Book: Осколки прошлого. Эпизод II



Анна Кувайкова

Купить книгу "Осколки прошлого. Эпизод II" Кувайкова Анна

Осколки прошлого. Эпизод II

Название: Осколки прошлого. Эпизод 2

Автор: Анна Кувайкова

Серия: Наши там

Издательство: Центрполиграф

Страниц: 352

Год издания: 2013

ISBN: 978-5-227-04164-7

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

...И снова Хелли в вихре чьих-то козней и тайн, которые ей придется выяснить, да еще не одной, а вместе с очень необычной компанией. И кто кого должен спасать, выручать, любить, кому доверять, на кого можно положиться? И снова боль, утраты, пролитая кровь, снова нужно умереть и возродиться, приобрести и потерять. Да кто же она сама, Хеллиана Валанди, кто поможет ей собрать осколки прошлого?

 Перед читателем - эпизод II, все еще оставляющий пару нерешенных вопросов и неизвестных личностей, которые ой как задолжали героине...

Анна Кувайкова

Осколки прошлого. Эпизод II

Глава 1

Хеллиана Валанди

Я истеричка. Нет, я хуже! Хрдыр рынтдырх! Это же нужно было позволить вывести меня из себя! Вот теперь опять придется попыхивать сигареткой, нет, ну что за наказание? Прибью этого демона, сил моих больше нет!

'Я, конечно, разделяю твои чувства, но лучше не стоит, можешь не справиться!'

'Знаю. Но желание прибить этого эрхана становиться просто невыносимым!'

Не открывая глаз, я прислушалась к своим ощущениям. Угу, под спиной довольно жесткая земля, на мне чей-то мягкий и теплый плащ, чувствуется дым от костра и присутствие нескольких нелюдей. Ага, по всем признакам, мы остановились на ночлег, и судя по доносившимся голосам, не все еще спят. Ох, как мне тяжко…. Даже шевелиться сил нет. Так, а кто это меня так заботливо спать уложил? Последнее, что помню, это совершенно спокойные, бездонные глаза демона, который держал меня на руках. И над ним возвышались крылья. Огромные, мощные, с угольно-черным оперением.

Это что, я валялась в несознанке на руках у демона? Леший мой прадедушка, неудобно-то как! И неосмотрительно, к тому же. Что за… Владыка?!?!

Услышав этот голос, я рывком села и распахнула глаза, которым не поверила. Принц Маркус… да не может этого быть!!! Увидев, как по мне скользнул взгляд холодных зеленых глаз, я встала, совершенно не обратив внимания на разноцветные пятна перед глазами и слабость в ногах. Шайтанар, стоящий в десяти шагах от меня, сжимал в руках меч и был готов броситься на эльфа. Нет, не эльфа, это иллюзор, огненный сгусток ему в подмышку! Я бросилась вперед, мгновенно отцепив от пояса сайшесс, и сделала это не зря, эрхан уже был на полпути к нечисти! Идиот крылатый, чем он только думает?

Владыка узнал бы меня, и естественно бы удивился, что я жива, мне хватило нескольких секунд, чтобы это понять. Насколько же сильна ненависть Шайтанара к этой расе, что он забыл обо всем? Слизь иллюзора разъедает кожу, кости и плоть человека, превращая тело к непонятную субстанцию, которую иллюзор с большим удовольствием пожирает. Самая опасная нечисть, хоть и низшая, неужели до этого тугодума сразу не дошло?

Видимо, нет, так как после слов нечисти, Шайтанар слишком быстрым движением захватил цепь, конец которой я сжимала в руках и сильно дернул. Сил у меня практически не было, и на ногах я не удержалась, но вместо того, чтобы расстелиться около костра, я перекатилась по траве и прыгнула прямо на спину демона, воткнувшись коленями в болевые точки. Великая вещь, инерция, она не требует лишних усилий, эрхан сам задал и скорость, и направление для моего тела. Резерв на нуле, физических сил нет, если сейчас эрхан меня сбросит, улечу прямо в лапы к иллюзору. Веселая перспективка! Слава Хранителям, демон не резко встал, а лишь перевернулся.

— ТЫ?!? — уставился на меня с неподдельным изумлением демон, мгновенно расслабившись. Огонь ярости, что делал его глаза ярко-синими, а узор вокруг радужки ярко-красным, почти мгновенно погас. Я почти расслабилась, но нож, который ухитрилась достать из сапога, прижала вплотную к шее Шайтанара и ответила:

— Я.

Не успела я объяснить демону, с кем он решил связаться по собственной глупости, как иллюзор начал принимать свою настоящую форму. Демон чуть повернул голову, глядя за метаморфозами, а я же почувствовала, что нож вываливается из рук. Упырь тебя побери, демон, кажется, я сейчас свалюсь! Перед глазами поплыло, земля закачалась, но я еще попыталась удержаться в сознании, не отрывая взгляда от хищных сапфировых глаз.

Кажется, демон спросил, почему я ему помогла. Нашел, что спросить…

— Я не умею мстить, — призналась я, понимая, что демон такое вряд ли поймет, — Даже не смотря на обстоятельства.

Слишком долгая фраза отняла последние силы. Последние, что я увидела, прежде чем упасть — это удивленные, бездонные глаза кронпринца демонов, в которых можно утонуть.

Удивительно, но мне ничего не снилось. Никаких кошмаров, ни обычных снов, просто спокойный отдых. Мне было на удивление тепло, хорошо и уютно. Причем настолько, что просыпаться совершенно не хотелось, но чьи-то голоса над ухом непрерывно зудели, мешая вновь отключиться от реальности. Я с трудом разлепила глаза и сквозь пелену сна увидела под своей щекой темно-синюю ткань рубашки. Чуть выше — золотистая шнуровка и белоснежная кожа. Еще выше смотреть совершенно не хотелось, и поэтому я принялась осматривать собственное месторасположение. Моя правая рука лежит у меня на животе, а левая на чьей-то твердой груди. А тело, собственно, прижато сильными руками к этой самой груди. Угу, приплыли…

— Доброе утро, княжна! — раздался ехидный голос того, на чьих руках я бессовестно дрыхла.

— Отстань, демон, я спать хочу! — буркнула я, устраивая голову поудобнее на широкой груди. Едва я закрыла глаза, как тут же уснула.

Проснулась со стойким ощущением, что я выспалась. Так, и где я это сплю на этот раз? Угу, абсолютно незнакомая комната, небольшая по размеру, но чистая и с окном. Кровать узкая одна штука, стол у окна и ковер на полу, тоже в единичном экземпляре. Похоже на комнату в довольно неплохой таверне. Откинув тонкое одеяло, я встала и с удовольствием потянулась. Радует одно: я выспалась! Вот как я здесь оказалась и почему позволила себе дрыхнуть на руках у демона, это совершенно другой разговор.

Странно, сапоги стоят около кровати, рюкзак под столом, а на деревянной столешнице лежат мои палочки, пояс с сайшессом, и оба кинжала. Кто же это такой заботливый? Учитывая то, что за последний день я как минимум трижды оказывалась на руках демона, логично было бы предположить, что именно он принес меня сюда… что является бредом сивой кобылы! Наверняка Дарт постарался, ибо бесчувственная скотина, носящая имя Шайтанар, этого сделать не могла! Я только сейчас вспомнила ЧТО произошло. Ублюдок…

Он хотел знать, он узнал. Упырь его поцелуй, ведь он мог спросить о чем угодно, но нет, именно эта тема его заинтересовала!!! Что б тебе икалось, нелюдь припадочный!

Почувствовав пульсирующую вокруг магию, я торопливо достала из пояса сигаретку и, распахнув окно, уселась с ногами на подоконник. Картина умиляла — пустой переулок, деревянная стена прямо по курсу, а слева виден кусок довольно оживленной улицы. Вот только передвигались по ней не люди, а дроу! Неужели, мы в Империи? Но как?

На улице вечереет, но как тепло… И все же, как я очутилась спящей на руках у демона, а затем и в незнакомой комнате в стране дроу? Упырев демон, сколько же от тебя неприятностей! Злости на Шайтанара не осталась, а скорее, я чувствовала себя расстроенной и опустошенной. Эрхан разбередил мне душевные раны, заставив вспомнить близнецов, и то, как они поступили. Мне от этого до сих пор больно, как бы я не пыталась об этом забыть. Вроде, уже и столько времени прошло, но тугой комок в горле и пульсирующая боль в груди при упоминании о них никуда не делись. А с этим сложно жить, но как-то уже привычно.

Дверь с тихим стуком открылась, в стекле отразилась гранатово-красная шевелюра, вызвавшая мою кислую улыбку. Сейчас начнет читать мораль.

— Проснулась? — поинтересовался ятугар, ставя на стол поднос с едой, — Ты почти сутки проспала!

— Серьезно? — приподняла я бровь, впрочем, сильно не удивляясь, — Как мы оказались в Империи?

— Вижу, ты уже поняла, где мы, — хмыкнул приятель, подойдя ближе. Развернулся ко мне спиной и оперся локтями на подоконник, — Шайтанар открыл портал, после того, как на рассвете около нашего лагеря начала собираться всевозможная нечисть, выжившая после пожара. Мы пытались тебя разбудить, но бесполезно, ты даже шевелиться не хотела, лишь один раз глаза открыла, когда Шайтанар отдал тебя мне, чтобы портал открыть. Вышли мы неподалеку от этой таверны, где и останемся до завтра. До Карата около шести дней пути.

— Это ты приволок меня сюда? — спросила я, играясь с язычком пламени на ладони. Проверка прошла успешно и показала, что резерв снова полон. Это таки хорошо!

— Ну, не демон же! — хмыкнул Дарт, чем вызвал и мой смешок, — Кстати, ты свое новое украшение видела?

— Ась? — округлила я глаза, резко развернувшись к ятугару. Красноволосый упырь, по-другому у меня иногда язык не поворачивается его назвать, запрокинул голову и посмотрел на меня снизу вверх:

— На шею свою посмотри!

Соскочив с подоконника, я откопала в рюкзаке карманное зеркало и уставилась на отражение собственной шеи. С правой стороны ничего, а вот с левой….

На моей коже от мочки уха и до основания шеи красовалась татуировка. Ярко-сапфировые линии складывались в сложную пентаграмму: пятиконечную звезду, от центра которой вели множество линий к полумесяцам между лучами.

'Родовой знак правящей династии эрханов. Печать долга, если конкретнее. Теперь ты связана с демоном, так как спасла ему жизнь' — послышался в голове веселый голос мага.

'Идрить твою налево, а мне оно надо? Мне вот это украшение вообще никуда не стучалось, и потом, как магический узор лег на шею, если на эту часть моего тела магия не действует вообще?' — мысленно завопила я на ни в чем не повинного мага.

'Магия кровного долга сильнее амарилла, и проявляется она не по желанию, а по обстоятельствам. Ни ты, не эрхан ничего с этим не сделаете, пока он не вернет долг. Когда случиться что-то необычное, ты поймешь и сможешь освободить его'.

Схватив с подноса бутерброд с мясом, я уселась рядом с ятугаром на подоконник и принялась лениво жевать, пытаясь понять, чем я все-таки заслужила такую немилость у Хранителей? Эрхан же теперь совсем озвереет и не даст мне жить спокойно. Задето мужское самолюбие, ага! Нет, ну как же иначе, ведь малолетняя магичка спасла всесильного демона, будущего правителя эрханов! Тьфу ты! Вот почему я такая добрая, а?

'Потому что ты, это ты! В тебе никогда не было ни жестокости, ни коварства' — тут же сообщил Таш.

И иногда я об этом жалею. Нет нужды даже сейчас говорить об этом, полуэльф прекрасно слышит мои мысли. Эх, напиться, что ли?

— Дарт, вот почему мне так не везет? — со вздохом поинтересовалась я полчаса спустя, когда мы с ятугаром закончили с ужином.

— А я-то, откуда знаю? — пожал плечами ранхар, доставая из внутреннего кармана куртки расческу. Вот щеголь, не перестаю удивляться, с какой тщательностью он следит за своей внешностью!

Отобрав у ятугара необходимый мне предмет, я принялась приводить в порядок шевелюру. Желание напиться возросло вдвое. Настроение такое… никакое, в общем!

Выпроводив Дарта, я откопала в рюкзаке простую блузку темно-красного цвета с широкими рукавами, высоким воротником и квадратным вырезом. Она полностью скрыла татуировку. Одевая замшевые бриджи и жилет, я усмехнулась. На левом предплечье роза, на левой стороне шеи пентаграмма, на левом запястье львиная лапа, а на левой лопатке магический узор, доставшийся от Селениэль. Хорошо хоть последний не видно, а то скоро мое тело было бы похоже на орка. Те вообще с головы до пят покрыты узорами и прочей дребеденью. Нет, все, пойду напьюсь!

Нашарив в кармане рюкзака замшевый кошель, я запихала в карман немного денег и потопала вниз, поднимать себе настроение бутылкой эльфийского вина.

Таверна оказалась двухэтажным деревянным строением с небольшим обеденным залом, в котором было расположено около двадцати столиков. Типичная таверна, но в отличие от человеческих городов столы здесь круглые, вместо лавок стулья, а большинство посетителей — дроу. Ну, и тролли и гномы здесь, куда же без них, эти всегда рады пропустить стаканчик другой.

Заняв угловой столик, я принялась разглядывать посетителей. Их оказалась немного, половина столиков пустовали. Угу, светловолосые красавцы с идеальными чертами лица, загорелой кожей и с мускулистыми фигурами — это темные эльфы. Те, что повыше и помассивнее, с черными густыми, взлохмаченными волосами и чуть зеленоватой кожей — тролли. Их немного, всего трое. Орки — огромные лысые детины с небольшими клыками, соответственно орки. Их побольше, человек шесть. Людей нет. Чудненько!

Получив свой заказ от дроу-полукровки с приятным лицом и небольшими клычками, я залпом выпила кружку терпкого вина. Неплохо, однако.

Так бы я просидела весь вечер, потягивая детище темноэльфийских виноделов, но на мою беду (а может, и далеко не на мою), на стул около меня уселся незнакомый дроу. Хорошенький такой, с золотистыми волосами и карими глазами. И чего он приперся, спрашивается, ловелас недоделаный?

— Почему такая красавица скучает в одиночестве? — очаровательно улыбнулся он. Фи, как банально!

— И ты, конечно же, решил скрасить это одиночество? — усмехнулась я, оторвавшись от деревянной кружки.

— Почему бы и нет? — подмигнул мне эльф, — Такой девушке как ты, опасно находиться в одиночестве в таком месте.

— А кто тебе сказал, что девушка не сможет сама о себе позаботиться? — спросила я, пряча ухмылку. При этом я отставила кружку подальше и подперла левой ладонью щеку. Рукав моей блузки скользнул вниз, оголив запястье.

— Ранхар… — изумленно произнес дроу, чуть отпрянув, — Рискну спросить, как вы здесь оказались?

— Рискуй, — пожала я плечами, сграбастав обратно кружку, — Но это не значит, что я тебе отвечу. И в компании твоей я не нуждаюсь, так же как и в защите.

— Прошу прощения, — быстро произнес дроу и вернулся к своему столику, где его уже поджидали трое темных, на лицах которых было написано явное недоумение и разочарование. Нет, я не грубый человек, просто настроения нет. Да и темные эльфы признают только силу.

Прошло уже больше часа, за окном уже стемнело, а я приканчивала вторую бутылку вина. В голове слегка шумело, но не более того. Даже обидно, как-то!

Я раздумывала, не заказать ли мне ант'турин, когда ко мне, пьяно пошатываясь, приблизились двое темных. Быстрый взгляд подтвердил, что эти двое красавчиков — собутыльники того дроу, что подходил ко мне до этого. Сейчас он сидел неподалеку, хмуро поглядывая на своих друзей. Типичный темный — знает, чем может все закончиться, но предпочел не вмешиваться. Вот почему меня коробит от такого отношения? Наверно, я все-таки больше человек, чем ятугар или дроу, я не могу быть равнодушной к тем, кто меня окружает.

— Здравствуй, красавица! — напротив меня упал на стул дроу с сальной улыбкой и светло-русой шевелюрой, — Скучаешь?

— Твое появление здесь не вызывает у меня желания скрасить вечер в твоей компании, — вяло огрызнулась я, чем вызвала смех второго дроу. Первый же чуть приподнялся со стула и уставился на меня злобным взглядом:

— Ты можешь пожалеть о своих словах!

— Угу, верю! — кивнула я, выливая остатки вина в кружку, — Что еще скажешь, пьянь эльфийская?

Да, нарываюсь. Да, их двое. Да, я слегка навеселе. Но может, хоть хорошая драка поднимет мне настроение?

'Из крайности в крайность' — прокомментировал Таш мое поведение.

'Плохо мне, Таш. Вот и развлекаюсь, как могу' — мысленно вздохнула я, спокойно всматриваясь в разъяренное лицо дроу, который начал медленно подниматься со своего места.

— Ах, ты мразь мелкая! — прорычал дроу, замахиваясь для пощечины. Мое тело мгновенно напряглось, готовое в нужный момент увернуться от удара. У меня, конечно, реакция и скорость ниже, чем у чистокровного темного эльфа, но недаром я два года на тренировках в Динтанаре мучилась.

Уворачиваться не потребовалось, запястье дроу уверенно перехватила чья-то рука. О, ну конечно, Шайтанар, ежика ему в ботинки! Эх, события развиваются, прямо как в эльфийском романе!

'Ты же говорила, что никогда подобные вещи не читала!' — недоуменно спросил Таш.

'Я — нет, а вот Лея мне все уши про это прожужжала, когда еще на втором курсе учились!' — ответила я, пытаясь отогнать не прошеные воспоминания.

— Кажется, девушка явно дала понять, что не нуждается в твоем обществе, — эрхан ледяным взглядом смерил разъяренного дроу.

— Тебе-то до этого какое дело? — дроу вырвал свою руку и встал, глядя на совершенно спокойного демона. Впрочем, я уже достаточно времени провела в обществе этого эрхана, чтобы понять, что скрывается в глубине его глаз. А на данный момент там явно ничего хорошего.

— Самое непосредственное, — ответил демон, даже не посмотрев в мою сторону, — Ты поднял руку на мою женщину.

Вот тебе и раз! У него что, крыша поехала? Мог бы придумать что-нибудь и попроще!



— Твою? — дроу мигом растерял весь пыл и несколько поспешно отступил, — Прошу прощения.

— Ты обломал мне всю драку, — вздохнула я, когда эльфы отошли, — Не мог придумать что-нибудь пооригинальнее?

— По-другому они не поймут, — демон уселся верхом на стул прямо напротив меня, — Драка не входила в мои планы. Можно было сказать, что ты моя сестра, но схожести между нами нет абсолютно.

— Какого упыря ты вообще вмешался? — спросила я, глядя прямо в его глаза, — Печать не дает покоя?

— Можно сказать и так, — согласился со мной эрхан, скрестив руки на груди, — Теперь твоя жизнь стала для меня ценнее вдвойне.

— Будь моя воля, я бы с радостью отказалась от твоего долга, — хмыкнула я, допив вино, — И я надеюсь, что эта татуировка очень быстро исчезнет с моей шеи.

— Именно поэтому ты умышленно грубила темным? — Шайтанар вопросительно изогнул бровь, — Решила рискнуть своей жизнью, чтобы я освободился от долга? Глупо с твоей стороны.

— Он мне просто не понравился, — хмыкнула я, показывая жестом разносчице, чтобы она принесла еще бутылку вина, — И поверь, справиться с двумя пьяными эльфами я смогла бы и сама.

— Да ты и сама не совсем трезвая, — эрхан красноречиво махнул рукой в сторону пустых бутылок.

— Если я еще не начала танцевать пить на спор Эльфийскую Слезу с первым встречным, а таверна в относительной целости и сохранности, значит, я в норме, — сама не знаю почему, разоткровенничалась я, — И вообще, у меня сегодня нет настроения, вот я и пытаюсь напиться. Составишь компанию?

— А почему бы и нет? — неожиданно согласился Шайтанар, — Тем более, что и у меня настроение сегодня не радужное.

Как показало время, а точнее, сегодняшний вечер, с этим эрханом вполне сносно можно общаться.

Шайтанар сейт Хаэл

Странный вечер. Очень и очень странный. Мало того, что меня кто-то дернул проспать всю ночь, обнимая хрупкую человечку, так я еще и весь следующий вечер с ней провел, общаясь, словно мы знакомы уже ни одну сотню лет!

Кстати, на самом деле Эль оказалась забавной, смышленой и легкой в общении. Милая человечка, какой и предполагается быть в её возрасте. Вот только если бы не тоска в глубине её глаз…

Похоже, я своим любопытством сильно разбередил душевные раны княжны, раз она решила напиться, и перестала прятаться под маской равнодушия и отчужденности… но только на один вечер. Почему-то именно тот, когда мы с ней пили вино и до хрипоты спорили над преимуществом темных эльфов над светлыми. Разговаривали на любые темы, но старательно избегали её прошлого, моего отношения к лунным, вообщем, делали все, чтобы не задеть друг друга. Своеобразное перемирие, так сказать. Но вот с наступлением утра оно закончилось.

Началось с того, что выйдя из таверны, девчонка обнаружила и своего пегаса, и ворона, который восседал на ближайшем заборе. Девчонка с радостным визгом чуть не придушила обоих. Жаль, что я тогда не увидел её глаз, мне было жутко интересно, что в них отражалось. Магичка легко накинула морок на своего коня, поправила рюкзак за спиной и, легко забравшись на пегаса (это без стремян-то), ехидно поинтересовалась, почему я летаю в облаках. Я и бровью не повел, но про себя отметил, что её глаза ничего не выражали. Она опять начала все скрывать. А мне теперь оставалось только ждать, когда печать проявит свою силу, и я начну ощущать её эмоции. Тогда я много чего узнаю. Остается надеяться, что это произойдет до того, как я верну долг.

Карнелия и Сайтос ехали впереди, я за ними, а девчонка с ятугаром замыкали шествие. Четыре дня мы уже находимся на территории Империи, завтра к вечеру мы должны уже выехать из этого проклятого леса и, миновав поля, достигнем стен Карата. Девчонка еще и не думала маскировать свою внешность, а я пока и не спрашивал, в конце концов, это её дело. Мы заключили договор, так что, о её имени я буду молчать. Единственное, что меня не устраивало на данный момент, так это то, что Сайтос совершенно перестал держать себя в рамках, сыпля при каждом удобном случае пошлыми намеками в сторону магички. Ятугар, слыша это, молча зверел, но не вмешивался, а Эль тренировалась в остроумных ответах. И должен признаться, что у нее это получалось.

— Где остановимся на ночлег? — спросила Карнелия, отвлекая меня от раздумий. Демонесса была хороша в костюме для верховой езды из светлой кожи, вот только обладать ею сегодня у меня не было ни малейшего желания.

— В паре лиг отсюда должна быть река. Около нее и заночуем, — сообщил я, в пол уха прислушиваясь к очередной перебранке между Сайтосом и человечкой. Ясно, эрхан опять напрашивается на веселую ночь.

— Как она его терпит? — поинтересовалась демонесса, перебирая поводья своей кобылы, — Я бы давно его убила за такие намеки.

— Это её дело, Карнелия, — пожал я плечами, — Она сама с этим разберется.

Как близок я оказался к истине! Знал бы, насколько окажусь прав, остановил бы это заранее. Все началось где-то через час, когда солнце было очень близко к горизонту, и мы уже собирались свернуть с конной тропы, для того чтобы разбить лагерь. Я не знаю, что собирался сделать этот самовлюбленный эрхан, но неожиданно он вклинился на своей лошади между конем ятугара и пегасом магички. Ранхар был вынужден натянуть поводья, так как ширина тропы не позволяла ехать втроем. А вот магичка только тихо произнесла, а точнее, ехидно поинтересовалась:

— Сайтос, у тебя мозги есть?

Я бы сказал нет. Пегас девчонки заржал и резко встал на дыбы. Эль. Несмотря на отсутствие седла, а соответственно и стремян, девчонка все же удержалась на спине жеребца, и даже тогда, когда он опустился на все четыре ноги, припал на передние и что есть силы лягнул задними и коня Сайтоса, и самого демона.

Темно-рыжая лошадь эрхана с ржанием упал в придорожные кусты, а что касается демона… оказывается, он, и не расправляя крыльев, быстро летает! Карнелия не сдержала смеха, даже ятугар расхохотался, а вот девчонка наоборот, успокаивающе похлопала пегаса по мощной шее и, легко спрыгнув на тропу, отправилась выяснять, что случилось с кобылой.

С кобылой оказалось все в порядке, а вот Сайтос появился нескоро, но очень мокрый и злой.

— О, ты реку нашел! — как ни в чем не бывало, заявила девица, поглаживая морду лошади, которая принадлежала обозленному до крайности демону.

Демон без слов бросился на человечку. Впрочем, та легко увернулась от эрхана. Карнелия, подъехав чуть ближе, положила руку на плечо ятугара готового сорваться с места, и в ответ на его хмурый взгляд покачала головой. Правильно, я тоже пока не вижу смысла их останавливать.

Сколько раз я твердил, что нельзя в поединке давать выход ярости, это затуманивает рассудок. Но Сайтос, видимо, так и не усвоил этот урок. И неудивительно, что он сейчас не может схватить девицу, а она… Отсутствие достаточной физической силы ей с лихвой заменяют быстрая реакция, ловкость и нечеловеческая скорость. Конечно ей на руку то, что любой противник не воспримет её всерьез, а Сайтос тем более. Даже я, помнится, попался на эту удочку.

В какой-то момент Сайтосу удалось оказаться в паре шагах от магички и он с размаха ударил ей по лицу. Я видел, что девчонка успевала избежать удара, но неизвестно почему, тыльная сторона ладони демона с громким звуком угодила девчонке по скуле. На ногах она не удержалась и через мгновенье оказалась неподалеку от моего коня, прокатившись по земле. И больше не встала. Печать молчала, что естественно меня насторожило. На шее Сайтоса захлестнулась цепь Дартара, не давая ему сдвинуться с места, а я быстро спешился. Эль не пошевелилась даже тогда, когда я подошел и опустился рядом с ней.

Не проверяя, в сознании она или нет, я осторожно поднял её на руки. И дело не в том, что мне проснулась жалость или что-нибудь в этом духе, а в том, что мне нравилось ощущение этого хрупкого и изящного тела в моих руках. Она заставляла меня чувствовать себя всесильным, а это было приятно. Интересно, а помнит ли она ту ночь, когда спала, прижавшись ко мне всем телом? Я пока не смог это выяснить. Либо она этого не помнит, либо просто притворяется. Впрочем, это неважно.

Как-то получилось, что поднимая девчонку, она неосознанно обняла мою шею и положила голову на плечо. Но услышав её едва различимый шепот, я понял, что последние её действия далеко не случайны.

— В двадцати шагах впереди засада. Я не успела рассмотреть, сколько человек.

И в тот же момент я услышал характерный звук и мгновенно разжал руки. Эль скользнула вниз, а я спустя долю секунды я поймал у левого плеча, там, где еще секунду назад лежала голова девчонки, арбалетный болт.

— Карнелия, щит! — быстро приказал я, отбрасывая болт в сторону. Эль сидела у моих ног уперевшись коленом в землю, присыпанную хвоей, и держала одной рукой конец уже размотанной цепи. Быстрая реакция, впрочем, как и у остальных. Когда из леса впереди нас показались вооруженные мечами люди, ятугар уже успел отпустить Сайтоса, подхлестнуть лошадей, чтобы те убежали в лес, и принять боевую стойку. Сайтос тоже вытащил меч, а вот Карнелия все еще возилась со щитом, когда в нас полетели арбалетные болты.

Не доставая меча из ножен за спиной, я отправил своего коня в лес сильным шлепком по крупу и выставил щит из магии Хаоса. Он долго будет держаться, не давая болтам проникнуть, а так как я успел заметить, владельцы этого оружия расположились на деревьях.

— Двадцать девять, — тихо выдохнула человечка, мгновенно сосчитав бегущих противников.

— Держись ко мне поближе, — хмыкнул я, доставая меч.

— Не поранься своей игрушкой, демон, — ухмыльнулась она в ответ, поднимаясь на ноги.

Это была бойня. Безжалостная, кровопролитная, быстрая… Уже спустя десять минут лесная тропа была залита кровью, усеяна телами, и их частями, соответственно. Как я успел заметить, ятугар не жалел сил, и наконечник его сайшесса пробил не одно горло, но вот человечка лишь ломала эти самые шеи цепью, не проливая ни капли крови. Противники все, как один были вооружены, и судя по одежде являлись простыми наемниками, но что они могли сделать против трех демонов и двух ранхаров? В скором времени никого не осталось в живых, а те, что оставались в лесу с арбалетами — сбежали. Я отправил Карнелию и Дартара по следу, а сам же подошел к магичке, которая стояла посреди тропы, оглядывая убитые тела.

— Как ты узнала о засаде?

— Когда Сайтос вышел из леса, побывав в реке, из-за дерева за его спиной мелькнул арбалет. Предупредить сразу я не смогла, пришлось ждать подходящего случая, — хмуро пояснила она, сматывая сайшесс.

Интересно, знает ли она, что это оружие изобрели демоны, но не смогли им пользоваться из-за того, что в боевой трансформации крылья и когти являются существенной помехой, делая обращение с цепью практически невозможным? Сомневаюсь, что этот факт ей известен.

— Оригинальный способ, — хмыкнул я, протягивая руку, чтобы убрать синяк на скуле девчонки, который оставила рука Сайтоса. Но Эль перехватила мою руку, взглянув при этом так, что объяснения не потребовались. А я уж было подумал, что после той пьянки хоть что-то изменилось. Хотя, в некоторой степени даже приятно видеть то, что своим принципам она не изменяет.

— Ты их видела раньше? — спросил я, вытирая кровь с клинка об куртку убитого наемника.

— Нет, — покачала она головой, — Скорее всего, это просто разбойники, но меня смущает их количество.

— А меня смущает то, что они упорно пытались подобраться к тебе! — зло произнес Сайтос, подойдя ближе. При этом он облизывал окровавленные пальцы. Дурная привычка, пить кровь неизвестно кого, демон меня бесит таким поведением.

— Из нас всех я выгляжу наиболее безобиднее, — пожала плечами она, — Но можно допросить трупы, чтобы узнать наверняка.

— Если Карнелия и Дартар не поймают убежавших наемников, то может понадобиться вся твоя магия, — предупредил я, убирая клинок в ножны, видя, как девчонка оглядывает распростертые на земле и между ближайших деревьев тела, словно пытаясь кого-нибудь выбрать. Казалось, что её ни капли не заботит и не отталкивает вид крови, внутренности, выглядывающие из тел, сломанные, покалеченные тела, перерезанные шеи, рваные раны… Меня же запах крови будоражил, хотелось ощутить на языке солоноватый привкус, почувствовать, как наполняется резерв и восстанавливаются силы. Такова природа демонов, для них кровь других рас это прежде всего источник магической энергии, а уже потом носитель информации.

Я многозначительно посмотрел на Сайтоса. То не заставил себя ждать:

— Может. Те, что скрылись, являются вампирами полукровками, именно они наняли всех этих людей, чтобы убить магичку. И под описание, которые они дали, подходишь только ты.

— Как ты узнал? — нахмурилась Эль, скрещивая руки на груди, — Ах, да по крови, как я могла забыть!

— Почему тебя хотели убить эти наемники? Тем более, нанятые вампирами? — я подошел к девчонке вплотную. Чтобы посмотреть мне в глаза, ей пришлось запрокинуть голову:

— Я не знаю, Шайтанар. Если Карнелия и Дарт поймают хотя бы одного, то мы узнаем правду. Вполне возможно, что вампиры, живущие в Динтанаре, участвуют в ополчении и им просто нужна княжна.

— Это единственное объяснение, — согласился я и, отвернувшись, бросил Сайтосу, — Нужно сжечь трупы.

Демонесса и ранхар вернулись ни с чем — вампирам удалось скрыться. Уничтожив все следы побоища, мы разбили лагерь неподалеку от реки, выше по течению от того места, где 'искупался' Сайтос. Какое-то непонятное чувство не давало мне покоя. Но вот какое именно, я понять не мог.

Расположившись по привычке около самого костра, я попытался собраться с мыслями. Меня не покидало чувство, что что-то с этой девчонкой не так. Вроде, с её поведением я разобрался, но вот слишком много тайн. За то её пытались убить сегодня? Очевидно, что попытки убийства в стране Высших эльфов и сегодняшнее нападение вампиров никак не связаны, эти две рассы терпеть друг друга не могут. Открыто не воюют, но и стараются избегать. Отец пытался склонить кровопивцев на сою сторону, но те предпочитают соблюдать нейтралитет и до сих пор являются самой скрытной расой из всех. Братьев де Рен нет в Карате, а жаль. От них я бы мог много чего узнать, даже не выдавая тайну человечки. Да уж, пока события складываются явно не в мою пользу. Ну, ничего, я умею ждать.

Боковым зрением я заметил, как мимо меня скользнула тень. Сайтос, и куда же ты направился? Однозначно к реке, а учитывая, что минут десять назад туда ушла человечка, чтобы искупаться… Похоже, эрхан решил вернуть должок. И чем он думает? У него что, глядя на Эль все мозги отшибает и мыслить связно он уже не может? Ведь знал же, что к жеребцу магички нам приближаться нельзя, но нет же, заработал приключений. В который раз убеждаюсь, он слишком еще молод.

Жестом остановив Дартара, который тоже заметил исчезновение Сайтоса и уже собрался идти выручать свою подружку, я отправился в сторону реки. Чтобы еще кто-нибудь не пострадал.

Хеллиана Валанди

Схватив полотенце, я отправилась на реку, приводить себя в порядок. Карнелия попросила не задерживаться, так как Шайтанар запретил отходить далеко от лагеря, а поблизости только одно удобное место, где можно спуститься к воде.

Проверив, что никто за мной не пошел, я повесила полотенце на ближайший куст на довольно крутом берегу и присела на землю. Голова шла кругом, мне было паршиво, как никогда, перед глазами все еще стояли убитые наемники. А ведь до этого дня я своими руками никого еще не убивала…

Тогда, давно, в Эллидре я не соображала, что творю, а когда на караван, с которым мы двигались в Эллидар, напали вампиры, у меня не было времени, чтобы что-то сообразить, тогда было важно спасти собственную шкуру. На сантименты просто не было времени. А тут такое…

'Хелли, не вини себя. У тебя не было выбора'.

'Я знаю, Таш, знаю. И я стараюсь не думать об этом, но не получается. Такое ни каждый день увидишь и в то, что я собственными руками убила столько людей, просто сложно поверить. Это жутко' — мысленно вздохнула я, пытаясь упокоить дрожащие руки. Чтобы как-то освежить голову и мысли, я стянула куртку. Вечерняя прохлада, а не жуткий холод как в Динтанаре, приятно холодила кожу.

'Таш, ты понимаешь, что означало нападение?' — спросила я, рассматривая ветки куста, примериваясь, куда бы повесить довольно тяжелую замшевую куртку так, чтобы она не оказалась на земле.

'Похоже, Кристиан и Селениэль знают, где ты. Латриэль возвращается домой не раньше, чем через два месяца, а значит, это время придется как-то отбиваться от наемников и водить за нос демонов' — полуэльф не сообщил ничего утешительного.

'Это будет сложно. Я же абсолютно не умею врать! Ладно, в этот раз получилось отделаться от эрхана предположением, которое его устроило, но он факт этим заинтересуется, слизняка ему в бутерброд! И кстати, Таш, как этот упырев вампирюга смог узнать, где я нахожусь?'

'У меня есть одно подозрение, но для этого мне нужно кое-что проверить. Ты можешь отправить ко мне Рикса?'



'Да запросто!' — ответила я и послала мысленный приказ моему любимому ворону, который внимательно следил за мной, восседал на нижней ветке соседнего дерева. Получив приказ, птица сорвалась с места и скрылась в ночном небе.

Не успела я повесить-таки куртку на самую высокую ветку куста, до которой смогла дотянуться, как меня кто-то резко схватил за плечо. Не успела я оглянуться, как оказалась прижатой спиной к широкому стволу дерева. Левую сторону шеи жгло, видимо, оцарапалась веткой кустарника, а надо мной нависал демон с ехидно-злым выражением лица:

— Ты же не думала, что я так просто оставлю тебя в покое?

— Сайтос, что тебя от меня нужно? — вздохнула я, стараясь не поморщиться от неприятных ощущений, которые вызывало прикосновение оголенных плеч и лопаток (я как всегда ходила в повязке от подмышек до талии) к шероховатой коре дерева.

— Неужели, ты не догадываешься, малышка? — обворожительно улыбнулся демон. Уже позабытое прозвище заставило мое сердце пропустить несколько ударов.

— А не пойти ли тебе куда подальше? — поинтересовалась я, привычно пряча боль за улыбкой. Сайтосу это явно не понравилось, но скалиться он не перестал:

— Неужели, ты обиделась на меня за ту невинную пощечину?

Руку, которую он протянул к моему лицу, я без сомнения оттолкнула, причем далеко не вежливо. На этот раз эрхан нахмурился:

— Не нужно так, девочка. Я могу стать и грубым, если будешь плохо себя вести. Но если же нет…

— То ты в любом случае уберешься отсюда и больше никогда не посмеешь подойти к ней! — закончил за него холодный голос. Я мысленно застонала, глядя, как в двух шагах от нас появился Шайтанар. Вот только его не хватало, ага!

— Как прикажете, — недовольно буркнул Сайтос, но послушно ушел. Эх, я тоже хочу, чтобы он меня так слушался! Мечты, мечты…

— Благодарности не жди! — буркнула я, распуская волосы.

— А я уже понадеялся! — хмыкнул демон, глядя, как я убираю палочки в карман куртки. Очертания демона терялись в полумраке, но я кожей ощущала его близкое присутствие. Нельзя было сказать, что мне это нравилось. Наоборот, хотелось немедленно окунуться в прохладную воду и оказаться хоть в какой-то относительной безопасности.

— И зря, — ответила я, стягивая сапоги, а когда выпрямилась, уперлась взглядом в темную ткань его куртки. Сердце тревожно забилось от такого близкого присутствия, а по спине поползли мурашки, когда я подняла голову и встретилась взглядом с хищными глазами демона, которые казались бездонными и притягательными в темноте. Лунный свет едва проникал сквозь листву деревьев, и лицо Шайтанара смотрелось действительно… опасным.

— Ты поранилась, — раздался спокойный голос и на мой затылок, под волосами легла твердая ладонь. И голос, и этот взгляд, он настолько завораживал, что я не нашла сил, просто не смогла оттолкнуть его руку, хотя все чувства просто вопили об опасности.

— Я знаю, — тихо прошептала я, когда эрхан обнял меня за талию, медленно притянул к себе и, чуть потянув за волосы, заставил запрокинуть голову. Я закрыла глаза, абсолютно не понимая, что происходит. Внутри меня метался страх, но тело, которое сейчас находилось во власти сильных рук демона, не находило сил сопротивляться… или же просто не хотело.

Шею обожгло горячее дыхание, вызвавшее волну дрожи, и в следующую секунду кожи коснулись горячие и нежные губы демона. Странные ощущения. По спине ползет страх, а кожа пылает там, где губы демона оставляют свои следы. Я как-то отстраненно начала понимать, что не хочу, чтобы это закончилось.

Почувствовав обжигающий кончик языка там, где ветка оставила царапину на шее, я едва не застонала от непередаваемых ощущений, но неожиданно все закончилось. Руки, державшие меня, исчезли, и я открыла глаза. Демон, отступивший на несколько шагов назад, почти полностью скрылся в темноте. Пытаясь придти в себя, я услышала едва уловимую фразу:

— Не может быть…

С некоторой отрешенностью я смотрела, как эрхан полностью скрылся в темноте. И только потом ко мне стали возвращаться привычные ощущения.

Ептить, это что сейчас было?!?

'Печать, связывающая вас, дала тебе понять, что он для тебя не опасен, и ты подпустила его к себе. Он красив, а ты неопытна в отношении парней, вот и не удержалась в руках. А он попробовал твою кровь и…' — полуэльф неожиданно замолк, хотя я и так уже знала продолжение фразы.

'И он понял, что ты его боишься' — закончил Таш после длительного молчания.

Вот хрдыр!!!! Вот теперь я точно вляпалась.

Глава 2

Шайтанар сейт Хаэл

Тонкий изгиб талии под моей рукой… Близкое присутствие гибкого, стройного тела, шелк волос в руках… Волнующий, приятный запах, упоительный вкус кожи, бархатной и нежной, словно лепестки редчайшей сайтаншесской розы… Дурманящий аромат крови, незабываемый, неповторимый, дарующий наслаждение… И горькое осознание того, что та, которая столь желанна в этот миг, отдающая себя без остатка, боится меня, словно самого опасного хищника.

Я отогнал непрошеные воспоминания и скользнул взглядом по телу человечки. Точнее, по фигуре ятугарши. Сегодня утром я уже увидел не магичку, чей кровью я вчера наслаждался, а Младшую Княжну Эренрих. Чуть узковатые, темно-карие глаза, вздернутый носик, полные губы и загоревшая кожа. Рост и фигура остались прежними, грудь, очертания которой были явно видны благодаря облегающей ткани амазонки, приятно радовала глаз, но узнать в этой девушке Хеллиану Валанди было совершенно невозможно. Сайтос и Карнелия были удивлены произошедшими метаморфозами, но я приказал об этом молчать. Ятугар хмурился, но ничего не говорил.

Впереди, меньше чем в лиге, виднелись шпили замка и высоченная гранитная стена, окружающая небольшую, но надежно защищенную столицу Империи. Дроу фанатики во всем, что касается их безопасности. Мы ехали неспешной рысью, думая каждый о своем. Меня больше всего интересовал вчерашний вечер, а вот девчонка никак не показывала, что её что-то беспокоит. Впрочем, как всегда. Но я же…

Она меня боится. Все упыри Аранеллы, она действительно меня боится! Как она смогла скрыть свой страх, находясь практически всегда около меня? И даже тогда, когда ехала со мной на одном коне, в непосредственной близости? Я поражен. Но в тоже время, я рассержен на то, что девчонка меня провела. И самое непонятно последнее, терзающее меня чувство — это зависть. Нет, не разочарование, а именно зависть! Зависть от того, что Киртана она не боится. Князя ятугаров, который старше меня в два раза и опаснее в тысячу раз! Волкодлак меня задери, сколько же сотен лет я не испытывал такого чувства!

Через некоторое время досмотр стражниками у главных ворот был закончен, и дроу, не найдя у нас ничего подозрительного и забрав пропускной пергамент, открыли ворота. Не знаю, как Эль смогла полностью изменить ауру и внешность так, что темноэльфийские маги Имперской столицы ничего не заметили, но ей определенно это удалось. Когда магичка забиралась на своего коня, в лучах полуденного солнца блеснул медальон, красовавшийся поверх темно-коричневой амазонки — незатейливый цветок с тремя лепестками из белого золота, на длинной, тонкой цепочке. Посмотрев магическим зрением, я ничего не увидел, но могу поклясться собственными крыльями — дело именно в нем. Откуда у нее такая редкость? Подарок наставника?

Нет, вопросов, касающихся этой магички, накопилось слишком много и терпение мое лопнуло. Пришпоривая коня, я принял два важных решения. Первое: я во что бы то ни стало, узнаю все тайны Хеллианы Валанди. И второе: я сделаю так, чтобы она перестала меня бояться. Это сложно, но теперь для меня вопрос чести, смогу ли я заслужить её доверие. И к тому же, я почему-то хочу этого. Может, мне просто понравился вкус её крови? Жаль только, что царапина была нанесена не моими когтями, и именно поэтому я смог почувствовать только ничтожную частицу её эмоций. А мне нужно знать все. Но если я хочу заполучить её доверие, то я не смогу нанести ей достаточно глубокую рану. Но кажется, печать начала активироваться после вчерашнего вечера. Жаль, что она начинает действовать так медленно. Ну, ничего, у меня впереди еще достаточно времени.

Хеллиана Валанди

Не поняла, это что, мода такая все подряд здания из гранита ваять? Нет, ну, правда, почему столица Империи дроу практически полностью выстроена из этого минерала? И стена, и дома, и замок вдалеке! Правда, крепостная стена вокруг замка темного цвета, из чего она сделана, я пока понять не могу. Но смотрится красиво, все дома, построенные неподалеку друг от друга, имеют теплый, песочно-коричневый цвет и приятно удивляют аккуратной архитектурой. В основном дома одноэтажные, но чем ближе мы приближались к замку, тем выше и шире становились дома, превращаясь в богатые особняки. Достаточна широкая дорога была вымощена темным камнем, лавки, в которых продавались всевозможные фрукты и овощи, удивляли своей ухоженностью и отполированным деревом, мусора нигде не было видно, даже бегающая между домов ребятня была на удивление чисто и опрятно одета. Действительно — столица Империи темных эльфов. В Эллидаре все не так ухоженно, однако. Но вот Натинало нравилось мне куда больше.

'Весьма польщен!' — раздался голос в моей голове. Судя по интонациям, Ташу очень понравилась последняя моя мысль. А я что, я правду сказала! Там намного уютнее.

Пожалуй, отдельно стоит сказать об обитателях столицы, дроу то бишь. По улицам передвигались и молодые, и юные, и даже маленькие эльфы. Эта расса не знает, что такое старость, даже тысячелетний дроу может выглядеть лет эдак на двадцать. Но вот что практически абсолютно всех объединяет, так это то, что у всех представителей мужского пола на бедре виднеется деревянная рукоять сатара. В одежде цветовая гамма разнообразная, носить они предпочитают рубашки из легкой ткани и жилеты, но вот штаны в основном кожаные. Ну, это не удивительно, в Империи всегда лето, но не жаркое, а удивительно теплое, с чуть прохладным ветерком и редкими осадками. Эльфийки в штанах и при оружии по пути нам не встретились, но судя по фасонам платьев, деньги они умеют тратить.

Ах, да, средства передвижения! По главной улице, которая вела от ворот и да самого замка, нам встречались и повозки, и открытые экипажи, и кареты, но больше всего мне понравились карнейлы — верховые демоны дроу. Помнится, у Киртана есть такой монстр с четырьмя копытами. Моему же любимому Сумраку было немного не по себе от такого скопления темных, но он мужественно терпел, поводья не вырывал, на дыбы не вставал, и дать кому-нибудь в лоб копытом вроде не собирался. А он это может, еще вчера проверили.

Кстати, на счет вчера. Я быстро и незаметно взглянула на своих спутников. Шайтан и Сайтос едут впереди, особо не разглядывая город, и вроде никуда не торопятся. Карнелия следом за ними, окидывая проезжающих мимо дроу равнодушным взглядом, а мы с Дартом замыкаем процессию, так сказать. Не перестаю удивляться этой демонессе! Похоже, что ей всегда и все по барабану, я от нее недовольства или каких-нибудь других высказываний практически не слышала за все время пути. Красивая, но равнодушная абсолютно ко всему, и готовая выполнить беспрекословно любой приказ своего принца. Вот своим равнодушием она меня и раздражает, если честно. А что касается Шайтанара…. Я не знаю, что мне теперь делать. Нет, я и дальше не собиралась показывать, что я его боюсь, но сам факт того, что этот эрхан уж слишком много обо мне знает, был мягко говоря, неприятен. Да и потом, я откровенно опасалась, что вчерашний инцидент может повториться вновь, ведь как выяснилось, демон, когда нужно, умеет быть нежным. А я, извиняюсь, сопля зеленая в этом вопросе. Поводов, чтобы держаться от этого демона резко прибавилось. Вот как мне это сделать?

'Таш, Рикс прилетел?' — поинтересовалась я, окидывая взглядом каменный мост впереди. Мост возвышался надо рвом на добрую сотню локтей и вел прямо к высоченным деревянным воротам, обитым кованым железом. Крепостная стена по ту сторону рва высоченная, на ней, через каждые двадцать шагов виднеются лучники, так же как и на смотровой площадке над воротами. Сам замок стоит чуть в отдалении от города и можно сказать, возвышается над ним. Честно, пока мы ехали от ворот и до сюда, не меньше часа прошло, а я так и не перестала удивляться количеству башен. Нет, правда, куда им столько? Я думала в Динтанарском замке шесть башен это перебор, но здесь-то куда их аж десять штук? И это я посчитала только те, которые увидела! Ладно, меня это не колышет, но должна признать, Карат — удивительно красивое место.

Процедура поиска запрещенных и опасных предметов повторилась, но и в этот раз темноэльфийские маги ничего не смогли найти. Правильно, куда же им! Амулет, висящий на моей шее, надежно скрывает мою внешность, а вместе с ней и ауру и голос. Три лепестка, три свойства, спасибо Ташу за обалденный подарок ко дню рождения!

'Да ладно, если б не твоя магия, он был бы бесполезен. Завидую я иногда тебе! Повезло, что через столько поколений тебя передалась сила Хранителей' — вздохнул маг, пока я проходила скучную процедуру досмотра.

'Ага, вот только мне эту силу постоянно прятать приходиться!' — невесело усмехнулась я.

До того, как Таш составил мою родословную, мы никак не могли понять, почему я так легко могу смешивать стихии. То, что человек (я то есть) владеет всеми шестью стихиями, когда такой Дар бывает только у чистокровных эльфов, преимущественно из королевских династий, казалось нереальным. А когда оказалось, что я их еще и не только смешивать, но и выгодно использовать, все, кто знал об этом, были в шоке. Оказалось все просто — среди моей очень далекой родни затесался довольно знаменитый в то время дроу, но вот практически никто не знает, что он был потомком Хранителей и мог спокойно смешивать стихии без угрозы для жизни. Каким-то небывалым образом этот Дар перешел ко мне и… вот теперь я мучаюсь, зная, что если моя тайна раскроется, мне не сдобровать.

Кстати, принц Маркус умный эльф. Благодаря ему, существует несколько десятков заклинаний, при которых можно смешивать стихии, но, к сожалению, их количество невелико и они не настолько сильны. Все преподаватели Академии думали, что ими я и пользуюсь, но лишь единицы знали, ЧТО я могу на самом деле. Вот такая вот забавная правда жизни.

Во внутреннем дворе замка нас уже встречали. Несколько темных эльфов, одетых в черные штаны и одинаковые туники с серебристо-черным орнаментом, стояли на ступенях крыльца и явно поджидали нас. Все светловолосые и загорелые, как и положено дроу, но вот только мои глаза мигом выхватили из всех снежно-белые, довольно короткие волосы. Левая пятка тут же заныла, подсказывая, что все будет сложнее, чем я думала. Подъехав ближе, я с тоской в этом убедилась, ибо среди тройки дроу, встречающих нас, оказался обладатель необычайно красивых глаз лазурного цвета.

Хантар де Шан. Лицо из прошлого.

Сердце зашлось в тревожном стуке, когда этот молодой и очаровательный дроу вежливо поздоровался, представился сам и представил своих спутников. Мэгрос де Шат, Младший помощник кронпринца, и Лайрис де Урт, Старший помощник все того же кронпринца. Я вежливо кивнула, когда Шайтанар представлял всех нас, а потом еле стерпела, когда дроу кланялись нам с демоном. Я уже говорила, что ненавижу свой титул? Ох, будем надеяться, что Сумрак, лошадка моя любимая, кому-нибудь звезданет на конюшне в лоб копытом, чтобы хоть как-то отплатить за мои мучения.

Внутреннее убранство замка мне не понравилось, слишком много всего — и статуй, и фресок, и лепнины, и ковров, и гобеленов, и оружия. Кругом виднелось два цвета — фамильные цвета Старшего дома Аллианэр: черный и серебряный, остальные как-то терялись на общем фоне. Нет, коридоры, галереи лестницы и переходы были со вкусом отделаны, но уж слишком много тут было всего, словно кто-то пытался показать, насколько он богат.

Нас проводили в комнаты, выделенные нам для отдыха, и сообщили, что через час за нами зайдут и проводят к кронпринцу Летраку. К моему огромному неудовольствию, разместили нас на одном этаже, но вот моя комната оказалась в самом конце коридора, по соседству с Сайтосом, а вот Дарта разместили в самом начале. Хм, ну хоть будет возможность подпортить жизнь одному слишком наглому эрхану, и то радует! Помещение, в которой я оказалась, поражала своими размерами и состояла из двух комнат: гостиная, выполненная в золотисто-желтых тонах, и спальня в нежно-персиковой гамме. В спальне, кроме достаточной просторной кровати под тончайшим балдахином, присутствовал узкий шкаф, мягкий ковер на полу, небольшое арочное окно, комод с зеркалом и дверь в ванную комнату, за которой расположился не малых размеров мраморный бассейн. Вообщем, ничего так, спальня мне понравилась. Хотя надолго задерживаться здесь, в самом Карате, мне не хотелось.

На то, чтобы привести себя в порядок, ушло довольно много времени. Естественно, больше всего времени ушло на приведение в порядок волос, но когда я с ними закончила и была полностью готова, времени до прихода сопровождающего оказалось более чем предостаточно. Одеться я решила просто… ну почти. Форма студентки Мировой Гильдии Некромантов вполне подходила к такому случаю. Волосы скрутила на затылке и заколола палочками, выпустив хвост примерно до пояса. Сайшесс пристегнула к кожаному ремню со специальными креплениями, а вот мой любимый пояс с кармашками пришлось оставить.

Не успела я плюхнуться на удобный диванчик в гостиной, как в дверь постучали.

— Войдите! — крикнула я, принимая более или менее приличную позу. Не думаю, что мое туловище, развалившееся на диване и закинувшее ноги на подлокотник, выглядело культурно. Эх, все же как хочется расслабиться и побыть собой…. Но, увы, нельзя.

Ох, ты мать моя пьяный веник, чего это Сайтос ко мне приперся?

— Ты что-то хотел? — уставилась я на эрхана, который сверкал чисто вымытыми расчесанными длинными волосами и идеально отглаженным костюмом глубокого зеленого цвета с атласной отделкой. Сипмотяжка, конечно, но такой… как бы его обозвать, чтобы собственную психику не нарушить?

— Поговорить, — произнес демон, вольготно устраиваясь на диванчике напротив меня. Хорошо хоть между нами кофейный столик стоит, может, и без приношения в жертву одного пакостливого демона обойдется.

— Да ну? — притворно удивилась я, — А я думала, что ты слова предпочитаешь действия. Необдуманным действиям.

— Я бы все равно с тобой ничего не сделал, — поморщился эрхан, явно вспомнив сцену в лесу. Вот дурак, не так меня понял, я вообще-то его феерический полет в кусты вспомнила! Нет, ну все же, как он красиво летел…

— Не важно, — не стала я развивать эту тему, — Так о чем ты хотел поговорить?

— О твоей внешности, — Сайтос не стал ходить вокруг да около, — Зачем ты её изменила?

— Тебя это должно волновать меньше всего. Так было нужно, и я это сделала, — ухмыльнулась я, наслаждаясь ситуацией. Хех, а в договоре с Шайтанаром есть и положительные стороны! Он запретил распространяться демонам на эту тему, и Сайтос теперь только и остается, что спрашивать об этом меня! А я же ничего не скажу, это не в моих интересах. Правда, и Дарту я ничего объяснить не могу, хотя он мой друг уже как два года. Но я просто не могу быть с ним откровенной, хоть убейте.

— Значит, ответ на свой вопрос я не получу? — казалось, что демон ни капли не расстроился. По его лицу блуждала циничная усмешка, — Я и не сомневался, что ты ничего не скажешь на эту тему. Но может, ты приоткроешь завесу тайны на счет того, каким образом тебе удалось уговорить Шайтанара, чтобы тот приказал нам держать язык за зубами. Уверен, тут дело совсем не в Печати Долга, ведь вы не просто так задержались вчера у реки…

— Сайтос, у тебя мозги точно в голове? — ласково осведомилась я, стараясь не схватить сайшесс, чтобы подвесить этого умника на ближайшей люстре как раз за то место, которым он думает, — Слушай и запоминай, любитель строить необоснованные версии. На печать мне плевать с башни Академии, как только появится ближайшая возможность, я освобожу Шайтанара. У реки я задержалась, потому что волосы отмывала и плечи от твоих грязных рук, где шлялся твой принц мне неизвестно. Между ним и мной НИКОГДА и НИЧЕГО не будет, ясно? И все, что делаю я не должно тебя волновать. Уяснил?

— Нарываешься на грубость, малышка, — демон подался чуть вперед и положил ладони на столик, с явной угрозой глядя на меня.

— Еще раз назовешь меня так, и грубой буду уже я! — я повторила жест эрхана, чувствуя крайнюю степень обозленности. Вот не имела я раньше дела с эрхнами, так и нужно было продолжать в том же духе! Эти сволочи умудряются парой фраз вывести меня из себя, да что ж такое?!

'Просто ты на взводе. Тебя нервирует место, где ты находишься, это ведь их дом. Сейчас тебе предстоит встреча с Их братом…. Невозможно в такой ситуации оставаться спокойной' — раздался спокойный голос Таша, который частично охладил мой пыл. Он как всегда прав. Вот жук, я сама в своих чувствах разобраться не могу, а он — запросто!

'Знаешь, для меня ты — как открытая книга. Легко читается, известны все действующие лица и события не стоят на месте, но сюжет предугадать невозможно, так же, как и финал. Но тем интереснее и увлекательнее, и один раз заглянув на любую страницу, оторваться уже невозможно' — высказался полуэльф, пока мы с темноволосым демоном сверлили друг друга взглядами. Высказался, так высказался, я тихо обалдела!

Мои раздумья над тем, прибить этого эрхана прямо сейчас или нет, прервал стук в дверь. Я отправилась открывать, совершенно проигнорировав Сайтоса. За дверью оказался Хантар с легкой полуулыбкой на лице. На демона, маячившего за моей спиной, он не обратил ни малейшего внимания.

— Леди Эренирих, — чуть поклонился он, заложив руку за спину, — Вы чудесно выглядите. Лорд Летрак ожидает вас в своем кабинете. Я вас провожу.

Приняв предложенную мне руку, я направилась вместе с дроу по коридору, совершенно проигнорировав демона, оставшегося в моей комнате. Меня больше занимало то, что с Хантаром нужно было держаться настороже. Он вполне мог запомнить некоторые мои выражения, интонации, да и много чего еще! Хорошо хоть моя походка за это время несколько изменилась, да и жесты тоже, но вот некоторые замашки остались прежними.

Ведя меня по коридорам замка, дроу вел ненавязчивую беседу и был предельно вежлив. Мне показалось, что ничего не изменилось с того момента, как мы с ним виделись в Академии три года назад. Интересно, он всегда такой, или же это просто маска, за которой можно спрятать какие угодно чувства?

'Честно? Я не знаю. Скорее всего, маска, ведь не зря Хантара де Шана прозвали 'Цепным псом кронпринца' — как всегда полуэльф не упустил момента, чтобы рассказать что-нибудь полезное. А мне нравится его эта привычка, хоть я иногда я себя и чувствую ходячей энциклопедией. Хе, интересно, кем ощущает себя Таш в таком случае?

'Таш, я же шучу!' — мысленно рассмеялась я, ощутив ментальное возмущение Наставника. Обожаю я его, все-таки!

Дроу остановился около большой двери в конце одного из коридоров (дорогу я с большим трудом, но запомнила, похоже, что кабинет располагался в одной из башен) и постучал в тяжелую деревянную дверь. Услышав разрешение войти, Хантар легко открыл тяжелую даже на вид дверь и вежливо придержал её передо мной. Поблагодарив его, я вошла вовнутрь, чтобы тут же почувствовав дикое желание схорониться под ближайшим плинтусом. Кабинет представлял собой довольно большое помещение, стены которого были вымощены светло-серым камнем. Два больших окна с легкими шторами, два дивана напротив друг друга, столик между ними и кресло, стоящее спинкой к двери. Небольшой ковер на полу, большой камин, приветливо потрескивающий языками пламени, несколько шкафов с книгами и большой письменный стол. Все выполнено в черно-серебристой гамме, но здесь намного уютнее, чем во всем замке, может потому, что цвета здесь были не настолько кричащие, а чуть приглушенные?

Но желание слиться со стенкой у меня вызвала не обстановка, а макушка светло-золотистых волос, виднеющаяся из-за спинки кресла. Пытаясь вывести сердце из предынфарктного состояния, я, следуя за Хантаром, обогнула диван… и вынуждена была усесться рядом с Шайтанаром. Напротив устроился Хантар, а вот обладатель блондинисто-платиновых волос так и стался в кресле.

— Леди Эренрих, позвольте вам представить, лорд Летрак де Кэр, наследный принц Империи дроу, — произнес Хантар, а вот названный дроу чуть склонил голову, приветствуя меня. Волосы, клыки, фигура, разрез глаз, губы… копия близнецов. Только явно старше, рост побольше, черты лица намного резче, хоть и не менее красивее, и волосы длиннее. Но самое главное отличие — это глаза. Не теплые, серые, смеющиеся, а ледяные и жесткие, цвета закаленной стали. Кхм, как волосы у Шайтанара. Белоснежная рубашка с широкими рукавами подчеркивает бронзовую кожу, кожаные штаны плотно облегают сильные ноги, а на губах играет откровенная усмешка. Красив, силен и опасен. Ух, мне постоянно везет на такие личности!!!

'А что ты хотела? Сила тянется к силе. Вспомни всех своих друзей и скажи мне, что я не прав!' — судя по голосу, Таш пожал плечами. В этот момент Шайтанар как раз представлял меня Летраку, и у меня было несколько секунд, чтобы вспомнить. Вспомнить Дерека, Терена, Идика, Лею, Латриэля, Ветара, магистра Пилата, Ауста, Холла, Киртана…

Сомнений не осталось. Что ж, раз сила тянется к силе, то слабой мне быть ни в коем случае нельзя. А значит, цепляем милую улыбку и готовимся нести положенную по этикету чушь.

— Раз уж мы теперь все знакомы, и находимся в узком кругу, где нет посторонних, и собираемся разобраться с очень сложным делом, предлагаю перейти на 'ты'! — кронпринц дроу с ухмылкой на губах, легко задушил на корню все мои благородные порывы. Так, ну за это я ему благодарна, хотя никаких приятных чувств этот ушастик у меня не вызывает, слишком многое я слышала о нем. Вспомнить, хотя бы Сатию. Кстати, возражений не нашлось и поэтому Летрак немного расслабился, удобно расположился в кресле, подпер рукой щеку и уставился на меня:

— Можно спросить Эритара, чем была заслужена эта форма? Это не праздное любопытство, отнюдь. Просто с Гильдией Некромантов нам связываться категорически невыгодно, и я должен быть уверен в том, что маги ничего не узнают.

— У меня есть официальное разрешение на ношение этой формы и получено оно при поступлении в эту самую Гильдию в качестве студентки. Поступила я туда буквально пару недель назад исключительно благодаря высокому уровню Дара и неплохим знаниям, — таким же тоном ответила я, удобно расположившись в углу дивана. Сидеть в локте от Шайтанара совершенно не хотелось.

— Я слышал о твоих умениях от Шайтанара, — окинув меня оценивающим взглядом, продолжил дроу, — Но все же захотел об этом услышать от тебя. Но мне все равно необходимы гарантии, что Мировая Гильдия Некромантов не узнает об убийствах.

— Слова Младшей Княжны Динтанара будет достаточно? — я и бровью не повела, но про себя усмехнулась.

Кронпринцы… Какие же вы одинаковые! Одному нужны доказательства, второму гарантии, а вот на слово поверить не судьба! Мне что, нужно наложить морок здоровенной тетки, потрепанной жизнью, чтобы мне поверили? Кстати, о том, что я не передам все происходящие Гильдии, Шайтанар поверил Киртану сразу и безоговорочно, что определенно говорит в его пользу. Эй, с каких это пор я начала выискивать в этом эрхане положительные стороны?!? В топку его!!!

— Достойный ответ, — хмыкнул Летрак, — Вижу, что Шайтанар действительно был прав относительно тебя. Что ж, раз уж мы все выяснили, перейдем непосредственно к делу.

Что, простите? Это чего этот упырь с хвостиком там про меня наболтал? Ладно, проехали, все равно ведь не скажет. А впрочем, наплевать, главное, чтобы слово свое сдержал.

— Кто поедет от твоих? — не давая продолжить дроу, спросил Шайтанар, который по случаю почти официального приема вырядился в темно-синий костюм со светло-серыми вставками. Ничего так, ему идет. Вот только если его аристократичное лицо с холодными глазами станет немного попроще, будет вообще чудненько! Так, все, нужно завязывать с мыслями о вчерашнем происшествии и вести себя, как ни в чем не бывало. И главное, даже думать, что ничего не было, тогда будет вообще прекрасно. Да, так и сделаю.

'Вот и умничка! Кажется, ко мне пришли, не забудь рассказать потом, кто поедет!'

Я послала мысленную улыбку и прислушалась к ответу дроу:

— Отец слишком занят и доверил полностью это дело мне. По подсчетам погибло около двадцати магов по всей Империи, пока мы сообразили, что это не просто так. Но к тому времени тела уже уничтожили, так что работы вам предстоит немеренно. Я хотел отправить с вами своих братьев…

Сердце пропустило удар.

— … но к сожалению, они еще не вернулись из Эллидарской Академии Магии, — спокойно закончил Летрак. Мое сердце заработало дальше, и я с удивлением обнаружила, что не дышала на протяжении всей фразы.

— Кажется, я понял, к чему ты клонишь, — усмехнулся Шайтанар, откинув с лица прядь волос.

— Как всегда догадлив! — хмыкнул кронпринц дроу, изменив положение ног в лакированных сапогах, — У меня не так много проверенных людей, а дело серьезное. Хантар, мой друг, ты мне поможешь?

— Конечно! — улыбнулся до этого молчавший дроу, обнажив клыки, — Я с удовольствием разберусь с этой проблемой.

Левая пятка отчаянно задергалась. Это плохо, очень-очень плохо! Мне что, все это время с чужой внешностью ходить? А в Натинало я как попаду, спрашивается? И вообще, я хочу быть собой! Собой, а не княжной Эренрих или дроу-полукровкой!!!

— Я и не ожидал другого ответа, — довольно оскалился блондин, небрежным жестом поправив воротник рубашки, — Значит, Хантар отправляется с вами. Но так как демонов трое, ятугаров тоже, то я считаю, что и дроу должно быть столько же. Думаю, отряд из девяти человек привлечет не много внимания, но шансов, чтобы справиться с убийцей будет куда больше. И поэтому, когда Дерек и Терен вернуться домой, я отправлю их к вам.

Это было, как удар под дых. Нет, хуже. Это был конец.

— Ты уверен, Летрак? — спросил вдруг Шайтанар, впрочем, даже не взглянув на меня. А я… а мне было все равно, мысли лихорадочно метались, громко и больно ударяясь то о виски, то об затылок.

— Конечно, — кивнул дроу, — Правда мне бы хотелось, чтобы вместе с братьями приехали и человечка из их квадриума, но к сожалению, это невозможно. Она была очень сильной некроманткой, насколько я знаю, и даже умудрилась на турнире победить его!

— Такой красивой девушке было не обидно отдать победу, — мягко улыбнулся Хантар, взъерошив себе волосы на затылке.

— Впрочем, это уже не важно, та человечка умерла, — спокойно сообщил Летрак, — И думаю, вы легко её замените. Да и к тому же, я уверен, что с Дереком и Тереном вы легко найдете общий язык.

Ох, дроу, как же ты не прав…

— Мы отправляемся, чтобы найти убийцу, а не затем, чтобы строить дружественные отношения с вашими братьями, — чуть резче, чем нужно ответила я. Шайтанар и виду не подал, что он что-то знает. Мозг пронзила неожиданная догадка: а не он ли подбил Летрака на эту сомнительную идею?

— Думаю, это не будет лишним, — кронпринц, казалось, не обратил на мой тон ни малейшего внимания, — Что ж, раз все выяснили, то не вижу смысла вас задерживать. Замок в вашем полнейшем распоряжении на ближайшие три дня, а потом отправляйтесь в путь.

— А что будет через три дня? — спросила я, поднимаясь с дивана.

— Бал, — ответил дроу, даже не собираясь вставать, — Через три дня состоится моя помолвка с принцессой Леей Эллидарской. Я надеюсь, Шайтанар, что ты посетишь это мероприятие, как почетный гость. Княжна, вас я тоже буду рад видеть.

— Конечно, лорд Летрак, — очаровательно улыбнулась я уже около двери, которую, кстати, демон умудрился передо мной открыть, — Я непременно там буду.

Вот только это будет уже не помолвка, а отказ от нее. Потому что этого брака я не допущу. Наследники Старшего дома Аллианэр сломали уже не одну жизнь. И испортить будущее Леи я не дам, и мне плевать, даже если этот брак выгоден для обоих государств, приносить в угоду политике чью-то любовь это мерзко, а я не слепая, я видела, что Лея значит для Идика.

Как я шла по коридорам, я не помню. Вроде, рядом молча шел Шайтанар, но мне настолько было плохо, что на фоне остальных проблем страх перед этим демоном как-то терялся на общем фоне.

'Хелл, ко мне только что заходили близнецы, я еле Рикса успел в шкаф спрятать! Они решили сдавать выпускные экзамены досрочно, вроде как им необходимо срочно уехать домой, у них там какие-то важные дела! Это никак не связано с…' — раздался взволнованный голос мага.

'Связано. Летрак отправляет их вместе с нами искать убийцу магов. Их, и Хантара' — невесело отозвалась я, задней мыслью отметив, что нахожусь в коридоре, где находится выделенная мне комната.

'Твою мать!' — емко высказался Таш. Нда, точнее и не скажешь.

Демон вежливо открыл передо мной дверь (его что, резко на манеры прибило?) и так же молча ушел. В гостиной не было окон, да и свечи не горели, так что довольно уютная комната встретила меня приятным полумраком, виднелся лишь прямоугольник света из-за двери, ведущей в спальню. Привалившись к стене возле двери, я сползла на пол. Тихо звякнул сайшесс, и вновь воцарилась тишина. Она не напрягала, в темноте мне было уютно, но вот что творилось в душе… Туши свет, бросай пульсар. Что же теперь делать?

Смятение, тревога, усталость, боль, дурное предчувствие…. Это далеко не все чувства, которые мучили меня на данный момент. Было что-то еще такое… не знаю, неудобство, наверное, словно кто-то за мной наблюдал. Прошло несколько долгих минут, прежде чем я сообразила, что это такое.

— Ты не мог не придти, ведь так? — ухмыльнулась я в пустоту.

Слева от меня, всего в нескольких шагах начала клубиться тьма. Всего мгновенье, и она исчезла, оставив после себя Шайтанара, небрежно привалившегося к стенке и скрестившего руки на груди.

— Печать активировалась, — словно вскользь заметил демон, смотря прямо на меня, — И теперь я буду чувствовать твои сильные эмоции. А сейчас они просто зашкаливают.

— Это ведь твоя работа? — я не обратила внимания на его слова. Чувствуй гад и знай, как мне хреново, и мне все равно, что ты подумаешь, — Ведь именно ты подал идею Летраку отправить с нами его братьев.

— И в мыслях не было, — таким же нейтральным тоном произнес эрхан, — Я не знал до последнего момента. И никто не знал, Летрак всегда принимает решения сам, и слушает он только советы Хантара.

— С трудом верится, — поморщилась я.

— Но это так. В конце концов, что может произойти страшного, когда они узнают, что ты жива? Да, они тебя предали, и у тебя нет желания их видеть. Но, в конце концов, найдя убийц, вы разойдетесь в разные стороны и все. Чем быстрее мы это сделаем, тем меньше тебе придется их терпеть. Я не думаю, что ты настолько слаба, чтобы не пройти через это, — ухмыльнулся эрхан.

— Если бы все было так просто, — я откинула голову назад, стукнулась макушкой об стенку и уставилась в потолок, впрочем, ничего не видя при этом, — Если они узнают, что я жива, то меня скоро вновь попытаются убить.

Я не заметила, когда демон оказался передо мной. С какой-то отстраненностью я почувствовала, как его прохладная ладонь легла мне на шею, а кончики пальцев заставили наклонить голову вперед. В темноте его глаза казались черными, словно омуты, а голос обволакивал легкой дымкой:

— Селениэль? Почему она пытается тебя убить, и как это связано с близнецами?

— Шайтанар, это не твое дело, — настроение было настолько апатичным, что я даже не обратила внимания на его руку и непосредственную близость. Только лишь отвернулась.

— Почему нет? — рука эрхана скользнула на подбородок и он твердо, но не причиняя вреда, заставил посмотреть себе в глаза, — Как оказалось, у нас общий враг, я мог бы тебе помочь. Я обещал Киртану, на мне висит Печать Долга, и потом, мне нужен живой некромант. Я уже оказался вмешан в твою жизнь, и мне будет намного легче защищать тебя, если я буду знать, с кем и чем имею дело.

— Мне не нужна твоя помощь, — закрыла я глаза, — Я со всем могу сама разобраться.

— Я бы не был так в этом уверен, — забавно, но в голосе демона не было, ни злорадства, ни ехидства, ни злости.

Я промолчала, мне даже не хотелось сопротивляться, когда демон легко поднял меня на руки и отнес на диван. Осторожно положил на подушки и, ни говоря ни слова, отошел на несколько шагов. Словно издалека я услышала его голос:

— Если ты хочешь разобраться сама со всем этим, то для начала прекрати себя жалеть. Прошлыми чувствами делу не поможешь, а бегать постоянно у тебя не получится. И насколько я успел заметить, ты никогда не сдаешься. Так в чем же дело? Возьми себя в руки, у тебя хватит сил, чтобы разобраться со своим прошлым. И если что, я помогу.

— По доброте душевной? — скептически фыркнула я, не открывая глаз. Зверски захотелось спать, не смотря даже на то, что слова Шайтанара больно задели.

— Нет. Потому что я так хочу, — раздался очень тихий голос и я почувствовала, что демона в комнате больше нет.

Но спать захотелось еще больше, появилось подозрение, что это неспроста. Уже засыпая, я поняла, что Шайтанар был прав. Все это время я жалела себя, пыталась забыть, бежала от проблем. Похоже, что Хранители дали мне шанс все исправить, разобраться с душевными ранами, и я не должна упустить его. Хм, если бы не его последняя фраза, то можно было бы подумать, что кронпринц демонов не такой уж скользкий тип, как кажется. Ох, Шайтанар, ты не представляешь, к чему ты меня подтолкнул! Теперь я могу стать собой, и за это я ему благодарна. Но вот прежняя я с превеликим удовольствием будит портить жизнь одному, о нет, даже двум демонам! Я не соврала, я не умею мстить, но вот устроить мелкие пакости, приятные для собственной вредной души — это с огромным удовольствием!

Ох, вешайтесь, господа демоны и господа дроу, Хеллиана Валанди возвращается!

Угу, как только отоспится…

Глава 3

Хеллиана Валанди

Сквозь пелену сна я почувствовала легкое прикосновение к плечу. Рефлексы сработали вперед меня: рука метнулась к левому бедру, просвистела цепь, но наконечник встретил пустоту.

