это то, что надо, чтобы преодолеть мою робость. Щелчок мыши, и приключение начинается. Само собой, в тестовом режиме.


23.57 Фея33а входит в комнату.


Ах, это было так волнующе! Моё сердце застучало, когда я увидела свой ник на экране.

Тест-чат был заполнен весьма умеренно – присутствовали, согласно списку, Тигр11, РитаС, Коростель, Пумукль08/15, Борис68 и Сорайя2, чинно общавшиеся друг с другом. Сорайя, видимо, тоже только что появилась.


Пумукль08/15:. Ну-ну, Сорайя, ещё не спишь? Обычно ты уже в одиннадцать в кроватке.

Сорайя2: Полнолуние. *слёзы. При этом мне завтра очень рано выходить. *слёзы два раза.


Меж тем я наконец ввела с клавиатуры слова приветствия – не слишком оригинальные, зато дружеские:


Фея33а: Всем привет.

РитаС: Попробуй тёплое молоко, Сорайя. И к ногам грелку. Мне это всегда помогает.

Коростель: Чуток поправлю: холодное пиво вместо тёплого молока.

Пумукль08/15: Или, к примеру, молотком по башке, Рита, а? Действует безотказно!

Сорайя2: Лучше всего прямо сейчас! *хихи.

Тигр11: Чего вы опять накинулись на нашу Риту? Опять эта глупая болтовня! Вы злые, злы-ые дети.

РитаС(шепчет): Привет, Фея. Ты новичок? Не бойся. Они не такие уж невоспитанные, как кажется на первый взгляд.


Как мило! Кто-то со мной заговорил. Мои пальцы благодарно запорхали над клавиатурой.


Фея33а. Как это ты делаешь шёпот, Рита? Знаешь, я вообще первый раз в чате и совсем ничего не умею.

Тигр11. Это заметно. Эй, народ, Рита опять шепчет!

Сорайя2: Кого вообще интересует трепотня Феи?

Коростель(кричит): Вали куда-нибудь в другое место и тренируйся на кошках, фея-портупея!

Пумукль08/15: Я люблю тебя, Сорайя.

Фея33а: В самом деле? Меня ужасно интересуют любовные истории в чате!

Коростель: Кто-нибудь может сказать этой сучке, что её тупая треппотня никого здесь не интерессует?

РитаС(шепчет): Не волнуйся, Фея, они всегда так. Ты можешь здесь спокойно тренироваться.

Фея33а: Спасибо, Рита. «Интересует», кстати, пишется с одним «с», Коростель. А «трепотня» – с одним «п».

Пумукль08/15: Заткнись, наконец, всезнайка дерьмовая.

РитаС(шепчет): Ты лучше с ними не связывайся, Фея.


Почему нет? Навредить мне здесь никто не может. Я кликнула на Ритин личный профайл. Ей 55 лет, по профессии школьная учительница, а её девиз – «…потому что радость, которую мы дарим , возвращается в наше сердце». Трогательно. Далее я обнаружила огромное ухо. Ага. Вот чем Рита пользовалась для шёпота. Когда она мне что-то шепчет, никто больше не может этого прочитать. Гениально.


Фея33а(шепчет): Я нашла ухо, Рита!

РитаС(шепчет): Браво, Фея! Ты быстро осваиваешься.


Я и сама была горда собой. Не так это всё трудно. Я делала одно открытие за другим. Я задорно послала Рите ещё парочку иконок, за что она меня снова похвалила, а затем я принялась менять цвет написанных мною слов. Я выбрала ярко-красный. Или лучше светло-голубой. Зелёный тоже смотрелся красиво. Или фиолетовый. Или… мой взгляд случайно упал на экран.


Фея33а меняет цвет, значилось там красным. Ниже стояло:


Фея33а меняет цвет

Фея33а меняет цвет

Фея33а меняет цвет

Фея33а меняет цвет

Фея33а меняет цвет


– красовалось всеми цветами радуги. В полном смущении я опять поменяла цвет.


Пумукль08/15: У тебя судороги, Фея?

Коростель: Ненавижу новичков. Ничё не знают, но выпендриваются насчёт нашей граматнасти.

Тигр11: Вали отседова и выпори себя ремнём, Портупея!


Они были правы: я действительно была тут зелёным новичком. Покраснев от стыда, я хотела уже потихоньку смыться, как добрая Рита снова взяла слово. На этот раз без шёпота: «Я считала, здесь тест-чат. Если где-нибудь можно тренироваться, так именно здесь, не правда ли?»

Действительно, она права! Кроме того, я опять забыла, что я здесь позорюсь совершенно анонимно. И только потому, что меня заставляют профессиональные обязанности.


Фея33а: Спасибо, Рита. Что касается тебя, Коростель: тебе было бы лучше назваться Курицей с коростой!


Ха. Вот так. Анонимно я могла себе позволить некоторую вульгарность. Коростель отреагировал как курица с коростой.


Коростель: Здесь стало слишком много народу, пойду-ка я куда-нибудь в другое место.

Тигр11: Возьми меня с собой, Корик.


00:18 Коростель и Тигр11 покидают комнату.


Пумукль08/15: Ну тогда покедова, всезнайки дерьмовые. Лучше всего навсегда!


00:19 Пумукль08/15 покидает комнату.


Ну надо же, какие мы нежные. Сорайя2, очевидно, ушла ещё раньше, и РитаС сообщила мне, что ей, к сожалению, тоже пора, но это вовсе не из-за меня. И что повторение – мать учения, поэтому я и дальше должна тренироваться.

Подожди! – написала я. С кем же мне теперь тренироваться?


РитаС покинула комнату, проинформировал экран.


Что за ерунда. Внезапно я осталась абсолютно одна на этой тест-вечеринке. Я ещё не чувствовала себя достаточно уверенной, чтобы пойти в настоящую чат-комнату, да и кто знает? Может быть, Коростель и остальные уже там. Так я до утра не добуду никакой любовной истории. Я как раз раздумывала, не присоединиться ли мне к одинокому типу в «Звёздных войнах», как на экране появилась зелёная строчка.


Борис68: Что случилось, Фея, больше нет желания менять цвет?


Значит, я не осталась одна! Борис68 до сих пор молчал. Наверное, сидел в туалете.


Фея33а: Нет. Я всё ещё красная от стыда.

Борис68: Будем откровенны: у них у всех не все дома.

Фея33а: Без сомнения. Кроме Риты.

Борис68 : Эта вообще особенная. Чего это 55-летняя учительница болтается среди ночи в тест-чате и даёт уроки новичкам?

Фея33а: А чего ТЫ болтаешься среди ночи в тест-чате?

Борис68: Чтобы тренироваться, естественно – а ты?

Фея33а: Я здесь, собственно, в поисках романтической любовной истории.

Борис68: Ты её нашла. Я чертовски романтичен.

Фея68: Ты меня неправильно понял. Я ищу чисто по работе.

Борис68: Ты же виолончелистка.


Оба-на, точно. Мило с его стороны, что он мне об этом напомнил.


Фея33а: Да, виолончелистка и блондинка тоже! Но дело в том, что я попутно занимаюсь журналистикой. И мне надо найти в интернете любовную историю. Ты знаешь какую-нибудь?


Борис минутку поколебался.


Борис68: Возьми тебя и меня.

Фея33а: Но мы знакомы минут пять.

Борис68: Так оно обычно и начинается.


По неизвестной причине мне вдруг стало очень неспокойно. Я кликнула на профайл Бориса. Мужчина 34 лет, по гороскопу лев, больше ничего. Очень скудные данные.


Фея33а: У тебя даже нет девиза, Борис.

Борис68: Сейчас или никогда, детка.

Фея33а: И как это всё будет выглядеть?

Борис68: Мы вначале початимся, потом обменяемся адресами электронной почты, а когда мы узнаем все секреты друг друга, встретимся перед ЗАГСом.

Фея33а: Это была бы прекрасная история для моего шеф-редактора. Но вот какая глупость: всё это мне нужно завтра к десяти утра.

Борис68: Да уж, тогда нам нужно поторопиться. Насколько я знаю, ЗАГСы открываются в девять.


Пока я придумывала остроумный ответ, дверь в комнату отворилась и раздался голос моего брата Филиппа:

– Ханна, где у нас аптечка?

– Не сейчас, Филипп! – Я машинально обернулась и вскрикнула – из раны на руке Филиппа на ковёр капала кровь.

– Ничего страшного, – успокоил меня Филипп. – Хелена поранила меня ножом для хлеба. Но немного йода и пластырь должны поправить дело.

– Ты же не думаешь, что йодом и пластырем я отчищу мой ковёр, – ответила я и поднялась, чтобы получше рассмотреть рану. По счастью, она не была такая уж страшная. – Где эта Хелена? Чего это ей взбрело в голову бросаться на тебя с ножом?

Филипп засмеялся.



– Это был несчастный случай, Ханнеляйн. Мы хотели сделать пару бутербродов на ночь, но хлеб был чёрствый как камень. – Он взглянул на экран.– Интересная заставка. – Поверх нашего с Борисом диалога «Титаник» наплывал на айсберг.

– Уже глубокая ночь! – сказала я с упрёком. – Я думала, ты давно в постели.

– Я и был.

– С Хеленой, я полагаю. – Я вздохнула. – Я надеюсь, ты помнишь, что твои друзья могут ночевать у нас только по выходным. Тебе завтра в школу, Филипп.

– У Хелены проблемы с родителями.

– Они возникнут и у тебя, если ты провалишься на выпускных экзаменах. Пойдём в ванную, я обработаю тебе рану.

В ванной я чуть опять не вскрикнула – когда я вытаскивала из шкафчика аптечку, в дверях появилось бледное, тощее создание с иссиня-чёрными волосами и такими же кругами под глазами. На ней была майка с изображением черепа и надписью «Встретимся в аду». Ногти были выкрашены в чёрный лак, а на белых руках виднелись пятна крови. Она выглядела как фея смерти собственной персоной.

Мне очень хотелось осенить себя крестным знамением и воскликнуть «Изыди, сатана!», но я взяла себя в руки. Вместо этого я сказала наугад:

– Привет, Хелена.

Фея смерти ничего не ответила.

– Это моя сестра Ханна, – пояснил Филипп.

Хелена опять ничего не ответила. Она просто на меня пялилась. Я тоже уставилась на неё, размышляя, являются ли чёрные круги под глазами следами от потекшей туши или же следствием острой нехватки железа в организме. При ближайшем рассмотрении она выглядела как отощавшая панда. Причём довольно жуткая панда.

– Ты учишься в том же классе, что и Филипп? – спросила я, протирая рану дезинфицирующим раствором. Филипп учился в одной из школ Вальдорфа, и сейчас, к тринадцатому классу, в их выпуске осталось всего девять учеников.

Хелена не ответила.

– Она ушла год назад, – ответил за неё Филипп. – Она учится на продавца книжного магазина.

Вероятно, в эзотерическом книжном на Хандткештрассе, отдел чёрной магии. Я решила отделаться от неё как можно скорее.

– Так, так. Тебе, конечно, завтра рано вставать, да, Хелена? Дело в том, что друзья Филиппа могут ночевать у нас только по выходным.

Хелена не реагировала. Её молчание и неподвижный взгляд начали действовать мне на нервы.

– Извини, но тебе пора домой, – сказала я веско.

– Я же тебе сказал, что она поссорилась с родителями, – встрял Филипп.

– Но она ведь может ночевать дома, не так ли? – возразила я. Филипп открыл рот, но я перебила его. По своему опыту я знала, что должна вести себя как можно более неуступчиво, если не хочу провести остаток ночи в бесплодных дискуссиях. – Если нет, то ты можешь одолжить ей свой спальник, тогда она не замёрзнет под мостом.

– Фигассе, эй, вот ззопа, – наконец разверзла уста Хелена. У неё был тонкий голос маленькой девочки, и она шепелявила. Её нежный голос так не подходил к её внешности и словам, что я стала подозрительно искать глазами магнитофон или что-то в этом роде у неё за спиной. – Твоя фефстра ессё хузе моих предков. А ты сказал, фто она в порядке.

Филипп поглядел на меня с упрёком.

– Обычно да.

– Да, но теперь не раньше, чем ты сдашь выпускные.

Хотя Филипп и смотрел букой, но он всё же проводил свою новую подружку до двери. Возможно, в глубине души он и сам хотел, чтобы она ушла (очевидно, приятная часть вечера была уже позади), в противном случае он бы быстренько устроил показательные выступления в стиле «Я-совершеннолетний-и-могу-делать-что-захочу».

На пороге Хелена одарила меня ещё одним тяжёлым взглядом своих пандовых глаз, и я захлопнула за ней дверь

– Раньше у тебя был вкус получше, – сказала я Филиппу.

– Хелена в порядке, – ответил Филипп и к моему удивлению улыбнулся мне. – Она не такая, как другие девчонки, с которыми я обычно общаюсь. Она интересуется историей, религиозными ритуалами и философией.

– О боже, – сказала я обеспокоенно.

Филипп продолжал улыбаться.

– Спасибо за лечение, Ханнеляйн. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – откликнулась я и строго добавила: – И никаких фокусов: если ты снова впустишь Хелену через окно, я это замечу. И тогда…

– Ладно, ладно, – сказал Филипп.

Вернувшись к себе, я принялась тщательно оттирать минералкой кровь с ковра. Эта Хелена – как раз того пошиба подружка, которую ни за что не пожелаешь своему младшему брату. Если уж без подружек не обойтись, то ему нужна такая, которая будет проверять его домашние задания и помогать по математике. Религиозные ритуалы и философия ему сейчас совсем некстати, тем более такие ритуалы, на которые, по-моему, способна Хелена.

Только тогда, когда пятна наконец исчезли, я снова вспомнила о Борисе68. О нет! Может быть, он ещё не ушёл… Я кинулась к компьютеру и мышкой убрала разваливающийся «Титаник». На экране значилось:


Борис68: Что случилось, Фея? Испугалась?

Борис68: Фея???

Борис68: Окей, я понимаю, что тебе нужно время подумать. Завтра на том же месте в тот же час.


00:56 Борис68 покинул чат.


Глава 2


До того как шеф заставил меня заниматься поисками мужчины в интернете, я была совершенно довольна своей жизнью. Мне недавно исполнилось двадцать шесть, и моя карьера редактора в издательстве Фредеманнов только-только началась.

Кроме того, я не была обременена мужем или приятелем – по убеждению и из-за нехватки времени, – и потому избавлена от кучи проблем и ненужных сложностей. Зато у меня были любимые друзья и семья, в которой каждый был по-своему мило эксцентричен и каждый по-своему мило и эксцентрично обо мне заботился. Мы с младшим братом Филиппом делили роскошные сто квадратных метров жилой площади, и поскольку эти метры находились в пристройке к родительскому дому, а меня к тому же ангажировали в качестве няньки для Филиппа, то за жильё я не платила, поэтому от моего не такого уж скромного заработка оставалось более чем достаточно на другие расходы.

Естественно, я не собиралась жить здесь всю жизнь, как не собиралась всегда оставаться одинокой или работать в «Аннике», но к данному моменту я была всем этим абсолютно довольна.

Если человек доволен своей жизнью, то это лучше всего распознаётся вот как: он не стал бы ни с кем меняться, хотя знаком со множеством достойных зависти людей.

Таким баловнем судьбы была, к примеру, моя сестра Антония (Тони) – хорошенькая как картинка, замужем за прилично зарабатывающим юристом, счастливая мать трёх очаровательных детей. Как и у всех членов нашей семьи (жёны и мужья не в счёт), у её деток были густые, медно-рыжие локоны, даже у младенца. Когда я ходила гулять с сестрой и её малышами, в наш адрес постоянно летели шуточки насчёт рыжих. Не то чтобы это нас как-то нервировало – просто весь этот юмор мы уже знали наизусть.

– Значит, у Филиппа опять новая подружка, – Тони с удовольствием откусила кусок банана. Мы только что закупились в супермаркете – то, чего Тони теперь не делала без сопровождения кого-нибудь из взрослых, с тех пор как как её двухлетний сын развалил пирамиду банок с «Нутеллой». Тони утверждала, что нырять в бассейн с крокодилами – ничто по сравнению с подвигом прогуляться в магазин с тремя маленькими детьми.

Я толкала перед собой детскую коляску, набитую фруктами, сливочным печеньем, памперсами и мороженым шпинатом. Среди всех этих продуктов посапывал малыш Леандер восьми недель от роду. Старшие дети наводили шороху метрах в двадцати впереди нас.

– Филиппу только восемнадцать, а у него за плечами уже больше интрижек, чем у Мика Джаггера за всю жизнь, – продолжала Тони. – Она хоть хорошенькая, эта Хелена?

Я пожала плечами.

– Честно говоря, она выглядит так, будто несколько лет не мылась, а на завтрак ест мюсли с валиумом. Когда мама и Йост с ней познакомятся, их хватит родимчик.

– Маму не хватит, ей нравятся фрики, – откликнулась Тони. – Она сама такая.

– Да, но она фрик совсем другого рода. Финн, выбрось это!

– А ты, Генриэтта, не съезжай с тротуара! – вскричала Тони. Какое там! Генриэтта только недавно научилась ездить на двухколёсном велосипеде – выдающееся достижение для четырёхлетнего ребёнка, тем более что за ней по пятам следовал игрушечный полицейский автомобильчик её брата, непрерывно вопящего «С дороги! С дороги!».

Моя сестра подбежала к ним. Она не дала Генриэтте свалиться с тротуара на проезжую часть и держала Финна за капюшон, пока расстояние между велосипедом и автомобильчиком не стало безопасным.

– С дороги! – орал Финн, а Генрэтта кричала:

– Если ты в меня врежешься, я в тебя плюну!

– Жизнь – это автобусная остановка, – вздохнула Тони, когда я её снова догнала. Она выбросила шкурку от банана в нарядный, отлакированный синим почтовый ящик, очевидно, убеждённая, что это урна. – Если бы только они перестали всё время цапаться.

– Ты знакома с этими людьми? – спросила я.

– Какими людьми? Финн! Я сказала, оставь Генриэтту в покое! Гериэтта, прекрати плеваться! – Тони повернулась ко мне. – Они ужасные, да? Ничего удивительного – я целый день на них рычу. О чём это мы говорили?

– О людях, в чей почтовый ящик ты сейчас сунула шкурку от банана. Кроме того, жизнь – это не автобусная остановка, а авторская постановка, Тони. Так фильм назывался. А твои дети совсем не ужасные. В их возрасте мы всё время цапались, и мама тоже на нас рычала.

– Жизнь как авторская постановка? – повторила Тони и вздохнула. – Когда я попаду в кино, а? Нет, жизнь – это автобусная остановка, где человек может пропустить свой автобус или сесть в совсем другой, даже не заметив. Я, к примеру, сижу не в том автобусе. Глупо, но я только что это поняла. Чёрт, я вправду вбросила шкурку от банана в почтовый ящик?

Я кивнула.

– Я попробовала её достать, но у меня не получилось. Поэтому давай побыстрее смоемся, как будто ничего не произошло.

– Я становлюсь всё хуже и хуже, – Тони судорожно заправила прядку волос за ухо. – Я вчера ходила с детьми к врачу. Генриэтта и Финн цапались, как всегда, а Леандер орал как резаный. Мы вернулись домой, я быстренько спустилась в подвал, положила мороженые продукты в морозилку, снова поднялась наверх, поставила старшим мультик про белого медведя и покормила малыша. Когда я потом понесла в подвал бельё для стирки, я обнаружила, что мороженые продукты спокойно лежат в стиральной машине. Как ты думаешь, Верена, может, у меня болезнь Альцгеймера?

– Я Ханна. – Верена – наша третья сестра, которая работает моделью и сейчас живёт в Мадриде. – Нет у тебя никакого Альцгеймера. Просто ты за четыре года завела троих детей. Любой бы почувствовал перенапряжение.

– Четырёх детей за три года? – Тони вздохнула. – Говорю тебе, я села не в тот автобус. О нет!... Финн! Пусть лежит! Это кака! Это а-а! Не трогай! Фу! Слышишь? ЭТО ЧЁРТОВЫ СОБАЧЬИ КАКАШКИ!

В этот драматический момент у меня зазвенел мобильный. Звонила моя подруга Виви, которая напоминала мне, что перед нашим суши-вечером я должна зайти к ней, чтобы просмотреть её резюме для приёма на работу. И кроме того (сказала она со слезой в голосе), тот очаровательный тип, с которым она в последнее время тусовалась на сайте знакомств в интернете, оказался бисексуалом.

– Собственно, можно было догадаться по его нику, – сказала я, достала из сумки пачку бумажных платков и протянула Тони. – Наверное, он ещё и педофил. – Этот тип назвался Пупсикантон. – Хорошо ещё, что вы не встретились в реале! – Виви, к счастью, никогда не встречалась с объектами своего интернет-флирта в реальной жизни, хотя она каждый раз твёрдо намеревалась это сделать. Надо заметить, что она, в отличие от меня, болталась в сомнительных чатах не по работе, а потому что она в самом деле надеялась встретить там мужчину своей мечты. Поскольку до сих пор этого не произошло, мне пришлось исключить её из списка кандидатов в наш репортаж «Любовь с первого клика». Виви больше годилась для эссе на тему «Почему мне всё время попадаются не те».

– Как ты думаешь, не будет ли слишком нетолерантно, если я отвергну человека из-за его сексуальной ориентации? – спросила она.

– Ты отвергаешь не его, а отвергаешь его идею лечь в постель с ним и его малолетним гомосексуальным дружком, – ответила я терпеливо.

– Ты думаешь, это то, чего он от меня хочет?

– Виви, я не имею ни малейшего понятия. Но если бы я была ты, я бы обязательно это выяснила.

– А почему нет? – спросила Виви. – На следующей неделе мне стукнет тридцать. И даже извращенец лучше, чем никакой личной жизни.

– А почему нет? – пробормотала Тони, которая внимательно прислушивалась к нашему разговору, лихорадочно и безо всякого успеха орудуя бумажными платками. – Всё лучше, чем вот это.

В самом деле, никто, кроме меня, не был доволен своей жизнью.

– Виви, я должна закончить разговор, но я через полчаса буду у тебя. Как ты думаешь, сможешь ли ты это время продержаться и не послать мыло какому-нибудь из твоих извращённых интернетовских знакомых?

– С этим не будет проблем, – вздохнула Виви. – Я недавно опрокинула чашку кофе на клавиатуру, и она больше не работает.

Я запихнула мобильник назад в сумку и начала рыться в мешке с пелёнками в поисках влажных салфеток.

– Виви в очередной раз бросила работу, и я должна помочь ей с резюме для собеседования, потому что у неё от безделья стали возникать дурные мысли. – Я присела на корточки рядом с Тони и принялась вытирать Финну другую руку. Милое дитя любит основательно хвататься за всё обеими руками. – В восемь мы встречаемся с Карлой и Соней в суши-баре, а я ещё не помыла голову. Поэтому мне, к сожалению, пора убегать.

– Ну да, вечер пятницы, начались выходные, – фыркнула Тони. – Для всех, только не для меня. Юстус пробудет все чёртовы выходные в Ганновере. Стой, Финн! Карла и Соня какие?

– Соня-твоя-сумка-не-подходит-к-твоим-туфлям-Мёринг и Карла-что-это-за-милый-тип-там-в-углу-Лаутенбахер. Карла работает секретарём в редакции «Анники», а Соня была с Виви в одной школе. Ты их не знаешь.

– Потому что они не проводят время на курсах по пеленанию и не толкаются на городских детских площадках, ты это имеешь ввиду? О нет, оно у тебя и на куртке, Финн! При этом я не хожу даже на курсы по пеленанию. Я пыталась. С Генриэттой я действительно пыталась. Но все остальные матери считали меня какой-то ненормальной. Не странно ли? Для вас, нормальных фриков, я ненормальная, потому что у меня трое детей, а для остальных матерей я ненормальная, потому что я не хожу на их «тапперуэровские вечеринки» и не использую дома очищающий спрей для плиты! Я блуждаю между мирами. Даже мой собственный муж считает меня ненормальной.

– Что за чепуха, – попыталась возразить я. Муж Тони боготворил её, и не все матери города проводили время на «тапперуэровских вечеринках». Напротив, на недавней «тапперуэровской вечеринке» у Карлы не было ни одной матери, были только Виви, Соня, я и куча деловых женщин, намеревавшихся решительно обновить свои запасы. Теперь у меня было приличное число соратниц по закромам. Никогда ещё мои кукурузные хлопья не были пристроены так хорошо. Я чувствовала, что должна за нас заступиться.

– Знаешь, Тони, если ты на всех клеишь ярлыки, то не удивляйся, что их клеят и на тебя. Ты прекрасная женщина и чудесная, замечательная мать. Если бы ты сама…

– Чёрт возьми, Финн! – закричала Тони пронзительным голосом. – Маме не надо а-а на брюках! Эти брюки от Патрисии Пепе, они стоили папе чёртову кучу денег. И маме стоило чёртову кучу времени застегнуть чёртову пуговицу на чёртовом пузе!

Я поглядела на её изящную фигуру 44 размера и сделала напрасную попытку найти то, что можно было обозвать «пузом». При этом мне кое-что бросилось в глаза:

– Ты сейчас в юбке, Тони.

– Что? Ах да, точно. Генриэтта сегодня за обедом заляпала мои брюки кетчупом. Нарочно! Верно, маленькое чудовище?

– Я чертовски хочу поехать наконец дальше по чёртовому тротуару! – объявила Генриэтта.

– Ты не должна так ругаться, – отчитала её Тони, виновато поглядев на меня. – Я не знаю, как с этим бороться. Она каждый день приносит из садика новые выражения. А-а-а! Чёртово дерьмо, теперь я в него вступила.

– Это приносит счастье, – сказала я, и это было не слишком умно, потому что Генриэтта тоже захотела непременно поспособствовать семейному счастью, ухватившись обеими руками за то, что осталось на тротуаре от собачьих какашек. Я потратила остаток влажных платков на чистку детей и матери.

– Наверное, это был гигантский пёс, – сказала Тони почти плача.

– Чертовски гигантский пёс, – согласилась Генриэтта. – Он принесёт нам чертовски много счастья.

– Точно, – сказала я. Хотя бы Генриэтта была рада.

– Ты не можешь уйти сейчас, – сказала Тони. – Ты ещё не рассказала про твоего нового шеф-редактора.



– Я завтра расскажу, – пообещала я.

– С дороги! – завопил Финн, снова сидевший в своём полицейском автомобильчике.

Я поцеловала их всех.

– Ведите себя прилично, милые мои, и не расстраивайте маму.

– Боже мой, что бы я только ни отдала за то, чтобы поменяться с тобой местами, – вздохнула Тони.

– Тогда тебе придётся забыть твои брюки от Патрисии Пепе, – возразила я, пятясь задом от места действия. – Потому что я не натяну их даже на бёдра.

– Это без разницы, – заверила меня Тони и побежала за детьми.

– Эй, дорогая, не забудь коляску с малышом! – крикнула я ей вслед.

Тони хлопнула себя ладонью по лбу и вернулась назад. Как уже говорилось, она была абсолютно достойным зависти человеком, но в этот момент моей жизни мне не ни с кем хотелось меняться, даже с тем, кто без проблем влезает в 44 размер.

Однако приближались другие времена. И быстрее, чем мне хотелось.

Глава 3


– Ну, девушки, сколько мужиков приземлилось на вас на этой неделе? – громогласно осведомилась Карла, едва мы устроились за стойкой суши-бара.

Как обычно, мы все залились краской разной степени интенсивности, а Виви прошипела:

– Ты же обещала, что прекратишь это!

– Я всего лишь обещала не употреблять крепких выражений, – невинно отозвалась Карла. Две недели назад она в то же самое время, но в другом месте (которое нам отныне придётся обходить стороной) проорала:

– Ну, девчонки, теперь честно: был у вас на этой неделе хороший трах? Причём я имею ввиду действительно хороший!

Карла воспринимала нас как четырёх подружек из «Секса в большом городе» – привлекательных, успешных в профессии, наделённых самой волнующей, самой разнообразной и самой забавной сексуальной жизнью, которую только могли себе представить сценаристы. Однако сравнение сильно хромало. Сексуальная жизнь у нас у всех была скорее скудной, профессионально мы были совсем не (Виви и Соня) или умеренно (Карла и я) успешны, а что касается привлекательности – ну, тут всё относительно. Виви с её нежной, как цветок, кожей и светлыми волосами была, конечно, очень красива – если вам нравится тот хрупкий тип, в котором голова кажется чересчур тяжёлой для остального тела. Соня выглядела как Барбара Стрейзанд в юные годы, а все знают, что по отношению к Барбаре Стрейзанд мир делится на два лагеря: одни её обожают, другие считают страшилищем. Во всяком случае, Соня несла свой длинный нос так гордо, как это только возможно. То же делала я со своей толстой попой. Секрет, известный всем: чем увереннее предъявляешь окружающей среде свои недостатки, тем менее они воспринимаются как таковые. Что касается моих рыжих волос и веснушек, то это тоже дело вкуса. Карлу же я всегда считала бесспорно привлекательной, пока в одно прекрасное утро не увидела её без макияжа и причёски. Только тогда я поняла, почему она возвела в принцип никогда не просыпаться рядом с мужчиной.

– Или что то же самое, никогда не засыпать рядом с мужчиной, – вздыхая, говорила она. Карла в её почти тридцать пять была самой старшей из нас, и она не скрывала, что охотно связала бы себя жизненными узами с каким-нибудь мужчиной. – Начиная с определённого возраста одиночество превращается в болезнь, – объясняла она. – Конечно, ты можешь и дальше так жить, но боль всё время усиливается, и ты знаешь, что если ничего не предпримешь, то умрёшь от от этой боли. Одна-одинёшенька.

Что за невозможная чушь. Впрочем, Карла часто говорила невозможную чушь.

– Кроме того, это вопрос смысла жизни, – сказала она, к примеру. – Для чего я живу на свете? Чем хороши такие одиночки, как я? Кому они нужны? Собственно говоря, я нахожусь в самом верху списка людей, в которых мир не нуждается. Перед собирателями фигурок из киндер-сюрпризов и Дитером Боленом.

Карла вела кучу разнообразных списков, это было одной из её причуд. Списки стран, куда она ни в каком случае не поедет; списки мужчин, которые, к сожалению, женаты, списки мужчин, которые, к счастью, женаты; списки вещей, которые она ненавидит до глубины души, списки её любимых продуктов, упорядоченных по количеству калорий.

– Так что, был у вас хороший трах или нет? – спросила она провокационно.

Мы единодушно покачали головами.

– Я так и думала, – сказала Карла наполовину разочарованно, наполовину с облегчением.

– У меня была ветрянка, ты забыла? – спросила Соня, которой, по её словам, понадобилось два маскирующих карандаша, чтобы скрыть оставшиеся прыщи. – И я была ужасно больна! Даже ты на моём месте воздержалась бы.

– Я сказала моему шефу, пускай он кончит себе в колени, – раздумчиво сказала Виви. – Это считается?

– Разумеется, нет, – возразила Карла. – Кроме того, ничего такого ты ему не сказала.

– А должна была, – ответила Виви и погрузилась в мрачное молчание.

Я, чтобы немного оживить общее настроение, хотела уже рассказать о своём вчерашнем информационном поиске и Борисе68, но вовремя передумала. Дело в том, что сегодняшнем редакционном совещании я поведала об этом как об электронном флирте моей сестры, и Карла при этом присутствовала.

– А у тебя был? – спросила я её, снимая с ленты ещё тарелочку суши. Я бы лучше отправилась к итальянцам, но Карла настояла на суши-баре. Наверное, в «Сексе в большом городе» они там всё время едят суши. Во всяком случае, Карла возмущённо изогнула бровь, когда я призналась, что не очень люблю суши. И дело тут не в сырой рыбе, а в ужасных, совершенно неяпонских табуретах, которые они понаставили в этом сарае. Я ненавижу все предметы мебели, у которых ноги длиннее моих. Совершенно невозможно забраться на подобный табурет, не выставив себя при этом на посмешище. Кстати, именно из-за такого табурета я никогда бы не приняла участие в передаче «Кто хочет стать миллионером?».

– У меня был что? – язвительно осведомилась Карла. Она знала, что мне трудно произносить некоторые слова.

– Был хороший… ммм… позитивный… контакт, – пробормотала я с набитым ртом.

– Ах это. Нет, – отмахнулась Карла. – Было фигово. Как всегда с Раймундом. У него просто проблемы с оснащением.

Раймунд был бывшим приятелем Карлы. Она порвала с ним потому, что: а) у него пахло из рта; в) он никогда не ставил молоко обратно в холодильник и в) был плох в постели. Однако за три года после их разлуки она спала с ним по меньшей мере раз двадцать. Я этого, наверное, никогда не пойму.

– Мне это зачем-то надо. Всякий раз, когда я пересплю с Раймундом, я снова знаю, почему я с ним рассталась.

Виви и Соня согласно закивали. Они относились к этому с полным пониманием. Виви периодически оказывалась в постели с Максом, которому она год назад дала отставку, потому что он обманул её с а) нежной брюнеткой; б) роскошной блондинкой; в) неуравновешенной шатенкой. Их встречи происходили по одной и той же схеме: Макс звонил Виви и спрашивал её трагическим голосом, может ли он прийти излить душу. Через десять минут он уже стоял у неё на пороге с двумя бутылками дешёвого вина под мышкой. Когда бутылки выпивались, он заявлял, что он до сих пор любит Виви, а сейчас слишком пьян, чтобы вести машину. Наутро он одалживал у неё деньги, которые никогда не возвращал, и испарялся. До следующего раза.

Виви ввиду своей простоты списывала неудачи на вино.

– Бутылки с закручивающимися пробками. Макс туда что-то подмешивает, и это на некоторое время делает его неотразимым, – утверждала она.

У Сони дела обстояли несколько иначе. Не она порвала с Йенсом, а он с ней, поскольку она а) была слишком привязчива; б) чересчур зажата; в) не проявляла достаточного интереса к его предложению увеличить бюст. Не осталось тайной, что он после этого г) стал жить с одной полногрудой страховой агентшей, которая вроде бы выбрила инициалы Йенса на своём лобке. Это доказательство любви не мешало, однако, Йенсу раз в два месяца заруливать к Соне, которая всякий раз не находила ничего лучшего, как доказывать ему, что она стала не такой зажатой.

– Это совершенно нормально, – сказала Соня. – У каждой женщины бывает секс с её «экс», какой бы мерзкой скотиной он ни был.

Я энергично покачала головой. У меня не бывает! Тем более что мой «экс» не был мерзкой скотиной. Алекс был очень милый. Три с половиной года мы были вместе, а когда пару лет назад ему по работе пришлось переехать в Мюнхен, мы мирно расстались. Периодически мы созванивались, а когда он бывал в городе, мы встречались за чашечкой кофе в каком-нибудь баре. Но никому из нас не приходило в голову снова завалиться в постель.

– Это потому, что Алекс точно такой же, как и ты, – заметила Виви. – Скучный. Разумный. Прагматичный.

– И бесчувственный, – добавила Соня.

– Зачем обзываться? – улыбнулась я. В принципе они были правы. Я была разумна и прагматична, и я не считала, что это какой-то дефект.

– Оставь нашу Брюкву в покое, – сказала Карла, обшаривая взглядом помещение. – Она просто не встретила ещё своего единственного и неповторимого.

– Ну а кто встретил? – хмыкнула Соня.

– И что еще важнее, – добавила Виви, – кому это удастся? И когда? Если я наконец встречу своего единственного и неповторимого, то мне больше не придётся постоянно искать работу. – В представлении Виви её единственный и неповторимый был прежде всего неповторимо богат. И совершенно не возражал против классического распределения ролей – он работает, а Виви ждёт его дома у бассейна.

– Уступайте место старшим, – сказала Карла. – Я первая. – Почти завершив свой круговой обзор, она вдруг вздрогнула. – О нет, – простонала она. – Как нарочно! Не оборачивайтесь, здесь Бирнбаум!

Конечно, мы все тут же обернулись. В самом деле, в баре появился наш шеф-редактор Адам Бирнбаум по прозвищу «жуткий мучитель». Видимо, он до сих пор работал, потому что на нём была та же одежда, что и сегодня утром на совещании – чрезвычайно дорогой костюм, имевший такой вид, как будто в нём спали, белая рубашка и никакого галстука. Голова Бирнбаума выглядела так, словно он целый день рвал на себе волосы, и ещё ему явно не мешало побриться. А ведь утром он был безупречно причёсан и выбрит. Наверное, он был одним из тех мужчин, у которых через пару часов после бритья отрастает трёхдневная щетина.

– Прекратите на него пялиться, – прошипела Карла. – Я не хочу, чтобы он нас заметил. В конце концов, у меня впереди выходные, и я вполне обойдусь без его напыщенных замечаний! «Фрау Лаутенбахер, вы, вероятно, ориентируетесь на правила правописания 2050 года? Ваша орфография выглядит по-настоящему революционной!»

– Он смотрится совсем не так ужасно, – сказала Виви. – И я думала, что он намного старше. Он женат?

– Он выглядит даже очень хорошо, – поддержала её Соня. – Слегка похож на Джорджа Клуни. Вовсе он и не-несимпатичный.

– Внешность обманчива, – сказала Карла. – Он настоящая задница, верно, Ханна?

Я ничего не ответила, поскольку с увлечением наблюдала, с какой грацией белокурая спутница Бирнбаума садилась на барный табурет. Можно было с завистью сказать, что её ноги были значительно длиннее его ножек.

– Я сейчас лопну! – выдохнула Карла. – Знаете, кто это?

Мы не знали.

– Это. Анника. Фредеманн. – отчеканила Карла, ударяя при каждом слове кулаком по столу.

– Кто? – переспросили Виви и Соня одновременно.

– Анника Фредеманн, дочь издателя, – нетерпеливо пояснила Карла.

– Он назвал свою дочь в честь журнала? – озадаченно спросила Виви.

– Чушь! – воскликнула Карла и добавила приглушённым голосом. – Он назвал журнал по дочери. У него такая причуда: все свои журналы он называет по женщинам своей жизни. «Пенелопа», «Белинда» и «Долли» – это всё имена бывших жён Фредеманна. Когда-то был журнал по рукоделию «Регина» – так звали его мать.

– И по кому он назвал журнал «ТВ-Обзор»? – хихикнула Соня.

– Вот так ловкий Бирнбаум! – пробурчала Карла. – Увивается вокруг дочери владельца. Теперь мы знаем, каким образом он вдруг появился у нас словно ниоткуда, а старую добрую Цимперих услали на пенсию! Она должна была освободить место для будущего зятя главного шефа! И, наверное, он стоит за всей этой кадровой чехардой! Они же, боже мой, уволили пол-редакции!

– Ну это неправда, – вмешалась я. – Парочку сотрудников перевели в другие отделы, и большинство из них при этом только выиграло. А что касается Цимперих, то ей семьдесят два. Вся редакция была либо сильно пожилой, либо глубоко беременной, и это явно отразилось на журнале: в конце концов у нас стали помещать рекламу только производители чистящих средств для вставных челюстей и изготовители готовых каш. Честно говоря, это просто чудо, что Фредеманн дал нам ещё один шанс. Любой другой просто-напросто изъял бы «Аннику» из программы.

– Ну, всё было не так уж плохо, – обиженно ответила Карла. – У нас всегда была замечательная рабочая атмосфера, совершенно расслабленная и свободная. Ну да, со старыми кошёлками часто возникали свары, но Цимперих никогда никому не сказала ни одного худого слова, никогда! Я была для неё чем-то вроде дочери. А для Бирнбаума я всего лишь секретарша.

– Он у нас только два дня, – возразила я. – И в том, что он говорит, много правды.

– Ты забыла, что он сегодня выгнал меня с совещания!

– Он тебя не выгнал, он только… ну, это было что-то вроде перераспределения обязанностей. Радуйся, что теперь тебе не надо будет присутствовать на этих совещаниях, ты же всегда ненавидела протоколирование.

– Ну давай, защищай его! Всё ясно, он тебе нравится, старая ты карьеристка. Утром было противно смотреть, как ты на виляла перед ним хвостом!

– Что ты всё время это повторяешь! Ничего я не виляла, – возразила я.

– Нет, виляла! – Карла повернулась к Виви и Соне. – Ещё как виляла. И улыбалась ему, как будто ей мёдом намазано! И это несмотря на то, что он заставил реветь бедную Штеффи!

– Маленькое примечание: бедная Штеффи, с тех пор как забеременела, ревёт не переставая. Вчера она разрыдалась из-за того, что уборщица позабыла выбросить мусор из её корзины для бумаг. Бирнбаум вовсе не такой плохой, каким ты его тут представляешь.

– Для меня он был и остаётся задницей. А ты подлиза. – Карла бросила мрачный взгляд на нашего шеф-редактора и Аннику Фредеманн. – И что она в нём нашла? Могла бы подобрать себе кого-нибудь получше. До недавнего времени она была вместе с этим классным режиссёром – как бишь его звали? А до того – с тем парнем из «Формулы 1», Хайни. Ну разве это справедливо? Человек рождается дочерью богатого издателя, а в качестве подарка получает ещё и тело супермодели! Ей уже за тридцать, но разве по ней видно? Это просто отвратительно! Девчонки, пойдёмте куда-нибудь в другое место. Только давайте незаметно!

Глава 4


Никакая я не подлиза! Подлизываться совершенно не в моём характере. Я всего лишь не разделяла всеобщей нелюбви к Бирнбауму. Ведь он был прав: «Анника» – это просто катастрофа. А кто из тех, кто участвовал в создании этой катастрофы, был готов услышать такое? Разумеется, никто. Я недавно работала в журнале, поэтому моя доля вины была относительно небольшой. Возможно, по этой причине я ничего не имела против Бирнбаума.

На его дружелюбное «Доброе утро!» все, кроме меня, отозвались невнятным бормотанием типа ворчливого «гммм». Только я громко и отчётливо ответила «Доброе утро» – неужели из-за этого меня надо сразу же зачислять в подлизы?

В ожидании Бирнбаума мы все сверхпунктуально разместились за овальным столом. Настроение было подавленное. Особенно у трёх наших «ископаемых» – по их лицам казалось, что им вот-вот предстоит страшный суд.

– Я слишком стар для этого, – сказал наш арт-директор Дитхельм Блюме, который никак не мог переварить бирнбаумову критику устаревшего дизайна. – И я не позволю какому-то недозрелому фрукту указывать мне, как работать! – Господин Блюме называл «недозрелыми фруктами» всех, кто был моложе пятидесяти. Что касается сравнения с фруктом, то он сам напоминал скорее то чёрное, сморщенное нечто, которое я на днях извлекла из нашего холодильника и которое, как считал Филипп, было когда-то морковкой.

– У этой молодёжи только одно на уме, – заявила наша фоторедакторша Флизнер. Тридцати-, самое большое тридцатипятилетний Бирнбаум годился ей в сыновья и, возможно, даже во внуки. Однако мы все были уверены, что Флизнер ни разу в жизни не сделала ничего такого, что могло бы привести к беременности. – «Секси, трэнди» – в наше время они уже не в состоянии найти слов на родном языке!

Наша редакторша текстов Изольда Кёниг прогнусавила:

– Если он мне запретит Пауле, я уволюсь! – Фрау Кёниг добилась у фрау Цимперих разрешения приводить на работу свою таксу, престарелого кобелька по имени Пауле, который обычно лежал под столом и тихонько сопел.

– Бирнбаум наверняка выгонит бедного маленького пёсика из редакции, – откликнулась Марианна, ведущая раздел «Актуальные репортажи» и являющаяся моей непосредственной начальницей. – Вот увидите, Пауле покажется ему недостаточно «секси и трэнди»!

Марианна, если хотела, умела быть откровенной подпевалой: ещё совсем недавно «бедный маленький пёсик» назывался у неё «проклятущей шавкой» – после того как он изгрыз её туфли от Прада. Отношения между тремя «ископаемыми», как мы называли Блюме, Флизнер и Кёниг, и остальной частью редакции были в основном напряжёнными, но антипатия к Бирнбауму объединила всех.

– Он сказал, что мой кофе пить невозможно, – присоединилась Карла к общему хору. – Можно подумать, что меня наняли варить тут кофе!

– А теперь он даже не соизволит прийти вовремя, – подала голос Анке Клостерманн (именуемая «Клостерфрау» – монашка), которая до сих пор занимала должность заместителя главного редактора, а также вела страничку о здоровье – двойной пост с высокой степенью ответственности. В данный момент Монашка переживала климакс и никак не могла определиться, к какому лагерю примкнуть – к «ископаемым» или к нам. Для надёжности она ворчала на всех.

Большие настенные часы показали ровно десять.

Я быстро огляделась и поняла, что никто, кроме Кордулы Рот из отдела «Косметика, фитнесс и диета», не придал своему лицу приветливого выражения. А Кордула была не в счёт, поскольку после перманентной татуировки на её губах играла перманентная улыбка. Причём она этого не заказывала: процесс о возмещении ущерба за причинённое телесное повреждение всё ещё шёл.

Прежде чем минутная стрелка перескочила на одну минуту одиннадцатого, появился Бирнбаум.

После обмена приветствиями – ну, вы помните – я: «Доброе утро», остальные: «гмммм», – он захотел узнать, что мы подготовили для мартовского номера «Анники».

– Представляя свои идеи и проекты, помните о нашем девизе: «Юная, модная, современная и сексуальная». Ах да, я всё ещё точно не знаю, с каким именем какое лицо связано, так что, пожалуйста, представьтесь ещё раз.

Первой выступила Монашка с её страничкой о здоровье. Обычно её никто не прерывал, и она из года в год беспрепятственно бубнила о межпозвоночных хрящах и профилактике остеопороза, но Бирнбаум положил этому конец. Он сразу отмёл репортаж о бессоннице, хотя Монашка всячески подчёркивала, что статья не касается проблем засыпания при старческой деменции. И очерк «О малом тазе» вызвал у него возражения. Оставался репортаж о противозачаточных пилюлях, которые одновременно помогали при прыщах, а также заметка о натуральных средствах для снятия болей при менструации. Монашка глядела мрачно.Тема малого таза явно запала ей в душу.

После неё Кордула из раздела косметики рассказала нам о полезных советах для тонких волос, о кремах с фруктовыми кислотами и о диете на яблочном уксусе, части 2 и 3, и все с нетерпением ожидали комментариев Бирнбаума.

Но он, очевидно, понял, что это темы вне возраста – он только кивнул, хотя и несколько разочарованно. Кордула улыбнулась – ну да она улыбалась постоянно.

За ней пришла очередь Штеффи, которая руководила отделом «Домашнее хозяйство и творчество» – руководила, правда, издалека. С начала беременности она резко отказалась заниматься приправами, жареным и пареным, а также – во всяком случае, теоретически – лаками, красками, клеем и замазкой. Тему готовки она полностью переложила на одну из сотрудниц, а что касается творчества, то творить можно и без красок с клеем. « Мы смастерим рождественскую деревушку для подоконника: вам нужны лобзик и необработанная сосна» или « Покончим с клейстером и обоями: стены в детской можно обтянуть материей!».

Штеффи, выпятив грудь, гордо назвала свою двойную фамилию и принялась в своей обычной манере безудержно расхваливать пасхальный набор из шести предметов, в который входили свалянные из войлока пасхальные яйца, подставка в форме курицы, а также скатерть, салфетки и подушки с куриными аппликациями и огромными сатиновыми бантами – всё это было изготовлено по её эскизам студентами пошивочного факультета местного народного университета.

Дураку понятно, что это было никому не интересно.

– И главное – всё выполнено в модных цветах этого сезона: лавандовом, малиновом и топлёного молока, – заключила она, гордо двигая по столу гнездо из войлочных яиц и сиреневых кур. – Разве не очаровательно? На пятницу мы заказали фотосессию в одном чудесном антикварном магазине. Ещё мы сфотографируем пасхальное меню с семью переменами блюд, все блюда с курятиной либо яйцами.

У Бирнбаума был такой вид, словно у него началась зубная боль. Вероятно, он прикидывал, достаточно ли Штеффины куры юны, модны и сексуальны для новой линии «Анники».

– Как очарова-а-ательно! – вскричал Лерой, руководитель нашего отдела моды, и захлопал при этом в ладоши. Он всегда вёл себя так, будто только что сбежал из какой-нибудь «Клетки для безумцев». – К тому же эта цветовая гамма великолепно соответствует нашему модному репортажу «Платья и блейзеры в красках весны».

– Когда, вы говорите, начинается ваш декретный отпуск? – спросил Бирнбаум у Штеффи.

– Я ничего такого не говорила, – ответила та обиженно. Она ожидала похвалы – фрау Цимперих всегда была в восторге от её поделок.

– Но вы же беременны? – уточнил Бирнбаум. – Или просто… хм… полноваты?

– Я бы сказала, и то, и другое, – злобно пробормотала Марианна, а у Штеффи, которая за последние восемь месяцев набрала примерно столько же, сколько весит слон, слёзы брызнули из глаз.

– В основном это отёки, – выдохнула она со всхлипом. – Я ничего не могу с этим поделать!

– Как вы сказали? Когда? – спросил Бирнбаум.

– Через две недели, – высморкалась Штеффи.

– Очень хорошо. – В Бирнбаумовом голосе прозвучали нотки облегчения. Более не беспокоясь о Штеффиных всхлипываниях, он повернулся к Сабине Херц, именуемой Сердечком, тоже беременной – правда, всего месяца три.

– А вы?

– Я ухожу только через пять месяцев, – ядовито сообщила Сердечко.

– Вы тоже беременны? – Бирнбаум потёр подбородок. Мне становилось его жаль. Сам того не подозревая, он попадал в одно осиное гнездо за другим. – Я хотел, собственно, услышать, какие у вас идеи по поводу нашего репортажа про любовь-онлайн.

– Ах вот что, – сказала Сердечко немного помягче. – Ну, я подумала, что мы можем описать историю женщины, которая услышала тиканье своих биологических часов.

Бирнбаум перестал тереть подбородок и застонал.

– Наверное, это та самая женщина, которая в недавнем номере «Анники» занималась проблемой выпадения позвоночного диска? Наша целевая группа, как вы знаете…

– Женщины могут довольно рано услышать тиканье своих биологических часов, – перебила его Сердечко, в глазах которой также заблестели слёзы. Это были наверняка те же гормоны, которые сделали из Штеффи ходячий фонтан. – Именно в наше время, когда большое значение придаётся семье, женщина чувствует сильное давление общества. Сейчас уже в двадцать лет женщине приходится оправдываться за то, что она одна.

Бирнбаум смотрел недоверчиво, но остальные согласно кивнули. К сожалению, в этом была доля истины.

– Ну хорошо, – нетерпеливо сказал Бирнбаум. – И что, по-вашему, сделала эта женщина, когда затикали её часы?

– Она разместила объявление в интернете, – ответила Сердечко. – На одном из этих сайтов знакомств, ну вы знаете, но сайт солидный. А потом она стала встречаться с мужчинами, откликнувшимися на это объявление. – Сердечко сделала сердитое лицо и продолжала: – И хотя она массу откликов забраковала в самом начале, но… Вы не поверите, сколько лысых, старых, жирных, мало зарабатывающих и вонючих мужиков считают возможным откликнуться на объявление образованной, красивой и стильной женщины!

– Почему же. Я верю тебе на слово. О-мер-зи-тель-но. – Лерой снова захлопал в ладоши, на сей раз от возмущения.

– И что ещё хуже, – продолжила Сердечко всё так же сердито, – каждый из этих немытых, недоделанных и безобразных типов уверен, что он может найти себе кого-нибудь и получше!

– Извините, что я вас снова прерываю, – сказал Бирнбаум. – Но здесь речь идёт о реальном случае или это гипотетическая история?

– Нет, это произошло на самом деле, – ответила Сердечко, глядя куда-то вдаль. – В прошлом году. Это было – противно. Обидно и унизительно. – Несколько мгновений она молчала, а затем, видимо, сообразила, где находится. – Это случилось с одной моей подругой, – пояснила она.

– С подругой. Разумеется, – повторил Бирнбаум. – И как развивалась дальше история вашей подруги?

– Ну, после того как она встретилась с более чем тридцатью мужчинами, она сдалась, – ответила Сердечко, в её глазах снова показались слёзы. Драматически понизив голос, она добавила: – Отказалась от всего, даже от идеи когда-либо иметь семью.

– А потом она спрыгнула с моста, – пессимистически предположила Карла.

– Хорошо бы, – пробормотала Марианна.

Сердечко затрясла головой.

– Нет, всё вышло гораздо лучше! После того как она отказалась от всех надежд, она смогла взглянуть на мир другими глазами – и даже влюбиться! Она вышла замуж за торговца деликатесами, у которого до этого несколько лет отоваривалась, и через шесть месяцев у них родится ребёнок!

– Ну слава Богу, – облегчённо сказала Карла. – А скажи, разве твой муж тоже не торгует деликатесами?

– Даже если так – это не того рода история, которую мы себе представляли, – сказал Бирнбаум.

– Я всё равно не знаю, захочет ли моя подруга, чтобы эта история появилась в прессе, – обиженно заметила Сердечко. – Кстати, в «Элле» или «Космополитан» я читала, что е-мейл уже неактуален, а актуальны смс.

– Мы здесь устанавливаем свои собственные тенденции, – ответил Бирнбаум. – Вы придумаете что-нибудь другое, хорошо? К завтрашнему совещанию. – Поскольку он повернулся к следующему, то не мог видеть злобных взглядов Сердечка.

Лерой сразу начал со хвалебных гимнов своим летним платьям и блейзерам, а Флизнер угрюмо раскладывала перед Бирнбаумом соответствующие фотографии. Они были сняты на Майорке, специально для «Анники» – модели на ножках-спичках под цветущим миндалём, с маленькими ягнятами на руках, на яхтовом причале или на безлюдных пляжах. Это был как раз тот сорт эксклюзивной продукции, который Бирнбаум вчера охарактеризовал как слишком дорогой и претенциозный для такого небольшого журнала, как «Анника».

– Всё смотрится очень богато, – высказался он на сей раз более дипломатично. – Но это скорее подходит какому-нибудь глянцевому журналу. Тем более что эти шмотки чересчур дороги для нашей целевой группы. Хочу напомнить: впредь мы должны экономить, и экономить очень много.

Мнение Бирнбаума о том, что его фотографии подходят для глянцевого журнала, примирило Лероя с необходимостью экономить. Он всегда понимал, что слишком хорош для «Анники». Вместо того чтобы, как обычно, мучить нас модными деталями, он вдруг разразился историей про одну свою подругу, которая тоже знакомилась через интернет с жирными, лысыми и совершенно неприемлемыми типами, о-мер-зи-тель-но. А затем она влюбилась в интеллигентные, чувствительные и отзывчивые электронные письма некого незнакомца, который производил совершенно иное впечатление. И посмотрите-ка, когда она встретилась в реальной жизни, то оказалось, что это не какой-нибудь наглый толстяк либо надутый лысый индюк.

Это была женщина.

– Вот дерьмо, – вырвалось у Карлы, но Лерой воскликнул:

– Совершенно нет! – и заплескал в ладоши. – Моя подруга так счастлива с этой женщиной. Во всех отношениях.

– Очень интересно. – Бирнбаум наморщил лоб. – Но я думаю, что и эта история не совсем подходит нашей целевой группе. – Он повернулся к Марианне. – Ну а вы?

– Я тоже считаю, что наших читателей не интересует подобная гомо-лесбийская чепуха. – Марианна выпрямилась на своём стуле и послала Лерою очаровательную улыбку. – Хотя лично я, естественно, ничего не имею против сексуальных меньшинств, Лерой. Кстати, меня зовут Марианна Шнайдер.

– Марианна Шнайдер, – повторил Бирнбаум. – Автор статьи « Покончим с террором свекрови! Двадцать ценных советов, как вам поставить старую каргу на место».

Марианна кивнула слегка неуверенно.

– « У вашего мужа есть другая?» – продолжал Бирнбаум. – « Двадцать советов, как его вернуть».

– Есть целая куча женатых и замужних, кому от шестнадцати до двадцати семи, – поспешила подчеркнуть Марианна. – Например, я в двадцать шесть была уже замужем.

И в тридцать развелась, добавила я про себя. Марианнин бывший муж продержался с ней на удивление долго.

– И когда появится на свет ваш малыш? – спросил Бирнбаум.

Мы все содрогнулись, прежде всего Марианна. По её уверениям, она ещё до двадцатилетнего возраста села на диету и так на ней до сих пор и сидела. Тем не менее она относилась именно к тем женщинам, которые целый день оглядывают себя и обязательно находят какое-нибудь жировое накопление. Вопрос Бирнбаума сразу же погрузил её в глубокий кризис.

– Как… почему вы подумали… – пролепетала она. В её глазах заблестели не слёзы, а чистая кровожадность, и я бы не удивилась, если бы она схватила сумочку и извлекла оттуда газовый баллончик, который носила с собой для самозащиты.

Бирнбаум, казалось, ничего не заметил.

– Это из-за вашей последней статьи « Заразна ли беременность? Двадцать известных женщин и их животы». – Он со вздохом огляделся. – Я только хотел пошутить.

Излишне говорить, что никто не засмеялся. Только Кордула из отдела косметики улыбалась, но об этом, как я уже упоминала, речь велась на процессе по возмещению ущерба.

– Ха-ха, – проворчала Марианна.

– Ваши предложения, – напомнил Бирнбаум.

Марианна снова собралась.

– Ну, я получила точно такой же опыт, как и Сердечко. Я имею ввиду, мои подруги получили тот же опыт, что и подруга Сердечка. Эти сайты знакомств такими на самом деле и бывают – ну, там можно встретить совершенно отвратительных типов. Я бы могла рассказать целую кучу ужасных историй, которые пережили мои подруги с толстыми, лысыми и наглыми мужиками. Но нам не нужны ужасные истории, верно? Поэтому я вчера набросала список интернет-адресов. Моя идея: составить своего рода инструкцию для поиска по сайтам знакомств и для свиданий вслепую – тем самым мы сможем уберечь наших читательниц от болезненного опыта.

– Понимаю, – одобрительно сказал Бирнбаум. – « Здесь вы встретите мужчину своей мечты: двадцать лучших адресов для горячего флирта». Или: « Как избежать разочарований: двадцать вопросов перед первым свиданием».

Марианна улыбнулась. Очевидно, она простила ему его «шутку» насчёт беременности.

– Совершенно верно. Мне нравится число 20. Оно стало чем-то вроде моего личного знака.

– Отлично, – сказал Бирнбаум и, не тратя дальнейших слов, повернулся ко мне. – Йоханна Рюбенштрунк, верно?

Как всегда после упоминания моей фамилии, Марианна громко хихикнула. Большинство людей находят мою фамилию несколько странной, но со временем к ней привыкают. Но не Марианна. Она всё время реагирует так, как будто слышит её впервые. Лично я ничего не имею против своей фамилии – в отличие от моих сестёр. Верена так и не простила нашему отчиму, что он при удочерении навязал нам своё имя, а Тони быстренько выскочила замуж. Ни минуты не колеблясь, она взяла себе фамилию Кноблох, хотя я считала, что она сменила шило на мыло.

Почему Бирнбаум выделил именно мою персону? Наверное, из-за комбинации странной фамилии, рыжих волос и попы размером с комбайн. Ни с чем не спутаешь.

Я смотрела выжидающе. Что сейчас последует? Шуточка по поводу моей фамилии, моих волос или того и другого? А может быть, вопрос, беременна ли я или просто «полновата»?

Но Бирнбауму меня удивил.

– Я читал ваши колонки, Йоханна Рюбенштрунк, – сказал он (а Марианна опять хихикнула). – Вы остроумны. Особенно мне понравилось про мужчин и транспорт. И про воскресные кухонные баталии у родителей.

Я ничего не могла поделать, я очень обрадовалась его похвале. Возможно, что тут я улыбнулась, но уж, конечно, не так, как расписывала Карла – будто мне мёдом намазано. Бирнбаум не мог быть таким уж плохим, раз ему понравились мои колонки.

Понятным образом польщённая, я представила свою идею по поводу любовной истории в интернете.

– Мы бы могли что-нибудь написать о случайных знакомствах в чате. Я имею ввиду, сайт знакомств и флирт-комната – это всё хорошо, но туда идут с определённой целью, верно? И, собственно говоря, это не так уж романтично – отчаянно рыскающие типы, которые рекламируют себя и кого-нибудь выискивают…

– Хммм, – потянул Бирнбаум.

– Хм-хм, – потянула Марианна.

– Однако если двое людей встречаются там в совершенно ином контексте, тогда получается как в реальной жизни, и это намного оригинальнее, – старательно продолжала я. – Я имею ввиду, тут то же самое отличие, как между подцепить кого-нибудь на дискотеке или случайно – э-э-э – задеть машиной его кошку.

– Да, что-то в этом есть, – сказал Бирнбаум, а Марианна, старая кошко- и собаконенавистница, добавила:

– Этот фокус с кошкой надо будет как-нибудь испробовать.

– Поэтому я хочу написать о женщине, встретившей мужчину своей мечты в тест-чате, – продолжала я.

– Тест-чат? – протянул Бирнбаум.

– Да, такие действительно есть, – заверила я его. – Там можно потренироваться, как чатиться. В любом случае полезные знания. И можно, так сказать, тестовым образом пофлиртовать. Я считаю, что это оригинальное место для знакомства.

– Действительно, – сказал Бирнбаум. – И вы там с кем-нибудь познакомились?

– Да, – сказала я. – Я хочу сказать, нет. Но моя подру… э-э-э… сестра познакомилась. Она флиртовала в одном тест-чате. Я думаю, может получиться забавная история. С заголовком: «Это должен был быть всего лишь тест…».

– Вашей подруги, – сказал Бирнбаум.

– Сестры, – поправила я его.

Бирнбаум, наморщив лоб, некоторое время смотрел на меня.

– Ну, это не законченная история, – сказал он наконец. – И что было дальше?

– Они договорились на следующий вечер, в том же месте, в тот же час.

– А потом?

А потом? Как я могла это знать? Мне стало как-то не по себе под испытывающим взглядом Бирнбаума. Очевидно, он исходил из того, что история ещё не закончена.

– И тогда они обменялись адресами своей электронной почты, – запинаясь, начала импровизировать я. – А потом – э-э-э – после нескольких писем, в которых они поведали друг другу свои самые интимные секреты и поняли, что у них много общего, они встретились в реальной жизни. В кафе.

– И тогда оказалось, что он жирный, маленький, лысый и с огромными ушами? – насмешливо спросил Бирнбаум.

– Это не та сестра, у которой куча детей? – спросила Карла.

Я сделала вид, что не слышу.

– Нет, всё было гораздо романтичнее, – торопливо сказала я. – Они договорились об опознавательном знаке, что-то неброское, но то, что ни с чем не спутаешь. Одна… э-э-э… книга… э-э-э… определённая, которая им обоим нравилась, и… э-э-э… моя сестра сидела в кафе с книгой на столе, она специально сделала причёску и даже одолжила денег, чтобы купить себе сногсшибательное платье, но Бо-… в смысле, короче говоря, этот тип не пришёл.

– Нет? – Бирнбаум выглядел разочарованным.

– Как-то это мне знакомо, – пробормотала Марианна.

– Да, точно как в «Вам письмо», – сказал Лерой, хлопая в ладоши. – Бедная Мег Райан сидит в кафе и ждёт…

О ужас, он был прав. Я почувствовала приступ лёгкой паники.

– Э-э-э… Так и было на самом деле, – сказала я. – Даже если я не видела фильма. Ну, во всяком случае моя сестра была абсолютно разочарована, поэтому после часа ожидания она позволила двум мужчинам с соседнего столика пригласить себя за их столик на бокал вина. Они весь вечер мило флиртовали и чудесно провели время. В конце концов оказалось, что один из этих мужчин был как раз Бо-… э-э-э… Боб, тот тип из тест-чата. Просто перед самой встречей он жутко испугался, что моя сестра окажется колодой весом в сто пятьдесят килограммов и прыщами с дерматитом. Поэтому он пришёл в кафе без книги, зато с другом – чтобы сначала на неё посмотреть.

– Разве это тоже не из фильма? – спросила Марианна, а Лерой захлопал в ладоши и сказал:

– Вот озорник! Но спорим, твоя сестра ему простила, да?

– Не совсем, – ответила я, лихорадочно стараясь что-нибудь придумать. – Она… э-э-э… влюбилась в его друга.

– Боб – дурацкое имя, – высказалась Карла.

– Зло должно быть наказано, – объявила Марианна. – Хотя он мог вытащить книгу, как только понял, что твоя сестра никакая не стопятидесятикилограммовая колода, как ты думаешь?

Я сделала вид, что не слышу, и торжественно объявила свой хэппи-энд:

– Сейчас они женаты, и у них трое детей!

– Совсем не плохая история, – сказал Бирнбаум. – Но всё немного оригинальнее, да, Йоханна? – он подмигнул мне, словно наверняка знал, что моя история высосана из пальца. Или ему что-то попало в глаз.

Тем не менее я с облегчением подмигнула ему в ответ и сказала:

– Да, посмотрим, что тут можно сделать. – Да здравствует свободная журналистика!

– «Посмотрим, что тут можно сделать!» – беззвучно передразнила меня Карла и попыталась пантомимически изобразить подлизу. Вслух же она произнесла: – Ты попала в мой список, Брюква.

Бирнбаум повернулся к ней.

– Вы фрау Лаутенбахер, верно? Секретарша.

– Именно она, – с вызовом ответила Карла. – Которая варит такой плохой кофе.

– Я не хотел бы задеть вас, но что вы, собственно, делаете на редакционном совещании?

– Естественно, веду протокол, – ответила Карла, быстренько прикрыв рукой загогулины, сердечки и черепа, которые она до сих пор чертила. – Фрау Цимперих придавала большое значение моему присутствию.

– А я нет, – сказал Бирнбаум. – Вести протокол совершенно излишне. Я думаю, у вас достаточно дел в секретариате.

Вот так и получилось, что Карла оскорблённо вернулась в своё бюро и поставила Бирнбаума в самый верх своего списка ненависти, а меня – в свой новый список подлиз. Она пропустила, как Бирнбаум разошёлся во мнении с художественным директором Блюме по поводу новых мещанских обложек, и не была свидетельницей того, как Бирнбаум посреди диспута обнаружил под столом старенького, тяжело дышащего Пауле.

– И кто это у нас? – только и спросил он. – Автор странички полезных советов? Меня здесь, честно говоря, уже ничто не удивляет.



Глава 5


После того как мы сбежали из суши-бара от Бирнбаума и Анники Фредеманн, Карла потащила нас в какой-то кабак, где у неё был знакомый бармен, симпатичный парень по имени Лоренцо с огромными оттопыренными ушами. Я не знала, что между ними было, но, по признанию Карлы, он значился у неё в списке «Мужчины, которые хоть на что-нибудь годны». Лоренцо годился для смешивания коктейлей по ценам счастливого часа, а сегодня даже выдал всем по бокалу бесплатно. Настроение Карлы постепенно улучшилось – выпив бесплатный бокал, она обнаружила за угловым столиком привлекательного мужчину и принялась обмениваться с ним призывными взглядами.

– Я не уйду, пока не раздобуду его телефон, – пояснила она.

– О Боже, это может затянуться, – вздохнула Соня, сколупывая замазку с ветряночного прыща. Обычно она с удовольствием отбивала у Карлы выисканных ею мужиков, но сегодня ей было, очевидно, не до флирта.

И Виви тоже. Она всё ещё сокрушалась об упущенной возможности обругать своего бывшего шефа. Я сказала, что она не должна об этом думать, а должна радоваться будущему и новой, лучшей работе.

Но Виви была далека от позитивного мышления.

– Все эти офисные работы одинаково паршивы, – сказала она, и Соня с ней согласилась, хотя сама ни разу не работала. Соня уже целую вечность училась юриспруденции и щедро обеспечивалась своим весьма зажиточным папой, хотя от госэкзамена её всё ещё отделяли световые годы. Однажды я спросила, не перекроет ли ей папа когда-нибудь кран – например, после двадцатого семестра или тридцатого дня рождения, – но Соня самоуверенно ответила:

– Не, только когда помрёт. А тогда всё равно всё будет моё.

– Тебе повезло, – сказала Виви. – Мои родители ничего бы мне не дали даже в том случае, если бы у них что-нибудь было. Что за дерьмовая жизнь!

– Это правда, – откликнулась Соня. – Я имею ввиду, ветрянка в тридцать! Судьба к нам сурова.

По нашему сигналу Лоренцо принёс нам коктейль под названием «Страшный суд», который он изобрёл сам. Коктейль состоял из водки, джина, лаймового сока и чего-то ещё, что выглядело как раздробленный освежитель для унитаза и было на вкус примерно таким же. У Виви, которая довольно быстро пьянела, стал заплетаться язык.

– Чт-т за дрь-мовая жзнь, – сказала она ещё раз.

Я следила за временем. В любом случае я собиралась быть дома к полуночи, чтобы встретиться в тест-чате с Борисом68. Не скрою, скорее из личного любопытства, чем из чувства трудового долга. Поскольку для репортажа «Любовьс первого клика» Бирнбаум установил срок до следующей пятницы, мне так или иначе придётся выдумать свою историю, вне зависимости от того, получится у нас что-нибудь с Борисом или нет.

– Когда вы знакомитесь с мужчиной, что вы выясняете в первую очередь? – спросила я. – Я имею ввиду, чтобы избежать полной неудачи.

– Есть ли у него стиральная машина, – не раздумывая выпалила Соня. – Нет ничего хуже мужиков, которые всё ещё стираются у мамочки.

– Нравятся ли ему те же фильмы, что и мне, – сказала Карла. – Хочет ли он детей. И, конечно, сделал ли он обрезание.

– Я спрашиваю, кто у него идеал женщины, – поделилась Соня. – Если он не скажет, «Разумеется, ты», а говорит, что Хайди Клум или кто-нибудь ещё, то он туп даже для лжи.

– «Говори мне ложь, говори мне милую маленькую ложь», – пропела Виви и серьёзно добавила: – Я могу спрашивать вначале всё что угодно, всё равно получается полная неудача.

– Самое лучшее – это на первом свидании пройти вместе с ним партнёрский тест, который недавно был у вас в «Аннике», – предложила Соня. – Хорошо ли вы подходите друг другу?

– Отличная идея! – одобрила я.

– Я только хотела пошутить, Ханна, – сказала Соня.

– Ах, вот как. – Тем не менее это была хорошая идея!

– Забудь об этом, – сказала Карла, на минуточку оторвав взгляд от типа в углу. – Ни у кого не получится набрать в этом тесте более четверти пунктов, можешь мне поверить. Сто пунктов из четырёхсот – это рекорд, но ты всё равно получишь результат «Этот мужчина не для вас». Как будто ты сама этого не знала.

– Подобный тест должен быть и для начальников, – высказалась Виви. – Так можно избежать кучи неприятностей.

Это была забавная мысль – партнёрский тест вместо собеседования. Возможно, об этом можно будет написать колонку. За следующим коктейлем мы набросали подходящий список вопросов, и в итоге вечер прошёл очень весело.

Тем не менее ровно в полдвенадцатого я попрощалась с Лоренцо и моими подругами и, дожёвывая кусочек освежителя для унитаза, отправилась пешком домой. Карла пока что не раздобыла телефон того типа в углу и поэтому подкупила Соню и Виви ещё одним коктейлем, чтобы они остались с ней.

В Лоренцовых коктейлях явно была изрядная крепость, поэтому я, несмотря на холодный и свежий февральский воздух, добралась до дому не слишком трезвой.

В тот же момент на въездную дорожку к дому повернул мерседес моего отчима.

– Хорошо, что темно, – сказала моя мать, открывая дверцу машины. – Никто не увидит, как я выбираюсь из этого мещанского тарантаса. О, привет, Ханна, моя дорогая.

– Привет, мама. Тебе не холодно?

– Ни капельки! – Несмотря на низкую температуру, мама была без пальто. На ней был коротенький топик, обтягивающие брюки в цветочек и босоножки с ремешками. Её длинные рыжие волосы были заплетены в растаманские косички, а вокруг головы она повязала кожаный четырёхцветный ремешок. Я знаю, о чём вы сейчас думаете, но моя мать не приехала с костюмированного бала и не переживала сейчас кризис среднего возраста. Она ходила так начиная с семидесятых годов, и только пирсинг пупка добавился в девяностые.

Мой отчим – в вельветовых брюках, ботинках, анораке и бейсболке – вышел из машины с другой стороны.

– Ханна права. Ты же простудишься, Кейлашь, – сказал он и попытался накинуть ей на плечи пуловер. Кейлашь было духовное имя, которое ей когда-то дали в одном индийском монастыре. Правда, мой отчим был единственный, кто её так называл. Для всех остальных она была Ирмгард Рюбенштрунк, женщина в странных шмотках и с кучей рыжих детей. Мы, куча рыжих детей, звали её «мама», и только Филипп иногда говорил ей «Кал ваш» – чтобы позлить.

– Не будь всё время таким заботливым, Йост, – упрекнула мать, но пуловер на плечах оставила. – Откуда ты так рано, Ханна?

– Уже совсем не рано, – сказал Йост. – Скоро полночь. Ты забыла, Кейлашь, что Ханна сегодня весь день работала.

– Так где ты была, дорогая? – спросила меня мать без особого интереса. Мои занятия в свободное время ей были, вообще говоря, так же скучны, как и моя работа. – В кино?

– Нет, мы с подругами ходили в суши-бар. А потом пошли ещё выпить, – ответила я.

– Звучит прекрасно, – отозвался мой отчим, и в его голосе прозвучала нотка зависти. – А твоя мама и я ходили на прогулку в городской парк. Потому что полнолуние.

– Это было чудесно, – с восторгом пропела мама. – Кругом не было ни души. Луна отражалась в пруду, и я босиком танцевала на лугу. Я бы ещё искупалась голышом, но один обыватель из моей свиты этого не захотел.

– Ещё пару дней назад там было можно кататься на коньках, – заметил Йост.

– Брюзга, – откликнулась мать. – В Финляндии даже купаются в проруби. Ты уже познакомилась с новой подругой Филиппа, Ханна? Он привёл её сегодня на обед. Представь себе, я с ней знакома. Она работает в эзотерическом магазине на Хандкештрассе.

– Спрашивается только, когда, – сказала я.

– Она поругалась с родителями, бедняжка. Наверное, они ужасные мещане. В любом случае, я ей предложила пожить у вас с Филиппом, пока там всё не наладится.

Что?

– Не может быть и речи, – сказала я сердито.

– Я тоже не считаю это хорошей идеей, – добавил Йост.

– Тебя никто не спрашивает, – отмахнулась мать. – Ханна, я этого не понимаю! У вас же в пристройке куча места. Что сделалось с миром, если в нём даже молодёжь не поддерживает друг друга! Я вас не воспитывала такими асоциальными!

– Мама, через четыре недели у Филиппа первый выпускной экзамен. Мы все знаем, что он получит аттестат только в том случае, если будет интенсивно заниматься. А он этого не сможет, если кто-нибудь типа Хелены будет постоянно отвлекать его, – сказала я спокойно и веско.

– И я так считаю, – поддержал меня Йост. – Она выглядит так, будто питается исключительно наркотой.

– Ты и твои предрассудки! – напустилась на него мать. – Тебе просто не нравится, что Хелена не подчиняется диктату шаблонной моды и имеет мужество быть не такой, как все.

– Мне не нравится в первую очередь то, что от неё воняет, – ответил Йост.

– От тебя бы тоже воняло, если бы тебя вышвырнули из дома, – воскликнула мать. – Она кантовалась последние ночи у друзей, которые живут в старом фабричном корпусе. Там только холодная вода – если есть вообще. И никакого отопления. Это просто скандал какой-то. Я со своей стороны рада, что мы можем предложить Хелене тёплую постель и наше гостеприимство.

– А я снова вышвырну её после выходных, – отозвалась я. – В противном случае твой сын тоже окажется в фабричном корпусе, поскольку без аттестата он не сможет никуда поступить.

– Ханна, я полностью тебя поддерживаю, – сказал Йост. Нечасто случалось, чтобы он так решительно выступал против своей обожаемой Кейлашь. Но если дело касалось образования его детей, он очень энергично высказывал своё мнение, хотя мы не были его родными детьми. Для моей матери, которая сама бросила художественный институт, как только родилась Верена, понятия «профессиональное становление», «пенсионное страхование», «солидное образование» были просто неприличными выражениями, от которых у неё, как она уверяла, по телу шли мурашки. Если бы это зависело только от неё, мы бы и в школу не ходили. Но Йосту было очень важно, чтобы мы получили среднее образование и стали учиться профессии, и он никогда не экономил на репетиторах.

Он очень гордился Вереной, Тони и мной, когда мы получили аттестаты зрелости – особенно мной, так как я по отметкам была второй в выпуске. Верена, старшая из нас, после окончания школы и успешной победы над анорексией отправилась в Мадрид, чтобы за стол и еду поработать в семье для изучения языка. До запланированных языковых курсов дело не дошло, поскольку в одном мадридском кафе на неё наткнулся скаут модельного агентства, и агентство подписало с ней контракт. Несколько лет она прекрасно зарабатывала, облетела весь мир и познакомилась с кучей интересных людей. Но когда ей стукнуло тридцать, приглашения стали поступать реже. По последним данным, она была сейчас музой одного не слишком успешного фотографа и проживала с ним на двадцати восьми квадратных метрах в старой части Мадрида.

Только мама видела в этом поэзию и романтику.

– Именно этому я и пытался воспрепятствовать, – жаловался Йост. – Что с ней будет? Она не получила нормальной профессии и ничего не отложила.

– Но зато она жила! – отвечала мать. – В конце концов, это единственная стоящая забота о будущем! Главное, что девочка счастлива.

Ну да, как раз в этом и состоял вопрос. Была ли Верена счастлива на своих двадцати восьми метрах, и если нет, то стала ли бы она счастливее, получив законченное высшее образование?

Тони, моя вторая сестра, почти доучилась до диплома по экономике предприятия, когда она неожиданно забеременела – несмотря на противозачаточные пилюли альтернативной медицины, которые горячо рекомендовала наша мать: совершенно без гормонов, по рецептуре того времени, когда женщины были едины со вселенной. Не считая этого обстоятельства, у Тони вполне хватило способности мыслить разумно. Когда на восьмом месяце она вышла замуж за своего Юстуса, она была исполнена железной решимости вернуться к учёбе через несколько недель. Но вплоть до сего дня из этого ничего не вышло, поскольку вслед за Генриэттой довольно быстро появился Финн, а затем, на рождество прошлого года, и малыш Леандер. Нельзя сказать, что Тони не училась на своих ошибках: после первого ребёнка она больше ни разу не принимала те пилюли. Но и никакие другие средства предохранения тоже, так как мама клялась и божилась, что во время грудного вскармливания забеременеть невозможно.

Йост настаивал на том, чтобы Тони была по крайней мере защищена финансово, на тот случай, если брак распадётся. У Юстуса были состоятельные родители, ещё до бракосочетания подарившие ему дом по случаю образования семьи. Нашему отчиму было мало закона о совместно нажитом имуществе, он лично настоял на брачном контракте, который мог подписать только идиот или очень влюблённый человек. Тот факт, что Юстус Кноблох третий, отпрыск семьи с поколениями именитых юристов, судей, адвокатов и советников (отсюда и имя), такой контракт подписал, показывало, насколько серьёзно он относился к Тони.

Для нашей матери всё это, включая свадьбу в белом, было ужасно неприятно. Неделями она бросалась исключительно фразами типа «Любви не нужны никакие контракты», но Йост оставался твёрд. Надежда на законченное образование сконцентрировалась теперь на мне и Филиппе. Он был бесконечно рад, когда я получила магистра в германистике, причём за рекордное время – восемь семестров. То, что мой испытательный срок в издательстве Фредеманна не только начался, но и успешно завершился, ввергло его почти в эйфорию. И то, что я была самой молодой, но не самой плохо оплачиваемой редакторшей в «Аннике», наполняло его ужасной гордостью. Со мной все его усилия, включая приличные налоги, принесли, наконец, свои плоды.

Моя мать, напротив, находила мои честолюбивые устремления скорее сомнительными – как и то обстоятельство, что двадцать шесть лет моей жизни прошли без наркотических эксцессов, нежелательных беременностей, мелких криминальных шалостей, пирсинга языка, анорексии и религиозного фанатизма.

– Ну да, – говорила она иногда, разглядывая меня. – Кто-то один всегда выпадает из общего ряда.

У Верены, Тони и меня был один отец – старый хиппи, который с начала восьмидесятых годов пропадал в Индии вместе со своим Харли Дэвидсоном. В последний раз я видела его в возрасте пяти лет, и единственное, что я могу вспомнить – это косички, которые нам, девчонкам, разрешалось плести в его длинной рыжей бороде. Он появлялся редко, у нас не было общего дома. Тогда мы с мамой жили попеременно то у бабушки с дедушкой, то в коммунах, преимущественно в самовольно занятых пустующих домах, и наш отец не давал ни пфеннига на наше с мамой содержание.

– Но тем не менее у него была глубокая духовная связь с вами, девочки, – охотно утверждала мать. – Он вытатуировал ваши имена на своей груди.

Тони и Верена находили очень трогательным, что где-то по миру скитается стареющий хиппи с длинными рыжими волосами и нашими именами на груди, однако я считала это просто безвкусным. Ну да ладно – в конце концов, это когда-нибудь облегчит нам идентификацию его тела.

Когда мне было пять лет и наш отец отправился в своё до настоящего времени последнее большое путешествие в Индию, мама познакомилась с Йостом Рюбенштрунком, сотрудником финансовой службы, который помог ей продраться сквозь дебри законов, после того как умерли наши бабушка с дедушкой и оставили нам, детям, домик в деревне. Мама жила тогда на социальное пособие и на деньги, зарабатываемые изготовлением серебряных украшений, которые она безо всякой лицензии продавала на пешеходной зоне. Налоги на наследство и вопрос, где их взять, поставили её перед серьёзными проблемами. Она бы охотнее всего продала домик и вместе с деньгами и детьми улизнула бы в какую-нибудь страну, «где тепло и хорошая аура».

Но Йосту удалось этому воспрепятствовать: он совершенно по-старомодному попросил маминой руки и предложил заботиться о ней и её трёх девочках, пока смерть не разлучит их. Мама, хоть она и ужасно жеманилась – как, именно ей придётся связаться с мещанским служащим, да ещё и замуж за него выйти? – в конце концов сказала «да», и у неё ни разу не было причины пожалеть о своём решении.

У Йоста был дом с садом, который по сравнению с разрушающимися квартирами в пустующих домах показался нам раем. Это было чудесно – наконец получить настоящего отца, и Йост очень заботился о нас. Он поставил в саду качели и песочницу и покупал нам нормальные игрушки, которых мы просто жаждали, а мать отвергала как «пластмассово-потребительское дерьмо». Никто не играл с нами в куклы так самозабвенно, как Йост. Я с радостью и безо всяких раздумий позволила ему удочерить меня (наш вечно пропадавший отец прислал из своего прекрасного далёка письменное согласие), а обе мои сестры противились этому только из-за фамилии.

Когда через два года после свадьбы на свет появился Филипп, Йост запланировал пристройку к дому, чтобы каждый из детей имел свою собственную комнату, а мама – студию для занятий искусством. Художница – так официально называлась мамина профессия, хотя никто, кроме Йоста, художницей её всерьёз не считал - ни профессионалы, ни дилетанты. Она вела курсы рисования и лепки в народном университете, где она работала и как преподаватель, и как модель. Вряд ли какая-нибудь татуировка столь же часто запечатлялась на рисунках учеников, как солнце у маминого пупка, на её «солнечной чакре». Какое-то время мне было ужасно неприятно, что половина народу, здоровавшегося с мамой в супермаркете, знала, как она выглядит без одежды, но со временем я к этому привыкла.

Йост всегда относился с пониманием ко всем выходкам моей матери, даже к тому её закидону пять лет назад, когда она на долгие месяцы уехала в Индию, чтобы снова обрести себя. Оттуда она привезла красивое имя Кейлашь и ворох завёрнутых идей. Йост, такой же влюблённый, как и в первые дни, стал не моргнув глазом использовать мамины выражения, он говорил «богиня», «вибрация» и «ребёнок во мне». С тех пор как он около года назад досрочно вышел на пенсию, он даже иногда вместе с мамой участвовал в семинарах типа «Энергия через стимуляцию чакр» или «Медитативный танец: путь в сокровенные глубины», и от него никогда нельзя было услышать и слова насмешки.

Но, как уже было сказано, если речь шла о нашем образовании, он энергично противостоял матери.

– Эта Хелена пускай выметается, – сказал он сейчас. – Во всяком случае, пока Филипп не сдаст экзамены.

– Ах, это разобьёт сердце бедному мальчику, – сменила тактику мама. – Он так влюблён…

– Он это переживёт. – Я нетерпеливо посмотрела на часы. Если я не потороплюсь, то упущу Бориса68. – Мне пора, компьютер ждёт.

– Что, так поздно ещё работать? – спросила мама. – Жизнь состоит совсем из других вещей, моё бедное дитя!

Только чтобы её позлить, я ответила:

– Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня. Спокойной ночи вам обоим!

В нашей пристройке свет нигде не горел. Но из-под двери Филиппа виднелась узкая полоска света, и я подумала, что Филипп и Хелена лежат при свечах в постели. Судя по звукам, просачивающимся из-за двери, они там не вокабулы штудировали.