— Дарт, твою дивизию! — выругалась я, поймав вернувшуюся цепь и свесив ноги с дивана, — Ты же знаешь, что не стоит ко мне так подкрадываться! Неужели было сложно просто позвать?

— Да ты так сладко спала, я думал, что ты уже и не услышишь! — развел руками ятугар, стоявший за соседним диваном. Ого, ничего себе этот кузнечик отпрыгнул! Мда, Дарт не Ри, тот предпочитает по утрам спрятаться за приоткрытой дверью ванной комнаты и оттуда уже орать. Ну, или мелкими шаровыми молниями кидаться, садист остроухий. Научила магии на свою голову!

— Угу, вопрос, сколько же я проспала? — почесала я затылок, разглядывая гостиную. Дверь в спальню закрыта, что за окном творится неизвестно, но в гостиной зажжены свечи, а на столике — поднос с едой, — твоя работа?

— Нет, — покачал головой гранатоволосое недоразумение, забираясь на спинку дивана, — Время уже вечер, ты пропустила ужин. Шайтанар извинился за твое отсутствие, сказал, что тебе нездоровится, и передал свои извинения. Летрак распорядился принести ужин в твою комнату.

Честно, я окосела. Чего это демон вдруг стал таким заботливым? Не понравилось, что я его боюсь, и пытается загладить свою вину? Мдя, что за бред приходит в мой сонный мозг?

— И как тебе королевская семейка? — поинтересовалась я, закинув сайшесс в угол дивана, и удобненько устроилась перед столиком. Угу, чего тут у нас? Отбивные, рис, салатик и вино. Неплохо, однако! Мой желудок тут же громко и радостно выразил свое одобрение.

— Владыка, он же лорд Заррат де Кар, ничего так, а вот супруга его — тихий ужас, такая явная стервь! Сам Летрак — явно темная лошадка, впрочем, как и его правая рука, Хантар де Шан. Вежливый, тактичный, вроде ничего опасного я в нем не чую, но вот именно это меня и напрягает. Пассия Летрака, Викония де Вир, это просто копия Владычицы, красивая, но такая сучка с острым язычком! Советники кронпринца ничего особенного из себя не представляют, принцесса Эллидара пребывает только завтра, а на остальных я внимания не обращал, — бодро отрапортовал приятель, наблюдая за моей трапезой.

Вот что значит привычка! Он бы еще в струнку вытянулся, и тогда ему не хватает только надписи на лбу: 'Смотрите все, я ранхар!'. Нет, с ним в разведку нельзя…. Ох, как мне Ри не хватает!

— Понятно, спасибо за информацию, — пробурчала я с набитым ртом.

— Эль, ты ничего не хочешь мне сказать? — вкрадчиво спросил ятугар, когда я закончила с ужином и, откинувшись на мягкие диванные подушки, наслаждалась вином.

— Дарт, если это на счет моей внешности, то можешь и не спрашивать, — я отставила бокал и внимательно посмотрела на нахмурившееся лицо ятугара, — Скоро ты сам все узнаешь. Только умоляю — ни о чем не спрашивай.

— Я и так ни о чем и никогда не спрашивал, — ятугар легко спрыгнул со своего насеста, и только взявшись за ручку двери повернулся и тихо сказал, — Потому что знал, что если захочешь, сама расскажешь. Но только я никогда не думал, что демону ты будешь доверять больше.

Я с выпученными глазами смотрела, как за Дартом закрылась дверь. Вот упыревы носки… Неужели, Дарт слышал, как Шайтанар приказал демонам молчать? И что же он понял из этого разговора. Похоже не то, что нужно. Мдя, вот это я попала! Неудобно перед другом получилось. Ладно, с ним я говорю позже, помолвка через два дня, времени катастрофически мало.

Вертя в руках хрустальный бокал, и рассматривая вино на свет, я принялась размышлять. Времени мало — всего два с половиной дня, если не считать сегодняшний вечер.

'Таш!' — потянулась я к ментальной связи, одновременно выискивая глазами в гостиной то, в чем могло бы храниться вино. О, нашла: небольшой буфет из резного дерева. Внутри несколько бутылок вина, бокалы, вообщем, как раз то, что нужно. Нет, ну правда, ситуация сейчас такая, что без бутылки не разберешься!

'Добрый вечер, Хелл! Пришла в себя?' — поинтересовался полуэльф с нездоровым интересом в голосе.

'Частично. Сижу, пью, строю планы расстройства помолвки. Ты сам как?'

'Не поверишь, точно так же! Я и не знал, что Лею выдают замуж! Й было велено ехать домой еще две недели назад, но я не придал этому значения! Знаешь, я тоже категорически против этой свадьбы, поэтому, помогу чем смогу!' — в голосе мага звучало явное желание помочь.

'Для начала скажи, что должно произойти такого, что может повлиять на решение королей на счет свадьбы?' — начала я с самого главного.

'Ну, для начала это отсутствие свадебных браслетов. Еще недееспособность жениха или невесты. Аморальное поведение одного из них, ну и естественно, девушка не может выйти замуж, если она уже помолвлена с другим. Есть еще несколько причин, а точнее, законов на счет замужества у дроу, но толку от них нет, Лея подходит по всем параметрам' — емко и кратко ответил Таш.

Угу, сделать из Летрака инвалида, что ли? Или попросить Лею изобразить круглую блондинку? Нет, не то… нужно начать с браслетов! Это проблема номер раз. А потом вызвать у кронпринца это самое 'аморальное поведение'. Но вот только как? Его ментальную защиту не пробьешь, тут и лешему ясно, что она у него такая… хорошая, вообщем. Так, а с кем этот субъект, извините за выражение, будет аморальствовать? А, как её там…ну, пассия-то его? А, вспомнила, Викония де Вир! Она-то наверняка против свадебки, вот и послужит на благо отечества. Вот где её найти и куда заныкать браслеты? Хотя, их тоже нужно найти для начала! Нет, мне определенно нужна помощь. Вот только где её взять? Ри в Динтанаре, Дарт не подойдет, демоны в пролете…

Ладно, пойду, прогуляюсь по дворцу, может, найду что-нибудь интересное. Чует моя левая пятка, помолвки не будет!

Переодевшись в неприметную, темную рубашку с высоким воротником (колет с зеленой вышивкой слишком приметен), я оставила сайшесс в комнате, но нацепила пояс. Посадила на диванчик свой фантом с книжкой, выскользнула из комнаты и осмотрелась. Тихо, как в морге! Хотя нет, у в морге Академии пешеходов побольше, правда, мертвые они, но это же мелочи!

Спустя три часа я облазила весь замок, но так ничего интересного и не нашла. Время — поздний вечер, все либо спать ложатся, либо где-то развлекаются в дружной компании. Я имею в виду титулованных особ, слуги как шуршали по замку, так и продолжают: чистят доспехи, гобелены, натирают полы, стирают пыль, чистят и блестят люстры… вообщем, готовятся к знаменательному событию. А мне чего теперь делать?

Заметно расстроившись, я решила совершить круг почета напоследок, и если ничего интересного не обнаружу, то пойду спать, а завтра уже буду действовать по-другому. Поднявшись по очередной лестнице, я направилась за угол, но вдруг услышала довольно громкие голоса неподалеку. Ноги сами по себе остановились и мгновенно сделали пару шагов назад, пряча меня в тень. Рефлексы у меня такие за два года жизни ранхара выработались. Как оказалось, рефлексы оказались правы. Осторожно присев на корточки, я выглянула из-за угла и обнаружила знакомый коридор, пол которого был устлан серебристой дорожкой с черным узором. Около тяжелой двери ругались двое: Летрак и… Кирана? О, вот так встреча!

— Кирана хватит! — немного раздраженно отмахнулся кронпринц, небрежно привалившись к дверному косяку. Выглядел он уставшим, надо сказать. А вот эльфийка (а точнее дроу-полукровка), была полна праведного гнева, судя по упрямо сжатым губам, руками, упертыми в бока и широко расставленными ногами. Одета она была просто, в бриджи и рубашку темно-серого цвета, а черные волосы заплетены в сложную косу. За голенищем сапога кинжал, на бедре сатар, за спиной — меч. Она что, с оружием вообще никогда не расстается?

— Ты не посмеешь жениться на девчонке моложе меня! — негодовала эльфийка, — Откажись от помолвки!

— Я же тебе сказал, что так решил отец, — похоже, кронпринц начал сердится, по крайней мере, с его лица ушла маска равнодушия и усталости, что я только что видела.

— Отмени это решение, ты же не пустое место! Я не потерплю человечку в нашей семье! — дроу прямо потряхивало от злости, что меня очень обрадовало. Кажется, я знаю, кто мне поможет расстроить помолвку наследников двух великих держав. Дальше я уже не прислушивалась, а лихорадочно соображала, как лучше уговорить на это дело эльфийку. Это обещало стать непростой задачей, вспомнить только её веселый нрав…

Моя обожаемая конечность меня не обманула: мне не только встретился потенциальный сообщник, но и закончив разговор (а точнее, его кронпринц закончил, буквально влетев в кабинет и громко хлопнув дверью), направилася в мою сторону. Я отошла в самый темный угол лестничной площадки и, сделав коварное лицо, скрестила руки на груди, подперла стенку, и приготовилась ждать. Ждать пришлось недолго, Кирана пролетела мимо меня с таким перекошенным от злости лицом, что я еле от смеха удержалась. Да уж, нет терпения у этой девицы, она от злости даже меня не заметила!

— Ты так категорически настроена против свадьбы кронпринца? — тихо и ехидно поинтересовалась я.

Мда, злость злостью, но реакция у нее отменная — в меня тут же полетел кинжал, а если точнее, стилет довольно изящной работы. Я чуть дернулась в сторону — кинжал вошел в стену на уровне моего плеча. Убить бы не убил, но к стене бы пригвоздил как сушеную бабочку.

— Нехорошо убивать тех, кто хочет тебе помочь, — словно мимоходом заметила я, выдергивая стилет из стены. Да, полнолуние скоро…. Если б не оно, я бы эту железяку и в жизнь не вытащила бы!

— Ты кто? — резко спросила эльфийка, пристально рассматривая меня. При этом рука её красноречиво легла на рукоять сатара.

— Эритара Эренрих, Младшая Княжна Динтанара, — хмыкнула я, взвешивая на ладони идеально отбалансированный стилет, — И та, которая как и ты, не хочет допустить помолвки Летрака и принцессы Эллидара.

— Подслушивала? — сузила глаза эльфийка. Эй, не поняла, а где положенные по этикету поклоны и сердечные извинения? Нет и не будет? Мне нравится эта девица!

— Допустим, — кивнула я, не выпуская стилет из рук, — Я хочу расстроить помолвку, и знаю как. Но мне нужна помощь, я не ориентируюсь в этом замке. Ты могла бы очень мне помочь, ведь ты сама не хочешь этой свадьбы.

— Даже если не хочу, — рука дроу, лежащая на рукояти оружия заметно расслабилась, но осталась на месте, — Тебе-то от этого какая выгода?

— Лея Эллидарская моя подруга, — я посмотрела прямо в глаза эльфийке, словно бросая вызов, — И в лапы кронпринца я её не отдам. И к тому же, она любит другого. Этих причин хватит?

— Вполне, — кивнула девушка, скрестив руки на груди. О, прогресс! Помнится, в Эллидаре даже Хантар с трудом её уговаривал не хвататься за оружие, а тут на тебе! Это что, имя Княжны так на нее подействовало или чего, она действительно настолько не хочет свадьбы собственного братика?

— Тогда мне нужно знать, где сокровищница, — накинув полог тишины, произнесла я и, подойдя к эльфийке, отдала ей стилет, — Нужно спрятать обручальные браслеты твоего брата.

— Не выйдет, — покачала головой Кирана, убирая стилет обратно в сапог, — Я знаю, в какой из сокровищницы хранятся браслеты, но попасть туда невозможно. Защитные и охранные плетения ставил сам Летрак, и большинство плетений там из смешанных стихий. А мне такое не дано, я владею только четырьмя, если ты, конечно, понимаешь, о чем идет речь.

Нет, я валенок! Похоже?

— Веди, — кивнула я, — На месте разберемся.

Явно не поверив, Кирана покачала головой, отстучала какой-то ритм по каменной стене справа от лестницы, подождала, пока часть стены отъедет в сторону, и поманила меня за собой. Потайные ходы в замках — это вещь обязательная, правда, в зачастую их делают такое количество, что проще по нормальным коридорам передвигаться! Это как раз про замок Карата. Мало того, что он и сам как лабиринт, так еще и потайные ходы так петляют, что потеряться здесь проще простого. Но Кирана, шагавшая впереди меня, видимо хорошо и давно знала дорогу, и уверенно шла, смело сворачивая то в одну, то в другую сторону. И это притом, что дорогу она себе освещала только лишь крошечным светлячком! Но признаться, до коридора, где располагалась сокровищница (массивные двустворчатые двери арочного типа и два вооруженных до зубов дроу по бокам от них), она все же меня довела и причем довольно быстро.

— Ты сможешь убрать стражников? — тихо поинтересовалась у Кираны после беглого осмотра из-за ближайшего угла.

— Насовсем? — приподняла бровь эльфийка, уже потянув руку к стилету.

— С ума сошла? — зашипела я, покрутив пальцем у виска, — Тебе лишний шум зачем? Браслеты должны пропасть неожиданно, без шума и гама. Усыпи их.

— Что, у самой силенок не хватит? — презрительно хмыкнула эльфийка, начиная выплетать заклинание. Хм, довольно сложное, темноэльфийское. Я бы использовала попроще, но не хочу тратить резерв, мало ли что Летрак понавешал на эти двери! Я прямо кожей почувствовала, как Таш с жадностью наблюдает за этим моими глазами. Вот любопытный маг, а!

'Да мне просто интересно! В ней чувствуется магия Дома Аллианэр, но она какая-то другая! Родство есть, но что-то не то! Интересно, кто ее мать?'

'Что-то мне подсказывает, что лучше у нее об этом не спрашивать!' — мысленно усмехнулась я, глядя, как стражи сползают на пол. Хорошая работа!

— У нас есть всего полчаса, — эльфийка стряхнула с рук остатки импульсов и вышла из-за угла, уже совершенно не таясь, — Они проснуться как раз перед сменой караула. Времени хватит?

— Вполне, — кивнула я, подходя следом за ней к темно-коричневой двери, украшенной затейливой резьбой. Мигом перешла на магическое зрение и как зачарованная уставилась на охранку. Извиняюсь, три охранки, два оповещения и одна запретка. Вот понавешал…

Запретка слетела мигом, я как свои пять пальцев знаю это плетение. Затем пришла очередь оповещающих заклинаний.

Я сразу же нашла слабые места в плетение, которое доложит Летраку, если в сокровищницу кто-то войдет. Видимо, у принца не совсем хорошие отношения с магией Земли, и та часть плетения, что наложена непосредственно на дверь, слабо держится. Мда, у всех, кроме светлых и лунных эльфов, разногласия с этой стихией. Ну, у всех кроме одной конкретной особы, которая по ночам по сокровищницам союзной расы шарится.

Я не стала особо заморачиваться, а сплела в том же порядке стихии и получившийся нитью, как крючком, перенесла оба оповещения на стену. Теперь Летрака собственное плетение потревожит только тогда, когда сквозь стену кто-то пройдет! Упс, это недочет!

— Приведения в замке есть? — спросила я у Кираны, которая внимательно за мной наблюдала, пока я примеривалась к охранкам. Угу, все три оказались мне знакомы, я же говорила, что перечень заклинаний, к которым можно прибегнуть, смешав стихии, невелик. Это я могу вертеть стихиями, как хочу, но вот Летрак-то об этом не знает! Он свято уверен, что никто, кроме него, его отца (мать навряд ли), и братьев всеми стихиями не владеет. Недочет, кронпринц, садитесь, два!

— Нет, а что? — спросила эльфийка, явно ничего не понимая. Я лишь отмахнулась.

Проверив еще на несколько раз двери, обнаружила лишь замочную скважину, стребовала у Кираны стилет, поковырялась минут пять и замок щелкнул. Распахнув двери, я внимательно огляделась, в поисках возможных ловушек, но таковых не нашла. Хе, какой самонадеянный прЫнц, а я слышала, что он очень умный! Может и так, просто ему еще такой индивидуум как я не попадался.

— И где искать эти браслеты? — округлила я глаза, рассматривая сокровищницу Карата. Судя по количеству полок и столиков, на каждом из которых что-то блестело и переливалось, в этой сокровищнице хранятся артефакты и семейные реликвии.

Кирана молча подвела меня к довольно большому столу, на котором лежала бархатная скатерть алого цвета, а на ней три пары широких браслетов из черного серебра, и кольца — миниатюрные копии браслетов. Те браслеты, что посередине более широкие, и узоры на нем более затейливые, а двое других поуже, да и плетеный узор чуть другой, но схожесть явно просматривается. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что широкие браслеты (где-то в четыре моих пальца) принадлежат Летраку, а вот двое других… ну, понятно, вообщем. Кроме всего этого, около браслетов и кольца, которые наденут во время помолвки (вряд ли, конечно) Летрак и Лея, лежали еще и две бусины. А вот около браслетов близнецов — нет. Интересно, они просто новые не сделала, или же уже преподнесли кому-то? Ладно, это все потом.

— И куда мы их денем? — спросила Кирана, забирая браслеты и кольцо, — Летрак знает о всех тайниках замка, за пределы мы их не вынесем, маги засекут исчезновение!

— Тогда оставим их здесь! — выдвинула я идею, но видя непонимающе лицо эльфийки, пояснила, старательно оглядываясь по сторонам в поисках тайника, — Никому в голову не придет искать их там, откуда их украли! Вон, смотри, видишь ту верхнюю полочку? Кладем туда браслеты и кольцо. Прикрываем мором, и пока сами не сознаемся, упырь кто найдет!

— Мне бы в голову не пришло искать их здесь! — в глазах Кираны промелькнуло восхищение, но все же она спросила, — А если они попробуют их поискать магически?

— Не найдут, поверь мне на слово! — хмыкнула я, поднимаясь с помощью левитации на уровень нужной полки. Засунула украшения в самый дальний угол, наложила них плетение Воздуха и Целительства, заблокировала все возможные свойства украшений, и заэкранировала по самое не балуйся. Аккуратно оборвала нити силы, ведущие ко мне, спрятала их и убрала следы своего присутствия. На несколько раз проверила, что ничего не ощущается и спустилась на пол. Времени оставалось мало и поэтому мы быстренько убрали следы магии, наши следы и ретировались из сокровищницы. С помощью Кираны я наложила такие же заклинания, какие были на дверь и, убедившись, что на двери чувствуется магия Старшего Дома Аллианэр, восстановила оповещатели. Мы скоренько подчистили следы магии в коридоре и на сознании стражников и поспешно ретировались. Кирана довела меня по тайному ходу прямо в коридор, где располагались гостевые покои, одни из которых — мои.

— Что будем делать дальше? — спросила Кирана, когда мы вышли в коридор, предварительно убедившись, что там никого нет.

— Завтра будет завтра, — нехорошо хмыкнула я, — Приедет Лея, я с ней договорюсь, и тогда уже будем действовать. Нужно сделать так, чтобы Летрак и его пассия, не важно какая, что-нибудь вытворили эдакое неприличное в присутствии Леи и хотя бы одного посла.

— И как ты предлагаешь это сделать? — тихо спросила Кирана, подперев спиной стенку. Когда она не дерзит и не грубит, она вполне приятная личность! — Летрак со своей фавориткой не показывается на людях, а точнее, не делает ничего такого!

— Сделает! Есть у меня один отварчик хороший, но мне нужны их волосы. Сможешь достать? — спросила я так же тихо.

— Да. Я найду тебя завтра после обеда, — кивнула эльфийка, открывая потайную дверь за гобеленом.

— Буду ждать! — кивнула я, направляясь к своей двери. В гостиной меня встретила я же, собственной персоной.

— Закончила гулять? — поинтересовалась ятугарша, лениво переворачивая страницу.

— Ты еще спроси, почему я так поздно и где я шлялась! — фыркнула я, развевая собственный фантом. Да уж, моя магия это что-то с чем-то! Н она мне здорово помогла сегодня, надеюсь, что мне будет так же вести и впредь.

* * *

Выйдя из обеденного зала на следующий день, я тихо сходила с ума. Нет, ну и семейка! Владычица — стервь, сынуля её — надменный тип, фаворитка его — тоже такая… ни одна цензура не выдерживает. Вот сам Владыка еще куда ни шло, да Хантар. Про демонов я скромно умолчу, Дарт редиска, похоже со мной не разговаривает. Жизнь явно складывается не в мою пользу.

Бррр… даже вспоминать об этой трапезе не хочу! Ладно, как я узнала, Лея приехала, но отдыхает с дороги и придет вместе с послами на официальный ужин. Туда же приглашены и мы с Шайтанаром, как почетные гости. Я туда пойду даже с удовольствием, а Кирана в это время в комнаты Виконии и Летрака подкинет отварчик. Действовать он начнет уже за ужином, но вот что будет завтра…

Отделавшись кое-как от настойчивого внимания Сайтоса (опять пришлось послать его куда подальше), я со вздохом облегчения захлопнула за собой дверь и бросилась в спальню переодеваться. Сменив любимую форму ранхара-мага на лосины и тунику до середины бедра светло-серого цвета, я оставила все оружие в комнате (разумеется, кроме палочек в волосах и ритуального кинжала в сапоге) и залезла в пояс, отыскивая очень хороший отвар. Крохотный пузырек с приворотным зельем, который вызывает дикое желание того человека, чьи волосы туда добавлены. Наша с Ташем гордость, вот как чувствовали, что оно рано или поздно пригодится!

Кирана пришла минут через двадцать и молча отдала мне волосы. Села на диван в гостиной и только тогда заговорила:

— Пропажу браслетов так пока и не обнаружили, все начнется сегодня вечером, когда Владыка должен будет официально объявить на ужине о помолвке и продемонстрировать послам браслеты.

— К тому времени нужно, чтобы ты напоила эту парочку зельем, — откупорив пузырек, я бросила туда волосы и, дождавшись, когда они растворятся с легким шипением, достала обсидановый кинжал, уколола палец и накапала в зелье несколько капель своей крови. Потом закупорила плотно пробку и отдала пузырек эльфийке.

— Зачем в нем твоя кровь? — поинтересовалась Кирана, убирая зелья во внутренний карман своей куртки.

— Я смогу управлять их желаниями, и вдобавок, это зелье ни один маг и алхимик не обнаружит в крови, или же на посуде 'голубков' — хмыкнула я, рассматривая, как рана от укола медленно затягивается. До полнолуния меньше недели, это плохо…

— Кто ты такая? — нахмурилась эльфийка, вставая с дивана, — У тебя аура ятугара, но магия чистокровного эльфа!

— Лучше тебе этого не знать! — хмыкнула я, убирая кинжал в ножны, спрятанные за голенищем сапога. Боялась ли я, что Кирана разболтает кому-нибудь о моей магии? Нет, ни капли. Она ведь понимает, что я в ответ могу сболтнуть о её причастности к пропаже браслетов, девочка не глупая, хоть и слишком импульсивная.

Кирана ушла, а я, вздохнув, как перед дорогой на эшафот, взяла себя в руки отправилась к Лее, комната которой располагалась (а точнее, поселили её туда), двумя этажами ниже моей комнаты. Как дошла, не помню, но вот перед нужной дверью едва не развернулась, чтобы уйти обратно. Получила ментальный подзатыльник от Таша, вздохнула, и постучалась в дверь. Открыла мне горничная, дроу-полукровка с забавным личиком. Попросив подождать её пару минут, она ушла докладывать Лее и вскоре вернулась с известием, что принцесса примет Младшую Княжну Динтанара. Ну, да, тут-то других вариантов и не дано.

Расправив плечи, я зашла в гостиную. Папа мой пьяный вурдалак, здесь не много позолоты?!? В глазах просто рябило от обилия золотых статуэток, золотистых нитей на обивке диванов, от позолоченных ножек столика и всего остального. Нет, это уж слишком, какой упырь занимался декором этой комнаты? Убила бы!

— Княжна, я очень рада приветствовать вас! — я так засмотрелась на великолепную безвкусицу, что не обратила внимания на саму принцессу, которая стояла около невысокого кресла возле камина. Точнее, кресел было двое, и столик между ними, — Прошу вас, присаживайтесь! Мара, принеси нам чаю, пожалуйста!

— Да, Ваше Высочество, — горничная изобразила книксен и скрылась за дверью. Я же не торопилась садится, а разглядывала подругу. Она повзрослела, хоть практичеки и не изменилась. Все такая же худенькая, изящная, с длинными, густыми волосами снежно-белого цвета. Глаза сине-серого цвета, казались еще больше, делая её лицо просто кукольным, н таким хорошеньким! На девушке красовалось платье с жестким корсетом и пышной юбкой, покрытой кружевной тканью. Нежно-голубой цвет всегда шел этой магичке.

— Что-то не так, княжна? — озабоченно спросила Лея, проследив за моим взглядом.

— Ох, Лея, Лея! — усмехнулась я, — Как же я давно не видела тебя в платье!

— Мы знакомы? — мгновенно нахмурилась подруга, внимательно меня разглядывая. Немного помедлив, я взмахом руки заперла дверь и сняла с шеи кулон. Лея побледнела и затряслась. Я закатила глаза:

— Лея, ну ты что, приведение увидела, что ли?

— Хелли… — неверяще прошептала принцесса, покачав головой, — Хелли!

— Ай, Лея, задушишь! — я не успела даже среагировать, с такой скоростью эта маленькая магичка повисла на моей шее.

— Ты жива, это правда ты! — отпустив полузадушенную меня, прошептала Лея, роняя слезы. Ох, как же я по ней скучала!

— Я это, я! — улыбнулась я, чувствуя собственные слезы, застилающие глаза. Как это больно и как… приятно.

— Но как? — неожиданно отпустив меня, Лея заглянула мне в глаза, — Почему? Что с тобой случилось?

— Тихо, не все сразу! — я усадила подругу на кресло, а сама села на его подлокотник, — Лея, это все сейчас не важно, лучше скажи, ты хочешь выйти замуж за Летрака?

— Что? — округлила глаза девушка, — Нет, конечно! Но отец настоял, и я…

— Это все тоже не важно! — радостно оскалилась я, — Замуж ты не пойдешь! Я все устрою, если конечно, ты мне подыграешь.

— Что нужно делать? — девушка тут же стала серьезнее.

Ужин прошел весело. Нет, это не то слово! В обеденном зале царил такой Хаос… Летрак, сидевший между одним из послов и своей пассией, лапал эльфийку, совершенно игнорируя посольство. Лея хмурилась и выказывала свое недовольство. Я, строго соблюдая этикет, пикировалась с Владычицей (ненавижу надменных блондинок!), Владыка хмурился, помощники кронпринца вертели головами по сторонам и ничего не понимали, Шайтанар делал вид, что ему все равно, а Хантар пытался шутками сгладить ситуацию. Самое же веселье началось тогда, когда пришло время объявить о будущей помолвке, а браслетов в сокровищнице не оказалось! Поднялся шум и гам, Владыка был в ярости, послы тоже, Лея старательно изображала истерику, Владычица фальшиво пыталась её успокоить, а я искренне интересовалась у Шайтанара, что сие событие означает. Но окончанием ужина стало то, что Викнония де Вир, глупо хихикнув, на глазах у всех задрала юбку длинного муслинового платья до колен, уселась верхом на Летрака и начала эротично облизывать кронпринцу ушко.

'По-моему, ты перестаралась!' — хихикнул Таш, пока я рассматривала застывшие за столом фигуры. Мдя, согласна…

Темноэльфийский Владыка, он же нереально красивый мужчина с темно-бронзовой кожей, серебристыми глазами и светло-золотистыми волосами, замер, яростным взглядом впившись в довольно сына, который явно наслаждался происходящим. Лея бьется в истерики и громко плачет, не обращая внимания на бестолковые попытки Владычицы её успокоить. Помощники Летрака выпучили глаза и с явным вожделением рассматривали изящные ножки эльфийки. Нда, ножки там ничего такие, впрочем, как вся фигура. Аппетитная грудь на месте, талия тонкая, волосы длинные, цвета золотистого меда, резкие, но привлекательные черты лица и синие глаза, обрамленные золотистыми ресницами. Шайтанр иронично приподнял левую бровь и явно пытается сообразить, можно ли от этой красоты вот так потерять голову? Советник Владыки, принесший новости о пропаже браслетов, тихо пятится к двери, опасаясь гнева правителя. Трое солидных мужчин, одетых в темно-синие костюмы, делегация то бишь, очень и очень медленно начали пониматься со своих мест, а их лица с каждой секундой все больше напоминали помидоры. А мысленно ржала, пытаясь сохранить удивленное лицо. Финалом сей картины стал Хантар, который попытался что-то сказать, даже привстал из-за стола, но потом плюхнулся обратно на стул, с тоской оглядел присутствующих и, звучно шлепнув себя ладонью по щеке, произнес:

— Твою мать….

Я чуть в голос не засмеялась, благо, Шайтанар очухался и, схватив меня за руку, насмешливо произнес:

— Спасибо за прекрасный ужин!

Я терпела до самого коридора, еле сдерживая смех. Только когда демон втолкнул меня в собственную комнату и закрыл плотно дверь, я заржала в голос и сползла по стенке.

— Это твоих рук дело? — не сдержав ухмылки, спросил демон, присев на подлокотник дивана.

— Неа, — помотала я головой, вытирая выступившие от смеха слезы, — По-твоему, как бы я смогла все это сделать? Летрак де Кэр один из лучших ментальных магов Аранеллы, я не знаю, что его вообще могло подтолкнуть к такому! Может, это ты?

— Нет, — хмыкнул демон и, чуть наклонившись вперед, оперся локтем правой руки о колено и спросил, — Только вот ты единственная на данный момент, кто тесно связан с Леей Эллидарской.

— И об этом знаешь только ты! — ответила я в таком же тоне, поднимаясь с пола, — Брось, Шайтанар! Я скрываюсь уже два года, Лея давно считает меня мертвой, как ты думаешь, какова была бы ее реакция? Да и потом, как бы я стащила браслеты?

— Знаешь, это все звучит логично, — демон встал с дивана и небрежным жестом поправил воротник сине-зеленого колета и шелковый галстук. Выглядел демон в этом костюме обалденно. Эдакая небрежная опасность, точнее и не скажешь. Особенно привлекали внимание длинные стальные волосы, собранные как всегда в низкий хвост.

— А это так и есть, — пожала я плечами и отлепилась от стены. Демон направился в сторону двери, но поравнявшись со мной, остановился и вскользь заметил:

— Но лучше бы это было не так.

Я уставилась на закрывшуюся дверь. Это чего, демон сейчас намекал, что он был бы рад, если бы все эти пакости устроила я? Так, где Шайтанар, куда его дели, и кто этот странный тип? То отношение демона ко мне хоть было понятно, он убить меня пытался просто-напросто! А сейчас чего? С чего такая неожиданная забота, понимание и тактичность? Извинения за свое поведение? Да не смешите мои коленки, они и так в истерике!

Отбросив эти мысли (а точнее, благоразумно оставив их на потом), я встретилась с Кираной. Смеялись долго, обговорили дальнейшие мероприятия и разошлись спать.

На следующий день картина повторилась, вот только на этот раз Кирана меня вовремя предупредила, что Владыка отправил сына извиняться перед послами и принцессой. Мы следили за ними из потайного хода, я 'растворила' часть стены. Посреди сердечных извинений в кабинет кронпринца ввалилась Викония в одном нижнем белье, ну и понеслось! Еле успела их остановить, а то бы они прямо там, после ухода послов… ну, понятно в общем, что бы они там делали. Вообщем, своего мы добились: через полчаса в кабинет Владыки вломились очень злые послы и рыдающая принцесса. Еще через полчаса весь замок знал, что помолвка расторгнута, а Летрака отправили на приграничные земли, охладить пыль, а Виконию временно отослали от Двора. Мы с Кираной полночи пили в моей комнате, празднуя победу, а потом она ушла, клятвенно заверив перед этим, что она моя должница и одна бы она никогда не справилась бы. А я с чистой совестью уснула, понимая, что не хочу идти на завтрашний бал.

Но, увы, пришлось. Не смотря на все произошедшее, бал не отменили, и начался он по обыкновению (в смысле у эльфов всегда так) поздно, около полуночи. Не смотря на то, что мне пришлось влезать в платье (хорошо хоть эльфийского кроя, с корсажем, а не жестким корсетом) цвета корицы и топать до бального зала под ручку с Шайтанаром, вечер прошел удачно. Почти сразу же я смылась от демона и нашла Дарта, одетого как всегда с иголочки.

— Слушай, а принцесса действительно хороша! — заметил ятугар, оглядывая фигурку Леи, которую со всех сторон окружили кавалеры, они же высший свет темноэльфийского Двора. Всем хотелось выказать свое уважение и потанцевать с красавицей-принцессой. Где-то неподалеку, в толпе гостей Шайтанар находился в таком же положении, что и Лея, но вот только окружали его и Сайтоса придворные дамы. Карнелию я не видела, Виконии и Летрака действительно не было, так же как и Кираны, впрочем, последнее меня не удивило.

— Я же тебе говорила! — хмыкнула я, разглядывая гостей. Ох, как же дроу мужского пола любят кожаную одежду… куда не плюнь — в такие штаны попадешь! Синие, черные, зеленые, коричневые… Нет, эльфам такая одежда идет, фигура у каждого из них такая, что можно смело облизываться, но у меня с некоторых пор аллергия на эту темнокожую и клыкастую расу со светлыми волосами.

Теперь, когда проблема со свадьбой решена, нужно подумать о том, что я буду делать, когда близнецы приедут в Натинало. Снять морок? Крайне глупо, они наверняка до сих пор травятся мандаринами. Вот если бы узнать, где они их берут… Но у кого? У Кираны? А что, это мысль! Тогда все может встать на свои места: Латриэль через месяц вернется домой, найдет доказательства, да и близнецы очухаются к тому времени, а это значит, что вампира выведут на чистую воду и я смогу жить спокойно!

Настроение мигом поменялось. Не радовала уже ни нежная музыка, ни легкие вина, ни кружащиеся в вальсе пары и атмосфера веселья в круглой зале, полной гостей. С минуты на минуту может решиться то, от чего я бежала почти три года…

— Дарт, знаешь, я, пожалуй, пойду! — залпом допив вино, я поставила пустой бокал на столик, множество которых стояло вдоль стен.

— Что-то не так? — сразу забеспокоился ятугар.

— Нет, — покачала я головой, — Просто мне нужно срочно кое-что сделать. Может, я еще вернусь на бал, без меня скучать не будешь?

— Не дождешься! — хмыкнул приятель, подмигивая проплывавшей мимо хорошенькой эльфиечке, — Тебя проводить?

— Нет, не стоит! Развлекайся, мы ведь уже завтра уезжаем, — отмахнулась я и, подобрав подол платья, направилась сквозь толпу гостей к боковым дверям.

Коридор встретил меня тишиной и прохладой, все звуки затихли, как только захлопнулась дверь. Миновав широкий коридор неторопливым шагом, я оглянулась в поисках посторонних и не найдя оных, подобрала подол и бегом (да на шпильках, но это мелочи) припустила к своей комнате. Когда оставалось только миновать крытую галерею с арочным потолком, уставленной рыцарскими доспехами и увешанную портретами правящей династии (от нее лестница наверх, а там этаж с моей комнатой), ноги вдруг что-то захлестнуло. От неожиданности, плюс скорость, с которой я бежала, была не маленькой, а руки заняты юбкой, я полетела на пол и со всего размаха приложилась головой о каменный пол. Виски сдавило, перед глазами все поплыло, свет от немногочисленных свечей заколебался. Виски сдавило еще сильнее, и я перестала видеть вообще. Сквозь дичайшую головную боль я узнала заклятие временной слепоты, но было уже поздно. Кто-то быстро и ловко вытянул мои руки вперед и привязал их к ближайшей подставке, на которой стояли вычищенные до блеска рыцарские доспехи. Мысли путались, голова гудела, а спину пронзила внезапная, острая боль в районе правой лопатки. Боль нарастала, было такое ощущение, что со спины заживо снимают кожу, но я даже пошевелиться не могла. Раз за разом спину пронзала боль, в ушах раздавался свист кнута, но я все еще оставалась в сознании. Я не могла не перевернуться, ни что-то закричать, ни сообразить, темнота перед глазами путала все чувства, оставляя только страх и дичайшую боль. Казалось, что это никогда не кончится, и я не знаю когда, но сознание все же решило меня покинуть и последнее, что я услышала, был противный женский смех.

Шайтанар сейт Хаэл

— Вот это я понимаю, отдых! — демон довольно улыбнулся, оглядывая приближающихся к нам эльфиек. В чем-то Сайтос прав, бал великолепен, и даже не утомителен, вот только навязчивое внимание эльфиек раздражает.

Я быстро отыскал в толпе нелюдей знакомые черные волосы. Это было нетрудно, человечка, что занимала мои мысли последние несколько дней, стояла прямо напротив меня, но вот только разделял нас зал, по которому под медленную музыку кружились пары. Девчонка стояла рядом с Дартаром, пила вино из высокого бокала и иногда перебрасывалась фразами со своим другом. А ведь меня она спешно покинула, как только мы переступили порог этого зала.

Рассматривая точеную, миниатюрную фигурку в простом, но изящном платье, которое показывало все достоинства фигуры, я позволил себе улыбку. Пускай она отрицала свою причастность к разрыву помолвки Летрака, но все же меня не покидает чувство, что именно она приложила к этому делу свою изящную ручку.

В общем-то, я был собой доволен. Первый шаг был сделан, я не сделал и не сказал ничего лишнего, но подтолкнул девчонку к правильному решению. Узнав, что к нам присоединятся братья де Рен, я, признаться, был удивлен, и ожидал какой угодно реакции от человечки, но не такой. Она ничем себя не показала, но вот её чувства, что обуяли ее после того, как она вышла из кабинета Летрака… Никогда не думал, что человек, пусть и на треть, может испытывать такой диапазон эмоций. Боль, отчаянье, надежду, разочарование, непонимание и огромную апатию, все это через печать почувствовал и я. В пору было удивляться, как она вообще не сошла с ума! И я понял, что она чувствовала все это каждый раз, когда слышала имена младших принцев и не могла от этого избавиться, погрязла в пучине воспоминаний. И я не мог промолчать.

Но судя по её искреннему смеху, когда Летрак вытворял со своей фавориткой упырь пойми что, на глазах у послов Эллидара, она решила все-таки разобраться с этими чувствами, тем более что она скоро с ними встретится. Возможно, тогда я узнаю много чего интересного, и увижу настоящую Хеллиану Валанди. Ей маска многолика, но я еще ни разу не видел настоящего лица. Но я хочу этого. Если что-то узнавать, то узнавать до конца. И кстати, если с младшими принцами все закончится хорошо, то человечка вспомнит, кто подтолкнул её к пересмотру собственных чувств. Самое интересное то, что рано или поздно это бы все равно кто-то сделал, или бы она сама поняла, что все это время себя жалела, но я успел первым. И это был первый шаг к тому, чтобы она начала мне доверять.

— Шайтанар, что-то случилось? — спросил Сайтос, оторвавшись, наконец, от хорошенькой эльфиечки, которая липла к нему весь вечер.

— Не знаю еще, — нахмурился я, почувствовав внезапное волнение. Взглянув еще раз на человечку, я увидел, что она что-то сказала ятугару, побрала край юбки и поспешила на выход. Я попытался настроиться на печать, но почувствовал еще большее волнение. Куда она направилась?

Не прошло и пяти минут, как я получил ответ на свой вопрос в виде острой боли в спине и мутной пелены перед глазами. Что за…

— Шайтанар? — отодвинув эльфийку весьма невежливым способом, демон мигом уволок меня на балкон, располагавшийся буквально в трех шагах от той колонны, возле которой мы стояли. Я как мог, пытался настроиться на человечку, чтобы переместится к ней. Но меня сбивала боль, темнота, хоровод эмоций и страх. И все это она испытывала сейчас! Отгородившись от эмоций, я с помощью тьмы переместился в её комнату, но человечки там не оказалось. Захлопнув дверь, я побежал в сторону галереи, по которой она обычно ходила. Не спустившись еще по лестнице, я почувствовал знакомый запах крови и прибавил ходу.

Девчонка лежала на полу, около одного из доспехов. На спине и шее платье было порвано, а сквозь ошметки виднелись длинные, тонкие лоскуты рваной кожи — явные следы кнута. И крови было слишком много.

Бережно перевернув магичку, я отметил, что она без сознания, и поднял ей на руки. Всего ничего понадобилось, чтобы оказаться в своей комнате и мысленно позвать Сайтоса. Он материализовался тут же, но я и рта не дал ему раскрыть:

— Найди ятугара, быстро! Приведи сюда, но без лишнего шума.

Молча кивнув, демон исчез. Положив Эль на свою кровать лицом вниз, я с помощью кинжала избавился от платья и едва сдержался от рыка. На правой стороне спины просто живого места не было!

Осторожно и быстро смыв кровь, я с некоторым удивлением отметил, что левая лопатка абсолютно цела и невредима. А вот татуировка сайтаншесской розы на её предплечье, что скрывалась под мороком, больно кольнула чужой магией. Чья это работа? Впрочем, это сейчас не важно. Я залечил, насколько смог мелкие раны на руках, но на большее меня не хватило — я не целитель.

Дверь распахнулась и в комнату с рыком влетел ятугар а следом и Сайтос.

— Я нашел её в портретной галерее, мелкие раны вылечил, но остальные не смог, — сказал я, видя лицо ятугара. Тот без слов принялся за дело, а я же в это время откинул волосы с лица человечки. Непослушный черный водопад распростерся на подушках, я сам убрал туда волосы, чтобы они не мешались. Каким же нужно быть ненормальным, чтобы поднять руку на такую красоту? Да, я сам пытался убить ее, но калечить никогда не собирался! Тем более, после того, как узнал… стоп.

Если её пыталась убить Селениэль, так может и это её рук дело? Но как она или её прихвостни оказались в замке? Хотя, если он дроу, тогда это вполне вероятно.

— Дартар, присмотри за ней. Сайтос идем, нужно поставить Хантара в известность, — приказал я, направляясь к двери.

В комнату я вернулся только на рассвете. Хантар тихо, но действенно поднял охрану, так что до рассвета из замка никто не выйдет, пока не будет осмотрен. На запястьях Эль виднелись следы веревки, значит, её связывали, но когда я её нашел, никакой веревки не было, так же, как и кнута! Будут допрошены все, кто не был на балу. Сайтос остался с дроу, а я же отправился в комнату.

Ятугар сидел хмурый на краю кровати, девчонка же лежала в той же позе, но вот спина её была абсолютна чиста, о ночном происшествии ничего не напоминало.

— Иди вниз, — бросил я, снимая сюртук и бросая его в кресло, — Нужно проверить всех, кто не был на балу, Сайтосу нужна помощь. Иди, с ней ничего теперь не случится, а ты действительно нужен внизу!

— Если она придет в себя, лучше не давай ей двигаться, — ятугар был явно недоволен, но со своего места встал, — Я заживил раны, следов не останется, но вот потерю крови и болезненные ощущения я не смог убрать. К сожалению, это невозможно. Отправь за мной, как только она придет в себя.

Я кивнул и сел на край кровати, где только что сидел ятугар. И как мне сделать так, чтобы она не шевелилась? Пока над этим раздумывал, машинально сделал то, чего мне давно хотелось — запустил руку в шелковистое покрывало волос. Удивился их мягкости и прохладе, а потом сообразил, что в самой комнате довольно прохладно, накрыл человечку легким покрывалом и уселся в кресло напротив кровати. Что же произошло этой ночью?

Я успел обдумать множество вариантов, прежде чем услышал негромкий стон. Девчонка пошевелилась, открыла глаза и попыталась приподняться на локтях. Я тут же оказался рядом и придержал её за плечо:

— Тебе нельзя шевелиться, будет только хуже.

Я ожидал чего угодно, но не того, что магичка очень резко отпрянет от меня и прижмется к спинке кровати, прижав колени к груди.

— Эль? — осторожно спросил я, не двигаясь с места, — Что случилось?

— Я не вижу… — магичка медленно подняла голову, и я вздрогнул, увидев абсолютно пустые и вообще ничего не выражающие глаза, — Я ничего не вижу.

Глава 4

Ты заключаешь сделки сам с собой,

Себя лишая прибылей богатых.

И в грозный час, назначенный судьбой,

Какой отчет отдашь в своих растратах?

В.Шекспир

Шайтанар сейт Хаэл

— Как не видишь? — спросил я, замирая на краю кровати, прекрасно осознавая, что малейший звук с любой стороны сейчас ее напугает, — Вообще?

— Вообще, — тихо произнесла магичка, глядя в пустоту, — Перед глазами тьма. Не такая, когда закрываешь глаза, а… намного хуже.

— Что случилось? — я чуть подался вперед, стараясь заглянуть ей в глаза, но девчонка, услышав шуршание одежды, мгновенно вжалась в спинку кровати, обхватив собственные коленки, — Не двигайся, а то упадешь с кровати.

— Я не вижу, Шайтанар, я ни упыря не вижу! — вскричала девчонка, закрыв лицо руками. Судя по ощущениям через печать, ей было очень страшно. Слепота — это действительно страшно, но поправимо, хоть и не во всех случаях.

Нет, так дело не пойдет. Будет шевелиться — навредит себе. Пусть внешне ран нет, но она их чувствует, да и потом, от резких движений и нагрузок они могут появиться вновь.

Осторожно поднявшись с кровати, я взял с кресла теплый плед и быстрым движением закутал девчонку. Она принялась судорожно отбиваться, но естественно, отпускать я ее не собирался, а лишь крепче прижал к себе и прошипел:

— Прекрати отбиваться! Я ничего тебе не сделаю. Да успокойся же ты, а не то мне придется тебя связать! Хочешь, чтобы раны на спине вновь появились?

Человечка еще раз попыталась освободиться, но вскоре замерла. Я чуть ослабил руки, а девчонка подтянула колени к груди и поплотнее закуталась в плед. Я немного помог. Эль вздрогнула, когда я прикоснулся к её плечам, но руки мои не скинула, когда я молча обнял её. Пускай почувствует, что хоть кто-то есть возле нее, ей сейчас это просто необходимо.

В комнате стояла тишина, но девчонка не расслабилась, а сидела одним сплошным комком нервов, замерев в кольце моих рук. Я почувствовал, что устал. Воистину сумасшедшая ночка.

— Подожди секунду, — попросил я, опуская руки и чуть отодвигаясь. Эль съежилась в комок, но промолчала. Я же стянул рубашку и порядком надоевший шейный платок, и чуть напрягся, выпуская крылья. Испугавшись резкого звука, человечка дернулась назад, но замерла, наткнувшись на мою грудь. Я вновь обнял ее, но на этот раз не только руками, но и крыльями.

— Что это? — настороженно спросила магичка, чуть наклонив голову.

— Это всего лишь я, — тихо ответил я, прижимаясь губами к её макушке, — Я выпустил крылья.

— Зачем? — спросила девчонка, чуть расслабившись. Забавно: она меня боялась, но страх от потери зрения стер напрочь все её остальные чувства. Она теперь будет бояться любого шороха, а мне придется объяснять, откуда эти звуки. Потому что пока я единственный, рядом с кем она находится в безопасности. Я больше чем уверен, что Дартар не сможет её защитить, а больше надеяться не на кого. Так что, пока не найдется тот, кто это сделал, человечка будет находиться рядом со мной. Это, должен признать, тешит мое самолюбие. Она отказывалась от моей помощи, но теперь без нее не сможет. Да и её тело… я уже успел оценить его без одежды. И то, что я увидел, я не скоро смогу забыть. Вот только жаль, что я не вижу её настоящего лица, оно мне нравится куда больше.

— Что произошло сегодня? — спросил я, намеренно не повышая голоса, так как девчонка потихоньку начала расслабляться.

— Я не знаю, — ответила она, однако я заметил, как дрогнул её голос, — Я шла в свою комнату, когда ноги что-то захлестнуло, что-то похожее на веревку или кнут. Руки были заняты подолом платья, и я упала, ударившись головой о пол. В момент падения почувствовала магию, но лишь потом поняла, что на меня наложили заклинание временной слепоты. Затем связали руки а потом… потом я слышала свист кнута и женский смех. Это было последнее, что я помню.

— Как голова сейчас? Кружится? — тут же спросил я, а сам мысленно передавал Сайтосу новую информацию.

— Да, — кивнула Эль.

Вздохнув, я осторожным движением рук заставил девчонку опереться на меня. На этот раз она не стала упираться, а откинула голову мне на плечо, придерживая одеяло на груди. Я поплотнее запахнул над ней крылья, окутывая по возможности человечку тьмой. Не обычной, а более спокойной и мягкой, чтобы девчонка расслабилась окончательно.

Когда за окном почти встало солнце, в комнате еще царил полумрак, так как плотные шторы я практически никогда не открывал. Вдохнув приятный аромат волос магички, я задал еще один вопрос:

— Как твоя спина?

— Шайтанар, — невесело усмехнулась человечка, — У меня есть магия, есть знания, я владею практически любым оружием, я студентка Гильдии Некромантов. Но на данный момент все эти достижения бесполезны. Как ты думаешь, саднящая спина меня сейчас волнует?

Я хмыкнул. Парадоксальный человек, она никогда не перестает меня удивлять. Она даже в тот момент, когда поняла, что ослепла, ни слезинки не проронила!

Неожиданно девчонка вытащила руки из-под пледа, запахнула его поплотнее на груди, протянула руку вперед и прикоснулась к моему правому крылу. Тонкие изящные пальчики легко пробежались по оперению, аккуратно поглаживая его. Я едва не вздрогнул от непривычного чувства, мягким движением убрал ее руку, взял вторую и, зажав их между своими ладонями, положил ей на живот. Эль не пошевелилась, но лишь спустя некоторое время спросила:

— Твои перья, Шайтанар… какого они цвета?

— Черные, — немного помолчав, ответил я, с удивлением разглядывая маленькие ладошки в своих руках, — Такие же, как и тьма, что ты видишь.

Магичка не ответила, а я… а я не мог понять, почему меня так напугало это прикосновение? Я никому и никогда не позволял прикасаться к своим крыльям, мне это ощущение было не знакомо. Но ей пальцы так легко и нежно погладили перья, что… мне захотелось испытать это ощущение еще раз.

— Эль, — тихо позвал я человечку, чтобы спросить, зачем она это сделала. Но ответа не дождался. Девчонка уснула! Уснула у меня в руках, после всего произошедшего! И как это понимать? А точнее, как понять её?

Я не засекал, сколько я просидел вот так, выдыхая аромат волос человечки, и пытаясь разгадать её характер, но мне показалось, что уж слишком быстро раздался негромкий стук в дверь, а затем она открылась, и на пороге появился Хантар. Подойдя поближе, дроу с некоторым удивлением оглядел представшую перед ним картину. Я, сидящий на середине огромной кровати, обнимаю человечку, которая сидит между моих согнутых ног. При этом она откинула голову и спит, прижавшись спиной к моей груди, а мои руки держат ее ладони. И все это сверху прикрывают черные, как ночь крылья.

Конечно, подробно он все это рассмотреть не мог, но явно догадался, кого я держу в кольце своих рук. И действительно сильно удивился, раз показал свои эмоции.

— Нашли того, кто это сделал? — тихо спросил я, не поворачиваясь к эльфу.

— Нет, — тот покачал головой, — Но у нас около сотни подозреваемых! Даже если отмести служанок, то все равно остается куча тех, кто не был на балу. Ни кнута, ни веревок не нашли.

— Плохо работаете! — я чуть повернулся, — Владыке рассказали?

— Конечно, — тряхнул белоснежными волосами цепной пес, — Это же дипломатический скандал! Около десятка Клинков Смерти все еще обшаривают замок…

— И не могут найти одну единственную психованную эльфийку, — закончил я за него и совершенно спокойно добавил, — И если они этого не сделают в ближайшее время, Хантар, то я разнесу к упырям весь замок. Эта девчонка не просто Младшая Княжна, но еще и Равная Киртана.

Дроу нервно сглотнул, коротко поклонился и вышел. Он прекрасно знает не понаслышке, что я могу сделать, когда я очень зол. А сейчас я практически в ярости, и очень скоро кто-нибудь пострадает. Причем не один, и, причем очень сильно. До сломанных костей, раздробленных пальцев и…

И мысль ушла, забрав с собой всю злобу и ярость, когда человечка беспокойно зашевелилась во сне и повернулась, вырвав у меня из ладоней свою руку, которая тут же легла на мою грудь, а её голова — на мое плечо. При этом магичка повернулась боком, и плед соскользнул с её груди. Я не смог отказать себе в удовольствии еще раз рассмотреть приятные округлости, которые так и манили прикоснуться к ним губами. Тем более что они так приятно касались моей кожи… Я не железный, а это не девушка, это просто искушение какое-то! Я с удивлением почувствовал возрастающее с каждой минутой желание и не смог противиться ему. Осторожно приподняв лицо человечки за подбородок, чтобы поцеловать её, я еще раз оглядел её лицо… и едва сдержал ругательства. Как юнец, честное слово! Подглядываю за девушкой, пока она спит.

Нет уж! Я хочу видеть её в моих объятиях только в таком случае, если она сама захочет этого и, что немало важно, будет сама собой. Я не могу взять эту девушку силой, потому что её любит мой друг. Я не могу опоить ее, потому что для меня это слишком низко. Я не могу ее соблазнить, потому, что она меня боится. И завоевать ее доверие я тоже не могу, потому что однажды она доверилась и её предали.

Что ж, тем интереснее мне будет. Ведь я хочу не абы кого, а Хеллиану Валанди, любимую моего друга, ученицу Таилшаэлтена, а противницу принцессы Селениэль. Дикая смесь, но слишком заманчивая, чтобы пройти мимо.

Подавив вздох, я медленно разомкнул крылья и осторожно поднял человечку на руки лег на кровать так, что девчонка оказалась лежащей на моем крыле. Её голова покоилась на моем плече, а рука на груди. Сквозь тонкий плед чувствовалось тепло её тела и я с трудом взял себя в руки, и, стараясь ее не потревожить, накрыл вторым крылом. Было довольно удобно, и я поразился в который раз, насколько она миниатюрна, правда ужасно захотелось, чтобы она скинула маскировку. Но было что-то не так, как в тот раз в лесу, может потому, что на этот раз магичка была практически раздета? Впрочем, не важно, сейчас нам обоим лучше поспать. Приказав Сайтосу беспокоить нас только в самом крайнем случае, я еще крепче прижал к себе человечку и уснул.

Проснулся от того, что кто-то рядом шевелился. Мгновенно тряхнув остатки сна, я тут же вспомнил, с кем сплю в одной постели и почему.

Эль тихо вздрогнула и опять беспокойно зашевелилась. Ясно, опять кошмар. Лучше её разбудить, пока все не зашло слишком далеко.

— Эль! — не слишком громко произнес я, приподняв одно крыло и прижав девчонку как можно крепче к себе. Пришлось даже закинуть ногу на ее ноги, а то чувствую, вырываться она будет сильно, — Эль, проснись!

Как и ожидалось, магичка резко дернулась и открыла глаза. Пустые и застывшие. Зрение к ней так и не вернулось, хотя действие заклятия подобного рода уже давно должно было закончиться!

— Успокойся! — спокойным голосом произнес я, когда магичка попыталась отодвинуться, — Это я, Шайтанар.

— Ты… — выдохнула девчонка, неожиданно замерев. Её рука, которая упиралась мне в грудь, неожиданно расслабилась и девчонка легла, вновь положив голову мне на плечо. В принципе, у нее и выбора-то и особо не было, куда лечь, я крепко прижимал её к себе, так что даже ничего не видя, она все равно бы не промахнулась.

— Улучшения есть? — спросил я, нежно убирая прядь темно-каштановых волос с лица человечки. Мне не хотелось резким словом или движением испортить возникшее, пусть и таким ненормальным способом, перемирие.

— Нет, — тяжело вздохнула она и спросила, — На чем я лежу?

— На моем крыле, — хмыкнул я, прислушиваясь к собственным ощущениям, — И оно, кажется, затекло.

Девчонка промолчала и попыталась встать, но я вместо этого я повернулся на бок и, положив человечку на себя, выпрямил оба крыла и лег на спину. Хм, пикантное положение, я бы сказал, и магички оно явно не понравилось, потому что она попыталась скатиться с меня. Естественно, допускать этого было нельзя, и я сел, одновременно устроив человечку у себя на коленях. Плед едва не ушел в небытие после таких движений, и я невольно нахмурился. Нет, так не пойдет, я не железный.

— Шайтанар, не делай так больше, — нахмурившись, произнесла магичка, пока я глазами разыскивал свою рубашку. Нашел, приманил к себе и ответил:

— Не буду, если ты не будешь больше дергаться по любому поводу. Как сейчас, например.

Осторожно пересадив человечку на край кровати, я встал, с удовольствием размял и плечи и крылья, и опустился на корточки у края кровати, где, свесив ноги, сидела растрепанная девчонка, прижимая одеяло к груди. Безвольный взгляд и полная неподвижность человечки напомнила мне куклу. Не скажу, чтобы мне это понравилось. Мне больше нравились ехидные зеленые глаза, правда, с тусклыми желтыми вкраплениями, но все же.

— Где ты? — спросила человечка, закусив губу.

— Я здесь, — я осторожно взял ее за руку. Девчонка вздрогнула, но руку не вырвала, а тихо попросила:

— Не отходи далеко. Пожалуйста.

Надо же… Я видел, как трудно дались ей эти слова, но все же она произнесла их! Я восхищен. Не смотря на свой собственный страх передо мной, она решила мне довериться, прекрасно осознавая то, что без помощи она сейчас не сможет. Да уж, эта девчонка заслуживает уважения, с каждым днем я все больше признаю это.

— Не буду, — я слегка пожал ее руку и потянулся за рубашкой, — Тебе нужно одеться. Не шевелись и не дергайся.

Магичка промолчала и, закрыв глаза, опустила плечи. Раньше она так никогда не делала, я еще ни разу не видел ее ссутуленной. Придется действовать осторожно, чтобы она не почувствовала себя окончательно беспомощной. Или же…. Хм, хорошая идея!

Усмехнувшись собственным мыслям, я присел на край кровати рядом с человечкой и осторожно взял ее руку. Нежно погладил шелковистую кожу, ласково перебрал тонкие пальчики и, очень медленно скользнув пальцами от хрупкого запястья до изящного плечика, надел рукав шелковой рубашки и, не удержавшись, поцеловал запястье на сгибе. Девчонка чуть вздрогнула и пошевелилась, но так и не слова и не произнесла. Мне стало интересно, я проделал такую же манипуляцию с другой рукой, но все удовольствие от прикосновений к ее телу испортил разряд от татуировки, больно кольнувший пальцы.

— Что эта за татуировка? — тихо спросил я, натягивая на обнаженное плечико магички свою рубашку. Великовата, конечно. Размера так на три-четыре, — И почему мне от нее достается?

— Просто татуировка, — хмыкнула девчонка, — А достается тебе потому, что ты ее Мастеру явно не нравишься.

Ах, так…. Интересно, а что ее Мастер скажет на это?

— И кто же ее Мастер? — вкрадчиво спросил я, поправляя рубашку на ее плечах. При этом я нежно скользил пальцами по коже человечки. Затем переместил руки на ее шею, поправляя воротник, ласково погладил бьющуюся под кожей жилку, невесомо проследил кончиками пальцев линии тонких шрамов, опустился ниже, легонько оцарапал ложбинку между ключицами…. девчонка стала чаще дышать.

— Догадайся сам, — на её голос ее состояние никак не повлияло. Что ж, это ненадолго. Я аккуратно, но уверенно заставил девчонку лечь на спину и ухмыльнулся, разведя в стороны ее руки, которые она прижимала вместе с пледом к груди. Но сейчас в этом не было необходимости, все ее тело, вплоть до середины бедра прикрывала моя белая рубашка, да и еще одна деталь туалета в виде очень коротких шортиков на ней присутствовала. Плед незаметно ушел в сторону пола, но что б девчонка этого не испугалась, я заговорил нейтральным тоном:

— Таилшаэлтен? Его работа? И раз он Мастер, то и татуировка не проста. Я прав?

— Все татуировки, что есть на моем теле, сделаны не просто так, — выдохнула магичка, так и не открыв глаза. Застегивая поочередно все крошечные пуговки, я ни разу не упустил возможности, чтобы не погладить кожу, слегка поцарапать ее или невесомо пробежаться лишь кончиками пальцем… Ни разу, начиная от хрупкой ключицы, спускаясь к ложбинке между грудей, к плоскому животу и стройным бедрам…

Никогда не думал, что меня может так возбудить то, что я одеваю девушку, а не раздеваю. Это что-то невероятное, её тело буквально сводит меня с ума.

Магичка часто дышала, комкая руками покрывало, на котором лежала, иногда вздрагивала, а когда я закончил с пуговицами и провел ладонью по ее бедру, задирая рубашку, выгнулась и чуть раздвинула ноги.

Неизвестно, что бы могло произойти дальше, но в дверь громко постучали.

— Да? — крикнул я, резко отстраняясь от девчонки. Услышав стук, а затем и мой громкий голос, Эль села, едва не угодив макушкой мне в подбородок. А мне захотелось убить того, кто сейчас открывал дверь.

Самоубийцей оказался Дартар. Значит, убийство пока откладывается, а жаль, разрядка мне сейчас не помешала бы.

Не обратив на меня ни малейшего внимания, ятугар, который так еще и не переоделся, а продолжал разгуливать в праздничном костюме из светло-синей и явно дорогой ткани, подлетел к девчонке и схватил её за руки с вопросом:

— Эль, ты как?

И тут же удивленно застыл, глядя, как девчонка вырвала свою руку и дернулась назад.

— Идиот, ты бы еще с фанфарами сюда вбежал! — выругался я, глядя на испуганное лицо девушки и глаза, смотревшие в одну точку, — Она ничего не видит. На нее было наложено заклятие временной слепоты, но видимо, что-то сделали не так, и оно до сих пор не закончилось.

— Эль, это я, не двигайся, — тихо попросил ятугар, посмотрев на магичку. Та кивнула и закрыла глаза, позволив ранхару прикоснуться к ее вискам.

Спустя пару минут ятугар красочно выругался, одновременно вылечивая сотрясение мозга. Еще через несколько минут закончил, устало встряхнул руки и обернулся ко мне:

— Видимо, заклинание проникло в сознание во время удара. Я не смог его снять.

— Но сможешь? — приподнял я бровь, глядя на окаменевшую магичку.

— Боюсь, что нет, — покачал головой ятугар, опуская руки, — Боюсь, что моих сил здесь недостаточно. Но я сейчас попрошу Имперского Целителя и….

— Иди и найди его! — резко приказал я, чувствуя, как сдавило грудь, не давая даже вздохнуть. Линии печати на шее Эль слабо светились, и сквозь полумрак комнаты я смог разглядеть, как по щеке человечки скатилась одна-единственная слеза. Волкодлак меня задери, как же ей больно!!!

Дартар попытался что-то возразить, но видя мое разъяренное лицо, молча вышел, а я повернулся к Княжне. Чуть подвинулся ближе и потянул руку к ее щеке, но остановился и тихо произнес:

— Не расстраивайся раньше времени. Может, все еще можно исправить.

— Нет, Шайтанар, — чуть дрожащим голосом сказала человечка, подтянув коленки к груди. Я пододвинулся еще ближе и накрыл ее крылом, пытаясь хоть как-то утешить.

— Почему нет? — удивился я, внутренне замирая, потому что Эль склонила голову к своему плечу и потерлась щекой об оперение. Она что, думает, то я ничего не чувствую? Или это месть за одевание?

— Потому что лучше Дартара в Империи Целителей нет. Я точно это знаю, — голос человечки звучал глухо, она отвернулась и рукой нащупав крыло, начала поглаживать перья, видимо, пытаясь успокоится. Но для меня-то, как это оказалось, изощренная и приятная до дрожи пытка!

— Он найдет способ вернуть тебе зрение, — уверенно произнес я, пытаясь взять себя в руки, чтобы резко не расправить крыло и отвести его назад, подальше от тоненьких пальчиков магички.

— Не найдет, — хмыкнула она и неожиданно замерла, — Но такой способ есть.

— И какой же? — мысли о собственных крыльях резко отошли на задний план.

— Только ты сможешь мне вернуть зрение, — голос Эль прозвучал очень тихо, так что я сначала не поверил своим ушам. Но потом понял и вслух произнес:

— Заклятие Тенхуса…. И откуда, позволь спросить, ты про него знаешь?

— Ты знаешь, кто мой наставник, так зачем спариваешь? — хмыкнула девчонка, еще потеревшись щекой о край крыла. Я чуть не взвыл от непередаваемого ощущения и еле сдержался, чтобы не дернуться. Нет, это невыносимо!

— Похоже, ты слишком много знаешь, — хмыкнул я, и чтобы как-то отвлечься, спросил, — И наверняка и то, чем для меня обернется это заклятие для меня.

— Полная потеря магических сил на двое суток, — тут же произнесла магичка и неожиданно оставила мои перья в покое (вовремя, а то я уже начал чувствовать определенное неудобство, а точнее, тесноту в брюках).

— И ты думаешь, что я на это соглашусь? — спросил я, наблюдая за съежившейся в комок человечкой. Она казалась настолько потерянной и несчастной, что в душе что-то дрогнуло и я понял, что я действительно на это соглашусь. Ну, разумеется, не без собственной выгоды.

— Я ни о чем не прошу, — девчонка упрямо сжала кулачки, и опустила голову, уткнувшись лбом в коленки.

Сложив крылья, я придвинулся практически к ней вплотную и двумя пальцами приподнял ее за подбородок. Глаза девчонки были открытыми, и меня в очередной раз покоробило от этого взгляда. Узкие зрачки, тусклая радужка, ни капли эмоций, а лишь пустой, тяжелый взгляд в никуда. Слепота — это действительно страшно. Это прекрасно осознавала и Эль, и доказательство этого — дорожки слез по щекам. Ненавижу женские слезы! Но почему в данном случае они не вызывают отвращения?

Магичка отвернулась, но я вновь заставил ее повернуть голову ко мне и, нежно стирая слезы, сказал:

— Я верну тебе зрение. Но я прошу кое-что взамен.

— И что же это? — голос человечки звучал равнодушно, но быстро бьющаяся на шее жилка выдавала её. Так же как и печать, которая передавала все ее эмоции. Только жаль вот, что проклятая татуировка делала это не всегда.

Я мог попросить что угодно, но не смог удержаться от соблазна. И поэтому, стерев остатки слез, я погладил нижнюю губу человечки большим пальцем и произнес:

— Поцелуй. Взамен я хочу получить поцелуй от Хеллианы Валанди.

Одна секунда тишины. Две, три, пять, минута, и…

— Я согласна.

По моим губам скользнула усмешка. Я и не сомневался. Отказаться от такой помощи — значит быть слишком глупой и гордой. А она не такая. Я в ней не ошибся.

Уложив девчонку на кровать, я лег рядом и навис над ней, опираясь на локти:

— Готова?

— Да, — магичка прикрыла глаза и неожиданно обняла меня.

— Будет больно, — предупредил я, наслаждаясь прохладными ладошками на моих лопатках, под основанием крыла.

— Плевать.

Прижавшись лбом к ее лбу, я закрыл глаза, и начал читать старое, как этот мир заклинание, которое было придумано Тенхусом, темным богом, прародителем демонов. Тьма сгущалась вокруг, не причиняя мне вреда, но начала медленно проникать в тело человечки, от чего она невольно выгнулась. Человек не может быть единым с Тьмой, только мы, эрханы, её создания, можем наслаждаться ее, используя так, как это выгодно нам. Другим она чужда и приносит боль, и лишь Тенхус научился использовать ее во благо другим, пусть и такой ценой. Да, он темный бог, но только лишь потому, что занимался овладения темными искусствами, а не потому, что при жизни был монстром. Почему при жизни? Да потому, что и бога можно убить.

Вместе с последим клочком тьмы, я скользнул в сознание человечки и с некоторым удивлением отметил, что на ее сознании стоял немыслимой крепости барьеры, наложенные…. Киртан, Киртан, ты наверняка на это истратил практически весь свой резерв, но стоит ли мысли человечки этого?

Я бы мог многое узнать в этот момент, но у меня не было времени. Тьма, пребывая я в человеке долгое время, может легко убить его. Может поэтому, демоны и выбирают себе пары только из представителей своей расы. Впрочем, я никогда не задумывался о паре. Да и не нужно мне это.

Обнаружив источник, я не задумываясь, разрушил его оболочку и выпустил оттуда зрение девушки, уничтожив остатки наложенного на нее заклинания. И в тот же момент тьма исчезла, а я оказался вне сознания, совершенно без магии, но в объятиях человечки. И на меня смотрели ее глаза. Живые, широко раскрытые и удивленные. Карие, но мне хотелось, чтобы они были зеленые. И я скоро их увижу.

— Li tounen nan devwa plen. M 'lage l', - неожиданно произнесла человечка, все еще тяжело дыша.

— Нет! — прошипел я, глядя, как с ее шеи одна за другой исчезают нити татуировки. Она облопошила меня! Леший ее побери, как я мог не догадаться? Меня провели как молодого дурачка!

— Зачем? — спросил я, глядя на абсолютно чистую кожу. Магичка устало уронила руки и улыбнулась:

— Ты вернул долг.

— Но теперь ты мне должна, — зло ответил я, рывком поднимаясь с кровати. Девчонка осталась лежать и безмятежно улыбнулась:

— Пусть так. Но за то я теперь вижу.

Я не смог это стерпеть, молча натянул сапоги, и направился к двери, даже не обернувшись. Мне было наплевать, что я в одних штанах и то, что в коридорах замка ходила уйма народу. Дроу слишком хорошо знали, что такое злой демон. А что такое злой я, они уже как-то на себе проверили.

Одно меня успокаивало в этой ситуации — я узнал отпечаток магии в сознании Эль, и теперь я шел мстить той, что хотела убить Младшую Княжну Динтанара.

Её комната пустовала, и поэтому я спокойно уселся в кресло, ожидая ее появления. Ждать пришлось недолго — она была в ванной и вышла оттуда, едва почувствовав мое появление. Стройное тело, закутанное в полотенце, влажные, темные волосы, красивое, холодное лицо… Она может соблазнить кого угодно, но зациклилась лишь на мне и не получив желаемого, решила отомстить. Вполне в ее духе.

— Мой Лорд, — девушка, нет, демонесса, опустилась на колени перед креслом и склонила голову, — Вы пришли.

— Пришел, — согласился я, — И ты знаешь, зачем.

— Нет, Мой Лорд, я могу лишь…

— Ложь! — усмехнулся я, потянувшись вперед, и резким движением заставил ее запрокинуть голову и посмотреть мне в глаза, — Я чувствую на твоих руках ее кровь, хоть ты и провела несколько часов в ванной. Ревность, Карнелия, ведь так? Я не уделял тебе внимания и ты решила, что виновата она?

— Да, — на колеблясь произнесла демонесса, но в глубине красивых глаз цвета оникса промелькнул животный страх. Она уже поняла, что жить ей осталось недолго.

— Знаешь, в чем была твоя ошибка, дорогая? — почти нежно спросил я, поглаживая щеку Карнелии, — Тебе нужно было сразу ее убить, а не издеваться над ее телом. Но ты ведь любишь такие развлечения, как и моя сестра, не так ли? Ведь это я тебя спугнул в галерее и не дал закончить начатое?

— Да, Мой Лорд, — признала Карнелия, когда мои пальцы скользнули вдоль ее скулы и опустились на шею.

— Нет, Карнелия, — спокойно улыбнулся я, — Уже не твой.

В наступившей тишине раздался мерзкий, но такой приятный хруст, а затем звук тела, упавшего на ковер. Я внимательно рассмотрел собственную руку, частично тронутую трансформацией. Интересно, вернется ли страх к Эль, если она увидит мою боевую ипостась после полной трансформации? Теперь я в этом не уверен. А впрочем, у меня впереди еще достаточно времени, чтобы это проверить.

Хеллиана Валанди

Темнота, боль, серость, безысходность… Туман прошлого, пригибающая к земле тьма, мертвые тела вокруг… Лин, Холл, Таш, Ри, близнецы…. Все, все мертвы и потеряны, только теперь уже безвозвратно…

Нет, я не хочу видеть опять! Нужно избавиться от этого сна, немедленно!

Я начала противится, страстно желая все это прекратить, убежать, оборвать все нити сна, но не получалось, мерзкий туман не отпускал, а наоборот, всеми силами, медленно но верно тянул меня обратно, выворачивая душу, пока…

— Эль! Эль, проснись! — кто-то тряхнул меня за плечо, мгновенно разорвав паутину страха. Я резко открыла глаза, пытаясь выдохнуть, и избавиться от мерзкого, липкого страха, но… ничего не увидела! Зрение не вернулась! Рядом кто-то был, и он держал меня! Я попытался вырваться, но услышала спокойный голос:

— Успокойся! Это я, Шайтанар.

— Ты… — я выдохнула, пытаясь прогнать мерзкое послевкусие после сна.

Понять, где я, было проблематично, но демон легко и ненавязчиво уложил меня обратно на кровать. В чьей я комнате, с какой стороны дверь, окно — не имею ни малейшего понятия. Но под боком кровать, на мне одеяло, а рядом — сильное тело демона, моя голова на его плече, и это его руки на моей талии. Это дает хоть какое-то ощущения пространства, да и… ощущение безопасности. Я не боюсь его, уже нет. Именно то ощущение силы, исходящее от демона, которого я опасалось, успокаивает меня сейчас. Может, несколько наивное, но приятное чувство того, что рядом кто-то сильный, и способный меня защитить, не дает выхода истерике, что давно засела у меня в груди.

Забавно Судьба любит пошутить.

— Улучшение есть? — раздался над ухом мягкий, словно бархат голос и теплая рука скользнула по моему лицу, убрав мешавшуюся прядь волос.

— Нет, — вздохнула я, напрасно пытаясь развеять сплошную тьму, царившую перед глазами, — На чем я лежу?

— На моем крыле. И, кажется, оно затекло.

Ах, да, крыло… Жаль портить такую красоту. То есть, я не знаю, какое оно, но могу сказать точно, что большое, гладкое и удивительно мягкое.

Отодвинуться мне не дали, я не поняла, что сделал эрхан, но судя по ощущениям, я оказалась у него на коленях. Мне не понравилось такое резкое перемещение, страшно, когда ты ничего не видишь. А тобой вертят, как хотят.

В ответ на мою просьбу Шайтанар пообещал больше так не делать, если я не буду дергаться. Да как я могу этого не делать, если я ничего не вижу?!? Порой не разобрать, где потолок, где пол, перед глазами тьма, но за то все другие чувства обострились так, что сидеть на одном месте невозможно, кажется, что вот-вот с какой-нибудь стороны придет удар и боль… И при этом звуки кажутся сильно громкими, запахи — навязчивыми, а про ощущения я вообще молчу! Только сила, буквально исходящая от демона пока успокаивает напряженные до невозможности нервы. Кому рассказать — не поверят!