Ну ладно, отправить Хелену обратно под мост можно будет и завтра. Или в данном случае в фабричный корпус. Сейчас у меня есть дело поважнее.

Я не особенно наелась суши, да и освежитель для унитаза из лоренцовых коктейлей требовал отбить чем-нибудь его вкус. Я сделала себе парочку бутырбродов с сыром и уселась за компьютер.

С наслаждением жуя, я залогинилась в тестчат.


00:02 Фея33а входит в комнату.


Сперва я проверила список присутствующих. Невозможно поверить, но Тигр11, Коростель, Пумукль08/15 и РитаС были снова здесь. И ещё один индивидуум по имени СтрастныйКот12. Только Бориса68 не было видно. В этот раз я не стала здороваться, и никто не обратил на меня внимания, даже РитаС. Они, как обычно, развлекались диалогами в детском стиле.


Тигр11: Ты сердисся на меня, Пуми?

Пумукль08/15: Да! *всхл. рыдан. сглатыв. Ты таакой плёхой к свому Пумуклю…


Очевидно, у СтрастногоКота12 это тоже вызвало зевоту.


00:04 СтрастныйКот12 покидает комнату.


Я бы тоже ушла, но я ждала Бориса.


00:05. Зазвонил телефон. Так поздно мог только кто-то ошибиться номером. Или это была моя мать, которой не спалось, потому что луна так ярко светит, а её младшая дочь – выпавший из общего ряда скучный налогоплательщик.

– Да, что такое? – сказала я нетерпеливо.

– Ты должна мне помочь! – Это была не мама, а Виви. – Это снова случилось. – сказала она, невнятно выговаривая слова. Очевидно, Лоренцо смешал ещё парочку коктейлей.

– Ты снова оставила включённой плиту? – С Виви это произошло уже дважды, и каждый раз квартира загоралась. Хотя в обоих случаях это был «всего лишь» тлеющий пожар, Виви пришлось оба раза полностью обновлять своё хозяйство. Даже шмотки и шкафы оказались непригодны для дальнейшего использования. В первый раз страховая компания не хотела платить, поскольку Вики якобы не была застрахована, а во второй раз – потому что этот пожар слишком быстро последовал за первым. Виви уже собиралась броситься с моста, но я провела со страховой компанией ожесточённую бумажную войну, и всё обвернулось к лучшему. К тому же я стала настоящим экспертом по части возгораний в квартире. Первое правило гласит: сохраняйте спокойствие.

– Окей, что сгорело на этот раз?

– Нет-нет, с плитой всё в порядке. Но только что позвонил Макс.

– Среди ночи? – Чтобы напомнить: Макс бывший приятель Виви, который появляется раз в две недели, чтобы «излить душу».

– Хм, да. Он нуждается в ком-нибудь, кому он может излить душу.

– Ах, Виви. – Я раздражённо водила мышкой, чтобы не активировался скринсейвер. – Надеюсь, ты послала его на телефон доверия?

– Не совсем. Он сейчас придёт. И что мне делать? Если я опять окажусь с ним в постели, я потеряю остатки самоуважения.


00:00 Борис68 входит в комнату.


– Ну вот и ты, наконец, – сказала я. Мой пульс приятно участился.

– Что? – спросила Виви.

– Что что? – переспросила я. – Ах да. Это же нетрудно: ты просто не откроешь Максу дверь, хорошо, Виви?

– Ну… – сказала Виви.


Борис68(шепчет): Ну вот наконец и ты.


– Эй, я же пришла раньше тебя, – сказала я и активировала ухо.

– Куда? – удивлённо спросила Виви.

Я попыталась сконцентрироваться.

– Просто не открывать, и твоё самоуважение спасено.


Борис68(шепчет): Фея?


– Но не будет ли это слишком суровым? Что, если Максу действительно нужен кто-то, чтобы излить душу?


Фея33а(шепчет): Исключено! Вставь в уши затычки, ляг в кровать и закройся с головой одеялом. Если повезёт


Ах, вот дерьмо! Мне никогда не удавалось делать две вещи одновременно!

– Дерьмо, дерьмо, дерьмо! – выругалась я.

– Ханна? – спросила Виви.

– Я здесь, – ответила я. – Но я совершенно запуталась.


Борис68(шепчет): Затычки, фея? Ты шепчешься с кем-нибудь ещё? Я подозреваю Тигра11, потому что все остальные здесь женщины. Надеюсь, ты внимательно прочитала его девиз: кто сверху, тот и прав!


– Он в любой момент может быть здесь.


Фея33а(шепчет): Один момент, Борис.


– Послушай, Виви. Макс не говорить с тобой хочет. Мы обе знаем, чего он хочет, да? Вставь в уши затычки и ляг в кровать. Если повезёт, ты успеешь заснуть, пока он не пришёл.

– Хорошо, – сказала Виви. – Я попытаюсь. Сразу же после того как меня вырвет… – Она рванула в туалет, на полпути выронив телефон, а я в это время попыталась пояснить Борису возникшее недоразумение.


Фея 33а: Извини меня, насчёт затычек – это я не тебе и не Тигру. Я одновременно разговариваю по телефону с одной подругой, у которой проблемы с её бывшим приятелем. Здесь помогут только беруши или же винтовка.

Борис68: Звучит интересно, но у меня, увы, не очень много времени. Чтобы покороче: Ты всё ещё хочешь встретиться со мной перед ЗАГСом?

Фея33а: В принципе да. Только, наверное, нам всё же сперва стоит получше узнать друг друга.

Борис68: Как старомодно! Ну ладно, что ты хочешь узнать?


– Лоренцо подмешал нам что-то в коктейли, – услышала я заметно ослабевший голос Виви у моего уха.

Что конкретно спросить мне у Бориса? Мне казалось чрезвычайно важным не сделать сейчас ошибки.

– Ханна?

– Может быть, ты ещё слишком много выпила. Подцепила ли Карла того типа в углу?

– Нет, он в какой-то момент незаметно испарился. Карла была вне себя. Ханна, звонок. О Боже, он уже под дверью.

– Ты знаешь, что тебе делать.

– Я знаю?

– Да, чёрт побери, просто не делай ничего.


Борис68(шепчет): Я немного облегчу тебе задачу. Нет, я не извращенец, который шьёт одежду из дамской кожи, и нет, я не член клуба любителей собак бойцовых пород.


– Ханна, я кладу трубку. Макс говорит, ему нужен действительно кто-нибудь для разговора по душам.

– Виви! Нет! – Но по звукам в трубке можно было понять, что Макс уже в квартире. Я буквально видела, как он стоит с двумя бутылками вина под мышкой и смотрит на неё собачьими глазами, которые всякий раз размягчают ей сердце.

– Женщины такие жестокие, – услышала я его плачущий голос.

– Не все, – ответила Виви.


Борис68(шепчет): Мне пора, Фея. Ты лучше пришли мне список твоих вопросов по следующему электронному адресу: Борис68@...


00:23 Борис68 покидает комнату.


– Не делай этого! – вскричала я, имея ввиду обоих, Бориса и Виви. Но было слишком поздно. Борис ушёл, а Виви отправится в постель не с затычками, а с Максом.

– Ханна, я позвоню тебе завтра, да?

– Нет! – завопила я, но Виви просто положила трубку.

Глава 6


Моя мать находилась во власти многих фатальных заблуждений, но самым фатальным из них была её уверенность в собственном умении готовить. Из воскресенья в воскресенье она неутомимо подавала нам к кофе цельнозерновые кирпичи, фруктовые брикеты и творожную резину, и всякий раз всё это потом оказывалось в компостной куче.

Несколько лет тому назад я приняла на себя обязанность печь съедобное дополнение к каждому из её воскресных пирогов, чтобы семья не вымерла с голоду. Вот и в это воскресенье я принялась за выпечку, хотя мои мысли витали где-то далеко, что для пирогов не очень хорошо. Чистя яблоки, я порезала себе палец.

– Дерьмо! Проклятие! – Я находилась в довольно-таки раздражённом состоянии. Это была смесь предменструального синдрома, беспокойства за Виви и Тони, досады на Хелену и грызущей неуверенности из-за Бориса68. После длительных размышлений я отсканировала партнёрский тест из «Анники» и послала его на электронный адрес Бориса. Я чуть было не отправила тест с моего обычного е-мейла, но вовремя сообразила, что там указано моё настоящее имя, Йоханна Рюбенштрунк. Я завела себе новый электронный адрес и сейчас надеялась, что в один из следующих дней почтальон бросит в наш почтовый ящик письмо для некой Феи Тридцатьтри. С другой стороны, если окажется, что по нашему адресу никого с таким именем нет, то почтовые службы попросту закроют новый ящик. Для вящей уверенности я должна была бы, наверное, наклеить на него объявление: «Здесь в настоящее время проживает также и Ф. Тридцатьтри».

Я побрызгала на очищенные яблоки лимонным соком, а затем опустила их в бисквитное тесто, которое перед тем вылила на противень. Тесто было просто великолепное на вкус, в чём я убедилась, вылизывая миску. Я всегда делаю чуть больше теста, чем нужно, чтобы его можно было попробовать сырым.

Лимонный сок неприятно щипал мне рану, и я беспокойно ходила туда-сюда по кухне.

Хотя я уже раз десять проверила почту, ответа от Бориса всё не было. Может быть, я прислала слишком много вопросов сразу? Я неуверенно зализывала рану на пальце. Я ненавидела ждать.

При этом суббота прошла довольно быстро: я, как обычно, сделала уборку, накупила продуктов, погладила своё и Филиппово бельё и поменяла постель. За это время я несколько раз разговаривала по телефону с Виви, у которой было ужасное похмелье и совсем никакого самоуважения, как она меня энергично уверяла.

– Жизнь дерьмо, – сказала она и снова намекнула, что охотно спрыгнула бы с моста. Я попыталась прибодрить её насколько возможно, но у неё, конечно, были основания жаловаться. Скажите мне, как посоветовать лучшей подруге обратиться к психотерапевту?

После обеда я на пару часов сходила на детскую площадку с Леандером, Генриэттой и Финном, чтобы Тони могла спокойно погладить бельё. По её словам, у неё скопилось столько же неглаженых рубашек, сколько их в мужском отделе универмага. Поскольку Тони гладила не очень охотно и не очень ловко, то я предложила ей погладить сама, а она в это время погуляет с детьми – но это предложение она отвергла категорически.

– Дай мне возможность хоть разок отвлечься, – сказала она. Когда мы вернулись, поскольку пора было кормить Леандера, она с гордостью продемонстрировала мне десять выглаженных рубашек, а потом вдруг ударилась в слёзы.

– Что со мной стало, если я радуюсь тому, что погладила десять рубашек? – всхлипывала она. Я осталась ещё на час, чтобы сделать ужин и хоть немного навести порядок. Финн и Генриетта смотрели видео с полярными мишками, а Тони, рыдая, сидела рядом с ними и кормила Леандера.

Я попыталась прибодрить её рассказами про Виви и про то, что Виви охотно поменялась бы местами с такой хорошо обеспеченной женой, как она. Но у меня создалось впечатление, что проблемы одиночества Виви не слишком утешают Тони.

– Я даже не могу утопить свои несчастья в алкоголе, – жаловалась она. – Потому что я идиотка и кормлю ребёнка грудью! Не говоря уже о том, что даже если я заготовлю для Леандера бутылочку, то это мне не поможет, поскольку моего мужа нету дома, чтобы дать ему эту бутылочку! Знаешь ли ты, что такое встать десять раз за ночь, потому что у младенца голод или газики? А тут ещё и Финн, который так часто писяет, что памперсы приходится менять не позднее полуночи, и Генриетта, которая просыпается в пять утра и играет в игру «Тык, тык, тык тебе в глазик!».

Снова неудержимые рыдания. Я приписала их длительному недосыпу и пообещала продежурить у неё целую ночь, чтобы она смогла завалиться в постель с берушами в ушах.

– Ты можешь нацедить молока для Леандера и засунуть в морозилку, – сказала я. – Если его хватит на всю ночь, то дело в шляпе!

Перспектива целой ночи беспрерывного сна мгновенно высушила Тонины слёзы. Она стремительно обняла меня.

– Ты моя опора, Ханна. Ты единственная, кто обо мне заботится! Юстуса никогда нет дома, а мама забегает на полчасика в день. После неё хаоса ещё больше, чем до неё! Она постоянно приносит книжки, которые я не читаю, и заплетает детям растаманские косички, а хуже всего, когда она готовит! Недавно из её жаркого из булгура Финн и Генриетта налепили снежков и швырялись ими по комнате. Наверху возле лампы ещё висят остатки, видишь? Мама только смеялась и говорила, что я должна радоваться тому, что дети такие креативные. Мои свёкор с свекровью не лучше: они постоянно жалуются на то, что редко видят малышей, но при этом у них никогда нету времени – они то в поездках, то на поле для гольфа. Я бы охотно наняла домработницу, но ты знаешь, что сказал Юстус? Он сказал, что четвёртая комната нам понадобится для четвёртого ребёнка!

– Только этого и не хватало, – сказала я озабоченно.

– Не бойся, ничего не будет, – успокоила меня Тони. В данный момент я предохраняюсь путём полного воздержания. Судя по моему опыту, это самый надёжный способ.

На сегодняшний вечер я договорилась с Филиппом позаниматься с ним биологией, но когда я вернулась от Тони домой, они с Хеленой уже укатили к друзьям за город на какую-то вечеринку. Моя мать воспользовалась отсутствием Йоста и снабдила их ключами от мерседеса, чтобы бедным деткам не пришлось тащиться общественным транспортом. Йост был не слишком счастлив, я же была просто вне себя, потому что мы договорились на сегодня уже очень давно, и я пожертвовала для этого своим замечательным свободным субботним вечером. Но мама считала, что нельзя всё время думать только о себе и что бедный мальчик должен иметь возможность развлечься хотя бы на выходные.

Бедный мальчик, очевидно, развлёкся неплохо, потому что они с Хеленой вернулись только под утро и шумели при этом как стадо маралов в брачный период.

Я, не выспавшаяся и по-прежнему недовольная, выползла из своей комнаты.

– Если вы собрались заняться сексом прямо в прихожей, то, пожалуйста, не так бурно, а то у меня картины падают со стен, – сказала я и показалась себе в этот момент злобной комендантшей общежития.

Хелена и Филипп, хихикая, скрылись в Филипповой комнате.

– Только не завидуй, эй, – успела пропеть Хелена, перед тем как захлопнуть за собою дверь. Мне было действительно трудно почувствовать к ней симпатию.

Естественно, они оба ещё спали, когда я засунула пирог в духовку, а когда час спустя я его вытащила, они всё ещё дрыхли. Чудный запах, доносившийся из кухни, немного поднял мне настроение. Я отрезала себе приличный кусок пирога и умяла его, пока он был горячий. Хмм, это было здорово.

Подкреплённая пирогом, я снова уселась за компьютер. Ну наконец-то – на экране появилось: «В вашем почтовом ящике есть непрочитанные сообщения».

Борис действительно прислал мне партнёрский тест. Но не успела я его открыть, как ко мне в комнату ворвалась мать, а следом за ней Йост.

– Автомобиль – это всего лишь автомобиль, правда, Ханна? – вскричала мать, а Йост прокричал в ответ:

– Но поломанный автомобиль стоит гораздо меньше, чем неповреждённый, правда, Ханна?

Я уже догадывалась, что произошло.

– Филипп врезался в почтовый ящик? – спросила я.

– Возможно... Но судя по царапинам, скорее в какой-нибудь другой автомобиль, – ответил Йост.

– Видишь, – сказала мама, – может быть, это в них кто-то въехал, а они совсем не виноваты. Как бы то ни было, совершенно по-ребячески устраивать кипеж из-за какой-то кучи металла. Радуйся, что с детьми ничего не случилось. – Она обернулась ко мне. – Они ведь здоровы и бодры, маленькие бродяги, да?

– Во всяком случае, у них здоровый сон, – ответила я.

– Где здоровый? Весь салон провонял дымом и хашем! – среагировал Йост.

– Один косячок ещё никому не повредил, – откликнулась мать. – И ты очень хорошо знаешь, что запреты приводят лишь к тому, что запретное притягивает вдвойне. Если они ещё спят, мы ни в коем случае не станем их будить, слышишь, Йост? Что подумает о нас Хелена, если ты устроишь им концерт? Из-за какого-то мерседеса? Она подумает, что мы ничем не лучше её собственных родителей!

Йост беспомощно поглядел на меня, ожидая поддержки, но я лишь пожала плечами. Обычно я всегда выступала с ним единым фронтом, но в данный момент мне было бы проще, если бы они сейчас ушли без дальнейших разборок. Я хотела наконец заняться Борисом и его результатами партнёрского теста.

– Пойдём, – мама потянула Йоста за рукав. – Пускай дети спят, а Ханна – сострадательный взгляд на мой компьютер – делает свою работу. Всё равно мы скоро встретимся у нас за кофе. Я испекла заварной торт, Ханна, с облепиховым сиропом. Вы будете в восторге.

– А уж в каком восторге будут червяки в компостной куче, – пробормотала я, но мама с Йостом уже исчезли.

У меня было очень празднично на душе, когда я открывала письмо Бориса. Как будто это был какой-то особенный, судьбоносный момент.


Дата: 22.02. 12:23

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:  Опасные воды


В приложении – твой тест, который я заполнил. Я ожидал больше практических вопросов типа «Где ты живёшь? Кем работаешь? Болел ли ты свинкой в детстве?», но этот тест тоже очень содержательный. Кстати, я живу в Кёльне. Без понятия, как ты ответишь на твою часть теста, но если я больше о тебе не услышу, то пойму, что мы попали в категорию «Больше разочарований, чем радостей – вы держите путь в опасные воды».

Б.


Я радостно взвизгнула – Борис тоже живёт в Кёльне! Непостижимо! Возможно, мы давно друг друга знаем! Да, в городе больше миллиона жителей, но это ничего не значит. Мы могли пересечься где угодно: в кафе, магазине или в метро! Может, мы вместе ходили в школу или даже живём по соседству!

Но тут я сообразила, что не знаю никакого Бориса.

– Тем не менее это не может быть случайностью, – сказала я, не заметив, что это прозвучало точно как у моей матери. То, что Борис из всех населённых пунктов Германии проживает именно в моём городе, было статически менее вероятно, чем выигрыш в лотерею.

Может быть, тут вмешались высшие силы?

Перед тем как оценить результаты теста, я должна была ещё заполнить свою часть. Я добросовестно принялась за дело, причём как Йоханна Рюбенштрунк, а не как Фея33а. Тут была огромная разница. К примеру, на вопрос, какое моё любимое блюдо, я ответила «Собственно, любое, лучше всего паста или пицца», хотя эльфообразная Фея33а скорее выбрала бы ответ а) «Деликатесное и некалорийное, например, суши и салат».

Я так углубилась в свой тест (он был ужасно огромный, 20 блоков по 20 вопросов), что не заметила, как встали Филипп с Хеленой. К двадцатому блоку вопросов Филипп прошлёпал в мою комнату. Жуя огромный кусок моего пирога, он спросил, не купила ли я какой-нибудь намазки на хлеб, только не мясной.

– Пирог предназначен для завтрака, – сказала я недружелюбно. – И у нас в холодильнике полно немясной намазки: сливочный плавленый сыр, плавленый сыр с травами, голландский сыр и слоёный сыр.

– Нее, надо что-нибудь растительное, – сказал Филипп. – Хелена не ест ничего от животных, ни от мёртвых, ни от живых.

Ага, это кое-что объясняло. Острая нехватка кальция и железа. Приводит к тёмным кругам под глазами.

– Пусть она намажет на хлеб горчицу, – ответила я. – И на тот случай, если ей придёт в голову отведать моего пирога: в нём яйца от курицы и молоко с маслом от коровы! То есть руки прочь.

– Ты сердишься на меня, Ханнеляйн?

– В самом деле, потому что мы договаривались вчера учиться. Твоя работа по биологии на следующей неделе – последняя перед экзаменом. Своего рода генеральная репетиция, как ты сам говорил.

– Ну да, но мама сказала, что мне нужно немного развлечься.

– А мне, значит, нет? Не думай, что я ещё раз пожертвую на тебя свой субботний вечер. И что касается вмятины на машине Йоста: ты заплатишь за починку из своего кармана, понятно? Без разницы, что скажет мама! И не называй меня всё время Ханнеляйн!

– У тебя, однако, дурное настроение, – сказал Филипп и закрыл за собой дверь.

Я сердито поглядела ему вслед и вновь с трудом сконцентрировалась на тесте. Он даже не извинился! Мой брат в свои восемнадцать был избалованным и эгоистичным, а я – вместе с матерью – несла за это основную ответственность. Да и как он мог научиться отвечать за самого себя, если его постоянно поддерживали под локотки?

«Склонны ли вы вмешиваться в дела близких людей?» – гласил вопрос 388, и я, к сожалению, должна была ответить однозначным «да». Но если я не буду заботиться о Филиппе, Виви, Тони, малышах и воскресном пироге, то кто будет этим заниматься?

Проанализировать результаты теста был сложным делом, надо было посчитать и перемножить кружочки, треугольники и квадратики, и мне было тяжело проделать всё это в уме. Но усилия того стоили, потому что результат был – о-о-о! Результат был сенсационный!

Борис и я были совместимы на 99 процентов.

На 99 процентов!

Я почувствовала, что у меня по телу пошли мурашки. Такого никогда не случалось! Это был совершенно особенный момент.

Или я просто просчиталась.

Дрожащими руками я вытащила карманный калькулятор. Нет, всё правильно: Борис и я совместимы на 99 процентов.

Что означало: он был одним мужчиной на пятьдесят миллионов, мужчиной, с которым я по статистике никогда не должна была встретиться. Мужчиной, чьё существование я считала хотя и возможным, но не вероятным.

С 99 процентами мы попадали в категорию «Вы – команда мечты». С возрастающим восхищением я прочитала то, что к этому досочинила Марианна: «Созвучие ваших душ – драгоценное сокровище. Вы на одной волне. Ваши отношения обещают полную гармонию и никогда – пресыщение. Пара вроде вас – такая же редкость, как «Голубой Маврикий».

С ума сойти. Ну просто с ума сойти.

Я должна тотчас же написать Борису.


Дата: 22.02. 13:25

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Никаких опасных вод!


Борис, мы совместимы на 99 процентов. Кроме того, я тоже живу в Кёльне. Таким образом, больше никаких препятствий на пути к свадьбе!

Фея.



Дата: 22.02. 13:29

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:Re:   Никаких опасных вод!


Меня немного смущает оставшийся процент.

Б.



Дата: 22.02. 13:47

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Только спокойствие


Ты прав, надо проявить максимум осторожности. Наши расхождения касаются следующих пунктов:

Твоё детство а) прошло в основном нормально; у меня же детство с) было скорее необычным. Но без паники, оно хотя и было необычным, но не таким необычным, чтобы из-за этого мне пришлось проходить какую-нибудь терапию. Моя семья немножко сумасшедшая, но это не опасно – они все бегают на свободе.

Ты единственный ребёнок в семье, я же третья из четверых детей. Тебе повезло – у меня нет предубеждений против единственного ребёнка, при условии, что у него собственная стиральная машина и он не отдаёт стирать бельё маме. Ты это подтвердил в вопросе 245.

Гораздо важнее: на последних выборах ты проголосовал не за ту партию, что я. В чём проблема: представь себе, как мы за завтраком будем спорить из-за передовицы в «Зюддойче Цайтунг»! И все шуточки на политическую тему, над которыми будет смеяться только кто-то один. Плюс: Над шутками по поводу Гвидо Вестервелле мы можем смеяться вместе.

P.S. Ты ничего не сказал по поводу того, что я живу в Кёльне. Ты веришь в совпадения?



Дата: 22.02. 13:52

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:   Карты на стол!


Ты, значит, читаешь «Зюддойче Цайтунг»? Что ещё ты от меня скрываешь?

Б.



Дата: 22.02. 14:10

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Re: Карты на стол!


Я не блондинка

Я не голубоглазая.

Я не виолончелистка.

У меня рыжие волосы, глаза в основном карие, по профессии я журналистка. Когда мы встретились, я была в поисках занимательной истории, причём инкогнито. Но я умею играть на виолончели, я семь лет училась.



Дата: 22.02. 14:14

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:   Re: Re: Карты на стол!


Я это подозревал… Но тебе повезло, у меня нет предубеждений против рыжих, при условии, что они имеют собственную стиральную машину и не стираются у мамочки.

В чём ещё ты будешь исповедоваться?

Б.



Дата: 22.02. 14:16

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Re: Re: Карты на стол!


Сначала ты.



Дата: 22.02. 14:18

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:   Может быть, я не такой уж и нормальный!


Ну хорошо, Фея, ты этого хотела: в моей семье у всех есть «животные» прозвища. Мой крёстный зовётся Леопард, его дочка – Жужелица, мой отец Волк, дядя – Муравьед, тётя – Кошка, кузины – Мышка, Лягушонок и Утка. Есть ещё богатая тётушка Юлия, которая зовётся Крокодил, но она об этом не знает. Речь ни в коем случае не идёт о забавных кличках, которые мы периодически используем. Нет, дело абсолютно серьёзное. Только моя кузина Жужелица и я ещё знаем, как нас всех зовут на самом деле. Мышка, кстати, недавно родила близнецов. Это Сурок и Майский жук.

Теперь снова твоя очередь!

Б.



Дата: 22.02. 14:20

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Re: Может быть, я не такой уж и нормальный!


Не так быстро, Борис! Самое важное ты, естественно, утаил: А ты что за зверь? :-)



Дата: 22.02. 14:23

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:   Мне так неловко…


Я Бобр.



Дата: 22.02. 14:25

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Re: Мне так неловко…


Из-за длинных передних зубов? :-))))



Дата: 22.02. 14:30

Кому: <Фея33а>

От кого: <Борис68>

Тема:   Ну ладно


Я уфе вифу, фто много вопрофов офтаётфа открытыми. Как насчёт продолжения исповеди лицом к лицу? Завтра в 20:00 в «Розито» в старом городе?

Б.



Дата: 22.02. 14:38

Кому: <Борис68>

От кого: <Фея33а>

Тема:   Сорри, Бобр!


Я знаю «Розито». Там шикарные блинчики. Но, к сожалению, завтра вечером я не могу. Точнее, вся неделя выглядит не слишком перспективно. Мне действительно жаль.

P.S. Моя ненормальная семья орёт, призывая меня вместе с моим пирогом. Мне пора закругляться.



Глава 7


Имя: Бастиан

Возраст: 47

Рост: 1,70 м

Вес:   90 тренированных килограммов

Хобби: Всё что доставляет удовольствие

Пожелания:   Изысканная женщина не старше 25 для всего что доставляет удовольствие.


– Что переводится как: маленький толстый мужчина с кризисом среднего возраста и без особенных интересов ищет молодую, безупречную женщину для полировки своего занудного имиджа. И, естественно, для постели, – сказала Марианна, а я согласно кивнула. Марианна уже целое утро прочёсывала колонки объявлений в поисках хотя бы наполовину приемлемого мужчины. Бесплодные усилия любви.

На экране показался Йорн (27). Этот был по крайней мере не таким разборчивым: ему могли написать и женщины «старшей лиги», потому что для него, видите ли, «при бурном, безудержном сексе внешность не так уж важна». Как великодушно.

– Ну как вы продвигаетесь? – Это был Бирнбаум, подкравшийся к нам со стороны. Марианна спешно затолкала в ящик стола шоколадный батончик, который она грызла уже часа два безо всякого ущерба для батончика, и попыталась сделать вид, что она последние три часа пахала как лошадь. Я лишь перенесла вес своего тела с левой ноги на правую. Моя совесть была чиста.

Бирнбаум наклонился, причём использовал моё плечо в качестве опоры для своей руки. С интересом он начал изучать данные Йорна на марианнином дисплее.

– Хобби: лазание, в скобках: по интернету. Как спортивно.

Я не могла не заметить, что от Бирнбаума хорошо пахло, жвачкой и пряно-фруктовой туалетной водой. Хотя он с каждым часом выглядел всё более растрёпанным (отрастала щетина, волосы начинали торчать в разные стороны, костюм становился мятым, а галстук растворялся в воздухе самое позднее к обеду), пах он тем не менее как только что из душа.

Похоже, подобные мысли посетили и Бирнбаума.

– Хм, классный парфюм, – сказал он. – Как он называется?

– «Памплона», – ответила я несколько смущённо. – А ваш?

– Мы уже несколько часов просматриваем объявления о знакомствах, – прервала нас Марианна. – Но эти типы либо слишком стары, либо слишком юны, либо какие-то извращенцы. Или делают слишком много грамматических ошибок. Настоящего мы, во всяком случае, пока не нашли.

– Настоящего? – Бирнбаум снова выпрямился, скрестил руки на своей широкой груди и обвёл нас одним из своих высокомерных взглядов. – Я думаю, вы меня неправильно поняли. Вам надо написать статью, а не выбрать себе спутника жизни. Поторопитесь, пожалуйста. В пятницу номер подписывается в печать.

– Разве вы не сказали, что надо провести это исследование на высоком уровне? – спросила Марианна, убрала с экрана Йорна и вывела вместо него Томаса (30). – «У меня за плечами почти семилетние отношения, она меня обманула… ненавижу высокомерие…» Понимаете, что я имею ввиду?

Бирнбаум ухмыльнулся, обнажив острые резцы. В одной из прошлых жизней он, наверное, был волком.

– В конце концов, у него есть чувство юмора. В графе «Профессия» он написал «имеется». Но в каком месте он извращенец?

– Один момент. – Марианна спешно открыла страничку Мика (29). – Если ты «би» и у тебя есть подруга, просто приведи её с собой. Это достаточно извращённо?

– О да, это на самом деле извращённо. Хобби: культивированная езда на мотоцикле, в скобках БМВ, – прочитал Бирнбаум. – БМВ! Как будто нету Дукати или Мото Гуцци.

Марианна, качая головой, убрала Мика с экрана и открыла страничку Уве (31), профессия телевизионщик: «Приветствуется желание не обременённого сложностями но тем не менее широкого и безудержного удовлетворения потребностей. Мои табу – брутальность и ТМ».

– Как красноречиво, – последовал комментарий Бирнбаума. – Но что такое ТМ? Будте добры, поясните мне это, Йоханна.

– Не имею понятия, – созналась я. – Я всегда думала, что это «Теоретическая механика». Или «Таблица Менделеева».

– Возможно, это означает, что Уве не знает химии? – предположил Бирнбаум. – Не является ли ТМ сокращением для «Точечного массажа»? Возможно, Уве против секса с массажистками?

Мы дружно захихикали.

– ТМ означает «Тавро Минотавра», – сказала Марианна.

Мы с Бирнбаумом ошеломлённо уставились друг на друга.

– Вы уверены? – спросил он. – Откуда вы знаете?

Марианна усиленно таращилась на свой экран.

– Это просто известно, – ответила она.

– Тавро Минотавра? А что дальше? – спросила я. – Я имею ввиду, что это значит?

Мне никто не ответил. Либо они этого не знали, либо речь шла о чём-то настолько противном, что они не хотели мне этого рассказывать.

– Тогда я спрошу Карлу, – сказала я. – Он не такая закрепощённая.

– А что вы, собственно, делаете у этого стола, Йоханна? – Бирнбаум снова вспомнил о своей задаче нагонять страх и ужас на сотрудников. – Вы ведь сейчас полностью погружены в тестчатовскую любовную историю, разве нет?

– Ну, честно говоря, нет, – призналась я. Сегодня понедельник, и будет нормально, если я накропаю тестчатовскую историю к среде. Я сделала четыре шага до своего стола и достала парочку листов бумаги из принтера. – Я как раз написала колонку о предметах мебели, выставляющих людей в невыгодном свете. Ну вы знаете, диваны с глубокими сиденьями, которые одаривают сидящих на них индивидуумов вторыми подбородками, кресла с обивкой из искусственной кожи, которая присасывается к ногам и издаёт неприличные звуки. И, разумеется, мебель, ножки которой длиннее моих. Не хотите ли прочитать?

– Детка, – сказала Марианна и загоготала. – Кому интересно читать про журнальные столики?

– Я, собственно, имела ввиду барные табуреты, – не слишком находчиво ответила я и неуверенно заморгала. Уже второй раз за сегодняшний день я получаю укол по поводу своей фигуры. То есть в первый раз это был, собственно, не укол, а просто-таки прямой выпад.

У меня была небольшая стычка с Хеленой, которая несмотря на нашу договорённость всё ещё не свалила в свой фабричный корпус. Сегодня утром в поисках майки с черепом и чёрных джинс-дудочек она заявилась на кухню в одних чёрных трусах.

– Где мои вещи, эй? – спросила она недружелюбно, и я так же недружелюбно ответила:

– Они висят на бельевой верёвке в соседней комнате.

– Что, эй?

– Я их нашла в прихожей, они там просто валялись, и я подумала, выстираю-ка я из них грязь.

– Эй, вот дерьмо, эй, что мне теперь надеть? – сказала Хелена, неблагодарная фея смерти, и я ответила:

– Естественно, ты можешь одолжить мои вещи.

– Что, эй? – взвизгнула Хелена. – Что мне делать с твоими шмотками, эй? Поставить палатку? Вот дерьмо, эй, в этих слоновьих одеждах я и носа на улицу не высуну!

Я стала себя уговаривать, что кто-нибудь вроде Хелены не может – эй – действительно не может – эй – оскорбить меня, но я, естественно, всё же чувствовала себя задетой – как и сейчас, когда Марианна прошлась насчёт журнальных столиков.

Единственным утешением было то, что Бирнбаум её реплике не засмеялся. Но с другой стороны, это могло быть и не таким уж утешением, если он на самом деле считал мои ноги короткими.

– Что вы, собственно, творите с этим шоколадным батончиком? – спросил он Марианну. – Это же отвратительно.

Марианна бросила батончик в мусорную корзину.

– Я не то чтобы их ем, мне просто нужно периодически ощущать вкус шоколада во рту. Это подстёгивает креативность.

– Тогда будем надеяться, что это подействует, – сказал Бирнбаум, взял листы текста из моих рук и пробежал глазами мою колонку. Пока он читал, я скромно уставилась в пол и на Бирнбаумовы туфли. Они были хорошо вычищены, вероятно ручного пошива и итальянского дизайна (но кто, честно говоря, может сказать это наверняка?).

Его носки были, разумеется, тоже наилучшего качества, но оба разные – один чёрный, а другой тёмно-серый. Меня их вид как-то тронул.

– Вы, э-э-э… – сказала я.

– Всё в порядке, – откликнулся он, улыбаясь мне сверху вниз. – Что вы, собственно, делаете, чтобы подстегнуть вашу креативность, Йоханна?

– Сегодня это был мармелад и суфле «Шоколадный поцелуй», – откровенно ответила я. – И сандвич с тунцом. Но я всё честно съела, а не облизывала.

Марианна пробормотала что-то вроде «оно и видно».

– Кажется, это помогло – ваша колонка, как всегда, по-настоящему остроумна, – сказал Бирнбаум, не обращая на Марианнину реплику никакого внимания. – Вот, Марианна, берите пример, прекратите лазать по интернету за счёт издательства, усадите свою вялую задницу на стул и напишите что-нибудь! – Он глянул на часы. – Ну вот, уже поздно! Через полчаса я должен быть на поле для гольфа. У вас не будет поцелуя для меня, Йоханна?

Я ошеломлённо поглядела на него.

– «Шоколадного поцелуя», естественно, – пояснил он.

– Ах вот как, ну конечно. – Я протянула ему коробку. Он извлёк из неё пирожное и сразу запихнул его в рот.

– Так суфле не едят, – заметила я.

– Только так их и можно есть, – возразил Бирнбаум. – Иначе половина шоколада оказывается на полу, а белая масса липнет к лицу. Вы можете как-нибудь написать об этом колонку. – Он устремился в сторону двери. – Тогда до завтра. Старайтесь.

– И вам успехов в гольфе, – колко ответила я. – Кстати, на вас разные носки.

Бирнбаум сделал вид, что не услышал.

Марианна ничего не сказала, только глядела ему вслед.

– Он действительно сказал «полная задница»? – растерянно спросила она. – Мне? То есть если бы он имел ввиду тебя, я бы поняла, но я же провела все чёртовы выходные на тренажёре!

– По-моему, он сказал «вялая задница», – не без некоторого злорадства откликнулась я.

– Он не может позволять себе здесь абсолютно всё, даже если он спит с дочкой издателя, – сказала Марианна. Отношения Бирнбаума с Анникой Фредеманн больше не были ни для кого секретом, Карла давно всё разболтала. – Никто не имеет права говорить мне, что у меня толстая задница.

– Мне тоже, – откликнулась я. Мне сегодня ничего не хотелось пропускать в свой адрес.

Марианна удивлённо воззрилась на меня.

– Но у тебя толстый зад, Йоханна!

– Это как посмотреть, – возразила я.

– Нет, – ответила Марианна. – Это факт, извини. Но я не знала, что твой зад тебе мешает. Наоборот, я считала, что ты гордишься своим лишним весом.

Лишний вес. Это прозвучало как пощёчина. В этот момент зазвенел мой мобильник, чему я страшно обрадовалась. Больше не удостаивая Марианну вниманием, я вернулась к своему столу.

Это была Виви, которая сообщила мне, что её пригласили на интервью, и голос у неё был чрезвычайно довольный.

– Но ведь мы только в пятницу вечером бросили твои резюме в почтовый ящик, – удивлённо отозвалась я.

– Да, это рекламное агентство, и им срочно нужна телефонистка, – ответила Виви. – Я должна быть у них в среду утром. Собственно, они хотели, чтобы я пришла прямо завтра, но я сказала, что завтра у меня ещё одно интервью.

– Зачем?

– Ну ты знаешь, чтобы они не подумали, что у меня нету других предложений. И кроме того, мне ещё нужно привести себя в соответствующий вид. На завтрашнее утро я записалась в маникюрный салон, чтобы там обработали мои обгрызенные ногти. И новые туфли были бы кстати. Дорогие туфли, чтобы они не подумали, что я не могу себе позволить приличной обуви. Ну как, здорово? Рекламное агентство! Наконец что-то новенькое по сравнению со службами отопления и канализации или оптовой торговлей товарами для лошадей! Я имею ввиду, рекламное агентство! Это означает блеск и гламур! И подумай о толпах интересных, хорошо зарабатывающих мужчин!

– Хм, – сказала я с сомнением. Как телефонистка Виви вряд ли столкнётся с предполагаемым блеском и гламуром, и там наверняка окажется больше интересных, хорошо зарабатывающих женщин, чем интересных, хорошо зарабатывающих мужчин. Но мне ни в коем случае не хотелось гасить её энтузиазм.

– Во сколько ты должна быть у них в среду?

– В девять, –ответила Виви. – Что мне надеть?

– Что-нибудь строгое. Твой будильник в порядке?

– Что значит строгое? Это же рекламное агентство, им надо что-нибудь современное, вычурное.

– Я в этом не уверена. Послушай, давай я позвоню тебе в среду утром, разбужу тебя, и мы пройдёмся по твоему гардеробу. На тот случай, если твой будильник снова сломается или если ты поставишь его на неправильное время.

– О Боже, мне ни в коем случае нельзя проспать! – воскликнула Виви. – Это первый случай, когда я очень хочу получить работу. Рекламное агентство, класс! Знаешь, сколько эти типы зарабатывают? Они уже в тридцать все богачи!

– А в сорок получают инфаркт, – сказала я и быстренько сменила тему. – Виви, ты не в курсе, что такое тавро Минотавра?

– А ты не знаешь? Это что-то такое греческое.

– Вот сейчас, как ты сказала, я вспомнила. – Всё же придётся спрашивать Карлу. – Скажи, Виви, считаешь ли ты меня слишком толстой?

На том конце провода воцарилось хорошо слышимое удивление.

– Ну, тебя не назовёшь хрупкой феей, ты и сама знаешь, – ответила Виви. – Но я считаю, это тебе идёт. Как-то.

– Хм, да, спасибо, – сказала я, положила трубку и рассеянно пометила в своём календаре: «7:00. Разбудить Виви по телефону».

Не назовёшь хрупкой феей, хм? То есть «Фея» оказалась для меня самым неподходящим именем. Наверное, его выбрало моё подсознание. «Это тебе идёт», сказала Виви. Но что она имела ввиду под «этим» – может быть, мой «лишний вес»?

Я искоса глянула на Марианну, но она вроде бы полностью погрузилась в свою работу, и я была рада, что мне не надо с ней разговаривать. Сердечко, которая обычно сидела за третьим столом в нашей комнате, сегодня сказалась больной на почве неспецифических жалоб по по поводу беременности. Вероятно, приступов рыданий.

С коробкой «Шоколадных поцелуев» я поплелась наверх к Карле. Сейчас, когда Бирнбаум ушёл, у меня было время немного поболтать. И мне срочно был нужен кто-нибудь для разговора.

В коридоре я встретила нашего руководителя отдела моды Лероя, который был заметно раздражён.

– Мода для каталога! – Увидев меня, он захлопал в ладоши. – Мутант хочет, чтобы мы разрабатывали модельную линию для каталогов! Ты можешь себе представить, Ханна? Кто покупает модные вещи по каталогам?

– Ну да, – сказала я. – Наши читательницы, наверное. И я тоже, иногда. Там есть красивые вещи, и это практично. И доступно по цене. Какая читательница «Анники» может позволить себе модели высокой моды?

Возмущённое хлопанье в ладоши.

– Ты говоришь точно как мутант. – Мутантом назывался, естественно, никто иной, как Бирнбаум. У каждого имелась для него своя кличка. – Но речь идёт о моей чести! – Опять плескание в ладоши. – Мода для каталогов – это недостойно! Дёшево! Неприлично! Затем он потребует от меня, чтобы я разрабатывал модельную линию для больших размеров!

– И что из того? – возразила я. – Средняя читательница «Анники» явно носит не 44 размер.

– Ах, ты меня не понимаешь, – ответил Лерой и посмотрел на меня свысока, что мне совсем не понравилось.

– Мы это обсудим в следующий раз, да? – Я скрылась в Карлином бюро. Она была при деле: с помощью увеличивающего зеркала выщипывала себе брови.

– Не угодно ли подкрепиться? – я протянула ей коробку с суфле. Из девяти «Шоколадных поцелуев» там осталось три. Одно съел Бирнбаум, так что остальные пять были на моей совести. Ну, кто не работает, тот не ест.

– Знаешь ли ты, собственно, сколько калорий в этих штуках? – спросила Карла. – Ладно, давай сюда. Мне всё равно сегодня в фитнес-студию, я и так во всём себе отказываю.

Вздохнув, я присела на край её стола.

– Что случилось, Брюква? – спросила Карла, пряча зеркальце с пинцетом в ящик.

Я не знала, с чего начать, поэтому сказала первое, что пришло мне в голову.