'Я верю. А точнее, чувствую. И меня бесит то, что этот демон пользуется ситуацией' — голос полуэльфа звучал недовольно.

'Пускай пользуется, плевать! Лишь бы не было так страшно…' — мысленно ответила я, пытаясь понять, куда делся демон. От волнения я даже закусила губу, чтобы хоть как-то унять дрожь.

Внезапная тишина еще больше натягивала нервы и я не выдержала:

— Где ты?

— Я здесь, — неожиданно мою руку накрыла сильная ладонь демона, и я вздрогнула. Я чувствовала себя маленькой потерявшейся девочкой, хотелось прижаться к Шайтанару и больше никуда его не отпускать. Откровенная глупость, но почему-то именно непосредственная близость успокаивает.

'Таш, почему я до сих пор не вижу?' — спросила я, чувствуя тепло от ладони эрхана. Казалось, что это ниточка, которая связывает меня со внешним миром.

'Я пока не могу понять, но уже начал перерывать библиотеку. Потерпи еще немного' — успокаивающе попросил маг.

Потерпеть? Да я сейчас взорвусь!

— Не отходи далеко, — не выдержав, попросила я демона, — Пожалуйста.

Все равно, что он подумает. И даже плевать, что я именно его об этом прошу. Лишь бы прекратилась эта дикая паника в душе.

Рука, державшая мою ладонь, слегка сжалась, и демон сказал, что нужно меня одеть. Ничего не имею против.

Лучше бы я в одеяле осталась, честное слово!

Горячие пальцы блуждали по моему телу, то обжигая, то лаская, то успокаивая, то давая понять, что они могут быть и настойчивее. Это было безумие, но я ничего не могла сделать. Это было сильнее меня, чувства, которые и так были обострены, теперь окончательно затопили разум, заставляя забыть и боль в спине, и страх, и чувство беспомощности, и недоверие к демону. Растворяясь в диком желании, которое я не испытывала раньше, я поняла лишь одно — я не хочу, чтобы это прекращалось.

Но от опрометчивого шага меня спас громкий стук в дверь. Рука с моего бедра исчезла, и я резко села, почувствовав себя брошенной. Стало почему-то не стыдно или не неловко за свое поведение, а… страшно, что я опять осталась одна.

— Эль, ты как?

Незнакомые руки прикоснулись ко мне, и я машинально дернулась назад, проклиная в душе этот проклятый страх.

Шайтанар выругался. И лишь после этого я узнала голос Дарта. Его пальцы легли на мои виски, стирая неприятные шумы и головокружение, а так же саднящую боль в спине. Но не слепоту.

Это было как удар по дых. Нет, это было многим хуже. Если раньше я держалась на чистом упрямстве и надежде, что тьма вокруг меня исчезнет, то что я буду делать теперь?

Я уже не обращала внимания на то, что эрхан отправил Дарта искать способ вернуть мне зрение, в душе поселилась пустота вперемешку с паникой и дикое нежелание жить дальше. Теперь мне уже никто не поможет, даже этот демон, чье присутствие я ощущаю довольно близко от себя. Но теперь какой в этом смысл?

'Поможет, Хелли! Именно демон тебе и поможет! Заклинание в твоем сознании блокировала боль, и чтобы его разрушить, нужно проникнуть внутрь! Не руша барьеры это сможет сделать только эрхан, наделенный достаточной силой. Шайтанар как никто другой сможет это сделать, воспользовавшись заклинанием Тенхуса'.

Спасибо, Таш. Вот только сомневаюсь, что он это сделает. Кто я для него? На данный момент всего лишь кукла, пусть даже я чувствую, что его крыло меня укрыло, и он говорит, что мне еще можно помочь. Поддавшись желанию почувствовать на коже мягкое, шелковистое и гладкое оперение, я наклонилась и потерлась о крыло щекой. Приятно… да и слез не видно.

Теперь, когда он отказался, надеяться на что-то бессмысленно. Даже прохлада крыла не успокаивает. Жизнь окончена, теперь нет смысла скрывать свои чувства…

Неожиданно, моего подбородка коснулись сильные пальцы, подняв мою голову, и на удивление нежные ладони осторожно стерли слезы с моих щек. Голос демона прозвучал на удивление мягко:

— Я верну тебе зрение. Но кое-что попрошу взамен.

Мелькнувшая вдруг надежда тут же улетучилась. Если он попросит рассказать всю мою историю — я лучше останусь слепой до конца жизни. Узнав, что Владыка лунных эльфов якобы ко мне не равнодушен, эрхан не сможет не воспользоваться ситуацией. А подвергать опасности принца Маркуса, даже не смотря на все события, я не собираюсь, так же, как и становиться разменной монетой в игре Высших.

— Поцелуй. Взамен я хочу получить поцелуй Хеллианы Валанди.

Не поняла, почему меня это испугало больше, чем участь пешки? И почему в глубине души я этого хочу?

Но еще больше я хочу вернуть себе зрение.

— Я согласна.

Твердые руки Шайтанара тут же уложили меня на кровать, и я почувствовала, как демон навис надо мной, а его лицо находится буквально на расстоянии ногтя.

— Готова?

— Да, — ответила я и, поддавшись инстинкту, обняла демона. Плевать, что он подумает, лишь бы не было так страшно. Страшно, что это никогда не закончится, что я больше не увижу мир, любимые лица, хищные глаза Шайтанара и даже наглую рожу Сайтоса.

Это было больно. Больнее, чем удары кнутом или сломанные ребра от сайшесса, больнее, чем раздробленная ключица… но не больнее, чем предательство близнецов.

Почувствовав, что боль резко ушла, я резко открыла глаза и попыталась отдышаться.

Мигом пришло озарение — я вижу! Вижу внимательный взгляд сапфировых глаз, чувственные губы, хищный разлет бровей, обнаженную, рельефную мускулатуру, черные, как ночь, огромные крылья…

Это слишком большой соблазн, всегда находится под защитой этого демона. Добром это не кончится. Слова освобождения от Долга сами слетели с губ.

Неожиданно, красный узор на радужке стал ярче, а лицо демона исказила боль, затем и плохо скрываемая злость.

— Зачем?

— Ты вернул долг, — усмехнулась я, только сейчас заметив, что мои руки все еще лежали на спине демона, а ногти впивались ему в кожу с немалой силой. Только вот из-за приступа ярости он, похоже, этого и не заметил. Даже про мой долг напомнил. Долг? Поцелуй? Какие мелочи!

— Пусть так! — улыбнулась я, не глядя на демона, натягивающего сапоги, — За то я теперь вижу.

Мне было все равно, что он разозлился. Я вижу!!!!

Я жадно рассматривала все, что меня окружает. Затейливые фрески на потолке, изображающее эпохальное сражение дроу с орками, легкий, невесомый балдахин над огромной кроватью. Резные столбики из темного дерева по четырем углам кровати. Тяжелые, плотные портьеры из темно-синей ткани на большом окне, темно-синий, с черным узором, овальный ковер на полу, довольно темные стены, две двери, довольно массивный шкаф, столик с двумя креслами, одно из которых стоит около кровати, большое овальное зеркало в оправе из черного серебра. Красиво, довольно уютно, и судя по цвету — комната Шайтанара.

У меня появилось ощущение, что в замке дроу этот эрхан бывал не один раз. Да и упырь с ним, я снова ВИЖУ!!!!!

Настроение зашкаливало, а когда в комнату влетел еще и Дартар, отсвечивая гранатово-красной шевелюрой, мое радости вообще не было предела! Я с жадностью разглядывала все — и малейшие детали его одежды, и загорелую кожу, васильковые глаза и мягкую усмешку на красивых губах.

После появления ятугара началась чертовщина — сначала нарисовался Хантар с веником цветов и извинениями. Не успела я от него отделаться и наконец, покушать, как явилась Кирана, правда ненадолго, только спросила, как я себя чувствую. Потом получилось еще смешнее, — нарисовался темноэльфийский Владыка, тоже с веником цветов и извинениями. Любуясь на этого красавца (влюбиться в такого как нефиг делать я вам скажу), я пропустила мимо ушей все, что он говорил, только машинально уловила сходство с близнецами. А вот в Киране от Владыки не было ничего. Потом забежала Лея, но тайком и ненадолго. Я заверила ее, что все в порядке и попросила никому и ничего не рассказывать. Взамен она взяла с меня обещание, что со временем я все ей расскажу.

Кстати, когда под вечер приперся Сайтос с букетом цветов, я думала, что сплю. Нет, это был уже явный перебор и, выпроводив ухмыляющегося и пялившегося на мои коленки демона, я подождала немного и смылась в свою комнату, спать. Где все это время был демон, мне было наплевать. Нужно будет — он меня сам найдет, причем в любой точке замка, я в этом ни на мгновенье не сомневалась.

Лежа в темноте в комнате в своей комнате, я долго разглядывала потолок и окружавшие меня предметы. И почему-то я не волновалась, что закрыв глаза, я их открою, но опять ничего не увижу. Может, потому что Таш меня заверил, что подобного не повторится, а может потому, что в душе появилась уверенность, что Шайтанар в случае чего поможет. Над последней мыслью я долго смеялась и не верила, но она, поганка такая, так никуда и не делась. С ней я и уснула.

Сквозь тяжелую пелену сна, я почувствовала что-то большое, сильное и очень теплое позади меня. На талию легла тяжелая рука, чуть развеяв коматозное состояние. Даже сквозь сонное состояние я поняла, кто это.

— Если ты пришел за поцелуем, то обломись, я еще сплю, — буркнула я, прижимаясь спиной к телу демона. Что меня на это подвигло, я и сама не поняла, но мне было хорошо и комфортно. А против собственного тела и сонного мозга не попрешь, ага.

— Я подожду до утра, — раздался смешок над ухом, после чего я мгновенно уснула.

Первое, что я сделала, когда проснулась — открыла глаза, чтобы убедиться, что зрение опять не исчезло. Дежавю — передо мной лицо демона. Только вот глаза глубокого сапфирового оттенка смотрят несколько лениво, я бы даже сказала изучающее. Лицо демона было спокойным и умиротворенным, одна его рука лежала под головой, а вот вторая — у меня на талии. Я собственно, крепко прижата к его телу, а мои руки спокойно лежат на его обнаженной груди. Хорошо хоть я спать легла в его рубашке, а не как привыкла, в одних труселях и повязке от подмышки до талии. И кстати, если честно, мне понравилось спать в его рубашке, меня притягивал исходивший от нее запах демона. Не знаю точно, что это, но описать в двух словах это можно примерно так: запах надежности и… свободы.

Так, похоже, весна на меня плохо действует. Или же это на меня так повлияла потеря зрения, и мне вновь захотелось жить и чувствовать?

Не знаю, но говорить сейчас по этому поводу, да и вообще говорить, не хотелось. Неловко почему-то не было, и сделала то, что первое пришло в голову — закрыла глаза и придвинулась чуть ближе, уткнувшись носом в шею демона. Чего творю — сама не понимаю.

Эрхан, похоже, тоже этого не понял, так как его сердце под моей рукой забилось чаще, а рука с моей талии исчезла, но лишь на мгновенье. В следующий момент она уже легким движением, чуть касаясь кожи, убрала прядь волос с моей щеки и заправила ее за ухо. Пальцы легко пробежались по скуле и уверенным жестом приподняли мое лицо за подбородок. Я открыла глаза, удивившись, насколько требовательным, но нежным получился этот жест, и тут же увидела, как потемнели глаза демона. За какую-то секунду я оказалась лежащей на спине, а надо мной нависал демон с непередаваемым и в тоже время внимательным выражением лица. Мысли ушли куда-то далеко, когда шелковое порывало волос цвета закаленной стали рассыпались по плечам синеглазого эрхана, словно отгородив меня от всего мира. Подушечками пальцем демон пробежался по линии скулы, а затем обрисовал контур нижней губы. Я вздохнула, а в следующий миг губы демона прижались к моим губам. Трепетно, нежно, но уверенно… я не смогла не ответить на этот поцелуй. Одна моя рука так и осталась на груди, но ногти несильно впились в кожу, когда поцелуй стал настойчивее. Вторая рука надежно обосновалась в волосах демона, а вот его руки скользнули под мою талию и легли на лопатки, крепче прижимая меня к мускулистому телу эрхана.

Это было… нет, я не знаю, что это было. Волнующе, возбуждающе, захватывающе… я никогда такого не испытывала. Демон разбудил такие чувства, что когда поцелуй прекратился, я взглянула на Шайтанара осоловевшими глазами, бешено колотившимся сердцем, и с полным отсутствием мыслей.

В глазах демона творилось… а упырь его знает, что там творилось, я так и не смогла разобраться в этой гамме чувств! Тем более тогда, когда пальцы эрхана вновь оказались на моем лице и погладили слегка опухшие губы. Вторая рука так и лежала у меня под лопаткой.

— Ты же хотел… — не обращая внимания на собственный хриплый голос, попыталась спросить я, когда вспомнила, чей поцелуй хотел демон. Вместо ответа Шайтанар усмехнулся, мягко отстранился и, забрав что-то с подушки, на которой он спал, продемонстрировал мне. Я аж села от удивления, только сейчас почувствовав тяжесть собственных волос. Вот гад, когда успел? И как он вообще умудрился снять артефакт с моей шеи?

'Та-а-а-аш…'

'Ну, не влезло туда последнее заклинание! Снять против твоей воли, так же как и просто порвать цепочку невозможно! А вот если расстегнуть замочек…' — голос мага звучал ну очень извиняющее.

Глядя на мое лицо (там творилась такая куча эмоций, что зеркало наверно треснуло бы сразу), эрхан мягко улыбнулся и, взяв меня за подбородок (это у него привычка, как я поняла), нежно поцеловал в губы и сказал:

— Собирайся. Мы выезжаем через час.

— А как же…. - произнесла я, глядя, как он встал с кровати, обулся и направился к двери. Эх, какое тело… Жаль вот только, что крыльев на данный момент нет.

— Если ты про то, что произошло в галерее, то не беспокойся, виновного нашли, — произнес он, взявшись за ручку двери, — Я лично проследил за тем, чтобы он не остался безнаказанным.

Я как пьяный ежик, у которого спасительный рассол с утра пораньше отобрали, выпятилась на закрывшуюся за демоном дверь. И когда успели найти? А, так вот куда он вчера пропал на весь вечер… И судя по его последним словам и хищному выражению лица, тот любитель кнута явно не выжил.

Пока я умывалась, собиралась и уминала завтрак, принесенный служанкой, в голове царил сумбур. Нет, что это было утром? Так оригинально я еще не просыпалась никогда.

Пока прощалась с Владыкой (встретила в коридоре и его и Хантара), пока шла к конюшне и искала там Сумрака пыталась сообразить, почему Шайтанар пришел за своей оплатой, грубо говоря, и был столь нежен со мной, и это мягко говоря! Про то, что от его прикосновений у меня сносит крышу, я вообще молчу!

Очнулась я от мыслей только тогда, когда обшарив всю конюшню и не найдя любимого коняги, остановилась у ближайшего денника, в дверцу которого только что стукнул копытом неприметный на вид жеребец. О, я ж на него сама такой морок наложила! Вдоволь наобнимавшись с жеребцом, я закинула рюкзак на плечи, а на пегаса уздечку, и вышла во внутренний двор замка.

Угу, команда в полном составе, кони нервно всхрапывают в предвкушении поездки и перебирают копытами. Хантар здесь, Шайтанар тоже, Дарт, Сайтос и… а где Карнелия?

— Шайтанар, — решилась я спросить, запрыгнув на спину пегаса. Тот от такой радости чуть сразу же не полетел галопом, еле удержала. — А где Карнелия?

По лице демона пробежала холодная усмешка и он ответил, прежде чем пришпорил своего серого жеребца:

— Я же сказал, что тот, кто тебя тронул, не остался безнаказанным.

Вот хрдыр…. И чего этой демонессе было от меня надобно? А, кажется, поняла…. Девочка-то собственницей оказалась. А точнее была, в этом демоне я уже не сомневаюсь. Сказал, значит сделает. Вот же повезло мне с ним встретиться! В переносном смысле, разумеется.

Я еле дотерпела до границы Карата, честно. Сумрак — тоже. Он застоялся, а я засиделась. Обоим не терпелось чего? Правильно, полетать! И поэтому, когда мы отъехали от столицы Империи темных эльфов, я резко осадила жеребца. Правда, чуть в преждевременный полет не отправилась, но это мелочи. Остальные всадники тут же остановились и вперед выехал Шайтанар:

— В чем дело?

— Езжайте вперед, — улыбнулась я, скидывая с Сумрака морок, — Встретимся на границе Империи.

Харю Хантара при виде моего красавца пегаса надо было видеть…

Высоко-высоко над землей, сидя на спине Эльтара и видя проплывающие внизу рощи, города и деревеньки темных эльфов, я почувствовала себя свободной. Синее небо, яркое солнце — банально звучит, но вот когда ты не видел этого хотя бы один день, понимаешь, насколько это прекрасно — видеть. И жить. Просто жить и радоваться жизни. Множество цветов и оттенков, ветер в лицо, меняющийся пейзаж внизу, понимание, где ты, и что с тобой — вот, что нужно в жизни. Жить и радоваться. Этим я и собираюсь заняться.

'Я горжусь тобой' — раздался голос Таша в моей голове.

'Спасибо!' — хихикнула я, направляя Эльтара вниз.

Прибыли мы на границу, а точнее, за ее пределы немного позже, чем все остальные. Ну не смогла я не удержаться от того, чтобы не послать Сумрака в свободный полет! Налетались так, что адреналин кипел в крови и не желал успокаиваться.

По приземлению на опушке негустого леса за границей, меня ждало четыре нелюдя, два из них с вытянувшимися лицами. Шайтанар от удивления, что я это сделала, а вот Хантар… бедный дроу просто челюсть уронил и ошеломленно произнес:

— Хеллиана Валанди…

— Да, Хантар, — довольно улыбнулась я, подбирая поводья пританцовывающего на месте Эльтара, — А так же Эллитара Эренрих.

— Ты это она? — еще больше удивился дроу. Мдя, не был бы белобрысым, поседел бы еще больше. — Но почему?

— Не спрашивай, — хмыкнул Шайтанар, видимо оправившись от первого шока.

Я лишь хихикнула. Нет, ну а чего они ожидали? Что я так и буду ходить под личиной ятугарши? Упыре с два, мне своя физиономия больше нравится!

По проверенной информации (от Таша то бишь), близнецы со дня на день сдадут экзамены, а значит, уже дней через десять-пятнадцать будут в Натинало. Латриэль примерно в это же время отправится в Эвритамель, капать на уши Владыке. Не знаю, сколько времени ему понадобится для того, чтобы тот убедил его в своей правоте, но я отчего-то не сомневаюсь, что у него это получится. Правда, все это время придется отбиваться от нападков вампирских наемников, но думаю, я справлюсь. Тем более что Ри приедет…

Эта временная слепота мне прекрасно показала, насколько хороша жизнь и что за нее все-таки стоит бороться. Плюс к моему желанию бороться за своим местом под солнцем, приложил руки и Шайтанар. Хорошо так приложил, и не только руку. От последнего, кстати, нужно держаться подальше, ибо ничего хорошего из этого не выйдет. Что-то мое тело на его присутствие уж слишком неоднозначно реагирует…

А на счет приворотного зелья….

Я отучу близнецов кушать всякую бяку. Ибо нефиг!

Глава 5

Но, ограничив жизнь своей судьбою,

Ты сам умрешь, и образ твой — с тобою.

В.Шекспир

Хеллиана Валанди

Итак, что тут у нас? Дерево, высокое, одна штука. Предположительно ясень. Самая ближняя ко мне ветка в двух с половиной локтях над моей головой. И вот туда мне нужно как-то забраться, ибо я очень хочу увидеть Натинало, а с того места, где мы расположились на ночлег, его не видать.

'Что, так не терпится увидеть мой город?' — в голосе мага за усмешкой явно скрывалась гордость за свое детище.

'Не терпится, конечно!' — подтвердила я, раскручивая сайшесс. Длинная цепь змеей метнулась вверх, и конец ее намотался на ветку. Проверив, надежно ли она зацепилась, я уперлась ногами в толстый ствол и, быстро перебирая руками, забралась-таки на толстую ветку ясеня. Отцепив сайшесс от ветки, я аккуратно смотала его и повесила на крючочек на поясе брюк. Забраться на верхушку дерева не составило труда и уже через пару минут я, удобно расположившись на ветке, осмотрела пейзаж, окружавший меня.

Примерно в трех лигах отсюда заканчивается хвойный лес, за ним, примерно на пол лиги тянется небольшое поле, а после виднеются и крепостные стены города полукровок. Сегодня второй день третьего весеннего месяца и снега кругом уже давно нет. Трава ярко-зеленая, множество цветов только начали распускаться, с дорог исчезла противная грязь, холодный ветер сменился теплым… скоро лето. Ага, а через пять дней полнолуние! Шикарненько.

'Таш, я вижу то озеро, где мы с близнецами и Лин останавливались, когда первый раз к тебе ехали! Там Терен еще эньху обезглавил!' — заметила я за пролеском синюю гладь озера по правую руку от нашего лагеря, на расстоянии примерно в четверти лиги. Да уж, вот это было времечко!

'Что с близнецами делать будешь?' — спросил Таш, пока я рассматривала верхушки деревьев. Красота конечно неописуемая, но нужно слезть пониже, а то к вечеру что-то ветер поднялся и дерево штормит, как меня на пьянке в Академии по поводу сдачи экзамена.

Устроившись на ветке где-то в районе середины ствола, я оперлась спиной на шероховатую кору и ответила магу, посматривая в сторону лагеря:

'В темницу посажу, пока действие приворота не закончится'.

'Что?' — бедный Таш, похоже, аж чаем захлебнулся, который на данный момент попивал, расслабленно сидя в своем кабинете в Академии.

'Шучу. Вот приедут, тогда и будут думать'.

'Ну, тогда у тебя в запасе около десяти дней. Экзамены они сдают через два дня'.

Мало, однако. Впрочем, ладно, нужно сначала в город добраться, да тех полукровок допросить, а там уже по ходу дела думать про всю в ситуацию в целом, и про смерти в частности. Хотя, меня же отправили только как некроманта, а не мыслителя, который будет докапываться до сути произошедшего. Но я же не могу остаться в стороне, ведь так? Правда, остальные, похоже, в этом сомневаются. Кстати, об остальных.

Положив руку на согнутое колено, я принялась разглядывать поляну в поисках чего-нибудь интересного. Угу, нашла, четыре штуки сразу. Около костра в центре поляны как всегда возится Дарт — гранатоволосое недоразумение с аристократическим лицом, привлекательной, гибкой фигурой и васильковыми глазами. Лошадей, стоящих чуть в сторонке, у опушки леса, чистит Сайтос — высокий, стройный, с хорошо развитой мускулатурой, гордым профилем и длинными каштаново-коричневыми волосами, собранными в низкий хвост. На данный момент чистит коня Шайтанара и недовольно косится в сторону Сумрака. Мой пегас отвечает ему тем же и постоянно поворачивается задом. Тонко намекает, ага.

Что у нас там дальше? А, самые интересные и привлекательные личности нашего отряда: Хантар и Шайтанар. Высокий, всего на два пальца ниже эрхана дроу, обнажен по пояс, выставляя на вид рельефную мускулатуру, бронзовую кожу и шикарный разворот плеч. Ветер то и дело взлохмачивает его чуть длинноватые, снежно-белые волосы, а красивое, мужественное лицо с четким контуром губ выражает сосредоточенность, сильные руки крепко сжимают сатар, блокируя все выпады противника.

Ну и собственно, его противник, с которым они сошлись в тренировочном поединке. Так же обнажен по пояс, и глаз невозможно оторвать от сильного тела, которое, как кажется, состоит из одних сплошных мышц. Но в тоже время он и не ходячий бицепс, а плечи, хоть и поуже, чем у дроу, все же поражают своей шириной. Фигурка… обалдеть можно. Так же как и от пронзительных, хищных глаз сапфирового цвета с красным узором вокруг зрачка, и от длинных волос стального цвета, собранных как всегда в низкий хвост. Мягкий овал лица, но упрямый подбородок, высокий лоб, хищный разлет бровей, и чувственные, притягательные губы. Слишком притягательные, а как он ими целуется…

Так, это меня сейчас в какие дебри понесло?!? Да, он мистически красив, да, целуется так, что коленки подгибаются моментально в ту сторону, куда мысли ретировались, да, фигура у него что надо, да от него за лигу веет силой и властью, но он демон! Эрхан, мать его за ногу! Я же его бояться должна и ненавидеть, за то, что он слишком много знает обо мне!

Так, кого я обманываю? Я его не боюсь. Уже не боюсь. Он вернул мне не только зрение, но и жажду жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями. И за это я ему очень благодарна, а то всепоглощающее чувство страха куда-то полностью исчезло, после…

А ведь мои губы еще помнят его поцелуй, хоть уже и больше суток прошло с тех пор, как мы покинули Карат.

Почувствовав чей-то взгляд на своем лице, я подняла голову и тут же встретилась взглядом с хищными, сапфировыми глазами. И вот в этот самый момент я поняла, что машинально прикоснулась к своим губам, вспоминая поцелуй демона. Вот хрдыр!

Демон, который на данный момент уже закончил тренироваться на пару с Хантаром, внимательно на меня посмотрел и усмехнулся. Вот гад, а!

Нет, мне все же стоит держаться от него подальше! О, в Хантара влюбится что ли, для отвода глаз? Да и вообще, он очень и очень ничего. Мдя, матушка весна в самом разгаре, добралась она таки и до моей буйной головушки!

Так, где мой Ри? Вот кто мне быстренько мозги в порядок приведет! А то расслабилась я тут с этим гаремом нелюдей!

О, а чего один конкретный нелюдь забыл на облюбованной мною ветке?

— Хантар, какими судьбами? — поинтересовалась я, рассматривая красивые аквамариновые глазки дроу, забравшегося на дерево в считанные секунды, и усевшегося в локте от меня.

— Захотелось поговорить, — пожал плечами дроу и улыбнулся, — Просто мне не верится, что ты жива. Слухи о твоей смерти всполошили немало народу и прокатились по многим странам. Все же ты победительница Турнира, ученица известного на весь мир полуэльфа да и внучка одного из сильнейших архимагов. А теперь, как оказалось, еще и Младшая Княжна Динтанара. Тогда, во время Турнира мне показалось, что князь Эренрих сильно о тебе волнуется, но я и предположить не мог, что…

— Я его племянница? — усмехнулась я, — На тот момент он был мне просто другом, я и сама не знала о нашем родстве.

— И не могла знать, — словно вскользь заметил дроу, с полуулыбкой глядя мне прямо в глаза, — Валанди никогда не были в родстве с Эренрихами.

— Хантар, если ты пришел за ответами на все интересующие тебя вопросы, то извини, любопытство твое я удовлетворить не могу, — с такой же улыбкой произнесла я.

У этого дроу привлекательная внешность…. Слишком привлекательная, и внушающая доверие. Вот так и хочется взять и как ни в чем не бывало поговорить с ним обо всем, в надежде, что он даст мудрый совет. Хорошая маска, очень хорошая. Вот только это не значит, что я на нее куплюсь и сразу же начну излагать все свои подвиги и похождения вперемешку с тайнами. Если я решила ни от кого не скрываться больше, это еще не значит, что я буду доверять первому встречному! А цепному псу кронпринца дроу — тем более.

— Я и не сомневался, — хмыкнул дроу, — Ты слишком не похожа на других, чтобы я так легко смог раскрутить тебя на рассказ о твоей жизни.

— Как я поняла, это была проверка на вшивость? — я вопросительно изогнула бровь.

— Да, — кивнул Хантар, — И ты ее с легкостью прошла. Не ожидал от человечки, ты выглядишь слишком юной, но уже имеешь за спиной не малый опыт. Теперь понятно, почему близнецы были так дружны с тобой.

— Хантар, не все то, что кажется на первый взгляд, — философски заметила я, рассматривая красный диск солнца, который уже практически опустился за горизонт. Скоро нужно ложиться спать, а завтра, ближе к обеду мы уже будем в Натинало. Поскорее бы!

— Просто Хан, — неожиданно произнес дроу, полностью развернувшись ко мне и, согнув ногу, уселся ко мне лицом.

— Эль, — протянула я ему руку. На что дроу, мягко улыбнувшись, быстро, но бережно прикоснулся к ней губами. Ой, какой воспитанный эльфик!

'Хелли, поздравь себя! Ты только что получила в свое личное пользование самого хитрого дроу, которого я знаю! На свете тех, кто называет его по сокращенному имени — единицы! Даже Летрак зовет его Хантаром. Не знаю, чем ты так зацепила этого эльфа, но точно могу тебе сказать, у тебя теперь надежный союзник. И о том, что ты его попросишь, он не расскажет даже Летраку' — ошарашил меня Таш.

'А может, это просто такая приманка? Чтобы я расслабилась и доверилась ему?' — спросила я, одновременно посылая дроу дружественную улыбку.

'Нет. У каждого нелюдя есть свои заскоки, назовем это так. Шайтанар — умен и коварен, но не смотря на это, если ему что-то не нравится, тот он скорее всего будет действовать напрямую. То есть соберет нужную информацию и если она ему не понравится, то тот, на кого ее собирали, умрет. Летрак — опытен и циничен, он предпочитает сразу же пользоваться грубой силой. Принц Маркус мудр и этим все сказано. Близнецы — ну ты и сама знаешь, они могут долго присматриваться к человеку или же наоборот, поверить ему с первого взгляда. Хантар де Шан хитер, за маской доверия и добродушия может скрываться что угодно, но если он предложил называть себя по краткому имени, то он доверяет тебе'.

'И почему у меня сложилось такое впечатление, что ты его знаешь?' — задумчиво спросила я, окидывая взглядом лагерь. Ого, что это за собрание у костра?

'Знаю. Учились вместе' — выдал маг секретную информацию. Да уж, куда не плюнь, все учились в свое время в Эллидарской Академии Магии! Словно подтверждая мои слова, порыв ветра взлохматил дроу волосы, открыв моему взгляду серьгу в его левом ухе — гексограмма с капелькой изумруда. Маг Земли.

'Слов нет. А раньше сказать не ага?' — произнесла я с укором, собираясь вставать со своего насиженного места. А то там уже Дарт внизу ручкой машет, зовет, чтобы мы спускались.

'Прости, просто мы с ним уже давно не общались, и я как-то… ну, поссорились мы с ним немного, чего пристала?' — возмутился маг, которому явно было неловко.

Вот что с него взять? Трехсотлетние эльфы (это минимум, точную цифру я боюсь даже представить!), а ведут себя, как маленькие дети! Особенно Таш, Хан, похоже, ту их ссору решил оставить в покое.

'С чего ты это взяла?' — возмутился полуэльф.

'А с того, что он знает, кто мой Наставник! И теперь он для меня Хан. Ничего не смущает, нет?' — поинтересовалась я, живенько спускаясь с ясеня. Таш сердито сопел, а я же, повиснув на последней ветке, взглянула вниз, чтобы знать, куда мне приземляться. Эй, на голову дроу я прыгать не хочу!

— Тебе помочь? — поинтересовался Хан с вечной полуулыбкой на губах.

— Подстрахуй, — попросила я, разжимая руки. Доверится на столько, чтобы позволить ему поймать меня я не могу по понятным причинам. Совершенно некстати вспомнились события трехлетней давности. Эта же местность, лига отсюда, вечер, на похожей поляне расположился отряд, мой поединок с полуорком, его уход, я с Ташем на дереве. А потом, когда мы спускались, я прыгала прямо с ветки, раскрыв руки, летела спиной назад, уверенная, что меня обязательно поймает Дерек, стоявший внизу. И поймал же, осторожно, словно хрустальную вазу.

Интересно, я когда-нибудь смогу доверять им так же, как это было раньше? Я… я не знаю.

Сильные руки Хантара умудрились каким-то образом поймать меня на лету до того, как мои пятки коснулись земли.

— Э-э-э, Хан, я просила меня подстраховать, а не ловить! — улыбнулась я, когда дроу поставил меня на землю и убрал руки с моей талии, — Смотри, надорвешься же так!

— Эль, мне это не сложно, — улыбнулся дроу, когда мы направились в сторону костра.

— Вот сяду тебе на шею, тогда и посмотрим, как заговоришь! — зловеще предупредила я, на что Хан ответил веселым, практически мальчишеским смехом. Я не смогла удержаться, чтобы не засмеяться вместе с ним.

— Где вы ходите? — подозрительно поинтересовался Сайтос, когда мы подошли к костру. Хантар присел рядом с Шайтанаром, а я же плюхнулась рядом с Дартом, протянула руки к огню и насмешливо поинтересовалась:

— Ревнуешь, милый?

Ха, вот это физиономия! У него там случайно не инфаркт, нет?

— Конечно, дорогая!

Нет, не инфаркт. А жаль.

— А что такое дорогой? Рога нечем спиливать? — продолжила я пикировку с демоном, причем делая такое невинное выражение лица, что Дарт, чуть отвернувшись, начал похихикивать. Хантар улыбался, а вот Шайтанару, почему-то было не до смеха.

— Ах, ты, маленькая дрянь… — начал приподниматься со своего места Сайтос, мгновенно вскипев. Вот же чайник отполированный, чего ему никогда не сидится спокойно?

— Сайтос! — резко одернул его кронпринц эрханов, в синих глазах полыхнула ярость. Этого хватило, чтобы эрхан мгновенно замолк и сел обратно на траву. А чего это, Шайтанар у нас сегодня не в духе?

— Итак, что за собрание? — поинтересовалась я, чуть поежившись от холода. Да уж, погорячилась я в одной рубашке щеголять, нужно плащ найти в недрах рюкзака.

— Мы обсуждали, как будем вести себя в Натинало, — пояснил Дарт, протягивая мне кружку с чаем, — При въезде туда могут возникнуть проблемы, даже не смотря на то, что мы туда по важному делу. Все же, чистокровных там не любят, а глава города, как я слышал, сейчас отсутствует.

— Проблемы? — удивилась я, — Да откуда? Нас там уже давным-давно ждут, Таилшаэлтен предупредил о нашем приезде и отдал свой особняк в наше полное распоряжение. На счет проезда в город не волнуйтесь, единственное, что прошу — по городу сильно не разгуливать, и к горожанам не приставать. Сайтос, это тебя касается в первую очередь.

— И откуда же они, интересно, знают, что мы завтра будем у них? — ага, промолчать зеленоглазый эрхан не смог. Как же мне хочется иногда сломать ему нос, вот кто бы знал!

— Я предупредила Таша, а он своих помощников, вот и все, — пожала я плечами, — Так что беспокоится не о чем. Мы можем оставаться там сколько потребуется, библиотека и лаборатории в нашем полном распоряжении. Только Таш настоятельно просил их оставить в целости и сохранности, — сообщила я, недовольно почесывая нос. На счет сохранности, это вообще-то к моим шаловливым ручкам относилось, ну да ладно. Все это полуэльф рассказал мне еще вчера, так что я на данный момент просто передала всем его слова.

Пока все переваривали полученную информацию, Хантар молча встал, подошел к своему карнейлу (чистокровному, кстати, такая, извините, ЛОШАДЬ, не маленькая), натянул на свое тело простую черную рубашку и, прихватив плащ, висевший на седле этой животинки-переростка, вернулся обратно к костру. И самое интересное то, что он не сел на свое место, а набросил свой плащ мне на плечи! А мне действительно начинает нравиться этот дроу!

— Спасибо, Хан, — тепло улыбнулась я. И, поймав удивленный взгляд Дарта, подмигнула ему. Да, я действительно, начала жить, и мне это нравилось! Долой маску отчужденности, небрежную ухмылку, и весь остальной бред, которым я прикрывалась. Хе, интересно, именно мое шальное поведение так испортило настроение Шайтанару, который сейчас резким голосом отправил всех спать? А, упырь с ним, мне и так неплохо!

— Эль, что с тобой случилось? — тихо поинтересовался подошедший Дарт, пока я натягивала любимую паутину между двумя ближайшими деревьями.

— Нечего особенного, недоразумение ты мое разноцветное! — улыбнулась я, — Просто я поняла, что жить — это здорово!

— Это после того, как ослепла? — удивился ятугар, подпиравший своим плечом несколько покосившуюся березу, — Перемены на лицо. А то раньше на людях ты была такой… княжной.

— Эй, лорд Вейтир, уж кто бы говорил-то! — хихикнула я, вспомнив его физиономию на торжественных приемах. Такую надменную харю в высшем свете еще стоит поискать, уж поверьте!

— Рад видеть тебя такой постоянно, а не только тогда, когда мы наедине, — искренне улыбнулся Даот, отлепляясь от дерева, — Ладно, спокойной ночи, Эль!

— Тебе того же и туда же! — помахала я ему ручкой и когда он отошел на пару шагов, не выдержала и позвала, — Дарт?

— Что, Эль? — повернулся он.

— Спасибо тебе за все, — с виноватым видом посмотрела я на него, понимая, что он догадается, за что я его благодарю. За больше двух лет дружбы, в течение которых он делал для меня все, а я отказывалась, нет, я просто боялась принять его как друга.

Дарт лишь кивнул, но в глубине васильковых глаз разлилось тепло. Слова были лишними на данный момент, и мы оба понимали это.

Спать я легла с легким сердцем, но уже засыпая, я все еще боялась, что вновь увижу кошмар. И что именно он может заставить меня сомневаться в правильности выбора между скрытным существованием Динтанарской Княжны и бесшабашной, но такой родной жизнью Хеллианы Валанди. Так, все, пора к Целителям, тут уже раздвоением личности попахивает!

Тревога оказалось не напрасной — как только меня сморил сон, сознание медленно начало окутываться липким, холодным туманом, который гасил все те теплые чувства, что во мне воскресли, и вытягивал на поверхность лишь отчаяние и страх, неизвестность и пустоту. Это страшно и больно, но…

Эта песнь? Неужели, я опять ее слышу?

'Блуждаешь в тумане…

Звенит пустота…

И сердце сжимает от боли…

Не плач! Не грусти!

Ты уже не одна!

Очнись! Моя песня с тобою.

Очнись, мой малыш!

Слышишь голос в ночи?

Пускай он тебя обнимает.

Не плач! Не грусти!

'Я смогу!' — прошепчи,

Надежда лишь сердце спасает.

Блуждая в тумане,

Среди холода тьмы,

Наверно, устала до дрожи.

Скатилась слеза…

На мой голос иди!

Забудь всё, что сердце тревожит!'

Только лишь одна она способна прогнать этот липкий туман. И пускай мне кажется, что она не допета, лишь она одна всегда мне не давала мне скатиться в бездну пустоты, в этот проклятый туман, лишающий рассудка.

В эту ночь я спала крепко и спокойно. Ну, по крайней мере, часть ночи точно.

Шайтанар сейт Хаел

Как столь необычная и умная не по годам личность смогла оказаться таким ребенком? Маленьким, ехидным, забавным, но … ребенком?!?

Перемены на лицо — это не Динтанарская Княжна, это подростковое недоразумение какое-то! За эти два дня, в течении которых мы приближались к городу полукровок, Сайтоса уже послали в такие места… Нет, девчонка и раньше с ним не ладила, но теперь она искренне наслаждалась перепалками с демоном, и счастливая улыбка все чаще не сходила с ее губ. Зрелище сияющих глаз завораживало, так же, как и белоснежная, искренняя улыбка.

Я все еще не мог поверить, что она решила сбросить маскировку, должно быть, это решение далось ей нелегко, но все же она это сделала, и при чем с видимым удовольствием. Внешность девчонки завораживала: точеные черты лица, большие глаза, обрамленные черными пушистыми ресницами, прямой носик, чуть пухлые губы, хрупкая, притягательная фигура…

Да что со мной?

— Что-то не так? — спросил дроу, опустив сатар, когда я жестом попросил остановить тренировку, — Ты сегодня не в духе.

— Нет желания у меня сегодня, — пожал я плечами, опуская меч, — Продолжим утром.

У меня сейчас есть только одно желание — почувствовать на губах вкус ее губ. Это желание занимает все мои мысли уже как два дня с того самого утра, когда я впервые ощутил их. Это было….

Я хочу ее.

Почувствовав взгляд на своем лице, я поднял голову и тут же поймал взгляд зеленых глаз. Тонкие пальчики девчонки, которая расположилась в ветвях высокого дерева, словно невзначай коснулись собственных губ, вызвав у меня довольную усмешку. Значит, она тоже не может забыть этот поцелуй. Что ж, тем лучше для меня.

Пока я одевался, внутри шевельнулась мысль о Киртане и чувство того, что я неправильно поступаю. Но… я не могу иначе, и друг, знающий меня как свои пять пальцев, это прекрасно понимает. Я обещал, что с ней ничего не случится, и я сдержу свое слово. И я ее не трону, но вот если она сама согласится… тогда другой разговор. Я демон, и для меня такое поведение в порядке вещей. Это моя натура, так что князь Эренрих знал, на что шел, когда отпускал со мной свою любимую. И если бы чувства у них были взаимны, я бы даже на полет стрелы к ней не подошел. Может быть. Просто она слишком красива и необычна, чтобы пройти мимо.

И, похоже, не только меня одолевают подобные чувства!

Я с глухим раздражением увидел, как на дереве в тридцати шагах от лагеря, Хантар целует руку Эль, и она нежно улыбается ему. Ему, а не мне!

Я поддерживал ее и защищал тогда, когда она ничего не видела и всего боялась, даже своего друга ятугара! Я вернул ей зрение, а не он! Я встряхнул ее тогда, когда она практически сдалась! Я подтолкнул ее к желанию снова жить и быть собой! В конце концов, я целовал ее тем утром! Я, а не он!

Так почему же она улыбается ему, а меня практически не замечает?!? Чем я хуже его?!?

Подозвав Сайтоса и Дартара, я сел около костра и бросил быстрый взгляд в сторону ясеня. В этот момент человечка как раз разжала руки и полетела вниз, но приземлится ей не дал Хантар, который осторожно ее поймал и бережно поставил на землю. Отлично!!! Она ему еще и доверяет!

Разозлившись еще больше, я постарался выбросить из головы все лишние мысли, касающиеся этой магички, и начал обсуждать наше поведение в городе полукровок. Зная Сайтоса, ничем хорошим это обернуться не могло, а ведь Натинало не то место, где можно позволить себе вольное поведение.

Внезапно за спиной раздался смех дроу, которому вторил нежный, мелодичный и до отвращения похожий на эльфийский, смех девчонки. Нет, это последняя капля моего терпения…

Я не позволю так со мной обращаться.

— Ревнуешь, милый? — вопросом на вопрос Сайтоса ответила Эль, протягивая руки к пламени костра. Глаза ее смеялись, а обычно тусклые искры на радужке казались расплавленным золотом, которое сияло, когда в нем отражались отблески костра.

— Конечно, дорогая! — тут же ответил демон, а меня покоробило это слово. Было в нем что-то такое… ненатуральное, фальшивое и даже неприемлемое.

— А что такое дорогой? Рога нечем спиливать? — ехидно поинтересовалась магичка, задев тем самым за живое и так нервного демона. Среди эрханов считается нормальным, если муж уйдет на время к другой, но вот супруга его не имеет права этого сделать. Девчонка, сама того не ведая, нажила себе крупные неприятности.

— Ах ты маленькая дрянь… — с угрозой в голосе начал подниматься Сайтос с травы.

— Сайтос! — боюсь, мой окрик получился более резким, чем следовало бы, но на демона он подействовал как ведро ледяной воды на голову. Не стоит ему забывать, кем является наша маленькая магичка.

— Итак, что за собрание? — поинтересовалась я, девчонка, поежившись от холода. На ней была надета только темно-зеленая рубашка простого кроя, со шнуровкой на груди и рукавах, да легкие штаны черного цвета. Про плащ, похоже, она забыла напрочь. И куда же делась та разумная магичка?

— Мы обсуждали, как будем вести себя в Натинало, — пояснил Дартар, протягивая человечке кружку с чаем, которую она с радостью приняла и ответила ему благодарной улыбкой, — При въезде туда могут возникнуть проблемы, даже не смотря на то, что мы туда по важному делу. Все же, чистокровных там не любят, а глава города, как я слышал, сейчас отсутствует.

— Проблемы? — удивилась Эль, — Да откуда? Нас там уже давным-давно ждут, Таилшаэлтен предупредил о нашем приезде и отдал свой особняк в наше полное распоряжение. На счет проезда в город не волнуйтесь, единственное, что прошу — по городу сильно не разгуливать, и к горожанам не приставать. Сайтос, это тебя касается в первую очередь.

— И откуда же они, интересно, знают, что мы завтра будем у них? — спросил Сайтос, молча проглотив последнюю её шпильку в его адрес. Существенный вопрос, я бы тоже хотел знать ответ на него.

Получив ответ, я поневоле задумался над тем, каким именно образом она связывалась со своим Наставником? Безопасен ли этот способ? И куда делся ее ворон, а точнее, его скелет? И насколько ей близок ее Наставник, что он так спокойно запускает нас в свой город и даже селит в своем особняке? Довольно смелый поступок с его стороны, неужели он так доверяет человечке, что позволяет называть себя по сокращенному имени? Что же все таки связывает гениального полуэльфа и известную магичку?

— Спасибо, Хан, — неожиданно услышал я теплые нотки голосе Эль. Как она его назвала?!?

Что произошло на этом треклятом дереве, что она называет его домашним прозвищем, можно сказать, а он закутывает ее в собственный плащ так, словно они не одну сотню лет знакомы?

Наверно, в тот момент я был слишком резок, когда отправлял всех спать, но иначе просто не получилось, я едва сдерживал собственные эмоции. Злость внутри кипела, пытаясь найти выход, совсем как тогда, когда я чуть не придушил девчонку. Так со мной никогда еще не обращались! Меня бесило то, что меня эта человечка ни во что не ставит и даже не считает, что я достоин ее благодарности!

И это только небольшая часть того, почему я на нее злюсь! А большая — это ее проклятые тайны. Пора положить этому конец и сделать так, чтобы человечка прекратила творить что попало за моей спиной.

Мне повезло — когда я принял свое решение, все уже спали, расположившись у костра, а магичка посапывала, закутавшись в одеяло на паутине-страховке, натянутой между деревьями неподалеку.

Быстро преодолев разделяющее нас расстояние, я подошел к ней и резко сдернул одеяло с ее тела. Ноль реакции. С явным неудовольствием я потряс ее за плечо и только тогда на меня уставились сонные и ничего не соображающие глаза девчонки.

— Шайтанар? — усевшись, спросила она и принялась тереть глаза, — Что случилось?

— Идем! — рыкнул я, стаскивая ее с ее ложа. Меня еще больше взбесило то, что раньше она на такое резкое пробуждение всегда реагировала ударом цепи, а сейчас даже не поняла сразу, что кто-то находится рядом! Что за глупая беспечность?

— Что за неожиданная побудка? — поинтересовалась человечка, когда я отвел ее вглубь леса и резко развернулся.

— Как ты связываешься со своим Наставником? — резко спросил я, разглядывая в темноте ее лицо. Она не испугалась моего тона, а лишь изумленно распахнула глаза:

— Тебе это стало вдруг так интересно именно сегодня и именно посреди ночи? Ладно, если тебе это так важно, отвечу: надежным способом!

— Каким именно? — с нажимом спросил я, всматриваясь в ее лицо, на котором проступило неожиданное упрямство, — Мне нужно знать, насколько это безопасно, и может или нет, кто-нибудь перехватить твое послание.

— Нет, — хмыкнула человечка, скрестив руки на груди, — Никто этого сделать не сможет. Этот способ действительно безопасен.

— А что если нет? — упрямо спросил я, меня бесило то, что она уходит от прямого ответа.

— Шайтанар, какая муха тебя укусила? — недоуменно спросила человечка. Я же молча ждал ответа. Тогда девчонка неожиданно разозлилась, — Если у тебя паршивое настроение, то не нужно портить его другим! Я тебе говорила, что я никогда не вру! И повторяю это еще раз! Я не вру, способ, которым мы с Ташем связываемся, абсолютно надежен! А веришь ты или нет, это твое дело!

— Я помню, — убрав из голоса рычащие нотки, произнес я, положив руку на плечо Эль, когда она развернулась, чтобы уйти, — И я тебе верю. Но может оказаться так, что только вам этот способ кажется надежным.

— Я никогда слов на ветер не бросаю, — тихо произнесла человечка и, скинув мою руку со своего плеча, развернулась и посмотрела мне в глаза, запрокинув голову, — Неужели тебе так сложно поверить мне на слово?

— Я не привык этого делать, — признал я, глядя в ее злые глаза, которые в темноте леса стали похожи на глаза волчицы, — И если уж вопрос зашел о доверии…. Неужели я не заслужил его, хотя бы настолько, чтобы ты смогла раскрыть мне хотя бы одну свою тайну?

В глазах человечки произошли разительные перемены. Злость начала потихоньку отступать, от чего ярко-желтые искорки на радуги немного побледнели, а затем пришло понимание. И тогда она сделала то, чего я никак не ожидал — стянула с себя рубашку.

Слегка поежившись от ночного холода (она как всегда носила повязку от подмышек до талии), девушка повернулась ко мне боком, продемонстрировав точеную фигурку и черную розу на левом предплечье.

— Эта татуировка сделана руками Таша много лет назад, когда я в первый раз посетила этот город. Именно она дает нам возможность общаться. Мысленно, невзирая на время и расстояние. Она никем не ощущается и связь невозможно проследить.

Я молча провел указательным пальцем по черным лепесткам на гладкой коже, не обращая внимание на покалывание от чужой магии. Так вот оно что….

— Значит, Таилшаэлтен все это время знал все о тебе и следил за всеми твоими действиями? — спросил я, убрав руку, хотя мне хотелось проследить пальцами не только рисунок, но и едва тронутую загаром кожу от предплечья и выше, до линии ключиц и дальше, к изящной шее.

— Да, — кивнула Эль, натянув рубашку, — Теперь, если ты убедился, что способ надежен, то я могу идти спать?

Я не обратил внимания на последний вопрос, так пытался понять, насколько же близок маг со своей ученицей? Постоянная связь в течение стольких лет не могла пройти даром.

Не получив от меня ответа, магичка резко развернулась и шагнула прочь, но неожиданно начала падать. Быстро шагнув вперед, я подхватил ее и посмотрел вниз, чтобы определить причину падения. Ей оказалась шишка, попавшаяся под босую ногу человечки. Я только сейчас заметил, что она не обута.

— Ай, больно! — поморщилась человечка, но не убрала мои руки, а наоборот, вцепилась в мою руку и принялась потирать пострадавшую ногу.

— Я думал, ты умеешь терпеть боль, — несколько отрешенно произнес я, чувствуя, как злость моментально начала испарятся, когда ко мне, пусть и ненадолго, прижалось хрупкое тело, — Ты же ранхар.

— И? — недовольно поморщившись, выпрямилась человечка, — Я же тоже живая. Шайтанар, все в этом мире носят маски. Ты — злого и бесчувственного кронпринца демонов, а я — холодной Динтанарской Княжны. Вот только мне это надоело, и я решила вновь стать Хеллианой Валанди, такой, как была когда-то. А вот ты, похоже, навечно сросся со своей маской. А это отталкивает, поверь. Спокойной ночи.

Слова прозвучали как приговор. Так вот, что она думает на самом деле, почему не обращает на меня внимания!

Можно конечно разозлиться на ее слова, упиваться гневом по причине того, что в Киртане она сумела увидеть кого-то другого, но я…. Я вдруг понял, что она права.

Быстро преодолев разделяющее нас пространство, я поднял человечку на руки. Та попыталась возмутиться, но внимательно взглянув на мое лицо, промолчала, хоть и не расслабилась.

Я молча отнес ее на паутину и осторожно усадив, проверил, не поранила ли она ноги, пока я ее тащил в лес. На миниатюрных ножках не оказалось даже царапины, и поэтому, я встал и накрыл ее одеялом.

— Шайтанар, — когда я уже отошел на несколько шагов, меня окликнул ее тихий голос.

Я остановился на полпути, но не обернулся. И мгновение спустя услышал довольно тихое:

— Спасибо.

Мои губы тронула невольная улыбка. Все не так уж и плохо, как я думал.

— Спокойной ночи, — произнес я и направился к костру. Я буквально почувствовал, как она покачала головой и улыбнулась.

Странная ночь.

Впереди виднелись крепостные стены высотой примерно в двадцать локтей. Тяжелые, двустворчатые ворота были открыты, но, даже не смотря на это, город надежно охранялся. О нем и его жителях я знал многое, но, к сожалению, ни разу здесь не был.

Эль с Дартаром ехали чуть впереди, я и Сайтос следом, а Хантар замыкал наш небольшой отряд. У самых ворот, в тени каменной стены, на траве, несколько полукровок азартно резались в карты, и прекратили свое занятие только тогда, когда мы остановились неподалеку от ворот.

Полукровки (а именно орк, два дроу, один вампир и демон) бросили свое занятие и направились к нам, когда со спины своего коня практически кубарем скатилась магичка и бросилась навстречу с радостным воплем:

— Ренх!!!

— Малышка? — полуорк остановился и, легко поймав маленькую фурию, пару раз подкинул ее в воздух, — Явилась, наконец-то! Где тебя носило?

— Там, где тебя не было! — заявила человечка, радостно целуя полуорка в щеку. Огромный детина, взявший от человека только добродушную ухмылку и короткий ежик темно-коричневых волос, расплылся в улыбке и не торопился опускать человечку на землю, а она удобно уселась на его согнутой руке. Мне стало интересно, каким образом девчонка заслужила такое уважение у представителя рассы орков, пусть и нечистокровного? Об их суровости и жестокости ходят легенды, причем правдивые и всегда кровавые.

— Человечка? В нашем городе? — неожиданно скривился полувампир, небрежно скрестив руки на груди, — Тебя опять сюда занесло?

— Нил… — угрожающе произнесла девчонка и жестом попросила орка поставить ее на землю, — Опять твоя вампирская харя мне глаза мозолит?

— Да и будет мозолить до тех пор, пока ты сама отсюда не уйдешь! А отпускать тебя в ближайшее время я точно не собираюсь! — неожиданно улыбнулся бледнолицее последствие брака между вампиром и человеком. Я с нарастающем удивлением, которое, впрочем, на моем лице не отразилось, смотрел, как черноволосый вампир обнимает улыбающуюся человечку. И только тогда, когда к бурному и дружественному приветствию приступили дроу и демон, я понял, почему нам ничего не угрожает в этом городе. Потому что Хеллиану Валанди здесь считали за 'свою'. Доверие и дружбу этих людей она заслужила, правда чем, я еще не знаю, но точно не силой, жестокостью или страхом. Но тогда чем?

— А, Хелл, — неожиданно обратился к ней светловолосый, забавный, и явно молодой дроу-полукровка, — Чуть не забыл! Ту есть еще кое-кто, и он очень рад тебя видеть!

— И кто же это? — удивилась человечка, совершенно спокойно отреагировав на неизвестное мне имя. Интересно, а она знает, что в переводе со старинного наречия демонов, ей имя будет звучать как 'демоненок'?

Полукровки переглянулись и дружно шагнули в стороны, а немного удивленную таким поведением девчонку снес с места… снежный барс.

Ругалась Эль занятно, пока каталась по порядком пыльной земле на пару с большой пятнистой кошкой, но вскоре замерла, лежа на спине. Полукровки хохотали, я барс, довольно большой по размеру, но довольно молодой по виду, принялся старательно вылизывать лицо человечки, громко мурлыкая. У меня создалось ощущение, что я попал в какой-то цирк, магичка своим появлением умудрилась устроить большой переполох.

— Ри!? Ри, твою маму! Ты смог, да? Я над твоим сознанием год билась! Я убью тебя, котенок несчастный!

Я пропустил тот момент, когда в удушающих объятиях человечки оказался взлохмаченный дроу с серебристыми волосами. Тот самый, единственный, кому она после Наставника верит безоговорочно.

— Эль, задушишь! — прохрипел он, сам же сжимая сидящую на земле человечку в объятиях.

— Да, задушу! А потом подниму, и станешь моим тихим зомби! — такой радости в этих глазах я не видел никогда.

— Не, я тихим не буду! — ухмыльнулся мальчишка от уха до уха. И вот это два ранхара, одни из лучших в своем деле?

— Значит так, — неожиданно влез в бурное приветствие орк и, схватив обоих за шиворот, легко поставил парочку на ноги. Те только хихикали и довольно переглядывались, — Сейчас все дружно идут по домам и ждут вечера. Хелли, ты берешь своих друзей и ведешь их в дом Таша, все в курсе, что жить вы будете там. Вечером в таверне праздник по поводу вашего приезда и Хелл, учти, что весь город надеется, что ты сыграешь!

Сыграет? На чем?

Только сейчас я понял, что на самом деле о ней, как о личности я знаю ничтожно мало. И мне нужно как-то заполнить этот пробел.

— Да нет проблем, — развела она руками, — Ради тебя, мой дорогой, все, что угодно!

— Да ну тебя, — отмахнулся орк, пряча улыбку, и обратился к нам, — Идемте в город!

Я быстро спешился и, схватив коня под уздцы, отправился следом за орком. Рядом шел ничего не понимающий Сайтос, а Хантар нагнал меня и теперь шел слева.

— Шайтанар, а ты знаешь, кто этот аронт? — неожиданно спросил дроу.

— Нет, — покачал я головой, пытаясь отогнать видение счастливого лица человечки перед глазами, — Ему нет еще и сотни лет, откуда я могу его знать? Всего лишь мальчишка, даже не смотря на то, что он ранхар, так же, как и Эль.

— А еще он принадлежал к Младшему Дому Лиадон, но сбежал оттуда и от него отказались, — словно невзначай заметил дроу, внимательно разглядывая аронта, шагающего в обнимку с человечкой.

Не повезло ему, что я могу сказать.

Младший брат Холлимиона де Див. Интересные личности вертятся вокруг Хеллианы Валанди. Такое не может быть просто так.

Сила тянется к силе, и насколько же должна быть сильна эта магичка, чтобы удерживать и интересовать всех тех нелюдей, о которых я знаю? На счет ее характера и стальной воли я уже не говорю. Теперь у меня появились подозрения, что и с магией у нее определенные отношения. Кроме той Силы Некромантии и спонтанных выбросов.

Рассматривая необычные, но на удивление уютные улицы города полукровок, его местных жителей, которые приветливо махали человечке, я понимал, что слишком многое о ней не знаю. А когда я чего-то не знаю, меня это злит. На данный момент существует один источник информации, который сможет удовлетворить мое любопытство. И это источник — аронт полукровка, любимый приятель Эль. То, что их связывают удивительно прочные узы, видно невооруженным глазом. В ближайшее время нужно будет тесно с ним пообщаться на эту тему. Уж что-что, а добывать информацию я всегда умел.

Полукровки по дороге ушли, напомнив веселой до крайности девушке о том, что вечером ее ждут. С нами остался только орк, которого я не преминул спросить, пока Эль разговаривала с какой-то девушкой, аура которой не поддавалась объяснению, и у меня появилось подозрение, что это наполовину дриада.

— Дружбу народа орков непросто заслужить, — словно вскользь заметил я, рассматривая виднеющийся впереди особняк, — Как же она смогла это сделать?

— Малышка Хелли? — добро усмехнулся тот, взглянув сначала на меня, а потом на весело щебетавшую магичку в десяти шагах от нас, — Она необычный человек, демон. Её все любят, такой уж у нее характер. Но уважение в этом городе она получила не только благодаря своему характеру, а благодаря силе, уму и отваге. Она победила моего брата в поединке и отстояла свое право остаться в нашем отряде, когда мы прочесывали окрестности Натинало в поисках нечисти. Она сильная, но, не смотря на это, нуждается в защите.

— Почему ты говоришь это именно мне? — спросил я, пристально глядя в глаза орка.

— Мой отец принадлежал к народу пустыни. У них закон прост: если тебе нравится женщина, или даже не одна, возьми их, не раздумывая, пока тебя не опередили. Но коли взял — всегда оберегай и заботься о них. Тебе интересна эта девушка, раз ты спрашиваешь о ней. А интерес может, как и угаснуть, так и увеличиться, ты понимаешь, о чем я. Хелли никогда не сидит на месте, но пока она в этих стенах, она в безопасности. Но снаружи…

— Ты же знаешь, что она может и сама о себе позаботится, — усмехнулся я, перебив полуорка. Тот в ответ покачал головой:

— Она сильна, но всегда найдется тот, кто сильнее. И ей нужен защитник, чтобы она не говорила. Подумай об этом, демон.

Я только кивнул. Да и что можно было на это сказать?

Остановившись около небольшого на вид, но массивного особняка из круглого бруса, орк напомнил еще раз, чтобы Хелли на закате вместе с нами пришла в таверну.

— Ренх, я все понимаю, и тоже рада вас видеть, но… — привязывая пегаса, крылья которого были вновь скрыты под мороком, к коновязи, лицо магички приобрело серьезное выражение, — Но мы приехали сюда не гулять, а с убийствами разбираться!

Надо же! Удивлен. Признаю, я уже подумал, что от радости она про все дела забыла! Очередной плюс в ее пользу.

— Малышка, — полуорк с ласковой улыбкой взъерошил человечке длинную челку, — Я помню об этом. Но мы все решили, что дела завтра. А сегодня отдых и празднование долгожданной встречи. И не спорь!

— Вот всегда ты так! — укоризненно покачала головой Эль, строго взглянув на внушительную фигуру полуорка. Смотрелось это забавно, учитывая, что ростом она ему была примерно по подмышку, если не ниже.

— Отдыхай! — распорядился полуорк и направился в сторону ближайшего дома. Небольшого, но довольно высокого, с красно-коричневой черепицей и небольшим садиком под окном. И это жилище полуорка? Забавно.

— Так, что тут у нас? — несколькими легкими шагами магичка преодолела ступеньки, ведущие на широкое крыльцо из темного дерева, и остановилась около толстой деревянной двери с железными заклепками.

— Тройное плетение поверх запретки, выполненное нитями стихии Огня! — тут же подсказал улыбающийся от уха до уха аронт, усевшись на толстые перила крыльца напротив двери.

— Да вижу я! — цыкнула на мальчишку Эль, копошась с заклинанием на входной двери.

— Танорион! — неожиданно громко сказал Хантар, привязав своего карнейла как можно дальше от пегаса Эль, — Тебя что, родители и старший брат здороваться не учили?

— А? — аронт очень медленно обернулся, побледнел, и резво скрылся за спиной человечки, которая тоже обернулась на этот возглас, — Эль, спрячь меня, а?

— Ой, Ри, я совсем забыла тебе предупредить! — магичка звучно хлопнула себя по лбу и повернулась к мальчишке, который пытался слиться с дверью. Впрочем, в светло-коричневых штанах и ярко-зеленой рубашке с закатанными рукавами у него это плохо получалось.

— Я это заметил! — кивнул ошарашенный аронт, то и дело косясь через ее плечо на дроу, который небрежно улыбался, а девчонка вновь занялась плетением, которое охватывало не только дверь, но и весь особняк, становясь сильнее в тех местах, где это было необходимо. На окнах и крыше, если точнее.

— Готово! — повернувшись к нам, воскликнула радостная магичка, когда плетение с почти неразличимым звуком исчезло.

— Я заметил! — раздался недовольный возглас аронта изнутри дома.

— Ой, Ри, прости! — хихикнула магичка, пытаясь поднять упавшего на пол мальчишку. Тот, похоже, вообще не знал, что дверь открывается вовнутрь.

— Шайтанар, куда мы попали? — ошалевшим голосом спросил Сайтос, поднимаясь вслед за Хантаром по ступеням крыльца.

— В мир Хеллианы Валанди! — хмыкнул я, качая головой. Похоже, что эта парочка — настоящая катастрофа. Вот только Киртан как-то забыл мне об этом упомянуть.

Вечером я пошел в таверну только с одной целью — выяснить, на чем же играет человечка. Сайтос и Хантар пошли тоже, и Ренх, тот самый полуорк, выделил нам столик в самом углу небольшого заведения, где, что странно, кроме Эль и разносчиц, не было больше ни одной девушки. Я не спеша наслаждался ант'турином и разговаривал с Хантаром, одновременно разглядывая посетителей. Действительно, все до единого полукровки, чистокровных здесь нет и никогда не было. Даже те демоны-полукровки, что сидели неподалеку, не знали, кто я такой и моя власть, как наследника, была над ними не действительна. Это раздражало немного, но я смог почувствовать себя свободным от всего и спокойно насладится вечером.

Как я понял по разговорам — все посетители (а их собралось не мало) участвовали в походе на нечисть, когда Хеллиана Валанди приезжала сюда на практику. Не знаю, врали полукровки или нет, но по их словам выходило, что округа в то время кишмя кишела такой нечистью, которая уже как тысячу лет не появлялась в этом мире.

— Что думаешь? — тихо спросил Хантар, наблюдая, как человечка весело болтает ногами, сидя между аронтом и орком за столиком, который стоял ближе всего к барной стойке. При этом она то и дело прихлебывала вино из пузатой кружки и смеялась над шутками полувампира, сидевшего там же.

— Все может быть, — пожал я плечами. На что Сайтос, уже порядком набравшийся вина, заявил чуть ли не на всю таверну:

— Да брехня это все! Подобного рода нечисть истребили давным-давно.

— Сайтос, милый, ты опять влез туда, куда тебя не просит? — раздался звонкий голос магички, и она, отставив свою кружку, мягко придержала за рукав вампира, попытавшегося подняться из-за стола.

— А почему бы и нет, дорогая? — усмехнулся пьяный демон. Я пока решил не вмешиваться.

— А потому что, мой хороший, — хмыкнула девчонка, выбираясь из-за стола. Пройдя несколько шагов, она нырнула за барную стойку и вернулась оттуда, держа в руках… хорошо сохраненную специальным заклинанием голову эньхи, — Что вот это прямое доказательство. Вопросы есть?

— Нет! — эрхан, сидевший рядом со мной резко протрезвел. Голова нечисти впечатляла, если честно.

Магичка хмыкнула и обратилась к бармену, высокому темноволосому дроу:

— Шен, а ты чего до сих пор ее над стойкой не повесил, как собирался?

— Да руки не доходили, — пожал плечами тот и предложил, — Я сделаю это прямо сейчас, а ты нам сыграешь, согласна?

— Договорились! — ответила Эль, прыжком забираясь на барную стойку. Кто-то тут же принес Эль… скрипку.

— Ну что ж… — магичка несколько раз перебрала струны, проверяя настройку инструмента и, изящно взяв смычок, коснулась им струн. По таверне разнеслись первые, нежные звуки скрипки, которая, казалось, ожила в ее руках.

Лежа в кровати, поздно ночью, я не мог уснуть и вспоминал эти звуки. Не важно, что она играла: веселое или грустное, задорное или заунывное, бодрое, танцевальное — все это завораживало, выворачивало душу и требовало идти за собой, маня, уговаривая и прося, а порой, и приказывая подчиниться. Это была не проста игра на музыкальном инструменте, нет. Это пела ее душа.

— Талантливый человек талантлив во всем, — усмехнулся я в пустоту.

Бросив последний раз взгляд на стены комнаты, которая, как и весь особняк напоминала мне мой охотничий домик на берегу реки, я почувствовал, что теперь смогу нормально заснуть — все же выпитый алкоголь дал о себе знать.

Мне снилось что-то незначительное, когда я почувствовал, что к моему плечу кто-то прикоснулся. В мгновенье ока этот 'кто-то' оказался прижатым к стене рядом с кроватью.

— Ты? — выдохнул я, разглядев в темноте бледное лицо магички и мою руку, сжимающую её шею, — С ума сошла? Я же и убить тебя мог.

Я чуть не выругался, резко убирая руку. Что ей понадобилось в моей комнате, да еще и глубокой ночью, когда, судя за непроглядной темноте за окном, до рассвета чуть больше часа? И потом, почему она просто не позвала меня с порога комнаты? И как прошла через охранку на двери?

Сложив вместе все эти вопросы, я понял, что что-то случилось, и внимательно всмотрелся в глаза девушки. Выглядела она неважно — длинные волосы растрепались, одета она была лишь в длинную черную шелковую рубашку с длинными рукавами, она часто дышала, и от нее явно исходил запах выпитого алкоголя.

— Что случилось? — спросил я, увидев выражение ее глаз.

— Шайтанар, почему Карнелия напала на меня? Из-за простой ревности?

— Да, — кивнул я, не понимая, к чему она клонит, — Она признала это перед смертью.

— И ты дальше не стал спрашивать, верно? — словно разговаривая сама с собой, девчонка сползла вниз по стенке и обняла колени. Ничего не понимая, я опустился на корточки напротив нее и, нахмурившись, спросил:

— Не видел в этом смысла. Ты должна была тогда умереть, я спугнул Карнелию в последний момент. Она признала свою вину и расплатилась за это. Почему тебя это вдруг заинтересовало?

— Мне приснился кошмар, — тихо произнесла Эль, глядя в пустоту, — Я словно заново пережила тот момент. И проснувшись, вспомнила, что руки, которые меня связывали, принадлежали мужчине. У Карнелии был сообщник, Шайтанар.

— Почему тебя так настойчиво пытаются убить? — спросил я, погладив согнутым пальцем щеку человечки.

— Это не важно, — отвернулась она.

— Теперь важно, Хелли, — произнеся это, я поднял упрямую девчонку на руки и, дойдя до кровати, положил ее, накрыл одеялом и лег рядом.

— Что ты делаешь? — спросила магичка, хотя глаза ее начали закрываться, как только ее голова коснулась подушки. Еще бы, столько выпить и столько при этом поспать.

— Спи, — шикнул я на нее, и поудобнее устроившись, притянул практически уснувшую человечку к себе, — Завтра со всем разберемся.

— Угу… — сонно протянула она, уткнувшись носом в ложбинку между моими ключицами.

Я лишь усмехнулся.

Черная роза на ее предплечье — редчайший экземпляр во всем мире, и растет она только в одном месте. У меня на родине. Сайтаншесс — страна эрханов и мой дом.

Сайтаншесская роза на её предплечье. Печать моего рода, которую она, пусть и недолго, носила на себе. Неприятие простых решений, сильный характер и сильная магия. Умелое, даже слишком, обращение с сайшессом.

Не знаки ли это, что все время посылали мне Хранители?

Знаки того, что Хеллиана Валанди должна принадлежать мне.

И она будет принадлежать мне.

Вот как только сказать ей об этом?

Надеюсь, что я разберусь с этим в ближайшее время.

Глава 6

Хеллиана Валанди

Ой, чего ж так голова-то трещит…. Люди, убейте меня, мне плохо. Так, а я где вообще? Вопрос, сколько вчера я выпила, даже не принимается к рассмотрению, сразу понятно, что много. Это все Нил, засранец, его перепить нельзя, в который раз убеждаюсь. Убеждаюсь, но все равно пытаюсь доказать, что выпью больше! Женская логика во плоти, ага.

Так, открывать глаза пока не буду, боюсь напугаться. Мало ли что я могла вчера учудить, все-таки не пила я давно уже! Самым хорошим вариантом на данный момент будет то, если я открою глаза, а рядом Ри дрыхнет, довольно посапывая. Если Хан — то тогда неловко, но упырь с ним. А вот если Шайтанар или Сайтос… усе, беда. Итак, что скажут мои ощущения? Про голову и дикую сухость во рту я скромненько умолчу, так они сами уж очень хорошо дают о себе знать.

Я на кровати, под одеялом. Не на полу, это уже плюс. Мне вполне удобно, хоть и немного жестковато. Та часть моего мозга, до которой, видимо, алкоголь умудрился не добраться (о, чудо!), тут же выдала информацию, что кровать это не моя. Это уже плохо…

Идем дальше, в смысле, лежим и пытаемся сообразить. Сквозь закрытые глаза не бьет яркий свет, но рядом кто-то есть. Так… Открыть глаза, или подождать пока этот кто-то смоется отсюда по доброй воле?

Вопрос разрешился сам собой — чьи-то пальцы скользнули по моей щеке, нежно поглаживая, а вкрадчивый голос произнес:

— Проснулась?

Ох, ты, мать моя синий гномик, нафига я вчера к Шайтанару приперлась?!?

Я с трудом разлепила глаза и уставилась на смеющееся лицо эрхана. Ага, смешно ему! А у меня голова раскалывается, между прочим.

— Сгинь, — буркнула я, закрыв глаза. Нет, утро явно не задалось… будем искать во всем положительные стороны. Только вот где они, а? О, нашла! Я ж могла и к Сайтосу завалиться посреди ночи! Угу, на этом месте возникает вопрос, а с каких это пор я вообще начала по чужим комнатам шляться?

— Из своей комнаты? — хмыкнул демон, откинув с моей щеки прядку волос. Кстати, лежал эрхан в локте от меня, оперевшись насогнутую.

— Да поняла я уже, что я не в своей кровати! — буркнула я, вновь с трудом открывая глаза. Попытка оторвать голову от подушки не увенчалась успехом — сил не хватило, да и мутило меня здорово. Голова трещало как старое полено под топором орка, а во рту было сухо, как в пустыне. Нет, все, больше я не пью! А вот меньше — посмотрим. — Как я здесь оказалась?

— Пришла ночью, — хмыкнул демон, с усмешкой глядя на меня, — Ты что, ничего не помнишь?

— Спроси что попроще, — буркнула я, поморщившись. Мдя, может, если бы мне не было так хреново, то я бы и смутилась, увидев поутру обнаженного по пояс Шайтанара в одной кровати (довольно узкой, кстати) со мной.

То ли в демоне проснулось что-то человеческое (я постепенно начинаю догадываться, что в нем это есть), то ли ему просто меня стало жалко (а вот это навряд ли), то ли он просто захотел поскорее избавится от моего похмельного присутствия (а вот это больше похоже на правду), но он хмыкнул еще раз и, нависнув надо мной, приложил пальцы к моим вискам.

Я закрыла глаза, чувствуя, как боль из моей бедной черепушке куда-то уходит. А когда она исчезла совсем, я поняла, что сегодняшнее утро я пережить все-таки смогу.

— Нет, я тебя иногда люблю! — высказалась я вслух, открывая глаза. Шайтанар, не убирая с лица хитрой ухмылки, потянулся через меня, взял что-то с тумбочки.

— Да нет, я тебя точно люблю! — ошалело улыбнулась я, когда эрхан протянул мне не маленькую такую кружку с водой.

После того, как я несколькими глотками выхлюпала всю воду, жизнь показалась мне просто сказкой! Я облегченно вздохнула, чувствуя себя практически отлично, поставила деревянную кружку на высокую тумбочку, стоящую около кровати, и откинула одеяло со словами:

— Ну, мне пора!

— Стоять, — меня нагло зацепили за рукав рубашки, и я плюхнулась обратно на кровать, а точнее — спиной на кровать, а вот голова угодила на живот демону. Тот даже не охнул. Конечно, с таким-то прессом!

— Ну, чего опять? — возмутилась я, даже не пытаясь подняться. Почему? Да сама не знаю! Но буду отмазываться тем, что демон меня все равно бы так просто не отпустил.

— Почему ты не снимаешь это украшение? — поинтересовался демон, проводя пальцем по шее вдоль моей атласной ленты. Затем его пальцы скользнули выше и провели по двум параллельным шрамам, — И откуда у тебя эти шрамы?

— К украшению привыкла, как к родному, а шрамы от зубов тираний, — бодро отрапортовала я, замирая от прикосновения теплых пальцев. Чего вообще происходит?!?

— Я думал, что эти рыбки вымерли давным-давно, — лениво заметил демон, не меняя своего положения. Он все так же лежал, оперевшись на правую руку и согнув одно колено, а вот его левая рука прочертила дорожку вдоль скулы и скользнула в мои волосы. Хм… приятно.

— Мне же везет, — пожала я плечами, шеей ощущая тепло его тела, — Ну так я пошла, а?

— Шшш… — палец эрхана прижался к моим губам, заставляя замолчать, а потом скользнул на щеку, перебрался выше и начал аккуратно поглаживать чувствительное место за правым ухом, — Расслабься и успокойся. И постарайся вспомнить, почему ты вчера ко мне пришла.

Ага, расслабишься тут! Такая ситуация… двусмысленная я бы сказала! Эдакая милая картинка — парочка молодоженов в воскресное утро. Я, взлохмаченная, помятая, в одной рубашке, пристроила свою буйную головушку на животе демона. Этот самый демон в одних тонких штанах, немного растрепанный, с распущенными волосами, лечит меня от похмелья. Мило так, по-домашнему.

Одомашненный демон?!? Где мои мозги вообще, а?

— Мне тоже интересно, что я вчера у тебя забыла! — призналась я, разглядывая деревянный потолок из круглых, темно-коричневых бревен, в центре которого на довольно длинной цепи болталась круглая люстра с толстыми свечами.

— Постарайся вспомнить, — голос эрхана звучал спокойно и как бы издалека, словно подсказывая, что я забыла что-то важное. Я невольно закрыла глаза, пытаясь собрать в кучу обрывки воспоминаний. Нет, все, что было в таверне, это не важно, главное, что было потом.

Помню, как мы в обнимку с Ри шли домой к Ташу. Помню, как постоянно оглядывались и подло хихикали над Сайтосом, который с недовольным видом шел за нами вместе с Хантаром, Шайтанар же ушел в особняк намного раньше нас. Вспомнила, как мы с моим учеником чуть со ступенек не навернулись, пока на второй этаж поднимались, по-моему, нас тогда Хан поймал за шиворот. Ри еще, спьяну, буркнул что-то очень нецензурное в его адрес, и наверняка ему за это сегодня будет ну очень стыдно! Потом мой несносный ученик дотащил меня до комнаты, расположенной в самом углу второго этажа, и заставил переодеться. Кое-как выпроводив его, я бухнулась спать. А потом…

— Хрдыр! — я рывком села, схватившись за запястья. Лучше бы я этого не вспоминала…

— Кто и почему пытается тебя убить? — я как-то отстранено заметила, что эрхан сел и спокойно убрал мои волосы за спину, оголив шею с правой стороны. Руки его легли на плечи и принялись разминать мои напряженные мышцы.

— Шай, спасибо тебе, конечно за заботу, но это не твое дело, — нахмурилась я, передернув плечами. Но руки не убрались, а наоборот, сильно надавили на плечи, от чего я моментально оказалась лежащей на темно-синей простыне кровати. Смотреть на демона снизу вверх было неудобно, но даже видя его лицо в таком положении, была заметна злость в ярко-синих глазах. Как я его только что назвала?!? Вот дурында…

— Я хочу тебе помочь, — как оказалось, эрхан разозлился вовсе не на то, что я так сократила его имечко, — Но не зная, с кем имеешь дело, это трудно сделать! Неужели тебе так сложно мне довериться и рассказать все?

— Я уже один раз доверилась, спасибо! — разозлилась я и села, чуть при этом не вписавшись макушкой в подбородок демона, — На всю жизнь хватило! Я до сих пор не знаю, как с этим разобраться!

— Хелли, — тихо позвал демон, от чего я дернулась и резко бросила через плечо:

— Не называй меня так!

— Успокойся, — неожиданно демон просто и ненавязчиво меня обнял, — Я не хотел тебя разозлить. И это твое имя, неужели ты забыла? 'Эль' тебе не идет.

— Почему ты так настойчиво пытаешься навязать мне свою помощь? — раздраженно спросила я, пытаясь взять в себя руки. Да, взбесил он меня конкретно!

— Я же говорил, я хочу помочь. Неужели тебе этого мало? Я не стану затрагивать что-то личное для тебя, я просто хочу знать, что тебе угрожает, — демон положил свою голову мне на плечо, и чуть повернул голову, обдав ухо горячим дыханием, — Просто скажи мне, в чем тут дело. Я все равно узнаю, пусть и другими способами. Тем более, твой друг здесь, а он молод, горяч и неопытен…

— Не смей… — зашипела я, мгновенно напрягаясь в кольце его рук.

— Если ты так просишь, то не буду, — хмыкнул демон за моей спиной, — Тем более, раз уж и братья де Рен скоро приедут.

— Дерек и Терен представляют для меня наибольшую угрозу, — тихо ответила, чувствуя предательские слезы, которые буквально жгли глаза, — они не поверили моим словам о том, что Селениэль пытается меня убить. И лишь спустя полгода я узнала, что они были под приворотом, под действием которого находятся и по сей день. Ты знал, что Старшим Советником принца Маркуса является вампир? Впрочем, это не важно. Важно то, что он, на пару с принцессой решили меня убить. И настойчиво это продолжают свои попытки, но теперь они точно могут определить, где я нахожусь. Мой ворон, Шай, помнишь? Он сейчас у Таша, только вчера вечером он закончил исследования и сообщил, что благодаря существу, созданному мной, меня можно отыскать в любой точке Аранеллы. А у меня раньше был тарантул, точнее, оживленное чучело его, но он пропал. Пока я была в Динтанаре или Карате, и пока я здесь — охоты на меня не будет. Но за его пределами меня попытаются в очередной раз убить. Предлагая мне помощь — ты обрекаешь себя на крупные неприятности. На смертельные, я бы даже сказала. Тебе это надо — рисковать собой из-за такой как я? Можешь не отвечать, я знаю, что нет.

— Я не собираюсь бежать в кусты при малейшей опасности, — недовольно произнес демон и спросил, одновременно невесомым жестом убирая мне прядь волос за ухо, — И от своих слов я не отказываюсь. Но ты так не сказала, почему они пытаются тебя убить.

На мгновение в голове промелькнула шальная мысль, и мне захотелось рассказать ему все. Про мою силу, про отношение Владыки ко мне, про всю мою жизнь. Рассказать, и надеяться, нет, даже знать и быть уверенной в том, что он все изменит, сможет мне помочь. Сможет уберечь, понять, защитить… Так хотелось сгрузить все на его плечи, но… Но я не могу ему ТАК довериться. Я и так позволила себе слишком многое ему рассказать.

— Я не знаю, что этой пафосной сучке от меня надо, — хмыкнула я, чувствуя слезу на щеке. Я не умею лгать. Но мне пришлось это сделать и мне больно от того, что я это делаю. Лгу тому, который, может быть, хочет мне помочь, — Ты все-таки добился своего. Вынудил меня все тебе рассказать.

— Я не хотел, чтобы это все так произошло, — в голосе эрхана звучало что-то похожее на извинение, — Но мне нужно было знать все о тебе. А ты слишком упряма, чтобы принять мою помощь.

— Шай, какое тебе дело до меня? — спросила я, но тут же закусила губу. Очередная слеза, скользнув по щеке, упала вниз и угодила прямо на руку демона. Он не ответил, а вместо этого поднял меня на руки и усадил на кровать около себя. Я сразу же опустила голову, но Шайтанар жестом, который скоро станет привычным для меня, поднял мое лицо и заставил посмотреть себе в глаза. Красный узор вокруг радужки стал практически черным, а сапфировый цвет казался бездонным. На губах эрхана не было не усмешки, ни злорадства, просто какая-то сосредоточенность.

— Я не думаю, что тебе стоит знать настоящую причину, — произнес эрхан, вытирая ладонью мои слезы. Я же просто закрыла глаза, совершенно перестав понимать, что происходит, — Но поверь, зла я тебе не желаю.

— Знаешь, — неожиданно хмыкнула я, открыв глаза, — после того, как ты чуть меня не придушил, в это сложно поверить!

Шайтанар нахмурился:

— Это была моя ошибка. И я сожалею о ней.

Это было похоже на… извинения? Куда катится этот мир?

Пальцы Шайтанара нежно скользнули по моему виску и опустились ниже, к губам. Я внутренне напряглась, понимая, что может последовать за этим, и наверно, я даже была не против….

— Эль!!!! — неожиданно в коридоре раздался громкий вопль, от которого я подскочила, но демон опять-таки умудрился избежать встречи с моей макушкой, — Ты где шляешься? Я что, тебя должен по всему особняку разыскивать? А ну живо спускайся вниз, я нам завтрак приготовил!

— Забавный паренек, — хмыкнул Шайтанар, переведя взгляд от двери и на меня, — Где ты его нашла?

— Где был, там уже нету! — усмехнулась я, прислушиваясь к воплям в коридоре.

— Эль! — продолжал разоряться мой ученик, — Что за несносное создание, ни на минуту нельзя тебя оставить! Я… ой, Хантар, доброе утро…

Хихикнув, я освободилась от рук демона и направилась к входной двери, одергивая на ходу рубашку, в которой я почти всегда спала. Ага, ту самую, конфискованную у Киртана. Мдя, день веселый продолжается.

— Ри, что ты орешь как потерпевший? — приглаживая на ходу волосы, я с криком вылетела в коридор и укоризненно уставилась на ученика. Который на данный момент замер и вжал голову в плечи, остановившись как раз напротив двери, ведущей в комнату, где я расположила Хана, с разрешения Таша, разумеется. Сам Хан как раз стоял на пороге комнаты, скрестив руки на груди и внимательно рассматривая побледневшего аронта.

— Я это, тебя искал, — почесал голову Ри, пытаясь потихоньку спрятаться за моей спиной, — Ты где пропала?

— Гулять ходила! — хмыкнула я и, схватив ученика за руку быстро поздоровалась с дроу, — Доброго утречка, Хан! Надеюсь, это недоразумение тебя не разбудило? Ты уже завтракал, нет? Если что, еда на кухне, ну помнишь, я вчера показывала, где это?

— Конечно, — кивнул тот, все так же пристально разглядывая Танориона.

— Тогда увидимся там! — помахала я ему ручкой и потащила Ри к себе в комнату. Как назло, из-за соседней двери вынырнул Сайтос с вопросом:

— А что, завтрак уже накрыли? Ох, какой шикарный вид…

— Сайтос, милый, ты как всегда не вовремя! Хочешь завтракать — топай вниз, там продуктов навалом! Ручки-ножки есть? Есть, хоть немного кривые, ну да ладно, завтрак себе сам приготовишь, у нас самообслуживание! О, Дарт, и ты тут? Все слышал? Отлично, проводи вниз этого болезненного, а то он, видимо, с похмелья вообще ничего не соображает, птицу 'перепил' вчера поймал! Ри, стоять, куда намылился?!? Налево, шагом марш! Нет, что за дурдом с утра пораньше?

Запихав кое-как собственного ученика в гостевую комнату, которую я занимала и во время практики, я захлопнула дверь и сползла по стенке. Да… Ну и утречко! Хотя, судя по солнцу за окном — почти полдень. Кстати, всего комнат на втором этаже — шесть. Одна из них Таша, а остальные обычно предназначались для гостей, которые, кстати, у полуэльфа частенько бывали. Третий этаж занимала большая библиотека, а лаборатории находились в подвале. Вообще, весь особняк выполнен в одном стиле, напоминающий охотничий домик. Везде присутствовала массивная мебель, тяжелые ковры, незатейливые картины на стенах, шкуры около каминов и большой количество толстых свечей. Тяжелые, дубовые двери, простые занавески, темно-коричневые тона — все это смотрелось на удивление гармонично и уютно, но строго по-мужски. С порога заметно, что здесь живет МУЖИК. Хоть и полуэльф. И мне здесь дико нравилось.

Моя комната представляла собой прямоугольное помещение с двумя дверями — одна вела в ванну, ну а вторая соответственно в коридор. Небольшое окно, довольно узкая кровать на толстых ножках, упирающаяся массивной спинкой в ту же стену, где находится окно, занавешенное легкой шторой темно-песочного цвета. На полу — толстый ковер с темно коричневым узором и густым ворсом, справа, на стене большое зеркало с двумя бронзовыми подсвечниками по краям, под ним — небольшой стол с ножками в виде львов, вырезанных из темного дерева. Чуть дальше, почти в углу — большой дубовый шкаф, дверь в ванну как раз напротив него. Кстати, большой минус — ванна смежная с соседней комнатой. Но в этой самой комнате расположились Дарт и Ри, так что меня все устраивало. А, забыла, в углу между двумя дверьми стоит старенький фикус в деревянной кадке, а в углу, что между окном и зеркалом — неглубокое, но большое кресло, обитое темно-коричневой, с легким оттенком борового, кожей.

— Ри, — хихикнула я, разглядывая нахохлившегося эльфа, на хорошеньком лице которого не было и ни следа от вчерашнего веселья, — Ты чего на Хана так реагируешь?

— Да просто…. Потом объясню! — отмахнулся дроу и неожиданно икнул, — Как ты его назвала?

— Хан, — хихикнула я, поднимаясь с пола и направляясь к шкафу. Откопала в его глубоких недрах черные замшевые штаны и простую коричневую рубашку с короткими рукавами, натянуло все это, совершенно проигнорировав присутствие эльфика и решила его добить, — Он сам попросил его так называть.

— Демонова магичка! — взвыл дроу, — Когда ты только успела завоевать доверие цепного пса? Нет, тебя не на секунду нельзя оставить! Эль… Эль, в чем дело? Что у тебя с глазами? Ты что, плакала? Я что-то не так сказал?

— Все так, Ри, — хмыкнула я, взяв в руки с полированной столешницы щетку для волос, — Действительно, демонова.

— Объяснишь? — серебристая бровь аронта тут же взлетела вверх.

— Ох, ушастик, запасайся пустырником! Ибо я тебя шокирую. Сегодня утром я совершила самую великую глупость в своей жизни — доверилась демону.

— Значит так! — нахмурился дроу и, сцапав грубо сколоченный стул, притулившийся между столом и шкафов, поставил его перед собой на ковер и жестом велел присаживаться, — Садись и рассказывай все по порядку, а я пока займусь твоей шевелюрой, чудовище ты мое лохматое.

— Сам такой, — привычно огрызнулась я, оседлав стул и сложив руки на спинке. Кто бы сейчас увидел мою идиотскую улыбку — долго ходил бы под впечатлением. А вызвано мое выражение лица было тем, что я очень и очень была рада видеть этого непоседливого ушастика, которого мне очень не хватало. Ему я могла рассказать абсолютно все, не скрывая ни единой мелочи. Этим я и занялась, пока юный аронт бережно распутывал и прочесывал мои волосы прядь за прядью. По окончанию рассказа я напряглась, ожидая, что мне сейчас выскажет этот нехороший эльфик. Нет, я ожидала от него даже подзатыльника, если честно, но не этих странных булькающих звуков!

— Ри? — настороженно повернулась я и тут же уронила челюсть, — Ри, ты чего? Тебе плохо? Да что ты ржешь, упырев эльф?!?

— Ой, Эль, я не могу! — прекратив ржать в голос, Танорион сел и тряхнул головой, взлохматив собственную и без того лохматую шевелюру, — И за это я должен тебя бить? Да я рад безумно! И тому, что ты вернулась к жизни, и тому, что ты хоть кому-то смогла доверится, это после стольких лет-то! Я уж подумывал в последнее время, что ты до конца своей жизни даже своей тени доверять не будешь! Ха, демон просто молодец, если смог добиться твоего расположения!

— Ты это сейчас о чем, ушастое создание? — вкрадчиво спросила я, разглядывая смешинки в его глазах, имеющих цвет темного металла с синим отливом.

— Да все о том же! — хмыкнул тот, — Эль, ты же не монашка, а молодая девушка, для тебя такое влечение в порядке вещей, давно пора было найти себе парня, раз князь Эренрих пришелся тебе не по душе!

— Ри, я тебя сейчас прибью, — пригрозила я, подбирая с ковра щетку, — Ты вообще понимаешь, о чем говоришь? Это демон! Нет, это кронпринц демонов! И он меня придушить пытался!

— Ну дык он же извинился за свое поведение! Это раз, — принялся загибать пальцы дроу, — Вернул тебе зрение, это два. Постоянно был рядом с тобой, пока ты была слепа, это три. Его поведение в Иллюзионом лесу, у кого ты на руках дрыхла? Это четыре. Тебе нравятся его поцелуи, сама сказала, это пять. Ты себя чувствуешь с ним надежно и спокойно, это шесть. И он сумел тебя убедить доверится ему, это семь. Отомстил за тебя демонице, это восемь. Эль, если я продолжу, то у меня пальцев не хватит! Что тебя смущает, я не пойму?

— Ты же знаешь, мне трудно доверять кому-то, хоть я и решила жить нормально, — почесала я нос, пытаясь найти ответ на вопрос друга, — Ри, он ненавидит лунных эльфов, ты представляешь, то грозит Латриэлю и принцу Маркусу если демон узнает всю правду? А моя сила? Это тоже не мелочи. Да, рядом с Шайтанаром я чувствуя себя в безопасности, ощущение силы, исходящее от него успокаивает, а от его прикосновений едет крыша, но… Ри, он ведь ничего мне не предлагал! О чем мы вообще разговариваем?

— Не предлагал, значит, предложит! — уверенно сообщил Танорион, скрестив ноги, — Эль, я не слепой, я видел, как он на тебя смотрел и в Динтанаре, и вчера, в таверне! Он определенно что-то к тебе испытывает, а иначе стал бы он требовать поцелуй? Если ему нужно только твое тело — то смысл ему так настойчиво выяснять все о тебе? Захотел бы он действительно тебя соблазнить — то давно бы уже это сделал, ты бы и понять ничего не успела! Это для него легко, с его-то опытом! И потом, тебя же никто не просит вешаться к нему на шею! Рассказав о себе ты уже приняла его помощь, так что ж теперь печалится? Все равно он самых твоих тайн не знает, а значит, и предать не сможет!

— У тебя все так просто получается, — недовольно пробурчала я, на что Ри хмыкнул и ответил:

— Да это все на самом деле так! Просто это ты себя накрутила и вбила в голову, что все будет плохо! А может и нет? Может, у вас с этим демоном все получится?

— Ри, меня, конечно, тянет к нему, я не могу это скрывать, с каждым днем это становится все яснее и яснее, — вздохнула я, — Но это же кронпринц эрханов! И его интерес временный, это же понятно! Сколько лет ему и сколько мне. Со временем все это пройдет, а что будет, если я влюблюсь в него? Я ведь никогда еще ничего подобного не испытывала!

— Это конечно загвоздка, — эльф почесал затылок и улыбнулся, — Но чему быть, того не миновать! Просто не беги от него, ладно? Не смотря на его явно поганый характер, он заслужил твое доверие. Не задевай его мужское самолюбие, избегая его, вот и все. Но все-таки мне кажется, что если уж такой опытный и сильный демон как Шайтанар всерьез и так настойчиво заинтересовался тобой и твоими проблемами, то тут не просто легкий флирт с намеком на постель. Зацепила ты его чем-то, упырева магичка!

— Чокнутый эльф! — буркнула я, обувая домашние туфли из мягкой кожи, — Вот так просто ты взял и разгадал все намерения кронпринца эрханов!

— Я просто объяснил. Как это смотрится со стороны, — пожал плечами дроу, поднимаясь с ковра, — Может, хватит на сегодня разбора чувств, пойдем завтракать, а?

— Раб желудка! — не удержалась я от шпильки в его адрес.

— Согласен, согласен, только пойдем быстрей! — открыв дверь, мой ученик замахал рукой, подгоняя меня, неторопливо вышагивающую по толстому ковру, — Эль, ты садистка!

— Я знаю!

Нет, все-таки как хорошо, что Ри здесь. И как хорошо, что он меня знает, как своих пять пальцев. Иногда мне кажется, что я — это он, только в мужском, ну еще и эльфийском, варианте. Не будь его, я бы еще долго думала, что мне делать, ведь Таш, зараза эдакая куда-то потерялся. А чей-то совет мне просто необходим. Узнав все, Ри махом разложил все по полочкам, и мне заметно полегчало на душе.

Мне нравится этот упырев демон. Мне нравится, когда он меня обнимает, целует, да просто, находится рядом. Я чувствую себя защищенной от всех проблем, когда нахожусь в его руках. И да, он заслужил мое доверие, и я почему-то верю, что он мне поможет.

Глупо закатывать глазки и спрашивать у себя: 'А чего это со мной происходит, а?'. Он мистически красив, силен и даже как-то притягательно опасен. И меня к нему тянет. Блин. И чего с ним делать?

Ладно, посмотрим на его дальнейшее поведение.

Главное — не влюбится, а остальное… а фиг с ним, с остальным. Прорвемся.

Шайтанар сейт Хаэл

Откинувшись на подушки я не выдержал и тихо рассмеялся. У меня получилось! Магичка стала мне доверять, действительно стала! Переборола себя, смогла все-таки. Это не может не радовать. Я видел, как тяжело ей это далось, но она смогла мне открыться, дав тем самым немалую надежду на то, что мой замысел удался. Она будет моей. Я вовремя смог понять, что просто назвать её своей и действовать на основании лишь собственных инстинктов не получится. Эту малышку нужно добиваться. Добиваться ее расположения, чтобы она действительно стала моей, а не простой игрушкой на время. Игрушку я себе всегда найду, а вот такую девушку как она… таких больше нет и не будет. Правда я еще не знаю, кто для меня эта магичка. Просто девушка, которую я хочу, долговременное увлечение, любовница, будущая Повелительница, а может, и Равная? Пока рано об этом судить, но рано или поздно я все равно об этом узнаю, если она будет рядом.

Я усмехнулся. Малышка. Точнее и не скажешь.

Но улыбка тут же сбежала с моих губ, когда я вспомнил, во что она ввязалась. В игры Высших, не больше и не меньше. Советник вампир… Я об этом не знал. Да и никто и не знал, думаю, такая тайна очень хорошо оберегалась. В голове сразу сложилась логическая цепочка: вампиры никогда не вмешивались в дела эрханов, даже не смотря на то, что отец пытался всеми способами заставить их помочь нашей расе захватить Эвритамель. И они отказывались, и только теперь я понял, почему. Потому что если вампир (он же советник) женится на Селениэль, то эльфам придется пустить на свою территорию вампирскую расу. А это немного и немало. Вдобавок, вскоре после свадьбы принц Маркус может совершенно 'случайно' погибнуть и на трон лунных взойдет Селениэль и королевство будет целиком принадлежать вампирам. Это плохо. Эвритамель должен принадлежать демонам, мы слишком многое потеряли из-за этих эльфов. Хеллиана, сама того не подозревая дала мне ценную информацию Нужно сообщить отцу о том, что происходит у лунных, но после того, как разберемся с убийствами. Думаю, после возвращения принцессы прошло слишком мало времени, чтобы вампир начал действовать, а значит — время у меня в запасе есть.

Надевая рубашку со светло-синей отделкой, я выругался. Я так и не понял, почему Хелли пытаются убить. Может потому, что она что-то слышала или что-то видела, но об этом мне не сказала? Скорее всего. Ведь если бы она сразу же рассказала мне все без утайки — я бы в ней разочаровался. Но она не такой человек, она действительно умна не по годам. Я не ошибся в своем выборе.

Спускаясь вниз, на кухню, которую вчера показала магичка, я почувствовал всплески магии. Что там происходит?

Прибавив шаг, я вскоре оказался на пороге огромной кухни-столовой, в которую вел арочный проход и лишь моя реакция, которая не раз спасала мне жизнь, позволила поймать в ногте от моего лица сгусток черного пламени.

— Что здесь происходит?!? — рыкнул я, удерживая сгусток и оглядывая помещение. Хмурый Дартар сидел на каменном подоконнике огромного окна, прикрывшись щитом, Хантар небрежно оперся на стену напротив и тоже прикрывался щитом, а вот Сайтос и явно злая человечка, стоя по разные стороны длинного обеденного стола перешвыривались заклинаниями, совершенно не обращая внимания на мой вопрос. Причем обычной потасовкой это можно было назвать с трудом — на сильные заклинания они не скупились, воздух в столовой уже пропитался магией, в плече Сайтоса виднелось две Черных иглы. А рука человечки сильно кровоточила чуть выше локтя. В правую стену, в двух шагах от щита дроу, с треском врезался сгусток чистой демонической силы, который только что отвела от себя магичка. Нет, не врезался, просто впитался!

— А ну хватит! — рявкнул я, добавив еще и ментальный приказ для Сайтоса, которого он ослушаться не смог, — Что здесь происходит?!? Хелли?

— Я убью этого демона! — рыкнула человечка, все еще держа в кулаке несколько ледяных стрел, — Я ему мыло запихаю в такие места, о которых он даже не догадывается!

— Сайтос? — я перевел взгляд на демона, который стоял ко мне полубоком, зажав плечо с торчавшими иглами.

— Я сказал лишь чистую правду, — оскалился эрхан, глядя на девчонку, — Этот дроу действительно мальчишка без рода и племени! Ничтожество без титула!

— Я тебе сейчас язык вырву! — зашипела Хелли.

— Хватит! — я резко прервал их 'вежливую' беседу и обратился к нелюдям которые уже убрали щиты и наблюдали за продолжением военных действий, — Хантар, уведи это убожество наверх и приведи его в порядок. Дартар, найди аронта и приведи его в чувство, пока он что-нибудь не натворил. Сайтос… с тобой я поговорю позже.

— Я все равно его прибью, — тихо и зло произнесла человечка, когда кухня опустела.

— Где бинты? — спросил я, не обратив внимания на её слова. Его я прибью сам, но несколько позже. Магичка мотнула головой в сторону одного из многочисленных шкафчиков, висевших на стенах. Взяв бинты и набрав в деревянную чашку воды из большой бочки, стоявшей в углу, я подошел к все еще раздраженной магичке, стоявшей у стола. Освободив руки, я посадил Хелли прямо на стол и, смочив в воде один из бинтов, принялся смывать кровь, пытаясь не обращать внимания на одуряющий аромат. Что бы как-то отвлечься, я спросил:

— Неужели аронт сам не смог бы ответить Сайтосу?

— Ты не понимаешь, — буркнула человечка, повернув голову в сторону окна, — Ри поставили условие — либо он возвращается домой, либо его лишают титула. И он остался, по большей части из-за меня. Это моя вина, понимаешь?

— Но принял это решение он сам, — заметил я, закончив смывать кровь. На правой руке виднелись три пореза, чуть опухшие по краям — явные следы от заклинания Когтей Тьмы. Мысленно напомнив себе свернуть Сайтосу шею за это, я занялся их лечением, сильно сжав руку Хелли, чтобы она не дернулась и постарался её отвлечь, — Это не твоя вина. Он знал, на что шел, тех, кого лишают титула, ждет дурная слава и множество оскорблений, таковы обычаи дроу. Неужели ты не знала, что на парня теперь будут смотреть как на ничтожество?

— Нет, — выдохнула девчонка и неожиданно дернулась и прошипела, — Ты что, решил меня от руки избавить?

— Да в порядке она будет, — хмыкнул я, закончив лечение. Порезы на руке практически затянулись, уже завтра их не будет, если она, конечно, не потревожит руку и грязь туда не занесет. Чтобы избежать этого я принялся перебинтовывать рану, да и видеть порезы на её коже мне было на удивление неприятно, — Повязку до завтра не снимай. И Хелли…

— Что? — повернулась она ко мне.

— Не вини себя, — прервав на мгновение свое занятие, я внимательно посмотрел в её глаза. Дождавшись от неё неуверенного кивка, я продолжил, — Я поговорю с Сайтосом.

— Зачем? — удивилась она, — Этого упыря я и сама придушу! Шайтанар, с такой мелочью я смогу и сама справится.

— Я бы не был в этом так уверен, — хмыкнул я, закончив перевязку, — И к тому же, я обещал тебе защиту. И это касается не только твоих больших проблем, но и прочих мелких неприятностей.

— Я не понимаю, — нахмурилась она, магией отчищая бинты и воду от своей крови.

— Со временем поймешь, — ответил я и двумя пальцами поднял ее лицо за подбородок, заставив посмотреть себе в глаза, — Теперь ты можешь переложить все проблемы на меня, не боясь показаться слабой. Разве тебе этого не хочется? Чтобы кто-то тебя защищал?

— Хочется, — с явным неудовольствием признала она, — Но для меня это не привычно. И потом, даже если ты решишь мои проблемы, что тогда? Тебе нужно будет уйти, а мне опять придется разбираться со всем самой. Так есть ли смысл к этому привыкать?

— А кто сказал, что я захочу уйти? — спросил я, погладив её по щеке. Неожиданно Хелли подняла руку и сама прижала мою ладонь к своей щеки грустно улыбнулась:

— Тебе придется.

— Нет, Хелли. Своей судьбой распоряжаюсь только я сам, — произнеся это, я потянулся к её губам. Она подалась навстречу, и буквально не поверил своим глазам, а точнее, переменам, что с ней произошли.

— Я не помешаю? — раздался чей-то голос в районе двери, заставивший меня изменить свое намеренье, а человечку — вздрогнуть и резко повернуться.

Еле сдерживаясь от желания убить вновь прибывшего, я поднял голову и лицезрел полувампира, стоявшего в дверях. Темно-ореховые глаза на лице с чуть резковатыми чертами смотрели на меня с недоверием. Полукровка, одетый в черные штаны и такую же рубашку с закатанными до локтей рукавами, небрежно оперся рукой на массивный косяк, и внимательно следил за каждым моим движением. Из-за его плеча красноречиво выглядывала рукоять меча — он явно мне не доверял, а если точнее расшифровать взгляд слегка прищуренных глаз, обрамленных черными как ночь ресницами, то ему не нравится мое близкое присутствие около магички. Какая-то мысль промелькнула у меня в голове и исчезла. Я решил обдумать её позже.

— Нил! — магичка шустро спрыгнула со стола и гневно уставилась на вампира, — Как самочувствие, зараза зубастая? Я думала, что помру сегодня утром из-за тебя!

— А не нужно было столько пить! — хохотнул полукровка, переведя взгляд от меня к магичке, — Я же тебе говорил, что тебе меня не перепить, а ты все никак признать это не хочешь! Убедилась? Как головка, не болит?

— Твоими молитвами, Нил! — фыркнула девчонка и спросила, — Какими судьбами тебе к нам занесло?

В этот момент с лица вампира исчезла улыбка и он, сжав зубы произнес:

— Ренх ждет вас у дома погибших магов. Пора заняться делами, Хелли.

— Я только возьму свой Ритуальный кинжал и спущусь, — магичка тут же стала серьезной и покинула столовую. Я пошел следом, нужно было позвать Хантара и взять свой меч. Когда я поравнялся с полукровкой, тот бросил словно невзначай:

— Она не твоя, демон. Не смей распускать руки.

— Она моя. Просто еще не поняла этого, — ответил я, на секунду остановившись в шаге от полукровки. Но поворачиваться к нему я даже и не собирался.

— Тогда не смей к ней прикасаться, — таким же тоном ответил вампир.

— Это не твое дело.

Поднявшись на второй этаж, я быстрыми шагами пересек коридор и. взяв из комнаты меч, заглянул в комнату, расположенную наискось от моей. На кислую мину демона я не обратил внимания, он уже получил приказ оставаться здесь, пока я не вернусь. Мне нужен был только Хантар. Позвав дроу, я вышел в коридор, но тут же наткнулся на Дартара, который с хмурым видом закрывал дверь комнаты, где расположился на пару с аронтом.

На мой немой вопрос он только покачал головой.

— Иди вниз, скажи Хелли, что я сейчас спущусь, — приказал я, открывая дверь. Танорион сидел на подоконнике и хмуро разглядывал вид из окна, расположенного между двумя высокими кроватями. Закрыв за собой дверь я оперся на нее и сложив руки на груди спросил:

— И долго ты собираешься здесь сидеть?

— Что ты здесь делаешь? — спросил мальчишка, резко повернув голову. Ха, да он действительно мальчишка! Если сравнивать жизненный ритм дроу и человеческий, то он даже младше Хелли! Впрочем, это полностью объясняет его поведение, для его возраста такое позволительно. Ничего, еще научится.

— Пришел поговорить, — хмыкнул я, — Раз уж ты не стал слушать своего друга-ятугара.

— А тебе какое дело? — взвился мальчишка. Да уж, похоже, Сайтос его крепко зацепил. Надо же, а мне даже почему-то жаль этого мальца и я даже знаю, почему. Наверняка то, что Хелли сказала сегодня в столовой — его работа. Еще утром я видел, что магичка, даже не смотря на то, что многое мне рассказала, продолжает мне не доверять, но уже спустя какой-то час она сама ко мне прикоснулась. А ведь за это время только этот аронт был с ней рядом.

Похоже, у меня появился неожиданный помощник. И мой приход сюда — помощь за помощь, я умею ценить такие вещи.

— Мне? — притворно удивился я, — Да никакое. Но мне есть дело до Хелли, а её твое поведение очень расстроит. Когда у тебя был выбор — ты остался с ней, забыв про титул. Не заставляй её думать, что она зря тогда не вернула тебя домой.

— Хрдыр, — ругнулся эльфенок, спустив ноги с подоконника, — Я об этом не подумал! Она сильно расстроилась?

— Прилично, — кивнул я, — Но думаю, ты сможешь это исправить.

— Я постараюсь, — серьезно кивнул дроу, подойдя ближе. Остановившись, он задрал голову и смерил меня внимательным взглядом, — Знаешь, а я в тебе не ошибся, когда сказал Хелли, что с тобой ей будет лучше.

— Похоже, и я в тебе не ошибся, — усмехнулся я, глядя на этого забавного, но умного аронта.

— Не обижай её, — серьезно посмотрел на меня эльфенок. Я не ответил — да и не нужно было, мы с ним друг друга поняли.

Полувампир привел нас в дом, находящийся неподалеку от особняка Таилшаэлтена, где нас уже действительно ждал полуорк. Он был чуть меньше по размеру и не такой массивный, но довольно необычный на вид, как, впрочем, и все дома в Натинало. На доме лежала печать, выполненная магией Земли, которая не требовала постоянной подпитки.

— Хрдыр! — выругался полуорк, поднявшись на полукруглое крыльцо из светлого камня, — И где остальные? Я же сам не сниму эту печать! Нил, сходи за Ларром, пускай он снимает свое творение.

— Да не нужно, Ренх, — отмахнулась человечка, подходя ближе к двери, — Я сниму её.

— Хелл, ты уверена? — спросил вампир, — Этот светлый там такого наворотил!

— А? — недоуменно спросила Хелли минуту спустя, старательно пряча ухмылку, — Ты о чем?

— Да ну тебя, — отмахнулся вампир, глядя, как плетение исчезло под руками магички. В голове что-то щелкнуло и вспомнил, что в докладе говорилось о том, что магией Земли она не владеет… Значит, ей подвластны пять стихий. Хм, а она даже сильнее, чем я думал. Еще один приятный плюс.

Особняк, если судить по внутренней отделке принадлежал эльфам. Уж слишком бросались в глаза канделябры изящной работы, большое обилие мраморной отделки всевозможных деталей интерьера, сделанных руками мастеров темноэльфийской расы. Почему темноэльфийской? Да потому, что стремление ко всему дорогому, а порой и несколько шикарному, но безвкусному, бывает в основном у дроу. На втором этаже особняка, на двух соседних дверях, виднелись не только печати, но еще и довольно сложные заклинания сохранения энергии. Которые, как я понял, должны были сохранить все внутри комнаты таким, как оно было, в том числе и магические следы, если они там вообще были.

Печати снимала Хелли, а вот за заклинания взялся я. Когда открылись двери, я никого не пустил внутрь, а для начала обследовал комнату. Ни магических следов от заклинаний, ни оборванных нитей силы, ничего. Но с помощью Тьмы мне удалось обнаружить отпечаток ауры…вампира. Я выругался и позвал Хантара, Дартара и Хелли в комнату, полуорк и полувампир замерли на пороге, но между ними ловко протиснулся аронт.

Пока я объяснял, что обнаружил, человечка внимательно изучала тело дроу-полукровки, лежащего на кровати, а малец резво чертил пентаграмму на каменном полу, отбросив в сторону овальный ковер бежевого цвета. Создалось впечатление, что эти двое уже давно привыкли работать в паре, что в принципе, так и было.

Когда рисунок мелом на полу был закончен, а тело молодого на вид полукровки со спокойным лицом помещено в центр пентаграммы, Хелли начала призыв, порезав черным кинжалом собственную ладонь и окропив линии узора своей кровью. Минута, две, три, пять…. Один Зов, второй, третий. И ничего.

— Да что за…. - попыталась выругаться магичка, но проворный мелкий дроу быстро зажал ей рот ладонью. Та удивленно свела глаза к переносице, потом вспомнила, что ругаться во время призыва нельзя, и кивнула головой, чтобы дроу убрал руку, — Да не может этого быть! Они всегда, всегда отзывались!

— Но не в этот раз, — нахмурился Хантар.

— Похоже, все намного хуже, чем мы ожидали, — еле сдерживаясь, чтобы не выругаться, произнес я.

Аронт просто ошарашено почесал затылок под взлохмаченной серебристой шевелюрой, ятугар ошеломленно покачал головой, а полувампир не выдержал и спросил, глядя то на нас, то на тело в центре пентаграммы:

— А что, раньше такого не случалось? Я думал, мертвые не всегда отвечают на призыв.

— У меня всегда! — четко произнесла магичка, глядя на тело светловолосого полукровки, — И если мертвая душа не ответила на призыв…

— …значит, её просто нет, — Закончил за нее Танорион, протягивая руку магичке, сидевшей на полу между лучами пентаграммы, — Но вот как она может просто пропасть? Раствориться в небытие?

— Хелли? — неожиданно подал голос полуорк, — А не может тот амулет…

— Нет, Ренх, — покачала головой человечка, все еще разглядывая тело молодого дроу, — Тот амулет, что использовал отец Таша, развелся прахом с ним самим. Здесь что-то другое.

— Насколько мне известно, чтобы забрать душу, нужно повредить тело, — заметил я, — Но на его теле нет ни малейшего следа. Но у меня есть предположение, от чего он погиб.

— Кажется, я понял, к чему ты клонишь, — Хантар чуть прищурился, разглядывая мое лицо. Если отдать свою ауру, то исчезнет и душа!

— А значит, из него кто-то просто вытянул весь резерв вместе с аурой, — подхватила мысль и Хелли. И к моему удивлению, все это понял даже Танорион, который задумчиво произнес:

— Но таких заклинаний не существует. И неважно даже, в каком виде магии. Значит, кто-то нашел другой способ, предположительно — древний артефакт.

— Идем в следующую комнату, и если результаты окажутся такими же, то значит, мы правы, — приказал я, разворачиваясь к двери.

И мы действительно оказались правы. Никаких следов магии не было, но отпечаток ауры присутствовал и здесь, а душа молодого дроу, черты лица которого были похожи на того, у которого мы уже были, так и не ответила на призыв.

— Ренх, Нил, — похороните тела, как полагается, хорошо? — попросила Хелли, поднимаясь с пола, — А на счет дома… делайте так, как Таш сказал.

— Хорошо, Хелл, — кивнул полувампир, отойдя на несколько шагов назад, чтобы пропустить человечку. Я только сейчас заметил, что мальчишка-аронт с нами в комнате не был, а остался в коридоре. И даже когда все отправились вниз, я заметил краем глаза, что он шмыгнул в комнату, откуда мы только что вышли. Я незаметно отстал, развернулся и вновь вошел в довольно большое помещение.

— И что же ты делаешь? — вкрадчиво поинтересовался я, глядя, как аронт возится на полу. Тот вздрогнул от неожиданности, но тут же взял себя в руки, чуть повернул голову и ответил:

— Убираю кровь Эль. Ни к чему оставлять ее вот так, на полу.

— Почему она так боится оставить где-нибудь свою кровь? — спросил я, мгновенно вспомнив сегодняшнее происшествие на кухне особняка полуэльфа.

— А вот это, демон, — усмехнулся малец, — Совсем не твое дело. Во всяком случае, пока.

Я хмыкнул.

Ну-ну, защитничек. Может, ты и прав.

Со свистящим звуком мой кулак врезался в челюсть демона, от чего он тут же впечатался в стену и медленно сполз на пол.

— За что, Шайтанар? — недоуменно спросил Сайтос, сплюнув на пол кровь и два выбитых зуба на пол.

— За Хелли, — я спокойно присел на корточки около него, — И это только предупреждение. Еще раз распустишь язык в адрес мальца или прикоснешься к ней — и тебе будет намного хуже.

— Этот мальчишка? — удивился демон, который сейчас, лежа на полу, выглядел жалким, как никогда. Я до сих пор терплю его выходки только потому, что его отец — советник моего. — Да он же никто!

— Это не твое дело. Я тебя предупредил, — я спокойно поднялся и резко развернувшись, пошел к двери, — Если еще хоть пальцем тронешь девчонку — твоя жизнь станет адом.

— Да ты запал на нее! — хохот демона остановил меня уже тогда, когда я взялся за ручку двери, — Шайтанар, ты знаешь правила. Пока она не ответит согласием и у нее не появится метка на ауре — ты не можешь заявить о своих правах на нее. А до этого времени к ней спокойно подойти может каждый, не обратив даже внимания на твой титул, власть и силу.

— Я обязательно это исправлю, — совершенно нейтральным, но многообещающим голосом произнес я даже не повернув головы, — И не заставляй меня повторять дважды предупреждение. Я жду тебя в библиотеке.

Выйдя в коридор, я едва сдержался, чтобы не выругаться. Именно то, что сказал демон сейчас, мелькнула у меня днем в голове. Официально я не имею на нее никаких прав, пока она не согласится. Просто постель это одно, но когда дело касается защиты — у Высших в этом плане строгие обычаи. Чтобы защищать девушку, она должна быть тебе кем-то. У дроу с этим проще, для этого существует Акор'Элван. А лунные просто произносят ритуальную фразу. Но у демонов все сложнее — девушка должна ответить согласием на отношения, после чего на её ауре появится отметка. А пока её нет — я не могу так просто к ней прикоснутся, чтобы не вызвать гнев её родни, а в данном конкретном случае — её друзей. Это и имел ввиду полувампир сегодня.

Нужно как можно быстрее это исправить. Но я не уверен, правильно ли поймет Хелли это предложение. Нужно как можно скорее с ней поговорить.

Библиотека гениального полуэльфа представляла собой необычное зрелище. Стены здесь были выровнены, а точнее — обиды панелями из коричнево-красного, полированного дерева. На высоком потолке виднелось несколько люстр с многочисленными свечами, а на полу, около большого камина лежала огромная меховая шкура белого льва с приоткрытой пастью. Вокруг камина, частично на этой самой шкуре полукругом стояли пять кресел, обитых кожей на тон светлее, чем цвет стен и каминной полки. За креслами, так же полукругом стояли стеллажи с книгами. Высокие, в полтора моих роста и расположенные по убыванию. Если выражаться точнее, то в десяти шагах за моим креслом стоял достаточно узкий стеллаж из вишневого дерева. За ним — стеллаж длиннее, его бока выглядывают из-за первого. И так по нарастающей, и чем дальше от кресел, тем длиннее стеллажи. И к тому же, они все (кроме первого) выполнены в форме дуги. 'Полукруги рядами', - как выразился мальчишка, когда впервые сюда зашел сегодня.

Закончив просматривать очередную книгу по древностям Аранеллы, я отложил ее на небольшой столик, который стоял между моим креслом и креслом, в котором расположился Хантар. Такие столики стояли между каждыми двумя креслами. Кресел было всего пять так как именно здесь собирался Совет магов, которые правили городом полукровок. Кресло, в котором я сидел, принадлежало Таилшаэлтену (со слов магички) и располагалось по центру, как раз напротив камина. Слева от меня сидел Хантар, а слева от него — Сайтос. По правую руку удобно устроился Дартар, а вот кресло, стоявшее дальше — пустовало. И не потому, что человечка отлынивала от поисков, а потому, что она устроилась на полу! Спокойно улеглась на живот, набрав стопку книг, выставила вперед локти и погрузилась в чтение. Лежала она как раз напротив меня, но лицом к камину, в котором ярко пылало оранжево-красное пламя и весело потрескивали дрова. Я имел счастье лицезреть лишь согнутые ноги и скрещенные в районе лодыжек, да серебристые взлохмаченные волосы у нее на спине — наглый мальчишка аронт так же не отказал себе в удовольствии поваляться на полу и, пристроив свою голову на пояснице Хелли, сложил ногу на ногу и уткнулся в книгу. А девчонка и против ничего не сказала, похоже, что она считала дроу кем-то вроде младшего брата.

Бросив взгляд в окно, расположенное на левой стене, я с удивлением заметил, что уже поздний вечер и солнце давно скрылось за горизонтом. Информации, по крайней мере, стоящей, я, да и никто из присутствующих в библиотеке, пока не нашел. Мне было интересно, что на всю ситуацию с убийствами сказал сам Таилшаэлтен, но застать человечку одну я не смог — она никуда не выходила из библиотеки.

Взяв очередную книгу со столика, я открыл ее на оглавлении и сделал вид, что внимательно читаю, но на самом деле я не смог отказать себе в удовольствии рассмотреть человечку. Черные обсидановые палочки, которыми магичка всегда закалывала волосы в высокий хвост, сейчас лежали на ковре (а точнее шкуре) рядом со стопкой книг, а черное покрывало волос расстелилось по полу по обе стороны ее тела, резко контрастируя со светлой шкурой льва. В всеете огня слегка напряженные плечи казались невероятно хрупкими, так же, как и сама ее фигура. Несколько свободные штаны съехали вниз, оголив изящные щиколотки маленькие ступни, обутые в мягкие кожаные туфли. Маленькая, миниатюрная, хрупкая, нежная… но еще не моя.

Аронт, читавший книгу, держа ее левой рукой над своим лицом, скосил на меня глаза и беззвучно усмехнулся. Я старательно спрятал ухмылку и вернулся обратно к чтению, попутно отметив, что мне начинает нравиться этот парнишка. Толковый он, из него может вырасти любопытная личность. Хм, может мне пришло время взять себе ученика?

Мысль даже не успела оформиться, когда человечка резко села, скинув со своей спины аронта.

— Эй, ты чего? — спросил аронт, лишившись удобной подушки в виде привлекательной спинки одной особы, — Я чуть шкуру не поцеловал! А я не зоофил, знаешь ли!

— Эль, что случилось? — спросил Дартар, отложив в книгу. На лице красноволосого ятугара было написано беспокойство и даже меня охватило легкое волнение, когда я увидел её напряженный профиль в свете огня.

— В Эдвиге, небольшом городке, который расположен в дне езды на западе отсюда произошло убийство при загадочных обстоятельствах. Погиб адепт Эллидарской Академии магии, который возвращался из Айтраска, где проходил преддипломную практику. У него там жила родня, вот он и заскочил на пару дней, — голос человечки звучал глухо.

— Кто? — просто спросил Танорион, взяв магичку за руку.

— Айсантер, — выдохнула она. Мне это имя не о чем не говорило, и судя по недоуменным лицам Хантара, Сайтоса и Дартара — им тоже. Но по всей видимости, для нее это что-то значило. Знакомый, друг, или же нечто большее? В душе шевельнулся собственнический инстинкт, но тут же был послан до поры до времени. Сейчас он совершенно не нужен.

— Мне жаль, Эль, — тихо выдохнул парнишка, пожав ее руку и понимающе заглядывая глаза. Хелли устало потерла переносицу и вздохнула:

— Это еще не все новости. Это известие мигом докатилось до Академии, сегодня был внеплановый педсовет. Завтра туда отправляют троих магов Академии, они уйдут порталом, а если Таш правильно рассчитал — то уже через три дня они будут там! Плюс-минус один день. Их нужно опередить, иначе они заинтересуются происходящим. А если убийства повторятся, или же они узнают о предыдущих — сообщат в мировую Гильдию Магов.

— Хантар, Дартар, отправляйтесь немедленно, — тут же отдал я распоряжение, поднимаясь с кресла, — Узнайте все, что можно и возвращайтесь, нигде не задерживаясь. А еще лучше — сделайте так, чтобы магам показалось это рядовым происшествием, несчастным случаем, да чем угодно, но не вызывающим лишних подозрений.

Дартар вышел первым, сказав, что ему жаль мага. Следом кивнув в ответ на мои слова, к двери направился Хантар, но остановился около Хелли и, положив руку ей на плечо, ободряюще сжал его. Человечка лишь кисло улыбнулась в ответ.

— Не понял, а как ты узнала об этом? — спросил Сайтос, когда за дроу закрылась дверь, — Приступ ясновидения?

— Заткнись, — на удивление слаженно произнесли Хелли и аронт. В своих наблюдениях я не ошибся.

— Ты знала его? — спросил я, подойдя к магичке и протянув ей руку, чтобы помочь подняться.

— Да, — кивнула человечка и, приняв мою руку, встала с ковра, — Мы вместе учились. Он был некромантом и просто хорошим парнем. Я не думала, что вот так все получится.

Вместо фальшивых слов 'мне жаль', я просто молча притянул девчонку к себе. Она не стала сопротивлятся, а просто уткнулась мне в плечо.

— Танорион, здесь есть винный погреб? — поинтересовался я, осторожно обняв человечку.

— Да, — кивнул аронт, явно сообразив, к чему я клоню, — Я принесу пару бутылок на кухню.

— Мы сейчас спустимся, — сказал я и слегка отстранившись, поднял лицо человечки за подбородок. Глаза её были абсолютно сухие, но в них стояла невыносимая тоска, — Идем, Хелли. Тебе нужно придти в себя.

— Пьем? — поинтересовался Сайтос, приподнимаясь с кресла.

— А ты куда? — удивился я, открывая дверь перед человечкой, — Сиди и ищи информацию!

Демон буркнул что-то нелестное в мой адрес, плюхнувшись обратно в кресло. Пускай посидит и подумает. Ему это полезно.

Глава 7

Хеллиана

Потолок, угу. Деревянный, угу. Полчаса на него смотрю в ожидании умной мысли. Она не приходит. Значит, продолжаем смотреть. Тьфу, все равно ничего умного в голову не лезет!

Мрачный взгляд за окно подтвердил, что время уже обед, а у меня еще и пегас не валялся! В смысле — путного ничего сообразить не могу. В голове сплошная путаница, а Таш, как назло занят, он в составе комиссии, которая выпускной экзамен принимает. И чего мне, за просьбой все разложить по полочкам к Шайтанару идти? Ну, точно, лучше сразу к Кристиану, чего мелочится-то?

Услышав за стенкой звук открывающейся двери, я мгновенно поднялась со своей кровати, которая, в отличие от всех остальных в доме, была более удобной, я еще во время прошлого визита сюда стребовала у Таша перину. Впрочем, я отвлеклась.

Быстро миновав ванную, я вломилась в комнату, которую занимали Дарт и Ри. Последний, как раз на данный момент сейчас пытался развалиться на кровати.

— Эль, а ты чего не обедала? — поинтересовался ученик, — Итак тощая, как килька!

— Можно подумать, что ты толстый, как селедка! — фыркнула я в ответ, — Лучше скажи, рыбка ты моя, где Шайтанар?

— Да внизу был, с Сайтосом, — пожал плечами дроу и вкрадчиво поинтересовался нежным голоском, — А что за внезапный интерес к демону?

— Не к демону, а к его отсутствию! — поправила я аронта и, сграбастав его за рукав льняной белой рубашки, потащила к двери, — Идем в библиотеку, поговорить надо.

Тихо и незаметно миновав широкий коридор, благо толстая дорожка на нем замечательно глушила шаги, я оставила на лестнице, ведущей в библиотеку незаметную сигналку (на случай, если демоны попрутся туда же), и поднялась наверх. Ри, следуя своей привычке, расположился на спинке кресла, а я упала в соседнее, откинувшись на один подлокотник, и сложив ноги на другой.

— Итак, великая магичка, какая у вас есть тайная информация для недалекого меня? — нахально задрал бровь Ри, уставившись на меня.

— Недалекий маленький эльфик, — я легко подхватила нашу обычную манеру разговора, — Давай представим на секунду, что ты — вампир.

— Я? — округлил глаза дроу, — Какой вампир, Эль, ты чего? Может тебе, это, похмелиться, а?

— Цыц, маленький алкоголик! — фыркнула я в его сторону, — Я тебе говорю, представь! Таш пока отсутствует, а у меня от всего этого мысли в кучу, значит, будем с тобой раскладывать все по полочкам. Уяснил?

— Слушаюсь и повинуюсь, всемилостивая человечка, — ученик не мог не паясничать, — Давай, начинай.

— Итак, ты вампир, — начала я, рассматривая собственные ногти, — Тебе около трех сотен лет, и ты советник принца Маркуса. Он тебе доверяет, так как ты когда-то давно спас ему жизнь. И ты принес клятву верности Старейшинам, и все упокоились на эту тему. И вдруг тебе захотелось власти. Ты знаешь эту страну и понимаешь, что так просто ее не заполучить, слишком сильны маги, да и сам принц, который очень скоро взойдет на трон. И тогда ты начинаешь тщательно обдумывать план, а тут выясняется, что молоденькая принцесса жива, хоть ничего пока и не помнит. Напоминаю, она погибла, когда ей только сотня стукнула. Чем не вариант? Быстренько окрутить, женится, а потом убить Маркуса?

— Вариант хороший, — согласился Ри, кончики ушей которого забавно вытянулись, что означало полное внимание, — Я бы так и сделал. Продолжу дальше ход твоих гениальных мыслей: я быстро нахожу принцессу благодаря магии крови, в надежде на то, что она в благодарность за это начнет что-то ко мне испытывать. Потихоньку её охмуряю и жду Ритуала. Его должен провести Некромант, а так, как вмешательство Гильдий не желательно, то на этот случай шепчу Маркусу на ушко, что его могут провести друзья Селениэль — Дерек и Терен. Маркус соглашается с другом детства и пишет в Академии магистру Пилату, так как лично с ним знаком и ему доверяет. Статус секретности не нарушен и все должно быть просто замечательно, но тут приезжает этот самый квадриум. Ты однозначно мне не нравишься, так как слишком безобидно выглядишь, и это настораживает. А тут еще и твоя болезнь, благодаря которой Маркус от тебя не отходит и начал испытывать какие-то чувства. А это уже начинает вызывать опасения, так как влюбленный эльф — это крайне упрямое существо. И если Маркус женится — то практически сразу же взойдет на трон. Значит, нужно тебя убрать. Но после тяжелой ветрянки ты все-таки выживаешь, и тогда я на всякий случай навешиваю на твой амулет маяк.

— Сообразительный эльфик. Тьфу, вампирчик! — хмыкнула я и продолжила, — Селениэль, уже по уши влюбленная в тебя радуется, что ее братик практически лишился невесты, а так как очень любит свою сестренку, вполне разрешит брак с вампиром и восхождение его не трон. Но если у Маркуса появится невеста — то Старейшины будут стоять на своем, и на трон все же взойдет он. И тут выздоравливаю я. Она еще об этом не знала, а когда увидела меня, поняла, что если я съезжу с Владыкой на верховую прогулку, то это может стать началом отношений. И тогда она, не договариваясь с вампирчиком, делает собственную попытку меня убить — ставит подножку и я старательно перечитываю всеми частями тела ступеньки самой длинной лестницы в замке. Но шею не сворачиваю, меня спасает Маркус, поймав мое тело в последний момент. Селениэль в панике, а я все-таки еду с Владыкой на прогулку, но замечаю след от ее туфли на своих сапогах и понимаю, чьих это рук, в смысле ног, дело. Настроение испорчено, отношения с таким обаятельным эльфом пока не начинаются. Принцесса в панике, бежит к вампирчику и выкладывает ему все.

— Я же, разозлившись на глупую девчонку, в лице эльфийки, наставляю ее на путь истинный, напевая при этом серенады о любви, — ученик надежно вжился в роль вампира и не спеша продолжил излагать все, что происходило тогда в замке, — И она идет с помощью тонких уловок охмурять близнецов де Рен. Плюс в ход пошло приворотное зелье, добавленное в мандарины, которые они трескают в немереных количествах. Их и подсовывает им принцесса. А я же в этот момент понимаю, что магичка может посовещаться со своей подругой, а если что-то знают два человека, то это уже намного хуже. И тут мне на руку действует то, что подруга магички — иритари, а учитывая мою силу, то мне нужно просто быть в зоне её видимости как можно чаще. Это вызывает у иритари панику и непереносимость на эмоциональном фоне, и ее отсылают. Теперь вопрос встает ребром — что делать с живучей магичкой? Некроманта всегда можно найти в Академии, но вот это создание, которое представляет угрозу — нужно убить.

— И тогда, навешав влюбленной принцессе лапшу на уши, эти двое, в день отъезда Лин, приступают к грандиозному плану по устранению одной маленькой меня, — продолжила я дальше. Благодаря подробному выяснению обстоятельств мысли в голове начали потихоньку укладываться, — На тренировке принцесса сама напарывается на мой меч, в надежде на то, что Владыка меня казнит за покушение на его сестру. Меня запирают в комнате, все уверены, что я специально это сделала, а близнецы под действием приворота и хороших слов, нашептанных на ушко, мне не верят и твердят, что я пыталась убить эльфийку из ревности.

— Но принц Маркус, несмотря на довольно юный возраст, действительно мудр, и действительно что-то к тебе испытывает! — Ри, задумчиво почесывая нос, указал на меня пальцем, — Он пытается разобраться с этим делом, плюс верит твоим словам, что это вышло случайно. Он уговаривает Старейшин сохранить тебе жизнь и дать провести Ритуал, но после него ты должна покинуть королевство. Вариант неплохой, но что если в качестве благодарности за спасение сестры Маркус все же попросит тебя остаться? Опасность любовного романа велика, ты молода, красива, и если ты действительно ему нравишься, то он найдет тебя в любой точке Аранеллы. Особенно когда Старейшины будут настаивать на выборе супруги. Но убрать тебя не получается — тебе запретили выходить из комнаты, за окнами и входной дверью постоянно следят. Тогда тебя решают убить после Ритуала, во время празднования, когда, по сути никто на тебя особого внимания обращать не будет. Но я не знал, какие чувства связывали тебя и братьев де Рен, и не ожидал, что ты под сильным расстройством из-за их предательства сбежишь прямо после Ритуала. Видя это, я посылаю тебя маленькой и очень не хорошее заклинание, от чего тебе становится плохо, но и тут промах — с пегаса ты свалилась, но он тебя поймал, так что встреча твоего тела с землей не состоялась, об этом я узнаю через амулет. Ты скрываешься, но назревает другая проблема — как продолжать кормить близнецов мандаринами, если вскоре они должны уехать? А берут они их (это я у Хантара узнал) в тайном запасе, который находится в их замке! Тогда я вспоминаю своих, так скажем, друзей, в Карате, связываюсь с ними и налаживаю поставку отравы. Это проблема решена, остается только одно — найти и убить магичку. Проблема в принципе небольшая, так как если судить по маяку — девчонка приземлилась где-то в районе Непроходимого леса. А одна, да еще и без сознания она там не выживет.

— Ага, только ты ни как не ожидал, что я там встречу одно маленького и противного ушастика, который нагло смылся из дома! — хихикнула я, вспомнив нашу встречу.

— И этот мелкий вредитель — я, который малость ошалел, когда одна вздорная магичка свалилась посреди ночи ему на голову, — хохотнул Ри, видимо тоже вспомнив тот момент.

— Э, нет, не отвлекайся! — пригрозила я ему пальцем, — Ты сейчас злой и противный вампиреныш с гениальными замыслами, но с полным отсутствием везения! Давай, вживайся в роль, мой юный гений, а я пока продолжу. Итак, я, сцапав ушастика, заключаю с ним договор — он ведет меня в Динтанар, а я взамен учу его магии. Но перед тем, как отправиться в путь — инсценирую собственную гибель, как и посоветовал мне мой наставник.

— Я узнаю о гибели магички и радуюсь, что все прошло удачно, — продолжил Ри, для наглядности изобразив дикую радость, даже ушками похлопал, причем в прямом смысле этого слова, — Но проходит зима, и я начинаю сомневаться — уж все слишком гладко прошло. Тогда я достаю карту и выясняю, что магичка жива. А значит, об этом знают и Ночные Всадники, и могут узнать не только они, но и эльфы, вернувшиеся в Академию, и Маркус, который заметно опечалился известием о гибели магички. Тогда я нанимаю вампиров, и они просачиваются в ряды Всадников и отправляются на поиски девчонки. Но неудачно — девчонку предупреждают и мои воины погибают, а магичка наверняка узнает, что на ней маяк. Она отправляется на пегасе в Эллидар, наверняка за помощью к своему Наставнику, и тот, уничтожает медальон. След теряется, и я начинаю собирать информацию о Хеллиане Валанди. Узнаю много чего — в том числе и про её силу, и про друзей, и выясняю, что она отныне Младшая Княжна Динтанара. А это плохо, там мне девчонку не достать.

— И что ты будешь делать тогда? — сощурилась я, уже сообразив, что настоящий вампир сделал дальше, — Думай, мой любимый эльфик, думай! Я не зря мучилась над твоим обучением столько лет!

— И тогда я начинаю задумываться о том, что у девчонки отныне сильный покровитель, а значит, моя план может полететь к упырям под… ну, понятно, в общем! — на лице Ри промелькнула такая гамма чувств, что я даже подумала на миг, что он сейчас со спинки кресла навернется, — И тогда, с помощью древнего артефакта я решаю собрать силы магов, чтобы в случае чего получить Эвритамель силой, а не хитростью! Но я не могу отлучиться из королевства, а значит, мне нужны помощники! Верные и преданные, и такие, которых нельзя заподозрить в принципе! Я их нахожу, и они начинают собирать силы, но вскоре об этом начинают узнавать, и по своим каналам я узнаю, что эрханы отправляются по дружественным странам, чтобы разобраться с этим делом! Пользуясь ситуацией, я посылаю в отряд своего человека — Карнелию, решив воспользоваться ситуацией, так в первую очередь кронпринц поедет к своему другу — князю Эренриху. А там — магичка, и она наверняка влезет в это дело, зная ее характер. Сразу убить магичку не получается — кронпринц проявил к ней интерес, вследствие чего погибает еще один отряд наемников, и поэтому Карнелия ждет подходящего случая. Он предоставляется в Карате, и вместе с моим человеком, тем же, кто нашпиговывает мандарины зельем, они пытаются её убить. Не выходит и на этот раз — Шайтанар снова помешал, и я лишился шпиона. И тогда я приказываю убить магов в непосредственной близости от Натинало — города, принадлежащего Наставнику человечки. Я специально это делаю, чтобы магичка пошла по следам и попала в ловушку, чтобы убить ее сразу, и уже наверняка!

— Но маленький минус мой зловредный вампирчик, — хмыкнула я, рассматривая встревоженную мордашку Ри, — В Эдвиг отправились Дарт и Хантар, но никак не я! Значит, их не тронут — будут строить еще одну ловушку, но уже в другом городе! Как только вернется Хантар, нужно будет на карте отметить, где были убиты маги, чтобы проследить маршрут убийств и выяснить, где предположительно будет следующая смерть, а, следовательно, и засада. Ты же, вампирюга нехороший, понимаешь, что я уже давным-давно рассказала все Латриэлю и тот сразу после окончания экзаменов пойдет втолковывать это Маркусу? И поэтому, у тебя только один вариант — как можно скорее прибить меня. Нет меня, нет доказательств.

— Согласен! Поэтому готовлю большую пакость! Сейчас вот только узнаю, что вместо тебя приедут ятугар с дроу, и буду готовить что-то грандиозное! — с гадким выражением лица Ри потер ручки, словно предвкушая большую гадость.

— Угу, остались мелочи — узнать, что за артефакт, кто им пользуется, предугадать будущую пакость, и закрыть эту шарашкину контору до того, как кто-нибудь еще погибнет! И я в том числе, — хмыкнула я, поджав под себя ноги, так как спина уже от подобного сидения затекла, — Остался вопрос, мой маленький юный и догадливый ушастик, кто этот вампир такой?

— Сейчас пораскинем остатками мозгов, которые еще не опухли от красочного описания твоего бытия, — почесал в затылке Ри, тоже поджав под себя ноги, скрестив их на уровне щиколоток. Причем со спинки кресла он так и не слез! — Я как минимум аристократ, иначе бы мне пост Советника не дали бы. Я довольно молодой, раз рос вместе с Маркусом и Латриэлем. У меня довольно высокий статус среди вампиров, раз они меня слушаются и идут на такое сомнительно предприятие. И у меня влиятельные 'друзья' среди демонов и дроу, а так же наверняка есть свои люди в Академии, раз я смог узнать столько о тебе. У меня вымышленное имя, так как то, под каким я хожу не известно ни в одних кругах. Мда… непростой я тип. Эль, знаешь, чего я тут подумал? А не могут все эти личности быть связаны с Академией? Ну, в смысле, учились вместе!

— Карнелия не обучалась в Эллидаре, Таш уже это выяснил, — вздохнула я, — Мы думали об этом, но знаешь, сколько квадриумов училось в Академии в составе: дроу, демон, вампир и еще кто-нибудь? Таш просматривает архивы, но имя Кристиан тоже нигде не упоминалось. Он выписывает подходящие квадриумы, когда натолкнется на что-нибудь особенное, то непременно об этом скажет. Постой ка, ушастик, кажется, у меня появилась мысля! Если Кристиан посылал ко мне с самого начала такие большие отряды, значит, он знал о моей силе, о том, что мне подвластны все шесть стихий! Близнецы, даже не смотря на все, вряд ли об этом сказали, а значит… преподаватели Академии! Только они знали об этом! Шпион среди них!

'Я так и думал. Но проблема в том, что абсолютно все магистры и архимаги Академии обучались в ней. И это огромное количество квадриумов, даже приблизительно подходящих по составу. Дело все в том, что это закрытая информация, но я постараюсь поговорить с директором после экзамена, причем так, чтобы не поднимать лишнего шума' — мысленно сообщил Таш и связь вновь заблокировалась. Угу, значит, Таш все еще на экзамене. Я быстренько передала его слова ученику.

— Ну что ж, невезучая магичка, жертва большой и пламенной любви одного отдельно взятого вампира, — попытался подвести итог Ри, привычным жестом взлохматив собственную серебряную шевелюру, — С этим делом мы кое-как разобрались. Точнее с тем, что, почему, зачем, и как происходит. Вопрос 'кто' повис в воздухе, а вот вопрос 'что с этим делать' я считаю готовым к рассмотрению. Вдвоем нам не справиться, факт. Плюс, и демоны и дроу теперь как ни крути, тоже замешаны в этом. Как все разрешить, не объясняя им всю ситуацию?

— Не знаю, — вздохнула я, — Меня твои слова о вампирчике натолкнули на мысль о том, что можно наведаться к Луксору в Академию и порасспрашивать его на тему вампиров. Ташу он не поверит, нужно мое личное присутствие. Хех, у меня такое впечатление, что все дороги ведут в Эллидарскую Академию Магии!

— Угу, есть такое, — согласился ученик, задумчиво подперев рукой подбородок, — Только вот сомневаюсь, что архимаги Академии нам помогут. Вопрос о том, кто тебе поможет, так и остался нераскрытым. Про близнецов я скромненько умолчу. Может, действительно рассказать Шайтанару?

— Ага, скромненько! — фыркнула я, — Ушастик недальновидный, ты вообще понимаешь, о чем говоришь? Он и так слишком много знает про мою персону. Одно неосторожное слово — и он сам обо всем догадается. И ты думаешь, он откажется провернуть все в пользу для своей страны? Я думаю, что нет. Вот и выходит, что помочь мне можете только ты и Дарт, ну и Таш, конечно.

— А как же Холл и его невеста? — возмущенно уставился на меня Ри, — А твоя родня? Я больше чем уверен, что Ауст Валанди знает, что это за артефакт! Да и артефакт ли вообще?

— Артефакт, — кивнула я, — Расам такое неподвластно, только иритари, но те могут забрать лишь все эмоции, что никак не коснется ауры. Заклинаний подобных нет, это Таш выяснил, а про Ритуалы я могу тебе сказать — таких нет, и не было, я в свое время перед Турниром многое прочитала, да и Киртан немало рассказал на эту тему. Я же Некромантка, забыл? Кстати, на счет Киртана — ты знаешь их законы, он ближайшие пару лет из страны выехать не может. А ждать его людей — у нас нет на это времени. Ни Холла, ни Лин, ни моих родных я такой опасности подвергать не могу. Да и тебя с Дартом тоже, но от вас ведь не избавишься!

— А то! — загордился Ри, — И все-таки, я немного не понял, как Шайтанар может провернуть все с пользой для своей страны, на благо своей родины, так сказать?

— Ри, эрханы давным-давно точат зубы на Эвритамель, — со вздохом принялась я пояснять прописные истины, — Во-первых, эльфы победили в войне, так как на чешую эрханов в боевой ипостаси не действует только магия Хранителей. А кто много лет жил и царствовал в королевстве ты в курсе, да? Во-вторых, Ассоматийская долина, она представляет огромную ценность. Есть что-то такое еще, ни менее важное, но что именно, я не знаю, похоже, это тщательно скрывается. Что это, спроси у моей левой пятки, она это чувствует, а что, даже Таш не знает. И это три основных причины. Плюс куча дополнительных — месть, большая территория, богатство и все остальное. И ты думаешь, что Шайтанар откажется так легко получить в свои руки Эвритамель? Дождаться, пока вампир убьет Маркуса, а потом самому прихлопнуть вампира, и вуаля! Вот тебе и Эвритамель, пользуйся на здоровье!

— Понял, осознал, и принял, — вздохнул Ри, опуская уши, опять же в прямом смысле этого слова, — Демон мне в чем-то нравится, но как говорится, на войне все средства хороши. Я насмотрелся такого при Дворе, и не могу с тобой не согласиться.

— А было бы тут с чем не согласиться, — по сердцу резануло противное чувство разочарованности, — Он демон. Нет, он кронпринц демонов, и этим все сказано. Да, его помощь могла бы разрешить все проблемы, но… Но спасать свою шкурку путем смерти Маркуса и захвата эрханами королевства лунных, я не могу.

— Так значит вот, что рассудительная Динтанарская Княжна думает о мой скромной персоне, — раздался неожиданно холодный голос откуда-то из района стеллажей с книгами.

Я вылупилась на Ри, мгновенно побледнев, а эльф, срочно приобретая такую же аристократическую бледность, очень медленно повернулся в сторону стеллажей. Мысленно погребая свое тело под ближайшим плинтусом, я встала на коленки и выглянула из-за спинки кресла. Около самого первого стеллажа, уперевшись вытянутой левой рукой в стенку стеллажа, а в правой держа раскрытую книгу в черной обложке, стоял демон с непроницаемым выражением лица. И его взгляд не сулил ничего хорошего, не смотря даже на то, что на лице не было не написано не единой эмоции. Холодные сапфировые глаза, хищный разлет бровей, ярко-красный узор на радужке… мне стало страшно.

— Упс… — выдал Ри, медленно сползая по спинке кресла на его сиденье, — Кажется, мы прокололись.

— Еще как, — согласился с этим демон, твердым шагом приближаясь к креслам, — Прежде чем размышлять на столь откровенные темы следовало убедиться, что здесь никого нет.

С последним шагом демон легко и быстро перепрыгнул через столик, стоявший между креслами, и приземлился как раз перед моим креслом. Причем выражение его лица нисколько не изменилось, и он разглядывал меня таким цепким взглядом, словно примеряясь, сегодня меня отдать Кристиану или же убить самому? Кажется, я только что допустила самую великую ошибку в своей жизни. И возможно, на этот раз смертельную, потому что демон стал таким холодным, что буквально все клеточки тела вопили об опасности. Чтобы не задирать голову, я встала с кресла, пряча дикое желание сбежать отсюда куда подальше. Но лучше от этого не стало, от Шайтанара ощутимо веяло могильным холодом и ненавистью, и я себя чувствовала мелкой букашкой, которую вот-вот раздавят.

— Шайтанар, я… — я попыталась объяснить ситуацию, хотя и не знала, что ему сказать. Но демон меня перебил:

— Я все слышал. Все, от первого и последнего слова. Все, о чем вы говорили — я бы догадался об этом и сам. Но вот твое мнение обо мне… Не ожидал такого лестного высказывания в мой адрес.

Не зная, что сказать, я опустила голову, рассматривая высокие, лакированные сапоги эрахана. Мне было страшно и стыдно, но откуда у меня появилось второе чувство, я так и не поняла. Это же демон, это в его натуре! Тогда что же его так задело?

Видимо, Шайтанар решил сам ответить на этот вопрос. Резким движением он протянул руку и двумя пальцами подняв мое лицо за подбородок, заставил посмотреть в его глаза. Задрав голову, я чуть не вздрогнула: глаза эрхана напоминали сапфиры — драгоценные камни, красивые, глубокие, но… абсолютно бездушные. Пальцы крепко держали мой подбородок, оставляя синяки, а Шайтанар ледяным голосом произнес, даже не пряча холодную усмешку:

— Так значит, вот какие мысли бродят в этой очаровательной головке. И какие секреты ты хранишь, я даже удивлен! Признаю, они стоили того, чтобы ты так тщательно их скрывала, но мне непонятно одно — как ты сумеешь выпутаться из всего этого без моей помощи? Потому что после твоих слов я не стану тебе помогать. А если и стану, то только в том случае, если что-нибудь получу взамен.

— Я сказала то, что думала! — упрямо сказала я, смотря на циничную усмешку. Я уже и забыла, каким этот демон может быть. А как оказалось — зря.

— А знаешь ли ты, что твои слова могут стоить тебе жизни? — вкрадчивые слова демона прозвучали как пощечина, — Если я и захочу получить Эвритамель, то я сделаю это только своими силами, а не за чей либо счет. Для меня это вопрос чести, а ты в ней усомнилась. Для вызова на поединок это значительная причина.

— Шайтанар, она… — попробовал вмешаться Ри, соскочивший с кресла, но был остановлен лишь одним взглядом демона, который повернул к нему голову, но мой подбородок так и не отпустил:

— Ты мне нравишься, Танорион, но сейчас не та ситуация, когда ты можешь испытывать мое терпение.