– Марианна сказала, что у меня толстый зад.

– Глупая тощая коза! – солидарно возмутилась Карла. – Я надеюсь, ты ответила ей: «Лучше толстый зад, чем обвисшая грудь»?

– Нет, не ответила. Я бы охотно не имела ни того, ни другого. – Наверное, у меня было очень грустное лицо, потому что Карла сочувственно накрыла мою руку своей.

– Что с тобой? Я тебя такой никогда не видела!

– Я себя тоже, – согласилась я. – Просто… Просто я кое с кем познакомилась.

– Что? Ты? Где? Когда? – вскричала Карла, тут же, правда, добавив: – Надеюсь, мы говорим о мужчине?

– Да. Я познакомилась с ним во время поисков в интернете, в тест-чате.

– Ты подумала, что если твоя сестра там с кем-то познакомилась, то ты тоже сможешь?

– Насчёт моей сестры это я сочинила. Но насчёт этого мужика всё правда: тридцать четыре года, остроумный и действительно приятный. В нашем партёрском тесте мы набрали 397 пунктов из 400 возможных. Это рекорд.

– Точно! – вскричала Карла. 397! Такого не бывает!

– Нет, я три раза пересчитывала, – сказала я и мечтательно добавила: – Его зовут Борис.

– Имя приемлемое, – решила Карла, которая вела список мужских имён – совершенно непонятно, из каких побуждений. – Был бы он Карл-Хайнц, я бы тебя тут же начала отговаривать, но Борис в порядке. Где он живёт? Надеюсь, не на польской границе или у какого-нибудь верхнебаварского озера? Это может породить сложности.

– Он живёт здесь, в городе, – сказала я.

– Бинго! Как он выглядит?

– Ни малейшего понятия. Он хочет со мной встретиться. Лучше всего на этой неделе. Только – я просто не могу этого сделать…

– Чушь! Ты что, боишься, что он может оказаться лысым толстяком?

– Проблема не в его внешности, а в моей.

– Тогда тебе нечего беспокоиться, – отозвалась Карла. – Ты выглядишь хорошенькой, Ханна, в самом деле. Как куколка – с твоими длинными рыжими волосами, веснушками, ямочками на щеках и большими карими глазами. Спорим, твой Борис будет приятно удивлён, увидев себя.

– Я так не думаю, – сказала я. – Он, видишь ли, убеждён, что я ношу 44 размер, причём везде. Я не могу с ним встретиться.

– Но почему он так думает?

– Потому что я ему это сказала. То есть написала в моём профайле. Размер одежды 44, блондинка, голубые глаза… Я ведь не подозревала, что с кем-нибудь познакомлюсь.

– Это было глупо с твоей стороны! Но ты в любой момент можешь открыть ему правду.

– Да, – сказала я уныло. – Я бы могла так сделать, наверное. Но внезапно весь мир дал понять мне, что я – жирный монстр. Я не хочу, чтобы Борис разочаровался, если я окажусь монстром.

– Никакой ты не монстр!

– Но жирная.

Карла помолчала минутку.

– Не жирная, – сказала она наконец. – Просто немножко полненькая. Пухленькая такая. И тебе это как-то идёт, да, ты как раз такой XL-тип.

– О господи, – сказала я, совершенно уничтоженная.

– Да ладно, Ханна, ты ни разу и словом не упомянула, что считаешь себя толстой.

– Я и не считала. Или по крайней мере никогда об этом не думала.

– Окей, – сказала Карла и выпрямилась на стуле. – Давай ещё раз всё проанализируем. Пункт первый: ты познакомилась с мужчиной, который тебе подходит на девяносто девять процентов.

– Во всяком случае, по Марианниному тесту, – уточнила я.

– Не важно, в любом случае это редкость, – ответила Карла. – Я проделала этот тест с огромным количеством мужиков, умеющих читать и писать, и никто не получил от меня больше ста пунктов. Ты должна обязательно встретиться с этим Борисом. Он может оказаться твоей судьбой.

– Я знаю, – вздохнула я. – Но я боюсь.

– Тогда мы подходим к пункту второму. Он думает, что ты стройная блондинка с голубыми глазами.

– Нет. Он уже знает, что я рыжая. Он, собственно, воспринял это совершенно нормально.

– Я тоже думаю, что цвет глаз и волос не так уж важен, – сказала Карла. – Но размер одежды может вылиться в проблему. Я имею ввиду – не сердись на меня, но между тобой и 44 размером довольно большая разница.

Я мрачно оглядела себя сверху донизу:

– Во всяком случае, во многих местах.

– Если он действительно мужчина твоей мечты, то он воспримет тебя такой, какая ты есть, – заверила меня Карла, но как-то неубедительно.

– Так что же мне делать? Написать ему правду? Дорогой Борис, что касается размера одежды, то тут я немножко прихвастнула. На самом деле размер 44 у подружки моего брата, а она сказала мне сегодня утром, что может использовать мою одежду в качестве палатки…

– Ну прекрати наконец вытирать об себя ноги, – сказала Карла. – Если ты боишься сказать Борису правду, то у тебя есть две возможности.

– Какие?

– Номер один: ты забудешь этого типа, судьба он тебе или не судьба.

– А номер два?

– Ты похудеешь.


Глава 8


– Ханна собирается похудеть, – торжественно объявила Карла. Вечером в вторник она экстренно собрала нас у наших любимых итальянцев – исключительно для того, чтобы сообщить Виви и Соне о моём решении уменьшиться на пару размеров.

Виви и Соня отреагировали на это с таким энтузиазмом, как будто они ничего более радостного не слышали. При этом их воодушевила не столько причина моего решения – Карла, разумеется, рассказала им о Борисе и трёхстах девяноста семи пунктах, – сколько само намерение похудеть. Они принялись обнимать меня и хлопать по плечам, словно я только что вернулась домой из долгого-долгого путешествия.

– Я так рада за тебя, – сказала Виви. – Я часто думала о том, как фантастически бы ты выглядела, имея на рёбрах на десять-двадцать кило меньше.

– Мой зимний жирок тоже надо согнать, – сказала Соня, похлопав себя по плоскому животу. – Какой у тебя ИМТ? У меня снова примерно двадцать четыре, и это катастрофа. Но я пережила ветрянку исключительно благодаря чипсам и красному вину. Ну так сколько у тебя?

Ась?

– Индекс массы тела, – пояснила Соня. – Двадцать пять и больше означает, что надо худеть.

– Ханна не знает, сколько она весит, – сказала Карла. – Но вначале это несущественно.

– И я так считаю, – подхватила Виви. – Мой индекс массы тела, кстати, в полном порядке, но у меня слишком высокий процент жира в организме. Давайте просто все вместе сядем на диету, а? Вместе гораздо веселее. – Она буквально сияла от счастья, я её давно такой не видела. – И я уже знаю, что мы подарим тебе на день рождения! Весы!

– С голосовой функцией и определением процента жира в организме, – добавила Карла.

Я была рада, что день рождения у меня только в октябре. Мне для полного счастья не хватало только весов, объявляющих мне, какая я жирная.

Пришёл официант, и Соня радостно сказала:

– Сегодня мы все вместо пиццы или пасты закажем салат, да, девочки? И воду вместо вина. Так что четыре больших салата, но соус отдельно, хорошо?

– Разумеется, мы будем поддерживать Ханну везде, где только можно, – сказала Карла, когда официант ушёл. – Поэтому я вас здесь и собрала. Я назначаю себя руководителем программы похудания, а вы будете моими ассистентами. Мы с нашим опытом должны позаботиться о том, чтобы Ханна безопасно, но быстро скинула вес. – Она вытащила из сумки стопку каталожных карточек. – В конце концов, Борис вечно ждать не будет, и если мы затянем с этим делом, то какая-нибудь предприимчивая дамочка утащит его прямо у нас из-под носа. Это было бы просто фатально, вспомните результаты теста. На эти карточки мы будем заносить полезные советы, которые помогут Ханне избежать обычных ошибок и успешно продержаться до конца. Она будет постоянно носить карточки с собой и доставать их в случае опасности проявить слабость.

– Тогда, пожалуйста, занесите в карточку мой самый любимый и действенный приём, – сказала Виви. – С утра на пустой желудок стакан воды из-под крана, тёпловатой, с каплей яблочного уксуса. Стимулирует липидный обмен.

Карла старательно записала.

– И перед каждым приёмом пищи стакан воды с лимонным соком, – сказала Соня. Это насыщает, а витамин С стимулирует пищеварение.

Карла записала это на следующей карточке.

– Совет номер три – уже от меня, я его получила от бабушки: каждый кусок пережёвывать по меньшей мере тридцать раз.

Я откашлялась.

– Постойте. Я думала, что начну просто меньше есть. Меньше сладостей, меньше пиццы, меньше сливочных соусов, меньше масла на хлеб. Все эти диеты абсолютно устарели.

– Какая же ты наивная! – воскликнула Соня.

– Простым уменьшением рациона ты ничего не добьёшься, Ханна, – сказала Виви. – Если ты действительно хочешь безопасно похудеть, то тебе надо полностью исключить из рациона промышленный сахар.

– А также алкоголь и все продукты с полинасыщенными кислотами, – добавила Соня. – Если тебе нужна специальная литература, то у меня есть все книжки, которые только написаны на эту тему. Наконец желанный вес, я ем, чтобы похудеть, прекратить обжорство за три дня – она всё больше и больше входила в раж, - с постом к фигуре мечты, такяэтогодобилась ментальнаятренировкастройности здоровьенавсюжизнь научитьсябытьстройной. – Она перевела дух, ожидая аплодисментов.

– Ах, я как раз читаю собрание сочинений Платона, тома с первого по шестой, – пробормотала я. – Но когда дочитаю, с радостью вернусь к твоему предложению.

Карла, Соня и Виви сели поплотнее и заговорщицки сдвинули головы.

– Что с Маркертом? – спросила Виви. – Просто для начала?

Маркерт? Это кто, пластический хирург?

– Порошковая диета – ни в коем случае, – строго сказала Карла. – Разумеется, мы периодически будем интегрировать в рацион белковые напитки.

– И, конечно, не станем связываться с аноретиками, – подхватила Виви.

– Кроме как с фруктовой клетчаткой из ананаса и яблочного пектина, – добавила Соня. – Она заполняет желудок и к тому же поставляет балластные вещества. В начале она тебе понадобится, Ханна, из-за терзающего чувства голода. Тебе придётся в любом случае достаточно пить, иначе будут запоры. Три литра воды в сутки – это абсолютный минимум.

Карла записала: «При острых приступах голода жевать жвачку без сахара».

– Чай матэ притупляет голод, – сказала Виви. – А зелёный хорошо сжигает жиры. И периодически таблетку магнезии, потому что без магнезии никуда.

– Никакой соли и острых приправ, – заявила Соня. – Соль задерживает воду в организме, а приправы возбуждают аппетит. Кстати, как и хаш, так что никаких косячков во время диеты, Ханна.

Мой взгляд метался от одной к другой – я чувствовала себя словно зритель на теннисном матче.

– Я предлагаю вначале провести курс «Чудо-суп» для расшлаковки организма, – сказала Виви. – Конечно, от тебя будет немного разить капустой, но зато результат потрясающий. Затем приступим к раздельному питанию.

– Строгое раздельное питание, скомбинированное с формулой Лоу фэт 30, – вставила Карла. – И независимо от этого не более 30 граммов масла в день, тогда мы на верном пути.

– Все усилия будут насмарку, если одновременно не придерживаться диеты по группе крови, – объявила Соня. – У тебя есть книжка, Ханна? Если нет, я тебе скопирую для твоей группы. Я только надеюсь, что у тебя не первая, поскольку в этом случае тебе почти ничего нельзя будет есть.

Я могла только удивляться. Очевидно, я открыла нечто вроде ящика Пандоры. Передо мной сидели самые прожжённые эксперты Германии в области уменьшения веса – все как одна стройные как тополь, причём от рождения.

– Без разницы, на какую диету ты сядешь, – сказала Виви. – После обеда тебе в любом случае можно будет только фрукты.

– Устаревший подход, – заявила Карла. – Человеку нужно и утром, и вечером немного белка, чтобы стимулировать сжигание жира.

– Пусть белок, но абсолютно обезжиренный, – не стала спорить Виви. – Обезжиренный творог, пахта или кусочек камбалы на гриле. И ни в коем случае не больше пятидесяти граммов.

– То же относится и к углеводам типа картофеля, риса или макарон. Если ты будешь съедать не более пятидесяти граммов за приём пищи, то не сможешь поправиться, – сказала Соня.

В этот самый момент я решила прервать молчание.

– Пятьдесят граммов? – переспросила я. – Я в самом деле должна наесться пятьюдесятью граммами макарон? Обычно я варю триста граммов на двоих, и то только потому, что есть приличный гарнир и десерт.

– Ты неправильно поняла, – пояснила Соня. – Пятьдесят граммов отварных макарон.

– Это, конечно, недоразумение, – сказала я. – Пятьдесят граммов – это примерно восемь сваренных спагетти.

Никто не возразил.

– Если ты каждую спагеттину будешь пережёвывать тридцать раз, то тебе они уже не покажутся такими малочисленными.

– Кроме того, ты сможешь наесться овощным гарниром, – сказала Карла. – Столько обжаренных на гриле помидор и тушёных кабачков, сколько захочешь.

– Разумеется, в том случае, если с твоей группой крови можно кабачки и помидоры, – дополнила Соня. – Если у тебя первая группа, то перспективы плохие.

Я не имела ни малейшего представления, какая у меня группа крови, но у меня было смутное чувство, что именно первая.

– Не секрет, что лучшие результаты достигаются в том случае, если между приёмами пищи проходит не менее шести часов, – сказала Карла. – Но я думаю, что для начала это слишком жёстокое правило. Уж лучше испытанные пять приёмов пищи в день. В случае стагнации веса мы в любой момент сможем перестроиться.

– Продукты из белой муки тоже должны стать табу, это само собой. То есть ты будешь употреблять цельнозерновые макароны и нешлифованный рис, – добавила Виви. – Собственно говоря, надо было бы отказаться и от моркови, у неё чересчур высокий гликеминовый индекс…

– С другой стороны, у неё высокий процент балластных веществ, а каротин полезен для здоровья, – возразила Карла. – Я сторонница моркови. Однако я против бобовых. Лишь стручковую фасоль можно позволить себе время от времени.

Соня и Виви кивнули. Я смотрела на них во все глаза.

Официант принёс тарелки с салатом. Салат Айсберг, руккола, цикорий, помидоры, огурцы, оливки и пара кружочков лука были красиво разложены на тарелке. Я невольно вздохнула. Я ничего не имею против салата, наоборот, в качестве дополнительного блюда он очень хорош. Но сейчас, когда салат на долгое время превратился для меня в основную еду, он стал смотреться как-то неаппетитно. Хорошо, что затем я смогу съесть пятьдесят граммов цельнозерновых макарон, если, конечно, в салате не будет белка в виде бобовых, овечьего сыра или мяса, потому что в этом случае я нарушу правило раздельного питания.

Ну, данный салат в этом отношении был абсолютно безупречен. Правда, Соня выудила из моей тарелки все оливки.

– Они хоть и полезны, но в них много калорий, – пояснила она.

Ну что ж, раз так…

Это был печальный ужин. Каждый взял себе примерно половину столовой ложки соуса, и все проигнорировали ароматный хлеб чиобата, корзинку с которым официант поставил на стол. Все, кроме меня. Я так люблю этот свежий, хрустящий хлеб – вначале намазать его маслом, а потом…

– Через некоторое время ты станешь к этому невосприимчивой, – заверила Виви, перехватив мой полный тоски взгляд.

Мы молчаливо жевали. Каждый кусок тридцать раз. По звуку это было похоже на крольчатник.

– Будем двигаться от начала к концу, – снова обрела речь главный руководитель программы похудания. – Я записала тебя на следующей неделе в фитнес-студию на пробную тренировку, а завтра ты начнёшь бегать.

– А я тебе дам мой миостимулятор, – сказала Соня. – Я всё равно в последнее время использую его как вешалку. Но он ужасно эффективный.

– Твой что? – всполошилась я. – А, ты имеешь ввиду эту штуку с такой смешной дёргающейся лентой, которая массажем избавляет от целлюлита? Нет, спасибо, мне только не хватало такого вибромассажёра.

– Он ужасно полезный, если его регулярно использовать, - ответила Соня. – Миостимулятор не только сгоняет целлюлит, но и заставляет расходовать много калорий. Разумеется, только в том случае, если в это время не есть. Чтобы, к примеру, нейтрализовать съеденное яблоко, нужно массироваться всего полчаса. Это не так напрягает, как бег.

– Да, а для пиццы всего шестнадцать часов, – возразила я. – У меня и так не очень много времени…

– С данного момента эта отговорка не принимается, – строго сказала Виви. Я дала себе слово сказать ей то же самое, когда она в следующий раз бросит работу.

– Самое важное – сохранить мотивацию, – объявила Карла. – Поэтому я принесла тебе этот календарь, где ты будешь вести учёт своим успехам и неудачам. За каждый шоколадный батончик, от которого ты откажешься, ты можешь нарисовать в этом календаре солнышко. И за каждую тренировку тоже. А если ты когда.нибудь не сможешь себя заставить, то в качестве наказания ты нарисуешь сюда тучку. Тучки будут рисоваться и в том случае, если на тебя нападёт приступ обжорства и ты заглотнёшь что-нибудь запрещённое. Каждый вечер ты будешь суммировать свои солнышки и тучки и таким образом составишь картину погоды. Это будет для тебя прекрасной мотивацией и к тому же отличным инструментом контроля.

– Да, это звучит действительно здорово мотивирующе, – сказала я устало. Нагруженная календарём, десятками карточек и бурчащим животом, я наконец отправилась домой. Я шла в глубокой задумчивости. Что всё-таки произошло? Пока я нормально себя чувствовала, никому и в голову не приходило наделять меня полезными диетическими советами или прохаживаться насчёт моей толстой попы. Только в тот момент, когда на меня напали сомнения по поводу собственной фигуры, изменилось и восприятие моего окружения.

Или изменилось моё собственное восприятие? Ты таков, каким себя представляешь. Возможно, это странное высказывание справедливо. До моего знакомства с Борисом я считала, что у меня тонкая талия и относительно полные бёдра, что я совершенно обычная, довольно привлекательная женщина с хорошо маскируемой проблемной зоной. С проблемной зоной, которая даже не стоит такого названия, поскольку никаких проблем у меня с этим не было.

Но сейчас я чувствовала себя примерно как та толстая тётка, которую недавно показывали по телевизору. Её вытаскивали через окно с помощью крана, потому что она не пролазила через дверь.

Ну хоть волком вой.

Борис, этот ни о чём не подозревающий Бобр, хочет как можно скорее встретиться. Он ожидает грациозную газель, так что же он скажет, когда перед ним предстанет беременная бегемотиха?

Он наверняка почувствует себя злостно обманутым.

Невероятные триста девяносто семь пунктов замерцали перед моим внутренним взором. Триста девяносто семь. Мне надо, надо начать худеть. И кто знает? Может быть, через полгода я стану настолько стройной, что рискну показаться ему на глаза.

Наш сад перед домом был освещён огоньками свечей. Хелена и Филипп ползали в траве и – о Боже, они собирали в цветочный горшок виноградных улиток!

Сад был увлечением моего отчима, и он поселил в нём виноградных улиток, потому что они были очень красивые и к тому же поедали яйца вредных слизней. Пару лет назад он начал с единственной пары улиток, и за это время образовалась целая колония этих очаровательных великанов, таскающих на себе свои раковины. Сегодня ранним утром я заметила, что предвесеннее солнышко уже выманило их из зимних квартир – они разползлись по саду, чтобы позавтракать нежными побегами щедро разросшегося мака.

– Этих улиток есть нельзя! – сказала я с упрёком. – Это домашние животные, а не сельскохозяйственный скот. Это наши друзья.

Филипп и Хелена подняли головы.

– Привет, Ханниляйн, – сказал Филипп. – Конечно, мы не собираемся их есть, что ты подумала? Мы их просто расписываем.

Только теперь я увидела, что у них руках были маркеры. Улитки, лежавшие в траве рядом с Хеленой, были подписаны словами «fuck», «her», «him» и «break». На улитках Филиппа значились «kiss», «happy» и «day».

– Для чего это? – спросила я, совершенно сбитая с толку.

– Мы, можно сказать, учим английский! – радостно ответил Фмлмпп и выпустил в траву особенно большую улитку с надписью «Moonlight». – Хелена говорит, что это идеальное занятие в полнолуние.

– Луна сейчас убывает, – заметила я.

– Завидуешь, эй? – спросила Хелена.

– Чему, луне?

– Да, эй, потому что она убывает в размерах! – сказала Хелена и злобно захихикала.

Вот, опять пренебрежительное замечание по поводу моей фигуры. Этому просто не будет конца.

– Она потом снова будет увеличиваться, это называется эффектом йо-йо, слышала когда-нибудь? – сказала я. – Бедные улитки. Это жестокое обращение с животными. Как бы вы себя почувствовали, если бы вам кто-нибудь написал на спине «fuck»?

– Эй, да ладно, эй, на моей майке написано то же самое, – ответила Хелена. – Но здесь у нас серьёзный ритуал, эй. У него более глубокий смысл, чем ты можешь себе представить.

– И какой же? В самом деле есть такой ритуал, при котором разрисовывают виноградных улиток?

– О да, – заявила Хелена. Она как раз присела рядом с огоньком, и её освещённое снизу лицо украсило бы собой любой фильм ужасов. – В области магии нет ничего, чего не существует.

– Эй, – механически дополнила я.

Хелена выпрямилась.

– Ты боишься, что я могу тебя заколдовать? – В темноте её глаза странно блестели. Она написала «Blood» на улитке, пытавшейся скрыться в кустах рододендронов.

Да, я боялась, хотя и не Хелениного колдовства. Было очевидно, что у неё здорово повреждён чердак. Тот, кому взбрело в голову расписывать улиток английскими ругательствами, способен, видимо, и не на такое.

Я раздумывала, не наступил ли подходящий момент, чтобы навсегда вышвырнуть её из дома.

– Послушай, Ханна, в доме нет нормальной еды, – сказал Филипп и опустил очередную улитку в траву. На её раковине значилось «heart». – Только всевозможная зелень, морковка, перец, салат и помидоры…

– Ну так радовались бы, – ответила я. – Ничего от мёртвых или живых животных.

– Да, но также и ничего, чем можно наесться, – пожаловался Филипп.

Тут он, к сожалению, был совершенно прав.

– Мне очень жаль, но о других продуктах тебе придётся заботиться самому, – сказала я и направилась к дому. – Потому что с сегодняшнего дня я начинаю курс похудания.

– Что? Ты? – спросил Филипп. – Что с тобой происходит, Ханниляйн?

Я почти споткнулась об улитку с надписью «love», которая по ошибке заползла на коврик под дверью. Это навело меня на мысль.

– Возможно, я влюблена, – бросила я через плечо. Возможно, я действительно влюблена. В конце концов, мы с Борисом набрали триста девяносто семь пунктов. Если это не причина для влюблённости, ну я тогда не знаю.

В саду воцарилось ошеломлённое молчание.

С довольной ухмылкой я исчезла в доме. Я заглотнула ещё один перец и один хлебец, чтобы утихомирить свой бурчащий живот, пускай даже мне за это придётся нарисовать в календаре тучку.

Но я осталась голодной.

«Вместо еды: принять ванну» – стояло на одной из каталожных карточек, и я так и сделала. Затем на пустой желудок я отправилась в постель, и мне снились газели, бегемоты и подъёмный кран, который по утрам тащит меня на работу.

Глава 9


– Как ты себя чувствуешь? – спросила меня Карла на следующее утро в редакции. Мы были одни в моём бюро – Сердечко отсутствовала по беременности, а Марианна ещё не пришла.

За меня ответил мой живот: он заурчал. Яблоко, бывшее моим завтраком, раздразнило его, но не заполнило.

– Через максимум четыре недели ты привыкнешь к этому, – пообещала Карла моему желудку. – Перманентное чувство голода исчезнет, и ты начнёшь наедаться малыми порциями.

– Если доживу.

– Ты бегала сегодня?

– Да, – ответила я. – Если это можно назвать бегом. – В половину седьмого я заставила себя натянуть спортивный костюм и кроссовки и выскользнула из дома. При этом мне навстречу попались две улитки с надписями «black» и «day».

Улиточное пророчество сбылось: у ближайшего фонаря на меня накатила слабость. Я имею ввиду действительно слабость. Мне ничего не оставалось, как повернуть назад, и я была рада, что добралась до дома живой.

– Я хотела сделать один круг по кварталу, – сказала я уныло.

– Супер, – ответила Карла. – Для начала совершенно достаточно малых расстояний.

– Ну, оно было не таким уж и малым. Около ста метров туда и ста обратно, – возразила я. – У меня началось колотьё в боку, я стала задыхаться, а ещё появился привкус крови во рту. Наверное, я чудом избежала инфаркта.

– Ты слишком быстро бежала, – констатировала Карла. – Я это предвидела. Вот! – Она протянула мне наручные часы и чёрный пояс. – Это мой измеритель пульса, и ты им будешь контролировать свой пульс. Новички всегда бегут слишком быстро, и к тому же это ничего не даёт в отношении сжигания жира. Ты должна тренироваться в таком темпе, чтобы не запыхаться, то есть твой пульс не должен превышать ста сорока ударов в минуту. Для начала вполне достаточно, если у тебя во время бега будет сто двадцать. Так можно держаться часами. Давай подними свой пуловер.

– Что?

– Пояс крепится вокруг груди, – пояснила Карла. – Я тебе покажу.

То, что находилось у меня под пуловером, было в обычных условиях надёжно защищённым частным владением. Таким довольно-таки мягким и пышным частным владением. Я неохотно подняла пуловер.

Карла тут же засунула в это моё частное владение обе руки. Я возмущенно взвизгнула.

– Не волнуйся, за это всё мы возьмёмся в фитнес-студии, – успокоительно сказала она. – Вот посмотришь: ты скинешь килограммов десять, полгода беспощадно потренируешь проблемные зоны, и у тебя будет живот как стиральная доска.

– Ты думаешь, Борис позволит мне тянуть полгода? Он уже был разочарован, когда я сказала, что на этой неделе не получится.

Карла закрепила нагрудный ремень и милостиво прикрыла пуловером мои телеса.

– Посмотрим. Давай не будем забегать вперёд. Сегодня твой первый день на растительной пище. Если ты выдержишь, а вечером потратишь полчаса на упражнения для сжигания жира, то сможешь нарисовать в календаре целых два солнышка. Впрочем, для начала вполне хватит, если ты будешь ходить быстрее и держать при себе руки.

– А что, ты считаешь, я обычно делаю со своими руками? Выбрасываю в мусорное ведро?

– Ха-ха-ха. Ну, какой у тебя пульс в состоянии покоя?

Я поглядела на пульсометр, который Карла между делом нацепила мне на запястье.

– Семьдесят пять.

– Нормально, – заявила она. – Оставь пульсометр на руке. Начиная со ста двадцати происходит сжигание жира. Это здорово тебя простимулирует, когда ты, к примеру, станешь подниматься по лестнице или побежишь к копировальному аппарату. Эта штука настроена так, что при пульсе свыше ста сорока она начинает пищать. Что означает – внимание, с этого момента все дополнительные усилия напрасны, потому что после ста сорока начинают сжигаться уже не жиры, а углеводы. Мне вначале это так нравилось, что я оставляла на себе прибор даже на время секса. Но тут меня постигло разочарование. Секс сжигает калории – как бы не так! Основная польза от секса в том, что приходится всё время втягивать живот. А для сжигания жира гораздо эффективнее грести руками. Попробуй-ка.

Я послушно начала описывать руками круги. Внезапно мой пульс подскочил до ста восемнадцати.

– Давай, Брюква, давай, – подбадривала меня Карла, и я гребла как безумная. Карла гребла вместе со мной.

– Что тут происходит? Сломался вентилятор? – Это был Бирнбаум, который стоял в дверях и ухмылялся.

Мы с Карлой опустили руки. Как всегда по утрам, Бирнбаум был безупречно выбрит, причёсан и одет. Я всякий раз с неослабевающим интересом наблюдала, как у него в процессе дня отрастала щетина, растрёпывались волосы и сминался костюм. Это было феноменально.

– Это расслабляющие движения для улучшения кровоснабжения мозга – объяснила я и поглядела для контроля на его обувь. На сей раз он был в парных носках.

– Почему вы не поздороваетесь, как все нормальные люди? – спросила Карла. Она по-прежнему ненавидела Бирнбаума.

– Сейчас вы ко мне несправедливы. Я уже был в вашем бюро, чтобы пожелать вам доброго утра, фрау Лаутенбахер, – ответил он. – Но там никого не было, лишь телефон разрывался как сумасшедший. Однако я целиком и полностью одобряю, что вы что-то предпринимаете для улучшения кровоснабжения вашего мозга.

Карла кинула на него полный ненависти взгляд и стала лихорадочно подбирать подходящее оскорбление для достойного ответа.

– Мы просто тестируем пульсометр, – быстро вмешалась я, пока Карла не ляпнула что-нибудь такое, что могло бы привести к увольнению.

Бирнбаум подошёл ко мне и взял меня за запястье.

– Сто двадцать три, – сказал он. – Это хорошо или плохо?

– Это то, что надо, – объяснила я. – Потому что это показывает, что я сжигаю жир.

Бирнбаум поднял брови.

– Как это? У вас, значит, теперь уже не будет «Шоколадных поцелуев»?

– Нет, – сказала я с сожалением. – В лучшем случае я смогу предложить вам морковку.

– Что, ты села на диету, Ханна? – Марианна впорхнула в комнату и грациозно села за свой стол. – Только потому что я сказала, что у тебя толстый зад? Я бы на твоём месте не мучила себя, детка. Многим мужчинам нравятся толстушки, верно, господин шеф-редактор?

– Да, вполне возможно.

У меня было такое чувство, что все уставились на мои бёдра, и я покраснела. Живот можно втянуть, а вот бёдра нет.

– Моя мать говорит, что мужчинам надо, чтобы было за что взяться, – продолжила Марианна.– И у тебя есть так много за что взяться, что свободно хватит на двух мужчин, Ханна. Двое мужчин! Разве мы не все об этом мечтаем?

Моё лицо тем временем обрело цвет спелого томата.

– Ханна это делает не для каких-то там мужчин, а для себя самой, – сказала Карла. – Верно, Ханна?

Зазвенел мой мобильник, и я возблагодарила Господа за то, что мне не надо отвечать Карле. Я повернулась лицом к моему столу (и спиной к остальным) и сказала в трубку:

– Редакция «Анники», Йоханна Рюбенштрунк, добрый день.

– Ханна, мышонок, сядь, а то упадёшь. Есть новости! – Это был Алекс, мой бывший друг, ну вы помните, тот самый, с которым я рассталась по обоюдному согласию. Настолько по согласию, что он до сих пор называл меня мышонком. – Ты сидишь?

– Да, конечно, – солгала я. Не важно, что он скажет, меня это не потрясёт: Алекс был не тот человек, который потрясает других.

Он сообщил, что два часа назад подписал новый контракт.

– На пять процентов больше зарплата, более солидный служебный автомобиль, и, что самое лучшее, у фирмы отделение в Кёльне. Так что со следующего месяца я буду опять в городе. Ну разве ты не удивлена?

– Да, – сказала я, чтобы его не разочаровывать. – Если бы я не сидела, то точно упала бы!

– Ты меня ещё любишь, мышонок?

– Конечно, я тебя всё ещё люблю, – сказала я, и это было абсолютной правдой: если я кого-нибудь принимала в сердце, то он оставался там навсегда. – Но что скажет Ариана на то, что ты снова переедешь в Кёльн? – Ариана была моей преемницей. Они с Алексом снимали вместе квартиру в Мюнхене.

– Мы с Арианой расстались. По совершенно обоюдному согласию, – сказал Алекс.

– Я от тебя другого и не ожидала, – ответила я. – Значит, ты снова один?

– Да. Это неплохое ощущение. Но я всё больше и больше думаю о том, что пора заводить семью. В этом году мне будет тридцать пять. И у меня наметились залысины.

– Да, время никого из нас не красит.

– Себя ты можешь сюда не приплетать, ты как раз посередине между двадцатью и тридцатью годами и в расцвете своей юности и красоты, – сказал Алекс, и его слова пролились бальзамом на мою измученную душу.

– Ты серьёзно?

– Ну конечно, мышонок. В двадцать шесть лет и не подозреваешь, как быстро летит время. Человек живёт себе в своё удовольствие, и тут бац! В один прекрасный день – дальнозоркость, гусиные лапки, облысение и сосудистые звёздочки. И теперь уже надо постараться, чтобы заарканить женщину. К примеру, ты, такая свежая, юная, наверняка не польстишься на такого старого хрыча, как я. Ты была бы в шоке, увидав мои сосудистые звёздочки!

– В каком месте они у тебя появились?

– Лучше не спрашивай! Ты никогда их не увидишь! Нет, нет, я скорее думаю о женщине, у которой те же проблемы, что и у меня.

– То есть тебе нужна женщина с залысинами?

– Ты понимаешь, что я имею ввиду. Мне нужна женщина, которая, как и я, уже почувствовала разрушительное воздействие времени.

– О, здорово! Тут я смогу тебе помочь.

– В самом деле? Я не против, если меня станут знакомить! Слушай, мышка, на следующей неделе я буду в Кёльне, тогда мы сможем вместе пообедать и подробнее всё это обсудить!

– Отлично, – сказала я и сделала соответствующую пометку в календаре. С кем мне его вначале свести? Не с Виви, он её уже видел, и она не в его вкусе. Возможно, с Соней или даже лучше с Карлой. Ей это нужно в более срочном порядке. И, без сомнения, она уже почувствовала разрушительное воздействие времени.

Когда я наконец повернулась, то поняла, мой разговор был внимательно выслушан всеми присутствующими.

– Кто это был? – спросил Бирнбаум.

– Мой бывший друг, – ответила я послушно, хотя это, естественно, совершенно его не касалось.

– Кто? Занудный Алекс? – уточнила Карла.

Бирнбаум взял меня за запястье и посмотрел на пульсометр.

– Девяносто пять, – констатировал он. – Значит, не такой уж он и занудный.

– Нет, он не занудный, – подчеркнула я.

В этот момент в комнату вошла молодая девушка, высокая блондинка, но не типа куклы Барби, а скорее типа Сары Коннор. Я сразу её узнала – узкое, немного строгое лицо, длинные светлые волосы, длинные стройные ноги и маленькая попка, которая так элегантно смотрелась на высоком табурете в суши-баре. Девушка выглядела во всех отношениях сногсшибательно.

Это была Анника Фредеманн, дочка босса.

Бирнбаум не сразу её увидел, поскольку стоял спиной к двери и всё ещё держал меня за руку, но Марианна со своего рабочего места смотрела прямо на неё.

– Заблудились? – спросила она недружелюбно. Марианна была известной ненавистницей блондинок, и было совершенно очевидно, что она не имеет понятия, кто перед ней. – Сюда могут входить только те, кто умеет читать и писать.

– Простите? – Анника Фредеманн была сбита с толку.

– Мы ещё и плохо слышим, да? Да, всё так, как я и говорю: блондинки должны иметь при себе удостоверение инвалида.

Тем временем Бирнбаум отпустил мою руку и обернулся.

– Ты ищешь меня? – спросил он.

Анника Фредеманн облегчённо улыбнулась.

– А, вот ты где, Адам.

Марианна превратилась в соляной столб. Только двигала глазами – от Анники к Бирнбауму и обратно.

Мы с Карлой мило улыбались.

– Тебя было не так легко найти, – сказала Анника Фредеманн. – В твоём офисе тебя не было, в секретариате тоже никого. Я спросила про тебя одну беременную женщину, так она, услышав твоё имя, тут же разрыдалась. В конце концов пожилая женщина с таксой подсказала, что я смогу найти тебя здесь.

Бирнбаум засмеялся.

– Таксу зовут Пауле, и он один из самых способных моих сотрудников. Вот, – он указал на Карлу, меня и соляной столб, – это фрау Лаутенбахер, секретарь, Йоханна Рюбенштрунк и Марианна Шнайдер, ведущая раздела «Актуальные репортажи». А это Анника Фредеманн, крёстная мама нашего журнала.

– Очень приятно, – сказала Анника, не удостоив при этом Марианну взглядом. К моему безмерному удивлению, она схватила мою руку и пожала её. – Йоханна Рюберштрунк! Как приятно с вами познакомиться! Мне нравятся ваши статьи. Я смеюсь над ними до упада – правда, Адам?

– Да, – ответил Бирнбаум. – Ну что, пойдём в мой офис?

Анника продолжала ослепительно мне улыбаться.

– Я всё время думала, как же вы выглядите? Честно, я представляла вас совсем другой!

«А какой?» – охотно спросила бы я, но мне страшно было услышать ответ, поэтому я просто улыбалась, пока Бирнбаум с Анникой не покинули комнату. Странно, но восхищение Анники моими статьями почему-то мне совершенно не польстило. Внезапно у меня закралось подозрение, что Бирнбауму нравятся мои заметки только потому, что они нравятся его подруге.

Марианна вышла из оцепенения только тогда, когда за Бирнбаумом захлопнулась дверь.

– Чёртово дерьмо, – сказала она. – Вы могли меня предупредить!

Карла эффектным движением забросила за спину волосы.

– Ах, знаешь, Марианна, – ответила она, – мы, блондинки, в сомнительных обстоятельствах предпочитаем держаться вместе!

– А что до меня, то я крепко сидела на своей толстой попе! – добавила я.

Марианна злобно накинулась на свой компьютер.

Мой телефон снова зазвонил.

– Редакция «Анники», Йоханна Рюбенштрунк, чем могу помочь? – спросила я весело.

– Уже ничем, – произнёс голос Виви с другого конца провода. – Потому что уже слишком поздно!

– О чём ты говоришь, ради Бога? И почему ты плачешь?

– Это всё ты виновата, – всхлипнула Виви. – Это был шанс всей моей жизни, ты это точно знала!

– Виви! Скажи наконец, что случилось!

– Сегодня среда, – всхлипнула Виви. – И ты сказала, что разбудишь меня.

О Боже! Интервью Виви в рекламном агентстве! Я посмотрела на часы. Было десять минут одиннадцатого.

– Ох, Виви, мне так жаль… – Я лихорадочно листала календарь. «В 7:00 разбудить Виви» стояло там чёрным по белому. Как я могла забыть?

– Мне это уже не поможет, – прохрипела Виви. – Это был шанс моей жизни, и я его упустила. Я только что проснулась. Будильник не прозвенел, а ты не позвонила!

– Ох, Виви, дорогая! Я тоже не знаю, как это могло случиться… Я специально сделала пометку в календаре. Но я отправилась на пробежку, а потом перечистила кучу морковки для моего постного дня, потом я поехала в редакцию и… ох Виви, мне так жаль!

– Что мне теперь твои извинения, – скзала Виви и положила трубку.

Я плюхнулась на стул и охотнее всего заревела бы.

– Что случилось? – спросила Карла.

– Виви пропустила интервью! Из-за меня! Ах Карла! С тех пор как я решила похудеть, всё идёт наперекосяк!

Глава 10


Улиточный оракул ещё в полседьмого утра предсказал мне чёрный день, и предсказание продолжало сбываться. Виви действительно на меня злилась. Я несколько раз пыталась до неё дозвониться, но всякий раз попадала на автоответчик. Я осыпала себя упрёками: ведь я предполагала, что будильник её подведёт. Бедная Виви. Её подвёл не только будильник, но и лучшая подруга. У которой в голове была только её диета и совершенно посторонний мужчина, случайно набравший в каком-то дурацком тесте триста девяносто семь пунктов.

Тьфу на меня!

День на растительной пище тоже оказался катастрофой. После третьей морковки у меня возникло чувство, что я грызу метловище, а сладкий перец, нарезанный аппетитными полосками, напоминал на вкус ласты. Я выдержала эту пытку только потому, что Карла пасла меня как охотничья собака, и к тому же мне не хотелось давать слабину на глазах у Марианны.

По дороге домой я заскочила в супермаркет. У меня было два списка – один прислала факсом Тони, а другой составила Карла. В первом списке наряду с памперсами, детским кремом и бананами значились вкусные замороженные и готовые блюда и сладости, а во втором были перечислены продукты для супа, который в последующие семь дней будет основным источником моего питания. Но я не заслужила ничего лучшего! Я покаянно сложила в тележку кочан капусты, лук, корень сельдерея и помидоры и бегом проскочила мимо полки с «Шоколадными поцелуями».

Я собиралась написать статью о моей диете, но в ней пока не было ничего комичного, совсем наоборот. В очереди в кассу меня охватило такое чувство голода, что я чуть не вскрыла Тонину семейную упаковку детского шоколада. Но я вовремя вспомнила о каталожных карточках и извлекла из сумки одну из них.

«Акупрессура как глушитель аппетита», прочла я. «Надавить указательным пальцем на точку голода, находящуюся между носом и ртом».

Ну, это вполне может сгодиться для статьи. Во всяком случае, люди, которые таращились на меня, пока я давила на точку голода, вроде бы развлеклись.

Было семь часов вечера, когда я выложила покупки у Тони на кухне. Кухня выглядела так, как будто по ней пронёсся ураган: пол был усыпан игрушками, в мойке громоздилась гора грязной посуды. У Тони был такой вид, словно она сегодня и не причёсывалась, а её улыбка была какой-то вымученной.

Наш обмен приветствиями утонул в общем шуме. Леандер ревел, поскольку был голоден, а Финн с Генриэттой ревели, потому что «Песочный человечек» как раз закончился, и Тони выключила телевизор. Где-то на полу игрушечный будильник выводил «Милый месяц, ты восходишь».

– Хочу что-нибудь смотреть! – ревел Финн, а Генриэтта орала:

– Мама плохая! Мама дура! Мама попа!

– Уаааааааааа! – надрывался Леандер.

Тони уселась с малышом на кухонном столе и расстегнула блузку. По крайней мере, «уааааааааа» прекратилось. Оставались Финн с Генриэттой.

– Ты не должна этого терпеть, – сказала я.

– Ах не должна? – агрессивно спросила Тони. – И что я, по-твоему, должна предпринять?

Я повернулась к детям.

– Пора спать, – строго сказала я. – Вы немедленно отправитесь наверх, почистите зубы и наденете пижамы.

Ничего не произошло, не считая того, что рёв усилился.

Тони иронически вздёрнула бровь.

– Да, и пусть Генриэтта поменяет брату памперс, а он перестелет её кровать. Туда помочился проклятый хомяк, который бесследно исчез сегодня днём. Ну, не совсем бесследно, перед этим он уписал постель.

Я должна была согласиться, что всё не так просто, как кажется на первый взгляд.