Видимо, слова эрхана подействовали на Ри лучше любого обездвиживающего заклинания и заклятия немоты, потому как он замолк, а демон вновь повернулся ко мне и усмехнулся, проведя большим пальцем по моей нижней губе, но при этом мой бедный и уже наверно синий подбородок он не отпустил:

— А что касается тебя… Что будешь делать — это только твое дело. Я не отказываюсь от своих слов, но только теперь выставляю условие. Ты захотела меня видеть бездушным демоном? Что ж, я не вижу причин для того, чтобы тебя переубеждать. Выбор за тобой. И пока еще он у тебя есть.

Когда демон опустил мой подбородок, я резко от него отшатнулась. Под коленки попалось кресло, и я просто напросто рухнула в него, устремив взгляд куда-то в пустоту.

Громко хмыкнув, Шайтанар протянул Ри книгу, которую до сих пор держал в руках и произнес, направляясь к входной двери:

— На обеде, когда ты ушел, я кое-что вспомнил. И сразу же направился в библиотеку. Я нашел, что искал. И услышал то, чего знать не должен был.

В воцарившейся тишине хлопок закрываемой двери прозвучал так, словно закрылась каменная дверь гробницы.

— Кажется, наломали мы дров, — нервно вздохнул Ри, падая в кресло, — Эль, ты как?

— А как может себя чувствовать человек, который собственными словами угробил шанс спасти свою жизнь, и при этом задел честь кронпринца эрханов? — бесцветным голосом произнесла я, продолжая всматриваться в пространство, — Как покойник.

— Эль, может, не так все и плохо? — обнадеживающим голосом спросил Ри, переместившись на подлокотник моего кресла и положив мне руку на плечо, — Он же понял, что ты не хотела его оскорбить! Просто разозлился немного.

— Ушастик, я только что совершила самую опасную ошибку в своей жизни. Нет, я не про то, что он теперь все знает. Я про то, что я усомнилась в его чести тогда, когда он действительно хотел просто помочь. Не он бездушный демон, а это я бесчувственная свинья.

Ри замолчал. А я почувствовала себя такой…. даже не знаю подходящего слова. Неожиданно все повернулось так, что теперь не демону нужно заслуживать мое доверие, а мне — его. Похоже, что я слишком запуталась в своих чувствах, и благодаря своему недоверию и нежеланию пускать кого-то в свою жизнь, потеряла единственный шанс на спасение. Нет, даже не шанс. А единственного человека, который мог стать мне близким. Очень близким. Теперь я знаю, каково это — своими собственными руками рушить свою судьбу и свою жизнь. Это больно.

— Упырева магичка, — ругнулся дроу, чтобы хоть как-то привести меня в чувство, — Он же сказал, что он не отказывается от своей помощи!

— И ты думаешь, что он запросит за свою помощь ничтожную цену? — горько усмехнулась я, — Нет, Ри. Теперь он имеет полное право быть со мной жестоким. Я это заслужила, и я понимаю, как это больно, когда тебе не верят.

'Хелл, близнецы сдали экзамены и получили диплом с отличием, так же, как и Лин! А что произошло? Почему такое подавленное состояние?' — неожиданно напомнил о себе Таш. Я лишь мысленно прокрутила в голове весь вечер.

'Так, а что там он в книге нашел?' — чуткий Таш, понимая, что в данной ситуации ничего конкретного сказать нельзя.

— Ри, что с книгой? — спросила я, пытаясь найти хоть какой-то выход. Только вот выхода из этой ситуации нет. Идти у него на поводу? Сложить руки и отдаться на милость оскорбленному и очень злому демону? Что-то подсказывает мне, что это хоть как-то утихомирит его задетое самолюбие. Но вот только не хочу я! Нет, ни к демону не хочу, меня бесит сама мысль о том, что я буду разменной монетой! Хрдыр, этот демон знает, как сделать больно! Оба хороши, ага. Нужно с ним поговорить, причем в ближайшее время. Только где найти силы для этого?

- 'И тогда был создан артефакт, наделенный свойством отбирать всю силу без остатка. Артефакт был хорош всем, но он лишал рассудка того, кто носил его. И тогда Хранители раскололи его на две половины. Одна способна забирать души и хранить их, а вторая служит лишь украшением и поглощает силу. Но если сложить их вместе, то Величию сделавшего это не будет равных и в его руках окажется великая сила, способная разрушать и покорять. И зовется эта сила — артефакт Величия' — аронт медленно и четко прочитал абзац из книги, которую дал ему эрхан.

— Вот хрдыр… — моя левая бровь надежно скрылась где-то под челкой, — А вампирчик что, еще мирового господства захотел? Ри, а там есть что-нибудь про то, как уничтожить этот артефакт? Или хотя бы его часть? И кому принадлежали обе половины?

— Эль, не сыпь вопросами! — остановил меня дроу, прекрасно понимая, что мой нездоровый интерес — это нервное напряжение сказалось, — Нет, больше ничего. Это вообще талмуд о древних легендах. О, а ты знаешь, кто его написал? Ауст Валанди!

Все, это была последняя капля. Прекрасно понимая, что еще одно лишнее слово — и у меня просто будет истерика, я быстро ушла в свою комнату и заперлась там. Сил не было ни на что, в голове крутился такой хоровод эмоций, что хотелось просто кричать. И тогда я взяла в руки свою скрипку.

Хоровод эмоций угасал с такой же скоростью, как солнце, что я видела за своим окном. Я не выходила из комнаты, не слышала, как стучался и звал меня Ри, мне просто было все равно. Пальцы терзали инструмент, а музыка душу, но только она давала успокоиться и хоть немного отрешиться от мыслей. Слишком много всего накопилось.

Когда солнце полностью скрылось за горизонтом, и наступила глубокая полночь, я отложила скрипку. Пальцы опухли от бесконечной игры, но у меня теперь не было чувства, что я схожу с ума. Переодеваясь в одну из тех рубашек, которые я бесстыдно конфисковала в свое время у Киртана, я неожиданно остановилась. Завтра приезжают близнецы. А у меня нет времени на выяснения отношений и на эмоции вообще. Я знаю, что можно сделать, но для этого мне нужна помощь. Похоже, пришла пора успокоить мужское самолюбие эрхана. Другова выхода я не вижу, да и не хочу искать, надоело.

Постучавшись в дверь эрхана, я замерла, ожидая, что сейчас меня пошлют. Но дверь открылась сама собой, словно приглашая меня войти. Я вошла. Шайтанар стоял около открытого настежь окна. Длинные распущенные волосы трепал прохладный ночной ветер, а лунный свет красиво играл на них, заставляя переливаться всеми оттенками стального и серебряного. Одет был демон в одни свободные штаны из черного шелка, а руки его были скрещены на груди. Он даже не повернулся, а просто спросил:

— Зачем ты пришла?

— Мне нужна твоя помощь, — я тихо прикрыла за собой дверь и, оперлась спиной на нее.

— Я же сказал, что не буду тебе помогать просто так, — усмехнулся демон, упираясь руками в подоконник.

— Я согласна на любую цену, — спокойно произнесла я, чувствуя отвращение к самой себе, — Я упустила свой шанс, значит, теперь буду расплачиваться за это. Но без твоей помощи мне не справиться.

— Что ты хочешь? — спросил демон, так и не повернувшись. Я быстро и детально изложила свой план, прикрыв глаза. Мне было действительно стыдно… за все.

— Я помогу тебе, — неожиданно голос эрхана раздался прямо у меня над ухом, заставив вздрогнуть, но не открыть глаза, — Но взамен ты сегодня останешься здесь.

— Что? — я удивилась настолько, что широко распахнула глаза и уставилась на эрхана, но тут же пожалела об этом, увидев ярко-алый узор в его глазах. Он стоял ко мне практически вплотную.

— Сегодня ты спишь здесь, — медленно и четко сказал демон, всматриваясь в мое лицо. Собрав остатки самообладания, которых на тот момент уже и не было, я просто кивнула, не глядя больше ему в глаза. Демон молча отошел, а я забралась под теплое одеяло на довольно узкой кровати и закрыла глаза, абсолютно не понимая, что происходит. Все было таким… неправильным? Да, именно неправильным и ненатуральным, словно это была не я.

Я еле удержалась от дрожи, когда за моей спиной лег демон. Удержаться-то я удержалась, но спиной ощущая исходящую от него силу, я все равно напряглась. Не знаю, чтобы было дальше, но неожиданно я взбунтовалась. Нет, я не могу так, это не мо натура! Происходит упырь пойми что, а я тут лежу как бревно бесчувственное!

— Нет, я так не могу! — я резко села и произнесла, не глядя на демона, — Шайтанар, мне жаль, что ты слышал мои слова. Я была действительно неправа по отношению к тебе, и я прошу за это прощения. Знаю, это сложно, я наговорила много глупостей, и задела твою честь, но я просто уже не знаю, кому можно верить, а кому нет. Если сможешь, прости. И я разрываю договор. Я ценю твое желание помочь, но я не деньги, чтобы мной можно было расплачиваться.

Произнеся последнюю фразу, я встала с кровати, но не успела пройти и шага, ка меня дернули за руку, и я оказалась сидящей на коленях Шайтанара.

— Я рад, что ты поняла, насколько болезненным может быть недоверие, — на губах демона играла мягкая усмешка, не имеющая ничего общего с той, которую я видела сегодня в библиотеке, — Признаю, ты больно меня им задела. И теперь ты это поняла. Хелли, я могу быть жестоким, я такой и есть, но не настолько, как ты себе напридумывала, и для меня действительно четь превыше всего.

— Я не хотела, — вновь начала я, но демон тут же приложил палец к моим губам, при этом коснувшись больного подбородка. Я невольно дернулась, а Шайтанар нахмурился:

— Ты сильно меня разозлила. Прости, что причинил тебе боль.

— Ты не должен извиняться, — упрямо заявила я, чувствуя себя маленьким провинившимся ребенком, — Я сама виновата.

— Кто из нас старше и опытнее? — хмыкнул эрхан, мгновенно вылечив синяк на моем подбородке и боль от него, — Я должен был держать себя в руках и сразу догадаться, что ты просто маленькая потерянная девочка, которая запуталась в своих чувствах и недоверии ко всему миру. На тот момент я лишь хотел отомстить тебе, не более того. И только тогда, когда услышал, как ты играешь, а твой ученик не может до тебя достучаться, я понял, кто ты такая. Просто шальной ребенок, у которого крупные неприятности. А я, вместо того, чтобы помочь, нагнетаю обстановку. Знаешь, я хотел проучить тебя, но сам многое понял.

— Так все твои слова наверху были вызваны только злостью? — удивилась я, рассматривая спокойное лицо демона.

— Нет, — неожиданно оскалился он и, подхватив меня на руки, быстро положил на кровать и навис надо мной, — Я на самом деле циничный и холодный, не нужно делать из меня принца на белом коне! Но я не такой монстр, как ты считала, и как я хотел, чтобы ты подумала. Но одно я тебе могу сказать точно — сегодня ты действительно спишь здесь.

— Эй, это в честь чего? — возмутилась я, чувствуя, как сердце медленно оттаивает, — Мы же вроде все выяснили!

— Нет, — нагло усмехнулся демон, медленно проводя указательным пальцем по моему лицу, — Называй меня, как хочешь, но сегодня ты останешься здесь, потому, что я так хочу!

— Шайтанар… — угрожающе начала я, чувствуя, что после таких слов хрупкое перемирие, которые мы совсем недавно установили, может нарушиться, но меня спокойно перебили легким прикосновением губ к моим губам и тихим шепотом:

— Тссс… Я собственник. И эгоист. Разве я тебе не говорил?

— Как-то ты об этом забыл упомянуть, — с трудом прошептала я, чувствуя, как дико колотится сердце. При моих словах я нечаянно коснулась губами его губ, и… поцелуй в Карате показался мне незначительным событием.

Этот поцелуй был легким, ненавязчивым, но таким непередаваемо нежным, что мне захотелось заплакать от облегчения. Из груди вырвался тихий стон, который мгновенно изменил все — рука Шайтанара еще крепче обвила мою талию, прижимая мое тело к его телу еще крепче, вторая рука легла на шею, нежно ее поглаживая, а поцелуй стал глубже, но ни на мгновенье не утратил своей нежности. Я не знала, куда от этого спрятаться, да и не хотелось, это было так… необычно, по меньшей мере. Останавливаться не хотелось, мысли ушли уже тогда, когда губы демона едва ко мне прикоснулись, а мои руки, живя самостоятельной жизнью, вытворяли неизвестно что. Одна надежно запуталась в его волосах, а вторая сжала его плечо так, что на коже наверняка останутся глубокие царапины.

Я не хотела, чтобы это прекращалось, но Шайтанар нежными движениями губ закончил поцелуй и заглянул мне в глаза. Не знаю, что в них отражалось, но у меня определенно ехала крыша от его прикосновений.

— Нет, демоненок, с тобой нельзя находиться в одной кровати, — вздохнул эрхан с легкой полуулыбкой, — Твое тело просто сводит меня с ума.

— Как ты меня назвал? — удивленно переспросила я, делая попытку приподняться на локтях. Шайтанар тут же это понял и отстранился, а я села, рассматривая его лицо, а точнее — волосы, водопадом рассыпавшиеся по его спине и кровати. Это зрелище завораживало.

— Разве ты не знала, что твое имя, а точнее, его сокращение, переводится с древнего диалекта языка демонов именно как 'демоненок'? — со смешком спросил Шайтанар, разглядывая мое малость обалдевшее выражение лица, — Это имя как нельзя лучше тебе подходит.

— Нет, — мотнула я головой, — не знала. Просто меня так только дедушка называл.

— И я понимаю, почему, — хмыкнул эрхан, пропуская между пальцев пряди моих волос, которые, как и его, разметались по всей кровати, — И я не хотел бы сегодня затрагивать эту тему, но у нас мало времени. Ты же понимаешь, что нам придется ехать к Аусту? Я никогда не слышал об этом артефакте, лишь случайно вспомнил, что читал упоминание о подобном.

— Я понимаю, — вздохнула я, — Как только вернуться Дарт и Хан, составим карту и отправимся к Скайру. Здесь недалеко. В принципе, я могла бы и сама слетать…

— Одну я тебе никуда не отпущу, — демон лег на кровать, вытянувшись во весь свой немаленький рост и, взяв меня за руку, заставил лечь рядом с ним, положив ему голову на плечо, — Это слишком опасно. Немного времени еще есть, главное сейчас — разобраться с братьями де Рен. Ты уверена в своем решении?

— Да, — выдохнула я, осторожно пристраивая руку на груди у эрхана. Стало вдруг очень удобно, надежно, спокойно и уютно, словно так и должно было быть. Демон, чуть вздрогнув, повернулся на бок, от чего я уткнулась носом в ложбинку между его ключиц. Мне стало немного неловко, но демон твердым голосом приказал, сомкнув руки на моей талии:

— Тогда спи. Завтра все встанет на свои места.

Хотелось возмутиться на тему его приказов, но было лень. Мне было тепло, хорошо и уютно, а главное — надежно. Спать захотелось практически моментально, и для себя я решила, что еще успею отомстить демону за его приказной тон. Я ведь 'демоненок' как-никак. Интересно, а Шайтанар вообще понимает, с кем связался?

Шайтанар сейт Хаэл

Небрежно оперевшись спиной на одну из створок открытых ворот, расположенных на единственном въезде в город полукровок, я ждал. Нет, не у моря погоды, а братьев де Рен. Младших принцев Империи дроу, одних из лучших Клинков Смерти и тех, кто чуть не сломали жизнь Хелли.

Именно из-за их молодости и глупости, магичка настолько запуталась в жизни, что могла бы в скором времени погибнуть, не сообрази я вовремя, в чем тут дело. Благо жизненного опыта хватило, чтобы понять, какие чувства она испытывала и почему, а что она из-за этого думала…. я слышал собственными ушами. Ха, да я даже никогда и не мог предположить, что своим недоверием она может сделать мне так больно! Впрочем, я и сам в ответ причинил ей не малую боль. Но даже в этом случае они не сдалась, хотя я подумывал, что уже вот-вот, почти…

Но безвольной куклой в моих руках она не стала. И не станет, иначе — она мне будет не нужна. Интерес к этому демоненку не скоро пропадет, так же, как желание, которое вызывает у меня её тело. Но и это еще не все — человечка привлекает меня как личность — столько эмоций постоянно бурлит в ней, что впору удивляться, как в это маленькое, но красивое создание, помещается столько черт характера? Умная, забавная, смышленая, собранная — перечислять можно бесконечно. Живая, одним словом. Но даже когда она серьезна и холодна, есть в ней что-то такое, что цепляет душу и заставляет думать о ней. И многогранность её характера меня настолько захватила, что мне даже стало абсолютно наплевать на её эльфийскую внешность.

Циничная усмешка пробежалась по моим губам, когда я вспомнил маленький секретик девушки, которая всю ночь провела в моих объятиях — все шесть стихий, которые ей подвластны. Зная, кто был в ее родне, это в принципе, неудивительно, но поражает то, что все это передалось ей, спустя столько поколений! Айтраск, если мне не изменяет память, владел всеми шестью стихиями, этот дар и у Хелли. Значит, и древнеэльфийская магия ей подвластна, как и принцу Маркусу. Только этот упырев эльф, чей трон сейчас находится в опасности, владеет еще и магией Хранителей, которая позволяет смешивать стихии как угодно, а не ограничивается набором нескольких десятков заклятий, как древнеэльфийская.

Знал бы отец, в какую заварушку я влез — тут же бы решил воспользоваться удобным случаем и получить столь редкий экземпляр, как Хелли. И он может об этом узнать, раз Карнелия была в этом замешана, но вот только лучше бы ему не лезть — человечку я не отдам. Она моя, я так решил, и я никому ее не отдам. А что касается принца Маркуса…

Если представится случай для поединка, то почему бы и нет? Но вот захватывать его трон по средствам вампирских рук увольте, я не настолько низко пал. С их помощью еще можно было бы попытаться, а так — я обойду королевство стороной, пускай эльфы сами разбираются. Моя задача — защитить моего демоненка. И в первую очередь от самой себя.

Когда кроваво-красное солнце практически скрылось за лесом, что окружал Натинало, послышался перестук копыт, а вдалеке, на широком тракте виднелись клубы пыли. По мере их приближения я увидел двух фризов и их всадников. Два абсолютно одинаковых черных, как ночь коня; и два абсолютно одинаковых наездника — высокие дроу с длинными светлыми волосами и точеными чертами лица.

Осадив коней у самых ворот, братья спешились и склонились в приветственных поклонах:

— Лорд Шайтанар.

Я мысленно хмыкнул: кони одинаковые, одежда, состоявшая из охотничьих костюмов оливкового цвета — одинаковая, волосы одной длины свободно свисают ниже лопаток, даже выражение лиц одинаковый! Единственные различия — серьги разные. Вывод пришел тут же — молоды, неопытны, самоуверенны, но хитры. Последнее — не проблема, они не знают, что их ждет, и с кем они связались по просьбе своего брата.

— Дерек и Терен де Рен, — усмехнулся я, чуть склонив голову, — Рад встрече. Как добрались?

— Это все не важно, лорд Шайтанар, — ответил один из них. Тот, что стоял слева и носил в левом ухе серьгу с каплей лазурита в виде кристалла, — Мы прибыли по делу. Летрак посвятил нас в текущие дела и просил заняться ими безотлагательно.

— Раз так, Дерек, — хмыкнул я, поворачиваясь к ним спиной, — Тогда следуйте за мной — я покажу вам тела.

Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что братья удивленно переглянулись за моей спиной. Я знал, благодаря Хелли, кто из них кто, пока мы на протяжении всего дня готовили сюрприз для этих эльфов. Боковым зрением я успел заметить, как среди домов города полукровок мелькнул крупный черный ворон. Эта пташка вела братьев дроу от самого их портала, а сейчас предупредит демоненка о нашем приближении. Главное, чтобы она не передумала в последний момент.

Я отвел братьев не в особняк Таилшаэлтена, а чуть дальше, туда, где располагалась городская тюрьма. Привязав своих лошадей у коновязи, они направились за мной, поинтересовавшись, где все жители города.

— На охоте, — усмехнулся я, открывая тяжелую дверь, ведущую в один из дальних коридоров подземной тюрьмы Натинало, — Вы приехали немного не вовремя, все вернуться только завтра. В городе остались лишь женщины, да стража. Идем. Трупы хранятся в самой дальней камере, это единственное место, где достаточно холодно.

Близнецов не возникло вопросов, хотя на их месте я бы сначала все узнал. Но, в конце концов, как они поступают — это их дело. Поэтому я молча провел их по каменному широкому коридору, на левой стороне которого располагались многочисленные камеры, которые были отгорожены внушительными решетками, состоящими из толстых прутьев из особой стали, которую сломать нельзя. Проверено мною лично — она не выдержит только в том случае, если окажется в моих руках во время боевой ипостаси.

Дойдя до конца коридора, я сделал приглашающий жест в сторону распахнутой настежь двери камеры, точно так же состоящей из прутьев. Увидев два тела дроу-полукровок, близнецы вошли в камеру, я сделал шаг в их сторону… но только за тем, чтобы захлопнуть дверцу и быстро повернуть ключ в замочной скважине и вытащить его. В тот же миг прутья решетки вспыхнули всеми оттенками стихий — активировалось наложенное ранее плетение.

— Что происходит?!? — одновременно зарычали дроу, оскалив клыки, — Лорд Шайтанар, что за выходки?

— Это не выходки, — пожал я плечами, отойдя на несколько шагов назад и взмахом руки рассеяв иллюзию трупов, лежащих в камере, — Я вышел из того возраста, чтобы над столь серьезной ситуацией смог бы пошутить.

— Зачем ты запер нас здесь? — спросил один из дроу, тот, что с каплей алмаза в ухе, — С какой целью? И где Хантар?

— Это не ваше дело, — чуть склонил я голову, — И потом, кто сказал, что запер вас я?

— Тогда кто? — спросил Дерек, сжимая в руке нераскрытый сатар.

— Это сделала я, — послышался довольно тихий и спокойный голос, и из угла, где все это время скрывалась под зеркальными чарами, вышла Хелли. Остановившись между мной и решеткой она оглядела дроу, на лице которых отразился настоящий шок, и тихо вздохнула, — Здравствуй Дерек, Терен.

— Хелли? — явно не поверив своим глазам, спросил один из братьев, подойдя чуть ближе, — Малышка… Ты жива?

— Дерек, я уже давно не малышка! — грустно усмехнулась она и добавила, — Терен, не смотри на меня, как на приведение. Это я, и я жива. А на том месте, куда вы прибыли, получив сигнал от маячка, который наложили на письмо, никто не погиб. Хочешь, я расскажу, в каком порядке вы вышли из портала?

— Не нужно, — покачал головой тот, к кому она обращалась, — Я вижу, что это действительно ты. Но почему, малышка? Почему ты инсценировала свою смерть? Ты хоть представляешь, что мы пережили, когда увидели тот взрыв? Да мы считали себя виновными в твоей гибели!!!

— Я. Больше. Не. Малышка, — медленно и раздельно произнесла человечка, сжав в руки в кулаки, — А ты представляешь, что я пережила, когда вы оба назвали мои слова бредом?!? Когда меня пытались спустить с лестницы, когда эта стервь напоролась на мой меч, по-вашему, я врала! А каково мне было, когда эти самые галлюцинации уже не один раз пытались меня убить?!? Поверьте, они были очень живыми и осязаемыми! И имена этих глюков — Селениэль и Кристиан! Только вы этого не поймете, так как сами в этом замешаны.

— Малышка, что за бред?!? — взвился тот, которого она назвала Дереком, — О чем ты говоришь?

— Никогда больше не смейте называть меня так! — с этими резкими словами воздух в прохладном подземелье накалился. Понимая, что может произойти, я подошел ближе и, положив руки на плечи магички, произнес за нее:

— Вы уже не один год находитесь под действием приворота. У нас нет времени, чтобы выяснять что, где, как и почему. Пока не пройдет действие этой отравы, вы останетесь здесь. Ни ваши личные порталы, ни магия, ничего не сработает, можете даже не пытаться выйти отсюда. И вас отсюда никто и не выпустит, даже если захочет. Плетения может снять только Хелли, а в ближайшие полгода я этого сделать не позволю. Я думаю, для вас это подходящее наказание.

Не произнося больше ни слова, я увел оттуда Хелли. И она не стала сопротивляться, а только бросила последний взгляд на близнецов, и позволила себя увести. Братья де Рен так и не сказали ничего в ответ.

Хелли было тяжело — я прекрасно видел это по её опущенным плечам, да и вообще — она казалось сильно подавленной. Но она сама предложила вариант с заточением, и я не мог не признать, что на данный момент — это был единственный выход. Полгода в тюрьме — это еще слишком мягкое наказание за то, что сделали эти дроу. Я бы поступил куда жестче, но так решила Хелли. Не сомневаюсь, что она выпустит их раньше.

Почти закатившееся солнце отбрасывало на опустевший город оранжево-красные лучи — верный признак того, что погода будет завтра жаркой. Но меня волновало не это, а то, что человечка все еще не принадлежит мне. Сейчас был не лучший момент, чтобы исправить это, но хотя бы есть шанс, что демоненок отвлечется от грустных мыслей, и поэтому я остановил ее прямо посреди пустынной улицы.

— Что? — она удивленно на меня посмотрела, задрав голову, и старательно спрятав все остальные чувства, — Что-то не так?

— Я хотел поговорить, — спокойно произнес я, положив руки на ее плечи. Забавно, она мне макушкой даже до подбородка недостает.

— Посреди улицы? — изящная бровь человечки взметнулась вверх, — А что, до особняка потерпеть не судьба?

— Не хочу, чтобы убежище Таилшаэлтена пострадало от последствий нашего разговора, — хмыкнул я, — Есть один нерешенный вопрос, Хелли.

— И что же это за вопрос? — спросила Хелли, сложив руки на груди, — И если ты так боишься последствий, так быть может, не стоит про него говорить?

— Стоит, — кивнул я, — Дело в том, что я не могу просто так взять тебя под свою полную защиту. Для этого кое-что нужно.

— И что же это? — мигом насторожилась человечка, от чего в ее чуть раскосых глазах вспыхнули золотистые искорки.

— Отметка на твоей ауре, — усмехнулся я, уже понимая, что неправильно начал этот разговор, — Знак о том, что ты — моя.

— Это что… — прошипела человечка, мгновенно скидывая мои руки и отступая на пару шагов назад. В глазах ее искры вспыхивали невероятно ярко, что, как я успел заметить, мне нравилось, — Ты предлагаешь поставить на меня клеймо?!? Я тебе что, кобыла племенная?!?

— Ну, что-то в этом роде… — протянул я с усмешкой, глядя, как рука магички потянулась к сайшессу, висящему на ее левом бедре. Как она тянется, я увидел, но вот тот момент, когда острый наконечник метнулся мне под ребра — едва не пропустил. Человечка была в ярости, при чем в такой, что отклоняясь очередной раз от просвистевшей цепи, я только диву давался — откуда у нее взялась такая сила и скорость? Но мне понравилось злить магичку — её глаза, горящие от злости, меня притягивали. Только я не учел одно — как её теперь остановить? Сайшесс Хелли уже вспорол в нескольких местах гладкий камень брусчатки, которой были вымощены улицы небольшого города. И тогда я решил все сделать проще — подгадав момент, я оказался в шаге от человечки и, схватив её в охапку — крепко поцеловал.

Хм, за что сразу же получил удар кулаком в печень, но не обратил на это внимания — размахнуться у нее не получилось, и удар вышел слабый. Совсем скоро девчонка успокоилась, расслабилась и даже ответила на поцелуй. Причем так ответила… Кхм, нужно злить её почаще.

— Скажи, что ты пошутил! — требовательно заявила она, когда я с большой неохотой прервал поцелуй.

— Нет, демоненок, — усмехнулся я, проведя ладонью по её щеке, — Я просто не так выразился. Это не клеймо. Это официальное предложение стать моей. И если ты согласишься, то на твоей ауре появится отметка — знак того, что ты находишься под мой защитой. Тогда ни один демон не посмеет к тебе подойти, и тех, кто попытается тебя убить, станет значительно меньше — мало кто решится со мной связаться. Что ты скажешь, Хелли? Ты согласна стать моей?

— Да, — немного помолчав, произнесла человечка, когда я уже начал думать, что меня ждет отказ, — Я согласна стать твоей, демон.

— Li kounye a ki dwe m '. Ak f?nwa a temwen, — тихо произнес я Ритуальные слова, после чего на её ауре появилась отметка — мой родовой знак, подобный тому, что она носила на своей шее.

— Но только при условии, что ты больше не будешь меня злить! — быстро произнесла она, отступая на шаг, когда я наклонился к её лицу, чтобы еще раз поцеловать.

— Почему нет? — якобы удивился я, нацепляя привычную усмешку, — Ты так забавно сердишься…

— Ах ты…

В воздухе опять просвистела цепь, но на этот раз я ее поймал и резко дернул на себя так, чтобы девчонка упала прямо в мои руки. Не слушая её возмущения, я скрепил её согласие поцелуем, от которого у меня самого едва не подогнулись колени — злость магички выплеснулась в нечто большее, что отразилось в её ответе на мой поцелуй. Нет, мне определенно следует почаще её злить. Правда, для окружающих это довольно опасно… но теперь-то я знаю, как можно быстро угомонить этого демоненка. Моего демоненка.

Глава 8

Хеллиана Валанди

— Нет, это произвол! Поставь меня на родимую землю, она мне больше нравится! Ну, подумаешь, она пыльная маленько и жесткая, но она родная! Я же буду жаловаться! Упырев демон, я тебе сейчас все руки переломаю, отпусти меня! Ри, ушастик мой любимый, ну скажи ты ему!!!

— Кто, я? — округлил глаза ученик, когда мы с Шайтанаром вошли в дом Таша весьма оригинальным способом. Аронт, глядя на представшую перед ним картину, уперся руками в подоконник, подтянулся и нагло расположился на широкой деревянной поверхности, внимательно рассматривая меня, — Не, Эль, я жить хочу! Хм, теперь я знаю, что с тобой делать, когда ты ужинать не хочешь! И обедать, и завтракать… Шайтанар, поспособствуешь, а?

— Так она сегодня ничего не ела? — задрал бровь демон, продолжая держать меня подмышкой. Что я там делаю? Висю я там, перекинутая через руку одного упрямого демона! А оказалась я там легко — пыталась настучать этому эрхану по почкам, за столь бесцеремонное отношение к мое персоне. Это я про поцелуи посреди улицы говорю. Нет, они мне понравились, но вот только мое мнение-то тоже надо учитывать!

— Неа, — сдал меня с потрохами мой любимый ученик, упираясь согнутым локтем в свою коленку, — Я пытался заставить, но она сильно нервничала и есть отказалась. Вообще.

— Предатель! — прошипела я в его сторону, когда демон поменял положение своих рук, сцапал меня за подмышки и поднял так, что бы наши головы оказались на одном уровне. Выглядел он явно недовольным.

— Хелли, он прав, — произнес демон, ставя меня наконец-то на пол, — Прекращай вести себя как маленький ребенок и поешь.

— А я как раз картошки пожарил! — выдал Ри, чем взбунтовал все мое естество. Нет, это что, сговор?

— Да, папочка, да мамочка, — послушно закивала я, повернувшись сначала к ученику, а потом обратно эрхану. Последний просто усмехнулся и, легонько подтолкнув меня в сторону длинного обеденного стола, ушел.

— Ри, чтобы тебе с лешим в одной постели проснуться! — возмутилась я, когда шаги демона затихли на лестнице, — Это что за сговор?

— Да ладно тебе! — хмыкнул дроу, уже вовсю возясь около плиты, где виднелась большая сковородка с длинной деревянной ручкой. Я уже мысленно примерила эту утварь к голове одного слишком языкастого аронта. Хе, великовата немного, но думаю ничего, сойдет!

— Что значит ладно, недоразумение ты мое говорливое? — еще больше возмутилась я, падая на стул, стоящей во главе стола, спиной к арочному проходу, заменяющему дверь, — Ты что, моим воспитанием решил заняться?

— Э, нет! — хмыкнул ученик, ставя передо мной деревянную глубокую миску с картошкой. Положил рядом вилку и, усевшись на соседний стул верхом, улыбнулся, — На это у тебя теперь есть демон!

— В смысле? — округлила я глаза, — Я себе нянек не нанимала! И воспитание мне не требуется!

— Ну, я бы так не сказал… — еще наглее усмехнулся дроу, — Иногда тебе это просто необходимо! И этот демон вполне может о тебе позаботится, причем это касается всего. Эх, вот если бы еще не его вечная ехидная ухмылочка, то с ним, наверное, вполне спокойно можно было бы находится рядом! Кстати, ты именно за это его на улице чуть не отметелила?

— Ты что, подсматривал? — мои брови смылись не просто на лоб, а куда-то вообще в район затылка.

— Ага, мне вот заняться больше нечем! — фыркнуло это несносное создание, — Я просто ждал твоего и демона возвращения, чтобы узнать, как все прошло, вот и увидел чудную картину. Слушай, магичка, да ведь ты его практически достала! Получается, что в полнолуние ваши силы равны. Кстати, а как все прошло? Вам ведь удалось… ну это…

— Да, — я со вздохом повертела металлическую вилку, которую до этого держала в руках. Если горка золотистой, только что пожаренной картошечки в тарелке перед моим носом еще минуту назад и вызывала нездоровый аппетит, то сейчас есть расхотелось напрочь, — Дерек и Терен сидят в тюрьме. Плетений я понакрутила всевозможных, и кроме древнеэльфийской магии, которой частично могут пользоваться близнецы, я тайком от всех добавила туда еще парочку своих.

— И теперь они не выберутся точно! — подвел итог ученик и, накрыв своей ладонью мою лапку, лежащую на столе, спросил, внимательно заглянув в глаза, — Как ты?

— Хреновастенько, — хмыкнула я, вспомнив лица близнецов. Хорошо так вспомнила, детально — аж вилка в руке смялась в непонятный комок. Встреча прошла не хреновастенько, она прошла ужасно, и Ри на данный момент это прекрасно понимает.

И то, что я засадила двоих самых дорогих мне нелюдей (когда-то родных… наверное…), после Ри, конечно, за решетку, это еще далеко не все проблемы, что на меня свалились! На повестке дня еще сегодняшнее полнолуние, и приезд Дарта и Хана. А мне как-то придется объяснять, откуда у меня на ауре теперь метка Шайтанара! Откуда, откуда… от него самого, хрдыр! И чем я думала, когда согласилась на эту сомнительную перспективу? Самое странное — мозгами думала. Просто мой мозг, интуиция, рассудок и прочие части моего организма посоветовались и решили, что:

а) от легкого романа от меня не убудет;

б) демон даст мне необходимую защиту;

в) он его поцелуев у меня подгибаются колени;

г) с ним хорошо и уютно, а главное — спокойно.

Угу, а еще он сильный. И красивый. И тому подобная ерундистика. Такое ощущения, что все чувства, положенные девушкам моего возраста и во время весеннего обострения сговорились, дружно послали к упырям мозг, и теперь мило вздыхают, глядя на синеглазого демона.

Нет, а меня хоть кто-нибудь спросил???

'Так я все понять не могу, что тебя смущает?' — хохотнул Таш.

'А то, что я не могу себе даже мысленно представить, как это — быть девушкой демона! Совместные завтраки? Прогулки под луной? Ужин при свечах? Что, Таш? Я не знаю, как себя с ним вести!' — чуть не сорвалась я на не в чем неповинного мага.

'Хелли, я говорил, что ты поторопилась. Сейчас не самое подходящее время и обстоятельства для романтических отношений. Но утешает только одно — под защитой Шайтанара тебе действительно будет лучше' — мягко напомнил мне полуэльф, чем вызвал мой унылый вопрос:

'Так ты против, да?'.

'Я не говорю, что я категорически против. Я говорю — что возможно, еще не время!' — поправил меня Таш, чем немного успокоил.

Хотя я и не знала, что делать. Допустим, сегодня ночью мне повезет, и я буду спать одна. Но вот как мне слинять без подозрений в свою комнату до наступления темноты? И что мне сказать демону? Спокойной ночи, милый, я ушла спать?

Тьфу, какая мерзость! Нет, я определенно не представляю, что мне теперь делать, это официальное предложение абсолютно сбило меня с толку. Нет, когда я соглашалась, я понимала, что теперь придется видеть демона намного чаще около моей почти скромной персоны, но вот только потом до меня дошло, что я ничего не смыслю в отношениях! Да и какие могут быть отношения, когда меня постоянно пытаются убить?

И что на это скажет Дарт? Хан-то поймет, я почему-то в этом уверена. А дедушка? Валенки зеленые, что теперь делать?

— Эль, я, конечно, понимаю, что нервы, и все такое, но давай ты как-то поаккуратнее будешь и все таки поешь? — спросил Ри, подсовывая мне под руку уже третью по счету вилку. Вторую постигла такая же участь, что и ее первую товарку. Да… с моими нервами у Таша скоро никакой посуды не останется! Хорошо хоть пока тарелками не кидаюсь!

— О, дорогая моя, ты уже вернулась?

— Сайтос, твою мать… — прошипела я, приканчивая еще один столовый прибор. Нет, таким макаром очередь скоро и до сковородок дойдет, быстро минуя тарелки. Я уже говорила о том, что мне вон та приглянулась, что на плите стоит? Ну, та, что еще по размеру не подходит!

— Милая, ты не в духе? — удивился демон, элегантно отодвигая стул по правую руку от меня и, удобно на нем расположившись, добавил, — Это плохо может отразиться на твоем хорошеньком личике! Кушай давай, а то эти круги под глазами даже меня могут напугать, не приведи Хранители, встречу тебя в темном коридоре посреди ночи!

— Чего? — на этот раз я сломала деревянную ложку, которую мне подсунул все тот же Ри, — Сайтос, тебе кто по голове настучал, меня же вроде дома не было? Ри, ты постарался? Или же просто в картошке цианид, вот ты и стал таким заботливым?

— Ты себя в зеркало видела? — хмыкнул темноволосый эрхан, сцепив руки в замок на собственном затылке и небрежно откинувшись на широкую, но довольно низкую спинку стула, — Прямо настоящая супруга кладбищенского упыря.

— В смысле, такая же жестокая и кровожадная? — спросила я, почти радостно оскалившись в сторону Сайтоса. Впрочем, его это явно не впечатлило, потому что он фыркнул как большой и сытый котяра:

— Нет. Страшная и бледная. Свалишься в голодный обморок в моем присутствии — придется же мне отчитываться, а заодно и отнекиваться перед Шайтанаром, что я ничего с тобой не делал. Ты теперь вроде как и для меня, и для него представляешь немалую ценность.

— Для тебя?!? — аронт в последнюю секунду успел выдернуть у меня из руки еще одну ложку, которую сам же туда и запихал пару минут назад. Он с любопытством взглянул на ухмыляющегося демона, тоскливо вздохнул и пошел искать, куда бы выкинуть то, что осталось от столовых приборов. Целую ложку он тоже забрал с собой, видимо так, на всякий случай.

— А как ты хотела, малышка? — развел руками Сайтос, глядя на мое ошалевшее лицо, — Ты теперь вроде как собственность кронпринца демонов!

— Я не собственность! — достаточно громко рыкнула я, схватившись за дубовую столешницу и чуть приподнимаясь со стула, — И не игрушка, учти это!

— Все, все, не горячись! — поднял руки эрхан в примиряющем жесте (в каком, простите?), глядя, как дерево под моими пальцами треснуло, — Все время забываю, что у вас, у людей все намного сложнее, чем у нас. Не собственность, а очень дорогой человек, скажем так. А если эрхан признал это и снизошел до официально предложения, то теперь до тебя не имеет права дотрагиваться не один из высших рас. А мы, как его будущие подданные, должны неукоснительно за этим следить. Знаешь, малышка, если раньше косой взгляд и жест в твою сторону стоил мне пары выбитых зубов, то теперь Шайтанар вполне может меня убить! А мне моя шкура дорога. Так что, я хочу заключить с тобой перемирие.

— То есть, ты перестанешь меня доставать потому, что я якобы дорога Шайтанару? И ко мне теперь из мужиков вообще никто не подойдет? — прищурилась я, и расхохоталась, — Сайтос, ты сегодня с лестницы не падал?

— Не якобы, малышка, — похоже, ко мне крепко прицепилось это прозвище, что даже демон его легко подхватил, — Я видел вас из окна. Обычно за то, что на него кто-то покушается, Шайтанар ломает шейные позвонки, а уж никак не целует. И даже девушкам, которые раз в десять слабее его, такие случаи уже были. Он демон, а мы такое не прощаем. Тем более — он. Так что можешь не сомневаться, что если с твоей головы по моей вине слетит хоть волос — ты меня больше не увидишь. Может, тебе это и выгодно, но я еще как бы жить хочу. Так, что ты согласна на перемирие? Тем более, раз уж нам все равно еще вместе работать.

— Допустим, — сложила я руки на груди, одновременно рассматривая довольно серьезное лицо демона. Странно, но лжи я не чувствовала, так же как и не видела в его глазах, — Я заключу с тобой перемирие. Но ты не ответил на мой второй вопрос!

— Слушай, мелкий, объясни ты ей это, а? — Сайтос повернул голову к Ри, который как раз разливал чай по трем чашкам. Хозяйственный он у меня, ага.

— Еще раз назовешь меня мелким — зубы выстеклю, — беззлобно огрызнулся мой ученик, перемещая все три чашки левитацией. Зависнув прямо перед моим носом, я уставилась на узор, вырезанный на гладких боках деревянных кружек, но рассмотреть мне его не дал подошедший Ри, который одну кружку поставил перед собой, вторую сунул в руки мне, а третью (глазам не верю!) отдал Сайтосу. Сделал глоток чая, и только потом продолжил, — Эль, у людей все принято подтверждать словами, который, зачастую ничего не значат. Эльфы же, чтобы охранять своих девушек либо берут их под защиту своего рода, произнося ритуальную фразу, либо какое-то иное доказательство, знак отличия, если по-другому. Ваше с Шайтанаром соглашение и как следствие, отметка на твоей ауре — это то же самое, что Акор'Элван у дроу. Так понятно? Все знают, кто стоит за твоей спиной, и никто из мужского пола не решиться тебя обидеть.

— Угу, — почесала я в затылке, чувствуя, как волосы стали немного тяжелее, солнце-то ведь почти закатилось за горизонт, а значит, я скоро кудрями обзаведусь. Нужно идти в комнату и делать вид, что я сплю, надеясь на то, что Шайтанар не зайдет пожелать мне спокойной ночи. Хотя теперь меня это не пугало, но не в том смысле, что я готова рассказать ему о 'подарочке' Селениэль, нет!

Я о том, что я перестала бояться отношений, а точнее незнания, как себя вести. Ри помог, зараза моя ушастенькая. Акор'Элван прочно ассоциируется у меня с близнецами. Я долго носила их украшения, они ни к чему меня не обязывали, и я всегда была собой. Тут мое поведение будет уже привычным — все так же, и никаких изменений, словно ничего и не происходило. А поцелуи… а что поцелуи? Я ведь целовалась с демоном и раньше, до этого Ритуала, назовем его так! И вообще, чего я голову себе забиваю? Он мужик, вот он пускай и разбирается.

— Ай, Ри, ты чего, решил меня убить? — возмутилась я, держа кружку с чаем, который только что решила попробовать, — Это же крутой кипяток! Я язык обожгла!

— Эх, люди, какие вы чувствительные! — хмыкнул демон, глядя как Ри виновато улыбнулся, увидев мою сердитую физиономию, — О, малышка, а это не твой ворон летит?

— Где? — я повернула голову в сторону открытого окна, в которое только что влетел ворон. Доли секунды мне хватило понять, что это не Рикс — птица была его в два раза меньше. Но вот понять остального и сделать еще что-нибудь я не успела — оказавшись над столом, ворон схватился лапами за кружку, которую я держала в руке, и перевернул ее на меня! Я заорала и хлопнулась на пол вместе со стулом, Ри вскочил, а демон попытался поймать птицу, которая заложила вираж по кухне, но не успел добежать до окна. Я только успела заметить, как ворон, зловеще каркнув, вылетел в окно, а следом за ним метнулась большая тень из ближайших кустов — Рикс отправился на охоту по собственному желанию.

— Хрдыров ворон! — выругалась я, чувствуя, как грудь и шея горит огнем. На такую мелочь как отбитая спина я внимания не обратила, было слишком больно.

— Тихо, не шевелись! — рядом, намного быстрее Ри, оказался Сайтос и, распахнув полы моей расстегнутой куртки, вмиг отросшим изогнутым когтем разрезал тонкую ткань рубашки. Только вот большой минус — нагрудную повязку я носила всегда, и сейчас, пропитавшись кипятком, она приносила ТАКУЮ радость, что у меня слезы из глаз чуть не хлынули, как сдерживалась, сама не знаю!

Ри сел на пол, мигом устроив мою голову у себя на коленях, и вовремя придержал за плечи — я дернулась, и заорала благи матом, когда коготь Сайтоса порезал обожженную кожу.

— Прости! — выругался демон, — Эта повязка мне мешает!

— Что ты делаешь? — заскулила я, почувствовав, что боль более или менее ушла. Сайтос, держа свои руки где-то в районе солнечного сплетения, покрыл практически всю мою грудь, шею и живот черным туманом. Смотрелось это дико, но кроме беспокойства, вызвала еще и заметное облегчение, а точнее — заметный холод там, где на кожу пролился кипяток. А если точнее шея, широкая полоска между грудей и ниже, на животе. Еще немного — и холод стал более ощутимый, а боль практически ушла, но Сайтос руки не убрал:

— Это Тьма — магическая сила демонов. Ожог нужно охладить, иначе будут волдыри. Хрдыр, что это вообще такое было!?!

— Это был ворон, если ты не заметил! — раздраженно ругнулась я, начиная замерзать, — С кривыми лапами и неправильным мышлением!

— Угу, и красными глазками! — добавил Сайтос, бесцеремонно поднимая меня на руки, — Тебе что, вообще в жизни не везет? Это же была явная нежить, да еще и очень злая!

Ворон. Нежить. Злая. Не везет.

Волкодлак меня покусай, да это же был ворон Кристиана!!! Значит… эта тварь уже знает, что меня не было в Эдвиге! И теперь знает, где я нахожусь! А это что, маленькая месть с его стороны, нервы у бедненького не выдержали, что ли?!?

— Я позову Шайтанара, — открыв перед демоном дверь в мою комнату, Ри дождался, пока тот занесет меня внутрь, и уже собрался уйти, но был остановлен Сайтосом, который как раз бережно уложил меня на кровать:

— Шайтанара в доме нет, иначе он давно бы прилетел, услышав твои вопли. Насколько я знаю, он отбыл по делам и вернется только к полуночи, не раньше.

— По делам? — удивился Ри, замерев на пороге и вцепившись в дверную ручку в виде медного массивного кольца, — Он же только пришел, и из дома не выходил!

— И что? — удивился демон, подтаскивая к кровати единственный стул, находящийся в комнате, — Ох, дети, что вы вообще знаете о силе эрханов? Ясно, можете не отвечать, по лицам вижу, что ничего. Наша основная сила, стихия, если хотите — Тьма. Она позволяет нам делать что угодно, и может принимать любую форму, и она убийственна для большинства рас. Она так же практически не отнимает резерв, и мы используем ее для мгновенного перемещения. Мы ее порождения в каком-то смысле, а сама Тьма — порождение Хаоса. Думаю, напоминать не нужно, что Хаос и Порядок это создатели этого мира, да и многих других?

— Нет, — огрызнулась я, стуча зубами от холода. Хотелось согнать черный туман с моего тела, но прикасаться я к нему опасалась, хотя в нем и чувствовалось что-то знакомое, — Сайтос, мне дико холодно, ты не мог бы это убрать?

— Нет, — покачал головой демон, пододвинув стул вплотную и оседлав его, — Обожженной коже нужен холод как минимум на час. Только потом можно наложить мазь, чтобы все быстро зажило. И то, ты знаешь, что боль от него так просто не убирается, только эльфийские целители умудряются с ней справляться при помощи трав. Но вот каких — держат это в строжайшей тайне.

— Черника! — неожиданно пришла в голову мысль, которой никогда там не было, точно могу сказать! — Обыкновенная черника вылечивает от ожогов за несколько дней!

'Мда, а я уже накидал примерный список трав, и где они у меня лежат. Нет, я знал, что эльфы скрытные, но чтобы настолько… Такая простая ягода, и может убрать боль, остановить воспаления и не оставить шрамов?' — голос мага звучал несколько обескуражено.

'Я тоже в шоке! Только вот я тоже об этом никогда не слышала, чует моя левая пятка — воспоминания Селениэль проснулись!' — переданная Ташу мысль радости не принесла. Угу, теперь возьмем за принцип — эльфийка лечит, а Кристиан калечит? А что, в Эвритамеле так получалось, только лечил меня Латриэль с Маркусом!

— Мелкий, дуй за ягодами! — тут же распорядился Сайтос, и задрал бровь, глядя на меня, — А от тебя у жду сей чудодейственный рецепт!

— Еще раз назовешь меня мелким — пойдешь сам! — ругнулся Ри, но за дверью скрылся, и уже оттуда донеслось, — Причем далеко и надолго, и без малейшей надежды на возвращение!

— Э, нет, домой я еще не хочу! — хмыкнул Сайтос, вызвав мой смешок. Ух, ты. А у этого демона чувство юмора присутствует, оказывается! Мда, чуден это мир, что я могу еще сказать?

— Сайтос. А ты чего здесь расселся? — спросила я, в очередной раз поежившись от холода и рассматривая густой туман, закрывающий большую часть моего тела.

— Если я не буду контролировать Тьму — она рассеется, — спокойно объяснил то, — Вот стемнеет, тогда можно будет тебя оставить и без присмотра, наедине с ней. Тебе на данный момент неприятно мое присутствие, или её?

— Её, — со вздохом признала я, — Она какая-то… странная, что ли? Чужая, вот!

— Понимаю, — хмыкнул эрхан и предложил, — Давай я накрою тебя ей полностью, а ты пока поспишь. Только что делать с черникой, рассказать не забудь.

— Угу, посплю, а ты меня пока прикопаешь где-нибудь по тихой грусти, — хмыкнула я, но все-таки согласилась на его предложение. Через несколько минут я уже спала спокойным сном, без каких-либо сновидений… да и вообще, просто спокойно спала. В этом плане магия демонов мне понравилась.

Примерно через час мня аккуратно растолкал Ри и, заляпав все мое туловище, кроме ног и рук, вареной и охлажденной черникой, хорошенько забинтовал. Сайтос, тактично (тактичный Сайтос, моя пятка в шоке!) повернувшись спиной и стоя у окна ехидничал по этому поводу, а потом, когда Ри, довольный делом рук своих закутал меня в одеяло, повернулся и вежливо поинтересовался, усыплять меня, или как.

— Упырь с тобой, усыпляй! — разрешила я, с удивлением понимая, что мои волосы как были прямыми, так и остались. Да и видеть я стала значительно хуже, так же, как и слышать. Было такое ощущение, что свойства, подаренные мне эльфийкой, пропали.

'Тьма! Тьма демонов все-таки имеет влияние на магию потомков Хранителей. Правда думаю, что подобный трюк вряд ли бы прошел с самой Селениэль' — догадался умный Таш.

Даже так? Да упырь с ними, что-то я действительно спать хочу. Уже засыпая, я машинально отметила, как Сайтос погасил магический светляк и тихо вышел из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь, на которую тут же легло охранное плетение Ри. Приятно, когда о тебе так заботятся. А, Сайтос не такой гад, как кажется. Наверное, ага.

Разбудило меня легкое прикосновение к волосам и такое чувство, что оттуда что-то вытаскивают. Мозг отказывался работать, спать хотелось очень и очень, и открывать глаза я не собиралась, а то мало ли что, а точнее, кого попутным ветром занесло ко мне в комнату. Хм, по легким прикосновениям, обалденному запаху и по силе, которая ощущается даже моей кожей, могу сказать — Шайтанар вернулся.

— И все-таки я тебя разбудил, — раздался мягкий смешок над ухом, — Раньше ты на любое неожиданное пробуждение реагировала исключительно сайшессом.

— Расслабилась! — буркнула я, с трудом разлепив глаза, — За что периодически и расплачиваюсь.

— Это я заметил, — нахмурился демон, и красный узор на радужке его глаз стал не просто очень заметным в темноте, а намного ярче, — Похоже, что тебя нельзя оставлять одну. Что же приключилось на этот раз?

— Да так, сущие мелочи! — буркнула я, закутываясь в одеяло, — Птичка залетела, хвостиком махнула, а мне как всегда досталось по самое не балуйся!

— Про ту историю с горячим чаем я знаю, — хмыкнул демон, сидящий на краю мой кровати. О, судя по палочкам в его руках, я поняла, что вытаскивалось из моих волос, и почему у меня теперь побаливает голова, — Мне только непонятно, как демон и аронт не смогли поймать простого ворона!

— Шайтанар, это был ворон Кристиана, — вздохнула я, чуть поерзав, так как мокрая черника, размазанная по моему телу — удовольствие еще то, конечно, — Теперь я понимаю, как он связывался со своими людьми. И видимо он отправил ворона, чтобы следить за моим появлением в Эдвиге, но увидев Хана и Дарта, приказал проверить, в Натинало я или нет. А кружка с чаем — это мелкая месть, по принципу: сделал пакость, на сердце радость.

— Это был последний раз, когда ему удалось что-то тебе сделать, — спокойно произнес демон, однако от такого голоса мне стало ой как не по себе, по спине мурашки срочно устроили марш-бросок.

— Угу, — буркнула я, сворачиваясь в клубочек, — Он далеко, а руки длинные. Ненавижу вампиров. А сколько времени?

— Полночь, — палец демона медленно скользнул по моей щеке, заставив меня закрыть глаза, — Меня не было около четырех часов, но за это время ты уже успела покалечиться. Что за беспокойный ребенок?

— Если я ребенок, то ты — старичок! — хихикнула я и открыла глаза, — Хан и Дарт вернулись?

— Да, — кивнул эрхан, — И сейчас они в кабинете Таилшаэлтена, чертят карту. Думаю, к утру будет все готово.

— К утру? — удивилась я, но тут же возмутилась, — А они спать вообще собираются? И вообще, когда они спали последний раз?

— Думаю, с этим вопросом они сами как-нибудь разберутся, — хмыкнул эрхан, поднимаясь с кровати и направляясь к двери, — С ними я сам поговорю. А ты спи.

— Шайтанар, не смей мне приказывать! — раздраженно прошипела я, приподнимаясь на локтях. На что демон хмыкнул, уже открыв дверь:

— Мне будет сложно это сделать. Я привык отдавать приказы.

— Отдавай, — легко согласилась я, чтобы в следующий момент прорычать, — Но не мне!

Демон, убрав руку от косяка, за который держался, каким-то слишком быстрым, размытым движением оказался на кровати, нависнув надо мной, и усмехнулся:

— Как скажешь, демоненок!

И властным поцелуем впился мне в губы. Ох, ты, мать моя… впрочем, не важно.

И я даже ответила на него, почувствовав, как быстро исчезают все мысли из головы. Стало так хорошо, почти привычно и… мне захотелось большего?!

По-другому назвать я это не могу. Когда эрхан прервал поцелуй и внимательно взглянул мне в глаза, ласково погладив мою нижнюю губу большим пальцем, я чувствовала себя, мягко говоря, ошалевшей.

— Если меня ждет такое вознаграждение, то я, пожалуй, готов пересмотреть свои привычки! — похоже, не усмехаться демон не мог в принципе. За что и был нагло спихнут мною с кровати, что, впрочем, его ни сколько не огорчило.

— Зараза, — буркнула я, когда за ним закрылась дверь. От воспоминаний о поцелуе мне стало неловко. Да уж…

Так, ладно, собираем растекшийся мозг в кучу и усиленно думаем! Хм, а демон-то весьма умело целуется… Так, стоп, куда меня опять понесло! Не ранхар, а барышня кисейная! Все, я не думаю о нем, не думаю! Ладно, подумаю, но потом!

Спать не хочется абсолютно. Хочется увидеть Дарта, но я опасаюсь его реакции, если честно, он мне все же не чужой. Да и они же не просто так отлучались, значит, увидеть я их просто обязана! Если, конечно, не вспоминать, что за событие вытащило ятугара и дроу из Натинало. Айс… мне будет его не хватать.

Нет уж, сидеть в слезах, в одиночестве я не хочу, и не буду!

Сердце сжалось от тяжелых воспоминаний, и я быстро вытерла выступившие слезы. Нет, так определенно дело не пойдет!

Закутавшись в теплое одеяло наподобие плаща, я напялила мягкие домашние туфли и выскользнула из комнаты через незапертую дверь. Хе, чует моя левая пятка — в следующий раз эрхан меня запрет. Хотя, какой к упырям следующий раз? Я больше не собираюсь валяться как инвалид в комнате, с чем-то мокрым и непонятным на груди, пускай даже эта черничная гадость убрала все боль и жжение!

Заседание нелюдей я обнаружила в библиотеке. Она была ярко освещена, а посреди ковра стоял невесть откуда взявшийся стол, около которого расположился Хантар и Сайтос, копаясь в многочисленных листах пергамента, рядом крутился Ри. Шайтанар сидел в кресле, а по левую руку от него сидел Дарт, оживленно что-то доказывая. При моем появлении воцарилась мертвая тишина.

— С возвращением! — мило улыбнулась я, для убедительности даже помахав ручкой всем присутствующим. Хантар приветливо улыбнулся, сжимая в руке перо, а вот Дарт, мазнув по мне взглядом, просто взял и отвернулся. Ри, заметив это, тоскливо вздохнул и чтобы как-то сгладить ситуацию, возмутился:

— Эль, ты почему не в постели? Поздно уже! И как твое самочувствие? Дарт, посмотри ее, а?

— А что там смотреть? — неожиданно хмыкнул гранатоволосый ятугар, поднимаясь с кресла, — Пускай походит в повязке, на утро уже и следа не останется. Если будет все еще беспокоить — завтра вылечу.

Я с тоской и дикой обидой смотрела, как ятугар, который сейчас показался мне намного взрослее, просто ушел, при этом даже на меня не взглянув. Все получилось так, как я и ожидала.

— Хелли, не волнуйся так, — неожиданно ладонь дроу легла мне на плечо и я с изумлением посмотрела в теплые и понимающие глаза подошедшего Хантара, — Думаю, он все поймет со временем.

— Спасибо, Хан, — вяло улыбнулась я дроу, и чтобы как-то отвлечься спросила, — Как поездка?

— Не особо, — ответил дроу, возвращаясь к своим делам, то есть к пергаментам, и картам, разбросанным по столу, — В Эдвиге все так же, как и здесь. Но мы успели незаметно проникнуть в тот дом и обставить дело так, что маг отравился. Хелли, я знаю, что эта тема тебе неприятна, но у нас не было другого выбора.

— Ничего, — грустно ответила я, рассматривая карту Империи дроу, лежащую посреди стола, — А что с картой?

— Думаю, через пару часов мы закончим. А ты бы действительно, отдохнула пока, — что-то мысленно прикинув, ответил дроу, тряхнув белоснежной шевелюрой. Нет, какой он все-таки хороший и понимающий! И чего Таш с ним не поделил?

'Чего-чего! Женщину! Но это тебя не касается!' — сердито буркнул маг, а я чуть не хихикнула, ни капли на него не обидевшись. Нет, мужики иногда ну просто как дети! А эльфы вдвойне.

— Я не хочу спать! — возмутилась я, поправляя одеяло, то и дело грозившее сползти с плеч, — Я лучше здесь подожду, пока вы закончите.

— Что-то мне подсказывает, что у тебя это не получится! — хихикнул Ри, мельком взглянув на меня, а точнее, куда-то за мою спину. Ага, дайте угадаю, там злой демон?

— Я кому-то велел ложиться спать? — раздался обманчиво-спокойный голос у меня над ухом.

— Вот именно, велел! — возмутилась я, поворачиваясь лицом к эрхану и задирая голову, чтобы посмотреть на его лицо. Выглядел он, мягко скажем, недовольным, по потемневшим глазам это было видно сразу. Узор на радужке темно-красный, почти черный, значит, он еще не злится. Эх, довести его или нет?

— Ты должна оставаться в постели! — довольно жестко напомнил мне эрхан, слегка наклонив голову, — Или тебе напомнить, что случилось сегодня?

— Во-первых, я не хочу спать, во-вторых, просто лежать мне там скучно, а в-третьих, я не подчиняюсь ничьим приказам! — выпалила я, упрямо сжав губы. Не, я не капризный ребенок, просто меня бесит такой тон этого демона! Я ему что, жена, что ли?

'Да упаси Хранители!' — тут же влез Таш. Кхм, ну да, с этим я согласна.

— А я что, должен был тебя уговаривать? — эрхан сложил руки на груди и вопросительно приподнял левую бровь.

— Попросить, но не приказывать! — поправила я его, тиха кипя от злости. Нет, ну это вообще нормально? И тут до меня дошло, что за моей спиной что-то не так, если судить по звукам. Я быстро повернулась и выпала в тихий осадок: Ри подло хихикал, Сайтос практически в открытую ржал, но все же пытался еще сдержаться, глядя на нашу перепалку с Шайтанаром. Даже тактичный Хантар старательно прятал улыбку! Их явно забавляла эта ситуация. Нет, а что смешного-то?

— Что ж, раз уж ты не хочешь слушаться меня, то не надо, но все равно будет по-моему! — я даже оглянуться после этих слов не успела, как оказалась на руках у Шайтанара. Мои возмущения он нагло проигнорировал, и спокойно дойдя до кресла, сел в него и устроил меня у себя на коленях так, что я полулежала. Я дернулась, но меня не выпустили. Ну наивная я немного, знаю! В ответ на мой злобный взгляд Шайтанар лишь усмехнулся и крепко прижал меня к своей груди. Сердито пыхтя, как похмельный ежик, я немного поерзала, устраиваясь поудобнее, но поймав потемневший взгляд темно-синих глаз, замерла, сообразив, что что-то не то сделала. Ах, да, моя пятая точка на данный момент находится около самого интересного места…. Я словно невзначай поерзала еще и, невинно улыбнувшись демону, поинтересовалась:

— Хан, а те маги, что погибли в Империи, они были очень сильные?

— Ну, не архимаги, конечно, — ответил дроу, не отвлекаясь от своей работы, — Но при желании степень магистра могли бы получить. В общем-то, да, довольно сильные.

— Ты маленькая, вредная и настырная человечка, — мое ухо неожиданно обдало горячим дыханием, не дав мне задать следующий вопрос, — Ты специально это делаешь?

— Что? — удивилась я, на что демон ответил тихим смешком и его губы прикоснулись к моей шее, а затем я почувствовала довольно ощутимый укус, легкое дуновение и вновь горячие губы. Это вызвало волну дрожи по всему телу и необычайно приятные ощущения, совсем как в тот раз, у реки. Я замерла, пытаясь угадать, что за этим последует. Ну, если выразиться точнее, то мне этого хотелось, не смотря даже на то, что помимо нас в библиотеке присутствовали еще трое.

Неожиданно я выпрямилась, что-то почувствовав, и попросила:

— Ри, открой дверь, пожалуйста.

Ученик, так же как и все остальные, удивленно на меня посмотрел, но все же дверь открыл, впустив Рикса. Сделав вираж по библиотеке, Рикс бросил около кресла черную тушку, перемазанную в крови, и вспорхнул мне на колени.

— Он его все-таки нашел! — удивленно заметил Ри, подойдя ближе и присев около трупика на корточки, — Мда, потрепал он его занятно, половины перьев не хватает, и одного глаза! Молодец, Рикс!

Моя птичка ответила довольным карканьем, а я же, машинально поглаживая питомца, замерла, глядя на потрепанный труп ворона, ранее принадлежащего вампиру, который за мной охотится. Всюду на теле виднелись следы когтей, одной лапы не хватало, глаза тоже, перьев было очень и очень мало, и у меня появилось подозрение, что во многих местах тело ворона просто проткнуто насквозь, и кое-каких органов вместе с кусками мяса не хватает. Рикс, действуя по своей воле, хорошо отомстил за меня. Надеюсь, что Кристиану было так же больно, как и мне сегодня.

— Твоя птица, Хелли, опасное создание, — заметил Хан, оторвавшись от карты, — И где ты ее взяла?

— Это скелет, он накрыт мороком, — усмехнулась я, отправляя птичку помыться. Рикс, довольный проделанной работой и моей благодарностью в виде подпиткой чистой энергией Смерти, вылетел в приоткрытую дверь. Ри тем временем, брезгливо схватив труп ворона за кончик потрепанного крыла, швырнул его в камин и заблокировал тот от проникновения запахов в помещение. Талантливый эльфик, сама учила!

— По мере создания карты, у меня появилось ощущение, что она куда-то нас ведет. Убийства словно проходили по заданному маршруту! — неожиданно выдал Сайтос, склонившись над столом, — Вот только я пока не могу понять, где они закончились, и где они начались! Но думаю, это ненадолго.

— Ты им не рассказал, да? — я повернула голову к демону, который все это время сидел, молча обнимая меня за талию. Он хмыкнул:

— Нет. Ты что, ожидала, что я выложу им все, как только они порог переступят?

— Нет, — покачала я головой, — Просто я думаю, что теперь не получится работать вслепую. Они должны знать, во что ввязываются. Но… сделаешь это сам, хорошо?

— Хорошо, я расскажу, — согласился демон, — Но не сейчас, демоненок.

— Да я, собственно, и не настаиваю, — пожала я плечами, поворачиваясь к столу. Услышав, как Шайтанар меня назвал, Хан тактично сделал вид, что он ничего не замечает, Ри подмигнул, а вот Сайтос послал мне такой ехидный и многообещающий взгляд…. Я мысленно поздравила себя с тем, что от подколок этого эрхана мне никогда избавиться не удастся. И чтобы дальше не созерцать его глумливую до умиления физиономию, я положила голову на грудь демона и принялась рассматривать едва заметный узор на темно-синей рубашке.

Через полчаса я поняла, что могла бы спокойно оставаться в своей комнате — здесь было так же скучно. Нелюди продолжали составлять карту убийств, так сказать, изредка обмениваясь короткими репликами. Дарт так и не вернулся, что очень меня расстраивало, а Шайтанар так и не отпустил меня со своих колен. Вот так вот, молча ожидая окончания трудов Хана и Сайтоса, я невольно вспомнила близнецов. Вспоминала многое, стараясь не думать о плохом, и уже сожалела о своем решении посадить их в тюрьму. И как на это только Ренх согласился, ума не приложу! Но понимаю, что это действительно был лучший выход.

На коленях и в объятиях сильных рук демона мне было хорошо и тепло, и главное, я себя чувствовала защищенной, чего давно уже не случалось. Пожалуй, только тогда, когда Кирт был рядом. Киртан… интересно, а как он отреагирует на все это? На то, что я и Шайтанар вроде бы как вместе…

Видимо, подумав об этом, я сильно напряглась, так как ладонь Шайтанара скользнула мне на шею, легко ее массируя и заставляя расслабиться. Потом он принялся нежно перебирать мои волосы на затылке, а я, чтобы хоть чем-то занять себя, начала вырисовывать левой рукой узоры на его груди. И я настолько расслабилась, что даже не заметила, как уснула.

Шайтанар сейт Хаэл

— Кажется, я понял, откуда и куда ведет этот маршрут! — неожиданно воскликнул Сайтос, потерев лоб рукой и оставив на нем чернильный след от пера, которое и сжимал в этой самой руке.

— Сайтос, — ты не мог бы не шуметь? — вкрадчиво поинтересовался я, поглаживая нежную кожу на шее магички под моей рукой. Хелли вот уже как полчаса спокойно спала, сидя у меня на коленях и прижавшись щекой к моей груди. Мне были приятны не только ощущения хрупкого, но женственного тела в моих руках, но и весьма радовало ее доверие, которое она мне, сама того не ведая, показала, уснув у меня на коленях. Я еще раз пробежался взглядом по телу спящей человечки. Черные ресницы отбрасывали тени на белоснежную кожу лица, длинное покрывало волос немного спуталось, практически полностью скрыв от посторонних глаз ее фигуру, закутанную в темно-коричневое одеяло, с которым резко контрастировала белоснежная кожа. Белоснежная? Хм, я мог бы поклясться, что еще совсем недавно на ней был легкий загар! Впрочем, это не важно.

Она глубоко и спокойно дышала, а на моей груди покоилась маленькая, узкая ладошка с изящными пальчиками. Хрупкая, маленькая… моя. А тот вампир мне ответит, за то, что причинил ей боль.

Демон понятливо замолк, бросив на меня быстрый взгляд, а перед креслом возник Танорион, требовательно протянув руки:

— Давай, я отнесу ее в комнату.

— Я что, похож на слабого и немощного? — я вопросительно изогнул левую бровь, взглянув на взлохмаченного паренька с внимательными серо-синими глазами. Забавный он, не удивительно, что Хелли взяла его к себе в ученики. Боюсь даже предположить, что эти двое могут сделать, когда дело касается магии.

— Нет, — почесал в затылке аронт, — Просто я думал, что ты займешься делами, и не захочешь от них отвлекаться.

— Запомни, Танорион, — хмыкнул я, поднимаясь с кресла, и продолжая держать на руках спящую магичку, — Как бы я не был занят, даже если делами государственной важности, то для нее я всегда найду время.

Аронт просто кивнул, но от меня не укрылось чувство удовлетворенности, мелькнувшее в его глазах. Хм, забавно — мальчишка устраивает мне проверку, отлично пользуясь подходящей ситуацией! Надо же, смышленый паренек, жаль, что у него уже есть Наставник, а точнее, Наставница.

Спустившись в тускло освещенный несколькими свечами коридор, я улыбнулся свои мыслям и отнес человечку в свою комнату. Спать, обнимая ее, мне нравилось, и всего за несколько раз я уже к этому привык. И отказываться от такой привычки я не собирался. Поэтому я легко распахнул дверь, взглядом сдернул с кровати теплое одеяло и уложил девчонку на свою кровать. Она недовольно наморщила носик и мгновенно свернулась клубком, прижав колени к груди, совсем как маленький ребенок. За что же Хранители так издеваются над ней, послав ей такую судьбу? Чувствую, этот вопрос так и останется без ответа. Накрыв одеялом спящую человечку, я, не удержавшись, провел согнутым пальцем по гладкой, бархатной коже на ее щеке, и только потом вышел из комнаты. Вот теперь действительно можно заняться делами.

— Итак, что вы нашли? — вернувшись в библиотеку, спросил я, склонившись над картой Аранеллы, на которой точками были отмечены те города, где произошли убийства.

— Смотри, — начал Сайтос, ткнув пальцем в карту, — Мы составили полный список на столько, на сколько смогли и перенесли его на карту. Больше всего убийств прокатилось по территории дроу, на нашей земле их было достаточно, но они по больше на той земле, что за границей и Империи, и все как-то больше в разноброс, словно и не было ни маршрута, ни примерного плана.

— Я бы сказал, что они тренировались, — хмыкнул аронт, так же склонившись над картой. Я мысленно с ним согласился, кивнул и обратился к Хантару:

— Что с Империей?

— Здесь все проще, — палец дроу легко проскользил по той части карты, где была отмечена территория дроу, — От самой границы между Сайтаншессом и Империей, начинает прослеживаться маршрут. Достаточно прямой, он проходит по всей территории и ведет к Карату. На этом убийства прекращаются на нашей земле, но не прекращаются за ее пределами. Следующие города это Натинало и Эдвиг.

— Причем следы вампира из Эдвига ведут в деревеньку, принадлежащую Райпсару, — подал голос Дартар, который вновь решил почтить нас своим присутствием. От него исходили явные волны раздражения и злости, и именно в мою сторону. Волнуется за Хелли? Или ревнует? Нужно последить за его поведением, оно мне категорически не нравится. Нет, мыслей о том, что он может придать у меня не возникало, все же Хелли ранхар и его Княжна, но вот своей идиотской обидой на человечку он может доставить кучу расстройств и неприятностей моему демоненку, а соответственно и мне.

— Второй крупнейший человеческий город, — нахмурился я, смотря на карту, — Убийства минуют и Динтанар, И Айтраск, и Скайру, и земли светлых эльфов. Они словно срезали угол.

— Не хватило времени? — спросил аронт, задумчиво закусив губу, — К светлым они бы не пробрались, через Рощу Дриад пройти невозможно. В Динтанаре их не было, это не то место, где можно легко убить магов, у ятугаров звериное чутье. В Айтраске по сей день находятся маги из Мировой Гильдии, значит, туда они тоже побоялись соваться, а в Скайре — Ауст и Ветар Валанди, плюс Магический Патруль, значит, туда лезть не вариант и они выбрали простые человеческие города.

— Похоже на правду, — согласился Хантар, мельком взглянув на мальчишку, — Значит те, кто собирает души магов не так уж и сильны.

— Примерно так, — задумался я, — Если сейчас произойдет убийство близ Райпсара, значит, Хелли заманивают именно туда. Крупный город, население — люди, значит, помощи от наших соотечественников мы не получим.

— Идеальный вариант, — серьезно кивнул Танорион, — Там нас и ждет ловушка.

— Либо я чего-то недопонял, либо вы знаете то, чего не знаю я, — на удивление спокойно произнес Хантар, рассматривая меня. Я переглянулся с учеником демоненка и пустился в пояснения:

— Силы магов собирает вампир по имени Кристиан, Старший Советник принца Маркуса. При помощи чего вы знаете, а вот зачем это ему — тут все проще. Власть. Он захотел прибрать к своим рукам не только Эвритамель, но и весь мир, хотя последнее будет только в том случае, если у него есть, или же он собирается заполучить в свои руки обе половины артефакта Величия. Он умело водил за нос эльфийского Владыку и перетянул на свою сторону его воскресшую сестру, но в это же время в королевстве появилось маленькое недоразумение по имени Хеллиана Валанди, которое хорошо спутала его планы. Вампир уже несколько лет за ней охотится, так как магичка представляет серьезную угрозу для его планов, и собранная сила — это запасной вариант, на тот случай, если его уловки раскроют эльфы, и средство для уничтожения Хелли.

— Я так понимаю, подробности нам знать не обязательно? — чуть повернулся ко мне как всегда спокойный Хантар.

— Ты совершенно прав, — хмыкнул я, разглядывая точку на карте, которая обозначала весьма крупный город, с которого начались все убийства, — Там есть много чего такого, что касается только ее. В том числе и то, что двое младших принцев Империи дроу сейчас сидят в тюрьме и нескоро оттуда выйдут.

— Что? — видимо, новость сильно шокировала цепного пса, раз на его лице появилось настоящее удивление, — Шайтанар, ты понимаешь, чем это грозит? Нужно немедленно выпустить их оттуда!

— Выпустить их? — притворно удивился я, многозначительно взглянув на дроу, — Нет, Хантар, эти малолетние ублюдки будут там сидеть, пока не осознают все, что сделали. Именно по их вине чуть не погибла Хелли, и, причем не один раз. И пускай они в тот момент и были под приворотом, и сейчас находятся в его власти и верят каждому слову эльфийской принцессы — из тюрьмы они не выйдут, пока я не скажу. Даже не пытайся освободить их, тем более что даже с твоими талантами к магии это все равно не получится.