– А где Юстус? – спросила я. – Мне кажется, что он по крайней мере вечерами мог бы быть дома и вносить свой вклад в семейную жизнь.

Тони фыркнула.

– Представь себе, мне тоже так кажется. Но Юстус говорит, что для того, чтобы у нас вообще была семейная жизнь, он должен работать сверхурочно.

– Тони, а когда ты поняла, что у вас с Юстусом серьёзно?

– Ну, – ответила Тони, – наверное, когда я забеременела и мне не оставалось ничего другого, как выйти за него замуж.

– Ну, кроме шуток. Ты же знала это ещё до того, да? То есть до того, как ты с ним…

– Ну, вполне возможно, что ещё до этого я стала считать, что он моя половинка, – сказала Тони. – Лунный свет, пара бокалов вина… Но ты знаешь, это чувство довольно быстро рассеивается. Генриэтта! Оставь в покое фикус! Он новый и к тому же стоил кучу денег. – Повернувшись ко мне, она добавила: – По фэнг-шую он якобы должен улучшить энергию в этом помещении, говорит мама. Ну, он долго не продержится, но попытаться стоит.

– Я думаю, домработница быстрее улучшила бы энергию в этом помещении, – сказала я.

– Да, но Юстус не хочет никаких домработниц. Он говорит, что ему неприятна сама мысль о том, что чужие люди будут убирать за ним грязь. – Тони вздохнула. Леандер закончил есть (он кушал очень быстро, это был его способ выживания, который при наличии старших брата и сестры был ему совершенно необходим), и Тони сунула его мне в руки.

– Осторожно, он может срыгнуть или покакать. Утром Финн протолкнул ему в рот дольку мандарина, и она до сих пор не вышла. – Она огляделась. – Ты когда-нибудь видела такой ужасный беспорядок, включая меня?

Я покачала головой.

– Мы сейчас всё это разгребём. Ты отведёшь старших в постель, а я наведу здесь порядок, поглаживая Леандера по животику. Ты уже начала сцеживать молоко?

– Литрами, – ответила Тони. – А мы не можем поменяться? Я приберусь здесь, а ты уложишь детей?

– Не вопрос, – согласилась я. Но дети непременно хотели, чтобы их укладывала «плохая мама-попа». Судя по крикам, доносившимся сверху, мне с уборкой перепала более приятная работа. Я дождалась, что Леандер покакал (мандаринка опять не вышла), уложила его в колыбельку и принялась убирать. Уборка может принести большое удовлетворение, потому что каждое действие приводит к улучшению. Я поставила книжки с картинками на полку, игрушки разложила по коробкам, отскребла грязь с кухонного стола и Финнова стульчика, загрузила и включила посудомоечную машину, выдраила руками четыре грязнющие кастрюли (все со шпинатом), протёрла рабочие поверхности и отмыла плиту. Поскольку сверху всё ещё доносился рёв, а Леандер продолжал что-то лепетать в своей колыбельке, я достала из кладовки пылесос, пропылесосила диван и пол, удалив килограммы раздавленного печенья, и отскребла с потолка окаменевшие остатки жаркого из булгура. Результат был потрясающий, и к тому же выявился замечательный побочный эффект: мой пульсометр показывал сто двадцать два удара в минуту.

Когда я убрала пылесос обратно в кладовку и собралась начать мытьё (большая часть грязи въелась в пол и пылесосу не поддавалась), зазвонил мой мобильник.

– Ну? Как у нас с бегом? – осведомилась Карла.

– Ох, бег… Ну, я ещё к нему не приступила, но мой пульс…

– Ханна! Старая ты Брюква! Никаких отговорок! Ты тут же натянешь кроссовки и побежишь вокруг квартала! Бега вполне достаточно, если твой пульс будет около ста двадцати!

– Но…

– Никаких «но»! – строго оборвала меня Карла. – Ты же не хочешь сегодня тучек в календаре?

Нет, я, конечно, не хотела. Ужас – тучки в календаре – как я это переживу?!

Я вздохнула.

– Уже темно, Карла.

– Ничего страшного, – ответила Карла. – На улицах горят фонари.

– Но мне ещё надо сварить суп…

– Хоп, хоп, хоп, натягивай кроссовки, Брюква! – взбодрила меня Карла. – Подумай о Борисе!

– Извини, – сказала я Тони, которая с поникшей головой и потухшим взглядом спускалась по лестнице. – Прости, мне надо идти. Но мыльная вода ещё тёплая…

– Хорошо, спасибо, – рассеянно ответила Тони. – Возможно, я потом ещё приму ванну. Просто сначала мне надо найти проклятого хомяка. Ты случайно его не видела?

Я покачала головой.

– В кладовке как-то странно пахнет. Может, он там спрятался?

– Нет, – сказала Тони. – Вонь осталась от бутылки с молоком, которая протекла там на рождество. Разлагающийся хомяк пахнет по-другому, можешь мне поверить. Кроме того, он пропал только сегодня. Ах, Ханна, побудь ещё немного! Мне бы так хотелось поговорить со взрослым человеком!

– Прости, не могу, – ответила я. – Мне действительно надо…

– Ладно, – вздохнула Тони и сделала неописуемо печальное лицо. – Вряд ли мы мирно посидим, я снова начну орать, поэтому иди себе спокойно. По крайней мере одной из нас предстоит приятный вечер.

Я была уверена, никакого приятного вечера мне не предстоит, но тем не менее оставила Тони одну. На ступеньках крыльца я чуть не налетела на Юстуса, её мужа. Слава Богу! Теперь Тони не останется в одиночестве.

Юстус обрадованно чмокнул меня в щёку.

– Привет, Ханна, старая ты карьеристка! Мы с тобой вечность не виделись!

– То же говорит Тони и о тебе, – сказала я. Мне полегчает, если я скину Тонины проблемы на него.

– Да, я знаю. Но сейчас в канцелярии дурдом, – ответил Юстус.

– Здесь тоже, – возразила я. – Когда ты в последний раз видел своих детей в бодрствующем состоянии?

Юлиус засмеялся.

– Маленькие сорванцы всё время бодрствуют! Чтобы по утрам я был не совсем разбит, я сплю сейчас в комнате для гостей. Но даже там слышен рёв! Я тебе скажу, с такими маленькими детьми никогда не будешь скучать. Могу только рекомендовать!

– Тебе не кажется, что Тони тоже охотно выспалась бы ночью?

– Разумеется, охотно бы! Но в настоящий момент об этом нечего и думать.

– Разве что ты будешь вставать вместо неё, – сказала я. Чёрт побери.

– Я бы это делал, но я же не могу кормить. И в отличие от Тони мне надо быть в форме на следующий день. Я ведь зарабатываю нам на жизнь, а на троих детей надо довольно много. Прежде всего потому, что когда-нибудь они вырастут, и им понадобится приличное образование.

– Да, – сказала я. – Знаешь, я спрашиваю себя, так ли уж Тони с тобой повезло. Возможно, она себя тоже об этом спрашивает.

– Сомневаюсь, – откликнулся Юстус. – Честно говоря, я не думаю, что она вообще о чём-нибудь себя спрашивает. Она постоянно жалуется, что ей не с кем поговорить, а когда заводишь с ней разговор о мировой политике, например, о Шароне, она начинает интересоваться, где это находится.

– Это лучше, чем если бы она спросила, в каком фильме он играет. – Мой мобильник пискнул. Карла прислала смску: «Хоп, хоп, хоп, старая Брюква, прыгай в кроссовки!»

Мне надо было идти.

– Поищи хомячка, – сказала я Юстусу и пошла к машине. С переднего сиденья мне улыбался ящик с капустой, луком, сельдереем и помидорами.

Да, жизнь была прекрасна, а вечер только начинался.

Дома за кухонным столом сидели Хелена, Филипп и мама. На столе лежали карты Таро. Мама страстно обожала Таро – она была уверена, что является настоящим медиумом.

– Как здорово, что вы учите! – сказала я, выставляя ящик с овощами на рабочий стол. – Когда тебе сдавать работу о сомнительных техниках предсказания будущего, Филипп?

– Тс-с-с, – зашикала мама. – Мне надо сконцентрироваться. – Затем она поведала о Тройке Мечей в прошлом, которые указывали на Хеленино тяжёлое детство, и о Верховном Жреце, символизировавшем её родителей и их духовную блокаду.

– Твоя мать ну вообще, эй, – восхищённо прошептала Хелена. Тяжёлое детство, надо же. Наверно, хеленины родители настаивали, чтобы она регулярно мылась.

– Ты принесла что-нибудь поесть, Ханниляйн? –спросил Филипп.

– А как же, – ответила я. – Вкусную капусту, полезный лук, лакомый сельдерей…. Я сделаю из этого замечательный супчик, совершенно без соли. Ты сможешь тоже отведать.

Филипп вздохнул.

– Ты была более милой, пока не увлеклась бредовой идеей похудеть.

– Ты находишь идею бредовой? – во мне проклюнулся зародыш надежды.

– Правда! Ты мне нравишься такой, какая ты есть, – подчеркнул Филипп. – Толстая молодчина! У меня уже есть две худые хаотичные сестры, зачем мне ещё третья.

До этого момента я периодически играла с мыслью не бегать сегодня вечером, но после этих слов я молча рванула к своим кроссовкам.

Толстая молодчина! Толстая молодчина! В ритме этого ужаснейшего из всех оскорблений я побежала к воротам.

Мне пересекла дорогу улитка, на спине которой было написано «heart». Я посмотрела на пульсометр: моё «heart» стучало с частотой сто шестьдесят семь ударов в минуту, пульсометр заходился в писке. Так не пойдёт. Я остановилась у фонаря, до которого добежала утром.

«Не меньше получаса упражнений на сжигание жира», – строго приказала мне Карла, а я была в движении всего лишь две минуты – если учесть время, затраченное на надевание кроссовок. То есть мне ни в коем случае нельзя было поворачивать назад.

Пыхтя, я подождала, пока пульс не упадёт до ста двадцати, а потом опять побежала, на этот раз не быстрее виноградной улитки. В этом темпе я порысила по тёмной улице, затем свернула на другую, вдыхая и выдыхая так размеренно, как только могла. Это сработало: пульс оставался ровным и не превышал ста двадцати пяти ударов в минуту.

Это был первый успех дня. Я буквально почувствовала, как в моём теле запускается процесс сжигания жира, и очень надеялась, что он начнётся с бёдер.

У густой изгороди я повернула, причём в том же улиточном темпе, и слава богу, потому что, беги я побыстрее, я столкнулась бы с другим ночным бегуном и его собакой, внезапно вышедшими из дома.

Собака была золотистый ретривер.

Бегун был Бирнбаум.

– Неужели Йоханна? – воскликнул он. – Какое забавное совпадение!

– Дддаааа, – едва переводя дыхание, ответила я. Действительно совпадение, но вот забавное ли? Нет, при всём желании я не видела в этом ничего забавного. Пульсометр заходился в бибиканье, хотя я застыла столбом.

– Вы живёте где-то неподалёку? – осведомился Бирнбаум.

– Да, – ответила я. – А вы?

Бирнбаум показал на дом у себя за спиной.

– Моя квартира на третьем этаже. Но не отвлекайтесь из-за нас от бега. Мы с Якобом на короткое время составим вам компанию, если вы не возражаете. Мы бегаем каждый вечер.

Я очень даже возражала, и пульсометр тоже. Когда я наконец стронулась с места, он всё ещё верещал как сумасшедший,. Но мне пришлось вольно или невольно приноравливать свой ритм к Бирнбаумову темпу. Он мчался как бегун на восемьсотметровой дистанции в финальном спурте. Для его пса этого было недостаточно – он буквально рвался с поводка.

– Подожди до парка, Якоб, – сказал ему Бирнбаум. – Вы ведь тоже побежите в парк, Йоханна?

– Дддаааа, нет, я там была уууужжжжжееее, – выдохнула я так отчётливо, как только могла. – Ййййааа уже бегу дддддомоооооооой.

– Жаль, – сказал Бирнбаум. – Я не отказался бы от компании. Якоб не очень разговорчив, особенно по вечерам. Что это такое?

Это был пульсометр. Он переживал своего рода электронный коллапс. Я в отчаянии озиралась в поисках улицы, на которую могла бы свернуть и спокойно там умереть.

Бирнбаум, очевидно, был очень хорошо натренирован. Он мог одновременно бежать и при этом безо всяких усилий болтать.

– Я немного беспокоюсь о настроении в редакции. Сегодня Анне Клостерман пожаловалась, что я вас всех называю по имени, в то время как ко мне вы должны обращаться «господин Бирнбаум». Я сказал ей, что это недоразумение и что она спокойно может обращаться ко мне по имени, но она совсем рассвирепела. Она настаивала, что я непременно должен называть её «фрау Клостерманн». Как, собственно, вы и другие ко мне обращаетесь, Йоханна?

– Хееееееее… – прохрипела я. Глаза мне застилала красная пелена. Если бы я могла говорить, я охотно объяснила бы Бирнбауму, что, обходя острые углы, я вообще никак к нему не обращаюсь. А когда я о нём говорю, то называю его попросту Бирнбаум. Без «господин». И это наилучший для него вариант, причём с большим отрывом. Лерой называет его «мутант», для Марианны он – «мерзкая верховная задница», тоже без «господин», а Карла попеременно именует его то бичом человечества, то тошнотворным тошниловом.

– Я думаю, что в редакции журнала можно обращаться друг к другу не так формально, как в правлении какого-нибудь банка? Как вы полагаете? – спросил Бирнбаум.

Да, как я полагаю? Это было трудно объяснить словами, но перед моими глазами одна за другой стали возникать картины моей жизни.

Ах, наконец поворот на другую улицу!

– Ну вот! – прохрипела я и добавила из последних сил: – Мне сюда! Приятного бега! И до завтра!

– Да, конечно! – откликнулся Бирнбаум несколько уныло. – Доброй ночи, Йоханна. – К моему большому облегчению, они с собакой потрусили дальше. Я упала животом на перегородку между мусорными контейнерами и минут пять кряхтела, пока у меня перед глазами не исчезла красная пелена. Потом я кратчайшим путём поплелась домой. На всём обратном пути мой пульс находился в жиросжигательном интервале, хотя я скорее ползла, чем шла.

Дома в ванной я посмотрела в зеркало на своё красное как рак лицо и прокляла судьбу. Вопреки Карлиным правилам я нарисовала себе в календарь четыре тучки: одну за то, что я забыла разбудить бедную Вики, другую за то, что оставила Тони в ужасном хаосе одну, третью за то, что опозорилась перед Бирнбаумом во время бега, а четвёртую за то, что при всех этих неприятностях я не съела ничего вкусненького.

Я положила календарь на свой ночной столик рядом с коробкой мятного шоколада.

Мятный шоколад! Я купила его пару недель назад и положила на всякий случай на стол. Если мне вдруг захочется шоколада.

Сейчас был как раз такой случай.

Глава 11


Создано:  05.03 23:11

Получатель: <Борис68>

Отправитель: <Фея33а>

Тема: Никто меня не любит


Дорогой Борис!

Знакомо ли тебе чувство вины? Вероятно, нет – исходя из моего опыта, мужчинам оно чуждо, это скорее женская черта, и женщины прекрасно умеют его вызывать.

К примеру, моя сестра Тони большая мастерица по этой части. Чувство вины, которое я испытываю благодаря ей, весит по крайней мере десять килограммов – примерно столько спаржи мой маленький племянник уничтожил сегодня в супермаркете. Моя сестра говорит, что менеджер филиала говорит, что речь идёт о спарже стоимостью несколько сотен евро, потому что она выращена по особой биотехнологии. Историю рассказать недолго.

Финн на короткое время остался один в овощном отделе, потому что Тони с двумя другими детьми побежала в туалет. Моя племянница Генриэтта хочет по маленькому в основном тогда, когда они куда-нибудь отправляются, а Леандер из тех младенцев, у которых хороший стул. Для грудничков пищеварение вообще очень важно, и я хорошо помню слова акушерки: «Раз в девять дней или девять раз в день – что между, всё норма». Понятно, что с ребёнком «раз-в-девять-дней» легче, чем с «девять-раз-в-день», но выбирать не приходится. Генриэтта к тому же уронила в туалет свой башмак, но Тони всё равно удалось управиться за десять минут (по её словам). Этих десяти минут Финну вполне хватило, чтобы вытащить всю спаржу из ящика и разломить на мелкие кусочки. Мелкие кусочки он разбросал по полу, где их переехали многочисленные тележки. Когда Тони с малышом и ревущей Генриэттой (в одном мокром башмаке) наконец вернулись в отдел, вокруг Финна и горы благородного овоща уже собралась целая толпа. Все ужасно ругались, но никто не сделал попытку спасти бедную спаржу. Менеджер филиала, который появился в точке катастрофы одновременно с Тони, от возмущения побагровел (говорит моя сестра) и, к несчастью, тут же узнал в Финне маленького мальчика, который месяц назад опрокинул гигантскую пирамиду банок с нутеллой. Это наше семейное проклятие: по рыжим волосам нас узнают всегда и везде. Менеджер филиала показал себя совершенным детоненавистником (говорит моя сестра) и даже не поинтересовался глубинными причинами спаржевого вандализма. Разумеется, Финн действовал не из злостного желания разрушать, а из совершенно нормального желания разрушать, того самого желания, которое вчера подвигло его на выбивание молотком узоров на холодильнике и кухонных шкафчиках. Менеджер филиала совершенно не впечатлится тем, что Тони на все лады расхваливала свою страховку от причинения вреда, он пригрозил ей обвинением в осознанном соучастии и к тому же потребовал запрета на посещение Финном магазина. И Тони тоже, поскольку её возражение, что ведь из спаржи ещё можно сварить суп, он воспринял как чистое издевательство.

Всё это (говорит моя сестра) – полностью моя вина, потому что я не смогла, как обычно, сопровождать её за покупками.

В том, что я не смогла с ней пойти, виноват мой шеф-редактор, но, как уже было сказано, мужчинам чуждо чувство вины.

Я собиралась сегодня после обеда взять четыре часа отгулов (из накопившихся у меня примерно трёхсот пятидесяти), чтобы пообедать с бывшим другом, а затем помочь Тони с покупками. Но когда я уже собиралась уходить, появился Бирнбаум (шеф-редактор) и потребовал, чтобы я подменила одну коллегу. Указанная коллега смылась за пару минут до меня, под тем – слабеньким, как я считаю – предлогом, что она на четвёртом месяце беременности. Я должна была не только подменить её и провести всё время после обеда с одной консультантшей по финансам и пенсиям, но также и написать статью под названием «В двадцать – думать о пенсии? Да!»

Я только что с этим управилась. Если ты захочешь что-нибудь узнать о фондовых процентах, то спокойно спрашивай.

Эта работа (интервью и статья) была для меня сплошным наказанием (как и заметка, которую я состряпала на прошлой неделе – о паре, познакомившейся в тест-чате), но не думай, что кто-нибудь мне посочувствовал, наоборот: не только моя сестра, но и все остальные на меня злятся.

Мой бывший друг злится на меня за то, что вместо меня в ресторан пришла моя подруга Карла. Причём я устроила это из чистой заботы, чтобы ему не пришлось обедать в одиночестве. К тому же имело смысл их друг с другом познакомить: он ищет подругу, а она друга.

Но Карла тоже на меня злится, поскольку Алекс (мой бывший друг) якобы ужасный зануда и обед с ним был сплошным мучением. Жаль, я надеялась на любовь с первого взгляда. Потому что они оба изумительно подходят друг к другу, но им, очевидно, нужно время.

Все, все пытаются вбить в меня чувство вины.

Тони, потому что я не была с ними и не предотвратила избиение спаржи.

Генриэтта и Финн, потому что их хомяк утонул в ведре с мыльной водой, которую я развела на прошлой неделе. (Как он вообще туда попал? Причём хомяк утонул позавчера, то есть мыльная вода простояла у них в коридоре пять дней).

Моя подруга Виви, потому что она на прошлой неделе проспала из-за меня интервью в рекламном агентстве. У неё, к счастью, наклюнулась другая работа, но, увы, всего лишь в санитарно-отопительной службе, и там нет ни хорошо выглядящих, ни хорошо зарабатывающих мужчин, говорит Виви. На прошлой неделе ей исполнилось тридцать, и я виновата в том, что в настоящий момент она не может выйти замуж за высокопоставленного рекламного специалиста.

Но это ещё не всё: моя мать злится на меня за то, что мой брат написал контрольную по биологии на единицу. Я, говорит моя мать, единственная поняла серьёзность ситуации, но тем не менее не ударила пальцем о палец.

Филипп (мой брат, с которым я делю квартиру), злится на меня, потому что я запустила закупку продовольствия, из-за чего наш холодильник пуст, а его мозг не получает достаточно питания. Разумеется, недокормленному мозгу не остаётся ничего другого, как писать контрольные на единицы.

Мой отчим злится на меня, потому что ужасная подружка моего брата всё ещё живёт у нас и надписывает наших виноградных улиток плохими словами. (Сегодня я наткнулась на улитку с надписью «sarcitis», и мне пришлось лезть в словарь, чтобы выяснить, что это такое. Это английское слово «миозит», представляешь? Я теперь жду, что у меня заболит шея!). Мой отчим, как и я, считает, что Хелена (ужасная подружка моего брата) должна исчезнуть из нашего дома, но он почему-то думает, что выкинуть её за дверь – всецело моя обязанность. У меня пока не хватает на это духу, хотя позавчера я почти решилась – когда увидела, что Хелена контрабандой протащила в дом ещё одного жильца, крысу по имени Амизор, которая живёт у неё под майкой и карабкается по её спутанным волосам.

Стоит ли говорить, что Хелена тоже на меня злится, потому что я имела наглость постирать её шмотки. Я же не могла предположить, что её вещи развалятся сразу после того, как их перестанет скреплять грязь!

Совершенно злобными и к тому же довольно вредными показали себя мои коллеги Кордула и Марианна, когда я вернулась в редакцию с изматывающей встречи с пенсионной тётушкой. Бирнбаум, естественно, давно ушёл (наверное, на гольф), и Карлы тоже уже не было. Обед с Алексом так её истощил, что она отправилась прямо домой.

То есть не было никого, кто мог бы защитить меня от гиен.

«Ты с радостью отнимаешь работу у других, да?» – спросила Кордула, которая ведёт отдел «Косметика, фитнес и диета» и ужасно на меня злится, потому что Бирнбаум хочет, чтобы я взяла на себя репортаж о так называемом спа-хуторе в Бергишес Ланде. На этом спа-хуторе применяются техники обёртывания, при которых за несколько часов якобы можно скинуть много килограммов и заодно навсегда избавиться от целлюлита. Кордула, сияя лицом, презентовала их проспект в редакции, и Бирнбаум, к моему большому удивлению, согласился напечатать об этом репортаж. Но:

«Я хочу, чтобы это была смешная история, детально освещающая сомнительные методы этих людей», – сказал он, на что Кордула возмущённо возразила: «Это никакие не сомнительные методы!»

«Видите, именно это я и имею ввиду, – ответил Бирнбаум. – У вас попросту отсутствует критический взгляд на их деятельность. Я хочу, чтобы Фея – разумеется, он сказал не Фея, а назвал моё имя – взялась за это задание. Тогда я смогу быть уверен, что нашим читательницам перепадёт что-нибудь смешное».

Ну, это должен был быть комплимент, но я, честно говоря, была не в восторге от перспективы быть завёрнутой в тину и целлофан, да ещё и выискивать в этом что-то смешное. Самое неприятное, что Марианна и Кордула выставили дело так, будто я сама на это напросилась.

«Это мой отдел, – сказала Кордула, которая на заседании редакции оскорблённо молчала, а тут вдруг обрела мужество. Естественно: ведь я была одна и совершенно беззащитна. – Ты ни о чём не имеешь понятия! Но давай, давай, мы посмотрим, что у тебя получится».

А Марианна, змея подколодная, заметила:

«Наша Фея – конечно, она тоже сказала не Фея, а назвала моё настоящее имя – тихой сапой подлизывается к начальству. Но если тебе дорога твоя работа, Кордула, то не возражай: она любимица нашего шефа, а он, в свою очередь, трахает дочку верховного босса».

И Марианна гнусно засмеялась, а Кордула издевательски ухмыльнулась. Впрочем, она теперь всё время ухмыляется, бедная – с тех пор как во время интервью на тему перманентного макияжа ей вытатуировали на лице перманентную улыбку.

Почему я тебе обо всём этом пишу? Ну, всё очень просто: после того как ты прочитаешь об этой цепочке удручающих событий (все в один день!), ты же не рискнёшь тоже вызвать во мне чувство вины, потому что у меня на этой неделе опять не получится встретиться?

Лол,

Фея.

P.S. Из-за всего этого стресса я слишком много ем. Ты будешь очень разочарован, если на нашу встречу я приду не в размере 44, а в 46?



Создано: 05.03 23:54

Получатель: <Фея33а>

Отправитель: <Борис68>

Тема: Re: Никто меня не любит


Моя бедная, кругом виноватая фея!

Я последний, кто стал бы тебя упрекать, если бы у тебя действительно не было времени. Но я боюсь, что это всего лишь отговорка. Потому что у меня постепенно возникает подозрение, что ты меня боишься. Я не должен был рассказывать тебе о названиях животных. При этом сейчас, когда все кругом так сердиты, тебе больше чем когда-либо нужен такой друг, как я. Я смогу отвлечь твои мысли, это совершенно точно. Завтра вечером в восемь в «Розито»? Я буду сидеть один за столиком и читать мою любимую книжку. Ты свою тоже прихватишь?

Б.


Я в панике схватилась за телефон и набрала номер Карлы.

– Чт слчлсь?

– Карла? Ты уже спишь?

– Ет! Джди!

– В вашем районе дожди?

– Нет! Ты разве не слышишь скрипа? У меня на лице эта ужасная маска, я боялась, что она закапает ковёр. Слишком поздно. Я заснула на диване, и маска превратилась в камень. Который час?

– Полночь, – ответила я. – Я тебя ни за что бы не разбудила, если бы это не было так срочно.

– Всё хорошо, без паники, – сказала Карла. – Эти внезапные приступы голода лучше всего устраняются самовнушением. Тебе надо сейчас делать глубокие вдохи и выдохи. Закрой глаза и начинай думать о зелёном луге. Ты совершенно спокойна, ты сыта и довольна…

– Карла! Перестань городить чушь! Я не голодная, это из-за Бориса. Он хочет встретиться, а я уже так часто отказывалась…

– Когда он хочет встретиться?

– Завтра вечером. В смысле сегодня вечером, если говорить точно. – Часы показывали одну минуту первого. – Что мне делать? Если я опять откажусь, он что-то заподозрит или же потеряет интерес.

– Тогда пойди.

– Невозможно. До вечера я никак не смогу похудеть до 44 размера. Или даже до 46.

– Разумеется, нет. Но тебе надо тем не менее пойти, инкогнито. Это хорошая возможность выяснить, не является ли он всё-таки немытым, лысым толстяком.

– И что мне это даст?

– Если он такой симпатичный, как мы все надеемся, ты сядешь и напишешь ему убедительное электронное письмо с извинениями, почему ты всё-таки не смогла прийти. Тебя сбила машина и ты лежишь в больнице, или что-нибудь столь же драматическое, чтобы он ни в коем случае на тебя не сердился. Это даст тебе уверенность, что ты растрачиваешь силы и время на того, кого надо, и кроме того, у тебя будет отсрочка до следующей встречи.

– Окей, я тогда напишу ему, что согласна встретиться.

– Да, а я соскребу проклятую маску с ковра, – сказала Карла. – Да, и ничего не бойся: я, естественно, пойду с тобой. Ты не должна переносить это одна.

– Ох, чудесно. Спасибо.

– Я уверена, что и остальные подтянутся. В конце концов, это особый случай.

– Да, совершенно.

– И чем больше нас будет, тем меньше ты будешь выделяться. Ну, давай, напиши ему, что мы придём.

Я этого, конечно, не написала – это было бы довольно глупо.



Создано: 06.03 00:11

Получатель: <Борис68>

Отправитель: <Фея33а>

Тема: Сегодня в 20:00 в «Розито»


Окей, Борис, давай серьёзно.

Какую книгу ты будешь читать? С «Гордостью и предубеждением» Джейн Остин мне не очень хочется подсаживаться к типу, обожающему Стивена Кинга.

Фея


Создано: 06.03 00:14

Получатель: <Фея33а>

Отправитель: <Борис68>

Тема:Re:   Сегодня в 20:00 в «Розито»


«Гордость и предубеждение», если мне не изменяет память, это как раз та книга, которую Мег Райан читает в фильме «Вам письмо» (вчера шёл по телевизору, ты не смотрела?). Это случайно или намеренно?

Б.



Создано: 06.03 00:18

Получатель: <Борис68>

Отправитель: <Фея33а>

Тема: Гордость и предубеждение


Это не случайно, мой дорогой Борис, и ты плохо знаешь женщин, если задаёшь такие вопросы. Все женщины любят эту книгу. И все женщины хотят такого мужа, как мистер Дарси. Все без исключения. Итак, что ты будешь читать?

Фея



Создано: 06.03 00:14

Получатель: <Фея33а>

Отправитель: <Борис68>

Тема: Re: Гордость и предубеждение


Ты не оставляешь мне выбора: я буду читать «Гордость и предубеждение». Я хочу разобраться, что же у женщин в голове. И что это за мистер Дарси.

До встречи. Спокойной ночи.

Б.

Глава 12


Я не собиралась представляться Борису, но тем не менее с особой тщательностью привела себя в порядок – даже в местах, недоступных чужому взору.

Вначале я пробежала свой круг по кварталу. Если мой путь не пересекался с Бирнбаумом, то то у меня вполне уже стал получаться получасовой бег с постоянным пульсом – или как правильно называть такого рода движение. Я прекрасно осознавала, что при виде меня у людей может возникнуть мысль, что я пережила пересадку сердца, но но мне это было безразлично. После бега я приняла душ, под конец холодный, поскольку «Холод стимулирует сжигание жира», как было написано на одной из карточек. Я сделала маску для волос, медово-соляной пилинг лица и побрила ноги (что я обычно делаю по субботам). Затем я с ног до головы намазалась кремом и в радостном ожидании встала перед зеркалом.

Нет, как нежная фея я по-прежнему не выглядела. Скорее как снеговик. Снеговик с талией. «В солярий», – написала Карла на одной из карточек: она, Виви и Соня были единодушны в том, что жировые складки выглядят гораздо аппетитнее, если они золотисто-коричневые. Но я пока до этого не дошла. Кроме того, я не стану коричневой, в лучшем случае белой в коричневых пятнах, и поможет ли это складкам, остаётся под вопросом.

Я недолго стояла перед зеркалом и занималась сравнением. По случаю праздника я надела чёрные трусики для коррекции живота и чёрный минимизирующий лифчик, который якобы оптически убирает целый размер. Затем я натянула свои любимые брюки длиной три четверти (или семь восьмых; по мне не разобрать) и к ним чёрные сапоги на высоких, но тем не менее удобных каблуках. Брюки были из стрейча и облегающие, зато наверх я надела мешок, который основательно закрывал попу. Но это был мешок с глубоким вырезом, сшитый из гладкого шёлково-шерстяного трикотажа, и для мешка он выглядел исключительно благородно. Вырез каре подчёркивал мою длинную шею, и ключицы были хорошо видны. По-моему, отчётливее им выделяться и не следовало, мне не нравилось, когда ключицы торчат как у скелета, а на грудине можно различить каждый хрящ, как, к примеру, у Виви. Или у Хелены. Она сегодня утром пришла на кухню, одетая, как обычно, только в трусики и крысу, которая – шмыг, шмыг – прикрывала то одну, то другую часть её тела, бррррр! У меня была возможность в деталях изучить структуру женского скелета. Да, иногда просто не поверишь, в каких только местах под мясом скрываются кости. То есть у Хелены они скрывались непосредственно под кожей, мяса у неё не наблюдалось.

– Чё глядишь так завистливо? – спросила она с обычной наглостью.

– Я просто разглядываю твою татуировку, – ответила я. У неё действительно была на груди большая татуировка – ящерицы и змеи, образовывающие слово «devil». Не слишком оригинально. «Жми сюда» или «На этом месте должна быть грудь» были бы намного оригинальнее.

– Так зовут одного моего друга, эй, – сказала Хелена, и я очень понадеялась, что он не выберётся навестить её, пока она живёт у нас.

Я накрасилась, причесалась и опять поглядела в зеркало. На сей раз я не имела ничего общего со снеговиком. Я выглядела замечательно – как модель для больших размеров (они совсем не толстые, вы заметили?)

Когда я уже собиралась уходить, вошла моя мать с противнем в руках.

– Это осталось от обеда. Тофу с листовым шпинатом и жареными семечками. Чтобы Филипп хоть что-то ел. – Последнее было, похоже, скрытым упрёком, но он не достиг цели – лучше не есть ничего, чем есть сготовленное моей матерью.

Я посмотрела на зелёно-коричневую массу и сказала:

– Он будет ужасно рад, мама.

Моя мать осмотрела меня с ног до головы.

– Ты так вырядилась. Идёшь к своим диетологам?

– Да, если ты так называешь Соню, Карлу и Виви, – ответила я.

Мама положила мне руку на плечо.

– Знаешь, я нахожу чудесным, что ты решила похудеть, детка. Конечно, мы все любим тебя такой, какая ты есть, как бы ты ни выглядела. Но если ты себя будешь чувствовать лучше без десяти, двадцати килограммов веса, то мы не будем стоять у тебя на пути. И совершенно нормально, что ты сейчас думаешь только о себе, в то время как твоему брату совершенно необходима твоя помощь. В самом деле, я абсолютно тебя понимаю, и я хочу извиниться за то, что упрекала тебя. Тебе сейчас надо многое проработать: почему ты вообще стала полной и какая часть твоей личности за это ответственна. Знаешь, вполне возможно, что этот груз ты тянешь за собой из прошлой жизни. Ты ещё младенцем была совершенно прожорливой. Золотой, но прожорливой. Если бы я позволяла, ты бы целыми днями не отрывалась от моей груди… Может быть, ты в прошлой жизни страдала от голода и решила никогда больше этого не испытывать. Ты должна погрузиться в глубины, чтобы это выяснить.

– Да, конечно, – ответила я. – Когда я найду свободную минутку, я непременно погружусь в глубины.



«Розито» не был четырёхзвёздочным рестораном, но относился к довольно-таки высокой категории. Кипенно-белые скатерти, безупречно сверкающие приборы и бокалы, изысканные и дорогие цветочные композиции. Карла зарезервировала столик в первом зале, откуда хорошо просматривалась входная дверь. Карла, Виви и Соня уже были там, они оставили мне лучшее место.

– Бориса ещё нет, – сообщила Карла, заметив внимательный взгляд, которым я окинула ресторан (обычно это было её специализацией). – Здесь лишь пары и старички, которые если что и читают, так только меню.

– Хорошо, что вы все пришли, – сказала я.

– Я тебя умоляю, это же вопрос чести, – откликнулась Соня. – Ты хорошо выглядишь. Уже сколько-нибудь сбросила?

– И мне кажется, что ты выглядишь стройнее, – заметила Карла. – Жаль, что у тебя нет весов, а то бы мы знали точно.

– Чёрное стройнит, – сказала Виви. – И высокие каблуки прибавляют роста. Тебе надо носить их чаще.

Я была рада, что она решила снова со мной разговаривать.

– Как новая работа? – спросила я, и её лицо помрачнело.

– Сегодня я подписала контракт, – ответила она. – А в понедельник приступаю к работе. Я буду по телефону рассылать по городу классных мужчин в комбинезонах, изумительно подчёркивающих их пивные животы – от одного забитого туалета к другому. Это очень ответственный пост, за который я должна благодарить исключительно тебя, Ханна.

– Я нахожу, что уже достаточно посыпала голову пеплом, – откликнулась я. – Я могу только извиниться, больше ничего я исправить не могу. Я должна была знать, что твой будильник не сработает.

– Ладно, – вздохнула Виви. – Я давно тебя простила. Такая у меня судьба – оставаться одной и работать на ерундовых работах. И периодически спать с моим бывшим. Хотя я не уверена, что Макс ещё когда-нибудь придёт: последний раз я была настолько на мели, что не смогла одолжить ему ни гроша.

– Не волнуйся, как только Макс узнает, что у тебя новая работа, он непременно заявится, – утешила её Соня.

Подошёл официант, и я заказала минеральную воду и бокал красного вина.

– Нет, – сказала Карла, любезно улыбаясь официанту. – Она не будет вина, она на диете. Но нам вы можете принести половину литра. Знаете что? Оно так быстро уходит, что принесите, пожалуй, целый литр.

Официант бросил на меня сочувственный, как мне показалось, взгляд. Я посмотрела на часы. Было без минуты восемь. Борис мог появиться в любую минуту. От волнения у меня пересохло во рту. Без алкоголя я этого не выдержу. Было несправедливо, что остальные могут опрокинуть стаканчик, а вот я должна оставаться трезвой.

– Иначе ты одним махом вернёшь назад все те килограммы, которые скинула за эту неделю, – ввернула Соня. – Ты ведь этого не хочешь?

– Нет.

– Не бойся, – сказала Карла. – Мы с тобой. Поехали, девчонки.

Мы все поглядывали на входную дверь.

– Мне так интересно, как он выглядит, – заметила Соня.

– Я молю, чтобы его волосы были всё ещё при нём, – прошептала Виви.

– И что он выше чем метр семьдесят пять, – добавила Карла. – Мы же не хотим кого-нибудь с комплексом Наполеона.

– И пожалуйста, пожалуйста, никакой золотой цепи, – прошелестела Соня.

– Аминь, – заключила Виви.

– Эй, девушки, – сказала я. – Это моё свидание, забыли? – Мне необходимо было что-нибудь предпринять, чтобы отвлечь их внимание от двери. – Кстати, о свиданиях. Я только что разговаривала с Алексом, Карла. Он сказал, что хоть у тебя совершенно невозможные манеры, но зато классные сиськи.

– Они всегда так говорят, пока не увидят меня без поролонового лифчика, – проворчала Карла. – А почему это невозможные манеры? Только из-за того, что я попросила соус на отдельной тарелке? Он что, не видел «Когда Гарри встретил Салли»?

– Нет, он просто посчитал неприличным, что ты всё время пялилась на мужчину за соседним столиком.

– Вот оно что. Но он выглядел так аппетитно. Я бы охотно взяла у него телефончик.

– Ты бы могла взять телефончик у Алекса.

– Да уж, – отреагировала Карла. – Он бы мог сам взять мой телефончик, раз уж ему так понравились мои сиськи. Но он всё время занудно распространялся о своей занудной работе. И о тебе.

– Зато эта занудная работа приносит Алексу восемьдесят тысяч евро в год, – сказала я коварно. – И он совсем не тот тип, которого ведут инстинкты. У женщины, по его мнению, должно быть ещё кое-что помимо классных сисек.

– Ах так? – взвилась Карла. – И меня, по-твоему, этого нет?

– Восемьдесят тысяч? – переспросила Виви. – О Боже! Почему ты упустила его, Ханна?

– Он был ужасен в постели, да? – спросила Соня.

– Нет, не был, – чистосердечно ответила я и бросила украдкой взгляд на Карлу. Она задумчиво жевала нижнюю губу. Это был хороший признак. Я принялась – уже не так чистосердечно – развивать успех. – Я была для него недостаточно склонна к экспериментам в постели. Алекс против рутины в сексе. Ах, что я говорю, именно что в постели мы занимались этим крайне редко…

– А где вы этим занимались? – хором спросили Виви с Соней, а Карла задумчиво водила языком по верхней губе.

– Лучше спросите, где мы этим не занимались, – ответила я и снова глянула на дверь.

Мои подруги как по команде повернули головы туда же.

– Я не понимаю, как это ты до сих пор не выяснила, кто Борис по профессии, – заметила Соня. – У нас была бы хоть какая-то информация.

– Я спросила, но он ловко ушёл от ответа.

– Наверное, он безработный, – подала голос Карла.

– Нет, я так не думаю. Я спросила, кто гладит ему рубашки…

– Отлично! Удачный вопрос, – вставила Соня.

– … и он ответил, что прачечная. Был бы он безработным, он не мог бы себе этого позволить.

– Кроме того, в этом случае ему не были бы нужны рубашки, – добавила Карла. – Но жаль: он точно не врач. Те носят под кителями майки.

– Возможно, он работает в рекламе, – вздохнула Виви. – Я даю тебе своё благословение, Ханна.

– Но он не очень пунктуален, – заметила Соня. – Уже двадцать минут девятого.

– Может быть, он поступил как Ханна и присутствует здесь инкогнито, – предположила Карла, украдкой поглядывая по сторонам. – Он может быть в принципе любым из них.

Я посмотрела на семьи, парочки и группки за другими столиками и кивнула.

– Если так, то он отлично замаскировался.

– Что мы будем делать, если он не придёт? – спросила Виви. – Я имею ввиду, здесь довольно дорого, и пока мы ничего не заказали, то можем в любую минуту уйти.

– Не беспокойся, я тебя приглашаю, – сказала я и открыла меню. – Если мы не хотим привлечь к себе внимание, то должны что-нибудь заказать. – Это была лучшая часть всей акции, несмотря на то, что я могла заказать лишь те блюда, которые Соня, Виви и Карла сочли достаточно некалорийными.

Еда прибыла, а вот Борис нет. То есть не появилось никого с книгой подмышкой, и единственному мужчине, который пришёл без спутницы, было явно за шестьдесят.

– Да, он уже, видно, не придёт, – в конце концов сказала Соня.

– Вот трус, – откликнулась Виви.

– Не понимаю, – заплетающимся языком пробормотала Карла. На столе стоял уже третий графин с вином.

– Может, его сбила машина, и он попал в больницу, – насмешливо сказала я. Я была хотя и разочарована, но в то же время испытывала облегчение. Мне не нравилось всё это мероприятие. Но еда меня ужасно порадовала. Я давно не чувствовала себя такой сытой. Если бы мне можно было вина, то вечер был бы спасён.

Правда, Виви позволила мне разок пригубить из её бокала.

Уже было после десяти, и мы давно перестали буравить взглядами дверь, как Карла тихонько взвизгнула.

– О нет! Опять! – застонала она. – Это тошнотворное тошнилово! Почему он появляется именно там, где мы?

– Кто? Бирнбаум? – спросила я и обернулась. В самом деле. Наш шеф-редактор только что отдал пальто услужливому официанту и выглядел при этом как никогда похожим на Джорджа Клуни.

– Гляди в другую сторону, – прошипела Карла, но было поздно: Бирнбаум нас заметил и с широкой улыбкой направился к нашему столику. Я не могла по-другому, я улыбнулась в ответ. Бирнбаум умел улыбаться по-разному: коварно, иронично или вот как сейчас – заразительно и искренне. Это мне нравилось больше всего.

Было очевидно, что у него солнечное настроение.