— Я смотрю, об этих ребятах у тебя сложилось не самое лестное впечатление? — хохотнул Сайтос.

— А есть за что их уважать? — неожиданно для всех в разговор влез хмурый Танорион, — В их-то возрасте они должны были разобраться, что к чему, а не действовать только лишь по первому впечатлению!

— То есть, и ты на его стороне?! — скрестил руки на груди Дартар, практически с ненавистью глядя на меня.

— На твоем месте я бы тоже не торопился с выводами, ранхар, — послал я ему взгляд, не обещающий ничего хорошего, — Не повторяй ошибок братьев де Рен. Танарион, я ценю твои слова. Думаю, пару месяцев заключения пойдут этим дроу на пользу. Хантар, сообщать об этом Летраку или нет — это только твое дело, но учти, если эти неопытные глупцы выйдут на свободу, то Динтанарская Княжна будет в опасности. Война с ятугарами тебе нужна?

— Нет, — тряхнул головой Хантар, — Политические дрязги сейчас ни к чему. Пускай близнецы остаются в тюрьме, но ответственность за это ляжет на твои плечи, Шайтанар. Дартар — сейчас не то время, чтобы опираться на одни чувства. А сейчас давайте вернемся к делу.

— Ну, раз уж вы все выясняли, то смотрите сюда, — Сайтос ухмыльнулся и пододвинул поближе к нам карту, — Убийства начались примерно здесь. А здесь, предположительно будет ловушка. Окидываем внимательным взглядом получившийся маршрут, и видим, что получается незамкнутый круг, который не охватывает примерно три небольших поселения: маленькую деревеньку близ Райпсара, непосредственно сам Райпсар, и промежуточный город под названием Файэт. И так, где, по-вашему, все началось и откуда видны уши?

— Эллидар, — совершенно спокойно произнес я, разглядывая город на карте, и совершенно не обратив внимания на паясничающего эрхана, хотя я был зол, и даже очень, — Все следы ведут в этот проклятый город, а если точнее, в Академию магии. Танорион, вы с Хелли были правы: среди преподавателей кто-то работает на вампира.

— Но все преподаватели сейчас в Академии! — парнишка привычным жестом взъерошил собственную и без того лохматую шевелюру, — Вот-вот должны вернуться с практики адепты, в том числе и те, что в этом году заканчивают обучение, а значит, преподаватели вот-вот будут принимать экзамены! Что-то не сходится!

— Сколько дней пути от Райпсара до Эллидара? — спросил Хантар у Сайтоса, явно что-то поняв.

— Четыре, — тут же ответил тот, не понимая, к чему клонит дроу.

— А экзамены когда начинаются? — этот вопрос уже относился к аронту, в глазах которого появилось понимание:

— Примерно неделя! Значит, убийца — это кто-то из адептов-выпускников Эллидарской Академии Магии! Нет, я уже не хочу там учиться!

— Интересно, сколько вампиров обучалось в Академии в последнее время? — задумчиво спросил Дартар, решив, видимо, оставить на время свои эмоции, — Думаю, нужно расспросить об этом близнецов де Рен.

— Думаешь, они согласятся сотрудничать? — хохотнул я, глядя на красноволосого ятугара, сидевшего на самом краю дубового стола, — Нет, лучше об этом узнаем от Таилшаэлтена, с помощью Хелли. Но это все завтра, а теперь у меня возникает вопрос, что мы будем делать?

— Я предлагаю незаметно появится в Райпсаре, не дожидаясь нового убийства. И либо ранее взять убийц, либо дождаться, пока они приготовят ловушку, а уже потом прикрыть их лавочку, — предложил Сайтос, на что Хантар ответил, не дожидаясь, пока я оторву голову этому умнику:

— И использовать Хелли, как приманку? Нет, не пойдет, мы банально можем либо просчитаться, либо не успеть. Но идея на счет проникновения в город заранее не так уж и плоха. Только нужно все тщательно продумать.

— И не забыть про артефакт! — напомнил аронт, который легко вник в ситуацию, — Нельзя лезть к убийцам, не зная, каким оружием они пользуются.

— Я знаю, что мы сделаем, — я оперся руками на край стола и, рассматривая на карте окрестности Натинало, изложил свой план, — Хелли единственная, кому Ауст Валанди расскажет правду об артефакте, значит, в Скайру поедет она. Одну я ёё не отпущу, и не с кем из вас тоже, это даже не обсуждается. Значит, в Райпсар едите вы. Хантар и Дарт остаются здесь, раз уж засветились, а вот Сайтос и Танорион будут незаметны.

— Что значит, мы останемся здесь? — как разъяренна кошка зашипел ятугар, уже с открытой ненавистью глядя на меня.

— Успокойся, Дартар! — одернул его дроу, — Как я понял, мы останемся здесь лишь да поры до времени. И как только они выследят вампиров, то Сайтос сразу же переместит нас, чтобы обезвредить ловушку. Я прав?

— Безусловно, — хмыкнул я, потерев переносицу и пытаясь отогнать невесть откуда взявшуюся усталость, — Только действуйте как можно осторожнее и незаметнее. Когда обнаружите нужных людей, Сайтос, ты перенесешь в город их и уже вместе попытайтесь загнать вампиров в ловушку, но не выдавайте их раньше времени, а ждите нашего приближения. Я думаю, в Скайре мы слишком не задержимся, как только узнаем про артефакт, сразу же отправимся к вам. До Райпсара около двух дней пути, столько же до Скайры, так что я не вижу смысла брать лошадей. Завтра еще детально обсудим, а сейчас предлагаю идти спать, вам требуется отдых.

— Что ж, согласен, — кивнул Хантар и, пожелав приятной ночи, ушел, так же, как и Сайтос. Танориона, так же, как и Дартар уходить не собирались, а молча сверлили друг друга взглядами.

— Танорион, — хмыкнул я, открывая входную дверь, — Будешь убивать этого ранхара, сильно не шуми, моя комната расположена как раз под библиотекой. И еще, учти, Таилшаэлтен тебе за испорченные книги спасибо не скажет.

— Да, папочка! — нацепив умильную улыбку, ответил малец, на секунду повернувшись ко мне. Расхохотавшись, я вышел, оставляя двух приятелей наедине, даже не секунды не сомневаясь в том, что аронт вправит ятугару мозги. Если дело касалось Хелли, то на этого парня можно было положиться. Я бы и сам мог с ним поговорить, но не думаю, что Хелли бы обрадовалась, если бы у парня 'вдруг' оказалась бы пара сломанных конечностей — я долго уговаривать не умею.

Мой демоненок сладко спал, разметав волосы по подушке, и скинув на пол оба одеяла. Плотно задернутые шторы не пропускали лунный свет, но это не мешало рассмотреть мне все изгибы женственного тела, лежащего на довольно низкой кровати. Хелли лежала на боку, чуть согнув ноги и трогательно обняв руками угол подушки. Мой взгляд лениво скользнул по обнаженным, хрупким плечам, словно лаская белоснежную кожу, пробежался по манящему изгибу шеи, машинально отметил длину пушистых ресниц и расслабленное, невинное выражение лица. Тугая повязка скрывала очертания груди, но я знал, насколько она привлекательна, так же, как и стройная талия, и округлые бедра. Её фигура не может не привлекать внимания, и буквально через несколько секунд внимательного изучения гибкого женского тела, я почувствовал проснувшееся желание. Так некстати…

Хотя…

Быстро скинув одежду, за исключением штанов, я лег позади девчонки и медленно, не спеша наслаждаясь каждым ощущением от прикосновениям к её телу, провел рукой, начиная от бедра, выше, по талии, еще выше, чувствительно задев грудь под повязкой, и пробежался пальцами по округлости плеча. Магичка во сне чуть поежилась и машинально пододвинулась поближе так, что я теперь чувствовал все ее тело.

Подавив рвавшийся наружу стон, я наклонился и глубоко вдохнул дурманящий аромат ее кожи, который ни сколько не перебивал запах черники под повязкой. Аромат ванили и ночи — пьянящий аромат, вызывавший нервную дрожь желания. Не выдержавшись, я наклонился к ее шее и проложил дорожку влажных поцелуев от аккуратного ушка и до черной атласной ленты. Украшение мне мешало, но снять я его не мог, пытался уже не раз, и все без толку.

Немного разозлившись на эту помеху, я ощутимо прикусил нежную кожу там, где билась тоненькая жилка, вызвав у человечки тихий стон. Её тело выгнулось, еще больше прижавшись ко мне, но она так и не проснулась. Это вызвало у меня улыбку, и я уже медленно и нежно начал покрывать ее шею поцелуями, рукой крепче обнимая ее за талию. Но и этого мне было мало — очень скоро моя рука скользнула на ее грудь и тихонько сжала, а потом начала медленно и чувственно ласкать до тех пор, пока магичка тихо не простонала:

— Шай…

Теряя рассудок от желания, я повернул человечку к себе и, поймав взгляд приоткрытых, затуманенных зеленых глаз, впился в ее губы поцелуем. Я хотел показать всю свою страсть, но не смог, поддавшись влиянию необъяснимой нежности, которую вызвал ее неуверенный, даже немного робкий ответ на мой поцелуй. Так и не насладившись поцелуем, я прервал его и, легонько обрисовав кончиком языка контуры ее губ, подцепил пальцами подбородок, заглянул во все еще затуманенные глаза.

— Почему ты остановился? — едва слышным голосом спросила Хелли, обняв меня за талию.

— Еще слишком рано, демоненок, — так же тихо ответил я, отпустив ее подбородок, и прижимая хрупкое тело к себе, — Я не хочу потерять тебя.

— Я тебя тоже, — слова были едва различимы, но все же я их услышал, так же как и почувствовал, как ее губы легко коснулись ложбинки между моими ключицами.

Я огромным усилием воли взял себя в руки, напомнив себе, что сейчас не время, и не место. Еще рано, еще слишком рано для нечто большего, как бы мне этого не хотелось. Но неожиданно я осознал, что ее желания для меня важнее. Это было странно, но это не пугало, хотя и было несколько непривычно. А прикосновение ее губ… за него я готов простить ей все, в том числе и открытое непослушание сегодня. Её упрямство, нет, ее желание действовать самостоятельно, ни на кого не оглядываясь, мне нравится, главное, чтобы оно не заходило слишком далеко.

Я улыбнулся, когда почувствовал, что демоненок уснула. Да и просыпалась ли она вообще? Скорее всего, ночное происшествие покажется ей только сном, если вообще она о нем вспомнит. Хотя, может это и к лучшему?

Подцепив рукой одеяло, я укрыл нас и, зарывшись носом в ее волосы, практически сразу же погрузился в спокойный сон, вспомнив напоследок о том, что я никогда не оставлял женщин в своей постели до утра. Наверно, это будет единственная ночь, когда я улыбнусь во сне, осознав, что в присутствии этой девушки, мои привычки и сложившиеся за века жизни стереотипы, рушатся в мгновение, как снежный замок. И, наверное, я даже этому рад.

Глава 9

Хеллиана

Проснувшись, я первым делом попыталась сообразить, с кем я лежу в обнимку. Это было узнать легко, кто еще может так беспардонно сгрести мое тело в охапку, кроме Шайтанара? Вторая мысль была, где мы находимся. Впрочем, это тоже легко выяснилось, моим убежищем оказалась кровать все того же эрхана. Нет, ну, кто бы сомневался, ага!

А вот третий вопрос копошился в моем мозгу уже больше двадцати минут, но ответ я на него так и не нашла.

'И какой же это вопрос?' — поинтересовался Таш сонным голосом. Конечно сонным, рассвело всего пару часов назад! И чего мне не спится? А того, что мое тело вспомнило о том, что не помешало бы устроить тренировку, ибо в последнее время я разленилась напрочь! Раньше всегда в это время тренировались ранхары, а точнее, к этому времени они уже заканчивали тренироваться на плацу около замка.

' Как мне выбраться из объятий демона так, чтобы его не разбудить?' — вздохнула я, всматриваясь в безмятежное лицо спящего эрхана. Нет, оно нисколько не изменилось, оставаясь все таким же мистически красивым, и хищным, но вот не было привычной усмешки, и эрхан казался таким спокойным, таким… родным?

Что за буйство фантазии с утра пораньше? Так, ладно, доверимся собственным инстинктам и постараемся слинять как можно тише! Ибо что-то мне подсказывает, что просто так Шайтанар потренироваться меня не отпустит, вроде как я вчера травмировалась немного! Правда ожога я уже не ощущаю, но попробуй доказать это упрямому эрхану!

Ни капли не напрягаясь, чтобы не дай бог себя не выдать, я выскользнула из кольца рук демона и встала около кровати, мгновенно замерев. По лицу демона пробежало видимое недовольство, и брови хмуро сошлись на переносице, он чуть пошевелился, но не проснулся.

Бесшумно вздохнув, я неслышным шагом прошла к двери и, тихо ее приоткрыв, скользнула в коридор. Крадучись добралась до своей комнаты, зашла внутрь, заперлась и только тогда шумно вздохнула. Во сколько же лег Шайтанар, если даже не проснулся, когда я ушла? Ну, не проснулся-то он точно, раз я смогла незаметно уйти! И о чем они вчера разговаривали, и что решили? Ладно, сначала приведу себя в порядок, а потом уже займусь всем остальным, и тренировкой в том числе!

Достав из шкафа замшевые бриджи, рубашку с воротником-стоечкой и без рукавов, я схватила полотенце, бинты и ретировалась в ванну. Быстро набрала в круглую купальню воды, нагрела ее магией, скинула одежду и без раздумий погрузилась в воду. Хорошо-то как….

Наскоро искупавшись, вымыв и высушив волосы, я натянула нижнее белье, похожее на очень короткие шортики, влезла в бридже и тщательно осмотрела собственную верхнюю часть тела. Ни следа от ожога, слава Хранителям!

'Мда, чудодейственная ягода!' — хмыкнул Таш, который на данный момент как раз умывался, если я правильно, конечно, уловила его эмоции.

'Я тебя разбудила, да?' — виновато спросила я, привычно перетягивая грудь льняными бинтами. Эх, выросла на мою голову, и зачем, спрашивается?

'Да нет, наоборот, ты очень вовремя меня разбудила, у меня сегодня дел по горло!' — успокоил меня маг.

Послав ему мысленную улыбку, я одела рубашку, забрала волосы с помощью палочек в высокий хвост, и приступила к наведению порядка в ванной комнате, когда соседняя дверь открылась и в ванну вполз отчаянно зевающий Ри.

— О, доброе утро, ушастик! — хихикнула я, глядя на взлохмаченного и немного помятого аронта в одних штанах, — Как ты смотришь на то, чтобы немного потренироваться?

— Доброе утро Эль! — отозвался дроу, невозмутимо топая к умывальнику. Умылся, почистил зубы, вытерся полотенцем, встряхнулся, как кот, и только потом ответил с улыбкой, — Я только за! Давненько мы сайшесс в руки не брали! А я 'когти' так и подавно! А они могут в скором времени сильно пригодиться!

— Ну да, — почесала я затылок, — Давай, одевайся, а я пока обуюсь и цепь найду. С тебя подробный отчет, что вчера было!

— Кто бы сомневался! — закатил глаза аронт, направляясь к себе в комнату. Я же, фыркнув в ответ на его слова, ушла в свою. Обула сапожки из мягкой кожи, высокие, с красной шнуровке, длиной до колена. Затянула красную шнуровку, сунула за голенища Ритуальный кинжал и охотничий нож, стянула с подоконника сайшесс и намотала его на правую руку. Вот в общем-то и вся экипировка на сегодня.

Пока я ждала Ри, в голову закралась совершенно идиотская мысль. Болезненная, труднопонимаемая, невероятная, но такая желанная. Мне захотелось увидеть близнецов.

— Я готов! — в открытую дверь, ведущую в ванную комнату, вошел Ри, одетый в кожаные темно-коричневые штаны и точно такую же рубашку, как и у меня, темно-зеленого цвета. На его руках красовались металлические поручи, те самые 'когти', а сайшесс висел на широком поясе.

— Идем, — мотнула я головой.

Мы крадучись вышли из особняка, и только тогда Ри спросил, где мы будем тренироваться.

— Думаю, площадь перед домом вполне подойдет, — хмыкнула я, вдыхая прохладный утренний воздух, и чуть поежившись от холода, добавила, — Мы во время практики всегда тренировались здесь с близнецами… Ри, я хочу сходить к ним.

— Так в чем проблема? — удивился тот, — Это вполне понятное желание. Они под замком, так что ничего опасного я в этом не вижу, правда, не думаю, что ты потом будешь в хорошем расположении духа. Но если хочешь, пойдем.

— Вот все-то ты понимаешь, да? — улыбнулась я, шутливо пихая дроу в бок. Тот рассмеялся, приобнял меня за плечи и повел вдоль по улице, в сторону городской темницы:

— А то! Упырева магичка, да я же тебя как облупленную знаю!

— Ой, ой, ой! Не возгордись, котенок ты мой!

— Эль, я же просил меня так не называть! — возмутился дроу, от чего кончики его ушей забавно дернулись. Я только расхохоталась, глядя на его физиономию. Нет, я обожаю своего ученика!

Около входа в подземелье стояли двое полукровок, отчаянно зевая, и охраняя тюрьму от проникновения посторонних. Меня они узнали сразу, а поэтому без лишних вопросов пропустили нас вовнутрь. Тюремный коридор нужного нам этажа встретил тишиной, прохладой и запахом чадящих факелов. Этой тюрьмой редко пользовались, и на данный момент в ней сидело около пяти человек, не считая близнецов. Я твердо и уверенно шла по коридору, намеренно глуша звук шагов, но чем ближе подходила к последней камере, тем сильнее меня трясло. Уже около самой камеры, от которой за лигу несло магией (непосредственно моей), я остановилась, но Ри несильно пихнул меня в спину, так что пришлось сделать еще несколько шагов. Взявшись руками за прутья решетки, я оглядела камеру, которую освещали лучи солнца, проникающие через узкую бойницу над потолком.

Близнецы не спали, а хмуро смотрели в пол, сидя на полу у стен друг напротив друга. Я не знала, что им сказать и просто молчала, вглядываясь в такие знакомые, и родные лица, похожие на друг друга, как две капли воды. И пускай светлые волосы частично прикрывают их длинные уши с серьгами, я точно знаю, что слева сидит Дерек, а справа — Терен. Прошло немало времени, а я все равно их чувствую и их люблю, пускай даже они меня предали.

— Хелли, зачем ты пришла? — неожиданно спросил Терен, поднимая голову. Но на меня он даже не посмотрел, — Решила поиздеваться? Брось, это не в твоем духе. Хотя, кто знает, может, ты изменилась настолько, что тебя теперь и не узнать.

— Терен, не надо так, — тихо произнесла я, сжав холодное железо под моими ладонями, — Ты делаешь мне больно.

— А ты делаешь нам приятно! — насмешливо хмыкнул он, рассматривая собственные ногти, — Что с тобой стало, малышка? В тебе никогда не было жестокости.

— Её и сейчас нет, — криво улыбнулась я, — Если бы я могла, я бы вас выпустила отсюда.

— А что мешает, — хмыкнул Дерек, впиваясь в меня злым взглядом, — Этот мальчишка-полукровка, что стоит за твоей спиной? Или же тот демон? Знаешь, малышка, у тебя на удивление странные друзья появились! Кронпринц эрханов и отверженный аристократ дроу. Чем же они привлекли тебя? И чем они лучше нас?

— Тем, что они верят мне! — сквозь зубы процедила я, понимая, что все слова близнецов еще долго будут направлены на то, чтобы ранить меня, — Они не лучше и не хуже. Они просто другие.

— Ой, ли? — засомневался Терен, поднимаясь на ноги. Неспешным шагом подошел ко мне и, заглянув в глаза, спросил, — Что же ты такого интересного нашла в Шайтанаре, что отдалась ему?

— Что?!? — я отшатнулась от прутьев так, словно Терен влепил мне пощечину, — Да как ты можешь такое говорить?!?

— На твоей ауре его метка, — отстраненно произнес Дерек, откинув голову и рассматривая потолок, — А кронпринц Сайтаншесса никогда и ничего не делает просто так. Взамен ему нужно только одно… Думаю, мне не нужно говорить, что это. На тебе его запах, Хелли.

— Значит, вот как для вас все выглядит, да? — безмятежно улыбнулась я, переводя взгляд с Дерека на Терена, и обратно, — Странно, а я думала, что все еще может наладиться. Спасибо, что не заранее не дали мне разочароваться.

Спокойно развернувшись, я пошла по коридору, не позволяя себе заплакать. Не здесь, не сейчас… наверно. Нет, я не могу так!

Остановившись между двумя пустующими камерами, я прислонилась к стене, чувствуя, как плечи сотрясают рыдания. За что они так со мной? Зачем я вообще сюда пришла?!?

— Идиоты, — донесся до меня тихий и злой голос Ри, — Неужели вы настолько плохо ее знаете? Шайтанар и пальцем до нее не дотронулся! А вам бы не мешало перестать корчить из себя оскорбленную невинность, и попытаться разобраться в ситуации, прежде говорить всякую ерунду!

— Не забывай, с кем ты разговариваешь, мальчишка! — раздалось рычание Терена, но аронт только усмехнулся:

— И с кем же? С двумя неадекватными личностями? Или же с двумя круглыми болванами, которые не могут наступить на горло своей гордости и попытаться хотя бы понять, что пришлось пережить этой девушке! Нет же, вам куда проще обидеться, что вас заперли, и нести всякую ересь, лишь бы посильнее ее задеть! Так я повторю вопрос: кто сейчас сидит передо мной — две малолетки или же два принца темноэльфийской Империи? Я пока склоняюсь к первому варианту!

Такого голоса от Ри я не слышала ни разу. Твердый, уверенный и… сочившийся ядом. Моего шебутного ученика было не узнать в этом жестком дроу, и изменения, что с ним произошли, так удивили меня, что на миг я забыла о той боли, что причинили мне близнецы.

— Эй, ну ты чего? — передо мной на корточки опустился Ри и заботливо вытер мои слезы, — Нашла из-за чего переживать! Они сами не понимают, что говорят, не обращай внимания! Главное, что мы с тобой знаем, что все их слова — ложь. Идем на тренировку, Эль, а их просто выброси из головы! Просто отодвинь за задний план и сосредоточься на оружии, помнишь, как ты всегда это делала в Динтанаре? Давай же, а то мне как-то не хочется объяснять Шайтанару и Хантару, почему у тебя заплаканные глаза и под ключицей наконечник сайшесса!

Я поперхнулась, вставая на ноги:

— Ладно Шай, но а Хан тут при чем? И кстати, упырев эльф, раз уж ты решил задурить мне голову, объясняй, почему ты так боишься этого дроу!

— Ладно уж, демонова магичка! — хмыкнул аронт, живо выталкивая меня на улицу. Вытолкал, захлопнул дверь, кивнул стражникам и, сцапав за руку, направился вниз по улице, к массивному особняку полуэльфа, — Это для тебя он Хан, а для остальных — Хантар де Шан, цепной пес кронпринца и один из лучших Клинков Смерти! Меня им в детстве пугали, если честно. Если на чистоту, то равнодушнее и безжалостнее этого дроу не встретишь нигде! Ну, кроме Летрака, естественно. Даже нрав Владыки как-то не заметен по сравнению с характером его сыночка и его верного слуги! Он очень опасный дроу, Эль. За напускной вежливостью скрывается много чего, в том числе и жестокость и равнодушие.

— Ну, Ри, его профессия обязывает! — хмыкнула я, все еще загоняя поглубже болезненные ощущения, оставшиеся на сердце после разговора с Тереном и Дереком, — Все дроу далеко не милашки. Я знаю, что Хан далеко не милый эльфик, но не нужно из него монстра делать! Ну, сам посуди, какие у него радости в жизни? Служение кронпринцу до конца своей жизни без возможности завести семью или же хотя бы просто подружку? Не удивительно, что у него такой характер и мало кто знает его на самом деле, что он интересная личность, у которой тоже есть свои интересы, что он отзывчивый, понимающий, такой… надежный, что ли?

— И почему у меня создалось такое ощущение, что мы сейчас про разных людей говорим? — почесал затылок мой ученик, — Впрочем, спорить не буду, я уже убедился, что у тебя парадоксальное чутье на необычных людей.

— Ага, — хмуро подтвердила я, останавливаясь в десяти шагах от дома Таша, — Сама поражаюсь, КТО имеется среди моих знакомых, и иногда не знаю — смеяться мне из-за этого или плакать? Впрочем, давай не будем об этом, ладно? Давай лучше потренируемся, а то я себя старушкой чувствую!

— Ну, до старушки тебе еще далеко! — раздался за моей спиной смешок, — Но потренироваться бы и мне не помешало! Меня примете в свою дружную компанию?

— Дарт? — неверяще повернулась я и узрела красноволосого ятугара, только что спустившегося с массивного крыльца. Он вполне дружественно улыбался, поглядывая на меня. Неужели… Вот сейчас и проверим!

Хмыкнув, я рванула бегом со своего места в сторону ятугара. Дарт, прекрасно понимая, что я кочу сделать, сцепил руки в замок и чуть наклонился так, что когда я до него добежала, поставила ногу в его руки, оттолкнулась, и он подкинул меня в воздух примерно локтей на пять. Прокрутив свое тело винтом примерно на три с половиной оборота, я почувствовала, что начинаю падать, и привела свое тело в горизонтальное положение, чтобы Дарту было удобнее меня ловить.

Простое упражнение, которое на каждой тренировке мы вытворяли с ятугаром, чтобы я хоть как-то проснулась. При таком повредить не размятые мыщцы проблематично, за то такой адреналин захватывает…. Бодрое утро обеспечено! Кстати, это еще далеко не самый сложный акробатический этюд, мне пришлось их столько выучить…. А что делать, иногда простыми уклонами от свистящей цепи не избавишься, точно вам говорю!

— Эль, прости меня, я был не прав, — виновато улыбнулся ятугар, аккуратно поямав меня, но не поставив на ноги.

— Прощу, — ехидно прищурилась я, глядя в васильковые глаза друга, — Вот сейчас погоняю тебя сайшессом, и прощу!

— Все что угодно, Княжна! — лукаво улыбнулся Дарт, поставив меня на ноги и склонив голову с гранатового цвета шевелюрой. Интересно, этот мой опыт по алхимии вообще когда-нибудь смоется? Хотя вряд ли, последние два года у ятугара даже корни такого цвета отрастают. А он ничего, ему нравится шокировать людей. И вот именно за это он нравится мне, и поэтому, я его прощу. Хоть кто-то смог меня понять! А вот те, кто был мне дороже всего, нет…

— А для скучающего дроу пригласите на тренировку ранхаров Его Величества? — послышался вкрадчивый голос, который резко развеял мои невеселые мысли и чувства, которые пришли вместе с ними.

— Конечно, Хан, — улыбнулась я, помахав ладошкой дроу, который сидел на перилах около входной двери и лениво хрустел зеленым яблоком. И вот этот мужчинка жестокий и циничный цепной пес? Не, не верю, он совсем не такой, каким хочет казаться всем окружающим!

«Он действительно не такой! И именно потому, что ты видишь его истинную натуру, он признал в тебе друга!» — довольно фыркнул Таш. Я ответила ему мысленной волной удовольствия от его слов, и усмехнулась уже вслух:

— Ну, что ж, господа нелюди, преступим?

Шайтанар сейт Хаэл

Проснулся я резко, от ощущения, что чего-то не хватает. А конкретно — теплого и хрупкого тела в моих руках. Оглядев комнату и пустующее место на кровати рядом со мной, я с нарастающим неудовольствием понял, что Хелли нет ни в комнате, ни в ванной. И это мне очень не понравилось…

— Да!!! — рыкнул я в ответ на стук в дверь. Прохладная простыня рядом со мной подтвердила, что человечка ушла не меньше часа назад, нужно будет поговорить с ней на эту тему — я хочу просыпаться и видеть ее рядом со мной.

— Встал не с той ноги? — поинтересовался вошедший Сайтос, — Ну, ты спать, конечно…

— Без тебя знаю! — ответил я, вставая с постели и даже не пытаясь скрывать раздражение, — Где Хелли?

— В окно взгляни, — мотнул головой эрхан, распахнув шторы. Уселся прямо на широкий подоконник большого окна и ухмыльнулся, — Твой демоненок, похоже, просто не умеет сидеть на одном месте?

— Это я уже и сам заметил, — хмыкнул я, отбросив за спину волосы и подходя к окну. На улице, на площади прямо напротив особняка Таилшаэлтена сошлись две пары: аронт и ятугар, дроу и… человек.

Мой взгляд сразу же задержался на сосредоточенном лице человечки, держащей в руках длинный шест с острыми бутонами на концах — все тот же сайшесс, если его выпрямить и повернуть один из наконечников. С одной цепью даже при умелом обращении сильно-то не отбиться от противника, особенно если он с мечом, или же как в данном случае — с сатаром, которым дроу владеет в совершенстве. Сильный, ловкий, гибкий, опытный… Опасный противник, очень опасный.

Но Хелли отсутствие силы с лихвой заменяет ловкость, скорость и очень хорошая реакция, все же сайшесс само по себе сложное оружие, которое очень хорошо развивает все эти характеристики.

Постукивая пальцами по подоконнику, я внимательно следил за поединком, машинально отмечая, насколько схожи уклоны Хантара и Хелли. Блоки шестом лезвий сатара, от которых то и дело раздается звон металла — исконно ятугарские, чуть резковатые, но вот движения ее тела явно эльфийские. Кровь предков влияет или же настолько значимо было обучение братье де Рен и Латриеля тер Сент?

Впрочем, как бы то ни было, я не могу не признать, что не смотря на отсутствие длительного опыта, воин Хелли отменный, и Хантару достался хороший противник. Хм, а ведь у меня уже чешутся руки, причем по двум поводам. Первый — сломать конечности одному дроу, если он хоть раз ударит, или же ранит моего демоненка. И второй — самому сразиться с ней.

Чтобы отвлечься от этого желания, я перевел взгляд на аронта и ятугара. Редкое сочетание, нужно признать! Но не смотря на молодость — эти двое опытные воины, и действительно хорошие ранхары. Интересно, как мальчишка будет в будущем реагировать на жесткие слова о его происхождении? Надеюсь, что справиться, потому что видеть боль в глазах Хелли я не хочу. Да и жалко мне его, он действительно неплохой дроу. Хм, интересное оружие! Это и есть те самые «когти», про которые рассказывала Хелли, когда мы сидели в таверне по дороге в Карат? Похоже на то. Интересное оружие, не могу не признать! Да, действительно, этот мальчишка заслуживает не только уважения. Думаю, как только мы разберемся со всей этой историей, я смогу что-нибудь придумать для этого мальца. Да и Хелли будет только рада.

— Шайтанар, когда ты так ухмыляешься, мне становится жутко! — прервал мои мысли Сайтос, передернув плечами.

Я лишь хмыкнул, отходя от окна, и направившись в ванную. Не говорить же этому эрхану, что, не смотря на все чувства к этой человечке, мои собственные черты характера так и не изменились? Например, то, что я всегда ищу выгоду, и если я помогу Танориону, то еще больше завоюю Хелли. Хотя я не могу не признать, что мысль о помощи этому аронту пришла первее, чем осознание выгоды от этого поступка.

— Кстати, Хелли сегодня утром вместе с аронтом ходила в тюрьму! — послышался из-за двери голос Сайтоса, — Это я так, тебе на заметку. Я на кухне если что.

— Кофе мне свари, — хмыкнул я, закончив умываться. Так вот значит, куда она ушла с утра пораньше!

Не спеша приводя себя в надлежащий вид, я задумался. Что ж, я и предполагал, что она не удержится от того, чтобы не навестить их. Но почему тайком? Неужели, они ей действительно так дороги, даже после того, что они сделали? Похоже на то. А значит, Хелли, кроме всего прочего еще и не мстительная и не жестокая натура. Я почему-то и не сомневался. Да уж, эта девушка действительно особенная, похоже, что мне удивительно повезло! А принц Маркус остался не удел. Ха, нужно было быстрее действовать, а не тянуть время! Теперь магичка для него навсегда потеряна, если он придет за ней — получит меч в сердце в лучшем случае. Её я не отдам.

Уже одевшись в темно-синюю рубашку со шнуровкой на груди и довольно свободные штаны черного цвета, я начал расчесывать волосы. Мелькнуло в голове воспоминание, как в них при поцелуе запуталась рука моего демоненка. На душе неожиданно потеплело, впервые за несколько сотен лет и я понял, что хочу повторить это мгновение. И далеко не один раз.

К тому времени, как я спустился в кухню, все уже были в сборе и спокойно завтракали. Хелли сидела во главе стола, спиной к двери, забравшись с ногами на стул. Аронт сидел от нее по правую руку, ятугар же расположился слева. За Дартаром сидел дроу, а Сайтос расположился напротив.

— Доброго утра, Шайтанар, — поздоровался дроу, бесшумно поставив на стол чашку с чаем.

— Доброе, — кивнул я, приближаясь к стулу, на котором, поставив чашку с кофе на стол, замерла человечка. Склонившись, я прошептал, коснувшись губами ее уха, — Не смей больше так уходить от меня.

Хелли заметно напряглась, а я же спокойно направился к пустующему стулу рядом с Сайтосом. Дойти не успел — в голову мне прилетело что-то довольно увесистое и, отскочив, упало на пол. Остановившись, я завел руку за голову и собрал с волос то, что на проверку оказалось мякотью яблока.

Очень медленно я повернулся и обозрел замеревших на кухне нелюдей. Насколько я помню, зеленое яблоко лежало на тарелке Танориона, но вот по его лицу не скажешь, что это сделал он. А вот по совершенно невозмутимому лицу человечки, которая на данный момент с независимым видом допивает свой кофе — очень даже! Ну, все, сейчас ей мало не покажется!

С тихим рыком я бросился к ней, но не успел. Легко перепрыгнув через спинку стула, человечка выбежала в коридор, а оттуда — вверх на лестницу. Дверь в ее комнату захлопнулась перед моим носом, и пока я взламывал охранки, соседняя бесшумно приоткрылась, и я лишь в последний момент успел заметить, как человечка выскользнула в коридор и собралась незаметно пройти мимо меня. Увидев мое лицо, она тихо ойкнула и попятилась. Разъяренно зарычав, я бросился следом, но опять не успел ее схватить — она спешно скрылась на лестнице, ведущей в библиотеку. Стук закрывшейся двери частично привел меня в чувство и, распахнув крылья, я вылетел в окно, чтобы уже через пару секунд аккуратно приземлиться на подоконник раскрытого окна библиотеки.

Человечка тяжело дышала, прислонившись спиной к закрытой двери, и мое появление заметила только тогда, когда я нарочно громко спрыгнул с подоконника на пол. Резко подняв голову, она широко распахнула глаза, а потом, коротко ругнувшись, схватилась за ручку двери, но не успела — я уже был около нее, уперев руки по обе стороны от ее тела.

— Зачем ты это сделала? — тихо рыкнул я, вглядываясь в ее глаза, в которых не было страха, но после моих слов в них появилась злость и она рассержено прошипела, толкнув меня в грудь:

— Не смей указывать, что мне делать, Шайтанар!

— Я не приказывал, — чуть наклонился я, — Я попросил!

— Если это была просьба, то я старый носок Сайтоса, поеденный молью! — огрызнулась она, упрямо задрав подбородок. Я не смог сдержаться и, убрав руки, расхохотался над этим сравнением.

— Чего смешного, демон? — зло спросила человечка и, не дождавшись ответа, пнула меня по голени. Смеяться резко расхотелось, а пот придушить одну пигалиц захотелось очень и очень сильно — удар у нее вышел отменным. Видимо, в моих глазах явственно читалось это желание, потому как человечка приняла попытку проскользнуть мимо меня, но успел схватить ее за руку. Она резво сделала подсечку, дернувшись вперед, но падая, я руку ее не выпустил, и в итоге я свалился на пол. Но маленькое утешение — она свалилась прямо на меня. Долго не думая, я перекатился и навис над ней, прижимая своим телом ее к полу и внимательно вглядываясь в ее глаза. Я хотел сказать что-нибудь жесткое, но ее тело под моим не дало мне это сделать, и, решив поговорить потом, я наклонился и поцеловал ее. Неожиданно, но магичка ответила мне: нежно, но уверенно, слегка касаясь моих губ своими губами и запустив руку в мои волосы. Я едва не вздрогнул от дикого желания, но все же взял себя в руки и постарался продлить поцелуй уже настолько нежно, насколько смог.

Желание не ушло, а надежно затаилось внутри, но я уже мог управлять своими эмоциями настолько, чтобы не натворить глупостей. Мягко закончив поцелуя, я взглянул в зеленые глаза в которых желтые искорки стали заметнее, и были похожи на расплавленное золото. А еще в ее глазах стояли… слезы? Но почему? Неужели я так сильно обидел ее? Но чем? Неужели, своим приказом?

— Хелли, прости меня, — тихо произнес я, положив ладонь ей на шею и ласково погладив щеку большим пальцем, — Я не хотел тебе приказывать.

— Но приказал же, — изящная бровь взметнулась вверх, а руки Хелли уперлись мне в грудь, словно готовясь оттолкнуть в любой момент, — Зачем, Шайтанар, ты же понял, что я это ненавижу!

— Демоненок, тебя не было рядом, когда я проснулся, — мягко усмехнулся я, — И я разозлился. Похоже, что ты на меня дурно влияешь — рядом с тобой я становлюсь каким-то другим.

— Да ну тебя! — магичка сердито, но не больно стукнула кулачком по моей груди, — Еще скажи, что тебя можно перевоспитать!

— А ты попробуй! — усмехнулся я, наклоняясь к ее губам, чтобы еще раз поцеловать ее. Меня настигла неожиданность в виде усмешки, а потом… Человечка укусила меня за губу! Вот… демоненок!

Тихо рыкнув, я властно впился в ее губы, но лишь на мгновение, потому что Хелли ответила мне с не меньшей страстью. Одна ее рука стянула кожаный ремешок, стягивающий хвост из моих волос, и запуталась в них, а другая скользнула на лопатку и стала нежно поглаживать чувствительное место под основанием крыла. Шумно втянув воздух, я чувственно провел языком по ее губам, заставляя их приоткрыться, и с удовольствием углубил поцелуй, заметив, как девушка тихо застонала, прижимаясь ко мне всем телом…

— Я же говорил, что не убьет он ее, — раздался тихий шепот где-то в районе двери, заставивший меня замереть, — А ты волновался! Уж кого-кого, но ее он и пальцем не тронет!

— Ладно, демон, вот теперь верю, — раздался довольный хмык, — Уходим, пока…

— Пока вас не заметили? — громко поинтересовался я, поднимая голову. Так как лежали мы ногами к двери, этих 'шпионов' в лице Сайтоса и Танориона я не видел, но голоса их различить не составило труда. Хелли же, прикрыв рот ладонью тихо смеялась.

— Ой… — раздался тихий звук, и щелкнула закрываемая дверь.

— Ты же вроде ее заперла? — усмехнулся я, осторожно поднимаясь сам и понимая человечку.

— Шайтанар, неужели ты думаешь, что мой ученик не вскроет мои же заклинания? — покачала головой человечка, вытаскивая из волос палочки. Волосы ровным покрывалом рассыпались по плечам, а я почувствовал сладкий аромат крови.

— Что случилось? — я мгновенно нахмурился, увидев кровь на конце одного из украшений.

— Это не просто украшения, — поморщилась она, магией убирая кровь, — Эти палочки мне подарил Ри на день рождения. Да что там говорить, смотри сам!

Я с легким удивлением заметил, как безобидная на вид палочка легко вошла в стену примерно на ладонь. Ясно… Этот аронт полон сюрпризов, как и его Наставница. Яблоня от яблони, ведь так говорится?

Проигнорировав оружие, я обошел человечку и осторожно убрал волосы с ее шеи. Рубиновые капли крови на белоснежной коже манили, словно редчайшее вино, но я не дал волю желаниям, а спокойно залечил глубокий порез на тыльной стороне шеи и положил руки на ее плечи, слегка их массируя. Когда она расслабилась, я спросил:

— А как же ты с ними тренируешься?

— Да как-то раньше не случалось такого, а тут просто упала неудачно… на тебя, — хмыкнула она и вдруг резко развернулась, — Откуда ты знаешь? Ты что, за мной наблюдал?

— Конечно, нет, — усмехнулся я, обнимая ее, — Просто Сайтос сказал, что вы тренируетесь, вот я и решил взглянуть. Должен признать — ты умело обращаешься с оружием.

— Шайтанар, ты всегда такой… разный? — нахмурившись, демоненок задала неожиданный вопрос. Я улыбнулся и откинул с ее щеки непослушную прядь волос, и только потом ответил предельно честно:

— Нет. Я всегда злой и циничный. Кронпринц демонов, помнишь. Ты сама меня тогда так назвала, и была отчасти права. Но только кроме всего этого я начинаю вспоминать, что есть еще и другие эмоции. И виновата в этом только ты.

— Это что, наезд? — округлила глаза магичка.

— Нет, — усмехнулся я, притянув ее еще ближе к себе, — Это констатация факта. И довольно приятного факта.

— Значит, ты не такой уж жесткий сухарь и тебя запросто можно перевоспитать? — ехидно прищурился демоненок, положив руки мне на грудь, — Так ты все-таки поддаешься дрессировке?

— Хелли, — предупреждающе начал я, — Не перегибай палку!

— Это месть за твои приказы, — мне нагло показали язык. Невольно улыбнувшись, я легко поцеловал ее в губы и констатировал:

— Демоненок! Мой демоненок.

— Шайтанар, я не собственность, — мгновенно напряглась человечка, но я быстро прижал палец к ее губам и серьезно произнес, — Не собственность. Но ты все равно моя. И не спорь.

— А разве с тобой вообще можно спорить? — удивилась она.

— Но у тебя же это получается, — констатировал я очевидный факт, чувствуя, что в душе нарастает теплое чувство к этой девушке. Нет, это еще не любовь, нет. Но что-то очень близкое к этому. Но что чувствует она? Буду надеться, что рано или поздно я это знаю.

Ближе к вечеру особняк опустел. Рассказав Хелли все, о чем мы говорили, я выложил план и молчаливое неодобрение человечки. На ехидный вопрос Сайтоса его обвинили в недалекости ума, и подробно объяснили, что Дроу, аронт, ятугар и собственно, сам эрхан лезут в ловушку. Но все еще на несколько раз было обговорено, уточнено и одобрено Таилшаэлтеном, если исходить из недовольного бурчания Хелли. И спустя часовых сборов, в особняке остались только я и демоненок, но только на эту ночь. Уже завтра в обед мы отправимся в Скайру, к Аусту.

Хелли скрылась в одной из лабораторий, находящихся в подвале дома, прихватив с собой своего ворона. А я же решил навестить братьев де Рен. Навестил, вот только толка этого никакого не принесло — они спокойно меня игнорировали. Ну что ж, сами захотели остаться здесь на более продолжительный срок, чем планировалось. Быстрее бы поняли смысл происходящего — быстрее бы вышли. Молодые, дерзкие и глупые. Даже не вериться, что тот же Танорион, который еще и второго имени не имеет, намного быстрее их все осознает, понимает и принимает текущее положение дел.

Вторым моим делом стал визит к Ренху — полуорку, что замещал полуэльфа и являлся одним из членов Совета этого города. Необходимо было дать ему знать, что мы завтра уедем, и что охрану на крепостных стенах нужно увеличить — мало ли что вампир мог еще задумать. Вполне вероятно, что в лесу за городом нас ждет засада с вампирами-наемниками, но вот мы-то этого избежим, а вот город может запросто пострадать, а этого бы мне очень не хотелось, ни к чему напрасные жертвы.

Вернулся я в особняк уже с наступлением темноты. Дверь была не заперта, что меня немного разозлило. Свет нигде не горел, а комнаты пустовали. Охранки на лабораториях и кабинете мага на первом этаже я трогать не стал, мне стало понятно, где Хелли. В библиотеке, где же еще.

Она действительно была на третьем этаже. Как только я вошел и увидел хрупкую фигурку, сидевшую в кресле напротив камина, злость мгновенно испарилась. Хелли сидела, подтянув к себе колени и положив на них подбородок, и грустно смотрела на игру языков пламени в камине. Кроме него, больше комнату ничего не освещало.

Я не спеша пересек комнату и присел на подлокотник кресла, на котором сидела явно чем-то расстроенная человечка. Она даже не пошевелилась.

— Что-то случилось? — осторожно и тихо спросил я, но дотронуться до нее пока не решился.

— Ри уехал, — как ребенок вздохнула она, не отрывая взгляда от камина, — Я без него уже скучаю.

— Тебе так дорог этот мальчишка? — спросил я, уже заранее зная ответ.

— Безумно, — согласилась Хелли, не меняя ни направления взгляда, ни положения тела, — Он за короткое время стал для меня всем. Если бы не он, может, я бы и не выжила, и все сложилось по-другому… Хотя, это не важно. Я просто очень люблю этого ушастика.

— Ты привязана к нему больше, чем к Киртану? — знаю, немного не вовремя, но я должен был спросить. Мне нужно это знать.

— Давай ты не будешь мне больше задавать таких вопросов, ладно? — хмыкнула она, — Я никогда не буду выбирать между двумя одинаково дорогими мне людьми.

— Почему я и не ждал другого ответа? — хмыкнул я и задал последний, интересующий меня вопрос, — Хелли, зачем ты сегодня ходила к близнецам?

— И кто же меня, интересно знать, сдал? — после минутного молчания ответила она, невесело усмехнувшись, — Шай, а как ты думал? Они были очень дороги мне. Они мне были как любимые братья, которые всегда заботились обо мне, понимали, защищали. И в один прекрасный момент этого вдруг не стало. И вот тут появляются они, опять. Как ты думаешь, хочу ли я их видеть? Конечно, хочу, безумно, хоть это и больно. Но только вот проблема в том, что они меня видеть не хотят.

Вместо ответа я просто стал, поднял человечку на руки, сел в кресло и устроил ее у себя на коленях. Она тут де прижалась ко мне, спрятав свое лицо у меня на груди, и согнув ноги в коленях. Ребенок, маленький ребенок. Как же рано ее заставили повзрослеть…

Это не занижение ее характера, или же моя завышенная самооценка, нет. Это простая констатация факта. По сравнению со мной она действительно маленький ребенок… но почему же я так легко вижу в ней молодую женщину?

Я бы мог много ей сказать, что-что, а утешать женщин я всегда умел, хотя и ненавидел это делать. Я бы мог унизить в ее глазах близнецов, наговорить кучу мелких глупостей, да сделать что угодно! Но я промолчал. Промолчал, понимая, что я пока не могу вмешиваться в настолько ее личные дела. Я не настолько ей близок, чтобы что-то советовать ей в отношении близких для нее людей, а тем более — братьев де Рен. Сам бы я такое никогда не простил, и, наверно, они давно уже были мертвы, но вот она — это не я. Что ж, это ее личное дело, и мне остается его только принять, либо же всеми доступными способами ее переубедить, если ее выбор будет уж очень абсурдным. Впрочем, в последнем я сомневаюсь, Хелли никогда не действует на эмоциях… Хм, хотя, если вспомнить сегодняшнее яблоко… Впрочем, я и она — это отдельный случай.

Наверно, я должен был что-то сказать, как-то ее утешить, сказать, что все будет хорошо… Но я молчал. Молчал, понимая, что сейчас любые разговоры лишние. Она сама еще не готова говорить на эту тему, я чувствую, нет, знаю это. А целенаправленно лезть к ней в душу… я не Танорион, я не имею на это права.

Черт, но как же хочется, чтобы все её секреты, мысли и чувства принадлежали только мне!

Рано, еще слишком рано.

Впрочем, когда я почувствовал, как спокойно и глубоко дышит человечка, я понял, что мне даже без слов удалось ее успокоить. Видимо, одним своим присутствием, раз она опять спокойно уснула у меня на коленях.

Посидев еще немного, просто наблюдая за игрой бликов от огня из камина на ее волосах, я поднялся и, стараясь ее не потревожить, отнес в свою комнату.

Как и в прошлый раз, я уснул, держа демоненка в кольце своих рук. Во сне она еще ближе ко мне прижалась и уткнулась носом в ложбинку между ключиц, чем вызвала у меня невольную улыбку — это уже становится привычкой. Главное, чтобы она утром опять от меня не ускользнула.

Глава 10

Хеллиана

— Хелли, что ты делаешь? — надо мной склонился Шайтанар, вопросительно изогнув левую бровь.

— Лежу, — недовольно поморщилась я, — И думаю, как мне лучше убить вот эту лошадь!

— Твоего пегаса? — демон внимательно проследил за указанием моей вытянутой руки и пальца, и оглядел стоящего в деннике Сумрака, который, презрительно фыркнув, повернулся к нам пятой точкой. Дверца была открыта настежь, а мои ноги сиротливо покоились на пороге деревянного сооружения, где сердито помахивал хвостом мой пегас. Не, не пегас — колбаса будущая. Или паштет, это уже как получится.

— А здесь есть еще одна подобная хрень с крыльями? — фыркнула я, пытаясь сделать так, чтобы не чувствовать левую ногу. А было это проблематично — хотелось выть и плакать, как пьяная баньши в период бурного запоя и в стадии 'меня никто не люююбиит!'.

'Хм, Хелл, эти создания вообще-то вымерли!' — напомнил мне Таш, посылая искренне сочувствие моей поврежденной конечности.

'Ага, а эньхи тоже, помнишь? И темный эльф никогда на пегаса не сядет…' — многозначительно хмыкнула я, чем повергла полуэльфа в ступор. Нет, он не удивился. Просто начал сразу же прикидывать, почему так может быть. Вот же ученый, а!

— Вообще-то нет, — хмыкнул демон, протягивая мне руку, чтобы помочь встать, — Так что же опять с тобой случилось?

— Я хотела его вывести из денника, но когда обняла эту колбасу живую, он меня обнюхал и громко выразил свой протест, топнув копытом. Угадай, на чью ногу угодила конечность этого будущего филе, и чей запах ему не понравился?

— Похоже, на этот раз ты пострадала по моей вине, — хмыкнул демон, легко поднимая меня на руки. Не, ну что за привычка меня на руках таскать, я ему что, ребенок маленький? Хотя, мне приятна такая забота, пускай таскает, пока не надорвется. Я легкая, но все равно не пушинка! Хотя, почувствовав его мышцы собственным телом, я поняла, что надорвется он ой, как не скоро! Хм, даже обидно как-то! Немножко.

— Ай, ты что, упырев демон, ногу оторвать мне решил?!? — взвыла я, когда Шайтанар посадил меня на низкую лавочку, стоящую в проходе конюшни и быстро стянул сапог с моей ноги. Больно было… жутко. Как я ненавижу эту проклятую лошадь, вот кто бы только знал! Она наверняка мне пальцы расплющила!

— Потерпи, ты же ранхар! — усмехнулся эрхан, окутывая многострадальную и ужасно опухшую ногу Тьмой. Стала намного легче, приятная прохлада успокаивала.

— Вот тебе бы так, и ты бы так! — обиженно отозвалась я, к своему стыду вспоминая, что я как-то умудрялась терпеть и не такую боль. Так, что-то действительно я расклеилась под опекой этого демона, скоро можно будет напялить белое платьице, сесть в сад, нюхать ромашки и сокрушаться над несправедливостью жизни и жаловаться на мигрень, трогательно прижав руку ко лбу!

Мдя… Маразм крепчал, коленки ржали.

— К этому коню я не подойду даже под страхом смерти, — насмешливо отозвался демон, продолжая сохранять мою ногу в прохладе темного облака, — Не думал, что пегасы настолько принципиальны в вопросе темных.

— Даже не смотря на то, что эта коняга признала меня хозяйкой, её сволочной характер никуда не делся, — буркнула я, косясь в сторону открытого денника, откуда доносилось недовольное всхрапыванье пегаса, — Я кое-как отучила его скидывать меня со спины при виде нечисти! И хорошо отучила, он даже изредка позволяет Ри садиться на него. Но вот ты, а точнее, твой запах ему явно не нравится! Одно из двух — либо эта скотина чувствует в тебе хищника, либо ревнует меня.

— Скорее всего, и то, и другое, — предположил эрхан и усмехнулся, — Умный конь.

— Это не конь, это монстр с крыльями! — фыркнула я и недовольно поморщилась, — Придется брать у Нила лошадь, правда я не представляю, как я теперь поеду верхом. Разве только без стремян?

— Это совершенно необязательно, демоненок, — усмехнулся Шайтанар, скользнув ладонью вверх по моей ноге. Ага, совершенно случайно, я почти поверила! Но приятно, могу признать, — Мы полетим, как и собирались.

— Интересно как? — ехидно прищурилась я, смотря в смеющиеся сапфировые глаза, — Эта пакость шоколадного цвета меня ж прибьет, если я к нему еще раз подойду! А больше пегасов я поблизости не наблюдаю, а крылья есть только у тебя! Так, стоп…. Не хочешь ли ты сказать, что….

— Вот именно, Хелли. Вот именно.

Ага, пришлось-таки мне вспомнить, что я не бессмертная, не бесстрашная, и вообще — очень неуравновешенное создание со слабой психикой. Иначе как мне объяснить то, что во время полета меня трясло, как зайца с похмела?

Объясняю причину моего мандража, если кто не понял. Таш, это к тебе относится в первую очередь, ага!

Одно дело, когда ты летишь на широкой спине лошадки, огромные крылья которого изредка касаются твоих ног. Он большой, сильный, ты чувствуешь его под своей попой и можешь им управлять, да и есть за что держаться. Да и летал ты на нем ни раз.

А совершенно другое, это когда ты летишь очень высоко в небе, а держат тебя только две руки демона, блин! Без опоры как-то страшно, жутко и вообще, похоже, что я паникер! Нет, ну, правда! Мне все время казалось, что Шайтанар разожмет руки, и я отправлюсь в полет, правда, на этот раз уже самостоятельный. Не знаю, почему у меня возникло такое чувство, но мне определенно это не понравилось! И только когда демон опустился на землю в нескольких лигах от Скайры, и поставил меня на ноги, я смогла вздохнуть с облегчением.

Угу, вздохнуть, и тут же хлопнуться на траву! Нога-то все еще жутко болела, не смотря на все старания Шайтанара. Он ведь ни разу не Целитель, может только небольшие раны залечивать, как я поняла.

— Хрдыр! — ругнулась я, принимая сидячее положение, — Я Сумрака точно на колбасу пущу!

— Если на меня так реагирует твой пегас, то я даже боюсь представить, что скажет Ауст, — хмыкнул демон, присаживаясь рядом со мной. Огромные, черные как ночь крылья, с тихим шелестом коснулись травы.

Мгновенно позабыв про больную конечность, я развернулась, чтобы рассмотреть это чудо — давно хотела, только вот случая подходящего не было.

Итак, крыло, правое. Большое, длинное и широкое, покрытое густым оперением. Мощные мышцы, прикрытые кожей и легким пухом, тянутся от спины и почти до самого кончика крыла. Черные, как уголь перья густо покрывают все крыло, накладываясь друг на друга и придавая крылу… объемность, что ли? Я даже не знаю, как это описать! Но красиво…

Я легко коснулась пальцами крыла. Перья на ощупь оказались на удивление мягкими, гладкими, приятными, вообщем. Одно дело гладить их в слепую, но совсем другое — вот так вот. Какая прелесть….

'Ага, прелесть. А ты знаешь, что вот эти вот славные перышки в боевой ипостаси эрхана становятся острыми, словно сталь? Не все, конечно, но очень многие из них в бою демоны скидывают, превращая перья в смертельное оружие' — сообщил мне Таш, в очередной раз, напомнив мне, что про эрханов я так ничего и не зналю. Поздравляю, Шарик, ты балбес! Это я про себя, если кто не понял.

Я так увлеклась изучением особенностей анатомии демонов, что не сразу заметила, что тело Шайтанара, обнаженное по пояс, сильно напряжено, а руки сжаты в кулаки. Медленно повернувшись, я поймала взгляд потемневших сапфировых глаз и резко одернула руку, пытаясь подавить дикое желание уползти куда-нибудь с этого холма. Ходить-то я не могу! Надеюсь, что дедушка как-то это поправит.-

— Эм… — многозначительно произнесла я, глядя на чересчур серьезное лицо эрхана, и предприняла попытку уползти к нему за спину, нырнув под крыло. И у меня это получилось, но вот только я наткнулась на кое-что еще интересненькое и радостно взвизгнула, — Ой, хвост!

— Хелли, ты что, хвоста ни разу не видела? — добродушно хмыкнул эрхан, пока я, сидя за его спиной, пыталась поймать длинное нечто, мелькавшее перед моим лицом. Пока не получалось — длинный, локтя в два с половиной, гибкий хвост со стрелочкой на конце шустро мелькал из стороны в сторону, не давая мне схватить его.

'Хелли, я что тебе говорил про хвосты эрханов?!?' — мысленно завопил Таш.

'Упс…' — так же мысленно выдохнула я, сжимая в руке пойманную таки вышеупомянутую конечность. Демон замер, словно статуя, еще сильнее напрягшись, а я, тихо надеясь, что он меня не прибьет и не соорудит милую могилку на этом расчудесном холме, воспользовалась ситуацией, чтобы рассмотреть хвост эрхана. Итак: длинный, гибкий, покрытый вязью мелких чешуек черного цвета. На тонком конце стрелочка с перепонками, как на крыльях у летучей мыши. Толщиной хвост примерно в мой палец, постепенно утолщается, и скрывается за поясом черных кожаных штанов. Хм, милая вещица!

Пока я любовалась хвостом эрхана, он безвольно повис, но как только моя хватка ослабла, он змеей выскользнул из моих ладоней и шустро обвил мои запястья, как веревка.

— Эй! — возмутилась я, тщетно пытаясь освободить руки, — Отпусти! Все, я поняла, что тебе не нравится, и я больше не буду трогать твой хвост!

— Демоненок, ты все неправильно поняла, — спокойно произнес эрхан, так и не повернувшись, — Твои прикосновения наоборот, слишком приятны. Я никогда и никому не позволял прикасаться к моим крыльям, а уж тем более, к хвосту.

— Угу. А я исключение, да? — осторожно поинтересовалась я, разглядывая длинные стальные волосы, спускавшиеся между крыльев демона, и частично лежавшие на траве. Если честно, руки зачесались от желания заплести эту прелесть во что-нибудь замысловатое, а не ограничиваться простым хвостом, как это всегда делал Шайтанар.

— А ты сама еще не догадалась? — с усмешкой ответил он.

— Может, тогда меня отпустишь? — поинтересовалась я. Хвост тут же отпустил мои руки, а я придвинулась ближе, скинула со спины рюкзачок, выудила из его кармана гребень и сграбастала волосы демона.

— Хелли, что ты делаешь? — эрхан попробовал повернуться, но я цыкнула на него:

— Собираюсь привести в порядок твою шевелюру. И не спорь со мной!

— Да я и не собирался, — насмешливо произнес демон, опираясь руками на траву, — Все равно моим крыльям нужен отдых, и в ближайшие полчаса мы никуда не полетим.

Возмущенно пыхтя, я занялась шевелюрой демона. Длинные, невероятно прямые волосы Шайтанара легко, словно шелк скользили сквозь пальцы. Хоть и выглядели они жесткими, но на ощупь… я балдею.

Нет, ну странное я существо! Вот крылья, волосы, хвост трогать — это запросто, а как к самому эрхану прикоснуться, так у меня нервная почесуха начинается. То же самое от его прикосновений. Они мне нравятся, я уже привыкла к нему, к его запаху, к пьянящему ощущению силы, которая от него исходит, к его рукам, губам (ой, что-то меня занесло), к его присутствию в моей постели (кхм, а точнее, моему в его), в конце концов к его постоянной усмешке! Но вот самой сделать первый шаг — фиг вам, называется. Не могу, и все тут. Сделать сама первый шаг ему на встречу я, наверно, не смогу никогда.

По крайней мере, не сейчас.

— Кхм, я тебе не мешаю? — поинтересовалась я, оторвавшись от сложного плетения косы, когда чей-то наглый хвост обвил мою талию.

— Нет, ни сколько, — усмехнулся демон, — Не отвлекайся.

— Ну, хоть спасибо, что разрешил, — хмыкнула я, и продолжила замысловато переплетать мягкие пряди волос между собой. Но только до тех пор, пока чей-то вредный хвост, а точнее его кончик, не забрался под тонкую ткань рубашки и не начал аккуратно поглаживать мой позвоночник. Я постаралась не обратить на это внимания и сосредоточенно продолжила плести сложную косу. Откуда я знаю это плетение — а упырь его знает, сама не поняла! Точно знаю, что это эльфийское плетение косы, и надеюсь, что демон меня за это не прибьет.

'Не прибил же за хвост! Признаться, я даже удивился, немного. Что ж, Хелли, спешу тебя поздравить, ты действительно дорога ему, раз он легко прощает тебе подобные выходки. Но лучше не рискуй лишний раз!' — поспешил меня обрадовать Таш.

Кхм, ну логично! Хотя, больше, вроде бы, 'больных' мест у кронпринца эрханов нет, так что попасть впросак я больше не должна… наверное. Хотя, с моим-то везением, все может быть! Нужно действительно быть осторожнее, мало ли что! Есть вещи, которые сложно простить даже дорогим тебе людям.

Дорогим… Неужели, я действительно дорога этому демону? По всем показателям выходит, что так. Мдя, нежданно, негаданно, у меня появился парень. Не, даже не так! У меня появился ДЕМОН. Ехидный, циничный, мистически красивый, опасный, и прочее, и прочее, и прочее… но сильно благосклонный к моей маленькой персоне. Даже верится с трудом — кто он, а кто я. Это я не в смысле титула, или еще чего-нибудь, нет! Я про возраст говорю. Да, Киртан был его старше, знаю, но…

Но Кирт — это Кирт, зараза усатая. Я узнала его как молодого, веселого некроманта. Для меня он таким и оставался, а Шайтанар… Он меня при нашем знакомстве в Динтанаре сначала запугать пытался, а потом вообще, чуть не придушил! А сейчас он очень даже ничего, если конечно, к нему вообще можно применить сей термин. И вот как-то эти перемены меня не то что бы пугают, просто привыкнуть к этому не могу.

А тем временем чья-то хитрая конечность под моей рубашкой совершенно страх потеряла! Хвост уже не просто нежно скользил вдоль позвоночника, но и временами перебирался на живот, поднимаясь все выше и выше. А ведь под рубашкой была только одна повязка на груди, на все тело бинтов не хватило, а переться за новыми на рынок или к портному у меня не было времени. А нижнее белье я не ношу — от него толку ноль! Так, только красивые тряпочки, а мне грудь перетягивать надо, ибо мешает она на тренировках и причиняет определенные неудобства, извинтеляюсь за подробности.

Мягкий и гибкий кончик хвоста 'нечаянно' задел мою грудь, заставив вздрогнуть от неожиданности, и покраснеть, а так же сообразить, что я вообще умею это делать. Так, я ничего не видела, я не чего не почувствовала, я вообще, фикус в кадке, который стоит в углу и никого не трогает… а-а-а, куда?!?

Все тот же кончик хвоста на сей раз очень медленно и легко, но в то же время очень чувствительно скользнул по моей левой груди. Я замерла, почувствовав незнакомые, но удивительно приятные, и волнующие ощущения. Волна смущения еще больше залила щеки, и я ехидно сощурилась. Ах, так…

Сжав не доплетенную косу в одной руке, я протянула руку и очень-очень медленно провела по спине демона, едва касаясь кожи кончиками пальцев. Начиная от самой шеи, потом ниже, слегка задев ногтями ложбинки у основания крыльев, еще ниже, скользя по бусинам позвоночника. Потом легко оцарапала кожу на талии у самых брюк, и указательным пальцем провела по хвосту, все так же, очень медленно и нежно.

Шайтанар со свистом втянул воздух, а кончик хвоста нервно вздрогнул и мгновенно лег на талию, больше не шевелясь. Так-то! Я же не девочка-цветочек, кое-чего все-таки знаю!

Беззвучно хмыкнув, я занялась дальше плетением косы. Демон молчал, видимо разглядывая окружающий пейзаж и безоблачное небо, а я же размышляла о том, что опять сама себе не соответствую. Вот только что думала, что не смогу заставить себя прикоснуться к этому эрхану, а тут на тебе — играю с огнем. Это все он виноват, а точнее, эмоции, которые он у меня вызывает. Когда он выводит меня из равновесия, я начинаю забывать о своей нерешительности, и даже о принципах. А выводит он меня двумя способами — либо злит, либо… целует. В обоих случаях мой мозг берет срочный отпуск, оставляя на свое место одни инстинкты, которые хотят либо прибить синеглазого эрхана, либо же целовать его в ответ. Вот я не пойму иногда, мои чувства что, вообще живут отдельной жизнью от меня?

Чувства… а что, собственно, я испытываю к Шайтанару? Ммм… симпатию — однозначно. Благодарность — факт. Он приятный собеседник, заботливый, внимательный, и он определенно мне нравится, но… Но насколько он мне дорог? Эх, и когда же я научусь разбираться в собственных чувствах?

По крайней мере, я знаю, что мне нужно взять себя в руки и прекратить бояться, что он меня уронит. Это нечестно по отношению к нему, и поэтому, мне нужно взять себя в руки и прекратить трястись, когда мы полетим.

Когда я окончательно утвердилась в своем решении, коса была заплетена, и Шайтанар с видимым удовольствием потянулся. Затем перекинул получившуюся косу к себе на грудь, внимательно рассмотрел, хмыкнул, но ничего не сказал. Фух, пронесло!

Я молча убрала гребень в карман, закинула рюкзак за спину, но и охнуть не успела, как оказалась на руках у демона. Он улыбнулся краешками губ и, склонив голову, чувствительно поцеловал меня в шею, там, где под кожей билась голубая жилка. Я охнула, а он тихо прошептал, касаясь губами моей кожи:

— Больше не играй с огнем, Хелли. Я ведь могу и не сдержаться.

И резким взмахом огромных крыльев взмыл в воздух. Ой, мамочки, зачем так быстро-то!

Зараза. Могу поспорить на любимые тапочки, что его предупреждение его хвоста и крыльев не касалось. Это он мою руку имел ввиду. Угу, оставил последнее слово за собой, да? Ладно, упырь с ним, не буду задевать его мужское самолюбие, пускай думает, что он победил на этот раз.

На этот раз я постаралась расслабиться — и у меня это получилось! Теперь полет даже доставлял удовольствие, ветер свистел в ушах, а чувство свободы пьянило. Полет, даже таким оригинальным способом — это что-то захватывающее, невообразимое, это нельзя описать словами, это можно только почувствовать. И почувствовав один раз — уже никогда не забудешь. Кажется, я даже улыбалась, если судить по довольной полуулыбке демона, чей взгляд я несколько раз ловила на своем лице. Хм, все таки этот эрхан заслуживает не только доверие, но и благодарность, а может, и нечто большее. Не знаю точно, что, но почему-то мне так хорошо с ним рядом. Да и ему, по всей видимости, тоже, и думаю, мне не составит труда быть с ним рядом и дальше. Если только я не прибью его в скором будущем за его замашки, ага!

Спустя час (это примерно, точнее, не скажу), внизу замаячили знакомые озера и дома, о чем я и сообщила Шайтанару. Слава Хранителям, он начал спускаться медленно и аккуратно, а не как моя любимая птичка, которая всю дорогу летела за нами хвостом, и теперь камнем ушла вниз. Показушник Рикс, и в кого он такой. Угу, скелет, и в кого, интересно? В мою магию, вестимо, ведь только благодаря ей, он стал таким самостоятельным. Как Химо. Где же мой тарантул, уже столько времени прошло… Что я дедушке скажу?

Негромко хлопая крыльями, Шайтанар мягко коснулся земли в нескольких шагах от невысоких деревянных ворот. Демон осторожно поставил меня на землю, а я же со вздохом оглядела такой знакомый участок, высокую сосну во дворе, высокий забор, спускающийся вниз по косогору, практически к самому озеру, вдохнула чистый воздух, наполненный запахом сосен и свежести с озера и… чуть не расплакалась, от нежной грусти, защемивший сердце. Мой дом… Но мой ли он теперь?

Словно почувствовав мое состояние, демон положил свои руки мне на плечи и несильно сжал, явно пытаясь приободрить. Не скажу, что у него это сразу получилось, но мне стало заметно легче, и уже не так страшно. В этом доме — мой дедушка, и он всегда будет рад меня видеть! Не смотря ни на что.

Я прижалась спиной к груди демона и повернула голову, смущенно улыбнувшись ему в качестве благодарности за поддержку.

— Иди, Хелли, — эрхан чуть кивнул в сторону низкой калитки, — Я подожду тебя у озера.

— Ты не пойдешь? — удивилась я. Он что, знакомства с Аустом испугался? Эй, когда это Шайтанара подменить успели, а?!

— Охранное заклинание меня не пропустит, — хмыкнул демон, — Да и тебе лучше поговорить с Аустом наедине.

Ага, и лишиться такого защитника моей маленькой тушки? Ну уж нет, меня же дедушка отшлепает за все хорошее, а так хоть будет, кому меня защитить!

— Пропустит! — хмыкнула я, направляясь к калитке, чуть прихрамывая, но не обращая внимания на боль. И при этом я Вела за собой демона, держа его за руку. Ну вот опять я не соответствую своим мыслям, нет, ну что я за человек, а?

'Редиска!' — хихикнул Таш, у которого явно ехала крыша от многочасового перерывания архивов в Академии. Я искренне ему посочувствовала и послала выпить чаю с мятой, а лучше — пустырника. Тот со мной согласился и замолк, а я же смело шагнула в распахнувшуюся калитку.

Узнало! Охранное плетение меня узнало, да еще и позволило провести во двор Шайтанара! Я не верю своим глазам! Значит, дедушка все-таки знал и надеялся, что я вернусь! Я верила, что это так, да и не могло быть иначе!

— Неисправимое создание, — хмыкнул демон, когда мне под ногу подвернулась сосновая шишка, а я ее не заметила по поводу своей радости и чуть не шмякнулась спиной на землю. Ладно у Шайтанара реакция хорошая и он меня вовремя поймал! Ну прямо рыцарь на белом коне! Хе, сказать ему об этом, что ли?

Но сделать я этого не успела — на веранде открылась дверь, и легко преодолев ступеньки, во двор вышел юный полукровка, стройный, гибкий, с пшеничного цвета волосами, собранными в небрежный хвост, слегка заостренными ушками и хорошенькими чертами лица. Одето это чудо было в свободные холщевые штаны, заправленные в растоптанные сапоги, и светлый жилет на голое тело.

Най.

Ой, что сейчас будет…

Я оказалась права — полуэльф сразу же увидел и демона, стоящего в двух шагах от сосны, и меня на его руках. Чую левой пяткой — его отвисшая челюсть и выпученные глаза — это ни разу не удивление, вызванное присутствием эрхана на хорошо защищенной территории известного архимага.

— Хелии… — юный маг начал медленно пятиться в сторону крыльца, — Не может быть! Ты же мертва!

— Най, спокойно, это я, Хелли, и я жива, слышишь? — медленно и четко заговорила я, пытаясь удержать смех, уж слишком забавно у него вытянулось лицо. Да, ситуация, в целом. Не слишком юморная, но и у меня нервы не железные, вот и пробивает на смех. А вот когда в нас полетело заклинание, стало уже не до смеха, — Эй, упырев эльф, ты чего, совсем с дуба спрыгнул?! Я не приведение, я не рассыплюсь, но и чесаться потом от этой гадости не хочу! Най, ты же ни разу не дурак, мозги включи! Если бы это была не я, как бы я тогда через охранку прошла?!?

— Хелл! — до парня, наконец-то, начало доходить, что это действительно я и его цвет лица перестал смахивать на трупный, — Это правда ты?

— Нет, ну почему, чтобы меня узнали, мне приходиться ругаться? — задала я риторический вопрос, — Как будто с такой внешностью, как у меня — все местные дамочки вышагивают! Най, а где дедушка?

— Он в городе, — все еще находясь где-то в прострации, произнес полуэльф, — У кого-то из Гильдии Магов очень сложные перелом ноги, а у них с хорошими Целителями всегда было туго, да ты, наверно, и сама знаешь.

— Хрдыр! — ругнулась я, переглянувшись с Шайтанаром, — Как не вовремя! Най, ну что ты встал, как памятник самому себе? Я понимаю, из тебя шикарная статуя получится, но дедушка вряд ли одобрит такую композицию посреди двора, и потом, тень от твоей спины будет падать как раз на его любимую клумбу с розами. Так что давай, ноги в руки, и пошли в дом. Надеюсь, хоть чашку чаю ты бедному приведению в моем лице выделишь?

— И так, Ветар с Вэландом и Таминой в Айтраске, в гостях у своих друзей — магов, — спустя пятнадцать минут принялась подводить я итог, сидя за столом в большой и уютной кухне, где пахло ароматными травами, было чисто и уютно, а Най как раз наливал чай. Демон лениво разглядывал обстановку, а я же пыталась сообразить, что делать дальше. В принципе, время у нас еще в запасе было, и подождать до возвращения Ауста мы могли, но я не решалась это сделать. Точнее, я не решалась оставить демона в доме. Мне-то он уже привычен, и без его присутствия как-то неуютно, если честно, но как дедушка отнесется к такому гостю?

— А зачем тебе Ауст, Хелли? — поинтересовался юный маг, ставя передо мной деревянную пузатую чашку с дымящимся напитком, — О тебе столько лет не было вестей, и все уже не знали, что и думать! Мы даже решили, что ты погибла.

— Да не дождетесь! — хмыкнула я, протягивая руку к кружке, но едва только взялась за ручку, как дракончик, сидевший на моем пальце, неожиданно встряхнулся и зашипел. Маленький бронзовый дракончик, а точнее — кольцо, подаренное мне кронпринцев драконов, и являющееся амулетом, который я зачаровала для определения ядов. И сейчас этот маленький защитник зашипел в сторону побледневшего мага, указывая на отравителя, а потом больно стеганул хвостом по моим пальцам, заставляя поставить кружку на стол.

Шайтанар сразу понял, что к чему, не смотря на то, что не знал, что за кольцо я ношу. Най понял, что ничем хорошим это не закончится, и резко бросился в сторону коридора, но эрхан оказался быстрее.

— Шайтанар, нет! — выкрикнула я, увидев, как демон впечатал полуэльфа в стену, схватив его за горло. Невесть куда девшиеся до этого крылья, с громким шелестом распахнулись, а на руках появились длинные и острые ногти, которые в любой момент могли превратиться и в когти. Даже не глядя в его глаза, могу сказать — демон в ярости.

— Он пытался тебя отравить, — чересчур спокойно произнес демон, внимательно всматриваясь в лицо напуганного на смерть полукровки.

Быстро понюхав содержимое чашки, я махом преодолела разделявшее нас расстояние, мгновенно забыв о больной ноге, и повисла на руке эрхана:

— В чае был всего лишь отвар из папоротника! Он просто хотел убедиться, не нежить ли я!