– Йоханна! Фрау Лаутенбахер, – сказал он. Для этого времени дня он выглядел очень ухоженно, он явно переоделся и причесался после работы. Он только не побрился, но было чересчур требовать, чтобы он брился дважды в день. – Мило вас здесь встретить.

– Но это не входило в наши намерения, – пробурчала Карла.

На Бирнбаума её реплика не подействовала. Он притянул стул от соседнего столика и подсел к нам.

– Ну, вы не хотите нас познакомить? – радостно спросил он.

– Нет, если этого можно как-то избежать, – проворчала Карла, но я вежливо сказала:

– Это Вивьен Петерле и Соня Мёринг. – Как я должна представить Бирнбаума, я не знала. Просто «Бирнбаум» я сказать не могла, «Господин Бирнбаум» было бы слишком официально, а «Адам Бирнбаум» – как-то слишком интимно. Поэтому я не сказала ничего.

Но это было и не нужно.

– Привет, – зачирикала Соня, кокетливо поправляя прядку волос. Виви просто улыбалась и выглядела так нежно, светло и фарфорово, как давно уже не выглядела. Видно, прикидывала, сколько тысяч в год зарабатывают шеф-редакторы. Я ощущала своего рода гордость собственника: в конце концов это мой шеф сидел здесь и мило улыбался.

Только у Карлы был иммунитет против Бирнбаумова обаяния. Возможно, она просто была пьяна.

– У вас что, нет своих друзей, бедный? – спросила она.

– Есть, но они будут через десять минут, – ответил Бирнбаум. – я пока составлю вам компанию. – Итак, – он лучезарно улыбнулся Соне и Виви, – я Адам Бирнбаум, шеф-редактор «Анники». Что бы вам ни рассказывала обо мне фрау Лаутенбахер, это всё неправда. – Улыбка, осветившая его небритое лицо, была совершенно неотразима.

– Я ей и так не поверила, – заверила Соня. – Таким скрытным и коварным не может быть ни один человек.

Я попыталась двинуть ей под столом ногой, но попала в ножку стула.

Бирнбаум комично наморщил лоб:

– Вы считаете меня скрытным и коварным, фрау Лаутенбахер? – шутливо спросил он.

– Да, а ещё презрительным, – с горькой серьёзностью ответила Карла. Она во что бы то ни стало решила потерять работу.

– Вы обязательно должны попробовать бобов, – я попыталась повернуть разговор в другую сторону. Но было поздно.

– Я презрительный? – переспросил Бирнбаум. – Но почему вы так считаете? Вы тоже так думаете, Йоханна?

– Она шутит, – откликнулась я. – Ха-ха-ха.

– Признайте же это, – сказала Карла. От выпитого вина у неё совершенно развязался язык. – Для вас секретарши – люди второго сорта.

Бирнбаум выглядел по-настоящему задетым. Я не знала, кого мне было больше жалко – его или Карлу, которая явно нарывалась. Тут поможет только одно – резкая смена темы.

– Вы слышали новость? В одной из прежних жизней я жила в Сахаре, – но никто меня не слушал.

– Мне очень жаль, что вы так считаете, – сказал Бирнбаум Карле. – Я думал, что вы такая самоуверенная и дерзкая, что не станете злиться за небольшую дозу критики и шуток.

– А ещё я присутствовала при осаде Ла Рошели, – продолжала болтать я. – Месяцами никакого пополнения продовольствия в городе. В конце концов люди были вынуждены есть траву. Сначала умерли маленькие дети, потом старики…

– Я ничего не имею против шуток, – сказала Карла. – Но ваши совсем не смешные.

– Значит, я в будущем должен больше стараться. – Бирнбаум поднялся из-за стола и задвинул стул обратно. – Жаль, что мы не можем обсудить это подробнее, но как раз пришли мои друзья.

И в самом деле: у двери Анника Фредеманн и молодая пара, один вид которой сразу навевал мысли о деньгах и успехе, снимали пальто. Под ними обнаружились: смокинг (у мужчины) и вечерние платья в блёстках (у женщин). Наверное, они пришли сюда прямо из филармонии или оперы.

Анника помахала нам рукой. Она выглядела замечательно, как всегда. Бирнбаум, похоже, тоже так считал, поскольку он улыбался, хотя и не так лучезарно, как десять минут назад. Очевидно, Карле удалось испортить ему настроение.

Я виновато улыбнулась.

– Это кьянти такое крепкое. Из-за него человек может начать болтать ерунду, понимаете?

– Ин вино веритас, – сказал Бирнбаум и коротко коснулся моей руки. – Из-за интересного разговора я совсем забыл спросить, что вы тут празднуете, Йоханна.

– Празднуем? – переспросила я.

– Да. Вы выглядите необычайно элегантно.

– Ой, спасибо, но праздновать, к сожалению, нечего, – ответила я. Наоборот – Борис ведь не пришёл.

– Вам идёт, когда волосы подняты кверху, – сказал Бирнбаум. – И губная помада красивая. – Он одарил меня ещё одной улыбкой Джорджа Клуни и пошёл приветствовать Аниику Фредеманн и двух остальных. Они сели за лучший столик перед камином, который Розито резервировал для своих ВИП-гостей.

– У-у-у-у-у, – передразнила Карла. – «Вы выглядите необычайно элегантно, Йоханна!»

– «Вам идёт, когда волосы подняты кверху», – добавила Виви.

– «И губная помада красивая», – присоединилась Соня. – Кстати, что за она?

– Либелло, – ответила я. – Прозрачная.

– У-у-у-у-у, – опять передразнила Карла. – Натуральный цвет! А румяна!

Я решила не реагировать.

– Карла, ты так напилась, или ты намеренно решила поставить на кон работу? Бедный Бирнбаум. Он в хорошем настроении подсаживается к нам, и что ты делаешь? Ты набрасываешься на него с оскорблениями.

– Как постелешь, так и ляжешь, – ответила Карла. – Ну ладно, наверное, я действительно перепила, и утром я об этом ужасно пожалею. Я действительно его оскорбила или всё можно представить как грубую шутку?

– Нет, – ответила Соня. – При всём желании нет.

– Я думаю, что начальнику, который так хорошо выглядит, можно многое простить, – задумчиво сказала Виви. – Послушай, Карла, если он тебя вышвырнет, как ты думаешь, могу я занять твоё место?

Глава 13


Борис не попал под машину. Он прислал мне письмо – причём ещё рано вечером, когда я приводила себя в порядок в ванной. Он писал, что задерживается на работе и поэтому предлагает встретиться в полдевятого – и не в «Розито», а в кафе в центре города недалеко от его офиса. И что он очень надеется, что перед выходом из дома я ещё раз проверю почту.

Ну, я этого не сделала – что оказалось мне только на руку. Хотя я всё ещё не знала, как выглядит Борис, но зато мне не надо было выдумывать объяснений своему отсутствию в «Розито».

Я сыпанула ещё немного соли на его раны, описав, как я ждала его весь вечер и как люди смотрели на меня и на книжку Джейн Остин.

Борис ответил письмом, прямо-таки источающем искреннее раскаяние. Он хотел сразу же назначить новую встречу, но я ответила, что у меня сейчас плохо со временем. К моему большому сожалению.

Поскольку это именно он провалил наше свидание, то он был не вправе на меня сердиться, напротив, он должен был отнестись к этому с пониманием и терпением.

А я могла снова посвятить себя мероприятию «44 размер». До сих пор оно стоило некоторых усилий и жертв с моей стороны, но это было ничто в сравнении с унижениями, которые мне пришлось пережить в следующий понедельник в Карлиной фитнес-студии.

Бирбаум, кстати, Карлу не уволил. Более того, на следующее утро он положил ей на стол букет цветов и сказал, что охотно начал бы с самого начала.

Карла чуть не упала в обморок.

Но она сумела быстро оправиться и пожала его протянутую руку.

– Он, конечно, всё то же тошнилово, – пояснила мне она. – Но для тошнилова он довольно милый.

Я ничего не могла поделать, меня восхитила тактика Бирнбаума. Когда я в пятницу вечером встретила его на вечерней пробежке (он с Якобом снова вышли из дома в тот самый момент, когда я пробегала мимо), я ему об этом сказала.

– Вы – кхе-кхе – здорово придумали с Карлой, – заговорила я, когда он безо всяких вопросов затрусил рядом со мной. – Вы поняли, что под грубой оболочкой скрывается нежная душа, да?

– Она не совсем неправа, – откликнулся он. – Я не был с ней особенно любезен. Как вы думаете, обрадуется ли цветам фрау Клостерманн?

– Нет, у Клостерманн аллергия на всё, что цветёт,– ответила я. – Подарите ей конфеты из биомагазина, и она навек станет вашей рабыней.

Бирнбаум засмеялся. Мы дружно бежали рядом, и мой пульсометр вёл себя достаточно спокойно. Правда, и Бирбнаум не мчал на сей раз как восьмисотметровый бегун на спурте, а бежал намного более размеренно. Якобу это, похоже, было непривычно, он нетерпеливо рвался с поводка.

Когда мы подбежали к развилке, где я в прошлый раз свернула, Бирнбаум спросил:

– Вы не хотите сделать с нами ещё один круг по парку?

– Я не знаю, – ответила я. – Так далеко я ещё никогда не бегала. Может, я на полпути упаду.

– Что говорит пульс? – Бирнбаум схватил мою руку и глянул на пульсометр. – Сто тридцать восемь. Нормально. Если мы побежим ещё медленнее, вы наверняка продержитесь. Побежали!

У меня было чувство, что мы бежим так медленно, что Бирнбаум вполне может перейти на ход, да ещё в обратную сторону, но тем не менее меня охватила невероятная гордость за то, что я справляюсь. У пруда мы стали бросать Якобу ветки, Бирнбаум спрашивал о моих планах на выходные, и мы болтали как настоящие друзья. Затем мы бегом преодолели обратное расстояние. Прощаясь, Бирнбаум сказал:

– Мы должны обязательно это повторить.

Я не могла с ним не согласиться.

– Он такой милый, что я иногда забываю, что он мой начальник, – объяснила я Карле. – Если бы он не был таким разумным и уравновешенным, в него можно было бы влюбиться.

– Ах нет, – ответила Карла. – Он не настолько мил. Кроме того, у него есть Анника Фредеманн, а у тебя есть Борис. Но есть ты хочешь сократить время ожидания и на некоторое время сильно и безответно влюбиться, то подожди, пока не познакомишься с Басти.

Басти был тот тип из фитнес-студии, с которым Карла организовала мне пробную тренировку, и этот Басти был такой важный, что он несколько раз переносил её.

В тот день, когда судьбоносное событие наконец должно было свершиться, Анника Фредеманн снова появилась в редакции. Она заглянула к нам в бюро почти в самом конце рабочего дня.

– Бирнбаума здесь нет, – неприветливо сказала Марианна. Её никак нельзя было обвинить в том, что она решила исправить своё прошлое невежливое поведение. Что бы про неё ни говорили, она никогда ни перед кем не стелилась.

Тем не менее Анника, в весенне-розовом костюме (который может носить только такая блондинка, как она, не рискуя выглядеть при этом как кукла Барби), вошла в нашу комнату.

– Я не к Адаму, я к вам, – пояснила она.

– Ко мне? – Я была ошарашена.

Анника смущённо улыбнулась.

– Да, я понимаю, это вам может показаться немного странным, ведь вы меня совсем не знаете, и, конечно, вы найдёте это несколько навязчивым, но если я что-нибудь решила, то непременно сделаю это, я тем и известна. И вы мне кажетесь такой знакомой благодаря вашим статьям и тому, что Адам о вас рассказывал, ну, во всяком случае, я подумала, что вы, возможно, поучаствуете. Вы окажете мне любезность, Йоханна? Я же могу называть вас Йоханна, да?

– Ась? – сказала Марианна, и я тоже была совершенно сбита с толку.

– Какую любезность вы имеете ввиду?

– Ах да! –Анника засмеялась. – Я же об этом не сказала.

– Зато целую кучу всякой ерунды, – пробормотала Марианна. То есть она это сказала совершенно беззвучно, но я знала её уже достаточно долго, чтобы научиться читать по губам.

– Вы, наверное, знаете, что мой отец в следующем месяце отмечает шестидесятипятилетний юбилей, и, конечно, будет большой праздник для всей семьи и для всех, кто имеет имя в политике и экономике, – сказала Анника. – И поскольку планирование находится в руках моей матери, то это будет очень официальный праздник, с кучей речей и рассадкой гостей, над которой мы с мамой бьёмся уже несколько месяцев. Это действительно чудовищно сложно: для каждого мужчины нужно подобрать соседку по столу, причём не жену, иначе всё потеряет всякий смысл. Это значит не только то, что число женщин-гостей должно совпадать с числом мужчин, но и то, что каждая пара должна подходить друг другу. Никто не должен скучать, чувствовать себя обиженным или вообще ссориться. Да, вот в этом и проблема. – Анника сделала небольшую паузу, во время которой я мучительно пыталась понять, чего же она от меня хочет.

– Вы, конечно, знаете, как это бывает, – продолжила она. – Пытаешься так и сяк расставить карточки, тасуешь туда-сюда пары, и приходится всё начинать сначала, если хотя бы один гость прислал отказ.

– Да, конечно, – ответила я, и моё недоумение уступило место глубокому подозрению.

И действительно, когда Анника ответила, моё подозрение подтвердилось:

– Получилось так, что у нас нету подходящей соседки для моего кузена.

Ей можно было не продолжать; я догадывалась (Бог знает почему), что она избрала меня для затыкания этой дыры.

Марианна, казалось, пришла к тем же выводам.

– Ах, вот где собака зарыта, – сказала она.

– Для вас это, наверное, несколько неожиданно, – сказала Анника. – Но мне всегда нравились ваши статьи, и сейчас, когда я с вами познакомилась, и Адам так хорошо о вас отзывается, то есть, короче говоря, мне бы хотелось пригласить вас на праздник. Я уверена, что несмотря на скучные речи, вы прекрасно проведёте время. Пожалуйста, скажите «да»!

– Когда же состоится торжество? – спросила я.

– 21 апреля, – ответила Анника и сунула мне обитый шёлком конверт, в котором находилось приглашение, напечатанное на бумаге ручной выделки. – Бумага ужасно консервативная, её мама выбирала.

Я, чтобы выиграть время, обстоятельно перелистывала календарь до 21 апреля, лихорадочно пытаясь придумать правдоподобную отговорку. Но ничто из того, что мне пришло в голову, не оправдывало отказа от приглашения на юбилей издателя. 21 апреля выпадало на субботу, и эта страничка в календаре была зияюще пустой. Анника, естественно, тоже это увидела и радостно захлопала в ладоши:

– Прекрасно! Вы не заняты! У меня просто камень с души свалился.

– Да, – сказала я. Я чувствовала себя так, как будто камень с её души свалился прямо мне в желудок.

Анника сияла и радовалась.

– Чудесно! Я обожаю, когда мои планы работают! Я прямо сейчас пойду и расскажу Адаму. Он, конечно, тоже обрадуется. Или нет, погодите. Лучше всего мы ничего ему не скажем, тогда он на празднике просто обалдеет от удивления! Итак, ни слова об этом, да? И вы тоже, фрау… э-э-э…

– Шнайдер, – кисло сказала Марианна. – Конечно нет, молчу как рыба.

– Это хорошо. Ах да, и не ломайте голову над тем, что надеть, Йоханна. Совершенно обычное маленькое чёрное платье прекрасно подойдёт. – Кивнув напоследок, Анника Фредеманн исчезла за дверью, оставив меня в лёгком ступоре.

– Так, так, – сказала Марианна. – Ты действительно делаешь стремительную карьеру в доме Фредеманнов, Ханна. Меня не удивит, если за твоё самоотверженное дежурство при фредеманновском кузене тебе повысят зарплату. Ха, я бы охотно на это посмотрела! Ты – и в маленьком чёрном платье!

Ужас, она была права. Маленькое чёрное платье моего размера вряд ли заслуживает такого наименования.

Марианна всё ещё смеялась.

– Но меня очень интересует, почему Анника Фредеманн обратилась именно к тебе. Спорим, что этот кузен весь в бородавках и у него запах изо рта!

– Ну да, – сказала я, хотя у меня были те же подозрения, – чего только не сделаешь ради повышения зарплаты!

– Ты ещё не готова? – Это была Карла в пальто и с сумкой на плече. Мы не должны заставлять Басти ждать. В конце концов, у него почасовая оплата.

– Да! – сказала я, бросив искоса взгляд на Марианну: – С мужчинами так сложно – либо ему надо платить деньги за то, что он с тобой занимается, либо его надо завоёвывать.

– Так и есть, – сказала Марианна.

– Басти стоит каждого цента, который он зарабатывает, – сказала Карла.

Но в этом отношении она находилась в некотором ослеплении. Как только я увидела Басти, то сразу поняла, что это садист наихудшего разбора. Ему было примерно столько же лет, сколько и мне. Загорелый паренёк со стальными мускулами, светлым ёжиком на голове, серо-голубыми глазами и ослепительно белыми зубами, именно тот сорт мужчин, которых детьми изображают на пакетах с выпечкой.

Я возненавидела его с первого взгляда.

У него была пружинящая походка, показывающая гибкость и грацию и не оставляющая сомнений в том, что он может не только отжимать килограммы, но и безупречно танцевать сальсу. Я знала, что он вместе с Брэдом Питтом и Джорджем Клуни значится у Карлы в списке «Мужчины, которые, к сожалению, никогда не будут моими». Я была страшно разочарована. И Басти и Карлой.

Хватило одного его громового «Привет» и оценивающего взгляда, которым он окинул меня с ног до головы, чтобы у меня пошли мурашки по телу.

– Итак, ты Ханна и заинтересована в приёме в наш клуб, – сказал Басти. – Карла говорит, что ты хочешь сбросить вес.

– Хм, да, – ответила я.

– Насколько ты хочешь похудеть?

– Она точно не знает, – услужливо подсказала Карла. – У неё нет весов.

Взгляд Басти выразил чистейшее презрение.

– Ну да, – сказал он. – Самообольщение, это нам отлично знакомо. Но сейчас ты здесь. Рано или поздно все начинают понимать, что у толстяков нигде нет шансов. Даже в работе. В наши дни внешность имеет огромное значение, если хочешь делать карьеру. Особенно для женщины. Покажи мне в телевизоре хоть одну успешную женщину с двойным подбородком или толстым животом!

– Я не работаю на телевидении, – возразила я, но Басти отмахнулся. – Это справедливо и для всех других профессий. Чем лучше работа, которая тебе нужна, тем лучше ты должна выглядеть. – Небрежным движением он провёл рукой по своим светлым волосам. – Пойдём в соседний зал. Мы там Ханну взвесим и измерим.

Всё во мне взывало к бегству, но я проигнорировала этот первобытный инстинкт и последовала за Карлой и Басти в соседний зал – как баран, которого ведут на бойню. В конце концов, мне надо будет в скором времени вписаться в маленькое чёрное платье, этого должно быть достаточно, чтобы проигнорировать первобытный инстинкт.

Вначале мне надо было встать на весы, которые показывали и вес, и процент жира в организме. Вес был больше, чем я думала. Я не знаю почему, но в голове у меня была совсем другая цифра.

– Убери ногу с весов, – сказала я Карле, но она была ни при чём.

Это было ужасно большое число, и Басти занёс его в свой формуляр. Вполне приемлемое, будь я на девятом месяце беременности.

Процент жира в организме был тоже очень высокий, хотя Басти сказал, что для такого веса он удивительно низкий. Я была совершенно раздавлена. Я как-то надеялась, что неделя ежевечерних пробежек и пыток капустным супом дадут лучший результат. С другой стороны – кто знает, сколько я весила до этого?

Ещё на весах Басти велел мне сделать несколько упражнений: я должна была скрестить руки за спиной, потрогать кончики пальцев и руками похлопать по полу, не сгибая колен. Последнее у меня, к сожалению, не получилось.

– Да уж, в этом виноваты мои длинные-длинные ноги, – сказала я, надеясь разрядить обстановку. Но ни Карла, ни Басти не засмеялись. Басти делал заметки в формуляре, а Карла озабоченно жевала нижнюю губу.

Затем началась самая унизительная часть процедуры – измерение. Басти использовал портновский сантиметр. Вначале выяснилось, что мой рост не метр шестьдесят шесть, как я всегда думала, а на два сантиметра меньше. Я сразу заподозрила, что сантиметр из-за частого использования растянулся. Но когда Басти обхватил сантиметром мою грудь, то оказалось, что сантиметр, наоборот, сильно ужался.

– Метр два, – сказал он, и я шокированно втянула ртом воздух. Объём груди метр два сантиметра – такое ведь возможно только с силиконом? Наверное, это из-за моего пуловера. Вязаный хлопчатобумажный. Басти должен был сбросить по меньшей мере пять сантиметров. Но он этого не сделал, он занёс ужасное число в формуляр и выразительно посмотрел на Карлу.

– Во какая толстая, – говорил его взгляд, я была уверена.

Объём бёдер был у меня ещё более гигантским.

– Метр двенадцать! – вскричал Басти. Это звучало так, как будто рыбак вытащил из воды огромного карпа. Карла сделала серьёзное лицо. Она наверняка не думала, что со мной так плохо.

– Это штаны много добавили, – сказала я, чтобы хоть что-нибудь сказать.

– Самообольщение, – пробормотал Басти и с величайшим презрением измерил мне правое бедро.

– Пятьдесят восемь, – сказал он. – Как у моей подруги. Только у неё это обхват талии.

Ах, а я думала, что это твой IQ, хотелось сказать мне, но я ещё не созрела.

Басти собирался измерить мне талию. Я подняла пуловер. По крайней мере в моём лучшем месте цифра должна быть правильной.

Талия оказалась шестьдесят восемь сантиметров. Это удивило Басти сверх всякой меры.

– Очень своеобразно, – заметил он. – Такое распределение жировых масс мне ещё не встречалось.

Жировые массы. Эти слова и сами по себе не очень красивые, но когда их слышишь в связи с твоей собственной персоной, это звучит просто ужасно. Я была на грани того, чтобы расплакаться, и мне стало ещё хуже, когда Басти закончил измерения и с серьёзной миной сказал:

– Ну, индекс массы тела находится в верхней части так называемой лёгкой избыточности веса. Ещё пару килограммов, и ты станешь серьёзно жирной. Очевидно, что до сих пор ты почти не занималась спортом, и твоя подвижность ужасно слабая. Я могу тебе сразу сказать, что если мы хотим привести твоё тело в норму, то нам предстоит куча тяжёлой работы. Ну да, ты никогда не будешь выглядеть как модель, но для какой-нибудь другой работы при условии дисциплины и выдержки тебе должно хватить.

Он давно уже перегибал палку, но это был тот самый момент, когда палка сломалась. Я снова надела туфли и пальто.

– При этих массах – минимум год, – сказал Басти. – У нас здесь не только классические проблемные зоны, обусловленные питанием, но и, очевидно, генетически обусловленные проблемы жирового распределения. Попросту говоря, у неё всегда будет толстая задница. Извини, Ханна, что говорю как есть. Просто ты слишком громко кричала, когда Бог распределял жировые массы.

– Ну, – ответила я, – я просто не знаю, как я с такими жировыми массами в мои двадцать шесть лет имею за плечами университет, журналистское образование и сорок тысяч в год. Возможно, твоя теория не такая уж верная, Басти, и в конце концов есть профессии, где нужна мозговая масса, а не жировая. Но если я когда-нибудь останусь без работы, то я смогу похудеть и начать карьеру мечты в твоей фитнес-студии, где я буду измерять жировые массы и нести слабоумную чушь!

Басти мог только глупо таращить глаза, наверное, он не понял и половины из того, что я сказала. Как уже было сказано, проблема неравного распределения мозговых масс. Я размашисто развернула свои стадвенадцатисантиметровые бёдра и бегом покинула камеру пыток и фитнес-студию.

Карла с трудом меня догнала. Только на парковке она схватила меня за рукав.

– Не пытайся меня переубедить, – предупредила я. – Я согласна дальше бегать, но в эту дерьмовую студию я больше ни ногой!

– Хорошо, – сказала Карла. – Слушай, ты действительно зарабатываешь сорок тысяч в год?

Я откинула голову.

– Ещё нет. Но до этого уже недалеко. Сейчас у меня почти тридцать пять тысяч. О таких зарплатах этот жалкий червяк может только мечтать.

– Нет, зато я, – вздохнула Карла. Она взяла меня под руку. – Я знаю, что ты сейчас неохотно это услышишь, Брюква, но фитнес-студия принадлежит этому жалкому червяку. И ещё четыре в городе.

Ну, это слегка приуменьшило эффект от моего выступления.

– Как бы то ни было, – ответила я. – Я всё равно считаю, что у твоего Басти больше серы в ушах, чем мозгов в голове! И с таким ты пошла бы в постель? Фу! Что за отвратительный взгляд на мир, при котором люди оцениваются по внешности? Я не буду терпеть, чтобы со мной обращались как с инопланетянкой из-за того, что мои чёртовы жировые массы ненормально распределены! И вообще – ещё пару недель назад это никого не волновало!

– Да, потому что тебе самой это было безразлично, – откликнулась Карла. – Ты была единственной среди моих друзей и знакомых, кто никогда не сидел на диете и ни разу не жаловался на фигуру. Я никогда от тебя не слышала типичных женских фраз типа – Могу ли я это носить с моими бёдрами? Или: ты не находишь, что это меня полнит? Ты была просто феномен. Мне уже в четырнадцать внушили, что я слишком толстая, при этом я была худой, как щепка, и весила сорок восемь кило. В восемнадцать у меня был друг, который называл меня пышечкой, я месяцами сидела на одних яблоках и считала себя отвратительно жирной. Каждая женщина, которую я знаю, имеет проблемы с фигурой. Какою бы стройной она ни была, кто-нибудь из её окружения в какой-то момент её жизни обязательно скажет, что она толстая, и тем самым заложит фундамент для длительных сомнений и никогда не прекращающихся диет. Ты всегда была колоссальным исключением. Ты себе нравилась такой, какая ты есть.

– Я и говорю! – вскричала я. – Это вопрос собственного отношения!

Карла покачала головой.

– Как раз нет. Возможно, ты себе и нравилась такой, какая ты есть, и никто не делал попыток разубедить тебя. Но тем не менее ты выглядела тогда точно так же, как и сейчас.

– Ну и что? Но я лучше себя чувствовала. – Я резко хлопнула ладонью по капоту Карлиного фиата. – Мой мир был в полном порядке вплоть до того момента, когда я решила похудеть.

– У тебя была весьма веская причина, забыла? Триста девяносто семь пунктов!

– Если Борис думает так же, как твой придурковатый Басти, то я совершенно не хочу с ним знакомиться. А ты слышала, что сказал Басти: понадобится по меньшей мере год на то, чтобы устранить мои генетически обусловленные проблемы распределения жировых масс. А ещё у меня всегда будет толстая задница!

– Да, но толстая задница, которая влазит в 46 размер, – возразила Карла. – Всё относительно, и у Басти действительно чересчур строгие взгляды на стройность. Ты же слышала, у его подруги талия пятьдесят восемь сантиметров. И тем не менее он наверняка каждый день говорит ей, что она жирная. Таковы мужчины. Чем больше комплексов неполноценности они могут внушить своим женщинам, тем увереннее они себя чувствуют!

– Чушь, – сказала я. – Алекс, например, ни разу не сказал, что считает меня толстой. Правда, – задумчиво продолжала я, – у него не очень хорошее зрение.

– В самом деле? – оживилась Карла. – Он близорукий или дальнозоркий?

В этот момент зазвонил мой мобильник.

– Алло, – сказа я гробовым голосом. – Вы говорите с генетически обусловленным жировым монстром, украшенным дополнительными килограммами за счёт двадцатишестилетнего закоренелого потребления пиццы, пасты и мятного шоколада. Пожалуйста, дождитесь звукового сигнала и приступайте к оскорблениям.

– Милая попытка, но мне ещё дерьмовее, чем тебе, – сказала Виви на другом конце провода. Сегодня был её первый рабочий день на новом месте.

– Главное, что ты снова не уволилась, – ответила я. – Ты ведь этого не сделала?

– Нет, – сказала Виви. – Но я тут долго не выдержу. Самое унизительное – это текст, который они заставляют меня говорить в трубку. «Фрёлих санслужба, господа, благодарим, что звоните сюда, засорился унитаз – Фрёлих к вам придёт сейчас, вы говорите с Вивьен Петерле, чем могу помочь?»

– Это действительно плохо, – отозвалась я. – Лично мне сразу приходят в голову намного более удачные рифмы.

– Господин Фрёлих тоже недоволен, что моя фамилия не рифмуется. Мою предшественницу звали Хётч.

– Да, но они не могут от тебя потребовать, чтобы ты тут же побежала искать себе мужа по фамилии Хётч. Я за то, чтобы ты проявила инициативу и немножко ушла от привычной рутины. К примеру, ты можешь говорить: «В трубах непроханже – к Фрёлиху бегите уже!» А если звонит женщина, то ты же не можешь сказать ей «господа». Я была бы за «Это Петерле, мадам, для Фрёлих делает реклам!».

Виви не нашла тут ничего смешного.

Глава 14


Я продолжала сидеть на диете. То есть я и в последующие дни старалась держаться подальше от сладкого и жирного. Если кто-нибудь из моих «диетологов» находился поблизости, то я, естественно, выполняла и другие указания, которыми они меня снабдили. Никакого белка вместе с углеводами, никакой еды после шести вечера, не больше одного банана в день и каждый кусок жевать по тридцать раз – всё это потихоньку входило в мою плоть и кровь.

На следующий день после катастрофы в фитнес-студии я купила себе весы, и мы сразу же подружились, поскольку они показали на четыре кило меньше, чем пыточный инструмент у Басти. Я каждое утро становилась на них, и каждое утро они показывали по большому счёту один и тот же вес, то на сто граммов больше, то на сто меньше.

– Стагнация, – пояснила Карла. – В принципе тебе надо бы ещё раз сократить потребление калорий. Но ты лучше продолжай в том же духе и просто подожди, пока вес не начнёт снижаться сам.

– Это потому, что ты за счёт бега наращиваешь мышечную массу, – сказала Соня. А мускулы весят не меньше, чем жир, который они сжигают!

– Да, это так, – сказала Виви. – Ты весишь столько же, но твои объёмы уменьшаются.

Я была такая наивная, что я им поверила. Я купила джинсы 50 размера без стрейча и с гордостью поволокла их домой, чтобы спокойно примерить. Но хотя я для этого улеглась плашмя на кровать, молния всё равно не застегнулась. Никаких шансов. Это насчёт того, что «объёмы уменьшаются». Но я не пала духом, а сложила джинсы в шкаф, чтобы при случае извлечь и примерить снова.

Целый день, где бы я ни была и что бы ни делала, моя голова была всецело занята едой: тем (немногим), что мне можно было есть, тем, что мне нельзя было есть, и тем, что я буду есть всё, когда я наконец, наконец стану стройной. Но затем произошло нечто, заставившее меня на какое-то время совершенно забыть про еду.

Я должна была послушаться своего инстинкта и немедленно выставить Хелену за дверь. Вместо этого я позволила матери уговорить себя, а своим проблемам – себя отвлечь. Моё упущение, как это часто бывает, привело к скандалу.

У Йоста и раньше были серьёзные подозрения, что Филипп и Хелена балуются хашем, но мама, которая сама иногда забивала косячок, придерживалась взглядов, что понимающая благожелательность – наилучшее отношение к юношески невинным экспериментам. Филипп, очевидно, воспринял это понимание и благожелательность как разрешение попробовать ещё и пару таблеток, которые Хелена притащила от своих друзей из фабричного корпуса. И это привело к эксперименту, который оказался каким угодно, только не юношески невинным.

Это было ужасно.

В пятницу после вечерней пробежки и контрастного душа я подвела отрадный баланс за неделю: в календаре одни солнышки, единственная тучка за упомянутый визит в фитнес-студию и ещё одна за то, что весы не хотят двигаться в обратную сторону. Мне (не в последнюю очередь благодаря моим подругам) удалось положительно настроиться на юбилей отца Анники Фредеманн. Соня, Виви и Карла были единодушны во мнении, что приглашение стать соседкой фредеманновского кузена по столу – это гигантский комплимент, даже если кузен (во что никто не верил) с бородавками и запахом изо рта.

– Туда стоит пойти только ради всех этих знаменитостей, – сказала Карла. – Каждый второй гость либо знаменитость с радио или телевидения, либо баснословно богат, либо то и другое одновременно.

– А ещё еда, – сказала Виви. – У них будут горы омаров и самое изысканное шампанское… Омары с шампанским мы себе тоже позволим в тот день, да, девушки?

Они даже избавили меня от страха перед маленьким чёрным платьем, объяснив, что это именно то платье, которое мне нужно, абсолютно современное и поэтому имеющееся в любом бутике в любом ценовом диапазоне.

– До колен, с глубоким вырезом, а между вырезом и подолом струящаяся ткань, – сказала Карла. – Оно должно тебе идеально подойти, и его можно будет найти в любом магазине.

Это была во всех отношениях мирная неделя.

Мы с Борисом обменялись несколькими весёлыми и забавными электронными письмами, в редакции не произошло ничего экстраординарного, я ещё дважды бегала с Бирнбаумом и Якобом по парку, Виви всю неделю работала в своей новой фирме, а Тони во время моих визитов не орала на детей и не рыдала.

Запрет на доступ в супермаркет мы ловко обошли тем, что стали использовать бесплатную доставку продуктов. Собственно говоря, это была услуга для больных, стариков и инвалидов, но я считала, что в широком смысле Тони может быть причислена к этой группе. Закупка продовольствия (если это можно так назвать) теперь проходила намного менее напряжённо и с экономией времени. Раз в день во входную дверь звонил симпатичный юноша из супермаркета, который доставлял ящик с товарами, заказанными Тони по телефону или факсу. Менеджер филиала наверняка лопнул бы от злости, узнай он, каким выигрышем обернулся его запрет на посещение магазина.

Я принесла детям нового хомячка. У меня, конечно, были угрызения совести по отношению к бедному зверьку, но при виде сияющих лиц детей я почувствовала, что поступила правильно.

– Как всё-таки просто осчастливить детей, – сказала я, а Тони вздохнула:

– Меня осчастливить ещё проще. Мне ничего не надо, дайте только разок проспать всю ночь.

Так как у неё в морозилке уже накопилось изрядное количество грудного молока, а у меня не было особенных планов на выходные, я пообещала ей в ночь с субботы на воскресенье посидеть с детьми. Более того:

– Я приду уже после обеда, чтобы вы с Юстусом спокойно привели себя в порядок. Ты сможешь принять ванну и сделать причёску, потом вы, держась за руки, отправитесь в кино, а затем куда-нибудь поесть. Когда вы вернётесь, то увидите убранную квартиру, мирно лежащих в кроватях детей и хомяка в клетке, – сказала я, и Тонины глаза засияли. – Ты будешь без помех спать целую ночь, лучше всего с берушами в ушах, на тот случай, если дети проснутся, а утром сможешь валяться сколько захочешь. Я принесу тебе завтрак в постель.

– Изумительно, – сказала Тони. – По мне, кино и поесть мы можем из программы выкинуть и начать прямо с берушей!

Но до Тониных берушей дело не дошло.

Я как раз захлопнула свой блокнот с кучей солнышек и собиралась выключить свет, как вдруг услышала дикий вопль.

Я не могла понять, исходит ли он от человека или от животного, но он был так неописуемо ужасен, что у меня всё тело в момент покрылось гусиной кожей. Я в пижаме выбежала из комнаты и помчалась в сад, откуда донёсся крик. На террасе я остановилась как вкопанная, не в силах пошевелиться при виде картины, представшей моему взору.

Там, где у нас раньше была песочница, сейчас находилась ротонда, окружённая тщательно подстриженной изгородью. Круглая клумба посреди ротонды была плотно засажена луковицами нарциссов, распустившихся волшебным сияюще-жёлтым морем. Поздней весной Йост засеивал клумбу однолетними растениями, и в июле там наперегонки расцветали примулы, фацелии и белые левкои. Под этой цветочной роскошью, прямо в центре клумбы, находилась ещё и могила нашего кота Кашмира, умершего пару лет назад от старости.

Было уже около полуночи и потому очень темно, но клумба была освещена колеблющимися огоньками свечей, в центре клумбы стояли Филипп и Хелена, а вокруг них валялись растоптанные жёлтые цветы. Филипп и Хелена были практически голые, их кожа молочно светилась в темноте. Я сразу поняла, что то, что отвратительными ручьями стекает по их рукам и груди – это кровь, но я вначале подумала, что Хелена поранила себя ножом, который блестел в её вытянутой руке. Но потом я увидела, что кровь течёт из маленького обвисшего предмета, который она другой рукой прижимала к шее. Это была крыса, хеленина крыса, как потом оказалось, и я сообразила, что вопль, который я услышала, исторгла именно она. Мне понадобилась ровно секунда, чтобы охватить всю картину целиком – моего скорчившегося брата и Хелену с окровавленной крысой в одной руке и с ножом в другой.

– Асперго, асперго, асперго, – бормотала она с закрытыми глазами, а Филипп рядом с ней странно поскуливал.

Ужас, страх, отвращение и неописуемый гнев заставили меня заорать. Я орала, пока бежала к ротонде, и я всё ещё орала, когда Хелена открыла глаза и попыталась проткнуть меня ножом. Её реакция была настолько заторможена таблетками, что я успела прижать её спиной к газону до того, как ей удалось до меня дотянуться. Со всей силой и яростью я выкрутила ей руку, и она выпустила нож.

– Не сейчас, – прохрипела она. – Мы ещё не закончили!

– Всё, – сказала я, – вы закончили.

Мёртвая крыса лежала недалеко от моего лица, и её вид вызвал у меня резкие позывы на рвоту. Тем не менее я продолжала всем весом прижимать Хелену к земле и не отпустила даже тогда, когда её глаза закатились, а тело обмякло.

– Ты её убьёшь, – закричал мой брат, не сделав, однако, ни малейшей попытки прийти Хелене на помощь. Он осел в раздавленные нарциссы и жалобно заплакал.

Я тоже плакала, но не решилась отпустить Хелену. Я почему-то боялась, что она может подобно Гленн Клоуз в «Роковом влечении» вновь пробудиться к жизни и обнажить нож.

Через целую вечность – на самом деле прошло не более двух минут – мой отчим поднял меня на ноги и проверил, не ранена ли я. Ран у меня не было, самое большое пара синяков от Хелениных острых костей.

Я оглушённо посмотрела на свет свечей. Моя мать опустилась на корточки перед моим братом и накрыла его плечи своей вязаной кофтой.

– Что с Хеленой? – спросила я, не то чтобы обеспокоенная, скорее из любопытства. Если я её раздавила, то мне совершенно не жаль.

– Она без сознания, Ханна, – сказал Йост. – Она уже ничего нам не сделает.

– У неё был нож. И она убила крысу! – всхлипнула я и спрятала лицо у него на груди. – И Филипп в этом участвовал. Это была какая-то ужасная церемония… крыса кричала…

– Они приняли наркотики, – сказал Йост. – Я вызвал скорую. И ещё я бы вызвал полицию, если бы твоя мать не воспротивилась.

– Никакой полиции, – сказала мать. Её лицо было бледным и напряжённым, но она не плакала. – Будет только больше проблем.

– Ну, ты должна это знать, – ответил Филипп. Мы оставили Хелену лежать на лугу и поволокли Филиппа в дом, где он безучастно позволил маме вымыть себя и уложить в постель. Она хотела вымыть и меня, но я не могла вынести её прикосновений.

Я раздражённо отвела её руку.

– Я могу сама помыться, спасибо.

Мама сделала такое лицо, словно я её ударила. Она удручённо присела на край Филипповой постели. Филипп забылся глубоким сном.

С улицы донеслась сирена скорой.

– Его тоже надо в больницу, – сказал Йост.

– Нет, – взволнованно ответила мать. – Ему нужен покой и защищённость. Поверь, если в больнице его обследуют и заметят, что он принимал наркотики, то у него могут быть крупные неприятности.

– Ты должна это знать, Ирмгард, – снова сказал Йост. Его голос звучал непривычно холодно, и имя, которое мать уже давно не слышала, как-то встряхнуло её.

– Мне так жаль, – сказала она.

– Жалеть поздно, – ответил Йост. – Твой младшенький забылся наркотическим сном, про который я думаю, что он у него не первый. А твоя дочь… – Он запнулся, взглянув на меня. – Иди прими душ, дорогая. А потом в постель. Я позабочусь обо всём остальном.

Это было очень заманчивое предложение, но когда я встала под душ и увидела синюю мигалку скорой сквозь матовое окно в ванной, я не смогла оставить его один на один со всем этим. Я быстро оделась и снова выбежала в сад.

Санитары забрали Хелену в больницу, а мы с Йостом поехали следом, чтобы встретиться там с Хелениными родителями. Йост их известил.

Родители, похоже, переживали такое не впервые, Новость, что их дочь под воздействием наркотиков совершенно не в себе, они восприняли с какой-то печальной привычностью. Хелена принимала наркотики с четырнадцати лет и увлекалась ритуалами чёрной магии. На следующее утро она добровольно отправилась в закрытое психиатрическое отделение. И здесь она была не впервые. Два года назад у неё диагностировали шизофрению. Болезнь могла быть вызвана потреблением наркотиков, но точно этого никто не знал. Чтобы уйти от контроля родителей, Хелена сбежала, и все дни, которые она провела у нас, она ни разу не принимала своих лекарств. Вместо этого она опять стала принимать наркотики, а конец истории вы знаете.

Мама, которой Йост рассказал всё это следующим утром, была необычно тихой.

– Я должна была заметить, что что-то не так, – сказала она. – Что случилось и моим материнским инстинктом? Кто знает, что могло произойти, не появись вовремя Ханна!

– Я не думаю, что она что-нибудь бы сделала Филиппу, – ответил Йост. – Но этого никто не знает. Она серьёзно больна.

Что сказал на это Филипп, я не знала, да и не хотела знать. Он оставался в своей комнате, и я не делала никаких попыток его навестить. Мать, Йост и даже моя сестра, примчавшаяся после известия о катастрофе, целый день сидели у его постели и непрерывно его утешали. Протрезвев, он не забыл, что произошло, но не смог вспомнить, как это получилось. Он не знал также, что за таблетки он съел. Но он слёзно пообещал никогда больше ничего наркотического не принимать, и все почему-то ему поверили.

– Он бы охотно с тобой поговорил, Ханна, – сказала мне мать.

– А я с ним нет, – ответила я. Слишком отвратителен был он прошлой ночью. – И что это вообще такое? И почему он укрылся в своей комнате как избалованный ребёнок?

– Ему стыдно, – ответила мать, а я заметила:

– У него есть на это все основания. И не только у него.