— Еще одна подобная выходка, и тебя закопают на ближайшем кладбище, — с каким-то мрачным удовольствием произнес Шайтанар совершенно спокойным тоном, и от этого становилось еще страшнее. При этом он внимательно и холодно посмотрел в глаза парня, заставляя его судорожно кивнуть, и перевел взгляд на меня. Я еле сдержалась, чтобы не отшатнуться от взгляда сапфировых глаз, хищных, как никогда, с ярко-красным, кровавым узором на радужке.

Отвести взгляд я не смогла, и со вздохом положила ладони на обнаженную грудь демона. Тот широко распахнул глаза, узор потух, а его рука разжалась, и Най сполз на пол, пытаясь отдышаться.

В ту же секунду руки Шайтанара легли на мою талию и он крепко прижал меня к себе, уткнувшись носом в волосы на макушке. Я еще раз вздохнула, а демон тихо прошептал, поглаживая меня по спине:

— Прости. Я не хотел напугать тебя.

— Да я вообще-то всяких неуравновешенных личностей не боюсь, — хмыкнула я, пытаясь успокоиться, — Я думала, что ты ему шею свернешь!

— Демоненок, не нужно мне врать, ты все равно этого не умеешь делать! — усмехнулся эрхан, слегка отстраняясь и заглядывая мне в глаза. Слава Хранителям, там не было ни толики той ярости и ненависти, что я видела пару минут назад! Это было жутко, честно! Я уже и забыла, что демон может быть таким… опасным.

— Ну, ладно, чуть-чуть испугалась, — с неохотой призналась я, — А вот за него — очень.

— И не зря, — эрхан многозначительно посмотрел в сторону Най, вжавшегося в стенку и боявшегося пошевелиться, — Еще одна попытка тебе навредить и ему не поздоровится.

— Да прекрати его запугивать, упырев мститель! — я хорошенько приложила кулак к груди эрхана, — Ты что, будешь пытаться убить каждого, кто попытается мне хоть что-то сделать?

— Да, — серьезно ответил Шайтанар, погладив согнутым пальцем мою щеку. Затем взял мое лицо за подбородок, поцеловал в губы и тихо произнес, — И это не обсуждается.

— Ладно, поспорю я с тобой потом на эту тему, — пригрозила я ему, но демон, по всей видимости, настроен был серьезно, потому что он не дал мне высвободиться из его рук и повторно схватил за подбородок:

— Я сказал, что это не обсуждается. Все, что касается твоей безопасности — буду решать только я.

— Шай… — угрожающе произнесла я, вглядываясь в сапфировые омуты хищных глаз. Эрхан быстро прижал палец к моим губам, не давая закончить, и тихо попросил:

— Пожалуйста, Хелли. Доверь это мне, хорошо?

И я согласилась, хотя внутренне для себя решила устроить позднее Шайтанару какую-нибудь мелкую пакость. Ибо нефиг!

В доме оставаться мы не стали. Во-первых, Най теперь боялся демона, как огня и все время вздрагивал от каждого его резкого движения. Во-вторых, я не могла сидеть на месте и просто ждать, хотя и жутко соскучилась по этому дому. И в-третьих, я хотела увидеть дедушку как можно быстрее.

Сложив все эти доводы вместе, мы решили отправиться в город. Напомню еще раз, что Ауст жил в пригороде Скайры, примерно в двух часах пути пешком от окраины города. Хе, говорить, каким образом мы отправились, я думаю, не надо?

Шайтанар не стал мелочиться и приземлился аккурат на главной площади города. Небольшой, выложенной темно-красным кирпичом, в окружении невысоких домов из светлого камня с аккуратными балкончиками. В центре площади находился довольно глубокий колодец с питьевой водой, улицы, идущие от площади, были чисто выметены и… пусты.

— Странно, — удивилась я, как только Шайтанар поставил меня на ноги и тоже огляделся, — Солнце только начало клониться к горизонту, а улицы пусты! Где все, спрашивается?

— Не знаю, и мне это не нравится, — нахмурился демон, окидывая цепким взглядом ближайшие дома, — Держись ко мне поближе.

В этот раз я спорить не стала, а аккуратно наступая на больную ногу, направилась на одну из улиц, в конце которой, как я знала, находилась Гильдия Магов. Удивительно, но нам не встретился никто! Не было ни ребятни, не взрослых, ни стариков, ни мужчин, ни женщин! Даже котов и собак! Город словно вымер, либо же все куда-то резко ушли, в спешном порядке побросав свои дела. На балконах висело белье, из некоторых труб шел дым, на торговых лавках лежал товар, и все указывало на то, что жизнь здесь есть. Но вот где она?!?

— Нам сюда? — спросил Шайтанар, когда мы остановились у большого двухэтажного здания, принадлежащего Гильдии. Однако, богато устроились, господа маги! На вывеске позолота, на деревянных ставнях затейливая резьба, принадлежащая руке опытного мастера, широкие ступени из белого мрамора, дорогущая белоснежная черепица — и где маги небольшого городка нашли столько золота?

— О, да, вам сюда! — раздался насмешливый голос откуда-то слева.

Я быстро повернула голову и красочно выругалась. На крыше таверны, что прилгала к зданию Гильдии, вольготно расположился вампир. Довольно привлекательный, с длинными каштановыми волосами, красными глазами и небрежной ухмылкой на красивых губах, за которыми прятались внушительные клыки. Высокий, сильный, гибкий и опасный. Вот все те описания, что лезут в голову при виде этой личности, затянутой в явно дорогой охотничий костюм насыщенного коричневого цвета.

— Полукровка, — презрительно сплюнул эрхан и саркастично поинтересовался, — И что тебе нужно, выродок?

— Ваше Высочество, что за тон? — поморщился вампир, небрежно передернув плечами, — Я поражен вашей недогадливостью. Ответ очевиден — нам нужна только ваша прелестная спутница.

— Нам? — задрала я левую бровь, чуя левой пяткой бо-о-ольшой подвох. Шайтанар, видимо, почувствовал это тоже, так как его руки уверенно легли на мою талию и придвинули поближе к себе.

— Нам, — хмыкнул вампир, с видимым удовольствием кивая куда-то нам за спину, — Неужто вы думали, что я один выступлю против кронпринца демонов и знаменитой некромантки, чей силой восхищается сама Гильдия Некромантов? Я не настолько глуп.

Хм, действительно, не глуп. Я бы даже сказала — очень умен. Ибо привел он за мной немного и не мало, а очень много народа. Около тридцати наемников за нашими спинами, несколько лучников на соседней крыше, несколько магов вышли на крыльцо дома Гильдии. Общее количество даже страшно подсчитать! И вот это все Кристиан послал за мной? Чувствую себя особо важным преступником, если честно. Но почему-то мне нисколечко не страшно! Это вообще, нормально?

'Нет!' — категорично рявкнул Таш, рассматривая вооруженных наемников моими глазами. Вампиры, люди, полукровки-демоны и многие, многие другие. И все они смотрели на меня, как свора голодных псов на истекающий кровью кусок мяса.

— У тебя есть последний шанс, демон, — по губам вампира-предводителя скользнула холодная усмешка, — Уходи и останешься жив.

Неожиданно Шайтанар расхохотался громким, зловещим смехом и еще ближе притянул меня к себе, обвив талию еще и хвостом. И спокойно, с ленивой насмешкой в голосе спросил:

— Неужели ты думаешь, что я ее отдам? Она моя. А то, что принадлежит мне, я никому не отдаю.

— Тем хуже для тебя, — подвел итог вампир, небрежно взмахнув рукой. За нашими спинами послышался звон вынимаемых из ножен мечей, а на крышах напряглись стрелки, вытаскивая стрелы из колчанов. Маги, стоящие на крыльце, лениво перещелкивали пальцами, высекая снопы искр.

На этот раз Кристиан подготовился очень, и очень основательно. Шансов выстоять против такой силы — практически нет. Солнце еще не село, а значит, Шайтанар не может пользоваться Тьмой. Нас двое, а их почти пятьдесят, физическое превосходство тоже не на нашей стороне.

Мы ошиблись, когда думали, что засада будет в Райпсаре. И это ошибка наверняка будет стоить нам жизни. Что ж, Кристиан оказался умнее, чем мы, он действительно сильный противник. А вот я — нет.

'Хелли, продержитесь полчаса! Я, Латриэль и Холл скоро будем там!'

'Нет, Таш!' — мысленно рявкнула я, безмятежно улыбаясь вампиру. Тот оскалился мне в ответ и скомандовал:

— Девчонку взять живой!

— А харя не треснет? — вежливо поинтересовалась я, взмахом руки выставив куполообразный радужный щит, которые, впрочем, тут же оказался нашпигован стрелами, правда, не со всех сторон. Лучники метили в демона, подчиняясь приказу своего командира. Вот интересно, а самому Кристиану слабо было сюда придти, да?

'Что значит, нет?!?' — рыкнул Таш.

'То и значит. На город наверняка уже накинут купол, и через портал не стоит даже пытаться сюда проникнуть. Я не могу позволить, чтобы вы пострадали, Таш, и поэтому прошу — не ходите сюда. Если что случиться с тобой, то что станет в Академии? А если с Латриэлем? Маркус никогда не узнает правды. А Холл? Что без него будут делать Ри и Лин? Таш, я очень люблю вас. Но здесь вам не место' — тихо произнесла я и заблокировала связь. Движением руки развеяла щит, с тихим стуком упали на дорогу стрелы, звонко брякнув наконечниками, а я уже вновь возвела щит.

Все это произошло за каких-то пару секунд, наемники лениво приближались, маги не торопились расходовать свой резерв, а Шайтанар развернул меня лицом к себе и на секунду встретившись со мной взглядом, властно поцеловал меня.

Время словно застыло. Не было ничего вокруг: ни наемников с обнаженными клинками, которые уже через пару минут сделают все, чтобы эти клинки оборвали нашу жизнь. Не было ни туч стрел, которые вновь пустили лучники, надеясь пробить мой щит. Не существовало и алчных магов из Гильдии, которая с потрохами продалась вампиру, который уже давно хотел забрать мою жизнь. Не заметили мы и вампира, который, зло прищурившись, исчез с крыши.

Все это было где-то здесь вокруг нас, но все это было уже не важно. Для меня сейчас существовали только властные, горячие и такие желанные губы демона, его руки, прижимающие меня к его сильному телу, его хвост, поглаживающий мой позвоночник, его пьянящий запах и то желание, что он во мне вызывал. Желание и осознание того, что я хочу этого демона. Плевать на его характер и замашки — все это не важно сейчас, когда он целует мня вот так невообразимо страстно, словно… в последний раз.

— Не смей прощаться! — усмехнулась я, разорвав поцелуй. Демон чувственно провел большим пальцем по моим опухшим от поцелуя губам и усмехнулся в ответ:

— Только если ты так просишь, демоненок.

— Я не прошу, — хмыкнула я, отцепляя с пояса сайшесс, — Я требую. Ты мне нужен живым, демон.

— Это радует, — хмыкнул эрхан, доставая из ножен, висевших у него на бедре, длинный меч. Тот самый, что я видела в Эллидаре, в день нашей первой встречи. С тех пор прошло много лет, и за это время я перестала быть слабой магичкой третьекурсницей. И пришла пора показать это.

Живой я этим утыркам я не дамся.

Резкий взмах левой руки — и сайшесс намотался на мою левую руку. Мало кто знал, в том числе и Шайтанар, что метал, из которой спаяны звенья цепи содержит в себе проклятый металл, блокирующий магию. Ри, не смотря на все те мерзкие чувства, что вызывала эта мерзость, выковал мне оружие, и теперь, я спокойно могу использовать цепь, чтобы рассеивать заклинания.

Второй взмах, но уже другой рукой — и Радужный щит растянулся за моей спиной, оставив меня лицом к лицу с магами, и прикрыв от стрел спину демона, который повернулся к наемникам, готовый порезать их на мелкие кусочки. Я знала, что каждый, кто на него броситься — не выживет. Ну и пусть. Когда нужно, я умею быть жестокой.

Маги быстро сошли с крыльца и рассредоточились, встав на приличном расстоянии друг от друга в шахматном порядке, чтобы не мешать своим коллегам. Они не умеют работать в команде — это их и погубит. Восемь мужчин примерно одинакового возраста, в одинаковой красно-коричневой форме Гильдии — будущие восемь трупов. Догадываются ли они об этом? Впрочем, не важно.

Первое заклинание было пробное, банальный фаербол. Я встретила его левой рукой — цепь легко впитала сырую магию. А я же, не став церемониться, создала огненную розу, небольшую, но при падении, она, взорвавшись, отбросила на крыльцо двоих магов, и, не смотря на их щиты, мгновенно превратила два тела в пепел, не оставив даже костей, и основательно закоптив некогда белое крыльцо.

Остальные маги поднялись с земли и посмотрели на меня уже не так снисходительно, как взирали прежде, думая, что я лишь мелкая букашка, мусор под их ногами. Смерть товарищей убедило их в обратном, и в меня полетели уже куда серьезные заклинания.

Я не знаю, сколько времени прошло. Сколько людей и нелюдей уже было убито, сколько заклинаний произнесено и разрушено, сколько стрел истрачено, и как здание Гильдии еще стоит. Мой резерв был пуст наполовину, если не больше, я уже начала уставать от бесконечных прыжков, выпадов, от всей этой бешеной пляски, которую магическим поединком назвать было просто нельзя.

Из моих противников в живых остался только один. Двое сгорели заживо от розы, двое сгинули в чреве черного пламени, один лишился своей силы, попав под мое заклинание, и теперь он лежал на ступенях крыльца, выставив напоказ мои обсидановые палочки, торчавшие из его глазниц. Еще двое… а какая разница, что с ними? Я не помню точно, что в них попало, да и не хочу вспоминать, как одного просто поглотила чистая стихия Смерти, а второго насквозь пронзили ледяные стрелы, длинные и острые, в количестве двадцать восемь штук. Много, знаю, сама этого не ожидала. Но жить захочешь — еще и не то выкинешь!

Волна огня снесла с крыши лучников еще несколько минут назад и сомневаюсь, что они уже появятся. На секунду обернувшись назад, я машинально отметила, что ряды наемников значительно поубавилось. Среди толпы видны были черные крылья Рикса, доставляя мысль, что многие противники лишились зрения, или же упали на землю с разодранным горлом. Обновив щит на всякий случай, я задней мыслью отметила, что крылья Шайтанар сложил, но не убрал, а тело его частично покрыто черной чешуей, которая красиво блестела в лучах заходящего солнца. Я не знаю, устал ли он, ранен или нет, но шансы на спасение у нас появились… если только нас не ожидают еще сюрпризы.

Неожиданно меня с силой откинуло на брусчатку, и я, по инерции перекатившись, встала на ноги, чувствуя тупую боль в груди. 'Камень', чтоб его!

Последний маг оказался некромантом. О, коллега! Ну что ж, поиграем!

Я точно и не скажу. Сколько длился наш с ним поединок, и какие заклинания шли в ход. Но я легко могу сказать, когда это все закончилось — когда эта мразь с усами задела меня Кинжалом Смерти, располосовав плечо, а я, недолго думая, применила то заклинание, благодаря которому у меня появился Рикс. Маг, совершенно не понимая, что я сделала, поймал зеленый луч собственным телом… и я отвернулась, чтобы не видеть того, что стало с его телом. Мне хватило дикого, пронзительного, нечеловеческого крика, когда кости мага решили покинуть свое обиталище.

И я сделала зря, иначе бы заметила, как из невероятно узкого прохода между таверной и зданием Гильдии, вышел вампир, прикрытый невидимостью. Но я слишком устала. Нет, не физически, хотя и была ранена. А морально. Я не убийца, я никогда не пачкала свои руки чужой кровью так, как сегодня.

Но времени на сантименты не было, нужно было помочь Шайтанару. Подавив все ненужные эмоции, я приготовилась сбросить щит, но не успела — горло захлестнул тонкий эластичный шнурок, мгновенно перекрыв дыхание. Кто-то еще сильнее начал тянуть за его концы, заставляя меня двигаться в слепую назад, отдаляясь от собственного щита… и от демона, который, занятый своими противниками, еще не заметил, что что-то не так. И в том не было его вины.

Неожиданно, еще до того, как я успела просунуть пальцы под шнурок, чья-то рука схватила меня поперек груди, оставляя синяки и прижимая спиной к чьей-то твердой груди, а вторая рука прижала к горлу кинжал, лезвие которого, судя по запаху, было смазано ядом ассоматийского питона. Угадайте, чей подарок?

— Шайтанар, — ласково, очень ласково позвал эрхана тот, кто меня держал. По голосу очень легко я узнала вампира, но лучше от этого не стало.

Демон, услышав этот голос, замер. Замерли и его противники, оставшиеся в живых.

— Отпусти ее, — рыкнул эрхан так, что стекла в таверне и жалобно дзынькнули, а я едва не дернулась, но каким-то чудом удержалась от этого и мысленно запретила Риксу, вылетевшему из-за спины Шайтанара, приближаться ко мне. Одно лишнее движение и я труп.

— О, нет, — хмыкнул вампир, — Она это залог того, что ты будешь держать себя в руках. Видишь ли, она нужна моему хозяину живой, так же, как и ты. Правда, твоя жизнь не настолько ценна, и я сомневался, что мне удастся взять тебя живым. Но как видишь, мне это удалось и я несказанно этому рад. А теперь — брось оружие, или гона умрет.

— Не смей, — прошипела я, смотря прямо в глаза демону, и видя холодную ярость в его глазах. Внешне он оставался абсолютно спокоен, и словно не замечал наемников, стоявших за его спиной, но с его тела уже исчезла черная чешуя.

— Как же ты убьешь ее, если она нужна тебе живой? — насмешливо поинтересовался эрхан, поудобнее перехватив рукоять меча.

— Очень просто, — хмыкнул вампир, заставляя меня задрать голову так, чтобы показать обнаженную шею. Теперь я не могла видеть эрхана, и от этого стало только хуже, — На этом кинжале редкий яд. Одно движение — и она умрет. Правда, в течение часа ее можно еще будет вернуть к жизни с помощью противоядия. А где оно находится — не знаю даже я. Но это можно будет исправить. И так я могу делать много, очень много раз. Как ты думаешь, что придется пережить этой малышке, каждый раз умирая от моей руки, но по твоей вине?

— Это так, Хелли? — спокойно спросил Шайтанар, но все же я смогла услышать тревогу в его голосе.

Так ли это? Я… я не знаю. Знаю точно, что яд смертелен, но вот про противоядие… Есть только один способ это проверить. И если вампир полоснет по моему горлу, значит, это правда. А если нет — меня все равно воскресят. А Шайтанар… ему нужно уходить отсюда. И если он будет знать, что меня не убьют — он сможет уйти и вернуться с помощью.

— Нет, — я все-таки смогла усмехнуться, не смотря на то, что рука вампира, прижимающая меня к его телу, сильно сжала рассеченное заклинанием некроманта предплечье, — Он блефует, Шайтанар. Уходи — я нужна им живая.

— Да ну? — сильно удивился вампир и, убрав руку с кинжалом от моей шеи, резким движением рассек кожу на моей левой щеке, вдоль линии скулы.

Я сдержалась от короткого вскрика, когда из раны хлынула кровь, но я видела, как дернулся Шайтанар. Почти мгновенно пришла острая, едва переносимая боль, застилающая глаза, заставляющая щеку буквально гореть. В голове взорвались тысячи осколков боли, унося с собой все мысли, все чувства, не оставляя за собой ничего.

Последнее, что я услышала — это звон клинка, упавшего на брусчатку площади перед домом проклятой Гильдии Магов.

Пришла в себя резким рывком и мгновенно вскочила на ноги, о чем тут же пожалела — меня заштормило и я, стукнувшись плечом о холодную каменную стену, сползла на пол. В голове вихрем пронеслись все последние события, убирая призрачную надежду, что это был не сон.

Моя рука коснулась щеки… и в ужасе отдернулась обратно, почувствовав под пальцами неглубокий, но болезненный порез, покрытый корочкой запекшийся крови. Организм уже начал регенерировать ранения, но видимо в рану попала грязь, и из этого ничего не вышло. Хрдыр! Я надеюсь, что Шайтанар успел уйти…

— О, нет, — застонала я, прислонившись к ледяной стене камеры, в которую, по всей видимости, меня поместили. Четыре стены, деревянная дверь с узким зарешеченным окошком, узкая бойница над потолком, клок соломы на полу, браслеты из амарилла на запястьях… вот теперь я точно попала.

Шайтанар не успел уйти, и теперь наверняка, как и я, сидит где-то в темнице. Связь с Ташем я открыть не могу — полуэльф тут же примчится спасать меня. А нельзя, это будет очень и очень глупо.

Хрдыр, что же делать? И сколько времени прошло?

Быстрый взгляд наверх подтвердил, что не меньше трех часов — солнце уж село, хотя на город еще и не опустилась темнота.

Неожиданно, в дальнем углу камеры сгустилась Тьма, заставив меня поморщиться и подумать, что я еще где-то и головой приложилась. Но Тьма постепенно сгущалась, меняя очертания и приобретая форму… человека? Нет, демона!

— Сайтос? — тихо и абсолютно не поверив своим глазам, спросила я, оглядев фигуру темноволосого демона, который быстро шагнул ко мне и опустился на колени, — Но как?

— Нет времени на объяснения, — мотнул тот головой, внимательно меня осматривая, — Шайтанар велел забрать тебя в безопасное место.

— Где он? — мигом подскочила я, — С ним все в порядке?!?

Демон не ответил, а лишь протянул руку, чтобы прикоснуться к порезу на моей щеке, которую я перехватила и упрямо переспросила:

— Сайтос, где Шайтанар?!

— Хелли, он велел мне забрать тебя отсюда, — вздохнул демон, — О большем и не спрашивай. Если я успею, то заберу и его.

— Что значит, если? — нахмурилась я, — Быстро перенеси меня к нему!

— С ума сошла? — заупрямился эрхан, тряхнув темной шевелюрой, — Он сейчас не в том состоянии, чтобы за тебя волноваться! Малышка, поверь, не нужно этого делать! Само перемещение лишит тебя магических сил как минимум на неделю!

Но я все же настояла на своем, и Сайтос вынужден был согласиться. Осторожно подняв меня на руки, демон попросил меня закрыть глаза и я почувствовала, как тело оплетает Тьма, даруя сначала прохладу, а потом и начиная тянуть из меня оставшийся резерв. Но мне на это было наплевать — я не могла оставить Шайтанара одного и уйти с Сайтосом, не зная, где он, как, и что с ним сделали.

Когда же все закончилось, и Сайтос поставил меня на поля, я открыла глаза, но только затем, чтобы рухнуть на колени, едва сдерживая рыдания. В углу похожей камеры лежал демон. Но… опознать его было сложно, практически невозможно.

Его пытали. И пытали долго, с видимым садизмом, доставляя такие муки, что…

Нет, я не думаю об этом, я не думаю!!!!!!!!!!

— Сайтос, нужно забрать его отсюда. И немедленно, — тихо прошептала я, до крови закусывая губу.

— Я не могу, малышка, — покачал головой демон, а я же, большим усилием воли заставив себя не смотреть на то, что сделали с телом демона, перебралась ближе и переложила голову Шайтанара к себе на колени. Пальцы сами по себе убрали с его лица пряди волос, мокрые от крови, и нежно погладили кожу на его щеках, словно пытаясь стереть с некогда белоснежной кожи все ссадины, кровоподтеки и глубокие порезы. На слезы, лившиеся из глаз, я уже не обращали никакого внимания.

— Почему, Сайтос? Он не должен оставаться здесь!

— Потому что, малышка, — выдавил и себя демон, присаживаясь рядом со мной, — Он физически истощен и перемещение с помощью Тьмы убьет его. Если бы я мог влить в него хоть каплю силы…

— Так в чем же дело?! — никогда не думала, что я умею так рычать, — Сделай это и унеси его отсюда!!!

— Для этого нужна человеческая кровь, Хелл! — демон хорошенько встряхнул меня за плечи, частично выведя из истерики, в которую я потихоньку начала впадать, — Как я приведу к нему сейчас живого человека?

В каком-то легком отупении я посмотрела на собственные запястья, а потом перевела взгляд на Сайтоса, словно спрашивая: 'А моя подойдет?'.

— Хелли, понадобится очень много крови, — эрхан был серьезен, как никогда, — И когда он ее выпьет, он узнает о тебе все. Все твои секреты, мысли, чувства… Ты уверена, что хочешь этого?

Хочу ли я этого? Раскрыть все свои секреты демону, который, как выяснилось, мне безумно дорог? За жизнь которого я боюсь больше, чем за собственную? Открыть свою душу без остатка тому, без чьей поддержки я просто не выживу?

— Давай! — я просто протянула руку Сайтосу.

Тот, последний раз взглянув в мои упрямые глаза, со вздохом отрастил ноготь на указательном пальце и с силой полоснул по моему запястью, порезав вену.

Но красная жидкость не хлынула на пол — я успела поднести руку к посиневшим губам Шайтанара. Он не шевелился, когда кровь потекла ему на губы, и лишь спустя пару мгновений он облизнулся, а затем сделал первый глоток. За первым последовал второй, и я не успела заметить когда, его руку уверенно сжала мое запястье, не давая отвести руку. Глаза он так и не открыл.

С каждым новым глотком силы уходили из меня, но переходили к нему, мгновенно вылечивая глубокие раны, сломанные кости, вывернутые суставы, небольшие ссадины и мелкие порезы, а так же все то, что пережил эрхан за последних несколько часов. Возвращались к нему и силы, как и физические, так и магические.

Но я очень скоро перестала это осознавать, неизвестно как удерживая себя на краю сознания. Упасть мне не давали только руки Сайтоса на моих плечах и чистое упрямство.

Но Хранители, как же мне хотелось отдохнуть от всего этого!

— Хватит, Шайтанар, — неожиданно раздалось где-то позади меня, — Ты убьешь ее.

Ужасно хотелось съязвить по этому поводу, но сил не хватило даже на то, чтобы просто открыть глаза или пошевелиться. Мыслей не было, эмоций тоже, лишь свинцовая усталость и равнодушие. Но и оно куда-то испарилось, когда чьи-то теплые губы коснулись моих и тихо прошептали:

— Я люблю тебя.

Глава 11

Шайтанар сейт Хаэл

— Шайтанар, не стоит разносить стену в очередной раз, только потому, что тебя все бесит, — раздался спокойный голос в районе двери.

— Правда? — я усмехнулся, глядя на пробитую стену, и вытащил кулак из образовавшейся дырки. На пол посыпалась труха и щепки. Содранная от удара кожа вмиг приобрела свой прежний вид — регенерация работала по максимуму, это свойство, данное мне при рождении, благодаря огромной магии, появившийся не так давно, только усилилось, причем в несколько раз.

В этом были свои плюсы, но один огромный минус разом перечеркивал все — я не мог зайти к Хелли, и вынужден был держаться от её комнаты как можно дальше. Из-за того, что она полностью исчерпала свой резерв, и даже частично ауру, любые всплески магической силы могли просто ее убить. А во мне магия разве что на пальцах не искрилась!

К чему эта сила, если она мне только мешает? Мешает… быть с ней.

— Впервые вижу демона, который не рад силе, что равна могуществу Хранителей, — полуэльф, а это был именно он, закрыл дверь и оперся на нее спиной, сложив руки на груди. Только теперь, спустя три дня после прилета в Натинало из Скайры, я позволил себе рассмотреть этого эльфа. Внешность… интересная. Такое сочетание человеческих и эльфийских генов, с явным преобладанием первых, встречается крайне редко. Впрочем, как и умственные способности такого уровня. Хоть наше с ним общение за эти дни сводилось к минимуму в силу обстоятельств, даже тех коротких фраз, которыми мы обменивались, хватило, чтобы понять, каков этот полукровка. И потом, мне не нужно было даже его расспрашивать, я владел достаточной информацией о нем и раньше. Но только теперь я знал намного больше, и точнее, если можно так сказать — у меня теперь есть воспоминания Хелли. Все, до единого. И я бы не сказал, что они меня радовали. По крайней мере — значительная их часть.

Грело душу (оказывается, она у меня есть, хотя я и понял это не так давно, всего три дня назад), только ЕЁ чувства. Её страх меня потерять, осознание того, что без моей поддержки она не сможет. Я дорог ей. И пусть, она меня не любит — этих чувств мне вполне достаточно. А больше требовать я не могу. У нее ничего нельзя требовать, она такого обращения просто не заслуживает.

— Шайтанар, ты опять ушел в себя, — мягко упрекнул меня Таилшаэлтен, — Не надоело еще? Помимо самокопания есть еще много других вещей, участие в которых твоей скромной персоны принесло бы намного больше пользы.

— Скажи, как ты умудрился попасть под влияние Хелли? — взмахом руки восстановив пролом в стене, я обратился к полукровке, который все так же подпирал спиной дверь. И хотя лицо его было расслаблено, явно была видна усталость, накопившаяся за эти дни. Ей было видно в уставших глазах, опущенных плечах и тенях на лице. Подозреваю, что я выглядел не лучше, но это волновало меня меньше всего.

— Так же, как и ты, — коротко хохотнул маг, — Иногда даже не успеваешь понять, когда начинаешь говорить, а иногда даже думать, как она. Как ты понял, во мне это проявляется втройне, благодаря мысленной связи. Но не могу сказать, что это меня не устраивает, даже наоборот, с ее мышлением легче жить.

— Легкости не вижу, — в кой-то веки я позволил себе сердитое бурчание, чем сам себе напомнил Танориона. Аронт, кстати, так же, как и его старший брат, на данный момент находятся здесь же, в особняке Таилшаэлтена, как и многие другие личности. Такие как Латриэль тер Сент, Хантар де Шан, Дартар и Сайтос.

Только их присутствие меня не волновало. Поправочка — теперь не волновало. Как бы я не хотел убить лунного эльфа, являющегося младшим советником кронпринца лунных эльфов, теперь уж я точно не могу это сделать — рука просто не поднимется. Когда я натолкнулся на него в первый раз, когда только мы прилетели с Сайтосом в город полукровок, у меня было яростное желание его убить. Но помешала этому человечка, висевшая без сознания на руках Сайтоса. Сам я не мог к ней даже прикоснуться, тогда я практически не мог справиться с магией. На следующий день, в кабинете мага, я вновь увидел рыжеволосого эльфа, но опять ничего сделать не смог — перед глазами сразу встали ее глаза. Этот эльф должен сказать спасибо Хелли, за то, что он так ей дорог.

— Шайтанар, я зашел, чтобы кое о чем тебя попросить, — неожиданно полуэльф сменил тему, вырвав меня из воспоминаний.

— И о чем же? — я скептически поднял бровь, рассматривая внимательные глаза мага, которые следили за каждым моим движением, а точнее — за мимикой лица. Знакомая привычка, у меня есть такая же.

— Хелли без сознания уже три дня, — слова магу довались с трудом, но он тряхнул головой, откинув челку со лба, и упрямо продолжил, — Если так пойдет дальше, организму просто не хватит сил даже на то, чтобы поддержать жизнь, я уже молчу про регенерацию. Аура восстановилась, но резерв все еще пуст. Те крохи магии, что накопились, не принесут никакого толка, но они дают нам шанс.

— И? — я заметно напрягся, скомкав в кулаке покрывало на кровати, на которой и сидел, привалившись в массивной спинке. Кажется, я понял, куда он клонит, но все же еще сомневался.

— Нужно влить в нее силы. Магические. Если ее резерв восполниться хотя бы наполовину, то мы сможем напоить ее отваром из сюсереи. Это восстановит кровопотерю, залечит внутренние повреждения и заставит работать регенерацию…

— О свойствах этого растения я знаю и сам, — перебил я его, мельком взглянув на широкий подоконник, на котором лежал пояс Хелли, в котором хранилась эта трава. Рикс, принесший ее в день рождения человечки, сидел тут же, сильно нахохлившись, и устроив себе что-то вроде гнезда из сайшесса. Эти предметы, в том числе и ворон, так или иначе, были с примесью магии, так что и их приходилось держать подальше от комнаты, что располагалась в другом конце коридора, совсем рядом с лестницей. Её комната.

— Тогда ты должен это сделать.

— Должен? — я опять перебил его и положил руку на согнутое колено. Запрокинул голову и принялся рассматривать потолочные балки из круглого бруса, при этом рассуждая вслух, — Я никому и ничего не должен. Тем более, я не должен рисковать ее жизнью, только потому, что ты так решил. Одно неверное движение магического потока и это может убить ее. В твоем доме полно магов, которые по совместительству и ее друзья, в их числе и один из самых сильнейших эльфийских целителей, почему же ты не попросишь их?

— Как ты и сказал — одно неверное движение ее убьет. Риск огромен, но в твоем случае наиболее безопасен, — маг спокойно рассуждал, отбросив все мысли и переживания, оставляя только скупые факты, — В тебе её магия, магия других может вызвать резкий дисбаланс и в таком случае гибель неминуема. Твою магию, если ты не задействуешь Тьму, она воспримет как свою собственную. Тем более, ты, как никто другой не позволишь, чтобы с Хелли что-то случилось, и будешь действовать как можно более аккуратно. Да и потом, кому, как не тебе, лучше всех удается отбрасывать эмоции?

— Не позволю, говоришь? — мой голос был спокоен, на руке, что лежала на колене, вспыхнул багряно-красный огонь. В ладонь высотой, бушующий, неистовый, он не причинял мне вреда, но отражал мои эмоции, а точнее, мою ярость.

Уже позволил.

Именно по моей вине она лежит сейчас в кровати, израненная, без сознания, и неизвестно, сможет ли выжить. Именно я запланировал поездку в Скайру, не подумав о том, что засада может быть там. Это я помедлил, прежде чем бросить меч, и именно поэтому она умерла от яда на кинжале, что оставил глубокий порез на ее лице. И именно я пил ее кровь.

— Шайтанар, что было, то было, никто тебя не винит, — устало, но уверенно произнес Таилшаэлтен, верно расшифровав мои мысли. Как сказала бы Хелли: и все-то он понимает…

— Мне плевать, кто и что думает, — я хмыкнул, играя с языками пламени на ладони. Еще два дня назад я мог легко спалить комнату, не имея возможности справиться с таким количеством магии, но, в конце концов, я смог ее усмирить в рекордно короткие сроки.

— Проблема в том, что думаешь ты сам, — констатировал полуэльф, разглядывая пейзаж за окном, а точнее, лучи солнца, которые начали окрашиваться в красные оттенки — время подходило к вечеру.

— Вот именно, — я сжал ладонь в кулак, мгновенно погасив пламя, и поднял на мага усталый взгляд, — Ненавижу, когда не остается выбора. Возможность еще больше ей навредить претит мне, но я не могу не воспользоваться шансом. Мне нужно время. Думаю, до полуночи будет достаточно.

— Хорошо, — полуэльф отлепился от двери. Уже приоткрыв ее, он на мгновение остановился и произнес, не поворачивая головы, прежде чем выйти за дверь, — Жду в ее комнате в полночь. Никого больше там не будет.

— Но в коридоре будет столпотворение, — хмыкнул я, когда уже дверь за полуэльфом закрылась. Я не сомневался, что мои слова он услышит.

Передо мной встала сложная задача — влить магический поток так, чтобы не коснуться Тьмы. Все стихии Хелли, которые я получил, имеют практически неограниченную мощь, полностью неограниченная только у чистокровных Хранителей. Как их потомок, она получила все шесть стихий с возможностью ими управлять, но как 'двойник' Селениэль, она получила возможность управлять ими в безграничном, можно сказать даже хаотичном порядке. Проще говоря — древнеэльфийская магия — возможность смешивать все шесть стихий ограниченным набором заклинаний, при условии наличия всех шести, а магия Хранителей — что угодно смешивай и как угодно. Хотя ни как угодно, все же это позволено только Хранителям.

Я же — ни то, ни другое, ни третье. Просто демон, чья Тьма не совместима с такой магией. Если бы в меня влили магию простым способом — меня попросту бы разорвало, но так как я получил её вместе с кровью, я остался цел и невредим. Если, конечно, не брать в расчет то, что меня буквально раздирало изнутри противоборство Тьмы и стихий. Но с этим я справился, а уже сегодня утром почувствовал, что магия окончательно прижилась, и я легко могу формировать сырые потоки вплетения заклинаний, так же, как и использовать сырую магию. Смешивать стихии между собой я пока не стал, по крайней мере, в больших количествах. А смешивать Тьму так вообще не пытался, слишком это опасно.

И теперь мне нужно направлять магические потоки ВСЕХ стихий так, чтобы Тьма даже не шевелилась. Несложно, но нужна практика. И на ком тренироваться?

— Карррр! — с глухим карканьем, на край кровати, устланной темно-синим покрывалом, опустился Рикс, и посмотрел на меня черными и на удивление умными глазами.

Усмехнувшись, я почесал шею ворона, который теперь слушался и моих приказов. Теперь и я его Хозяин, и он меня понимает. Хелли удалось создать одушевленную нечисть…

Отец. Что будет делать отец, когда узнает о ней? Мимо нее он пройти не сможет, уж слишком ценна ее сила, её способности. Но мой демоненок очень ценен и для меня, и именно поэтому отец ее не получит. Хелли я спрячу, и сделаю все, чтобы он не узнал о ней. И если понадобиться — убью не задумываясь. Я люблю ее. Люблю так сильно, что готов убить собственного отца ради ее безопасности. Она моя и только моя.

Перебирая пальцами густое оперение ворона, я раздумывал о том, как скрыть ото всех собственное оперение на крыльях, а точнее — их цвет. 'Боевые' перья по нижнему краю крыла, что превращались в сталь при полной трансформации, с появлением магии стали теперь багрово-красными. Впрочем, это не сложно, их я замаскирую мороком так, как Хелли маскировала ауру аронта. Кстати, об аронтах…

— Ты так и будешь сидеть под окном? — хмыкнул я, чуть повернув голов в сторону распахнутого настежь окна, на котором ветер трепал светло-синие шторы, развевая их подобно парусам.

Аронт не заставил себя ждать, и спустя секунду на пол, оставив глубокие следы когтей, приземлился ирбис — снежный барс, размером превосходящий обычных зверей. Сине-серые, умные глаза чуть прикрылись, длинный хвост описал полукруг, и через миг на его месте уже сидел молодой дроу с взлохмаченными, как всегда, серебристыми волосами.

— Хрдыр, опять просчитался! — ругнулся эльф, одним ловким движением поднимаясь с пятой точки, — И почему я всегда после оборота оказываюсь в сидячем положении?

— Спроси это у своего брата, — хмыкнул я, глядя, как дроу отряхивает черные штаны, в которые был одет.

— Э, нет! — совершенно по-кошачьи фыркнул паренек, выпрямляясь, — Он же меня своими подколками достанет! Эх, жаль, что Хелли сейчас не может мне помочь.

— Как она? — без предисловий спросил я, чувствуя себя совершенно беспомощным. Признаваясь самому себе, я боялся спросить у Таилшаэлтена о моем демоненке, не хотел показать свою слабость. Но почему-то мысль о том, что этот молодой аронт поймет, как мне плохо без нее, не вызывала злобы или раздражения. Может потому, что для Хелли он был кем-то вроде младшего брата, а то и сына?

Я торопливо отогнал ЕЁ воспоминания и чувства к этому эльфенку. Её чувства и мысли должны принадлежать только ей. Узнав всю её жизнь, все ё тайны, я не буду больше мысленно перебирать их в памяти. У нее должно быть что-то своё личное. Кроме ее чувств ко мне, разумеется. Я хочу, чтобы своими чувствами она со мной делилась сама, даже если они касаются окружающих и даже тех, кого я никогда не знал, и о ком никогда не слышал.

Хрдыр, что-то я становлюсь сентиментальным! Хотя, плевать, никто и никогда не узнает этого.

— Плохо, — не смотря на то, что он только что отряхнулся, аронт сделал пару шагов и вновь плюхнулся на пол, но уже так, чтобы он видел мое лицо, то есть расположился неподалеку от входной двери, лицом к которой я сидел. Скрестив ноги в районе лодыжек, эльф уперся локтями в собственные коленки, подпер щеки ладонями и еще раз вздохнул, — Даже ужасно! Я никогда еще не видел ее такой бледной! Знаешь, я привык, что она всегда такая веселая, живая, что ли… а теперь лежит, словно… труп. Хрдыр, даже думать так не хочу! Я слышал, как вы говорили с Ташем. Ты действительно это сделаешь?

— А ты сомневаешься? — я иронично посмотрел на парня, продолжая поглаживать ворона, который окончательно перебрался ко мне на колени и явно млел от удовольствия. Эта птица оказалась не в два раза больше самой крупной особи представителя этого вида. И где только полуэльф его нашел? Впрочем, это не важно.

— Нет, — хмыкнул дроу, — Я же вижу, как ты ее любишь. И не отрицай, все равно не поверю!

— Эльфенок, ты сильно наглеешь! — усмехнулся я чуть угрожающим голосом. Но аронт только фыркнул:

— А, плевать! Может, я и перегибаю палку, и вообще, должен тебя бояться, но знаешь, рядом со страхом за Эль, все остальные чувства как-то притупляются. Кстати, я почему к тебе зашел-то! Слышал, что ты будешь тренироваться, думаю, на мне будет самое то!

— А о последствиях ты подумал? — мне на мгновение хотелось рассмеяться от его бравады, но следующие его слова заставили понять, что дроу серьезен.

— Да, Эль в свое время научила задумываться о том, что я делаю, и как я делаю. Твоя Тьма меня не убьет, хотя последствия могут быть тяжелыми, — в его голосе сквозила усталость напополам с решительностью, и он упрямо смотрел мне прямо в глаза, на что решались немногие в этом мире, — Сказать честно? Делай со мной, что хочешь, но верни Эль. Без нее плохо. На счет моего резерва я уже все продумал — одно перемещение с помощью Тьмы, и я пуст, как бубен шамана орков.

— Малыш, ты хоть представляешь, как это, когда Тьма высасывает из тебя всю магию? — я усмехнулся, но тут же мысленно скривился, вспомнив, какие чувства испытывала Хелли при перемещение ко мне с помощью Сайтоса.

— Плевать! — аронт упрямо вскинул голову. Его глаза на миг превратились в глаза хищника, в глаза его второй сущности, — Что угодно, но верни ее!

— Хорошо, — усмехнулся я, запрокидывая голову, — Как только стемнеет, начнем. А сейчас скажи, кто сидит с ней?

— Нил, — дроу заметно расслабился и вновь оперся щеками на ладони, — Все остальные в библиотеке, обсуждают. Что делать завтра. Завтра ведь экзамен в Академии, а послезавтра ученики разъедутся и неизвестно, что будет. Латриэль и Таилшаэлтен на экзамен не явятся, думают, что это слишком опасно. Вроде как завтра лунный эль отправляется в Эвритамель. Завтра принц Маркус узнает обо всем.

— Кто додумался пустить к Хелли потомка вампира? — мой голос непроизвольно перешел на рык, а на ладонях вспыхнуло пламя. Но ворон, шея которого тоже вспыхнула, так как находилась под моей рукой, почти меня успокоил. Перья, сотворенные из магии, не загорелись, как таковые, а были лишь объяты пламенем, и птица, довольно изогнув шею и повернув голову, прикрыла глаза и явно нежилась в магическом костре, что разгорелся в моих руках. Смотрелось это презабавно.

— Меня тоже это возмутило, по началу, — хмыкнул эльфенок, пялясь куда-то в угол, — Но потом я посмотрел на плетения, которые охватывают дом. Из него никто не выйдет и не войдет без разрешения Таилшаэлтена. И думаю, Нил прекрасно понимает, что если Хелли станет хуже, или же с ней что-то случиться — смерть покажется ему просто счастьем по сравнению с тем, что с ним сделают присутствующие здесь нелюди, а особенно ты. К тому же. Этот полувампир предан ему до мозга костей. Он не одну сотню лет является другом полуэльфа и живет в этом городе с самого его основания. А, ну и в заключении: он полукровка, а значит, магии в нем в разы меньше. Чем в каждом из нас, так что большую часть времени именно он сидел с Эль, так как меньше всего мог воздействовать на нее.

— То есть, ты намекаешь на то, что если бы он хотел, то давно бы её уже убил, — констатировал я, погасив пламя на ладонях, чем вызвал недовольное глухое карканье ворона, — Я понял, чем руководствовался Таилшаелтен, когда оставил в ее комнате полувампира. Можешь дальше не объяснять.

— Знаешь, ты стал злее и циничнее в несколько раз с тех пор как… — молодой дроу мельком взглянул на мое лицо и осекся, — Ну, ты меня понял.

— А ты думал, что я другой? — я даже немного удивился, — Нет. Танорион. Я именно такой…

— Неа, — аронт посмел меня перебить, — Ты такой, каким хочешь, чтобы тебя видели. Но ведь рядом с Эль ты другой, верно? Ты не меняешься. Просто в тебе всплывают те чувства и поступки, которые проявить раньше не было возможности. Но они же не взялись из ниоткуда, они часть твоей натуры. Хочешь отрицай, хочешь… да делай, что хочешь! Только не обижай её. Это все, о чем я прошу.

Я лишь усмехнулся, не сказав ничего в ответ. Да и что я мог сказать? Впервые в моей жизни, а это за две с половиной тысячи лет, молодой аронт, которому не исполнилось еще и сотни лет, оказался прав. Прав он, а не я.

Глупая ситуация, комичная, в нее сложно поверить, но Хаос меня забери, почему она такая правдивая? Почему именно эта человечка встала на моем пути, перевернув всю мою жизнь? Все привычки, все наклонности, даже само мировоззрение, все это уже частично изменилось, но измениться и еще больше, как и многое другое! Все измениться, лишь бы я мог быть рядом с ней. Неужели, она моя Равная?

Да.

Равная по силе. Равная по уму, магии, способностям… список бесконечен. Чтож. Как это не прескорбно, но я хочу этого. Меняться? Почему бы и нет? Моя жизнь бесконечна до тех пор, пока меня не убьют. И вернуться к своей жестокой натуре я всегда успею.

Сидя в тишине. Которую Танорион не спешил нарушить и думал о чем-то о своем, я сделал для себя один вывод. Рядом с Хелли я остаюсь собой, именно таким, каким я родился, без того налета безразличия, равнодушия, жестокости и цинизма, что я приобрел за все прожитые годы и столетия. Думаю, это ни так уж и плохо. Тем более, что для других я не собираюсь показывать хорошие стороны своей натуры. Хаос, да у меня даже мысленно язык не поворачивается, чтобы признать, что во мне есть что-то хорошее! Но. Как оказалось, есть. Правда, никто об этом не узнает. Никто и никогда, только два исключения — Хелли и Танорион. Не знаю почему, но это дроу чем-то сильно меня зацепил.

Тренировка прошла успешно. Как только стемнело, я переместил Танориона из одного угла комнаты в другую — этого хватило, чтобы почти полностью опустошить его резерв, который был почти в два раза (это по самым скромным подсчетам), меньше, чем у Хелли, не смотря даже на то, что он принадлежал к двум расам. Впрочем, это не удивительно — обладая таким количеством силы, нужно иметь и соответствующий резерв, чтобы вместить ее. Похоже, что и Хелли, и Таилшаэлтен просто не догадывались о НАСТОЯЩЕЙ мощи её магии. Да и откуда бы им было это знать? Но факт в том, что маги Академии это знали. И теперь я понял, зачем Кристиану она нужна была живой. Её сила в артефакте Величия — колоссальная мощь, плюс и силы всех магов, которую собрали в этот артефакт. И как бонус — моя сила. Поставить на колени весь мир не составило бы труда.

Но 'бы' мешает, нам, нет, ей, все же удалось сорвать планы вампира. Но, как я подозреваю, лишь на время. Экзамен… А что, если те маги, что преподают в Академии и находятся заодно с Кристианом, попытаются собрать силы учеников?

— Хрдыр! — я коротко выругался, отнимая руки от плеч дроу, который лежал на моей кровати. Вливание сил до этого момента проходило вполне успешно. Тьма не шевелилась, а его резерв восполнился больше, чем на половину, в то время, как мой лишь чуть опустошился. Все должно получиться… но почему тогда у меня вспотели ладони при мысли, что я скоро так же буду вливать силы в НЕЁ?

— Что не так? — дроу открыл глаза и резко сел, внимательно всматриваясь в мое лицо. А я же рассматривал черную, бархатистую ночь за окном и пытался взять себя в руки. С третьей попытки это удалось, и я усмехнулся:

— Полночь. Пора.

Как и ожидалось, около двери, ведущей в её комнату, присутствовали все: и лунный эльф, и аронт, и Дартар, и даже Хантар с Сайтосом. Присутствие последнего, сидящего на первой ступеньке лестницы, меня несколько удивило, но я никак этого не показал, а лишь только вошел в комнату. Танорион остался снаружи, теперь ему нечем было помочь.

Первое, на что натолкнулся мой взгляд — было словно окаменевшее лицо полувампира. Подозреваю, что оно таким стало после моего появления. Плевать. Его мнение касается меня меньше всего, тем более, что то, бросив быстрый взгляд в сторону Таилшаэлтена, стоящего посреди комнаты, несколько поспешно покинул комнату. И лишь тогда, ни говоря ни слова, я подошел к кровати, стоящей у левой стены.

Лунного света, проникающего сквозь распахнутое окно, было достаточно, чтобы рассмотреть тело человечки, безвольно лежащее на кровати. Она всегда была миниатюрной, но сейчас похудела и стала напоминать скелет, обтянутый кожей. Черты лица сильно заострились, пушистые ресницы отбрасывали не щеки тени, и без того увеличивая темные круги под глазами. Губы побледнели и напоминали лист пергамента, а невероятно худые руки, лежавшие поверх одеяла, казалось, можно сломать двумя пальцами. На правой щеке, начиная от скулы и спускаясь почти до самых губ, виднелась полоса толстого слоя лечебной мази, левое запястье было перебинтовано, так же, как и правое предплечье. Из-под края одеяла виднелась повязка на ее груди, от которой тоже ощутимо несло травами. Еще одна рана? Хрдыр, как же я ненавижу себя за то, что не смог ее защитить!

Опустившись на колени на деревянный пол около кровати, я нежно погладил Хелли по спутавшимся волосам, которые спутанной массой лежали на подушке и частично опускались на пол. Мой демоненок… Больше я такого не допущу, клянусь!

— Я буду здесь, на случай, если что-то пойдет не так, — полуэльф неслышно опустился в кресло, стоящее у противоположенной стены, между шкафом и столом. Я же, не обратив внимания на его слова, положил руку на лоб Хелли и начал вливать в нее силы тоненьким, словно нить паутины, потоком. Её кожа была горячей и сухой, что мне совсем не нравилось. Так же, как и прядь седых волос на челке.

Сначала, почувствовав волны магии, тело Хелли заметно напряглось, лоб наморщился, а дыхание заметно участилось. Едва не вздрогнув, я мысленно отгородился от всех мыслей и чувств и продолжил вливание, внимательно наблюдая за реакцией ее тела. Ей стало намного хуже — руки сжались в кулаки, скомкав одеяло, по лбу заструился пот, а из чуть приоткрытых губ вырвался тихий стон, заставив меня ощутимо напрячься, а руки — похолодеть.

Но все прекратилось так же, как и началось.

Спустя пару минут ее дыхание выровнялось, кожа стала прохладной, а час спустя, её губы порозовели. Глубокой ночью, когда ее резерв восполнился ровно на половину, я вздохнул с облегчением и прекратил свое занятие. Таилшаэлтен молча вышел, а я так и остался сидеть около кровати, поглаживая Хелли по волосам. Зайти никто не рискнул, да и не было сейчас от этого никакого толка.

Я догадывался, нет, знал, куда пошел полуэльф. На рассвете нужно будет привести Хелли в чувство, чтобы напоить её отваром. Это сложно, но самое страшное позади. Она будет жить, мой демоненок.

— Шайтанар, — я не заметил, когда в комнату вернулся полуэльф, — Пора. Нужно её разбудить.

Вместо ответа я мысленно вздохнул и, переместив руки на ее плечи, осторожно встряхнул. По расслабленному лицу Хелли пробежала тень недовольства, и человечка чуть пошевелилась. Еще раз встряхнуть я её не решился и поэтому тихо позвал:

— Хелли…

Длинные ресница затрепетали, и спустя несколько долгих секунд, на меня посмотрели сонные глаза с тусклыми желтыми искорками. Пару секунд она явно не могла понять, кто перед ней, но потом все же выдохнула:

— Шай.

— Это я, демоненок, — я ласковым движением убрал длинную прядь волос с ее щеки и предупредил, — Ничего не говори, у тебя еще недостаточно сил для этого. Какого упыря ты поперлась ко мне в темницу, ненормальная девчонка?!?

— Кхм, — кашлянул полуэльф, подходя ближе, — Не думаю, что это подходящее время для выяснений отношений. Шайтанар, подними ей голову. Хелли, это отвар из сюсереи, тебе нужно его выпить. Пей мелкими глотками, в твоем желудке три дня ничего не было!

Пока я осторожно держал ее чуть приподнятую голову, маг медленно вливал ей в рот зелье из кубка, что принес с собой. Хелли морщилась, явно пыталась сдержать тошноту и спазмы желудка, но все же опустошила кубок.

— Вот и все, — улыбнулся маг, — Теперь ты встанешь на ноги за каких-то пару дней. А сейчас спи.

— Заботливая мамочка ты, Таш, — тихо фыркнула Хелли, закрывая глаза. Я же осторожно положил ее голову на подушки и, наклонившись, прижался губами к её губам.

Но ответа не было, глаза ее так больше и не открылись. Судя по равномерному и глубокому дыханию, Хелли уже крепко спала. Что ж, мы еще успеем поговорить, и кое-кто у меня получит за свою безрассудность.

Встав с колен, я только сейчас заметил, что они затекли от долгого сидения, но теперь это уже не имело никакого значения. Теперь, когда я уверен, что с Хелли все будет в порядке, остался один нерешенный вопрос. И имя ему — Эллидарская Академия Магии.

Хеллиана

Хрдыр, какая пакость свистит у меня в комнате? Вот только встану, все ухи поотрываю сразу и напрочь! Хотя не, сначала — в туалет, извиняюсь за подробности, а потом уже все остальное.

Не отрывая глаз, я попыталась сползти с кровати, но добилась только того, что смогла повернуться на бок и чуть пододвинулась к краю. Тело отказывалось слушаться напрочь, а дурацкий, хоть и мелодичный свист так и не прекратился. Пока я пыталась разлепить глаза, раздались тихие шаги и вкрадчивый голос поинтересовался:

— Куда ползем?

— На Кудыкину гору! — буркнула я, разлепляя глаза. По глазам ударил яркий солнечный свет, заставив меня на мгновении сощуриться, но когда я смогла приглядеться и повернуть голову, у меня вырвалась одна единственная фраза, — Едрить мою маму за ногу, да с упырем через все его семейство…

— Ох ты, ничего себе, как ты рада меня видеть! — оскалился в радостной улыбке Дерек, склонившийся над кроватью, на которой валялось мое бренное тело, — Терен, нет, ну ты слышал? Мы, как заботливые няньки тут торчим всю ночь, сидели до этого в камере упырь знает сколько, а она ругается!

— У некоторых безбашенных магичек явно отсутствует чувство благодарности! — хохотнул Терен, спрыгивая с подоконника, на котором сидел. Подойдя ближе, он так же наклонился и ласково потрепал меня по волосам, — Малыш, ты как?

— Я? В шоке! — выдавила я из себя, разглядывая два абсолютно одинаковых лица и две пары теплых серых глаз. Что вообще происходит, а?

— Э, нет, в шоке были мы, когда день назад в камеру заявился один небезызвестный тебе демон с одним веселым предложением, — фыркнул Дерек, усаживаясь на край кровати, — Он выпустил нас из камеры. Но только с условием, что мы будем за тобой присматривать, причем так, как за самой великой ценностью! Не то, чтобы мы были не согласны, но этот демон умеет ТАК убеждать…

— Не согласиться было просто опасно для жизни, — хмыкнул Терен, устроившись прямо на полу и положив руку под голову, — Вообщем, для надежности, кронпринц демонов взял с нас магическую клятву о твоей сохранности, а заодно и подробно объяснил, где, в чем и когда мы были не правы.

— Кронпринц демонов… — я невольно нахмурилась, но тут же вскрикнула, — Шай! Где он? С ним все в порядке?

— Хелл, ты что, ничего не помнишь? — нахмурился Дерек, приложив мне руку ко лбу. Я же просто закрыла глаза, пытаясь справиться с вихрем воспоминаний. Да уж… наворотила дел!

— Помню, — сердито буркнула я, пытаясь приподняться, — Где эта зараза крылатая? Я точно помню, как он поил меня отваром! И Таш… Таш был здесь! Но как? И почему?

— Так, давай обо всем по порядку! — вздохнул Терен, — Как ты поняла, мы в доме у Таша. Пять дней назад, после происшествия в Скайре, Шайтанар принес тебя сюда, а здесь вас уже ждали, так как ни Таш, ни Латриэль, ни Холл не смогли усидеть в Академии и пришли порталом, когда ты заблокировала связь. Следом появились и Танорион и Хантар и тот гранатоволосый ятугар. Кстати, твоих рук дело? Я тоже такую прическу хочу!

— Точно такую не гарантирую, но вот зеленого цвета… — нахально прищурилась я, пытаясь за ехидством спрятать удивление. Это же близнецы! Почему я не могу на них злиться после всего, что произошло? Почему я не чувствую обиды?

— Не, не надо! — притворно испугался старший дроу и с клыкасто-обаятельной улыбкой продолжил рассказ, пока его брат пытался распутать кончики моих волос, — Как мы узнали от эрхана, ты была без сознания три дня, и в тебя пришлось вливать магическую силу, вообщем, в Скайре тебе порядком досталось. После того, как демон убедился, что с тобой все в порядке, он решил разобраться с Академией, причем сразу после экзамена. Но случилось непредвиденное — адепты, которые отправились в Академию сдавать экзамен, из нее не вышли. Эллидар закрыт, стража никого не впускает и не выпускает и никто не знает, что происходит. Такие вести принес Холл вчера вечером, когда Лин не вернулась домой. Тогда все и отправились в Академию, за исключением Латриэля. Он ушел порталом в Эвритамель, так что думаю, что принц Маркус уже обо всем знает.

— Перед тем, как лорд Шайтанар дал приказ всем отправляться в Эллидар, встал один нерешенный вопрос — кто останется с тобой. И тогда кому-то пришла в голову мысль навестить нас. Хелли, если сможешь, прости нас за все, что было, — резко, без перехода произнес Дерек, внимательно взглянув в мои глаза.

Я попыталась еще раз разворошить чувства, но ничего не вышло, негативных чувств к близнецам там просто не было! Да как так? А точнее, почему?

'А может потому, что ты умерла? Думаю, познав смерть, ты поняла, что в жизни есть вещи и пострашней предательства' — раздался очень тихий голос в моей голове.

'Таш, твою дивизию!' — со слезами на глазах выругалась я, чувствуя, как по груди разливается приятное тепло, заполняя все пустые уголки в душе.

Шайтанр, скотина крылатая! Он ведь знал! Знал, что так и будет, и именно поэтому оставил именно их присматривать за мной! Этот упырев демон, что б ему там икалось до седины, он дал этим обалдуям шанс все исправить, а мне — понять, что не все так плохо в этой жизни.

Шай… зараза!

— Эй, только не реви! — испугался Терен, резко поднимаясь с пола, — Хочешь, еще пару раз посади на с в камеру, но только не реви!

— Я обязательно подумаю над твоим предложением, Терен, — шмыгнула я носом, не сдержавшись от улыбки, и вытерла глаза тыльной стороной левой руки, при этом чуть не поцарапав нос, — Эй! А это еще откуда?

— А, ты про браслет? — улыбнулся Дерек, вытирая с моих щек остатки слез, — Это перед уходом надел на тебя Шайтанар. Вроде как его подарок, который он уже давно принес из Сайтаншесса, но все не находил подходящего случая, чтобы отдать.

— Так вот куда он ходил, когда я поближе познакомилась с вороном Кристиана! — вспомнила я, разглядывая тонкий серебряный браслет изящной работы, сделанный из двойных звеньев. Одет он был на мою левую руку и едва касался татуировки — знака ранхара. Пореза на коже, чуть выше татуировки, что остался от когтя Сайтоса, не было вовсе. Я взглянула на правое предплечье — тоже ничего. Да и в целом самочувствие великолепное, правда есть хочу… не, не есть, а ЖРАТЬ!!!

— Ну, я думаю, что про свои приключения ты нам расскажешь как-нибудь попозже, — Терен с улыбкой потрепал меня по щеке и отправился в сторону входной двери, — Я принесу тебя поесть. Дерек, глаз с нее не спускай!

— Эй, вас что, Шай так запугал? — против воли улыбнулась я, глядя на закрывающуюся дверь.

— Хе, Хелли, этот тип, которого ты ласково так называешь — самый опасный тип в этом мире! Как-нибудь расскажешь, как тебе удалось его приручить? — поинтересовался Дерек, вытаскивая у меня из-под головы подушку.

— О, это было просто! — усмехнулась я, — Понадобилось просто пару десятков раз вывести его из себя! Причем так, чтобы он почти тебя придушил!

— Ты это серьезно? — икнул Дерек, уронив подушку на пол.

— Не, это у меня такое извращенное чувство юмора! — еще больше развеселилась я, — Дерек, солнце, все легенды об это эрхане — чистая правда! Ты просто себе не представляешь, как я его боялась сначала! А потом ничего так, привыкла, что ли? Да и помог мне здорово… эй, а чего я вообще тебе все рассказываю? Помниться, вы уже как-то высказались по поводу моих отношений с ним!

— Цыц! — неожиданно цыкнул дроу, щелкнув меня по носу. Когда же я выпучила глаза от неожиданности, эльф взял мое лицо в свои ладони, легонько чмокнул в нос и с легкой улыбкой произнес, — Мы были не правы, Хелл. Очень не правы. Я не знаю, как вообще ты можешь находиться рядом с такими чудовищами, как мы, но я безумно рад, что ты нас не гонишь. Все те слова в камеры были просто обидой, прошу, забудь их навсегда. Я понимаю, мы виноваты перед тобой настолько, что вряд ли вообще заслуживаем твоего внимания, но прошу, если сможешь, прости. Прости за все. Если бы тогда прислушались к тебе, а не к ней, то многого можно было бы избежать…

— Дерек, — перебила я его извинительный монолог, чувствуя, что у меня просто нет больше сил, видеть боль в его глазах. Эти двое будут винить себя до конца своих жизней. Думаю, большего наказания для них и не найти.

— Да, малышка? — настороженно спросил Дерек, пытаясь спрятать за улыбкой боязнь, что я сейчас его пошлю куда подальше.

— Просто заткнись! — улыбнулась я, — И не смей больше никогда вспоминать о том, что было.

— Договорились! — согласился дроу и неожиданно склонился и крепко-крепко меня обнял, — Как же я скучал по тебе, малышка!

— И я тоже Дерек, — улыбнулась я, чувствуя, как на глаза вновь набегают слезы. Уткнувшись в простую серую рубашку эльфа, я с наслаждением вдохнула такой знакомый и родной запах корицы и мандаринов, — Я тоже.

— Скажи, тогда, в Эллидаре, в день твоего рождения… — дроу отстранился и заглянул мне в глаза, положив руки на плечи, — Вместе с Танорионом, это была ты? И ночью, в твоей комнате?

— Да, это была я. Я видела, что ты сказал, я хотела к вам подойти, но вы начали есть мандарины, напичканные приворотом, — я вздохнула, пытаясь отогнать невеселые мысли. Получалось как-то не очень.

Тут же это сообразив, Дерек встал с кровати, осторожно, словно хрустальную куклу, взял меня на руки и сел, прижимая меня к себе. На его коленях было тепло и уютно, я уже и забыла это ощущения. Хотя нет, так же уютно я себя чувствовала рядом с Киртаном. Но вот полное спокойствие и уверенность, что меня не дадут в обиду и никогда не оставят одну, у меня было только тогда, когда рядом находился Шайтанар.

— Малышка, если бы только все можно было исправить, — вздохнул Дерек, потихоньку меня укачивая, — Я бы и близко к ним не прикоснулся! И еще тогда убил бы эту мразь по имени…

— Заткнись, редиска! — буркнула я, — Даже имени ее слышать не хочу! И вообще, давай отложим все эти разговоры, ага? Что было, то было! И вообще, лучше поставь меня на ноги, а то мне кажется, что я ходить разучилась.

— Ну что ж, давай рискнём! — ухмыльнулся дроу, показав уже забытые мной клыки, и осторожно поставил меня на пол. Я судорожно вцепилась в его руки и треснулась носом об широкую грудную клетку дроу, так как собственные ноги отказывались меня держать. Да-а-а… вот что значит пять дней не шевелиться!

Вторая попытка тоже не удалась, а вот третья принесла кое-какие успехи. На пятой я уже уверенно стояла на ногах и смогла сделать несколько шагов по комнате. А когда спустя пятнадцать минут пришел Терен с полным подносом еды, я уже успела сходить в нужную мне комнату и сидела вместе с Дереком на подоконнике, весело болтая ногами.

На мне была одета белоснежная шелковая рубашка и, нечаянно вдохнув запах, исходивший от нее, я поняла, кому она принадлежала.

Шайтанар…

Когда ты успел стать для меня таким дорогом существом? Когда этот властный, себялюбивый и черствый демон успел украсть часть моей души? Вот убила бы, честное слово!

Убила? Вот хрдыр!!!

— Хелл, ты чего? — старший дроу заботливо постучал по моей спине, когда я подавилась булочкой с малиновым вареньем.

— Как чего?!? — я с трудом проглотила кусок выпечки и взвилась. — Они же сейчас все в Академии! Все! И Таш, И Сайтос, И Хан, и Ри! Там происходит упырь пойми что, а я здесь прикованного к постели инвалида изображаю! Так, люди и нелюди, допиваем чай, полчаса на сборы, и в Эллидар!

— Да-да, конечно, — кивнул Дерек, неспешно хрустя печеньем.

— Дерек, зараза клыкастая, я серьезно! Ты не понимаешь, что за артефакт в руках у Кристиана, и что они могут сделать с адептами, и с Лин в том числе! А Лея? Хранители, да там же весь наш выпуск собрался! — я соскочила с подоконника и бросилась в сторону ванной, но Терен, с совершенно невозмутимым лицом схватил меня за шиворот:

— Хелли, ты остаешься здесь.

— Что значит 'я остаюсь здесь'? — я шипела ни хуже бешеной кошки, пытаясь высвободиться их хватки дроу, — Неужели ты думаешь, что я просто так буду сидеть, пока Академия Магии превращается в полигон? Ну, уж нет! Да какому идиоту вообще пришло в голову оставить меня здесь?!? Стоп, только не говорите…

— Да-да, он самый, — кивнул Терен, поставив на поднос опустевшую кружку, — Одно милое и крылатое существо пообещало нам, что если хотя бы кончик твоего носа мелькнет в Эллидаре, то не сносить нам головы. И поэтому прости, Хелли, но ты остаешься здесь, пока в Эллидаре все не проясниться. Или же хотя бы станет немногим безопаснее.

— Безопаснее? — я зло сощурилась и резко освободилась от хватки дроу, который явно не ожидали такого маневра, — Дерек, Терен, маму вашу за ногу, я что, похожа на маленького беззащитного ребенка? Я упырь знает сколько времени бегала от приспешников Кристиана, два года мучилась на тренировках ранхаров, знакомилась с нечистью в Иллюзионом лесу, воевала с этим упертым демоном, занималась воспитанием и обучением одного упрямого аронта, расстроила помолвку вашего брата с Леей в конце концов! И после этого я похожа на того, кто будет отсиживаться, пока те, кого я люблю, будут воевать с магами Академии?!? Дерек, челюсть подбери, вы что не знали, что Летрак должен был жениться на Лее? И да, отвечаю на еще один немой вопрос, я ранхар, я жила в Динтанаре у Киртана, и я та самая Младшая Княжна Эллитара Эренрих! Правда об этом станет известно во всех магических учебниках только в следующем году.

— Слов нет, — тихо сказал Терен, уронив руку на подоконник. Я же глубоко и медленно вдыхала, пытаясь успокоиться. Угу, сорвалась, накричала, обидела, дальше что? Вот я дурак!

— Извиняюсь, что накричала, — я повернулась к эльфам, старательно пряча взгляд, — Но поймите, я не могу здесь сидеть просто так! Этому делу пора разрешиться раз и навсегда, и я не могу вот так просто отсиживаться!

— А тебя кто-то заставляет? — неожиданно спрыгнув с подоконника, Терен заключил меня в объятия и успокаивающе погладил по спине, — Малышка, и Дерек, и я понимаем, что ты сильно изменилась за время, что мы не виделись, но ты все такая же Хелли. И сидеть на месте ты не будешь. Но мы не хотим потерять тебя еще раз!

— Шайтанар нас убьет, — мрачно буркнул Дерек.

— То есть, — я освободилась от объятий одного близнеца и взглянула на второго, — Вы меня отпустите?

— Неа, — покачал головой Дерек, — Мы сами с тобой пойдем. Но не раньше, чем у тебя восстановятся силы. Да, я знаю, что у тебя и резерв в норме, и физическое состояние тоже, но ты не вставала с постели пять дней! Так что пара тренировок тебе не помешают. Проживешь пару дней как-нибудь без героизма?

— Дерек, ты сволочь ушастая, ты знаешь об этом? — закатила я глаза, понимая, что они правы. Да, действительно, вот так просто ломануться в Академию было бы верхом безрассудства! И чем я думаю иногда, коленками, что ли?

— А то! — возгордился дроу и, сцапав с подноса последнюю булочку, протянул мне, — Жуй давай. Чем быстрее закончишь, тем быстрее начнем тренироваться.

Угу, читай между строк, эльфам тоже не терпится оказаться в Эллидаре, видимо для того, чтобы исправить все, что натворили. Мдя, неплохой шанс для них… и для меня. Неужели, все уже скоро закончиться? Хранители, как же я на это надеюсь!

— Ребята, спасайте! — заныла я час спустя, когда вышла из ванной, завернутая только в одно полотенце, — Я эту шевелюру сама ни за что не прочешу!

— Хелл, я понимаю, что раньше слово стыд и совесть тебе были не знакомы, — почти издалека начал Терен, косясь на совсем не широкое полотенце, — Но тебе не кажется, что такой вид это уже перебор?

— А? — я округлила глаза и внимательно оглядела свой внешний вид, потом плюнула и принялась на пятый раз выжимать волосы, — Да я ж одета! Дерек, Терен, ранхары не знают слово 'стыд' вообще, и я очень быстро усвоила это правило! Хех, ребятишечки, вам еще много предстоит обо мне узнать!

— Может начнем с того, кто раньше тебе помогал разбираться с волосами? — старший дроу приглашающее похлопал по краю кровати, на которой сидел. Я незамедлительно на нее уселась и повернулась к дроу спиной, совсем как в старые добрые времена.

— В Динтанаре Киртан любил этим заниматься, — фыркнула я, вспомнив некроманта с внимательными черными глазами, — Но в основном это делал Ри.

— Нет, я так определенно запутаюсь! — фыркнул с подоконника Дерек и мигом перебрался на кровать, — Давай обо всем и по порядку!

— Ох, вы сами напросились! — радостно оскалилась я, — Готовьте настой валерианы, сейчас шокировать вас буду сказкой о том, что может произойти с обычной магичкой, если ей по жизни везет на встречи со всякими интересными личностями!

Угу, как я и предполагала, близнецов пришлось отпаивать этим же вечером, правда обошлись только вином из запасов Таша. Хих, похоже, что Терен никогда даже не подозревал, что я смогу с помощью сайшесса повязать его за каких-то пять минут поединка!

Да, близнецам за этот день пришлось узнать многое, и поверьте, таких выпученных глаз я еще никогда не встречала! Но что поделать, не надо было шляться, где попало, а точнее — жрать, что попало, глядишь бы и не просмотрели, как их забавная малышка превратилась в упырь пойми кого! Хотя, если бы не их любимые мандарины, может, такого бы со мной и не приключилось… Так, а чего это меня на философию потянуло? Было, не было, к чему сейчас думать об этом? Гораздо важнее то, что будет! А что будет? Хана всем будет, если Шайтанар все-таки доберется до Академии, а с такой-то поддержкой в виде Таша и остальных, он факт до нее доберется! Магов Академии, что перешли на сторону вампира, мне уже заранее жаль.

Хрдыр, и почему Таш заблокировал связь, редиска такая нехорошая? Месть за мою блокировку, что ли? Или это чтобы я наверняка не совалась?

Ой, я же совсем забыла, а что случилось со Скайрой? И с…

— Хелли, что с тобой? — Дерека сдуло с кресла, когда при неожиданной мысли из моих рук выпал бокал с вином, которое мы неспешно потягивали, сидя вечером в библиотеке.

— Дедушка! — я с трудом сдержала слезы, — Что случилось со Скайрой, что? Здание Гильдии магов, там должен был быть Ауст!

— Малышка, успокойся, — Дерек присел на корточки около кресла и легким касанием погладил мою руку. Тихо выругался, но все разжал пальцы, собранные в кулак так, что костяшки побелели, — Скайра перестала существовать, Шайтанар её просто сжег. Но! Ауста там не было, он лично это проверил. Так же, как и не было его дома. Ни его, ни Ная. Боюсь, что эльфенок оказался предателем. Прости, но это все, что мы знаем на данный момент. Ни у Таша, ни у эрхана просто не было времени посвящать нас во все подробности. Мы пока что-то вроде твоей личной охраны.

— Ну, хорошо хоть он спалил город после того, как вспомнил про моего дедушку, — я постаралась расслабиться и отогнать тревожные мысли. Ауста не было в Скайре, значит, ему ничего не угрожает. Не думаю, что такой архимаг, как мой дедушка, придется по зубам Кристиану. Хотя, Шайтанара же удалось им взять и даже…

Я старательно отогнала из мыслей видения тела эрхана, когда Сайтос переместил меня к нему. Хранители, как же я тогда испугалась за Шайтанара, кто бы только знал! Так же, как и сейчас боюсь за дедушку? Нет, тогда было страшнее! Да что такое со мной твориться?!?

— А что, мог спалить и не задумываясь? — удивился Терен, магически очищая пол от пролитого вина, — Я слышал, что он жесток, но не думал, что настолько!

— Настолько, — мрачно кивнула я, запуская руку в волосы Дерека, который удобно устроил голову на моих коленях, — Ты просто не представляешь, что это за человек, ой, простите, демон. Холодный, наглый, циничный, беспринципный, расчетливый, жестокий… список можно продолжать до бесконечности. Привык получать то, что хочет, и плевать ему на средства. Он опасен, действительно опасен, вы просто не представляете, как я его боялась! Но из чистого упрямства этого не показывала и дико дерзила. Придушить меня он не мог — по глупости, а точнее, по не знанию меня дал Киртану слово, что со мной ничего не случится. Но сколько же нервов этот эрхан мне подпортил, сказать страшно! А потом он узнал, что Хеллиана Валанди мертва уже пару лет и ему стало интересно, кто же я такая и что скрываю. Не буду рассказывать, как он допытывался до правды, приятного было мало, но все же он узнал правду. Знаете, забавно, но я даже благодарна ему, он очень многое для меня сделал. Действительно многое, можно сказать, то он вернул меня к жизни, а точнее напомнил, кем же я являюсь на самом деле. И как выяснилось, этот демон иногда не такой уж он и сволочной, как кажется, правда мне очень часто хочется огреть его цепью поперек спины, но он уворачивается, мерзавец хвостатый!

— Кажется, кое-кто, наконец, по-настоящему влюбился! — фыркнул Терен, подавая мне бокал с вином, и присаживаясь на подлокотник.

— Я?!? В этого крылатого собственника с вечной усмешкой?!? Да никогда!! — возмутилась я, гневно сверкая глазами. Близнецы же, переглянувшись, подло захихикали, чем вызвали румянец на моих щеках.

Нет, я не влюбилась в этого демона, нет! Да, он красив, мне без него довольно одиноко, и рядом с ним я чувствую себя защищенной, и к его усмешке я уже давно привыкла… но нет, я в него не влюбилась. Я точно говорю! Ну, разве что чуть-чуть….

Ай, да откуда такие мысли в моей голове?!?

— Да ну вас, — сердито буркнула я, отпив глоток терпкого вина, — Мне он просто дорог, как друг. Ну ладно, несколько больше… так, все, отстаньте бяки, я на эту теме распространяться не хочу!

— Тогда расскажи подробно, как ты умудрилась расстроить помолвку нашего братца? — неожиданно поинтересовался Дерек, приподняв голову. В глубине его глаз сверкнули коварные искорки, — В первый раз слышу, чтобы его удалось хоть кому-то облапошить!

Я непроизвольно хихикнула, вспомнив се до мелочей, разумеется, кроме того, что произошло на балу. Не думаю, что близнецам стоит знать абсолютно все. Я и так сегодня достаточно им рассказала, правда, не вдаваясь в подробности. Не то, чтобы я им не доверяю, нет! Просто они еще больше разозлятся, узнав, что мне пришлось пережить. И они опять будут винить себя. Может, я и слишком мягкосердечна на их счет, но я твердо считаю, что они уже сами себя крепко наказали.

— Оу, хорошо хоть я решил наведаться, а не Шайтанар! — раздался насмешливый голос откуда-то из-за стеллажей. Я даже удивиться не успела, как близнецы мгновенно оказались за моей спиной с оружием в руках. Ничего себе реакция! Да что им Шайтанар такого наговорил, что они при малейшей угрозе ведут себя, как гончие псы при виде дичи?

— Сайтос! — меня сдуло с кресла, когда до мозга дошла информация, кто же решил почтить библиотеку Таша своим присутствием, — Что за привычка подкрадываться? Подслушивал?

— Как плохо ты обо мне думаешь! — из-за полумрака между стеллажей вышел эрхан, одетый в темно-коричневые брюки, такую же рубашку и легкую… кольчугу? Точно, она! На ногах легкие высокие сапоги, которые замечательно глушат шаги, а на руках тяжелые металлические поручи. Длинные темно-каштановые волосы собраны в низкий хвост, а над плечом виднеется рукоять меча.

— Что происходит в Эллидаре? — без предисловий начала я, едва закончив разглядывать экипировку эрхана.

— Полный хрдыр! — усмехнулся эрхан, глядя, как близнецы убирают свое оружие, — Город закрыт, по всему периметру стен удвоенная охрана и большое количество магов. Адепты, которые ушли не экзамен, так и не вернулись, более того, родственников адептов не пускают в город, а любого, кто подойдет к стенам — расстреливают. Темной магией от Эллидара несет за лигу, я даже боюсь предположить, что там происходит! Порталы туда не срабатывают, а соваться с помощью Тьмы — я просто не знаю, где там и что расположено, перемещаться туда, где ни разу не был — невозможно. Но сегодня мы туда должны проникнуть, тянуть больше не имеет смысла.

— Но Шайтанар знает, у него все мои воспоминания, — нахмурилась я, — Но почему стража Эллидара на стороне Гильдии магов?

— Потому что в руках Гильдии Лея, — сощурился Дерек, — А на счет воспоминаний — Академия несколько переменилась за это время. Кое-где сделали ремонт, аудитории перенесли, вообщем, несоответствия ощутимые, перемещение может и не сработать.

— Вот, млин! — ругнулась я, — И что Шайтанар собирается делать?

— Слушай, малышка, а почему бы тебе не спросить его? Ты же все равно собиралась ни сегодня, так завтра рвануть в Эллидар, так что давай, собирайся и пошли, координаты для портала я вам скажу, — эрхан почти открыто улыбался, оперевшись плечом на крайний стеллаж.

— Так, а чего-то это вдруг такая благотворительность? — я ощутимо напряглась, слишком уж странно выглядело появление демона в библиотеке.

— Ну, скажем так, кое-кто мне непрозрачно намекнул, что одна неугомонная магичка не будет сидень на одном месте, даже если ее посадить под замок, — хмыкнул эрхан, сложив руки на груди, — А так как к этим двоим доверия нет, то лучше уж мне указать место, где расположились 'наши', если можно так сказать, чем вы выйдите из портала прямо к городским воротам и тут же окажетесь нашпигованы всем, чем можно. Копьями, стрелами, заклинаниями….

— Это что, он намекал на то, что у меня не хватит мозгов на то, чтобы появиться подальше от города? — возмутилась я, глядя в зеленые глаза демона, который еле сдерживался от смеха, — Ах вот, значит как?! Ну все, сначала я надеру задницу ему, а потом пойду громить Эллидар! Сайтос! Дай мне пятнадцать минут на сборы.

— Да хоть три часа, — ухмыльнулся эрхан, разведя руками, — Мы собрались действовать только глубокой ночью.

— Вот и отлично! — обрадовалась я, направляясь к двери, ведущей из просторной библиотеки в коридор, — Будет время, чтобы накрутить хвост одному слишком умному эрхану!

Ну, Шайтанар, ну я тебе устрою!

Глава 12

Хеллиана

— Нет, вот вы мне скажите, это что? — я ткнула пальцем в направлении темного леса, а точнее темной и абсолютно пустой поляны, на край которой нас выкинул портал Сайтоса. Именно выкинул, ведь как иначе можно назвать то, что щупальца Тьмы меня просто напросто приличным шлепком под зад вытурили из арки портала? Близнецов Тьма хотя бы за шкирки вытянула, а вот мне как всегда повезло! Ну, попадется мне этот эрхан, его пятой точке ни одна кольчуга не поможет!

— Лес, — многозначительно выдал Дерек тихим шепотом и утянул меня за ближайшее дерево, ствол которого был настолько широк, что мы спокойно спрятались за ним все втроем.

— Дерек, это я и так поняла! — так же тихо ответила я, вертя головой по сторонам. Этим же занимался и Терен, вот только высоченную башню Эллидарской Академии Магии, возвышающуюся в ночном небе над лесом примерно в лиге от того места, где мы стояли, я увидела первой.

— Значит, этот эрхан не ошибся с координатами, — Терен вмиг стал серьезным. Да и на меня нашло что-то такое, что мигом унесло упырь пойми куда все хорошее настроение, которое сегодня на меня напало, в связи с благополучным возвращением близнецов.

Может, дело было в том, что в ночном, но теплом воздухе витало что-то такое… зловещее, что ли? От черты города, стены которого находились достаточно далеко от леса, и даже не были видны между деревьев, несло чем-то нехорошим. Не сладостно-приторным запахом Смерти, не прохладным веяньем Тьмы, и даже не ветрами стихий. Волкодлака мне в печенку, да что это?!?

— Эй, я же совсем ненормальный, чтобы такие координаты перепутать! — возмутился кто-то в темноте кустов в пяти локтях от 'нашего' дерева. Тьма ночного леса около нас сгустилась еще больше, а когда рассеялась. Перед нами уже стоял Сайтос собственной персоной. Выпендрежник, блин!

— А кто тебя знает? — философски заметил Дерек, поправляя воротник черного колета. Не знаю, почему, но близнецы вырядились во все черное, начиная от сапог с высокими голенищами, и заканчивая колетами без каких либо вышивок и украшений на замшевой ткани. Впрочем, я сама не лучше, только вот почему-то моей скромной (интересно, в каком это месте) персоне стукнуло в голову надеть брюки и сапоги от формы Гильдии Некромантов, и черный плащ ранхаров. Сайшесс висел на бедре, в волосах палочки, за голенищами сапог любимые кинжалы… Вообщем, я была во всеоружии, не хватало лишь только моего пояса, но его, как ни странно, я в особняке Таша не нашла. Было у меня подозрение, что чья-то усатая рожа его нагло стыбрила, но это я решила проверить несколько позже. Кстати, на счет этого позже…

— Сайтос, ты вообще куда нас притащил? — спросила я все таким же шепотом, ибо нормально разговаривать в пугающей темноте ночного леса как-то не хотелось. Луны на небе не было, хотя ярко горели звезды, но их света было явно недостаточно, чтобы осветить окружающее нас пространство сквозь густые кроны многовековых деревьев. Ночной ветер достаточно сильно раскачивал стволы, которые издавали пугающие скрипы, так похожие на стоны. За каждым деревом мерещились какие-то темные фигуры, тени постоянно перемещались, кустарники шевелили ветками и листьями, отовсюду слышались шорохи… я торопливо загнала страх поглубже.

Хе, а с каких это пор я вообще начала пугаться ночного леса? Я ж в одиночку на кладбищенский ходила ни один десяток раз, и ничего, желания шарахаться от малейшего шума не возникало! Да, расслабилась я что-то. Непорядок!

— Ну, собственно, все, кто тебе нужен, находятся на этой поляне, — пройдя пару шагов, демон ткнул пальцем в том же направлении, что и я пару минут назад, — Вот только маленький такой минус: я не могу туда попасть. Точнее, никто не сможет, так же, как и не увидит, и не услышит, и не поймет, что там вообще кто-то есть. Шайтанар постарался, так что его защиту сможешь сломать только ты.

— Угу, — я невольно задумалась и чуть повернулась к эрхану. — Только не сломать, а аккуратно найти, нет, даже сделать небольшой проход. Я так понимаю. Раз уж портал создавал ты, да еще и с помощью Тьмы, то значит, очень нежелательно, чтобы магия эльфов вообще чувствовалась в округе?

— Что-то вроде того, — кивнул Сайтос, опираясь спиной на ствол дерева, а если точнее, сосны, — Мы не уверены. Но скорее всего, всплески магии дроу будут куда заметнее, чем простых магов. Кто знает, может Гильдия только этого и ждет. А вот магию демонов они засечь не могут, да и не ожидают, что мы вообще можем тут появиться.

— Два вопроса, — я окончательно повернулась к эрхану и сложила руки на груди, — Как тогда Шайтанар ставил защиту, и какого ляда ты перемещал меня с помощью Тьмы, исчерпав резерв, если мог тогда открыть портал?!?

— Ну, вы это, общайтесь пока, не обращайте на нас внимания! — с улыбкой напомнил о себе Дерек, переглянувшись с братом, но я только фыркнула и вновь вопросительно уставилась на демона. Тот закатил глаза:

— Малышка, а про то, что на тебе были антимагические браслетики, которые разрушают плетения любой магии, ты забыла? Да и само помещение, как и вся Скайра, была магически заблокирована от проникновения, вот и пришлось идти на крайние меры. А на счет защиты этой полянки: я прикрывал это место Тьмой, пока Шайтанар магичил. Да и аронты хорошо пошалили в пяти лигах севернее этого места, чтобы внимание отвлечь.

— Так, ладно, пока спасаешься! — фыркнула я и, тяжко вздохнув, прикрыла глаза, а когда открыла, то уже смотрела на мир магическим зрением. Ауры Сайтоса и близнецов меня не интересовали, а вот заветная полянка…

Бабушка моя супруга торигога, что эта крылатая зараза наворотила?!?

Нет, ну я все, конечно, понимаю, но когда Шайтанар умудрился настолько разобраться с моей магией, что наворотил такое… такое… хрдыр, да я даже слова нормального подобрать не могу, чтобы описать эти плетения! Мдя, Таш от этого явно был в восторге… Или в прострации, это уж как ему повезло. Но забавно, кроме меня эти плетения, как и нелюдей внутри них, никто и никогда не увидит! Только если одна принцесска эльфийская.

Рюмдырх хрдыровский! Я надеюсь, что этой ушастой чучундры в Эллидаре нет?!? Не, там ее по логике вещей, быть не должно, она должна оставаться в Эвритамеле, чтобы обеспечить себе алиби перед Советом Старейшин. Хранители, надеюсь, что с Латриэлем и принцем Маркусом все в порядке!

Мысли о красивом эльфе я спрятала куда подальше, а то у меня в голове уже чьи-то ехидные смешки начали промелькивать. Надо заняться проходом на поляну, чтобы иметь возможность надрать уши одному нехорошему полуэльфу, который зачем-то частично заблокировал связь, но упорно продолжает шарахаться в моих мыслях. Таш, редиска, это я к тебе обращаюсь! Но вернемся к нашим баранам.

Итак, что тут у нас?

Охранный контур от проникновения извне и изнутри (вдруг кто-нибудь шишками покидаться решит), два штука. Выполнены нитями Воздуха и Земли, соединены между собой тонкими нитями Воды. Угу, типа вода дым не пропускает, значит, там костер, это логично. Между плетениями полог тишины из того же Воздуха, но на сей раз с нитями Целительства, силы восстанавливаем, значит. Плетение отвода глаз… Воздух, Огонь и Смерть? Дико, но симпотишно, вместе это плетение дает непрошибаемый эффект, точно знаю, оно мое любимое! Угу, и в качестве каркаса, который соединяет все это и дает невидимость — тройное плетение Воздуха и опять же Земли. Ну да, а как еще создать эффект того, что тут типа никого, только лес и свежий воздух? А, ну и защитный экран толщиной по самое не могу, хотя достаточно было бы и не такого толстого слоя, зря только силы потратил. Видимо, не до конца еще может управлять моей магией. Ай-я-яй, Шайтанар, непорядок!

И вот как мне создавать проем в этой конструкции? Ладно, сейчас что-нибудь придумаю, главное мозг не сломать, ага.

— Разобралась? — поинтересовался Сайтос, наклонившись к самому моему уху.

Я скосила глаза в сторону и чуть дернула плечом, заехав демону этой самой конечностью по подбородку. Зубы смачно клацнули, а я лишь подло хихикнула, продолжая методично выискивать слабые места в плетении. На возмущенное сопение я внимания не обратила, ибо нефиг мне мешать!

Так, еще чуть-чуть…. О, нашла! Тут аккуратно сдвигаем, тут истончаем, тут искажаем и раздвигаем и вуаля! Можно проходить! Только побыстрее, пока все плетение не расползлось.

Повиновавшись моему жесту, Сайтос, а затем и близнецы быстро скользнули в появившийся проход, из которого виднелся свет от костра, я шмыгнула следом и живо восстановила плетение.

Поляна, как поляна, посередине костер, около него, чуть помурлыкивая и подергивая хвостом, лежит снежный барс. В двух шагах от него о чем-то тихо совещаются Таш и Хан, а вот Холл сидит чуть в стороне, серьезно задумавшись о чем-то. Дарт расположился по ту сторону костра, лежа на траве, и созерцает небо. Хрдыр, как же я по всем соскучилась….

А где Шайтанар? О, нашла! Десять шагов от костра, в темноте деревьев, у самого края защитного контура. Стоит, привалившись спиной к дереву, и ничего не замечает. Или же делает вид, что не замечает, но все равно мое сердце почему-то пропустило пару ударов.

— Так… — медленно начала я, оглядев сонное спокойствие, царившее на поляне, — Может, мне кто-нибудь объяснит, что твориться в Эллидаре, где находиться мой пояс, и почему кое-кто умышленно заблокировал связь?

— Добрый вечер, Хелли, — улыбнулся Хан, повернув голову. Таш тоже повернулся и ответил не менее доброжелательной улыбкой. А, так это они мирились, что ли, пока меня не было?

'Угадала!' — полуэльф послал мне волну тепла и вслух добавил, — Рад, что с тобой все в порядке.

— А как я-то рада! — я тоже улыбнулась, хотя особого настроения не было. Да и Холл что-то вообще на наше появление не реагирует… не то, что его брат! Этот наглый кошак с эльфийскими корнями просто-напросто сбил меня с ног и обслюнявил шершавым языком все лицо! Вот зараза ушастая!

Хотя Ри единственный, кто столь открыто проявил эмоции, даже Дарт со мной просто сухо поздоровался. Понимаю, не то место, и не то время, в любой другой момент я бы задушила всех здесь присутствующих в объятиях.

'Хелл, а еще кое с кем ты поздороваться не хочешь?' — вкрадчиво поинтересовался Таш, когда я подошла к костру. Эх, хорошо хоть мысленно поинтересовался! Мне почему-то стало неловко, но все же пришлось поворачиваться и топать в сторону эрхана, который с момента моего появления так и не пошевелился. Хрдыр, да что ему говорить-то?! Ой, неудобно-то как…

Мысленно прикопав себя под ближайшим кустом, я почти уверенно (дрожащие колени не в счет) пересекла поляну и остановилась прямо напротив демона. Достаточно было протянуть руку, и я легко бы коснулась его груди, обтянутой черным шелком рубашки, поверх которой была накинута черная же замшевая куртка. К слову говоря, не только я и близнецы вырядились во все черное. Только Таш был в любимой зеленой рубашке, а вот остальные, похоже, сошлись во мнении, что черное в темноте меньше заметно.

Что сказать, я не знала, а просто молча разглядывала мистически красивого демона. На его лице и шее не было не единственного следа пыток, а сапфировые, чуть прищуренные глаза рассматривали меня с привычным равнодушным выражением. По крайней мере, так мне казалось, пока его взгляд не остановился на моем лице. Узор на его радужке, некогда багрово-красный, теперь был… золотым?

— Шай… — удивленно выдохнула я, но тут же замолчала, когда рука демона лениво скользнула вверх и большой палец практически невесомо проследил едва заметную белую полоску на моей правой щеке — это все, что осталось от пореза отравленным кинжалом.

Взгляд эрхана был внимательным, изучающим, но было в нем что-то такое… не знаю что, но когда демон молча потянулся к моим губам и поцеловал меня, у меня даже не возникло мысли сопротивляться. И даже более того: мои руки как-то сами по себе оказались у него на груди, а губы ответили на поцелуй. Это было… волшебно, точнее описания я просто подобрать не смогу.

— Вот теперь я практически уверен, что ты в полном порядке, — усмехнулся демон, прервав поцелуй. Я же, стряхнув наваждение, которое окутало мое сознание после горячих и уверенных прикосновений губ демона, округлила глаза, отчаянно пытаясь не покраснеть:

— Практически? Демон, ты это сейчас что имеешь ввиду?

— Вот когда ты возьмешь в руки сайшесс, чтобы огреть меня им поперек спины за поцелуй на людях, вот тогда я точно буду знать, что с тобой все в полном порядке, — ехидству демона можно было только позавидовать, и естественно, я мгновенно напряглась, а рука сама по себе метнулась к сайшессу. Но руку моментально перехватила сильная рука демона. Я с некоторым удивлением смотрела, как Шайтанар подносит мою ладонь к своим губам и ласково целует внутреннюю сторону запястья. Взгляд сапфировых глаз говорил о многом и почему-то моя злость мгновенно испарилась. И я даже смогла из себя выдавить благодарность:

— Шай… спасибо. За все.

Хех, демон на то и демон, чтобы промолчать в ответ на мои слова. Вместо этого Шайтанар крепко ухватил меня за подбородок, на мгновение прижался своими губами к моим губам и отпустил, попутно развернув меня в сторону костра. Угу, типа со всеми поздоровались, пообщались, теперь можно и делом заняться? У-у-у… вредина! Ну, хотя бы он избавил меня от необходимости детально разбираться в том, что было в Скайре после моей отключки, и показалось ли мне, что я слышала от него признание в любви?

Ладно, сначала разнесем Академию, а потом уже будем разбираться, кто кого, зачем, и за что любит.

— Итак, что я пропустила? — поинтересовалась я, опускаясь прямо на траву около костра между Ташем и Ханом. Ри тут же подполз и устроил свою голову у меня на коленях, многозначительно при этом мяукнув. Вот уж действительно Котик-младший! Видимо Танориону его вторая ипостась нравится, раз он стремиться побольше времени проводить в ней. Теперь пока не наиграется, будет постоянно перекидываться, и не отучишь же! А я что, мне тоже нравиться его ипостась, особенно его мягкая и густая шерсть на загривке, в которую я немедленно погрузила обе руки и принялась почесывать шею аронта..

Так, что-то я опять отвлеклась!

— Ничего архиважного, но кое-что все равно случилось, — спокойным голосом начал объяснять Хан, переглянувшись с Шайтанаром, который встал за моей спиной. Видеть не вижу, но спинным мозгом чувствую, такое ощущение, что за твоей спиной стоит кто-то очень большой, сильный и довольно опасный, такое сложно не почувствовать. Я с удивлением поняла, что к этому ощущению я уже привыкла и теперь чувствую себя в абсолютной безопасности.

— Если кратко, — полуэльф перехватил инициативу у дроу и продолжил, — То Эллидар закрыт для въезда и выезда Гильдией Магов. Младшие курсы давно разъехались, но вот те адепты, которые должны били сдавать экзамен, находятся в здании Академии уже несколько дней. Что там происходит неизвестно, но черной магией веет за лигу, да ты и сама, наверно, это чувствуешь.

— То есть артефакт Величия там, и в него решено собрать силы адептов, и если повезет, то и преподавателей? — я постаралась избавиться от эмоций в голосе, и мне это даже удалось, что вызвало недоуменные взгляды близнецов. Да уж, раньше я так эмоции прятать не умела. Рано удивляться мальчики, рано!

— Про везение тут нечего говорить, — раздался довольно мелодичный голос, и к костру подошел Холл, усталость на лице которого была бы незаметна только слепому, — Что смогут сделать маги Академии, если они всегда зависели от Гильдий? И даже те единицы, что были против, теперь не смогут и пальцем пошевелить, пока в руках Гильдий адепты-выпускники.

Вот и причина того, что Холл не такой, как обычно — в руках Гильдий и вампира (интересно, которого из них) находится не только весь мой выпуск, но и Лин.

— А в особенности Идикар Итрон, — согласилась я с ним, — Пока он в их руках, директор Итрон на их стороне. Да уж, положение аховое! Нас всего десять, а магов в Эллидаре упырь знает сколько. Плюс еще и все вооруженные силы королевского дворца.

— По всему периметру крепостных стен, стоят по трое, двое стражей и маг. Между каждой троицей чуть больше двадцати шагов. У центральных ворот и еще кое-где охрана усилена, — тут же отрапортовал Дарт, который тоже подобрался к костру и теперь сидел, скрестив ноги и внимательно вслушиваясь в разговор. Вопрос о том, кто ходил на разведку, отпал сам собой.

— В городе комендантский час, после заката по городу раз в полчаса ходит патруль из пятерых магов, — это уже вклинился Холл. Было такое ощущение, что они не только мне рассказывают всю ситуацию в целом, но и сами заново перебирают известные факты.

— Сколько всего магов в городе неизвестно, — задумчиво произнес Хантар, разглядывая почему-то меня, — И у меня есть сомнения, что лучше бы нам найти еще людей, чем соваться в город, полностью напичканный магами.

— И устроить откровенную войну, больше похожую на бойню? — голос Шайтанара был спокоен, и даже ленив, но не думаю, что он внутри был так же спокоен. Хотя, кто же этого демона знает?

— И потом, ты знаешь много государств, чья армия пойдет против Гильдий? — это уже влез Сайтос, стоявший чуть правее Таша, — Я знаю три: Сайтаншесс, Динтанар и Карат. Как думаешь, сколько времени займет дорога до туда, и прибытие сюда хотя бы малых войск? Боюсь, что к этому времени от адептов останутся только хладные тела.

— Я не это имел ввиду, — обладатель снежно-белых волос даже не поморщился, — Я согласен, что лучше освободить учеников и уничтожить артефакт как можно незаметнее, но думаю, было бы разумнее подключить еще кого-нибудь к этому делу.

— Предлагаешь вызвать с границы Летрака? — усмехнулся Шайтанар. Я чуть повернулась, но тут же уставилась обратно на костер, сделав вид, что лукавых искорок смеха в его глазах я не видела. Да уж, до сих пор стыдно за то, что я так опустила наследного принца дроу! Впрочем, крайние случаи требуют крайних мер, у меня другого выхода все равно не было. Как и сейчас.

— Хан, — позвала я дроу, краем глаза заметив, как удивленно переглянулись близнецы. Мда, валерианой этим двоим не помешало бы запастись, — Я согласна, еще бы людей нам не помешало бы, но у нас просто нет на это времени.

— Я тоже это понимаю, — улыбнулся дроу одними губами, — Просто хочу рассмотреть все варианты.

— Вариант пока один, — звонкий голос заставил перевести взгляд от лазурных глаз дроу на собственные колени, на которых лежала уже не кошачья голова, а эльфийская, со знакомой лохматой прической, — Ноги в руки, и вперед, в Академию!

— Мелкий, ты что, в суицидники подался? — съехидничал Сайтос, чем вызвал недовольное фырканье Ри:

— А что, похоже? Не, я имел ввиду то, что нужно просто пробраться в Академию, а не сидеть и ждать манны небесной! Неужели в Эллидаре нет мест, куда бы мы могли пробраться, чтобы нас не заметили? Холл, как на счет твоей таверны? Она ближе всего к Академии, думаю, оттуда будет лучше всего видно, сколько магов охраняют Академию.

— Не выйдет, — покачал головой аронт, — за таверной, как и за Лошадиным рынком и многими другими местами тщательно следят. Я еле ушел оттуда.

— То есть, они перекрыли доступ во все места, которые так или иначе связаны со мной, — я невольно сжала руки в кулаки, — Они думают, что я здесь появлюсь.

— Нет, они в этом уверены, — хмыкнул Шайтанар. Да уж, обладая моей магией и моей памятью, эрхан теперь знал, где я бывала, — И они везде, кроме старого кладбища.

— Крепостная стена со стороны хвойного леса! — до Таша кое-что дошло, — Она там сливается с кладбищенской! Неужели они побоялись туда соваться?

Шайтанар только хмыкнул, а я же усиленно пыталась понять, откуда демон узнал, что охраны там нет? А-а-а… голова моя дырявая, ну конечно, а я-то голову ломала, где Рикс! Мой ворон теперь слушается и Шая!

Мдя уж. Пора заводить себе еще одну нечисть, теперь уже в личное пользование. Хрдыр, где мой Химо?!?

— Значит, пойдем через тот самый знаменитый кладбищенский лес? — вредный ушастик уже собрался подскочить, но я удержала его, схватив за достаточно длинную прядь волос. Ри взвыл и плюхнулся обратно.

— Да, пойдем, — кивнула я, невинно улыбнувшись в ответ на его полный возмущения взгляд, — А дальше что?

— А дальше нам необходимо попасть в Академию.

Бархатный голос заставил всех присутствующих повернуться к его обладателю. И только тогда до меня дошло: чтобы мы не предположили, но последнее слово всегда останется за Шайтанаром. Абсолютно все без исключения признали его главенство. Стоп, а я?

Оглядев присутствующих, я поняла, что единственный, кто с ним рискнет поспорить, это я. Ну да, у меня же инстинкт самосохранения отсутствует напрочь!

— А как? — гениальный вопрос, знаю.

— Это на месте разберемся, — судя по выражению лица эрхана, он разберется, да еще и как! — Нужно только знать, куда именно нам нужно пробираться. Таш?

— Я думаю, что корпус Некромантии самое подходящее место, — полуэльф на удивление спокойно отреагировал на сокращенный вариант его имени, — Ритуальный зал, он самый подходящий по размеру. На крайний случай, из этого корпуса можно попасть в любые другие.

— Потайные ходы? — удивился Дерек, — Откуда им там взяться?

— Если вы их не нашли, это не значит, что их там нет, — улыбнулся полуэльф. Эх, я же говорила этим двоим, что лучше искать нужно было! Они бы нам тогда ой, как пригодились! Так, ладно, что это я опять в воспоминания ударилась?

— Тогда идем, — я поднялась, нагло спихнув с колен аронта, впрочем, он только того и ждал, судя по тому, как с удовольствием размял кисти рук. Поручи на его запястьях красноречиво свидетельствовали, что в них так и ждут своего часа металлические когти. И мой пояс на его талии, и сайшесс… да, хана Академии!

— Нет, — твердое слово заставило всех замереть и посмотреть на эрхана, который стоял, спокойно сложив руки на груди. Абсолютно спокойный, и от этого кажущийся еще опаснее. И рукоять меча, возвышающаяся над его плечом добрых мыслей тоже не вызывала, так же, как и его слова, — Идут не все.

— Это в каком смысле? — нахмурились близнецы, явно восприняв его слова на свой счет. Моя левая пятка чуяла, что они правильно подумали, а эта упырева конечность меня еще никогда не подводила!

— В самом прямом, — по губам эрхана пробежала легкая тень улыбки, — Такой толпой мы незаметно не пройдем.

— Шайтанар прав, — чуть потерев переносицу, произнес Таш, — Должны пойти три-четыре человека, не больше. Остальные пускай создадут 'шумовой эффект' в тех местах, где ждут нашего появления.

— Внимание отвлечь? — младший аронт в предвкушении потер руки, — Это запросто!

— Ты идешь с нами, — хмыкнул эрхан, — Кроме тебя пойдет Таш и Хелли. Думаю, ни у кого не возникнет сомнений, что в Академию должны идти самые сильные маги?

— Нет, — ответил Хан, поднимаясь с травы, — Что делать нам?

— Ты возьми кого-нибудь из близнецов и пошумите в районе Лошадиного рынка. Как вы туда попадете, это ваши проблемы, можете снести часть крепостной стены, чем больше шума, тем лучше. Холлимион, на тебе таверна, думаю, ты понял, кого взять. Сайтос и Дартар — вам нужно отвлечь внимание неподалеку от Академии, там есть место, где охрана на стенах усилена.

— Между дворцом и Академией? — зеленоглазый эрхан растянул губы в пакостливой усмешке, — Я тебя понял.

— Не сомневаюсь, — хмыкнул Шайтанар, — Сначала я доставлю этих двоих в таверну, остальные доберутся сами.

— Подожди, а как они восстановят резерв? — я аж подпрыгнула и уставилась на Шайтанара. Тот даже бровью не повел, но я поняла, что скрывалось в глубине его глаз: он считал, что это не его дело.

— Хелли, мы уже не маленькие, сами разберемся, — на мое плечо легла рука Холла, — У меня в таверне достаточно зелий.

— Угу, Туринское, например? — тяжело вздохнула я. Неожиданно в мозгу что-то щелкнуло, и я спешно полезла в кармашек пояса, где хранилось пара пустых пузырьков из-под зелий. Ри удивленно смотрел, как я выудила прозрачный и довольно объемный флакон, вытащила деревянную затычку зубами и полезла за кинжалом в сапог. Всучила в руки Котика пузырек, а затем чиркнула Ритуальным кинжалом по ладони и сцедила в емкость небольшое количество крови, услышав, как Сайтос резко втянул воздух сквозь сжатые зубы. Мдя, демоны от вампиров недалеко ушли, по всей видимости.

'Далеко Хелли, очень далеко' — машинально поправил меня Таш. Ладно, дискутировать потом будем на эту тему.

— Возьми, — заткнув флакон пробкой, я всучила его Холлу и улыбнулась, — Несколько капель нейтрализуют негативные последствия любого зелья. Главное, не перестарайся.

— Спасибо, малышка, — забрав пузырек, аронт наклонился и легко поцеловал меня в лоб. Но буквально в следующую секунду кто-то крепко ухватил меня за руку и резко развернул.

Судя по светло-красному узору на радужке, Шайтанар хотел сказать многое, но сдержался и просто молча вылечил порез на моей ладони. Слов благодарности я из себя даже не пыталась извлечь — пыталась понять, что так разозлило демона.

— Думаю, он потом сам тебе все скажет, — предположил Таш, когда Холл и Дерек исчезли вместе с Шайтанаром. Не прощаясь, так же удалились Сайтос и Дарт, благо ятугару не нужно было бы восстанавливать резерв — магией он почти не владел, а на магию Голоса Тьма никак не влияла.

Хантар, ободряюще мне улыбнувшись, скрылся в чаще леса вместе с Тереном, и в итоге на поляне остались только я, Таш и Ри.

— Двигаем? — поинтересовался Ри, одновременно туша костер, а точнее, втягивая его в себя, преобразуя обычный огонь в магический. Сложнейшая процедура, но очень полезная.

— Двигайте, — разрешил нам голос из ниоткуда, — Мы вас догоним.

Думаю, мне не стоит объяснять, к кому относились эти слова, кому нужно было идти, кто кого догонит, и кто это говорил?

Ри, подло хихикнув, спокойно направился в сторону леса, тихо насвистывая что-то фривольное, и даже Таш не сдержался от короткого смешка. Эй, а кто меня защищать от злого демона будет, а? Придется самой.

Придя к такому вот неутешительному выводу, я глубоко вздохнула и повернулась в ту сторону, откуда раздавался голос. Повернулась, чтобы тут же встретиться взглядом с рассерженным демоном.

— И что опять я натворила? — настороженно спросила, на всякий случай отступая на шаг назад. Может, к присутствию демона я и привыкла, но вот только такой его взгляд и чуть напряженная поза напомнила мне, как я его раньше боялась.

Глаза эрхана покраснели еще больше, а по скулам заходили жвалки. Я с трудом удержалась от того, чтобы не ломануться куда подальше. Да что с ним такое происходит, а?!

Может, эрхан и понял, что я чувствую, так как в следующий момент на мою талию легли сильные руки и чуть сжали. Мне показалось, что когда Шайтанр меня обнимает, то всегда пытается взять себя в руки. Похоже, что я для него что-то вроде успокоительного.

Тихонько вздохнув, я положила голову на грудь демона и чуть потерлась щекой об мягкую ткань его куртки, сама не понимая, зачем я это делаю. Но эффекта я достигла нужного: обняв меня еще крепче, демон, наконец, успокоился и соизволил заговорить уже нормальным тоном:

— Испугалась?

— А ты как думаешь? — я еще раз вздохнула и задрала голову, чтобы взглянуть в его лицо, — Что на тебя нашло?

— Дурные воспоминания о твоей крови, — хмыкнул демон и взял мою руку в свою ладонь, рассматривая место пореза от Ритуального кинжала, — Зачем ты опять вмешалась? Тебе нравиться страдать и причинять себе вред, даже если кому-то от этого будет польза, хоть и ничтожная?

— Это ты сейчас говоришь о Скайре, или о сегодняшнем дне? — я гневно сощурилась и попыталась отстраниться. Ага, так мне и дали! Проще вырваться из лап дракона, чем освободится от рук одного настырного демона.

— Скайра — это отдельный разговор, — в глазах эрхана на краткий миг вспыхнул огонь гнева и погас, — Эти люди — взрослые и умелые маги, ты думаешь, они сами бы не разобрались, что им делать со своими силами? Демоненок, а ведь ты не просто отдала свою кровь по чистой глупости, но и усомнилась в их силах!

— Они мои друзья, Шайтанар! — я чуть не подпрыгнула от возмущения, — Я не могла просто так оставить их без помощи! Зачем просто так подвергать их жизнь риску, когда можно было предотвратить это, затратив минимум сил?

— Хелли, — демон улыбнулся одними губами, — Ты еще ребенок, и не сможешь понять, что такое честь мужчины, а тем более — мага. И ты еще успеешь понять, как даже такая ничтожная часть отданных сил может стать решающей в предстоящей битве.

— Ну, извини, что у меня мало опыта по этой части! — рассержено буркнула я и попыталась отвернуться, но Шайтанар отпустил мою руку, которую сжимал в своей ладони, и ухватил меня за подбородок:

— Опыта ты еще успеешь набраться. А пока этого не случилось, позволь я о тебе позабочусь.

— Шайтанар, ты… ты невыносим! — я почти обиделась, в глубине души понимая, что демон и прав, и что мне приятна его забота, и его последние слова.

— Я тебе уже говорил, что я не принц на белом коне? — хмыкнул демон, поглаживая мою щеку, — Пора бы уже запомнить это, демоненок. Прежде чем мы пойдем, я хочу услышать от тебя обещание, что ты все время будешь держаться рядом со мной и воздержишься от необдуманных действий. И тем более, не станешь не слушаться меня.

— Шайтанар, ты опять мне приказываешь? — удивилась я, и уже приготовилась стукнуть ему хорошенько, но вовремя заметила смешинки в сапфировых глазах. Пока я удивленно хлопала ресницами, этот премерзкий демон взял и расхохотался!

— Ты забавная, когда злишься, — ладонь эрхана уверенно легла на мою шею, а губы приблизились к моим губам и почти коснулись их, — Я знаю, что просить тебя оставаться в стороне бесполезно, именно поэтому я и отправил к вам Сайтоса. Я все понимаю, Хелли, но прошу тебя: будь осторожнее. Я один раз уже чуть не потерял и не хочу чувствовать это еще раз.

Эх, умеет же этот демон быть убедительным! Причем убедительным настолько, что я не только пообещала, но и сама поцеловала его! И почему меня так тянет к этому демону, а?

До кладбищенской стены мы добирались по лесу, и убили на это около получаса, так как приходилось держаться в отдалении от стен, на которой действительно виднелась усиленная стража, расставленная с равными промежутками. У меня закралась мысль, что необходимо как можно быстрее освободить Лею и отправить ее к отцу, чтобы нейтрализовать хотя бы городскую стражу. Желательно, конечно и Магический патруль, но тут я до конца не уверена, кому он подчиняется. Да, я работала в нем, и что? Официально, они под опекой короля, но вот если копнуть глубже… привет, любимая Гильдия!

Когда перед нами в некотором отдалении возник хвойный лес за высоченной стеной, до меня неожиданно дошло, что мы все — чистой воды самоубийцы. Как мы собираемся воевать с Гильдией Магов, учитывая, что численность этих самых магов в ней насчитывает тысячи людей по всей Аранелле? А главный филиал, так сказать, располагается как раз в Эллидаре?

'Это мы не продумали. Но Хелл, не все абсолютно маги починяются Гильдии, даже если и состоят в ней! Ты думаешь, что маги так спокойно воспримут весть о том, что их использует вампир? Не важно, чем он задурил голову Верховным Магам, не все к этому отнесутся спокойно! У нас сейчас одна задача — отбить Академию, освободить адептов и перетянуть на свою сторону монарха. Да, именно с помощью Леи, ты правильно думала. Думаю, шороху, что мы наведем сегодня, будет достаточно, чтобы посеять смуту среди Гильдии' — голос Таша в моей голове был спокоен и прохладен, впрочем, как выражение его лица, когда я обернулась, чтобы мельком на него посмотреть. Таш шел последний, впереди же шел Шайтанар и Ри.

'Угу, сначала разворошим муравейник, а потом будем их давить поодиночке, позвав подмогу в лице союзных государств?' — мысленно прикинула я будущую ситуацию, попутно останавливаясь в паре шагов от каменной стены, высотой локтей в десять. Стражи на ней действительно не было, но вот что-то мне подсказывало, что она стоит там, где заканчивается лес и начинаются жилые (ну, относительно) районы города. То есть, кому-то из дозорных волей не волей, но приходиться наблюдать за старым кладбищем. А пространство там открыто, нужно будет как-то его миновать… хм, есть у меня идейка на этот счет!

— Как вовремя! — по лицу Шайтанара скользнула удовлетворенная ухмылка, когда где-то вдалеке раздался взрыв, эхом прокатившийся по городу. В ночной тишине (угу, бывшей тишине), было непонятно, откуда шел громкий звук, но следом за ним раздался еще один, и на тот раз уже откуда-то с другой стороны.

— А вот второй рановато, — на этот раз усмехнулся Таш и добавил, отходя чуть назад для разбега, — Идем, пока Холл не начал действовать.

Я кивнула, а Ри, взглядом окинув стену, возвышающуюся перед нами, вопросительно на меня посмотрел. Намек я его уловила сразу: ушастик хотел меня подкинуть, благо ранхаров и не тому учили.

Учили-то учили, но вот одному отдельно взятому демону на это было откровенно наплевать и он, спокойно притянув меня к себе, с резким звуком распахнул крылья и одним махом доставил меня по ту сторону стены. Ри прибыл чуть позже, и уже в кошачьем облике и недовольно фыркнул, взглянув на эрхана. Тот никак не реагировал, а ненадолго ушел в себя. Судя по отсутствующему взгляду — наблюдал за городом глазами Рикса.

Ладно, я пока тоже займусь кое-чем полезным!

'Таш, где Рик?' — с невольной нежностью поинтересовалась я, вслушиваясь в тишину хвойного леса. Удивительно, но это место не казалось мне зловещим, а наоборот, я чувствовала себя здесь, как дома.

'Наверное, там, где и всегда' — ответил маг и вслух добавил, — Иди вперед, он наверняка тебя уже почувствовал. Запах Шайтанара и Танориона может его отпугнуть.

Я ломанулась в черноту леса, стараясь ступать бесшумно, и смотреть по сторонам. Таш проведет этих двоих, я не сомневаюсь, вот только моего упырика мне нужно найти намного раньше!

Около дуба никого не было. Я вглядывалась во мрак между деревьев, но напрасно, оттуда никто не вышел. Тогда я тихо позвала, и на этот раз ближайшие ко мне кусты зашевелились и на поляну медленно вышел молодой паренек с несколько растрепанными волосами, а по лицу его текли крупные слезы.

— Рик! — я чуть не заплакала от счастья и кинулась к нему на шею, — Рик, здравствуй, мой хороший!

Как всегда, упырик не мог говорить, но мне это было и не нужно — нежность, с которой он меня обнимал и выражение его лица говорили о многом. Мой упырик… волкодлака мне в любовники, как я вообще посмела оставить его здесь на столь долгий срок?!?

— Рик, солнышко, послушай меня, — я слегка отстранилась и с улыбкой стерла слезы с бледных, как лист пергамента щек, — Я тоже очень рада тебя видеть, но пока не могу оставаться здесь надолго! Со мной, здесь Таш, и еще кое-кто, они идут следом, не пугайся их, хорошо?

Широко распахнутые глаза чуть сощурились, но упырик, чуть помедлив, все же кивнул. Он боялся чужих людей, но сейчас старался этого не показать. Хранители, я уже и забыла о том, что мертвые глаза без зрачков и радужки могут выражать столько эмоций!

— Скажи, ты видел на кладбище магов? Они пытались зайти в лес?

Рик кивнул, но тут же оскалился. Ясненько, в лес зайти они не смогли, мой мертвый друг всегда хорошо заботился о своей территории. И сейчас, как нельзя кстати, это нам на руку.

— Они тебя видели?

Еще кивок. Отлично! Маги знают, что тут упырь, но не полезли с ним бороться, справедливо пологая, что если через стену и придут незваные гости, то мимо кровожадной нечисти они вряд ли пройдут. Ну, в чем-то они правы, конечно, вот только им же в голову не могло прийти, что эта нечисть — самое милое существо на свете?

— Рик, я могу тебя о чем-то попросить? — я крепко сжала холодную руку моего друга в своих ладонях и заглянула ему в глаза, как и раньше, без малейшего страха и брезгливости, — Я хочу, чтобы ты вышел к магам, что стоят на стене на кладбище. Отвлеки их внимание так, чтобы мы смогли незаметно пройти за ворота, хорошо? Ты чувствуешь, что в городе витает Черная магия? Мы должны ее остановить. Рик, пожалуйста, помоги нам.

Упырик вздохнул так, что у меня сжалось сердце. Было жестоко просить его об этом, зная, как он не любит чужих людей, но, увы, выбора не было. Знал ли это Рик — я не уверена, но он, прижав мою ладонь к своей щеке, вновь кивнул.

Я с грустной улыбкой погладила его по второй щеке, ощутив под пальцами холодную и идеально гладкую кожу, и тихо произнесла:

— Я еще вернусь, солнышко. Обещаю.

С тихим вздохом, больше похожим на всхлип, Рик отпустил мою руку и скрылся в лесной темноте. Как я и подозревала, в этот же момент на поляну вышли и остальные. Снежный барс пораженно на меня смотрел, подтверждая мои мысли на счет того, что за всей этой картиной они наблюдали. Таш просто смотрел куда-то в пустоту, а эрхан же, не останавливаясь, подошел ко мне и, взяв за руку, крепко ее сжал, словно пытался приободрить.

— Идем, — я выдавила из себя вялую полуулыбку, — Он отвлечет внимание.

Минуя заросли хвойных деревьев, я умом понимала, что у меня не было времени на сантименты, но все равно чувствовала, что поступила паршиво. Этот упырик меня любил, а я так бесцеремонно его использовала в своих целях.

'Хелли, не надо. Это же Рик. Он все понимает, поверь' — раздался успокаивающий голос Таша, и сквозь него я уловила нотки грусти. Ему и самому было несладко, все-таки этот парнишка, даже мертвый, является его любимым и единственным братом.

'Извини' — тихо произнесла я в мыслях, зная, что маг меня услышит.

Может, и услышал, но ответить не успел: мы подошли к границе леса. Слева, с той стороны, где крепостная стена и кладбищенская образовывали тупой угол, слышались крики, утробное рычание и явно чувствовались всплески магии. Похоже, что Рик времени даром не терял. В принципе, за него можно было не волноваться, на его теле стояла такая защита… плюс еще и природная невосприимчивость к магии. Но все равно было тревожно, я еле удерживалась от того, чтобы не смотреть в ту сторону. За меня это сделал Ри, выглянув на несколько секунд из-за разлапистой ели. Повернувшись обратно, кошак кивнул, и я тут же наложила на нашу компанию зеркальные чары.

До ворот мы добрались быстро, ни на секунду не оглядываясь, но даже когда оказались на улице, чары я не рискнула снимать.

— Они что, решили спалить весь Эллидар? — усмехнулся эрхан, услышав еще один взрыв. Судя по направлению, Терен и Хан продолжили громить рынок. Хех, Тамиор им за это спасибо не скажет! Впрочем, как и отец Леи за ту часть стены, которую разрушил Сайтос и Дарт. Судя по красным всполохам, они отвлекли вн6имание в двух разных частях города, а это несказанно хорошо! Мы же прокрадемся с третьей… но почему Холл медлит?

— А тебе жалко этот город? — хмыкнул Таш, разглядывая пустые улицы этого района, — Или же хочешь к ним присоединиться?

— Разнести этот городишка я всегда успею, — эрхан потянул меня в сторону улицы, которая вела к Дринамскому мосту, — Думаю, нам лучше всего будет добраться до Академии вдоль канала.

Я поняла, куда клонил демон только тогда, когда мы добрались до знаменитого моста и спустились под него, так никем и незамеченные. По пути нам встретился отряд Патруля, но нас они не заметили, так как мою магию вообще сложно почуять магам средней руки. Как я уже говорила когда-то, Дринамский канал тянется по всей территории Эллидара, и это — искусственный источник, русло которого проложили люди. Стены русла выложены камнем, а дно — мелкой галькой. Так как канал в последнее время все больше стал мельчать, вдоль кромки воды и между стеной образовалось небольшое пространство, шириной примерно в две мои ладони. Вот по нему нам и предстояло идти практически в полной темноте.

Ладно, бывало и похуже! Вот только если кто-нибудь хлопнется в воду, будет нехорошо — и чары разрушаться, и всплеск воды будет слышен, короче, сдадим себя с потрохами, но утонуть не утонем, там глубина примерно по пояс, не больше.

Аронт, мягко переставляя лапы, шел первым, то и дело косясь на воду, и явно сдерживал недовольное фырканье. Вот кошак, а! Купаться любит, но вот во второй ипостаси он явно не благоволит к большому скоплению воды, как и все представители семейства кошачьих. Интересно, а во второй ипостаси больше плюсов, или минусов?

Впрочем, моя буйная головушка опять завела мои шальные мыслишки не туда, а это сейчас несколько не вовремя, ибо чем ближе мы приближались к тому месту, где канал круто поворачивал вправо, а патрулей на улицах становилось все больше. Хотя было у меня такое подозрение, что до этого их было еще больше, но теперь определенное (а может и нет) количество несколько занято: по всей территории города то и дело раздавались взрывы и виднелись огненные всполохи. Похоже, мои 'добрые' друзья времени зря не теряли и ловко перемещались по городу, громя все, что попадалось под руку. Будем надеяться, что страдали в основном пустующие дома, старые склады и многое другое, типа рынков, совершенно безлюдных в это время. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из мирных жителей пострадал. Хех, за то близнецы-то как оторвутся… зная этих двоих, могу с уверенностью моей левой пятки сказать, что магам Гильдии долго придется разбираться с тем, что натворят эти остроухие поганцы.

— А вот и Академия, — очень тихо выдохнула я, когда мы выбрались из канала. Впереди виднелся пустырь, раскинувшийся перед нами примерно на пол лиги. На этой земле не было ничего, только выжженная травы и кое-где обломки, да какой-то мусор, но внимание привлекало не это, а башня Академии, видневшееся вдалеке за забором из белого чугуна. За академией, довольно далеко отсюда, виднелось зарево пожара, похоже, что кто-то додумался поджечь Центральный рынок. Да уж… надеюсь, что город не сгорит полностью!

'Не должен. Но думаю, все силы магов уйдут на то, чтобы все это потушить. А это-то нам и нужно'.

Ну, да, полуэльф прав. Только все равно, неспокойно как-то! Все же до таких массовых разрушений мои шаловливые ручонки еще не доходили. Впрочем, шалостью тут и не пахнет, а вот запретной (она же Черная) магией, несет за лигу так, что хоть нос зажимай! И несет ей, как и говорил Таш, от корпуса Некромантии, что стоит чуть левее башни, по крайней мере, если смотреть с того места где мы стоим, тьфу, то есть крадемся к забору.

Открытое пространство — это плохо, нет, это очень плохо! А Патруль, который дежурит около невысокого кованого забора — вдвойне плохо! Семеро магов, ежиков им в труселя, да дикобразов в подмышки! Нужно их как-то убрать, иначе нам не пройти. Таш, мысли будут? Желательно умные?

'Других и не держим!' — усмехнулся мысленно маг, скользящим шагом передвигаясь рядом со мной. Впереди же крался Ри, и рядом с ним, с такой же грацией хищника — Шайтанар. Примерно в двадцати шагах от магов, которые подпирали спинами забор и мирно переговаривались то и дело зевая (еще бы, уже далеко за полночь!), эрхан остановился и чуть прикрыл глаза, оставив меня нервничать от жуткого любопытства. Вот же бяка, неужели сложно было сразу сказать, что он задумал?

Словно прочитав мои мысли, Шайтанар резко открыл глаза и улыбнулся краем губ. Глаза его чуть вспыхнули расплавленным золотом и в тот же миг, со стороны главных ворот, раздался такой большой 'бум', что я от неожиданности чуть не шмякнулась пятой точкой на землю. Ри рассерженно дернул хвостом, а вот маги… маги, как сумасшедшие, бросились бежать в сторону взрыва, от которой несло магией, как ладаном из храма.

Так, ну все понятно! Отвлекающий маневр, который обеспечили нам Холл и Дерек, а сообщили о нашем подходе им, соответственно через Рикса. Эх, почему у меня такое чувство, что у меня нагло конфисковали мою любимую пташку? И не только ее, еще этот наглый демон спер мой покой и душевное равновесие, попутно напомним о том, что оно все-таки у меня было, пускай и относительное.

Хех, надо отдать должное, но среди тех, кто охранял заграждение с этой стороны, дилетантов не было — на своем посту осталось трое магов. Среднего возраста, одетые в черную хламиду, они оживленно дискутировали, не забывая при том оглядываться по сторонам. Если сейчас им в голову придет умная мысль, и они просканируют местность, то нас в один миг заметят, поэтому нужно было что-то делать, и моя рука сама собой потянулась за метательными шариками. Убить ими можно, но я хотела их просто оглушить, подозревая, что кровопролития сегодня будет достаточно.

А вот Ри так не думал. Припав на передние лапы, барс ощерился и тихо зарычал, собираясь броситься на магов. В самый последний момент Шайтанар успел схватить его за загривок и хорошенько встряхнуть, как нашкодившего котенка. Елы-палы, ну у него и силища…

Впрочем, восхищаться времени не было — маги услышали рык и заметно напряглись, всматриваясь в темноту. Мозг машинально отметил выражение тихой злости на лице эрхана, но руки сами собой метнули в магов тяжелые шарики, один за другим. Пара лет тренировок среди ранхаров не прошла даром, и маги упали, лишившись сознания на долгое время. Да, обеспечила я мальчикам встряску мозгов! Раньше ими думать нужно было, раньше!

А в этот же самый момент в руке Шайтанара висел уже не ирбис, а знакомый мне ушастик с очень виноватым видом, старательно смотря куда угодно, но не в глаза демона.

— Мне самому объяснить тебе твою ошибку, или же ты все понял? — немного ленивым, но не менее зловещим голосом произнес эрхан, чуть приподняв бровь. Ри пристыжено кивнул и шмякнулся на землю, когда рука демона разжалась.

Эй, он-то понял, а вот мне кто объяснит?

'По сути, вторая ипостась оборотней — это полноценный хищник, но с разумом человека, в данном случае — дроу. Инстинкты хищника — питаться, убивать, думаю, это понятно? Любой хищник, когда попробует кровь в первый раз, будет убивать, пока не насытиться, и остановить его будет очень сложно. Шайтанар не хотел, чтобы у Танориона инстинкты взяли вверх после первого убийства в его звериной ипостаси, что непременно бы произошло, и неизвестно, когда бы он смог прийти в себя и остановиться. Нам сейчас ставить такие эксперименты ни к чему!' — пояснил умница Таш, одновременно изучая заклинания, наложенные на забор.

'Угу, я однажды это уже слышала. От Киртана. Что там с забором?' — поинтересовалась я, машинально прикоснувшись к капле хрусталя на шее. Интересно, что там эта зараза усатая делает? Нужно ему будет обязательно написать, когда закончим с этим дурно пахнущим (причем в прямом смысле!) делом. А лучше к нему приехать, ага.

— Плохо дело, — поморщился маг, взглянув на внешне спокойного демона, — Защиту не пробить и не снять, забор ломать бесполезно. При перелете через него сработает оповещение, его тоже не снять, чувствуется рука директора.

— Умный в гору не пойдет… — задумчиво произнесла я, подходя к узорным решеткам практически вплотную, — А что, если так? Ага, узковато, конечно, но сойдет! Мальчики, за мной!

Удовлетворенно хмыкнув, Шайтанар первый пролез через получившееся свободное пространство между нижним краем забора и землей. Я рассудила просто — зачем прыгать вперед головы в поисках пути через забор, когда можно пролезть под ним, не побеспокоив не единого заклинания, наложенного на белый чугун? Все гениальное — просто!

Земля под забором была хорошо утрамбована, и осела при помощи моей магии не намного, но мы все же пролезли, не коснувшись металла, хоть и несколько извазюкались в земле. Главная цель была достигнута — мы проникли не территорию Академии и через минуту уже старательно скрывались за углом корпуса Некромантии, осторожно разглядывая крыльцо, на котором дежурило несколько магов. Встревать в драку не хотелось, мы не знали, сколько магов может прийти на шум, и поэтому Таш уверенно потащил нас к редким кустам, которые росли вплотную к стене трехэтажного здания. Ощущение чего-то зловещего сдавливало грудь, ощутимо мешая дышать, но я упорно отгоняла наваждение и машинально старалась держаться к Шайтанару поближе.

Воровато оглянувшись, Таш раздвинул кусты, что-то начертил на земле, и через несколько мгновений мы уже спустились в каменный желоб. Люк над нашими головами захлопнулся со зловещим лязганьем, отрезав путь к отступлению и оставив нас в кромешной темноте. Я машинально дернулась назад, пытаясь нащупать стену, но наткнулась спиной на что-то неожиданно теплое и твердое. Хотя нет, поправочка — на кого-то!

На мою талию легли сильные ладони, левое ухо обдало горячим дыханием, а следом шею возле этого самого уха обожгло прикосновение губ. Я невольно вздрогнула и прижалась спиной еще плотнее к груди демона, вызвав его короткий смешок и вкрадчивое предложение:

— Может, здесь и останемся?

— Пошляк, — фыркнула я, чувствуя, как накатившее с того момента, как мы вышли с кладбища, напряжение быстро отступает. Почувствовав прилив уверенности и даже некоторого спокойствия, я зажгла в руках небольшой святлячок, вызвав недовольное шипение Ри:

— Упырева магичка, предупреждать же надо!

Я тихонько хихикнула, глядя, как дроу трет глаза. Хех, если этот ушастик может развеселить меня в любой ситуации, то Шайтанар легко угадывает, что я чувствую, и как мне от этих чувств избавиться. Когда же он так хорошо успел меня изучить? Впрочем, это был риторический вопрос, демон обладает моей памятью и моими знаниями.

— Куда нас приведет этот ход? — задал вопрос Шайтанар, пока я оглядывала узкий коридор, частично покрытый паутиной и толстым слоем пыли. По всей видимости, этим ходом давно не пользовались… что ж, тем меньше шансов, что на выходе из этого хода нас ждет вооруженный эскорт магов.

— Угол под лестницей, что у Ритуального зала, — не медлил с ответом полуэльф и уверенно пошел вперед, коротко бросив, — Идем.

Я пустила светляка вперед мага и двинулась следом, не дожидаясь, пока меня подтолкнет Шайтанар. Ри вышагивал рядом со мной сосредоточенно о чем-то думая. А я же прикидывала, кто из преподавателей Академии перешел на сторону вампира не в силу обстоятельств, а на многим раньше. Этот факт мы так и не выяснили, но мне почему-то казалось, что если предатель все-таки был (а это факт!) то про этот ход наверняка знают, и на выходе нас ждут 'бурные' приветствия.

Именно эти думы и заставили меня взять в руки сайшесс в тот же момент, когда Ри выпустил из поручей металлические когти. Переглянувшись, мы слаженно фыркнули. Что не говори, а долгое общение и абсолютное доверие, помноженное на совместные тренировки и схожесть характеров, дали полезный эффект: почти всегда мы думали одинаково. Впрочем, не знаю, о чем думали Шай и Таш, но у стены, которой закончился тайный ход, они оба обнажили клинки.

Думали правильно — нас ждали. Вампиры, количество — два штука.

В полутемном закутке у лестницы пространства для маневра было мало, и я даже ничего не успела сделать, а вот парни постарались на славу. Шайтанар справился на удивление быстро, просто снеся голову одному из кровососов, а вот второго Ри прикончил 'когтями' ловко вынырнув в нужный момент из-под руки Таша, который на долю секунды отвлекся, услышав подозрительный шум со стороны лестницы. Благодарно кивнув аронту, маг направился в коридор, но тут же замер, едва выйдя из-за угла.

Впрочем, и у нас была такая же реакция.

Около тяжеленный даже на вид двустворчатых дверей, ведущих в Ритуальный зал, где я, Лин и близнецы проходили посвящение на первом курсе, стояло около десятка магов, и среди них троица вампиров.

'Истинных' — мысленно добавил Таш.

Угу, вспоминаем уроки Латриэля: вампиры делятся на три вида. Истинные, полукровки и обращенные. Обращенные — это что-то вроде упырей, которые сильны, злы, и всегда хотят жрать. Подчиняются истинным и только им, но их сложно контролировать, и поэтому их используют в качестве временных слуг для особо грязных дел. Убить их проблематично, но можно любым способом. Полукровки — ну, это понятно, это дети, рожденные от истинного вампира и человека. Силы много, способности на уровне, но обращать они не могут. Крыльев нет, когтей тоже, но клыки и красные глазки на месте, которые, впрочем, легко прячутся. Убить сложно, лучше всего свернуть шею или пронзить сердце, от остального хрдыр помрет.

И истинные, они же чистокровные, бабушку их за ногу! С виду — люди, как люди, но подобно демонам имеют боевую ипостась. Кожистые крылья, впечатляющие когти, двойные клыки (две пары в верхней челюсти), трудно пробиваемая кожа, ускоренная регенерация и большие физические возможности. Убить можно только серебром, вонзив его в сердце. Ну, или амариллом, а по сему…

— Вампиры мои, — зло оскалилась я, отпустив конец цепи так, что она громко звякнула, ударившись о каменный пол. Возражения на мои слова нашлись только у одного из магов, который по виду был младше остальных:

— Взять их.

Ой, какой наивный мальчик! Так мы им и дались, ага!

Не знаю, сколько времени прошло, но по его истечении, коридор превратился в кровавое побоище. Главной ошибкой нападавших было то, что они пытались взять нас живыми, и эта ошибка дорого им стоила. Взять живыми эрхана, аронта, полуэльфа и ненормальную магичку невозможно, пока они ТАК сопротивляются. К тому же, нам на руку было то, что маги не могли воспользоваться заклинаниями, боясь, что они срикошетят от стен и попадут в своих же, и им приходилось сражаться на мечах. Но что могут люди, пускай даже среди них и маги из Гильдии (если судить по одежде), количеством в десяток, если против них стоит эрхан, которому сколько-то там тысяч лет? И аронт с неизвестным оружием. И полуэльф, за спиной которого не только долгий опыт, но и вздорная магичка, а точнее — ранхар с очень длинной цепью?

Кстати, с вампирчиками пришлось повозиться немного, но я все же управилась, правда убила только одного, пронзив сердце наконечником цепи. Второму Шайтанар снес голову мечом, а без головы сильно-то не поживешь, будь ты хоть трижды истинным вампиром!

Третьему кровососу тоже не повезло, он грудью поймал серебряный стилет полуэльфа. А что, не надо было на Ри со спины нападать! И вообще, кто не выжил, мы не виноваты!

Мдя, убиться дверью, что у меня за мысли?!? Нервное это наверно, нервное. Вот интересно, а к подобному зрелищу и убийствам в таких количествах вообще привыкнуть можно?

— Хелли, — мой подбородок уже привычно подцепили пальцами, и взгляд уперся в хищные глаза демона, узор на радужке которых медленно сменял цвет с кроваво-красного, на золотой, — Даже не смей вин6ить себя. Либо ты их, либо они тебя.

— Я помню, Шай, — я вздохнула, отгоняя непрошенные, а главное, несвоевременные мысли, — Я помню.

— Вот и славно, — эрхан коснулся моих губ легким поцелуем и отпустил мой подбородок, — Идем в зал. Все только начинается.

А вот это уж точно! До того момента, как мы распахнули двустворчатые двери, все проходило слишком спокойно, даже стычка в коридоре была лишь небольшой разминкой. Большинство магов Гильдии сейчас разбирались с хаосом, творящемся в городе, и мы достаточно легко проникли в Академию, не получив не единой царапины. Проникнуть-то проникли, но вот выйдем ли?

Я медленно оглядела зал в форме правильно квадрата, наткнулась взглядом на притихших и явно ошалелевших адептов, сидевших кучкой в дальнем углу и громко усмехнулась:

— Эй, челюсти-то подберите! Да, это я, я живая, я здесь, и я не приведение, чего так удивляться?

Но когда мой взгляд наткнулся на большое количество магов в темных плащах, стоящих вдоль стен, алтарь посередине зала, Чариниту ти Зауэр, Друсилию Тацит и уже знакомого вампира рядом с ним, Луксора в кандалах у его ног, и распростертое тело директора Итрона с остекленевшими глазами, лежащего на алтаре, шутить резко расхотелось.

Чует моя пятка, вот теперь я действительно вляпалась, по самое не балуйся!

Глава 13

Хеллиана

'Хелл а что ты ожидала здесь увидеть? Тел адептов я не вижу, так же, как и преподавателей, так что все еще не началось. Похоже, что мы вовремя успели!' — голос мага в моей голове звучал спокойно и сосредоточенно, без лишних эмоций.

Но он действительно был прав — кроме адептов, известных мне лиц у алтаря и пары десятков магов вдоль стен, в Ритуальном зале больше никого не было.

— Знакомые все лица, — усмехнулся вампир, немного спешно сжав что-то в кулаке. Кажется, я даже знаю, что именно он так спешно спрятал… но пока не об этом.

Угу, этот вампир — тот самый клыкастый гад, который на нас в Скайре натравил всех, кому не лень! Так, Таш, этого гаденыша не трогать, у меня еще к нему должок за свое подпорченное лицо и за то, что тот приложил руку к пыткам Шайтанара!

'Я чего-то недопонял? Ты собралась мстить за эрхана?' — в голосе мага звучало крайнее изумление напополам с ехидством. Редкое сочетание, но почему-то, чем больше времени проходит, тем чаще я улавливаю в его разговорах собственные эмоции.

'Конечно! Ибо бить этого демона могу только я, и только после того, как он меня поцелует!' — сама не ожидала, что ляпну такое, но что уж поделать — что чувствовала, то и сказала. Хорошо хоть не вслух, ага!

— Мне вот интересно, твой хозяин настолько жалок, что сам побоялся придти сюда или же он надеется, что ты сможешь ускользнуть от меня и второй раз? — в голосе Шайтанара сквозила такая ледяная насмешка, что даже Ри покосился на него с невольным уважением, что уж говорить о бедных адептах?

Кстати, об адептах…

Косой взгляд в их сторону подтвердил, что весь мой выпуск здесь, за исключением близнецов, Айсантера, еще пары лиц, ну и меня, естественно. Машинально отметив взглядом бледное, как мел лицо Идика, Леи, Лин и Ялисы, я оглядела магов, которые, как свора псов, настороженно осматривали нас. О, а ведь с некоторыми из них я работала! Будем надеяться, что они вовремя одумаются, ибо все мое естество просто вопит о том, что живыми сегодня отсюда уйдут единицы. Угу, и тихо нашептывает, что мы среди трупов не будем. Может мне кажется это потому, что у одного знакомого мне эрхана хвост появился? Ого, с шипами…

— А вы думаете, что сможете уйти отсюда живыми? — гадко усмехнулся вампир, широким жестом указав на магов, — Как и в прошлый раз, силы не равны. И, как и в прошлый раз, вы проиграете.

— О, Хелл, а это и есть та заносчивая блондинка? — неожиданно вмешался Ри, вогнав в ступор не только меня, но и всех остальных, — Тьфу, да она ж страшная! Не, отныне блондинки не в моем вкусе, хотя может принцесса Лея будет исключением? Ничего что я вот так беспардонно, а, Вашество?

Бедная Лея, не зная, то ли ей смеяться, толи плакать, нервно хихикнула. До моего воспаленного мозга дошел тот факт, что эльфик принцессу никогда не видел, а значит, он что-то задумал, но вот что… Впрочем, это стало понятно, когда Друсилия разъяренно завопила:

— Ты что себе позволяешь, ушастый извращенец?!? Я страшная?! Да ты себя в зеркало видел, ершик для мытья посуды?!

— Я может, и ершик, но уж покарасивее некоторых! — фыркнул ушастый нахал, сложив руки на груди, — Впрочем, и наставница ваша ничем не лучше: бледная, худая… она точно эльфийка? Сколько вы же ее голодом морили?

— Ты что себе позволяешь?!? — с чисто женским упреком взвилась светлая эльфийка, гордость которой явно была уязвлена.

Я с изумлением следила за перепалкой, которую Ри с удовольствием продолжил, а вампир никак не мог пока прекратить, ибо две злые женщины — это зло во плоти. Впрочем, надолго его терпения не хватит, вон, уже почти все маги тихо посмеиваться начинают, и даже Шайтанар наблюдает за этим с небрежной усмешкой на губах.

Ох, ну конечно! Я поняла, что творит мой любимый ушастик! Он дает нам время, чтобы мы придумали, как доставить Лею к ее отцу, не зря же он к ней обращался, хоть по идее и не знает, как она выглядит!

'Нужно отвлечь магов, чтобы я смог ее увести. Я ходы знаю, а вы нет, значит, я и доставлю ее к отцу. Просто сделайте так, чтобы маги отошли от адептов, а дальше я сам справлюсь!' — эту проблему взял на себя Таш.

Внеочередное наше преимущество, это наша с ним ментальная связь. Да, мы решили, что будем делать, но вот как?

— А ну хватит!! — неожиданно взревел вампир, о котором его спутницы, похоже, совершенно забыли. Нет, не спутницы — предательницы. Чаринита ти Зауэр предала Академию, а Друсилия… что ж, эта стервь, похоже, недалеко ушла от наставницы. Наверняка это она собирала силы магов, у меня практически нет в этом сомнений. Правда, под подозрением был Луксор, но какого ж ляда он тогда скованный по рукам и ногам у алтаря валяется? Выше него, непосредственно на алтарь, я старалась не смотреть.

— Хромает воспитание твоих людей, — злорадно усмехнулся Шайтанар, небрежно поигрывая рукоятью меча. Последнее слово он буквально выплюнул с таким презрением, что девицы заткнулись с усердием, какого вампир своим окриком добиться не смог.

— Зато у тебя я смотрю, в команде одни нелюди, — зло отрезал вампир, выйдя из-за алтаря, при этом не забыв окинуть презрительным взглядом эльфийку и магичку, — Не важно, кого ты привел в Академию, Шайтанар. Вам не победить. Ваша сила станет моей, и не важно, как вы будете сопротивляться. Магам был отдан приказ доставить Валанди сюда живой, но ты сделал милость и сам привел ее.

— Я разве дал тебе право называть меня по имени? — бровь Шайтанара взметнулась вверх, а тон стал такой… обманчиво ласковый, — И не забудь напомнить свое, чтобы знать, что написать на надгробной плите, когда будут хоронить то, что от тебя останется.

— К чему пустые угрозы? — нервно рассмеялся вампир и, подняв вверх руку, показал большой, причудливо ограненный алмаз, зажатый между пальцев, — Против вот этого камешка вам не устоять, даже если за вашей спиной будет стоять хоть сам князь Эренрих, которого я, кстати, не наблюдаю.

— Ты сейчас вот про эту стекляшку? — хмыкнул Шайтанар, цепким взглядом оглядев вышеупомянутую драгоценность, являющуюся, несомненно, половиной того самого артефакта. Вампир в этот раз совсем слетел с катушек, он чувствовал за своей спиной силу, он, как и мы видел магов из Гильдии, и он думал, что на этот раз мы точно не выберемся. И он никак не ожидал, что неожиданно в его руку врежется мой метательный шарик, заставив вскрикнуть от боли в сломанных пальцах и выронить бриллиант.

Не теряя время на раздумья, я магией Земли подняла слой земли, который усеивал весь пол Ритуального зала. Утоптанный земляной пол в десятке шагов от нас превратился в стену песка, среди которой последний раз блеснул камень… блеснул, и исчез под слоем песка, который вернулся на пол по повелению моей руки. Шайтанар, который все это начал, метнув шарик, который подобрал ранее, еще у ворот, только усмехнулся:

— И что же теперь? Что теперь сделаешь ты, не имея в руках этой стекляшки?

— Взять их! — сквозь нотки боли, послышался резкий приказ.

Я быстро подобралась, поудобнее перехватив цепь в правой руке. Ри оскалился, показав клыки и сверкнув на мгновение вертикальным зрачком — хищник внутри него требовал крови. Таш принял боевую стойку, незаметно передвинувшись чуть вперед и вправо, поближе к адептам, а Шайтанар… эрхан наблюдал не за магами, которые все, как один подобрались, готовые к нападению, а за бледным вампиром, который прижимал к груди покалеченную руку. Мне стало противно: даже я не позволяла себе так открыто показывать боль, когда получала цепью на тренировках. И поэтому презрительные слова слетели с моих губ так, же, как когда-то и Шайтанара:

— Полукровка…

Хотя, он и полукровка, но вот маги, что начали очень медленно наступать, замыкая нас в круг, свое дело явно знали, и мрачная решимость на их лицах говорила о том, что все здесь преданны этому вампиру, и переубедить их у нас не получиться. Будь это не так — маги бы сами ушли, когда увидели, что в жертву собирались принести адептов, пусть и выпускников. И тем более, ушли бы они тогда, когда на их глазах лишили сил и жизни директора Итрона.

А так, я теперь ждала чего угодно. Кровопролитной схватки, ударов сырой магии, ловушек, чего угодно! Я и Шай нужны были живыми, но вот Ри и Таш… Я не сомневалась, что их попытаются убить. Я ожидала какой угодно подставы, но… но не того, что напряженную тишину перед схваткой разрежет чарующий голос, заставивший всех замереть.

Голос, доносившийся откуда-то издалека, манил, звал за собой, заставляя магов остановиться. Этот ласкающий душу звук, казалось, проникает в самое сердце, заставляя забыть обо всем, сложить оружие, и только слышать ЕГО, чувствовать, как душу переполняет что-то неизвестное, манящее, возбуждающее, вознося тебе до небес…

Все ближе и ближе, шаг за шагом, нота за нотой, без малейшего слова, только этот волшебный туман, заполняющий сознание, разливающий сладкую истому во всем теле и мягкую темноту, стелющуюся перед глазами…

В самый последний момент, перед тем, как упасть в объятия этого голоса, я стряхнула наваждение титаническим усилием воли. Мой разум, мой и чей-то еще, просто вопили о том, что чем выше поднимаешься, тем больнее падать. И это не был голос Таша — сам маг уже лежал на полу без сознания… впрочем, как и все в этом зале.

А голос без единого слова приближался еще ближе, становясь все громче, отчетливее, но не менее чарующим, нет. Сознание вновь заволокло туманом и я, выпустив из рук цепь, заткнула уши, пытаясь хоть как-то очнуться от плена сладостной мелодии. Поверх моих ладоней легли сильные руки, существенно заглушив звук, и я поняла, что смогу выдержать это пение. Как Шайтанар умудрился не потерять сознание, остается тайной за семью печатями, наверное, нужно действительно прожить несколько тысяч лет, чтобы иметь настолько сильную волю, что не позволит поддаться влиянию магии Голоса. Эта магия сильнее, чем моя, или же Шайтанара, и встречается редко — люди с таким даром рождаются раз в несколько сотен лет. И я лично знаю только двух людей, которые обладают таким даром, причем только один обладатель является мужчиной, нет, даже парнем.

И именно по этой причине я даже не удивилось, когда песня без слов замолкла на последней ноте, и в Ритуальный зал вошел гранатоволосый ятугар. Но вот еще одного представителя этой расы я вот никак не ожидала здесь увидеть!

— Убиться пьяным ежиком… Киртан, ты-то, что тут делаешь?!?

— Да вот пытаюсь понять, во что моя любимая племянница ввязалась на сей раз, — ятугар небрежно прислонился плечом на дверной косяк и оглядел зал, который теперь был просто усеян спящими телами. По взгляду черных глаз нельзя было прочесть абсолютно ничего, но только до тех пор, пока он не остановился на Шайтанаре, чьи руки теперь