Мать сделала удручённое лицо.

– Я знаю. Я никогда не была для вас, детей, хорошим примером.

– Ты и сейчас таковым не являешься, – сказала я и оставила её.

– Ну как ты? – немного позднее спросила Тони.

– Не знаю, – ответила я. – Впервые в жизни я желаю себе другую семью. Эта какая-то придурочная.

– Хелена к нашей семье не относится, – спокойно откликнулась Тони. – Она просто несчастная сумасшедшая, которая случайно прожила здесь пару недель.

– Нет, – возразила я. – Это как раз не случайность! Мама и Филипп хотели, чтобы она тут жила. Ты не видела, что было здесь прошлой ночью, Тони, но я с тех пор ощущаю себя такой грязной. Понимаешь, это не была одна из тех житейских катастроф, в которых иногда можно найти смешную сторону. Ничего, что можно было бы описать в моей колонке. Это не то переживание, про которое потом скажешь – это было ужасно, но это меня закалило. Я, знаю, что Хелена больна, и, возможно, это оправдывает то, что она сделала с крысой – но Филипп-то не болен, а он участвовал.

– Под воздействием наркотиков люди совершают странные поступки, – сказала Тони.

– Возможно, – ответила я. – Но когда я думаю о том, что они оба натворили, мне становится плохо. Прости, Тони, но сегодня я не смогу быть нормальной няней для твоих детей.

Тони кивнула, как будто она ничего другого и не ожидала.

– Ничего страшного. Возможно, в следующий раз.

– Хм, да, – сказала я с отсутствующим видом.

Позже я вышла в сад. Йост уничтожил все следы ночной сцены в ротонде. Только нарциссы было уже не спасти.

– Летом ничего уже не будет заметно, – сказал он.

– Я всё равно буду об этом думать, – ответила я. – Ах, Йост, я не хочу больше жить в этом доме!

Йост обнял меня.

– Я, наверное, тоже.

Глава 15


После той ночи, когда Хелена разорила нашу клумбу с нарциссами, всё вдруг стало не таким, как прежде. Словно её несчастный ритуал погасил во мне любовь к жизни. Ничто меня больше не радовало, ничто не было важно. Моего брата я видеть не хотела, жалобы Виви на новую работу действовали мне на нервы, как и жалобы Тони на бессонную семейную жизнь. Соня и Карла нервировали меня диетическими советами, а один только вид моей матери вызывал у меня желудочные спазмы.

Меня больше не интересовал даже Борис. Наше знакомство вдруг показалось мне смешным и лживым. То, что началось с такого количества лжи, не могло закончиться хорошо. Я перестала отвечать на его письма.

Неделя медленно ползла вперёд, и я как могла сконцентрировалась на работе. Но даже ею я перестала заниматься с душой. Уже несколько дней я не писала статей. Было такое ощущение, что жизнь внезапно утратила все свои забавные стороны.

– Как раз сегодня Ханна пойдёт обёртываться, – сказала Марианна во вторник на редакционном совещании. – Посмотрите ещё раз на её бёдра! Если верно то, что написано в проспектах, то половина их останется на целлофане! – она засмеялась, и Кордула вместе с ней, а остальные посмотрели на мои бёдра, словно увидели их впервые. Я, однако, даже не покраснела – до того мне это было безразлично. Есть вещи и похуже моих бёдер.

Марианна не унималась.

– Смотрите внимательно, – сказала она. – Потому что завтра у Ханны будут бёдра как у меня.

– Так плохо стать всё же не должно, – ответил Бирнбаум и, нахмурившись, перешёл к следующему пункту заседания.

– Что с вами такое? – спросил он, встретив меня позднее в коридоре, когда я шла к парковке. Меня там ждал фотограф, с которым мы должны были ехать в Бергишес Ланд, и я торопилась. Поэтому я просто пожала плечами. Это окончательно разбудило Бирнбаумово любопытство.

– Я уже пару дней не встречаю вас на пробежке, и у вас угнетённый вид, – сказал он. – У вас горе?

– Может быть, весенняя депрессия, – ответила я.

Бирнбаум ухмыльнулся.

– Да, да, – откликнулся он в попытке меня ободрить. – Этот солнечный свет и щебетание птиц выведут из равновесия кого угодно.

– Вы это сказали, – пробормотала я и улизнула в лифт. Прошли времена, когда я избегала лифтов и послушно добиралась по лестнице, потому что так было написано на одной из карточек. Зачем же мне сейчас себя мучить? У меня достаточно неприятностей и без лестниц.

Фотограф, сопровождавший меня на спа-хутор, был старый друг нашего арт-директора Блюме, примерно такой же старый и такой же болтливый. Он звался Клаус Бекер и имел аллергию на цветение. За примерно полчаса пути он чихнул раз семьдесят и поведал мне всё о сенной лихорадке и коньюктивите, что меня абсолютно не интересовало. Использованные носовые салфетки он просто забрасывал на заднее сиденье, а к моим ногам периодически падала сопля. Ко всему этому он ещё и ужасно водил. Он мучил сцепление, тормоз и газ так, как будто у него было два деревянных протеза.

Когда мы в конце концов приехали, я ничего не имела против замеров в помещении, куда господину Бекеру доступа не было.

Я была достаточно закалена пребыванием в студии Басти для прохождения ещё одной процедуры измерения, на сей раз без одежды. Руководительница спа-хутора, персона неопределённого возраста со своеобразно застывшими чертами лица, произвела измерение с огромным почтением, ведь я как редактор «Анники» была в некотором роде ВИП-персоной.

– Я вам обещаю, что это станет для вас незабываемым спа-событием, – сказала она елейным тоном. – И, пожалуйста, зовите меня Клэр.

Хотя я на сей раз была без одежды, мой обхват бедра составил пятьдесят девять сантиметров, на сантиметр больше, чем у Басти. Я сразу заподозрила обман.

– Мне это кажется многовато, – сказала я.

– Вы увидите, по концу процедуры оно станет на несколько сантиметров меньше, – ответила Клэр.

Я сразу ей поверила. В конце концов, клиентки платили многие сотни евро за эту процедуру, и за такие деньги они были вправе получить на пару сантиметров меньше. Бирнбаум хотел юмора? Он получит историю с разоблачениями.

После измерения меня без церемоний обмазали с ног до головы зеленовато-серой тиной, состав которой Клэр ни за что не хотела выдавать.

– Это тайна нашего предприятия, – сказала она. – Вы должны понимать: если вы опубликуете рецептуру у вас в журнале, то подражатели начнут конкурировать с нами. Потому что до сих пор мы были первыми и единственными, кто применяет этот особенный метод. – Она говорила, заворачивая меня во многие слои целлофановой плёнки. Когда она закончила, я выглядела как – ну, как некто измазанный грязью и замотанный в целлофановую плёнку. Я могла лишь как робот сместиться в сторону, где легла на магнитный коврик под инфракрасную лампу и получила болотно-зелёный напиток для расшлаковывания организма. Ароматическая лампа отравляла воздух какими-то сладковатыми миазмами («это иланг-иланг, он будет способствовать вашему расслаблению», сказала Клэр), а из спрятанных динамиков лилась дальневосточная расслабляющая музыка, причём того сорта, при котором всё тело начинает чесаться, а жажда насилия растёт от звука к звуку.

Господин Бекер, увидев меня, разразился смехом. Он не знал, какой опасности подвергает себя.

– Не смейтесь, делайте ваши снимки, – сказала я, протянув к камере декорированный соломинкой и кусочком манго болотный напиток. Естественно, я глубоко пожалела, что Клэр не мазнула мне грязью лицо. Ведь на фотографиях будет сразу видно, кому принадлежит это тело в виде сардельки.

Когда Бекер достаточно наснимал меня, топчан и напиток, я сделала глоток – брррррр, и вылила остаток в фикус рядом с собой. Поскольку он выглядел чудесно здоровым и расшлакованным, я предположила, что я не первая клиентка, которой пришла в голову эта мысль.

Далее Клер подвела меня и господина Бекера к трамплину.

– Полчаса мягких прыжков, – распорядилась она. – Это будет способствовать кровоснабжению, и действующие вещества препарата глубоко проникнут в вашу жировую ткань.

На действующие вещества, глубоко проникающие в мою жировую ткань, господин Бекер потратил целую плёнку, а я тем временем вместе с целлофаном и тиной прыгала как робот. В мыслях я сформулировала пару ядовитых предложений, чтобы расплатиться с Клэр за те унижения, которым она меня подвергла.

– Чудесно, – наконец сказала она. – Теперь мы можем развернуть вас и подготовить к первому походу в сауну.

В сауну господину Бекеру хода не было, хотя Клэр сказала, что ничего против не имеет. Ну, хоть мне моя судьба и стала немного безразлична, но всё же не настолько, чтобы позволить господину Бекеру снимать меня в сауне. У него и так было достаточно возможностей сфотографировать меня в унизительных ситуациях: я была снова обмакнута в грязь, Клэр обработала меня щётками, потом я села на эргометр, выглядя при этом как целлофановая фрикаделька, а затем меня, прикрытую одним полотенцем, положили в постель из кубиков льда.

Когда я уже во второй раз пошла в сауну, зазвонил мой мобильник. Это был Алекс, мой бывший друг, которого я хотела свести с Карлой – до того, как мне стало всё безразлично.

– Где тебя черти носят? – спросил он. – Я с точностью до минуты пришёл к тебе на работу, а тебя нет. Твоя коллега сказала, что ты как раз предпринимаешь что-то против своих бёдер. Что это значит?

– Ох, я совершенно забыла о нашей договорённости, – ответила я, но по сути дела мне это было совершенно безразлично, потому что сейчас мне было безразлично абсолютно всё. – Извини, пожалуйста!

– От твоих извинений никакого толку, – недовольно сказал Алекс. – С кем я теперь пойду обедать?

– Как насчёт Карлы? Её бюро через две двери от моего.

– Нет, у меня нет никакого желания обедать с кем-то, кто будет всё время поглядывать на соседний стол.

Ну нет так нет. Меня всё это не касается. Пускай люди сами заботятся о своей личной жизни.

– Алекс? Здесь плохой приём. Наверное, из-за температуры.

– Я ещё здесь, – сказал Алекс. – Слушай, проблема решена. Твоя коллега Марианна любезно вызвалась показать мне милый ресторанчик по соседству.

– Нет! – закричала я, и на короткий миг ко мне вернулась вся моя энергия. Так безразличен Алекс мне всё же не был. – Только не Марианна! – кричала я, нисколько не беспокоясь, что она, возможно, слышит каждое слово. – У неё герпес. И сифилис. И спид. И отвисшие груди. Она может спокойно закинуть их за плечи.

– Я, собственно, хотел с ней только пообедать, – напомнил Алекс.

– Последний, кто с ней пообедал, сейчас платит колоссальные суммы на её содержание, – сказала я. – Алекс, поверь мне, это анаконда. Пригласи Карлу.

– Окей, – сказал Алекс. – Ты победила. Я спрошу твою подругу Карлу. Но если она опять начнёт флиртовать с типом за соседним столом, я просто встану и уйду.

Я выползла из сауны с чувством некоторого облегчения, несмотря на то, что с Марианной я, похоже, разругалась до конца жизни.

Клэр настояла, чтобы я выключила мобильник до окончания процедуры.

Трамплин, эргометер, сауна, ледяное ложе и постоянное раз- и завёртывание меня хотя и не расслабили, но зато совершенно истощили, да так, что в самом конце я попросту заснула на своём магнитном коврике, запеленатая в километры белой ткани.

Когда я проснулась, Клэр снова меня обмерила. И смотрите, сейчас моё бедро было всего лишь пятьдесят два сантиметра в обхвате. И обхват бёдер ужался до ста четырёх. Ну что, разве это не сенсация? Клэр была вне себя от радости и удивления.

– На семь сантиметров меньше, – вскричала она. – Я уверена, что ваших читательниц это ошеломит так же, как и вас!

– Да, совершенно точно, – сказала я. А как была бы ошеломлена сама Клэр, прочитай она, что я перед этой встречей собственноручно измерила себя и что мои результаты серьёзно отличались от её первых измерений!

Но она не догадывалась, и мы расстались по-дружески.

– Рекомендуйте нас, – сказала Клэр, на что я ответила:

– Ну конечно же! – как лживая змея.

По дороге в город я решила сегодня опять не бегать, а вместо этого позволить себе большую порцию картошки фри с майонезом. Я решила, что честно это заслужила. Кроме того, я пережёвывала каждый кусок тридцать раз.

Когда я наконец пришла домой и тихо пробиралась по коридору, до меня донёсся запах ароматических палочек, которые мама зажигала здесь ежедневно, чтобы очистить атмосферу. Она действительно не жалела усилий, чтобы на свой лад убрать все следы пребывания Хелены. Она жгла ароматические палочки, расставила повсюду розовый кварц и горный хрусталь, освещала комнаты лампадками, и, по всей вероятности, обрызгала все углы святой водой. Но ничего не помогало. Атмосфера была безнадёжно отравлена, и впервые в жизни я не чувствовала себя призванной вернуть в дом гармонию. Меня оставило равнодушной и то, что впервые за двадцать лет в браке мамы и Йоста назревал кризис. И я абсолютно не злилась из-за того, что Филипп после происшествия в пятницу продолжал сидеть в своей комнате, полный раскаяния и жалости к себе, а мама квохтала вокруг него как наседка.

Мне надоело быть ароматической палочкой нашей семьи – улаживающей ссоры, решающей проблемы толстой молодчиной Ханной – с этим было покончено. С матерью я все эти дни говорила только в самых необходимых случаях, а с Филиппом вообще не разговаривала. Дверь в его комнату была открыта нараспашку, и когда я пробиралась к себе, я невольно бросила туда взгляд. Это было ошибкой, потому что они, казалось, только этого и ждали: с кровати на меня большими, грустными глазами смотрели мои брат и мать.

Это почему-то переполнило чашу моего терпения.

– Снова провёл утешительный день в постели, Филипп? Тебе удалось с маминой помощью дотащиться до туалета? И можем ли мы тебя поздравить за то, что ты почистил зубы? Но – ох! Что я вижу? Ты действительно себя преодолел и смог втиснуть в себя кусок шоколада? Чудесно! Мама наверняка ужасно тобой гордится!

Взгляд Филиппа стал ещё печальнее, если такое возможно, а мать протянула ко мне руку в драматическом жесте.

– Ханна, – сказала она. – Подожди… – но я уже вышла и с треском захлопнула за собою дверь.

В моей комнате за компьютером сидел Йост. Он периодически выходил отсюда в интернет. У него самого компьютера не было, поскольку эти «чёртовы аппараты», по маминым словам, перегружали атмосферу помещения своими лучами. Ха-ха-ха, какая шутка!..

– Ну, хороший был день?

– Наверное, лучший, чем у тебя, – ответила я. – Но тем не менее довольно поганый.

– Через три недели начинаются выпускные экзамены, – сказал Йост. – Я им сказал, что если мой сын до выходных не выберется из постели и не начнёт учить, то я перееду в гостиницу.

– Отлично, теперь у них на одну причину больше жалеть себя.

– Я серьёзно, Ханна. Я больше в этом не участвую. – Йост поднялся. – На этот раз всё зашло слишком далеко. Кстати, тебе пришло письмо от некого Бориса. Я, конечно, его не читал.

– Мог бы спокойно прочитать,. – В письмах Бориса содержалось в основном одно и то же: он беспокоится, что я уже несколько дней не пишу, и не случилось ли чего. Я ни разу не ответила. Было неплохо, что для разнообразия кто-то беспокоится и обо мне.

– Если ты уедешь, то я тоже буду искать себе квартиру, – сказала я. – Может, будем искать вместе?

Йост улыбнулся.

– Я всё ещё надеюсь, что до этого не дойдёт.

Когда он ушёл, я села за стол и открыла письмо Бориса.



Создано: 03.04 13:29

Получатель: <Фея33а>

Отправитель: <Борис68>

Тема: Это не шутка


Фея,

кое-что произошло, и мне надо непременно поговорить с тобой лично. Пожалуйста, объявись, если ты жива.



Что-то в его словах затронуло моё очерствевшее, завёрнутое в целлофан сердце. Бедный Борис. Он же не виноват во всех тих ужасных вещах, которые произошли. Я вздохнула и кликнула на «Ответить».



Создано: 03.04 20:15

Получатель: <Борис68>

Отправитель: <Фея33а>

Тема: Re: Это не шутка


Я жива, Борис, прости, что так давно не давала о себе знать. Но у меня были действительно серьёзные причины. Что случилось?



Создано: 03.04 20:18

Получатель: <Фея33а>

Отправитель: <Борис68>

Тема: Re:Re: Это не шутка


Я влюбился в тебя, вот что случилось!

Мне нужно срочно с тобой увидеться, чтобы прояснить пару основополагающих вещей. Как можно быстрее.

Б.


Я уставилась на дисплей. Снова проблема, которую я не могу решить. Но разве у меня из-за этого должно быть чувство вины? Нет, с этим покончено навсегда.


Глава 16


– На сей раз Алекс попросил мой номер телефона, – сообщила Карла. – Но значит ли это, что он позвонит?

– Без понятия, – ответила я, и мне это было совершенно безразлично. Я хотела поработать над разоблачительной статьёй о сомнительных целлофановых махинациях Клэр, а Карла мне мешала. Она сидела на моём столе и болтала ногами.

– Знаешь, на сей раз он вообще не был занудой, – рассказывала она. – Странно, но я всё время думала о том, что он любит заниматься сексом в самых разных местах. В лифте меня от этих мыслей прошиб пот.

У меня должны были быть угрызения совести из-за того, что я внушила Карле ошибочные представления о сексуальных предпочтениях Алекса, но я этих угрызений не испытывала. Вместе с радостью жизни от меня ушло и чувство вины. И я не оплакивала его уход. Была бы я прежняя Ханна, мне было бы тяжело видеть, как Марианна всё утро просидела над кучей вырезок из журналов, принесённых ей Кордулой. Вырезки были на тему пластической хирургии. Марианна с отсутствующим видом облизывала шоколадный батончик и периодически ощупывала свою грудь. Вероятно, она слышала, как я говорила Алексу про её висячие груди модели «Сумка почтальона», но если она из-за меня решится на операцию, то пожалуйста! Любой имеет право разбрасываться своими деньгами по своему усмотрению, разве нет? Без чувства вины я также смогла написать чудесно-саркастическую статью про спа-хутор Клэр, и после выхода статьи ей, вероятно, придётся искать новое место. Она сама заварила эту кашу. Ей не стоило жульничать при замерах, могу сказать однозначно.

Карла оставила меня в конце концов одну, но я не проработала над статьёй и пяти минут, как позвонил Алекс.

– Я взял телефон твоей подруги Карлы, – сказал он.

– Я знаю.

– Мне позвонить?

– А что с ним ещё можно сделать?

–Ну, мышонок, ты же меня знаешь. Мне не хочется рисковать разбитым сердцем. Для меня всё сразу серьёзно, а Карла кажется мне скорее такой легкомысленной особой, сторонящейся любых обязательств. Мне этот тип знаком. Если такой женщине после первой совместно проведённой ночи признаться в любви, она тут же смоется.

Я редко слышала что-нибудь менее соответствующее истине, но у меня не было никакого желания вступать в глубокий аналитический спор. Поэтому я сказала:

– Зато у неё классные сиськи.

– Тоже верно, – ответил Алекс и положил трубку.

Пять минут спустя Карла вновь ворвалась в моё бюро.

– Он позвонил! – вскричала она. – Он в самом деле позвонил!

– Отлично, – заметила я.

– Мы встречаемся завтра вечером, – продолжала Карла. – Идём в кино. О Боже, Ханна! Он же не станет прямо в кино?..

– Алекс очень чувствительный, – сказала я. – В первый раз он, конечно, не будет предъявлять к тебе повышенные требования. Наверное, вы самым обычным образом завалитесь в постель. Если вообще завалитесь.

– Ах вот как, – ответила Карла. – Ну что ж, будем надеяться. Ах, Ханна, вот ещё что – ты … хм… вроде говорила, что он плохо видит, да?

– Да. Без очков он слепой как крот, – заверила я. – Видит, так сказать, одни контуры.

– Грандиозно! – вскричала Карла, и, бросив искоса взгляд на Марианну, добавила:

– Я имею ввиду, в этом случае чувствуешь себя непринуждённее. Целлюлит, морщины, жировые подушечки – всё размыто. Тем не менее мне надо завтра утром обязательно попасть к парикмахеру. А ты записалась?

– Куда?

– К парикмахеру! Ты же завтра вечером идёшь на юбилей к Фредеманну.

– Уже завтра? – Чёртов праздник полностью вылетел у меня из головы. И к парикмахеру я, естественно, не записалась.

Ах, всё равно. Наваяю что-нибудь на голове, и всё. Для бородавчатого кузена сойдёт.

– А платье у тебя есть? – спросила Карла.

Нет, платья у меня тоже не было. Ах, всё равно! Вытяну какую-нибудь тряпку из шкафа и напялю на себя.

– Ты что, с ума сошла? Что ты наденешь? – вскричала Карла.

– Ах, Карла, ни одной жабе не будет интересно, в чём это я пришла, – отмахнулась я. – Но не бойся, в трениках я не пойду.

Карла покачала головой.

– Ты стала такой странной, с тех пор как подружка твоего брата вытворила эту омерзительную штуку с крысой. Может быть, у тебя травма или что-то такое. Ты больше не слышишь, что тебе говорят, и у меня есть подозрение, что ты запустила диету. Виви сказала, что она не уверена, но она вчера видела из трамвая женщину, которая выглядела точно так же, как и ты, и держала в руках огромную порцию картошки фри. Скажи честно это ты была?

– А даже если так, – сказала я. – Я ведь перед этим оставила половину своих бёдер на этом спа-хуторе.

– Ханна! Разве ты больше не думаешь о Борисе?

Я пожала плечами.

– Иногда. А сейчас дай мне, пожалуйста, поработать, иначе я этой статьи так и не закончу.

Карла ушла от меня с озабоченным лицом, и я снова занялась Клэр и её тиной. Но я не успела написать и нескольких слов, как зазвонил телефон.

– Редакция «Анники», Рюберштрунк, – рявкнула я в трубку.

Хватит дружелюбного пустословия. Мы здесь, в конце концов, не во Фрёлих санслужбе, господа, благодарим, что звоните сюда.

Это была Тони, и она почти плакала – как обычно. На сей раз она почти плакала, потому что менеджер филиала, этот злодей, прознал, что Тони не является ни больной, ни беременной, ни старой, ни дряхлой и, следовательно, не имеет права на бесплатную доставку продуктов из супермаркета. Симпатичный юноша наябедничал. Когда менеджер филиала услышал, что у юной красотки, которая принимает и оплачивает доставку, рыжие волосы, то он сразу же стал в стойку.

– Это обман! – орал он в телефон на Тони. – Но со мной этот номер не пройдёт!

– Я не понимаю, – сказала я. – Ведь они имеют от вас приличный доход! Все эти памперсы, баночки с питанием и замороженный шпинат!

– Ему это без разницы, – ответила Тони. – Он же не владелец супермаркета, ему главное мне насолить. У меня было огромное желание нанести ему визит и высказать всё, что я о нём думаю. Мне пойдёт на пользу, если я заеду кулаком прямо в его противную, наглую рожу…

– Да-да, – сказала я. – Но ведь есть возможность закупаться где-нибудь ещё. По счастью, в этом городе не один супермаркет.

– Я подумала, может быть, ты… – сказала Тони.

– Извини, но совершенно нет времени. Сегодня я буду работать допоздна, а потом встречусь с подружками, как всегда по пятницам. Попроси маму.

– Она же не оставляет Филиппа ни на минуту.

– А что твой муж?

– Он до вечера субботы на курсах повышения квалификации. С позавчерашнего дня. Я снова остаюсь одна на выходные. Вернее, к сожалению, не одна, а с детьми.

– Странно, как часто Юстус бывает на курсах повышения, – заметила я. – Ведь этот юридический хлам не может постоянно меняться? Может, у него любовница, а?

– Может быть, – сказал Тони. – Надеюсь, она любит детей и будет периодически забирать их к себе. Мне для начала хватит одной ночи. Проспать подряд двенадцать часов. Сегодня я практически не спала. У этого… хм… младенца…

– У Леандера.

– Вот именно, У Леандера был понос, и всё, что я в него вливала сверху, тут же выливалось снизу. И у Финна были кошмары от телепузиков, а Генриэтта…

– Послушай, Тони, идёт мой шеф, – прошипела я, хотя никакого Бирнбаума поблизости не было. – Я должна закончить разговор, моя статья ещё не готова, а через два часа номер должен быть подписан в печать.

– Ой, – успело ещё донестись из трубки, но я уже нажала на рычаг. Без чувства вины. Оттого, что Тони постоянно мне жалуется, ей не становится лучше.

Я дописала статью и положила её на стол редакторше текстов. Её самой в комнате не было, но она не могла уйти далеко, потому что Пауле лежал в своей корзинке и астматически сопел. Его вид напомнил мне – непонятно почему – Якоба, которого я не видела уже неделю, поскольку вместе с диетой я забросила и бег. Это было странно, но хотя я и перестала придерживаться диетических предписаний, мой вес до сих пор оставался одинаковым, плюс-минус двести граммов. Кого удивит, что я не испытывала никакого раскаяния? Но мне стало как-то не хватать ежедневных пробежек.

Может, стоило сегодня снова на это сподвигнуться. Зато мне не придётся встречаться с Виви, Соней и Карлой, чья болтовня про целлюлит, калории и придурковатых начальников ужасно действовала мне на нервы. Поэтому я пошла к Карле и сказала, что у меня критические дни и ужасно болит живот.

– Бедняжка, – сказал Бирнбаум, вышедший в этот момент из своего бюро. – Почему же вы не ушли раньше?

– Ну это называется обострённое чувство ответственности, – ответила я. Вот дерьмо! Раз Бирнбаум считает меня больной, то я не смогу побежать сегодня вечером, поскольку наверняка пересекусь с ним и Якобом. Ладно, без разницы, сяду с семейной упаковкой карамельного мороженого и буду себя жалеть. То, что умеет мой брат, давно умею и я.

Карла была исполнена сочувствия. Она выдала мне три болеутоляющие таблетки (на которые, между прочим, был нужен рецепт) и посоветовала попить чаю из травы манжетки, чтобы к утру снова быть в форме.

– Я позвоню тебе завтра после обеда, и мы сможем обменяться ещё парочкой советов, – сказала она, заговорщицки взмахнув ресницами.

– Для чего советов? – полюбопытствовал Бирнбаум.

– Ах, что нужно делать, чтобы управиться с бородавками и запахом из рта, при условии, что этот тип хорошо зарабатывает, – ответила я.

– Вам надо действительно лечь, Йоханна. – Взгляд Бирнбаума выражал столь искреннюю заботу, что я не могла его выдержать и уставилась на его туфли. И что я вам хочу сказать? У него снова были два разных носка, один с тёмно-серыми ромбиками, а другой – со светло-серыми. Ну и ладно! Какое мне дело?

– Поправляйтесь, – сказал Бирнбаум.

– Спасибо, – ответила я и на один момент действительно почувствовала себя так плохо, что почти проглотила одну из Карлиных таблеток. Но по дороге домой я вспомнила, что у меня нет никаких критических дней, а если бы и были, то живот у меня всё равно никогда не болит. Это вполне могло улучшить моё настроение, но, естественно, не улучшило.

Дома я нашла всех в том же состоянии: брата в его комнате, маму с её розовыми кварцами и ароматами и Йоста, решительно настроенного уехать.

Я встретила его в саду.

– Чемодан я собрал и отель забронировал. Если мой сыночек не вытащит до завтрашнего утра свою ленивую задницу из кровати и не засядет за учёбу, я уеду.

– А мама что?

Йост пожал плечами.

– Она мне не верит. Говорит, своими угрозами я только ухудшаю дело. У Филиппа шок, и такое авторитарное отцовское поведение подавляет его чувствительную душу, и вообще, выпускные не могут быть важнее Филиппова душевного равновесия.

– Ага, – сказала я. – Несёт чушь, как обычно.

– Не знаю, – ответил Йост. – Может, она и права. Но в этом случае Филиппу нужно не в постели лежать, а отправляться вслед за Хеленой в психушку. Кстати, звонила Тони и просила тебя перезвонить, это срочно.

Я действительно собиралась перезвонить Тони, но я совершенно забыла об этом по дороге к дому – потому что мой путь пересекла улитка с надписью «blood» на спине. Злость закипела во мне по самые уши, как молоко закипает в кастрюле. Я схватила улитку и поволокла в ванную, где попыталась смыть надпись с помощью мягкой щётки и мыла. Ничего не помогало, чёрный лак лишь чуть-чуть побледнел. Я вернулась к Йосту и спросила:

– Чем можно смыть чёрный лак?

– Растворителем, – ответил Йост. – У твоей матери в ателье есть растворитель, и у меня есть, в садовом сарае. Зачем он тебе?

– Хочу исправить одно свинство, – сказала я. Было ещё слишком светло, чтобы улитки отправились за пропитанием, но я знала место, где они днём зарывались в гальку или прятались среди зелени. Большинство жило в саду перед домом. Прошло немного времени, и я собрала большое количество улиток в старый цветочный горшок. Усевшись на газон, я обмакнула кусок старой тряпки в едко пахнущий растворитель.

Первой я собиралась очистить улитку с надписью «devil». Растворитель действительно свёл чёрный лак с её спины, но улитке, казалось, это совершенно не понравилось, она забилась в свой домик и выглядела очень несчастной.

– Поверь, так тебе будет лучше, – сообщила я ей.

В этот момент за лавровишнёвой изгородью показался Бирнбаум.

– Ради Бога, что вы там делаете, Йоханна?

Мне было совершенно ясно, что я должна производить странное впечатление – в портновской позе на газоне, рядом с цветочным горшком, полным надписанных улиток, и с бутылкой растворителя в руках. Я даже не сделала попытки разъяснить Бирнбауму ситуацию.

– Вы же видите, – сказала я. – Я отмываю улиток.

Бирнбаум открыл ворота и подошёл ко мне.

– Боже, да это растворитель! – вскричал он. – Вы же поубиваете бедных тварей!

– Нет, я только смою слова с их домиков, – упорствовала я.

– Улиточные домики состоят большей частью из извести, и растворителем вы её просто вытравите. Посмотрите вот, бедная улитка! – Он поднял бывшую улитку «devil» и внимательно осмотрел её со всех сторон. – Может быть, поможет, если мы её немного намочим, – сказал он и окунул улитку в бочку с водой за углом дома.

Я начала реветь. Оно вдруг снова было со мной, моё старое доброе чувство вины. Из-за маленькой невинной улитки, которой я сделала плохо.

– Я не хотела, – всхлипывала я.

Бирнбаум уселся на корточки рядом со мной и завернул колпачок растворителя. Затем он взял в руки ещё одну улитку – она была с надписью «blood» – и дружелюбно спросил:

– Что это вообще такое?

Захлёбываясь рыданиями, я сумела выдавить из себя несколько фраз.

– Эта ужасная Хелена написала гадкие слова на улитках, – всхлип – а вместе с другими улитками они образуют ужасные предложения, – всхлип – и как будто она этим отравила весь сад, - всхлип – словно на нас лежит проклятие!

– Понимаю, – сказал Бирнбаум, который на самом деле вряд ли что-нибудь понял. – И почему Хелена сама не разгребёт это свинство?

– Она в психушке, – ответила я. – Она не то чтобы злая, она просто сумасшедшая. Но если бы вы это видели, мёртвую крысу и море крови… – Я снова начала всхлипывать, я ничего не могла с этим поделать, и чем больше я плакала, тем больше понимала, что у меня есть для этого все основания. Я плакала из-за крысы, которую убила Хелена, и из-за ужасной картины, представшей в ту ночь перед моими глазами. Я плакала из-за того, что моя мать не хотела сознавать, что она не поможет Филиппу, обращаясь с ним как с хрустальной вазой, я плакала потому, что Йост завтра нас оставит. Я плакала, потому что моя семья была не только ненормальной, но и разваливалась на глазах, а у меня не было сил и средств этому воспрепятствовать. И раз уж я плакала, то я стала плакать и из-за других вещей:

Потому что моя сестра была вечно усталая и у неё не было никого, кто закупал бы для неё продукты.

Потому что хомяк утонул в моём ведре с водой.

Потому что мой толстый зад ничего не оставил на целлофане Клэр.

Потому что Басти диагностировал у меня генетические проблемы распределения жировых масс.

Потому что Борис в меня влюбился, но в твёрдой уверенности, что я ношу 44 размер.

Потому что Виви каждый раз находила себе самую ерундовую работу и всё время снабжала деньгами этого бездельника Макса.

И потому что Бирнбаум и Анника Фредеманн были вместе.

Да, и последнее показалось мне, пока я плакала, самым печальным из всего этого. Бирнбаум и Анника Фредеманн, совершенная блондинка и двойник Джорджа Клуни – это было абсолютной и колоссальной причиной для рыданий.

Только я до сих пор этого не понимала.

Бирнбаум нерешительно положил мне руку на плечо. Тыльной стороной ладони он стал поглаживать мою щёку, и это меня так смутило, что у меня высохли слёзы. Лишь плечи ещё вздрагивали при всхлипываниях.

В этот момент – сидя меж улиток на траве, с размазанной косметикой на залитом слезами лице, выдавивши пару несвязанных предложений о мёртвой крысе – я была далека от того, чтобы почувствовать хоть тень неловкости. Вам, конечно, такое знакомо – начиная с какого-то момента, а именно когда человек уже давно совершенно осрамился, ему уже ни от чего не будет неловко. Я посмотрела на Бирнбаума так, как будто видела впервые. Его упрямый лоб, кустистые брови, прямой римский нос и энергичный подбородок, который в это время дня всегда покрыт трёхдневной щетиной.

Как давно я в него влюблена?

Наверное, с того самого момента, когда он впервые обратился ко мне. Я просто была слишком разумна, чтобы это заметить.

– У меня есть идея, – сказал Бирнбаум, не прекращая гладить меня по щеке. – У вас ещё есть этот лак?

Я посмотрела на него сквозь пелену слёз.

– Не знаю. Может, остался ещё в комнате моего брата. А для чего?

– Мы можем просто переделать слова. – Он поднял одну улитку и протянул мне. – дайте мне лак, и из «bitch» получится «bliss», – сказал он. – Это ведь лучше, чем натирать их растворителем, да Йоханна?

Никто не произносил моего имени так красиво, как он.

– Эта прекрасная идея! – Я в восторге вскочила на ноги. – Я сейчас вернусь. Никуда не уходите, хорошо? И проследите, чтобы улитки не разбежались.

Не дожидаясь ответа, я понеслась в дом, прямиком в комнату Филиппа.

– Тссссс, – прошептала моя мать, сидевшая на стуле у окна. – Он как раз спит.

– Мне это как-то без разницы, – заявила я и стала рыться в его письменном столе, не обращая внимания на мать. Да, рядом с нетронутым учебником по биологии я нашла лак. Я побежала назад так быстро, как только могла. Бирнбаум послушно сидел на газоне и сортировал улиток.

– Из «blood» мы сделаем просто «bloom», – сказал он, забирая у меня один лаковый карандаш. Это значит «цвести» – такое слово можно оставить.

Я сделала из «bitch»-улитки счастливую «bliss», с двумя особенно большими и жирными S на конце, а Бирнбаум одним красивым росчерком превратил «demon» в «lemon».

Мы оба пришли к выводу, что «night» и «black» можно считать нейтральными словами, и что все улитки, надписанные Филиппом, а именно «heart», «her», «him», «day», «light» и «happy», тоже могут беспрепятственно покинуть цветочный горшок.

Бирнбаум нерешительно вертел в руке улитку «sarcitis».

– При некотором старании из миозита можно сделать каприс, – сказал он. – Делать?

Я кивнула, переделывая «break» в «bread». Во мне начало расти мирное чувство – как перед пасхой, когда вся семья собиралась на кухне, чтобы красить яйца. Я попыталась упорядочить свои запутанные мысли.

– Почему вы, собственно говоря, пришли? – спросила я. – И как вы узнали, где я живу?

– Ваш адрес я нашёл в вашем личном деле. Что это недалеко от меня, я понял ещё раньше. – Бирнбаум опустил свою улитку в траву. – Я просто хотел узнать, как у вас дела. Вы сегодня после обеда выглядели так плачевно. Да вы, собственно, всю неделю были какая-то не такая. Сегодня утром на редакционном совещании, когда Бекер демонстрировал фотографии со спа-хутора, вы были мыслями где-то далеко.

В самом деле. Мне стоило бросить лишь один взгляд на свои красочные фотографии в целлофане, как я уже была в мыслях где-то далеко – перед моими глазами возникло полдюжины совсем других фотографий: Бекер, запертый в сауне вместе со всеми растениями, на которые у него аллергия, Бекер, замёрзший до синевы на ледяном ложе, Бекер на трамплине, завёрнутый в целлофан, Бекер, захлёбывающийся расшлаковывающим напитком…

– Я подумал, что вы, быть может, заболели, но теперь я знаю, что вас глубоко задело что-то другое, – продолжал Бирнбаум. – Хотя я не совсем понял, что же всё-таки произошло.

Да, его было в этом трудно упрекнуть.

– Мой братик поэкспериментировал с наркотиками и с тех пор отдыхает в своей комнате, его подружка зарезала крысу и в наказание отправилась в психушку, я прервала свою диету и перестала верить во всё хорошее в людях, моя мать безуспешно пытается очистить атмосферу с помощью ароматических палочек, а мой отчим завтра утром переселяется в отель, – я в телеграфном стиле перечислила все события прошедшей недели. – Да, и моя сестра сейчас, вероятно, ломает нос менеджеру филиала в супермаркете. Но не надо волноваться, её муж адвокат, и я полагаю, что четыре года недосыпа могут рассматриваться как смягчающее обстоятельство.

– Почему вы вообще сели на диету? – спросил Бирнбаум.

Я отмахнулась.

– Ах, я думала, что надо бы что-то предпринять по поводу распределения жира в организме. И кроме того, есть некий Борис, которому нравятся женщины 44 размера. По крайней мере, я так думаю.

Бирнбаум почесал нос лаковым карандашом. Очевидно, он не знал, что ему сказать.

– Вы, наверное, думаете, что я совсем сбрендила, – сказала в полнейшем расположении к нему. – Как и остальная моя семья. Для нас надо открыть собственное закрытое отделение.

– Ну да, а кто может сказать о себе, что он нормальный? – возразил Бирнбаум. – Ой! Может ли быть, что улиткам нравится сапожный крем? Вы только посмотрите! – И действительно, на его туфлях удобно устроились две улитки. На левой сидела улитка со словом «kiss», а на правой – улитка с надписью «her».

– Ну что ж, – сказал Бирнбаум, положил ладонь мне на затылок и поцеловал меня в губы.

Я была так ошеломлена, что просто застыла на месте, а когда я поняла, что происходит, он внезапно отпустил меня, поднялся и бесцеремонно сказал:

– Мне пора.

Я ничего не ответила, только дотронулась до своих губ, как будто это был первый поцелуй в моей жизни. Как какая-нибудь юная, невинная девушка в нежном фильме о любви.

Бирнбаум ухмыльнулся. Это была совершенно новая ухмылка, не волчья, не коварная и не лукавая. Это была довольная ухмылка.

– Пока, – сказал он и пошёл. Он, очевидно, счёл, что внёс сюда достаточно замешательства. Но у ворот он снова обернулся, видимо, ожидая от меня какой-нибудь реакции.

Я оказала ему эту любезность. Вытянув из горшка две последние улитки, я протянула их ему.

– Что бы вы сделали, если бы вам на туфли наклеились именно эти? – спросила я.

К моему огромному удовлетворению, Бирнбаум покраснел. Наверное, надписи на улитках были видны от самых ворот.

– Что-нибудь придумал бы, – сказал он и ушёл.

Глава 17


Пару минут я чувствовала себя прекрасно – в моей голове поочерёдно крутились две мысли: «Бирнбаум меня поцеловал» и «Бирнбаум меня поцеловал».

Но потом мало-помалу заработала и остальная часть мозга. Сначала совсем слабо («Его щетина совсем не колется»), а потом всё больше и больше («Момент, разве Бирнбаум не твой начальник? Который связан с ослепительно красивой дочкой Фредеманна?»), и, наконец, все мысли взорвались одним-единственным вопросом: «О Боже! Что мне теперь делать?». А потом всё сначала: «Бирнбаум меня поцеловал, Бирнбаум меня поцеловал…»

От моего мозга в этот вечер было мало толку. Я просто не знала, должна ли я себя чувствовать до ужаса печальной или ликующей до небес. Отнеся растворитель в сарай и сделав крюк к морозилке, я вернулась к себе в комнату и заперла за собой дверь.

Борис снова прислал письмо. Я его удалила прямо с сервера. У меня в самом деле было достаточно проблем.

А затем я сделала то, что сделал бы любой на моём месте: Я завернулась в плед и включила телевизор. И пока я оловянными глазами смотрела «Кто хочет стать миллионером?» и вычерпывала ложкой карамельное мороженое, я пыталась сделать свою голову такой же пустой, как и головы игроков.

Это сработало. В четверть десятого я отложила ложку и заснула.

На следующее утро, когда я спросонья ещё не успела ничего сообразить, моя мать затрясла ручку двери.

– Ханна! Ханна! – кричала она. – Открой!

В окно светило солнце, было прекрасное весеннее утро, когда кажется, что жизнь бьёт ключом. Во всяком случае, при нормальных обстоятельствах.

Я вывалилась из постели и открыла дварь.

– Слава Богу, – сказала мама. – Я уже подумала…

– Что ты подумала? Что я заперлась, заглотнула пару пилюль и порезала парочку животных? – спросила я. – Или ты думаешь, что я вскрыла себе вены, потому что я вне себя от тревоги за семью? Не волнуйся, я скорее уеду в отель!

Мама прикусила губу.

– Именно так и поступил Йост. он только что уехал. Он ведь это не серьёзно, да, Ханна?

– Разумеется, серьёзно, – ответила я.

– Ты не знаешь Йоста, – сказала мать. – Он не из тех мужчин, которые убегают от проблем. Он никогда так не поступает.

– Если хочешь знать, то это единственное, что он мог сделать, – возразила я. – А сейчас извини, пожалуйста, но у меня впереди трудный день, а мне ещё надо многое успеть.

– Почему вы не понимаете, ни ты, ни Йост, что это всё моя вина? – спросила мать, поднимая руку в театральном жесте. – Только потому, что я запустила свои материнские обязанности и впустила эту Хелену в нашу жизнь, только поэтому мальчик попал в такую ситуацию. Я снова хочу всё исправить, я больше ничего я хочу, почему вы не можете этого понять?

– Что хорошего в том, что ты позволяешь Филиппу весь день сидеть в затемнённой комнате и жалеешь его? Его что, Хелена укусила и превратила в вампира?

– Ему нужно время, чтобы привести свои мысли и чувства в порядок! И я ему в этом помогаю.

– Ни фига ты ему не помогаешь. – заявила я. – Пока ты мешаешь ему научиться самому отвечать за себя и свои поступки, рушится твой брак.

– Йост хочет просто немного погреметь цепями. При этом он прекрасно знает, что я отрицаю такого рода проявления авторитаризма!

– Что авторитарного в том, что человек пакует чемодан и уезжает? Я бы сказала, что это прямая противоположность.

– Он хочет надавить на меня.

Я покачала головой.

– Он попытался надавить на тебя, но когда заметил, насколько он и Филипп тебе безразличны, он просто ушёл.

Мама выглядела задетой. Она хорошо это умела.

– Как ты можешь такое говорить? Я люблю Йоста, и я люблю Филиппа! Иначе зачем бы я всё это для него делала?

– Что ты для него делаешь? – холодно спросила я. – Ты думаешь, что если ты не дашь ему сдать выпускные экзамены, то докажешь этим свою любовь?

У мамы на глазах выступили слёзы.

– Вы просто не хотите понять.

– Возможно. – Я пожала плечами. – Но возможно, что именно ты не хочешь понять. Во всяком случае, я не думаю, что Йост вернётся. Я от всего сердца желаю ему найти новую жену, которая в состоянии дать ему ту любовь, которой он заслуживает.

Мама начала плакать. Она плакала часто и охотно. Чем патетичнее была ситуация, тем горше плакала моя мать. Меня это оставило совершенно равнодушной. Я протиснулась мимо неё в ванную, более не заботясь о её всхлипываниях. Больше ничего я не могла для неё сделать.

Я поздно проснулась и потому вышла из ванной уже в половину одиннадцатого. Мне надо было серьёзно поразмыслить на тему «маленькое чёрное платье». В моём гардеробе такого не было. И я не знала никого, у кого был бы мой размер.

То есть оставалось две возможности: либо поехать купить себе новое платье, либо надеть что-нибудь другое. У меня был очень красивый чёрный брючный костюм, который годился для любого мероприятия, будь то юбилей фирмы, поход в театр, вечеринка, интервью, свидание или похороны. Поэтому можно было надеяться, что охранники на юбилее впустят меня, если я в нём появлюсь. Я почти уже начала потирать руки по поводу этого простого и одновременно гениального решения, как мне пришло в голову ещё одно упущение: я не подумала о подарке. Что можно подарить своему издателю на шестидесятипятилетие, если с ним лично не знаком? Ладно, он два или три раза пожимал мне руку, но я сильно сомневалась, что он помнил моё имя.

Итак, что мне ему подарить? Пару носков для гольфа? Лосьон после бритья? Бутылку портвейна?

– Ты с ума сошла? – вскричала Карла, когда я спросила её по телефону. – В приглашении ведь ясно написано, что он хотел бы получить пожертвование. Ты можешь выбрать между фондом Питера Устинова и Лоос-Инициативой.

– А это что такое? – спросила я.

– Они продвигают терапевтические группы совместного проживания для душевнобольных, – объяснила Карла. – Чтобы разгрузить больницы.

Разумеется, я выбрала фонд Питера Устинова. Было очень мило со стороны Фредеманна, что он не стал себялюбиво требовать в подарок носков для голфа или портвейна, а позаботился о бедных детях в Африке. У меня на карточке было и так слишком много денег – наконец у меня завелась проблема, которая таковой не являлась.

По дороге из банка и парфюмерного магазина, где я оставила маленькое состояние, я сделала крюк и заглянула к Тони. При этой чудной погоде они все были в саду – Леандер в своей коляске, Генриэтта с Финном в песочнице. Тони сидела на солнце, закрыв глаза и прислонившись к надувной лошади.

– Ты спишь?

Тони открыла глаза.

– Ты шутишь? Что ты здесь, собственно, делаешь, я думала, ты так безумно занята!

– Я хотела только узнать, всё ли у тебя есть, что тебе нужно.

– Да уж, – сказала Тони. – Младенец с поносом, двое малышей, которые сыплют друг другу песок в глаза, муж на курсах повышения – что ещё человеку нужно для полного счастья?

– Я, собственно, думала о памперсах, детском питании и шпинате, – уточнила я.

– Всё есть, – ответила Тони. – Вчера мы пошли в другой супермаркет, верно, дети? Всё получилось как нельзя лучше. Хотя Финн и наклеил одной старой даме на плащ кусок колбасы, но она ничего не заметила.

– Ну ты видишь? – Я одобрительно хлопнула Финна по попке. – Всё удачно!

– О да, – иронически отозвалась Тони. – От чистой радости я бы, разумеется, крепко и безмятежно заснула, лучше всего часиков на двенадцать, но опять получилось только три. А что нового у тебя?

– Йост ушёл сегодня утром.

– В самом деле? Куда ушёл?

– В отель. Во всяком случае, на первое время.

Тони задумчиво закусила нижнюю губу.

– А что мама на это сказала?

– Что-то насчёт авторитарных угрожающих жестов, – ответила я, пожимая плечами. – Она не верит, что он долго выдержит в отеле.

– Почему нет? – спросила Тони. – там у человека есть всё, что ему надо: туалет, кровать и много-много покоя…

– Ты поиграешь с нами, Ханна? – спросила Генриэтта.

– Дааа! – сказал Финн. – Пожалуйста!

– Дааа! – сказала Тони. – Пожалуйста! Я бы могла поспать часок на диване…

– Простите, но совершенно нет времени, – ответила я. – Сегодня вечером я иду на этот юбилей, и я должна ещё душевно, телесно и духовно к нему подготовиться.

– Понимаю, – сказала Тони. – Ну нет так нет. В следующий раз.

На какой-то момент во мне зашевелилось старое доброе чувство вины, но я его энергично подавила. На сей раз у меня было действительно много собственных проблем, и их вряд ли можно будет решить за одну ночь.

Дома я проигнорировала, как могла, траурные физиономии мамы и Филиппа и провела несколько часов в ванной. Я сделала пилинг лица с последующей увлажняющей маской и выщипала брови. Я брилась, делала педикюр, маникюр, намазывалась кремом, красилась, гладилась и душилась парфюмом.

В конце концов я встала перед зеркалом, чтобы решить, какую блузку надеть под блейзер. Лучше всего я выглядела безо всякой блузки, единственно в простом чёрном минимизирующем бюстгальтере. Его можно было разглядеть, если изловчиться, но ни один дилетант (а какой мужчина разбирается в галантерейных изделиях?) не распознает, что он не совсем эротичного сорта. Глубокое декольте я украсила ожерельем из кристаллов Сваровски, подаренным мне Карлой, Виви и Соней на прошлый день рождения. Я в четыре слоя накрасила ресницы, наложила на веки тени трёх оттенков и перепробовала кучу помад, пока не нашла наилучший вариант.

Когда я наконец закончила, пора было выходить. Я погляделась в зеркало и осталась чрезвычайно довольна плодами своих усилий. Даже в моём сбитом с толку состоянии было ясно, что я потратила эти усилия не для бородавчатого кузена Анники Фредеманн, а для Бирнбаума, который, ясное дело, тоже будет присутствовать.

Бородавчатый кузен точно выпадет в осадок, а что касается Бирнбаума, то он при виде меня наверняка забудет, как я выглядела в тине и целлофане.

Когда я выходила, позвонила Карла.

– Как ты выглядишь?

– Грандиозно, – уверенно ответила я. – Я надела блейзер, который удачно распределяет мои жировые массы. А что у тебя?

– Тоже грандиозно, – ответила Карла. – Теперь, когда я знаю, что Алекс без очков практически слепой, я больше не беспокоюсь насчёт полосок и отпечатков, оставляемых на коже некоторым предметами одежды. Я даже надела стринги, на которые уже целую вечность не решалась – точнее говоря с того самого момента, когда Раймунд сказал мне, что это напоминает ему о линиях, наносимых пациентам пластических хирургов перед операцией. Но тем не менее я волнуюсь. Может быть, я действительно влюбилась в этого зануду.

– Иногда люди влюбляются в самых невозможных типов, – сказала я. – Но кто знает, может быть, тебя с Алексом и ждёт хэппи энд.

– Сейчас хотелось бы счастливого начала, а там посмотрим, – скромно сказала Карла. – Тебе тоже удачи, Брюква. Спокойно пей шампанское, если будут наливать, и не отпускай кузена без своего номера телефона. Даже если у него бородавки, в чём я сомневаюсь.

Она оказалась права. У кузена действительно не было никаких бородавок.

Не было и охранников – только дружелюбная дама в холле изысканного отеля, снятого на этот вечер Фредеманнами. Дама посмотрела на моё приглашение и поставила птичку напротив моей фамилии в длинном списке гостей.

Я едва успела взять у официанта бокал шампанского, как ко мне устремилась Анника Фредеманн.

– Йоханна! – она чмокнула меня в обе щеки. – Как замечательно, что вы пришли. Пойдёмте, я отведу вас к отцу, мы разделаемся с поздравлением, а потом пойдём искать Адама.

Тон, которым она произнесла Бирнбаумово имя, такой интимный и тёплый, заставил меня опрокинуть в себя весь бокал шампанского, пока я семенила вслед за ней. Излишне говорить, что Анника выглядела фантастически в своём чёрном декольтированном платье с разрезами. Такой предмет дизайнерского искусства могла носить лишь она или Гвинет Пэлтроу – любая другая выглядела бы в нём смешной. По пути я составила пустой бокал на поднос подвернувшегося официанта и взяла новый.

Я оказалась права в своём предположении, что Фредеманн не имел ни малейшего понятия, кто я такая, но он пожал мне руку с сердечнейшей улыбкой и многократно поблагодарил за то, что я пришла на его праздник.

Я столь же многократно поблагодарила его за сердечное приглашение. Один фотограф заснял наше рукопожатие, другой сфотографировал, как мне пожимает руку фрау Фредеманн – элегантная дама, выглядящая копией Анники тридцать лет спустя.

– Я желаю вам хорошо провести вечер вместе с нашей Жужелицей, – приветливо сказала фрау Фредеманн. Очевидно, она уже опрокинула несколько стаканчиков шампанского – но кто может её в этом упрекнуть? Что за Жужелица? Ансамбль музыкантов, нанятых сегодня играть, или сорт шампанского? Без разницы!

– Я прекрасно проведу время! – улыбаясь, заверила я.

Формальности были соблюдены, и Анника ухватила меня за руку.

– Пойдёмте, Йоханна, – настойчиво сказала она. – Я не могу дождаться увидеть выражение его лица.

Ах да, конечно, сейчас начнётся самое интересное. Бирнбаум и бородавчатый кузен Анники ждали где-то здесь в толпе. Я быстренько опрокинула в себя второй бокал шампанского.

Анника провела меня через огромный зал, мимо бесчисленных накрытых столов со сверкающими бокалами, благородными букетами и карточками из матовой бумаги ручной выделки, на многих из которых я успела заметить хорошо знакомые имена. Возможно, я буду сидеть напротив чемпионки по фигурному катанию или мэра?

– Разумеется, вы сидите за семейным столом, – сказала Анника.

Разумеется. За семейным столом, который, правда, был почти пуст, поскольку большинство гостей ещё толпилось в фойе, одиноко сидел Бирнбаум. Естественно, как будущий зять он имел на это право. Однако эта перспектива его, похоже, не слишком радовала – он смотрел прямо перед собой и с отсутствующим видом играл серебряной вилкой.

Анника показала мне жестом, чтобы я ничего не говорила, подошла к нему сзади и накрыла ему ладонями глаза. Она, видимо, действительно ему не сказала, что пригласила меня, потому что когда он обернулся и меня увидел, он уставился на меня как на инопланетянку.

– Посмотри, кого я привела, Адам, – сказала Анника, и в её голосе звучала нескрываемая радость.

Да, посмотри, я привела тебе ту ненормальную, с которой ты вчера вечером надписывал виноградных улиток и целовался. Знала бы Анника… Я позволила себе тонкую улыбку.

Бирнбаум всё ещё безмолвно на меня пялился. Его смущение почему-то сильно меня обрадовало.

– При-вет, зем-ля-нин! – сказала я, покачав головой на инопланетянский манер. – Биип-биип-биип!

– Йоханна, – в конце концов выдохнул Бирнбаум.

– Я рада, что вы меня узнали, – сказала я. – Значит, я не переборщила с макияжем.

Анника захихикала.

– Что, растерялся, Адам? Я знала, что сюрприз удастся! – Всё ещё хихикая, она взяла карточку с соседнего от Бирнбаума места. – «Фрида Фредеманн», – прочла она. – Что ты думал, кто это такая? Старая тётушка, жена какого-нибудь дяди, о которой ты никогда не слышал и которая будет весь вечер рассказывать тебе зануднейшие истории про своих внучат? Ха, я чудно обвела тебя вокруг пальца, да? В нашей семье нет никакой тёти Фриды! – Она извлекла из сумочки другую карточку и поставила её на тёти-Фридино место. – Я действительно всё продумала, да?

На новой карточке золотыми буквами стояло моё имя, Йоханна Рубенштрунк. Меня это сильно смутило.

– Я буду здесь сидеть? – спросила я. – Я думала, что вы приси… пригласили меня в качестве соседки для вашего кузена?

– Разве она не остроумна, Адам? Я уверена, что она намного лучше тебя развлечёт, чем тётя Фрида. Прости мне, пожалуйста, мою хитрость, но я не могла удержаться. Ты же знаешь, сватовство – моё любимое хобби! Ну, а сейчас я должна оставить вас, мне ещё надо поприветствовать кучу гостей, но мы попозже опять пообщаемся. Развлекайтесь!

Я в глубине души рассердилась на себя, что бездумно влила в себя столько шампанского. Как будто я и без того не была сбита с толку.

– А где же тогда её кузен? – спросила я. Но Анника уже убежала, элегантно цокая высоченными каблуками.

– Я этот кузен, Йоханна, – ответил Бирнбаум.

– Вы?

– Естественно. – Бирнбаум потянул меня за рукав. – Садитесь.

Я решила пока постоять.

– Вы, значит, будете бородавчатый кузен? – тупо перепросила я.

Бирнбаум вздохнул.

– Не бородавчатый, но кузен. Вы разве этого не знали? Ведь Фредеманн мой дядя. Точнее говоря, дядя и крёстный. Эрго: его дочь должна быть моей кузиной. Садитесь же наконец!

– Фредеманн ваш дядя? – Я сочла за лучшее плюхнуться на стул, пока мне не отказали ноги.

-– Да, естественно. Разве вы не знали? Я был уверен, что вся редакция злословит по поводу того, что я родственник шефа.

Нет, это было не так! Вся редакция злословила по поводу того, что он спит с дочерью шефа. Но это, очевидно, не соответствовало истине. Если Анника его кузина, он ведь не может этого делать, иначе это попахивало бы инцестом, разве нет?

Кузина.

Она его кузина.

Я тупо уставилась в пространство перед собой.

– Ну скажите же что-нибудь, – потребовал Бирнбаум.

– Мне кажется, здесь не хватает парочки воздушных шаров, – сообщила я. Остановив пробегавшего мимо официанта, я взяла ещё бокал шампанского. Но хотя я его опрокинула вовнутрь с той же скоростью, что и первые два, просветление на меня не сошло.

Бирнбаум снова вздохнул.

– В самом деле Йоханна, я поражён так же, как и вы.

– Что, вы до сих пор не знали, что Анника ваша кузина? – Тупое непонимание стало уступать во мне место злости. Да, я ужасно злилась на Бирнбаума, потому что он не развеивал моей уверенности, что у него есть девушка и притом суперблондинка.

– Что в этом такого плохого? – спросил он. – У меня целая куча кузенов и кузин.

– Что в этом плохого? Я вам охотно объясню это, Бирнбаум! – вскричала я. – Это самое дешёвое и самое китчевое пояснение, которое мне когда-либо встречалось! Мы же не в каком-нибудь дешёвом романе!

– Ну, вам придётся объяснить мне это поподробнее, – сказал Бирнбаум.

– Боже мой, Бирнбаум! Мы все считали, что Анника ваша возлюбленная, – нетерпеливо ответила я. – Все так думали! Я, естественно, тоже. А теперь вы мне говорите, что она ваша кузина! Вы следите за моей мыслью?

Бирнбаум кивнул.

– Отлично. И что, скажите пожалуйста, происходит в китчевом романе, когда героиня хочет сброситься с моста из-за своей красивой соперницы? А? А? Правильно! Выясняется, что красивая соперница а) его сестра или б) лесбиянка или в) двоюродная сестра. Я это называю дешёвкой!

Бирнбаум улыбнулся – впервые за весь вечер.

– Ага! Из чего следует, что вы себя идентифицируете с героиней этого китчевого романа?

– Боже, нет! Вот это – чистейший хоррор-роман! – Мне вдруг захотелось плакать. На меня внезапно навалилось чересчур много.

– Но разве не прекрасно, что вам не надо бросаться с моста? – спросил Бирнбаум.

– Я не собиралась этого делать, вы, много о себе воображающий… – вскричала я, но Бирнбаум закрыл мне рот ладонью.

– Осторожно! Я всё ещё твой шеф-редактор, – сказал он. Очевидно, он счёл уместным перейти на менее формальное обращение. – Я не знал, что встречу тебя сегодня вечером, Йоханна, но раз ты здесь, мы можем прояснить несколько важных вопросов.

– Пожалуйста! Я бы с моста не сбросилась. – ответила я. – Ни ради вас, ни из-за других проблем, которые обступили меня со всех сторон, как городские джунгли. Я не отношусь к тому типу людей, которые сигают с моста. Даже Виви этого не сделает, хотя она уже несколько лет об этом говорит. Девушка? Пожалуйста, ещё шампанского.

Официантка поставила бокал передо мной на стол.

– Ах, дайте мне сразу два, – заявила я, опрокидывая содержимое бокала в себя.

– Мне бы хотелось знать, когда же оно наконец подействует на мой мозг, – пояснила я Бирнбауму.

– В любой момент, я уверен, – ответил Бирнбаум.

– Ну, будем надеяться, – откликнулась я, вливая в себя имеющееся в моём распоряжении шампанское, а Бирнбаум на это глядел. Постепенно места за столами заполнялись людьми, и вокруг нас оставалось всё меньше и меньше свободных мест. Напротив нас сели элегантный мужчина в смокинге и не менее элегантная дама. Они оба улыбнулись вначале Бирнбауму, а затем мне.

Именно в этот момент я начала ощущать действие алкоголя.

– Очень приятно, Ансельм Фредеманн, – картаво сказал мужчина, а женщина сказала:

– Лягушонок.

– Будьте здоровы, – вежливо откликнулась я. Ой, какое это прекрасное чувство, когда пять бокалов шампанского одновременно достигают мозга!

– Я люблю тебя, – сказал Бирнбаум.

Я посмотрела на него как в тумане. У всех мыслей, громоздящихся в моём мозгу, определённо была икота.

– С какого же времени?

– Я думаю, уже довольно давно, – серьёзно ответил он. – Сначала это была просто игра, и любопытство, конечно, но потом меня настигло.

– Правда? Несмотря на то, что вы видели мои фотографии на ледяном ложе?

Бирнбаум засмеялся.

– Ты выглядела здорово!

– Может быть, вы близоруки? Я боюсь, у всех мужчин, которые в меня влюбляются, что-то с глазами.

– У меня глаза как у рыси, – заверил меня Бирнбаум.

Я внимательно посмотрела на него. У него не были глаза как у рыси, скорее как у его пса Якоба – карие, верные и добрые. Намного, намного красивее, чем у Джорджа Клуни. Джордж Клуни был вообще ничто в сравнении с Бирнбаумом.

– В этот момент ты могла бы сказать, что с тобой происходит то же, что и со мной, – сказал в конце концов Бирнбаум.

– Но со мной происходит не совсем то же, что и с вами, – возразила я. – У меня сейчас глубокий личный кризис. Моя семья распадается, и я влюбилась в своего начальника. Ладно, его мнимая возлюбленная оказалась его кузиной, но я вам говорю, что мои проблемы исключительно многообразны. К тому же есть ещё и другой мужчина. Он случайно тоже в меня влюблён. Его зовут Борис.

– Что ты, собственно, хочешь мне сказать? – спросил Бирнбаум.

Да, а что я ему, собственно, хотела сказать? Я была слишком пьяна для разумного ответа на этот вопрос.

– Я думаю, мне нужно ещё немного времени, чтобы упорядочить мои проблемы, – объяснила я. – Кроме того, я вдрызг пьяная.

Бирнбаум помолчал некоторое время.

– Хорошо, – сказал он наконец. – Я дам тебе время. До завтрашнего вечера. Все проблемы, которые ты до этого времени не решишь, мы решим вместе.

Глава 18


На следующее утро я проснулась с гудящей головой. Оно и понятно: накануне вечером большое количество шампанского сменилось большим количеством вина, поданного за ужином. Ужин был первоклассный, вино подливалось непрерывно – пино гри к супу, рислинг к рыбе и красное сухое к птице.

Первое, что я увидела, открыв наутро глаза, – это лицо моего маленького племянника. Рядом маячила физиономия моей маленькой племянницы.

– Тык, тык тебе в глазик, – сказала она, но прежде чем её острый пальчик добрался до моего лица, я кое-как уселась на постели.

– Что вы здесь делаете?

– Пришли к тебе в гости, – сказала Генриэтта. – И Леандер тоже.

– А мама ваша где?

– Отсутствует, – ответил Филипп – он сидел за моим письменным столом и держал на коленях Леандера.

– Неужели! – воскликнула я. – Что случилось? Кто-то поджёг твою постель, или почему ты её покинул?

– В дверь позвонили, и поскольку ты спала как сурок, мне волей-неволей пришлось пойти открывать, – ответил Филипп. Финн и Генриэтта взобрались на мою постель и пытались попасть пальчиками друг другу в глаза. – На пороге стояли дети, все трое. И в коляске куча вещей. Только Тони не было.

– Странно. А мама где?

– Она со вчерашнего дня ревёт белугой. Из-за папы. Сегодня ночью она спала в студии, потому что не могла вынести опустевшей половины постели. Это всё моя вина.

– Да, это так, – ответила я. – Но и мама несёт свою долю ответственности. Не говоря уже о бедной Хелене.

– Я выгнал из дома собственного отца, – сказал Филипп похоронным голосом. Леандер завозился у него на коленях и неблагосклонно закаркал.

– Ему жарко, – объяснила я. – Сними с него верхние вещи.

Филипп неловко снял с малыша кофточку. К ползункам Леандера была приклеена записка.

– «Я сплю. Пожалуйста, позаботьтесь о детях, если я больше не проснусь. Тони», – прочёл Филипп. – «P.S. Не пытайтесь меня разыскивать». О Боже! Ханна!

– Тык, тык тебе в глазик! – закричал Финн, а Генриэтта закричала:

– Чёртов бастард!

Я схватила обоих за воротники и усадила на ковёр, где они тут же начали драться, как юные котята.

– Так, – сказала я Филиппу. – Ну, начнём. – Хотя моя голова гудела так, как будто в ней настраивал инструменты симфонический оркестр, я выпрыгнула из кровати с лёгкостью человека, пившего только свежую родниковую воду.

У меня было много дел.

Мне, так сказать, за ночь стало ясно, что никому – в том числе и мне самой – не станет легче, если я буду пытаться игнорировать свои проблемы или перекладывать их на плечи других. Я была просто одной из тех людей, которые не могут бездеятельно наблюдать, как другие становятся несчастными. Я была одной из тех людей, которые счастливы только тогда, когда все вокруг них счастливы (исключения лишь подтверждают правило).

– О Боже, Боже! – причитал Филипп. – Бедная Тони. Нам надо найти её, пока она не… – бросив взгляд на детей, он замолчал.

Я посмотрела на него и покачала головой.

– Теперь послушай меня внимательно, Филипп. Есть люди, у которых имеются проблемы. Есть люди, которые создают проблемы. А есть люди, которые проблемы решают. Я могу сказать, не хвалясь, что всю жизнь принадлежала к последней категории. Я была ароматической палочкой этой семьи, толстой молодчиной Ханной. Нет, не перебивай меня. Некоторое время я пыталась отрицать своё предназначение, но сейчас я снова стала прежней. И у тебя сейчас есть выбор: хочешь ли ты быть человеком, который исключительно порождает проблемы и даже не может убрать за собой дерьмо, или ты хочешь помочь мне спасти нашу вымирающую семью?

Филипп, похоже, испугался слова «вымирающая».

– Я помогу тебе, – торопливо сказал он. – И, Ханна, когда я сказал, что ты толстая молодчина, я не имел ввиду, что ты толстая молодчина. Я только имел ввиду, что ты толстая молодчина, но в другом смысле.

Я прищурилась.

– Ах, знаешь что, Филипп, нам, наверное, пока стоит отложить глубокие филологические разговоры. Сначала ты должен заставить мозги вновь привыкнуть к процессу мышления. Окей, ты сейчас пойдёшь с Леандером к маме в студию и разбудишь её. Покажи ей Тонину записку и гляди печально. Ты так хорошо это умеешь. – Я улыбнулась Финну и Генриэтте. – А мы, маленькие шалуны, отправимся на кухню. Вы уже завтракали?

Коляска Леандера была битком набита одеждой и памперсами, а также сумкой-холодильником, под завязку заставленной бутылочками со сцеженным молоком. Судя по сумке-холодильнику, Тони собиралась отсутствовать по меньшей мере год. Я тут же засунула бутылочки в морозилку.

Филипп с Леандером вернулись с мамой на буксире. У неё были заплаканные глаза, но она сделала весёлое лицо и обняла детей, поедавших хлеб с мармеладом.

Затем она шепнула мне:

– Нам ни в коем случае нельзя волновать детей. На нашу семью продолжают сыпаться несчастья. Как мы сможем найти Тони? И где этот чёртов Юстус? Я неохотно это говорю, но нам надо подключать полицию.

– Да, – сказал Филипп. – Может, они возьмут розыскных собак…

– Бла-бла-бла, – ответила я. – Вы разве не понимаете? Тони просто захотела спокойно выспаться. Она давно жаловалась на недосып, а сейчас, очевидно, дошла до ручки. Она запаковала самое необходимое, поставила детей под нашу дверь и пошла искать себе уютную постель.

– Ты думаешь, она опять поехала домой? – спросила мама.

– Нет, я так не думаю. Там ей могут помешать. Нет, она заползла в какую-нибудь дыру. Когда она выспится, то снова объявится.

– Но она же написала, что если не проснётся, мы должны позаботиться о детях, – сказал Филипп

– Знаешь, человек, который годами не спал больше двух часов подряд, уверен, что если он провалится в глубокий сон, то никогда уже из него не выберется, – ответила я. – Поверьте мне, у Тони всё хорошо. Может, она именно в этот момент блаженно вытягивается на постели, засовывает в уши беруши и зевает в радостном предвкушении.

Моя мать с облегчением выдохнула.

– То есть нам не надо по этому поводу устраивать театра?

– Наоборот! – вскричала я. – Наоборот! Чем больше театра мы устроим, тем лучше! Мы таким образом убьём одним выстрелом двух зайцев. Я сейчас позвоню Йосту в отель и зачитаю ему Тонину записку. Он страшно разволнуется, но у него, к счастью, здоровое сердце. Если он придёт – а он придёт, – здесь ничто больше не должно напоминать о прошедшей неделе. Выкидываем всю кристаллическую соль, весь розовый кварц и ароматические палочки. Поднимите роллеты и откройте окна. И никто не должен смотреть печальными глазами или плакать! Я хочу видеть исключительно мужественные улыбки. Тем временем мы должны выяснить, где у Юстуса проходят курсы повышения, а когда мы до него дозвонимся, то изложим ему наши самые худшие подозрения. Я не удивлюсь, если он появится здесь раньше Тони. И тогда мы вдолбим ему: больше никаких переработок и курсов, разве что в крайнем случае. Кроме того, няню детям и раз в неделю домработницу. Иначе не видать ему больше Тони, как своих ушей.

Мама и Филипп, казалось, начали понимать, к чему я клоню.

– Я могу с двумя старшими косить газон, – предложил Филипп. – Папе это понравится.

А мама сказала:

– Я позвоню моей подруге Уте и спрошу телефон организации, в которой они нашли свою изумительную литовскую няню. И постелю свежее бельё в нашу постель.

– Если всё удастся, я начну учить по двадцать четыре часа в сутки, – сказал Филипп. – Я серьёзно! Если Йост и Тони вернутся домой, я усядусь за учёбу и сдам экзамены лучше, чем ты, Ханна. Я клянусь.

– Это будет трудно, – отозвалась моя мать. – У Ханны был третий аттестат во всей Северной Рейн-Вестфалии. Что с тобой произошло, Ханна? Ещё вчера ты считала, что мы заслужили наши несчастья. Откуда такая внезапная перемена?

– Собственно говоря, причин две, – ответила я. – Во-первых, она его кузина, а во вторых, он меня любит.

Посеянное мною дало быстрые всходы. В 9:00 я поговорила с Йостом по телефону, в 9:15 из нашего дома исчез весь розовый кварц, ароматические палочки и прочие амулеты, в 9:20 Йост вернулся домой и сел за телефон, чтобы обзвонить все отели города и выяснить, в котором из них остановилась некая Антония Кноблох. В 9:30 мы услышали автоответчик в Юстусовой канцелярии, в 9:32 дозвонились до его шефа, а в 9:45 были уже на связи с отелем, где у Юстуса проходили курсы повышения. Юстус так разволновался у телефона, что немедленно сорвался с места и помчался домой со скоростью двести километров в час – я боялась, что он во что-нибудь врежется.

Когда в 11:30 в дверь зазвонили, я с облегчением побежала открывать. Но на пороге стоял не Юстус, а Карла.

– Ты сломала мне жизнь, – заявила она.

– Одной больше, одной меньше, роли уже не сыграет, – ответила я, пропуская её в прихожую. – Ты же любишь детей, да? Как насчёт того, чтобы одному из них поменять памперс, а я в это время покормлю другого? Или лучше наоборот?

Карла умилилась, приняв на руки Леандера.

– Ой, какой хорошенький! Это чей? Его можно усыновить? – вскричала она. Когда Леандер выпил свою бутылочку материнского молока и покакал, она снова вспомнила, что я разрушила ей жизнь.

– Я была с Алексом в постели, – сказала она. – Это была катастрофа.

Ну, возможно, я представила Алекса в несколько более выгодном свете, чем на самом деле, но настолько плох он всё же не был.

– Что он сделал не так?

– Не так? Он всё сделал так. Он был просто фантастичен! Лучший секс в моей жизни, – ответила Карла, не возвышая голоса только потому, что Леандер заснул на её плече. – Никогда ещё мне не было так хорошо с мужчиной в постели.

– Да, и… – я была несколько сбита с толку.

– «Да, и!» – передразнила Карла. – Всё потому, что ты сказала, что он слепой как крот. На его ночном столике лежали очки, я для надёжности их припрятала. Ах, Ханна, какую чудесную ночь мы провели… Мы говорили друг другу прекраснейшие слова, объяснялись в любви, и в конце концов заснули обнявшись! Я про такое раньше только читала.

– И что?.. – Я всё ещё не понимала сути дела.

– «И что?» – снова передразнила меня Карла. – А то, что сегодня утром, когда я проснулась подле него, в окно светило солнце, и я, совершенно обнажённая, потянулась в его безжалостном, неумолимом свете. И улыбнулась Алексу – так, знаешь, лениво и чувственно, как Мишель Пфайфер. Я действительно в него втрескалась. Пламенно.

– Хм, да. – У меня начало лопаться терпение.

– Ну, и Алекс улыбнулся в ответ, как Брэд Питт, ну ты знаешь, а потом он встал и сказал, что ему надо срочно в ванную.

– Послушай, Карла, что в этом такого ужасного?

– Наиужаснейшее будет прямо сейчас: он сказал, что вчера в пылу страсти забыл снять контактные линзы, и что как раз сейчас пора это сделать! – Карла заскрипела зубами. – Контактные линзы! Он всё время был в контактных линзах, и это значит, что он всё, буквально всё видел!

– Я сама в растерянности! – ответила я. – Я не знала, что Алекс носит линзы! Мне так жаль, Карла!

– Что мне теперь от этого, – сказала Карла. – Я сделала единственно правильный ход и смылась из его квартиры, пока он был в ванной. Я хотела избегнуть унижений, своих и его…

– Каких унижений? – начала спрашивать я, но тут (в 11:45) зазвонил телефон.

Это был Алекс.

– Ты разрушила мою жизнь, – сказал он.

– О, привет, тётя Фрида! – ответила я. – Мне очень жаль, что ты плохо себя чувствуешь.

– Ты познакомила меня с этой женщиной, – продолжал Алекс. – Я ведь сказал, что она испугается серьёзных отношений и разобьёт мне сердце? Я же говорил это, да?

– Да, тётя Фрида. Так что же случилось?

– Мы провели вместе прекрасную ночь, просто сумасшедшую, во всяком случае для меня, но Карла, видимо, посчитала иначе. Когда я вышел из ванной, она попросту исчезла. Не сказав ни слова, не оставив записки, ничего.

– Да, это действительно печально, тётя Фрида. Но, может быть, твой пёсик убежал, потому что испугался. Как насчёт того, чтобы прийти сюда? Мы бы смогли вместе его поискать.

– Почему ты всё время называешь меня «тётя Фрида»? Мне действительно хреново. Я отдал этой женщине своё сердце.

– Ну, может, ты его снова здесь найдёшь, тётя Фрида, – сказала я. – Ты ведь знаешь, что пару раз он сам возвращался. – Алекс наконец понял, что я хочу ему сообщить.

– Буду прямо сейчас, – сказал он.

Положив трубку, я объяснила Карле:

– У нашей тёти Фриды опять сбежал пёс. Он так делает раз в месяц, и бедная тётушка всякий раз пугается до одури.

– Хм, – сказала Карла. Она гладила Леандера по пушистой головке и выглядела ужасно печальной – вплоть до 12:01, когда в комнате появился Алекс. Она от потрясения чуть не выронила ребёнка из рук. Я забрала у неё Леандера и вышла из комнаты со словами:

– Вам двоим наверняка есть что обсудить.

В 12:30 прибыл Юстус, после чего состоялся его обильно приправленный слезами разговор с Йостом, мамой и мной. В результате разговора Юстус обещал с сегодняшнего дня намного лучше заботиться о Тони, больше не оставлять её на выходные одну и периодически вставать к детям ночью. Кроме того, он поклялся подать в суд на менеджера филиала, а если потребуется, то и на всю сеть супермаркетов. И если Тоня непременно хочет няню, то она её получит, Только бы она благополучно вернулась домой.

В 12:59 мама сказала, что хотела бы того же от Йоста. Йост наклонил голову и ответил, что подумает об этом. Под окном в саду Филипп и Генриэтта подстригали газон, а Финн тем временем спал в моей кровати. В кухне сидели Алекс и Карла с ребёнком на руках и влюблённо глядели друг другу в глаза.

В 13:45 Филипп выключил газонокосилку (было воскресенье, но он выкосил весь газон, не обращая внимания на замечания соседей) и объявил всему свету, что он собирается сдать экзамены лучше, чем я. Только бы Йост вернулся домой.

Йост сказал, что подумает.

В 14:34 моя мать вернулась от пекаря с огромным пирогом. В первый раз она не испекла воскресного пирога сама, и в первый раз он был вкусный.

Тут Йост сказал, что он сейчас поедет и заберёт вещи из отеля.

В 16:30 мы наконец нашли отель, где остановилась некая Антония Кноблох. Разумеется, она не подошла к телефону.

Юстус хотел тут же поехать и выломать дверь.

– Полегче на поворотах, – сказала я. – Как насчёт того, чтобы купить букет цветов и деликатно постучать к ней в номер?

– Ты можешь прикинуться гостиничным сервисом, – предложила моя мать. – И не спеши. Мы можем оставить детей у себя на ночь.

В 16:35 Юстус поехал к Тони, а Карла с Алексом повезли Леандера на большую прогулку. Финн и Генриэтта играли с Филиппом, мама с Йостом влюблённо глядели друг на друга, мама называла его своим Йоги, а Йост снова называл маму Кейлашь.

Я поняла, что теперь я могу заняться собственными проблемами.


Создано: 07.04 19:49

Получатель: <Борис68>

Отправитель: <Фея33а>

Тема:Re: Re: Re: Это не шутка


Значит, ты влюбился в Фею, Борис? Как это может быть? Ты же её совсем не знаешь. Вдруг она тебя обманула? В действительности она может быть мужчиной, или толстым трансвеститом, или замужней продавщицей в мясной лавке, или же учительницей на пенсии. Или она может просто любить другого человека.



Создано: 07.04 17:18

Получатель: <Фея33а>

Отправитель: <Борис68>

Тема: Карты на стол!


Тогда давай наконец встретимся, чтобы прояснить всё это и многое другое. В 18:00 я жду тебя в «Розито».

Б.


Я задумалась. Бирнбаум собирался прийти в 20:00, и я была уверена, что он так и сделает. Если в 18:00 я встречусь с Борисом в «Розито», то в восемь я смогу уже быть дома. Бирнбаум здорово удивится, когда узнает, что я все свои проблемы решила сама, равно как и проблемы других людей. То есть я написала Борису, что приду в «Розито» в 18:00. Мы можем на сей раз обойтись без опознавательных знаков. Я буду наверняка единственной женщиной с длинными рыжими волосами и веснушками, написала я. Если же нет, тогда смело подходи к той, у которой самый толстый зад.

В 17:35 в дверь позвонили. Я думала, что это Карла с Алексом и малышом, но это был Бирнбаум.

– Ты пришёл слишком рано, – сказала я.

– Нет, – возразил он. – Про меня можно сказать всё что угодно, но до сих пор я всегда приходил точно вовремя. – Он, похоже, не собирался заходить в дом и топтался на пороге. – Ты протрезвела, Йоханна?

Я кивнула.

– Ты помнишь, что я тебе вчера сказал?

Я снова кивнула.

– И каков будет твой ответ?

– Я тоже люблю тебя, Бирнбаум, – сказала я. Удивительно, как эта короткая фраза преобразила его серьёзное лицо. Он улыбнулся своей неотразимой трёх-дневно-щетинной улыбкой.

– У меня словно камень с души свалился, – сказал он, целуя меня – прямо на пороге дома и никак не менее минуты.

– Но я пришёл не затем, чтобы тебя целовать, а для того, чтобы решить твои проблемы, – заявил он, выпуская меня из объятий.

– Я уже решила все проблемы, – ответила я, переводя дыхание. – Все, кроме одной. – Я поглядела на часы. Если я потороплюсь, то ровно к шести успею в «Розито».

– Ты собираешься встретиться с этим Борисом, – заметил Бирнбаум. Это был не вопрос, а утверждение.

– Да. Он через двадцать минут будет ждать меня в «Розито». Я говорила тебе, что мы с ним набрали в партнёрском тесте триста девяносто семь пунктов из четырёхсот? Статистически это то же самое, что найти иголку в стоге сена.

– Не ходи туда, – сказал Бирнбаум.

Мне захотелось смеяться.

– Ты не должен ревновать, Бирнбаум. Я этого парня ни разу не видела. Я познакомилась с ним в тест-чате, потому что мне надо было провести исследование для нашей истории «Любовь с первого клика», помнишь? Он милый, пишет забавные письма, но больше ничего. Если я потороплюсь, то вернусь самое позднее через полтора часа. Ты подождёшь меня? Бояться не надо – здесь снова воцарились мир, радость и пироги. Лучшего дня для твоего представления семье просто не найти.

Бирнбаум снова обнял меня.

– Тебе не надо никуда идти, Йоханна.

– Нет, надо, – пробормотала я ему в куртку. – А то будет нечестно по отношению к Борису. Он вроде как влюбился в меня, и я надеюсь, что один мой вид его излечит.

– Почему это? – Бирнбаум отодвинул меня от себя, продолжая, впрочем, крепко держать за плечи.

– Ну, ты знаешь, – подмигнула я. – Я вначале немного прихвастнула, и он ожидает нежную фею. Девушку 44 размера.

– Ну какая же ты всё-таки овца, – сказал он. – Я уверен, что если бы Борис тебя сегодня увидел, то он пал бы твоей жертвой окончательно и бесповоротно.

– Правильно, что ты так думаешь, – одобрительно сказала я, пытаясь при этом снять с вешалки свою куртку.

Бирнбаум снова принялся топтаться на пороге.

– Мы ещё многого не знаем друг о друге. К примеру, знаешь ли ты, что моё второе имя Борис?

– Есть имена и похуже, – ответила я. Куда подевались эти чёртовы ключи? – У Карлы есть список негодных имён…

– Вечером моего первого рабочего дня в «Аннике», после того как я дал вам задание поискать в интернете любовную историю, я сам впервые зашёл в чат. В тест-чат, точнее говоря. И там я встретил некую Фею33а.

Я наконец нашла свою связку ключей, но она выскользнула из моих пальцев.

– Что?

– Я сразу же понял, что это кто-то из редакции «Анники», – продолжал Бирнбаум. – И на редакционном совещании на следующее утро я уже точно знал, что это ты. Как я уже говорил, вначале это была просто игра и чистое любопытство, но потом… Я сразу хотел тебе сказать, что я и Борис – одно и то же лицо, поэтому я и предложил встречу в «Розито». Но когда я через окно увидел, что ты заявилась туда вместе со всеми своими подругами, то я понял, что ты ещё не готова ко встрече с Борисом. Тогда я стал всячески пытаться навести тебя на эту мысль, чтобы ты сама додумалась, но ты была так занята своей странной диетой и своей семьёй, что ничего не замечала. Даже вчера вечером.

– Момент. – Хоть я и была трезвой и полностью сконцентрированной, но мне понадобилось некоторое время, чтобы до меня наконец-то дошло.

Бирнбаум был Борисом. И Борис был Бирнбаумом.

Это было невероятно, но возможно. Это значило, что с Бирнбаумом я уже могла не проводить партнёрский тест – это он был моей иголкой в стоге сена.

– Ты должна была догадаться, – сказал он. – Я же тебе написал, что у нас все обращаются к друг другу по названиям животных. И вчера, на дне рождения моего любимого дяди Леопарда, все как раз и собрались. Моя кузина Лягушонок сидела прямо напротив нас. Но ты смотрела только на меня.

– Лягушонок, – повторила я. – А я думала, что это её фамилия, или что она чихнула, или и то, и другое. Ясно! Какая же я глупая! Анника – это твоя кузина Жужелица, да?

Бирнбаум кивнул.

– Всё правильно, моя дорогая.

– Ну, если так, – сказала я и схватила его за руку, чтобы втащить в дом. – Тогда входи, чтобы я могла представить тебя своей семье – Бобр!



home | my bookshelf | | Чистосердечно привирая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 46
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу