Book: Северная война







Купить книгу "Северная война" Сахаров Василий

Пролог.

Бремен. Лето 1146 Р.Х.

  - Держать строй! Десятники, куда смотрите, мать вашу!? Пики по одному уровню! Щиты не опускать! Сгною!

  Седрик фон Зальх, широкоплечий двадцатилетний рыцарь в слегка потертом темно-сером камзоле и заправленных в высокие черные сапоги штанах, смотрел на свою сотню, которая шагала по плацу, и пыталась идти в ногу, но пока лишь тупо взметала столбы пыли, и злился. Разбавленные славянами из племени древан саксонские крестьяне, тупые скоты, никак не желали понимать, что в настоящем бою они уже были бы мертвы. Эти люди, которых насильно поставили в строй, не хотели становиться воинами. Ну, а молодой сотник, подошел к порученному делу, обучению новобранцев, с полной ответственностью и вот уже две седьмицы подряд не покидал казарм, где были расквартированы боевые отряды бременского архиепископа Адальберта, и гонял своих подчиненных в хвост и гриву. Он прекрасно помнил, как немногим более двух лет назад проклятые язычники полностью уничтожили армию пфальцграфа Фридриха Саксонского и разгромили войска Адольфа Шауэнбургского и Германа фон Штаде. И юноша не забыл, как ему вместе со своим покровителем монахом Максимилианом Улексом пришлось бежать из Венедии.

  Эти неприятные воспоминания часто теребили душу Седрика и поначалу даже заливали лицо юноши краской стыда, ведь его первая военная кампания закончилась бесславным возвращением на родину. Однако со временем он постарался смириться с этим и всегда верил, что настанет день, когда войска благочестивых католиков вернутся в земли язычников, и покарают нечестивых варваров. Так должно случиться, и этой цели он посвятил всю свою жизнь. Словно одержимый, Седрик готовился к новым сражениям с венедами, и поэтому два года пролетели для него, словно один миг.

  По протекции Улекса молодой рыцарь поступил на службу к архиепископу Адальберту, много тренировался, изучал военное дело и выполнял опасные задания своего щедрого нанимателя, а недавно он получил в подчинение пехотную сотню пикинеров. Хотя назвать отребье, которое оказалось под его командованием, воинами пока было нельзя. Десятники, сплошь проштрафившиеся дармоеды из городской стражи. Саксы, беженцы из окрестностей разоренного венедами и сожженного дотла Ольденбурга, а лужичане потенциальные предатели и дезертиры, которые мечтают о побеге. Каким образом из таких людей можно сделать бойцов? Только постоянной муштрой, битьем и угрозами. Иначе никак. Седрик усвоил это сразу же и делал все, что только мог. За четырнадцать дней он сломал об спины будущих пикинеров восемь крепких палок и лишил десятников четверти жалованья. Такие методы помогли рыцарю заработать среди подчиненных репутацию злого и жестокого человека, приказы которого должны выполняться мгновенно и беспрекословно. Его ненавидели и боялись, и если бы не находящиеся рядом наемники архиепископа, профессиональные псы войны, которые служили за деньги, то бойцы давно попробовали бы убить своего начальника. Но пока это было невозможно и сотня, отхаркивая пыль, раз за разом, повинуясь своему молодому командиру, выполняла одни и те же маневры и ждала наступления вечера.

  Перед серой деревянной стеной казарменного барака пикинеры замерли. Длинные копья в их руках подрагивали, а большие прямоугольные щиты все время норовили сползти с левой руки. Десятники косились на грозного сотника, который держал левую ладонь на рукояти меча, и прохаживался позади строя, а Зальх набрал в грудь прогретого летней жарой воздуха, и выдохнул:

  - Поднять пики! Кру-гом!

  Наконечники пик поднялись, и отряд развернулся лицом к командиру. Сто десять человек, стараясь ничем не выделяться от соседей, ждали новой команды Седрика, а он собирался провести разбор маневра и показательно наорать на одного из десятников. Однако процесс обучения был прерван.

  - Зальх! - услышал Седрик и оглянулся.

  В нескольких метрах от него стоял Людвиг фон Уттенхайм, кряжистый тридцатилетний шваб в запоминающемся ярко-синем плаще, умелый воин, еще один протеже Максимилиана Улекса и единственный близкий юноше человек во всем многолюдном Бремене. Седрик не видел товарища, который являлся личным гонцом архиепископа, уже несколько дней. Поэтому он Зальх ему обрадовался и, отдав одному из десятников приказ продолжать тренировку, направился к Уттенхайму.

  - Здравствуй Людвиг, - поприветствовал юноша приятеля.

  - Привет Седрик, - Уттенхайм кивнул на выход из огороженного невысоким частоколом казарменного городка. - Пойдем, к тебе есть серьезное дело.

  - Что же, давай прогуляемся, - согласился юноша.

  Рыцари покинули располагавшиеся на окраине Бремена казармы и, никуда не торопясь, направились в центр города, где рядом с собором находилась резиденция архиепископа. Седрика снедало нетерпение, он хотел узнать, по какому поводу его навестил Людвиг, и вскоре юноша спросил Уттенхайма:

  - Так какое у тебя ко мне дело?

  - Ну, лично у меня, - Людвиг усмехнулся, - никаких поручений к сотнику Зальху нет, а вот у архиепископа и Улекса есть.

  Юноша понял, что Уттенхайм поддразнивает его и хочет потянуть время. Поэтому он шутливо толкнул приятеля в бок и произнес:

  - Ладно. Не тяни. В чем дело? Мою сотню хотят увеличить за счет нового тупого мяса, которое бедному Седрику фон Зальху придется дрессировать?

  - Нет. Командование сотней деревенских баранов ты передашь другому командиру.

  - Вот как!? - удивился Зальх. - А чем же займусь я? Стану, подобно тебе, развозить по империи личные письма архиепископа?

  - И снова нет, Седрик. Твою персону желает видеть наш добрый король Конрад Третий, который сейчас находится во Франкфурте, и Адальберт отправит тебя к нему.

  - Откуда король знает про меня и что ему нужно от обычного бедного рыцаря, которых вокруг его двора тысячи?

  - Пока Конрад Гогенштауфен ничего не знает о Седрике фон Зальхе и все гораздо проще. Недавно он повелел прислать к нему десяток опытных воинов, которые воевали с венедами, а больше всего король заинтересован в тех, кто находился в армиях Фридриха Саксонского и Адольфа Шауэнбургского. Наверное, он желает услышать рассказ о поражении наших войск, гибели пфальцграфа и разгроме гольштейнцев.

  - А зачем ему это?

  - Ну-у-у... - протянул Людвиг, - я могу только предполагать, чем вызван его интерес.

  - Так поделись своими догадками с другом. Мы ведь друзья?

  - Конечно, друзья. - Уттенхайм оглядел улицу, по которой они шли, подмигнул дородной румяной барышне в белом переднике, которая стояла у открытого окна, дождался, пока она улыбнется ему в ответ и скроется в глубине комнаты, и продолжил разговор: - Седрик, то, что я тебе скажу, не надо знать никому постороннему. Это не секрет, но наш наниматель не любит, когда его воины начинают распускать языки.

  - Это я знаю. Усвоил с первых дней службы.

  - Вот и хорошо. Слушай. Новый папа, Евгений Третий, ученик Бернарда Клервоского, немного окреп и собирается призвать католиков к Крестовому походу. Во Франции, Италии и западных частях империи выступают проповедники, которые будоражат простолюдинов и дворян. Народ бурлит, повсюду куется оружие, собираются воинские отряды и разбойники, которым обещано прощение грехов, выходят из лесов. Скоро грянет буря. Вот только Конрад Третий не желает участвовать в этом походе, слишком много у него проблем в пределах государства. Однако отсидеться в стороне ему не дадут. На короля будут давить, и он, пока в запасе есть немного времени, имеет желание как можно больше узнать о нашем противнике. Ну и, совершенно естественно, для этого ему нужны свидетели, которые принимали непосредственное участие в последних крупных боях с язычниками...

  - Значит, Крестовый поход двинется на венедов? - прервал приятеля Зальх.

  - Да.

  - Наконец-то! Свершилось! Слава Богу! - Седрик остановился на месте и вскинул руки к небесам. - Благодарю тебя Господи, ты воистину велик!

  Уттенхайм, который знал о горячем желании юноши вновь сразиться с северными язычниками, улыбнулся и хлопнул его по плечу:

  - Пойдем, нечего славить бога на улице, в соборе помолишься.

  - Да-да, - Зальх кивнул, и как только рыцари продолжили движение, задал Людвигу новый вопрос: - А как же Святая земля?

  - В Иерусалим тоже отправятся Воины Господа нашего. Однако основной поход будет против венедов. Думаю, что ты понимаешь, почему.

  - Конечно. Язычники стали слишком сильны и, наверное, святые отцы церкви считают, что сначала надо навести порядок в Европе, а только после этого заниматься сарацинами и маврами. Мы, те, кто живет вблизи венедских границ, видим это очень ясно, а вот то, что наши беды заинтересовали Рим, вызывает у меня удивление.

  - Новый папа - новые веяния, а Евгений Третий достойный ученик своего наставника Бернарда из Клерво, хоть и поганый итальяшка, но в голове и за душой что-то есть.

  - А Улекс тоже отправится ко двору короля?

  - Нет. Священнику это ни к чему.

  - Понятно. А когда я должен двинуться в путь?

  - Наверное, завтра. Но перед этим ты поговоришь с архиепископом, получишь новую одежду и немного денег, чтобы при королевском дворе воин Адальберта Бременского не выглядел нищебродом.

  Вскоре рыцари достигли городского собора, величественного каменного храма, откуда доносилось пение церковного хора. Чистые юные голоса славили Господа и когда наемники Адальберта Бременского вошли внутрь, они перекрестились и встали у стены, где уже находилось несколько десятков человек, в основном постоянные прихожане святилища. Воинам предстояло дождаться завершения службы и только после этого посетить архиепископа, но они никуда не торопились. Каждый размышлял о чем-то своем, и Седрик смотрел на красивую фреску, которая украшала высокую колонну рядом с ним. На картине был изображен рыцарь в полном боевом облачении и обнаженным мечом в правой руке. Он был готов поразить огромного черного змея, в зубах которого находилось тело обнаженного человека. И разглядывая мозаику, Зальх подумал, что вскоре точно так же, как святой воин на картине, он выйдет на бой с язычниками и поразит их своим клинком. Всех, до кого он только дотянется, ибо в этом, как говорит Масимилиан Улекс, его предназначение, служить Господу силой оружия.

Глава 1.

Руян. Лето 6654 С.М.З.Х.

  Над головой чистое синее небо и жаркое полуденное солнце. Подходящий к концу месяц серпень (август) в этом году был на редкость добрым, и погода стояла просто замечательная. Дождей не было, на море тихо, урожаи на полях небывало богатые и в пределах Венедии, государства западных славян, объединившихся ради своего выживания, ни одного катаклизма. На границах с католиками тишина, люди могут спокойно заниматься своими делами, и только лихие мореходы в основном из варягов и бодричей, продолжают войну с европейцами. В общем, благодать.

  Однако мне, воину Яровита, владетелю зеландского Рарога и пришельцу из двадцать первого века Вадиму Соколу, известно, что это затишье перед бурей. Вот-вот новый глава католической церкви объявит против славян Крестовый поход и сотни тысяч ублюдков, как безродных, так и благородного происхождения, словно цунами, обрушатся на нас. Поэтому, лишь только я получил сообщение голубиной почтой, что верховный жрец Святовида старый мудрец Векомир желает меня видеть, как сразу же направился в Аркону. Совершенно понятно, что волхв, который для венедов нечто среднее между кардиналом Ришелье и товарищем Сталиным, просто так меня дергать не станет, и я не медлил.

  Флагманский корабль моей эскадры, захваченный во время прошлогоднего похода в Европу большой драккар 'Каратель', домчал меня до места всего за сутки. Вместе с несколькими телохранителями, вагром Ястребом, который больше известен как Немой, и покинувшим побитый штормами старый шнеккер 'Яровит' командиром 'Карателя' Ранко Самородом, я сошел на берег и вскоре оказался в городе. Мы шли по узким улочкам мирной и многолюдной Арконы, которая с недавних пор вновь стала святым городом не только для ранов, бодричей, лютичей и поморян, но и для всех обитателей Венедского моря. Люди вокруг нас, в большинстве своем местные жители, которые прекрасно знали, кто я таков, и встречали меня как своего. Это приятно и, скажу, как есть, мне нравилось, что почтенные мамаши показывали знаменитого (ни больше и не меньше, поскольку до легендарного я еще не дорос) Вадима Сокола своим детям и ставили меня им в пример. От этого позитива, в котором я буквально купался, а так же улыбок людей на душе становилось светло, и проблемы отступали. Впрочем, всерьез расслабиться не получалось. Давно уже. С тех самых пор, как я выбрал свой путь. И вроде бы все есть: семья, любимая женщина, дети, друзья-товарищи и достаток; а покоя не было, и не будет, пока висит над нами страшная угроза.

  Мы подошли к храму Святовида. Витязи дежурной сотни, которые были извещены о моем возможном появлении и с легкой завистью смотрели на однотипную униформу моих дружинников, черные суконные кителя с матерчатыми погончиками и заправленные в ботинки с высоким берцем свободные брюки, пропустили нас внутрь. Ранко, Немой и дружинники направились в храм, а я обошел святилище по кругу и вышел на скалу, где в теплое время года обычно находился Векомир. Это мне известно, поскольку в свое время я жил на территории храма, да и старого волхва знаю давненько. Поэтому где находится верховный жрец, ни у кого не спрашивал.

  Я не ошибся. Векомир, худой и совершенно седой длиннобородый старец в перетянутой ремнем белой рубахе, действительно, наблюдал за морем. Как обычно, он сидел в удобном глубоком кресле, рядом с которым, справа и слева, стояло еще два, попивал какой-то пахучий травяной настой, время от времени покашливал в платок и о чем-то размышлял.

  'Сдает старик', - машинально отметил я его худобу и кашель. После чего подошел к старцу, остановился рядом, слегка поклонился и поприветствовал его:

  - Здрав будь, Векомир.

  Волхв посмотрел на меня и кивнул:

  - И тебе не хворать, Вадим. Присаживайся, поговорим.

  Обитое темным английским сукном мягкое кресло приняло меня в свои объятья, и я присел. После этого я ожидал, что жрец сразу перейдет к делу, ради которого он меня вызвал, однако он не спешил. Векомир сделал очередной глоток настоя и спросил:

  - Давно из похода вернулся?

  - Седьмицу назад.

  - И как сходил?

  - Неплохо. Прогулялся до самой Бретани, несколько деревень пожег и пару замков разорил, а потом между Англией и Ирландией прошелся и несколько кораблей взял. Добыча знатная, хотя и не такая богатая как раньше.

  - И какой это у тебя по счету поход в Ла-Манш?

  - Четвертый.

  - Ну, а так, вообще, что у тебя происходит?

  'Зачем ему мои дела? - немного удивился я. - Может быть, просто время тянет? Да. Скорее всего, так и есть. Наверное, будет еще один гость, а пока мы его ожидаем, можно и поговорить, тем более что от волхва у меня секретов нет, слишком многим я ему обязан'.

  - Да много чего происходит, - начал я. - Жена по весне дочь подарила, назвали Ярославой, и тогда же караван вернулся, который я в Студеное (Белое) море посылал. Старшим там Корней Жарко был и все у него сложилось по уму, в Северную Двину вошел и в Иван-погосте с новгородцами расторговался. Он поморам железо, гвозди, соль, парусину и ткани предлагал, а они ему меха, китовую ворвань и моржовую кость. Два когга и кнорр с драккаром под самую палубу товарами забил.

  - А сбывал все это богатство кому?

  'Ведь знает хитромудрый старик, с кем я дела веду, а все равно спрашивает. Ладно, отвечу'.

  - Датскому купцу Маргаду Бьярниссону, который некогда у меня в плену побывал. Он сейчас в городе Рибе обосновался и свою торговую контору там открыл. Вот с ним я и торгую. Само собой, не под своим именем, а через факторию ладожских Соколов все проходит, так что приличия соблюдены. Датчане в настоящий момент бедствуют, до сих пор после налетов Никлота и Мстислава не восстановятся. Поэтому за малейшую возможность цепляются, чтобы свои дела поправить, и берут почти любой товар. Благо, меха, воск, пенька, мед, янтарь и шведское железо европейцам нужны, а Ольденбург с Любеком разрушены.

  - Они эти товары германцам перепродают?

  - Да.

  Векомир прищурился, посмотрел на солнце и задал новый вопрос:

  - Сколько у тебя сейчас воинов?

  - В старшей дружине, которая получает жалованье по старым расценкам, четыреста воинов. Это моя гвардия. Да в младшей дружине еще триста пятьдесят человек. Всем униформу пошил и погоны, про которые тебе говорил, ввел. Правда, пока без знаков различия.

  - И что дружинники?

  - Сначала немного поворчали, мол, все друг на дружку похожи, а теперь уже привыкли и гордятся тем, что они от остальных венедов отличаются.

  - А с кораблями что?

  - Кораблей сейчас одиннадцать. Шнеккеры 'Яровит' и 'Крес' используются для патрулирования и обучения варогов. Три драккара и один шнеккер: 'Каратель', 'Перкуно', 'Святослав' и 'Соколенок', боевые корабли. Еще есть два нефа, пара военно-грузовых коггов и один кнорр. Ну и, помимо этого, на верфи строят совершенно новый корабль, большое океанское судно вроде каракки. Что из этого получится, пока не знаю. Но мастера заверяют, что сделают именно то, что мне нужно.



  - Ну, а как твои вароги поживают?

  - Датский молодняк учится воевать, убивать и чтить Яровита. Вскоре думаю первую полусотню из старших возрастов в дело бросить, чтобы кровушки вражеской немного пролили.

  - А ты не думаешь, что они могут обернуть оружие против тебя?

  - Думаю, конечно. Причем постоянно. Поэтому за варогами присматриваю даже больше, чем за собственными детьми.

  - Угум! А по хозяйству что?

  - Развиваюсь потихоньку. Бумажное производство перетащил в Рарог и Блажко там уже все отладил. Крестьяне не бедствуют, снабжают город продовольствием и высаживают кукурузу, что из Винланда варяги привезли. Сейчас каменные башни строим и третью ветряную мельницу. Лесопилку налаживаем и расширяем меловой карьер. Огненные смеси производим, кислоты начинаем делать и красители свои, а скоро порох появится. Рыболовецкую артель организовал и зимой попробую рыбий жир получить. Кузнецы куют оружие, инструменты и все, что потребно в хозяйстве. Ткачихи молодых датчанок к делу приставили. В прошлом году Гончарная слободка появилась, и пару трактиров с постоялыми дворами поставили, а в следующем кирпичное производство, если получится, надо организовать. В храме Яровита уже полтора десятка служителей - все молодые да рьяные, учат варогов и молодежь из городка. В общем, нормально все, не без дурости, конечно, и со своими трудностями, но дело идет. Что-то покупаем, а что-то продаем. На вывоз мясо и солонина, льняные ткани, водка, гвозди, скобы и оловянная посуда, да трофеи с походов, а ввозим смолу и железо, строительный камень и соль, клей и кожу. От соседей приезжают мастера к нам учиться, и мы им рады, что не тайна, всем делимся и ничего не скрываем, ведь народу это на пользу, а европейцы за нами все равно не успеют. Времени вот только постоянно не хватает, а так-то живем хорошо...

  Прерывая меня, Векомир закашлялся, затем сделал пару глотков настоя и мотнул головой:

  - Тяжко... Дряхлею я, и недолго мне жить осталось... Год-другой, и все, отправлюсь к богам. Вот только неизвестно к каким... К Святовиду в Ирий или в Пекло к Чернобогу.

  - За что же тебя в Пекло? - спросил я.

  - А зачем я великим предкам нужен, если не сберегу свой народ от крестоносцев?

  - Ты делаешь, что можешь, так что насчет этого переживать не стоит.

  - И все же нет-нет, проскакивает мыслишка, что слишком мы медлительны, а главное, дума тяжкая меня гнетет, что некого после себя верховным жрецом оставить. В Ночь Сварога люди становятся слабее, больше на оружие и хитрость полагаются, а в День все обратно отыгрывается, железо прежней власти уже не имеет и во главе всего ставится кровное родство и сила духа. Поэтому все меньше среди нас, не только венедов, но и других народов, способных к волхованию людей. Да и мы, кто помнит прежние времена, слабеем, многое забываем и теряем свои знания.

  - Но, теряя одно, всегда можно приобрести нечто другое. Да и преемника ты себе можешь найти, пусть не волхва, а самого лучшего воина в храме.

  - Это, да, так, наверное, и придется поступить. Однако не об этом я с тобой хотел поговорить Вадим. Про моего преемника и то, что будет потом, мы опосля беседу заведем, а сейчас потолкуем об ином.

  - Я готов. Что-то нужно сделать?

  - Да. Скажи, что ты знаешь про полоцкого князя Василько Святославича?

  - Почти ничего. В прошлой жизни он не совершил ничего великого, и я его не запомнил, а в этой слышал про него кое-что краем уха.

  - Что именно?

  - Что человек он в возрасте и сидит в Полоцке. Что он внук Всеслава Брячиславича, князя-оборотня и великого чародея. Что дочь свою недавно выдал за одного из Ольговичей, кажется, за Святослава, сына Всеволода. Что с Мстиславичами дружен и что по молодости он служил у ромейского императора и был неплохим полководцем. Вот, пожалуй, и все. А в чем интерес к этому слабому Рюриковичу на окраине Руси?

  - В том, что осенью прошлого года он тайно прибыл на Руян. Князь Василько был болен и искал исцеления у наших волхвов. Ему помогли и вылечили от хвори. После чего он отрекся от чужой веры и всю зиму провел в Коренице, в храме Яровита, а ранней весной приехал в Аркону. Мы с ним встретились, и он изъявил желание помочь Венедии в отражении католической угрозы.

  - Я про это ничего не знал.

  - Тебе и не надо было. Событие, не ахти какое и держали мы его в тайне, а тебе за военными делами в Арконе бывать некогда.

  - Это правда, некогда. А Васильку Святославичу можно верить?

  - Можно.

  - И в чем выражается его помощь? Он желает стать военачальником?

  - Нет. От болезни князя Василько исцелили, а вот годы и шрамы от полученных в молодости ранений, при нем остались. Поэтому все, что он может, это давать советы и помогать нам с поднаемом воинов, не только на Руси, но и в степи.

  - В Тьмутаракани?

  - Эх, Вадим, - старик вздохнул, - ты за походами света белого совсем не видишь. Тьмутаракань вот уж тридцать лет как под ромеями. Продали Рюриковичи свое наследие от Святослава Игоревича братьям во Христе. За монету медную Тьмутаракань отдали, и все рода славянского корня, что там жили, теперь либо империи служат, либо ушли к половцам. Кто в Приднепровскую орду, кто в Лукоморскую, кто в Донскую. Ну, а иные на Русь подались. Поспрашивал бы ты своих дружинников из Киева об этом.

  - Спрашивал уже. Но прав ты, Векомир, за своими заботами забываю про дальние земли.

  - Вот-вот.

  Волхв покачал головой и огладил бороду, а я направил разговор дальше:

  - Так что там с воинами и Василько Святославичем?

  - Среди степняков у князя много друзей, которые стали вождями и атаманами. Большая часть из них в разные годы вместе с ним во славу императора Ионны сражалась, и Василько отослал им письма с предложением послужить Венедии. Кроме того послания были отправлены некоторым русским князьям. - Векомир опять зашелся в сильном кашле, прижал к губам платок, сплюнул в него, снова выпил целебного настоя и продолжил: - Несколько дней назад был получен ответ от некоторых вожаков и одного князя. Все они готовы повоевать за веру предков и серебро, поэтому через два месяца около пятисот воинов прибудут в Новгород.

  - С наемниками понятно, а что за князь готов с католиками биться?

  - Иван Берладник. Знаешь такого?

  - Этого-то знаю. Все же личность заметная. Первый служилый князь из Рюриковичей. Пару лет назад сидел в Звенигороде, а потом сцепился с галицким князем Владимирко и захватил его город. Однако не удержал добычу и лишился всего, что имел. С тех пор бегает по границам Руси и готов предложить свой меч и услуги дружины из верных людей любому, кто позвенит кошельком. Я ладожских Соколов просил отправить вербовщиков в Берлады, где Иван Ростиславич после бегства из родных краев прятался, но они не справились. Первый посланец в дороге сгинул, а второй князя в Берладах не застал. Он, вроде бы как на Киев к Ольговичам ушел, которые обещают его обратно в Звенигороде на княжеский стол посадить. Вот только ничего у них не выйдет. В этом году старшим Ольговичам конец придет.

  - Это если в Киеве все как в знакомой тебе истории сложится.

  - Да. Но, скорее всего, все именно так и будет. Ведь там ничего не изменилось. Народ по-прежнему не любит Всеволода и презирает его брата Игоря. - Я кинул взгляд на море и вернулся к теме: - Ладно, Ольговичи полягут и пусть. Они мне не интересны. Что с Берладником?

  - С ним все договорено. Князь не хочет менять веру, но готов воевать за серебро. С ним сотня лихих дружинников и он опытный вояка, жадный и резкий, но биться с католиками будет.

  - Ну, а я здесь причем?

  - Притом Вадим, что этих воинов, и степняков, и дружину Берладника, я хотел бы отдать под твою руку.

  - У меня дружина уже имеется и мне ее пока хватает. Пусть Берладника и степняков Мстислав возьмет, а лучше Никлот, у которого есть серьезная кавалерия. Зачем они мне?

  - А затем Вадим, что там, - жрец кивнул в сторону материка, - уже готовы к войне. Ты это понимаешь, точно так же как и то, что следующее лето будет кровавым. В Ла-Манш пойдут только несколько одиночных кораблей, которые станут англичан и франков пугать, а все крупные ватаги останутся здесь и будут биться на суше. Правильно говорю?

  - Верно.

  - Значит, и ты останешься, а если так, то тебе нужно больше воинов.

  - Это так, не спорю. Однако я думал через ладожан поднаем провести. Весной полсотни охотников в Новгород придет и осенью пара сотен. В итоге тысяча воинов у меня будет.

  - Бери всех, кто есть, и тех, что Василько пригласил, и тех, кого ладожские купцы приведут, и тех, кого сам найдешь. Потери будут огромные...

  - Векомир, да я ведь не против воинов. Но степняки всадники, а у меня пехотные экипажи.

  - Ты не дослушал меня. Не перебивай.

  - Понял. Молчу. Внимаю.

  - Наши князья хотят вести войну на вражеской территории, по крайней мере, до тех пор, пока будет такая возможность. Лишь только снег с полей сойдет, как наши отряды начнут наступление на врага. Большая часть сил останется на месте, а наиболее подготовленные и лихие воины под командой самых удачливых вождей, вроде тебя, станут уничтожать католиков, вытаптывать посевы, жечь поселки и склады с продовольствием. Лучше всего для этого подойдет легкая конница, которая воюет вместе с хорошо подготовленной пехотой, привычной к большим переходам. Так что готовься, Вадим. Если ты с нами, то будет тебе команда бить врага на его же земле. У Мстислава отряды для такой войны уже есть. Про Никлота ты правильно сказал, у него превосходная конница. Лютичи могут выставить лесовиков, а поморяне щитоносцев. Ну, а вольные вожди, кто и что соберет.

  - Но у меня лошадей нет, - попробовал я еще раз возразить Векомиру.

  - Будут тебе лошади, а чтобы наладить взаимные действия пеших дружинников и конников у тебя есть вся зима и большая часть весны.

  - А платить наемникам кто станет?

  - Пока война и подготовка к ней, храмовая казна, а дальше посмотрим.

  - Ясно. Когда мне в Новгород отправляться?

  - Через месяц. Сейчас с князем Василько познакомишься, договоритесь с ним о сроках, прикинете, когда торговый караван с Руяна пойдет, и вдвоем отправитесь в путь-дорогу. Время, понятное дело, будет уже осеннее. Но у тебя мореходы опытные, да и сам ты не промах, а значит справитесь.

  - Ага! - я покивал головой и спросил старца: - Векомир, и все же я не понимаю, почему эти воины должны быть под моей рукой? Они мне пригодятся - это ясно. Однако ты мог бы отдать наемников своему сыну Идару или кому-то из близких к тебе вожаков. Отчего мне такой подарок, и воины, и лошади, и оплата найма?

  - А ты сам до сих пор не понял?

  - Нет. Могу разобраться в хитросплетениях твоих мыслей, но свободного времени на это не имею.

  - Я же сказал, что мне преемник нужен, а его нет...

  - И что? Я воин Яровита, а не Святовида. Так что в любом случае не смогу заменить тебя.

  - Дело не в том, кто и какого бога превыше остальных ставит, и даже не в том, кто станет следующим верховным жрецом. Недавно мы встречались с Огнеяром и он сказал, что ты можешь прожить очень долгую жизнь и даже пережить Ночь Сварога. Ну, а раз так, то у тебя есть возможность стать великим князем. Не только по титулу великим. Но и по делам. К чему веду, понимаешь?

  - В общих чертах. Вадим Сокол проверен делами и с ним говорил Яровит. Он станет грызть глотку врагам даже тогда, когда на это не останется сил. Отступать ему некуда и когда-нибудь он может стать главой Венедии и ее охранителем, разумеется, если раньше нас крестоносцы не перебьют. А коли так, то для рывка наверх ему нужны деньги, большая дружина и великая слава, которая сделает его князем, который будет равен Никлоту, Рагдаю, Мстиславу и Прибыславу. Правильно?

  - Все верно. Так я и думаю.

  - А потяну ли я такое дело?

  - Кто знает, Вадим? Возможно, что нет. Может быть, я ошибаюсь. Однако то, что я вижу сейчас, мне нравится. Ты силен, честен и храбр. Умеешь думать, хотя многое упускаешь. Рвешься в бой и готов отдать ради нашего народа самое ценное, что есть у человека, саму жизнь. И, глядя на то, как ты на ровном месте построил Рарог и создал крепкое войско, мы, волхвы, решили, что Вадим Сокол будет хорошим великим князем Венедии.

  - А если я изменюсь, и власть развратит меня?

  - До этого еще дожить надо, что в наши беспокойные времена весьма мудрено.

  Векомир попробовал уйти от ответа, но я настоял:

  - И все же, волхв, скажи, что будет тогда?

  - Хочешь услышать мое мнение? Ладно. Слушай. Если через много лет ты станешь правителем Венедии и начнешь превращаться в чудовище, тебя уничтожат, словно бешеного пса.

  - Витязи?

  - Они самые.

  Я усмехнулся и кивнул:

  - Твои слова услышаны, верховный жрец, и я над ними подумаю.

  - Обязательно подумай, а пока давай встретим князя Василько.

  Обернувшись, я увидел, что к нам, в сопровождении одного из храмовников, приближается невысокого роста русоволосый старик. Черты лица правильные. Лицо округлое, с бородкой и усами. Подстрижен коротко. Спину держит прямо, а шаг твердый. Глаза голубые, но есть в них нечто звериное, может быть, от прадедушки Всеслава Чародея. Одет просто, серая рубаха с длинным рукавом, полосатые штаны и сапоги. На поясе кривой короткий меч, не сабля, а нечто напоминающее ятаган. Первое впечатление положительное. Вот только его внутренний мир от меня закрыт, словно он волхв, хотя все может быть проще, либо амулет заговоренный, который я не вижу, либо старая кровь в нем сказывается. Вероятней всего, вариант номер два.

  Верховный жрец представил нас и так я познакомился с Василько Святославичем Полоцким. При Векомире разговор шел недолго, обговорили общие детали, а потом волхва снова стал допекать кашель, и мы его оставили. Старый Рюрикович жил в доме Отдела по Борьбе с Крестоносцами, где он консультировал витязей. К делам ОБК его не допускали, все же он пока не считался венедами в доску своим. Поэтому большую часть дня Василько Святославич был предоставлен сам себе, бродил по окрестностям, гулял по торгу, тосковал по взрослым детям и внукам, которые остались на Руси, и посещал храмы. Идти ему было особо некуда и, дождавшись моих воинов, мы направились в Чарушу, куда я его пригласил.

  Возок за городскими воротами нас уже ожидает, и пока будем ехать, мы поговорим о делах, а потом попаримся в баньке, которая, наверняка, уже давно затоплена и прогрета. Затем посидим, покушаем, выпьем, и снова заведем разговор. Мне есть, о чем расспросить старого князя, который многое может рассказать. Причем меня интересует не Киевская Русь, не Византия и не Берладник вместе с наемными степняками. Нет. Я хочу побольше узнать про его предка Всеслава. Как он перекидывался в волка? Каким образом за один день мог из Киева добежать до Полоцка? Каким образом он совмещал в себе двоеверие, строил христианские храмы и одновременно с этим был волхвом? Что такое Тропы Трояновы и в чем была сила князя-оборотня? Что в историях о Всеславе Брячиславиче правда, а что ложь? Вот какие вопросы я хочу ему задать, а то с руянскими волхвами как засядешь, и начинается мистический треп на многие часы. А Василько Святославич воин, который, как мне кажется, на прямой вопрос ответит коротко, четко и по существу. Конечно, если захочет говорить.

Глава 2.

Ладожское озеро. Осень 6654 С.М.З.Х.

  Руянский торговый караван в Новгород этой осенью собирался большой. Сорок шесть судов покинуло варяжский остров, и отправилось в северную республику. Шнеккеры, драккары, лодьи, насады, расшивы, кнорры и когги. Настоящий флот под общим руководством сопровождаемого храмовыми витязями Радима Менко. Почему столько судов? Да потому, что венеды понимали, грядет беда, и спешили к ней приготовиться. Про Крестовый поход и замыслы католических иерархов знали князья, все серьезные купцы, предводители крупных варяжских ватаг и, конечно же, волхвы. Поэтому от Новгорода острову Руяну были нужны люди, в первую очередь воины, железо, которого всегда не хватало, зерно, если оно у республиканцев будет, и оружие, любое, какое только выставят на продажу. Нам сейчас перебирать нечего - все в дело сгодится, а славному торговому городу на берегах Волхова, как всегда, требовалось наше серебро.

  Море мы пересекли более-менее благополучно, а вот когда вошли в Ладожское озеро, застряли. На озере бушевал серьезный шторм и местные лоцманы, которые занимались проводкой судов от моря до Новгорода, вести караван вперед отказались. Слишком коварным может быть обширный водоем, который северные русичи часто называют морем Нево, и на его дне покоится немало кораблей, чьи самоуверенные кормчие решили рискнуть и пересечь озеро на свой страх и риск. Ну, а поскольку спорить с местными мореходами было бесполезно, пришлось двое суток простоять у берега. Но ничего, время в запасе имелось, а мне было чем заняться. На суше я организовал учебный бой трех своих боевых экипажей с пятью варяжскими и в очередной раз убедился в том, что моя дружина подготовлена гораздо лучше, чем вольные ватаги. Сказываются многочисленные рисковые походы и постоянные тренировки в Рароге - это понятно. И пообещав дружинникам, которые были довольны своей победой, небольшую премию и увольнительную в Новгороде, я засел за составление предварительных планов по весеннему диверсионно-партизанскому рейду в земли северных германцев. За этими занятиями сорок восемь часов пролетели очень быстро. Погода настроилась, вновь выглянуло солнышко, и мы продолжили наше движение к Волхову.



  Суда шли хорошо. Подгоняемый попутным ветром 'Каратель', за кормой которого держались 'Святослав' и 'Перкуно', находился в центре каравана рядом с кораблем храмовников 'Морской Волк'. Все почти точно так же, как три года назад, когда я впервые направлялся в Новгород. Только холодно и за мной не полсотни вольных варягов-ватажников, а несколько сотен отменных воинов, которые подчиняются только мне и никому более.

  Дружинники, которым не надо было работать веслами, отдыхали, а я сидел на одном из пустых румов и разговаривал с расположившимся напротив князем Василько. Как собеседник он меня устраивал, благо, человек умный и осторожный, за жизнь накопил немало связей, много где побывал и знает несколько языков. С ним интересно и хотя про своего предка Всеслава Брячиславича, к моему огромному сожалению, он говорить не желает, темы для разговоров у нас все же находятся. То военные хитрости степняков обсуждаем, то тактику ромеев, то военные битвы разбираем, а иногда, как сейчас, говорим о воинах, которые ожидают меня в Новгороде.

  - Княже, - поудобней пристроив спину на борт корабля, обратился я к Василько Святославичу, который зябко ежился и кутался в толстый шерстяной плащ, - а что ты думаешь об Иване Берладнике?

  - Так я ведь про него уже рассказывал, - ответил бывший полоцкий владетель.

  - Меня интересует, что он за человек, а про его заслуги и битвы, в коих он участвовал, я уже знаю.

  - Вот оно что... - протянул Рюрикович, после чего покосился на покрытую рябью водную гладь озера и продолжил: - Я видел его всего пару раз и сказать, что он за человек, мне трудно.

  - Но какое-то личное мнение ты о нем составил?

  - Да. Он сильный воин, но не сдержан. Знает военное дело и может придумать план по захвату города или разгрому вражеского отряда, а затем, следуя ему, добиться поставленной цели. Однако он плохой стратег. На два шага перед собой все видит, а на три уже не может. В общем, отличный вожак крупного отряда, но очень плохой правитель, который ценит жизни своих воинов и совершенно не жалеет смердов и рядовичей. Его ведь из Галича, почему выгнали? Не потому, что он был хуже князя Владимирко, а по той простой причине, что Иван Ростиславич считал горожан бессловесными скотами. Вот повел бы он себя немного иначе, поговорил бы с лучшими горожанами, купцами и боярами, да народу подвалы с вином открыл, и для него все могло бы сложиться иначе. Он мог бы удержать Галич, и увеличил бы свое владение, но Иван до этого не додумался и теперь превратился в самого обычного наемника. Пусть благородных кровей, однако, что это меняет? Ничего. Он согласен воевать за плату, а значит, как ни посмотри, все равно наемник.

  'Ясно, - подумал я. - Берладника придется держать под постоянным приглядом и на коротком поводке. Сотня дружинников у него есть, если письма не лгут, и этого количества воинов ему пока хватит. Ну, а потом посмотрим, к чему его приставить и как использовать'.

  - А про атаманов степных, что рассказать можешь? - продолжил я расспрашивать полочанина.

  - Степных вождей будет трое: Данко Белогуз, Твердята Болдырь и Юрко Сероштан. Все они выходцы из окрестностей Таматархи, по-нашему Тьмутаракани. Люди опытные, воевали за ромеев, а потом за Всеволода Ольговича, который не выплатил им обещанное серебро. Далее в Турове служили, а последние несколько годков в Малотине, на границе Переяславля со степью вместе с черными клобуками жили. Но переяславские князья не богатеи. Поэтому 'нашим' степнякам платят редко. Вот они и ищут, кому бы свои клинки продать. Если их нанимают, они служат честно, а коли обманывают, то обиду не прощают.

  - Это я уже понял. Больше ничего нового сказать не можешь?

  - Нет. Я степных вожаков давно не видел. Где они находятся и чем занимаются, в голове держал, мало ли, вдруг ко мне беда придет и помимо своей дружины сила понадобится, а что у них на душе, того не ведаю. Это надо с атаманами и их воинами лично встретиться, людям в глаза посмотреть, да в душу заглянуть, если навык такой имеется.

  Сказав это, Василько кинул на меня хитрый с прищуром взгляд. Видать, он был осведомлен о моем ведовском таланте, который год от года креп и показывал новые грани. Но никаких чудес я не демонстрировал, а на его осторожные расспросы не отвечал. Раз князь про Всеслава Брячиславича ничего не говорит, так и я свои умения на показ без нужды выставлять не стану, а то время нынче такое, что сегодня человек со стороны тебе союзник, а завтра он может оказаться врагом.

  Мы замолчали. Над головой с неприятным резким криком пролетела крупная серая чайка. Одновременно, мы с Василько Святославичем проводили ее взглядом, а затем князь сослался на холодный ветер, да на свои продрогшие старые кости, и покинул меня. После чего я снова задумался о неизбежной войне с крестоносцами. Мысли стали выстраиваться в четкую логическую цепочку, моментально вспомнилась вся полученная мной в ОБК информация, и я приступил к ее обработке. Делалось это легко и привычно. Картина окружающего меня мира заиграла новыми яркими красками, и я сделал несколько выводов, которые помогут мне правильней воспринимать все, что вскоре будет происходить на землях западных славян.

  Итак, что Венедский Конфедеративный Союз (мое личное самоназвание Венедии) имеет на данный момент и что он готов противопоставить врагам?

  У нашего пока еще не устоявшегося государства с давними традициями народовластия, но без серьезного госаппарата, есть сильный боевой и неплохой торговый флот. Сколько точно кораблей в наличии, никто толком не знает, ибо учет ведется лишь поверхностный. Однако около трехсот судов разных классов в распоряжении венедов есть, а значит, внутренние морские и речные коммуникации под нашим полным контролем и мы сможем достаточно легко и относительно быстро перебрасывать свои воинские контингенты туда, куда необходимо. Это серьезное преимущество перед врагами и отбрасывать его в сторону нельзя.

  Кроме того, на границах с католиками и в глубине наших материковых территорий построены мощные крепости, и это еще один неприятный сюрприз для крестоносцев. Только у бодричей за последние четыре года появилось семь новых замков, а приморский Дубин, где ставятся большие каменные башни с батареями катапульт и стрелометов, укрепляется дополнительно. Так что все земли князя Никлота, который после войны с датчанами сильно разбогател, превращаются в один огромный укрепрайон. Да и остальные венедские князья от своего соседа не отстают. Три дополнительных крепости появилось у лютичей и три у поморян. Плюс еще одна каменная твердыня строится в землях материковых ранов, как раз напротив Руяна, в том самом месте, где по зиме иногда замерзает море и на остров можно перейти по льду.

  Еще одно преимущество это наши огромные финансовые запасы. Западные славяне, как я уже отмечал, живут гораздо богаче, чем их восточные родственники с берегов Днепра. Ну, а после удачных походов в Швецию, Данию и Ла-Манш, разгрома трех католических армий и захвата целого ряда германских городов, среди которых наиболее богатыми были Ольденбург и Любек, серебра и золота в Венедии появилось столько, что оно стало дешеветь, и этим сразу же постарались воспользоваться новгородцы. Республиканские купцы поставляли нам товары по завышенным ценам и отправляли на родину десятки пудов драгоценного металла, который в не имеющей своих золотых и серебряных рудников Киевской Руси, совершенно естественно, стоил намного дороже, чем на западе. Взять как пример большую морскую лодью. В Венедии она стоит около ста гривен, в Новгороде шестьдесят, а в Киеве сорок. Разница видна сразу, и такие примеры можно привести по очень многим товарам.

  Впрочем, речь не о разнице в ценах. Драгметаллы потоком утекали из Венедии всегда, начиная с Рюрика, да и сейчас в Киевскую Русь через Новгород уходят. Просто у нас на Монетном дворе в Ругарде, в дополнение к медному 'трезубцу', стали печатать серебряную монету, весом в пять грамм с изображением Святовидова коня, и золотую, опять же пятиграммовую, с боевым кораблем на одной стороне и мечом с другой. При этом Монетный двор принимает любое серебро и золото, оценивает его по чистоте и разменивает на венедские деньги, а в прошлом году нашим номинальным главой великим князем Прибыславом, с подачи волхвов-советников, был выпущен указ о фиксировании цен на продовольствие, железо, медь, соль и еще некоторые товары, которые можно назвать стратегическими.

  Все это сильно ударило по купцам-спекулянтам (или честным предпринимателям, кому и как нравится), но не настолько, чтобы они отказались от своего ремесла и торговли в венедских землях. Ну, а после этого по слову Векомира в общую казну нарождающегося государства перешла часть золотого запаса из храмовой сокровищницы в Коренице, и на эти деньги было закуплено много продовольствия и вооружение на несколько тысяч человек. И хотя это только начало и до идеала далеко, задел на будущее появился. В единстве -сила, и отныне у венедов есть нечто общее, что принадлежит всем четырем племенам. Это деньги, казна и запасы. Теперь бы еще армию-флот общими сделать и создать государственный аппарат. Но пока это невозможно, князья с боярами и варяжскими вождями не допустят, да и народ к подобным шагам еще не готов.

  Далее я перешел к воинским формированиям, которые в грядущей войне выступят на стороне Венедии.

  Во-первых, есть боевые ватаги вольных морских вожаков. Примерно восемь-девять тысяч воинов, из которых только половина этнические венеды, а все остальные бойцы пришлые: новгородцы, киевляне, пруссы, литовцы, шведы, норвеги, суомы и карелы. Народ в этих отрядах хваткий, злой и умелый, потому что слабаки и гнилые людишки в таком обществе не выживают и не приживаются. Это сила, но ее надо правильно использовать. Держать в одном кулаке как бронированную пехоту, либо выпускать в море для налетов на вражеские берега. Ну, а поскольку с морскими походами пока придется завязать, значит, моряки станут тяжелой пехотой, которая в решающем сражении, если таковое произойдет, примет на себя основной удар противника.

  Во-вторых, имеются постоянные дружины четырех венедских князей, не менее пяти тысяч профессиональных вояк. У Никлота это конница, которая по выучке и снаряжению не уступит лучшим европейским рыцарям. У Прибыслава отряды смешанные, есть тяжелая кавалерия, пехота и сотня отборных лесовиков, своего рода спецназ. У Рагдая в дружине всего двести всадников, а остальные воины собраны в элитный пехотный батальон (мое обозначение), четыре длинные сотни копьеносцев по сто двадцать человек в каждой. Что же касается Мстислава, то у него сплошь варяги, самые лучшие и сильные представители племени ранов.

  В-третьих, в крупных венедских городах, таких как Волегощ, Щецин, Радогощ, Гданьск, Ральсвик, Зверин, Колобрег и Волин, имеются отряды стражников, как правило, бывшие дружинники или вернувшиеся в родные края пожилые морские бродяги. Большую часть городских охранителей, которых почти две тысячи воинов, в решающий момент тоже можно кинуть в бой, и я уверен, что если до этого дойдет, они покажут себя хорошо.

  В-четвертых, в общий учет идут воины разросшихся храмовых отрядов. Это не менее пятнадцати сотен человек, из которых лишь четверть может называть себя витязями. Ну, а остальные бойцы это либо потерявшие все люди, которые ищут смерти, либо артиллеристы, либо созданные в прошлую военную кампанию группы метателей 'греческого огня'.

  В-пятых, обязательно будет проведена мобилизация племенного ополчения, которое подсчитать можно лишь примерно. Бодричи, если напрягутся, выставят десять тысяч человек, лютичи столько же, поморяне минимум пятнадцать, да раны семь-восемь. Подготовка у вчерашних крестьян и рыбаков, охотников и лесорубов, бортников и корабелов, солеваров и ремесленников, строителей и моряков с торговых судов, конечно же, слабая. Наши князья это прекрасно понимают, точно так же как и то, что ценные кадры, тех же кузнецов и корабелов, необходимо беречь. Однако если прижмет, то вся эта толпа выйдет в поле и встанет насмерть, или будет сидеть по лесам, наблюдать за уничтожением своих городов и вести партизанскую борьбу.

  В-шестых, нельзя забывать про новгородских ушкуйников, которые вместе с варягами и свеями так славно погуляли в Гетланде, что там только треть населения уцелела. А недавно они получили подкрепления с родины и сейчас почти в полном составе зачищают от католиков окрестности озера Веттерн. Однако по весне ушкуйники должны выйти к морю, погрузиться на свои расшивы, а затем прибыть в Волегощ и будет их не меньше полутора тысяч. Само собой, если не случится чего-то непредвиденного, и вольные люди не сорвутся куда-нибудь в другое место. Ведь с них, кстати сказать, станется. Соберутся в круг, пошумят, погуторят за жизнь и ринутся Европу грабить или вернутся домой, добычу по кабакам спустят и в Волжскую Булгарию за хабаром пойдут. Впрочем, вольные атаманы заверили князя Мстислава, что свое слово сдержат, а значит, они не подведут.

  В-седьмых, рядом с нами встанут язычники с восточных берегов Венедского моря. Пруссы, литовцы, ятвяги, латгаллы, куроны и прочие лесовики. Сколько их будет, только боги знают. Однако двадцать тысяч воинов, ставший в родной Помезании великим вождем Пиктайт из Трусо обещал привести. Войско у него многоязыкое и разное по качеству, есть ветераны, которые с нами датчан в Большом Бельте крошили, а есть настоящие дикари, которые железный нож за чудо считают и имеют общий словарный запас в полсотни слов. Руководить ими трудно, но Пиктайт как-то справляется, видать, привык. Так что до поля боя он орду доведет. Кстати, помимо этого, пруссы собираются привести к нам свою превосходную конницу и витязей Перкуно. Пойдут они от города Трусо через земли поморян к Щецину и появятся под его стенами примерно в конце весны.

  В-восьмых, венедам обещана помощь со стороны Хунди Фремсинета. Сил у шведского короля-язычника, после жестокой и опустошительной войны с гетами и свеями-католиками, не очень много. Но десять-пятнадцать кораблей и восемь-десять сотен воинов он соберет. Народ у него жесткий и ненавидящий христиан лютой ненавистью. Поэтому драться скандинавы станут, словно настоящие берсерки. В этом я уверен, слишком много крови в последние годы пролилось в Швеции и очень уж большой счет у поклонников одноглазого водителя дружин Одина к носителям креста.

  Вроде бы все. Хотя нет. Стоп! А я? А как же я? Всех посчитал, а про свою скромную персону забыл. Нехорошо. Получается, что отделяюсь от общества? Ха-ха! Выходит, что так. Однако это не правда, а значит, плюсуем мое войско. Семьсот пятьдесят дружинников без варогов уже есть, а к началу военной кампании, если поднаем в Новгороде пройдет, как запланировали Векомир и князь Василько, да весенний набор будет, под моей рукой соберется около полутора тысяч воинов. Три сотни из проверенных семейных старожилов, чьи родственники проживают в Рароге и окрестностях, придется оставить на острове, а остальных после тренировок и боевого слаживания в бой.

  Теперь-то все? И опять нет. Другие вольные вожаки тоже поднаем будут проводить. В Норвегии, в том же самом Новгороде, среди пруссов, карелов и литвы. Кроме того, вместе со второй экспедицией в Винланд, которую повел за океан недовольный своим назначением Будимир Виславит, верховный жрец послал вербовщиков в Исландию. Хоть кого-то, но они наймут. Ну и, ко всему этому финский шаман Онни Коскенен на крови клялся, что наберет охочих до драки молодых парней, которые будут служить храму Святовида. Поэтому по общему итогу выйдет, что мы сможем выставить против крестоносцев более семидесяти тысяч человек. Это серьезная сила, но более половины бойцов от этого числа являются ополченцами, и часть войск придется оставить на охране тылов и в экипажах военных кораблей. Так что реально воевать будет тысяч пятьдесят, а то и меньше.

  Ну, а сколько же выставят католики? Можно посчитать. Насколько я помнил историю моего мира, то в Крестовый поход против славян выступило около ста тысяч воинов. Германцы, покоренные ими лужичане и древане, ляхи под предводительством короля Болеслава, даны, моравы и европейский безземельный сброд. Одновременно с этим начался Второй Крестовый поход в Святую землю, основными участниками которого являлись король Конрад Третий и король Людовик Седьмой. За германским королем пошло пятьдесят тысяч. Да за французским еще семьдесят. И это не считая сицилийцев короля Роджера, итальянские отряды, наемников, тамплиеров и дружины английских рыцарей, которым надоела гражданская война на своем острове.

  Сейчас расклады иные. Наверняка, Крестовый поход в Святую землю пойдет как вспомогательный, а основным противником католицизма объявят нас. Про это говорил Яровит, который навещал меня после битвы под Пырыцей, и слова небожителя подтверждаются докладами наших разведчиков в Европе. Однако датчан венеды из игры выбили, так что если они и выступят, то ограничатся демонстрационными действиями в районе Каттегата и Скагеракка. Ляхам тоже досталось и у них до сих пор длится внутрисемейная распря между Пястами, а значит, много сил против нас они не кинут. Возможно, тысяч двадцать соберут и на этом все. Опять таки германцы понесли серьезные потери, и тех же северных саксов с гольштейнцами будет меньше, чем могло бы быть. Ну, а в остальном, все по-прежнему. Армия Конрада Третьего вместе с войсками имперских феодалов: Генриха Льва, Альбрехта Медведя, Конрада Церингенского, Конрада Мейсенского, Хартвига фон Штаде, Фридриха Одноглазого и многих других. Плюс к ним французы чрезвычайно набожного Людовика Седьмого, которого в необходимости Крестового похода против язычников убеждает лично Бернард Клервоский. Славянские католики из Моравии, которых поведет король Владислав Второй, а так же отряды многочисленных епископов и архиепископов. Остатки шведских христиан под руководством молодого короля Юхана Сверкерссона, который вовремя сбежал от гнева Хунди Фремсинета, рыцари католических орденов, наемники и английские добровольцы. Возможно, появятся итальянцы, но это вряд ли. Так что если произвести хотя бы примерный подсчет, то получается сто семьдесят тысяч крестоносцев. Гигантская цифра, которую я, как человек из будущего, могу себе представить, а вот нашим князьям это сделать трудно. Хотя Атилла-батюшка, коего венеды до сих пор добрым словом поминают, и не такие армии по Европе водил, при всем притом, что в его время транспортная инфраструктура была хуже, лесов больше, а городов гораздо меньше.

  Впрочем, крестоносцам в любом случае придется трудно, поскольку такую огромную ораву воинов при таком же количестве лошадей, как боевых, так и тягловых, и десятками тысяч обозников, прокормить трудно. Да и не ладят католики между собой. Герцог Альбрехт Медведь ненавидит юного Генриха Льва и своего соперника за корону короля Конрада. Германский правитель в свою очередь находится в постоянном конфликте с половиной имперских аристократов и презирает своего французского коллегу Людовика, который охраняет слабую на передок супругу Элеонору (Алиенор) Аквитанскую. Архиепископы с епископами, сплошь высокородные аристократы, грызутся между собой за власть над прихожанами и поддерживают своих родственников-феодалов. Внутри всего этого кагала десятки партий и сотни мелких союзов. Кто, где и чей, не всегда понятно. Однако одно можно сказать сразу. Согласия и единства среди крестоносцев не было, нет, и не будет, ибо достичь его невозможно.

  Нам внутренние склоки католиков на руку и, исходя из вышеизложенного, совершенно ясно, что крестоносцы начнут свое наступление несколькими колоннами и двинутся на язычников с разных сторон. Они будут опираться на прилегающие к венедским границам крупные города, такие как Гамбург, Бремен, Верден, Бардовик, Хоболин, Магдебург, Бранденбург и Берлин, а мы встретим противника на его территории, отыграем сколько-то времени, а затем отступим обратно в Венедию, продолжим сражаться в лесах и станем вести войну на истощение. Ну, а там наступит осень, за ней придет зима и крестоносцы, кто переживет весну и лето, подохнут с голода или откатятся обратно в Европу. Таковы предварительные планы на эту войну, а как будет на самом деле, я смогу увидеть лично.

  'Эх-ма! - мысленно вздохнул я. - Злое время наступает и ничего уже не изменить и не поправить. Лично я сделал все, что мог, и теперь у венедов есть шанс выстоять. Кстати, надо бы записать свои размышления, наверняка, пригодится'.

  Я встал с рума и прошел к мачте, под которой бросил свою походную сумку. Открыл клапан и стал искать дневник. Нашел, а затем нащупал медную фляжку с чернилами, коробочку с мелким песочком и футляр с перьями. Все имеется, можно начинать. Вот только я упустил из вида, что нахожусь не на берегу. Качка есть, она чувствуется, поэтому даже если захочу, сделать запись не получится, либо кляксу на лист посажу, либо бумагу пером порву.

  'Ладно, - решил я, - позже свои записки дополню'.

  Дневник и письменные принадлежности вернулись на место, а в руку попал, словно сам по себе, кусочек материи. Я вынул его на свет и увидел потертый платок, на котором был вышит атакующий змею сокол. Сразу вспомнилась девчонка Дарья, которую в этих самых местах я спас от насильника, и бой в деревеньке Водька. После чего я подумал, что интересно было бы увидеть эту самую Дашу. Небось, выросла егоза.

  'Что, на молоденьких девушек потянуло? - ехидно осведомился мой внутренний голос. - Жены уже не хватает?'

  Усмешка пробежала по моим губам. При чем здесь жена? Она отдельно, а походные приключения находятся в совершенно иной плоскости, и не надо их смешивать. Караван идет медленно, а Водька недалеко, так почему бы и не зайти в гости к тем, кого моя дружина некогда выручила? Препятствий нет, а значит, вперед. Отдохнем у рыбаков, ушицы свежей поедим, да выпьем немного. Ну, а дальше как получится.

  - Ранко! - окликнул я спящего невдалеке от кормила командира 'Карателя'.

  - Чего Вадим? - Самород откинул прикрывающий его от ветра полог и приподнял голову.

  - Где Водька находится, помнишь?

  - Деревня рыбаков?

  - Она самая.

  - Помню.

  - Поворачиваем к ней. 'Святослав' и 'Перкуно' продолжают движение с караваном, а мы идем в гости.

  Ранко Самород понятливо усмехнулся и поднялся. Сигнальщик достал красные флажки и подошел к борту, чтобы его увидели с наших драккаров, а кормщик стал поворачивать корабль в сторону западного берега.

Глава 3.

Новгород. Осень 6654 С.М.З.Х.

  Ночь. До рассвета еще не меньше двух часов. По крыше лучшего новгородского постоялого двора, который приютил меня и экипаж 'Карателя', барабанят крупные дождевые капли, а мне не спится. Вроде бы сутки глаз не смыкал, а вот не идет сон и все тут. Поэтому я сижу за столом, смотрю на обнаженную девушку Дашу, которая мирно сопит в две дырочки на нашей общей кровати, впитываю идущее от нее душевное тепло и размышляю о своем. Думок в голове тысячи. Они роятся и сталкиваются одна с другой, пересекаются и сплетаются в клубки, которые приходится распутывать. А что делать? У меня не три головы, а всего одна, и в сутках только двадцать четыре часа, не больше и не меньше. Вчера поздно вечером наш морской караван прибыл в Новгород и с утра начнется рабочая суета. Появятся командиры наемников, с коими мне придется пообщаться, а помимо этого существует масса других проблем, которые требуют моего самого пристального внимания.

  Вон, взять хотя бы Дашу. Более трех лет назад тринадцатилетняя соплюшка подарила мне платочек и с тех пор, словно Ассоль из романа Грига, ждала, что появится капитан дальнего плавания, который заберет ее из нищей рыбацкой деревушки с незатейливым названием Водька в светлое будущее. Девчонка мечтала, сама себя накручивала, росла и превратилась в настоящую красавицу. Стройная фигурка, красивая грудь, роскошные русые волосы и голубые глазки. Моментально у нее появились ухажеры-женихи, но она отвечала всем отказом и, несмотря на злые насмешки, ждала только меня. И вот, наконец, я появился. После чего, как-то совершенно естественно, мы провели с ней ночь, а утром я осознал, что не могу бросить эту девчушку на произвол судьбы. Точнее сказать, могу, ведь по нынешним временам это стандартная практика, но не хочу. Варяг пришел, весело провел время, получил, что хотел, отдарился и исчез, ибо судьбина у него такая, по морям бродить, а подруга осталась на берегу, может быть, родила ребенка и через пару-тройку лет благополучно вышла замуж. Вот только я хорошо чувствую душевный настрой других людей, и когда настал срок покинуть Водьку, я посмотрел в глаза отдавшей мне свое девичество рыбачки, которая втайне уже собрала свои нехитрые пожитки, и забрал ее с собой.

  В общем, я поступил как романтик и, вполне возможно, когда-нибудь эта история станет сказкой или легендой. Даша превратится в прекрасную принцессу, а я в благородного принца, который преодолел множество преград и пришел за своей возлюбленной. Ну, а пока мы в реальности, в которой далеко не все бывает красиво и гладко. Еще одну жену в семью ввести несложно, и Нерейд, я уверен, воспримет это спокойно. Вот только время нынче беспокойное, и быть рядом со мной может быть опасно. Впрочем, опасность есть всегда, даже в жизни простого рядовича, и для себя я все решил. Мне уже давно намеки делали, что славному вождю необходимо иметь несколько жен. Однако как-то не до того было, то работы много, то походы, то разъезды. Ну, а сейчас судьба сама свела меня с той, которая стала для меня дорога настолько, словно я любил ее всю свою жизнь. Так что мои действия очевидны, и быть юной красавице Дарье второй супругой зеландского вождя Вадима Сокола. Благо, мы друг другу не безразличны, а коли так, то все у нас сладится.

  Отвернувшись от девушки, которая во сне мило улыбалась, я посмотрел на пламя горящей свечи, и мысли перескочили дальше, на дела Новгорода и Киевской Руси. Здесь все по-прежнему бурлило и кипело, было наполнено событиями, и многие из них вызывали мой интерес.

  Есть нечто обыденное. Например, в позапрошлом году в Новгороде восстановили мост через Волхов. Новгородский князь Святополк Мстиславич собирает войско против суздальского князя Гюрги (Юрия Долгорукого). Посадник Судила Иванкович ушел со своего поста и его временно сменил Нежата Твердятич. Городские дружины и карелы задавили сопротивление племен Хеме, которые выплатили городу виру за погибших ладожан и выдали республиканцам своих наиболее воинственных вождей и бойцов. Владыко Нифонт вызвал из Киева умелых живописцев, и они занимаются росписью Софийского собора. Ну, а помимо того за последние три года он построил сразу пять церквей. Успения Богородицы на Торге. Святых Бориса и Глеба в Детинце, Святых Демьяна и Козьмы в Наревском конце, и две в Славенском конце, что-то связанное с Ильей, Петром и Павлом. В общем, владыко не дремлет и старается, как можно плотнее охватить город святилищами своего бога. Это ожидаемо и вполне предсказуемо.

  Однако это все пустое. Главное, на мой взгляд, в других событиях, которых два.

  Первое касается власти мирской. Ольговичи все больше слабеют. Великий князь Всеволод вот-вот помрет, если уже в ящик не сыграл, а его брат Игорь, мой давний недруг, который с момента своего освобождения из плена четыре раза посылал по мою душу убийц, отправится вслед за ним. Киевляне не любят Ольговичей, которые нечисты на руку и рассорились со многими своими союзники. Так что следующим великим князем станет переяславский князь Изяслав Мстиславич. У него много родственников, а главное, за него черные клобуки, которые по приказу Мстиславича порвут любого, кто против него выступит. Следствием усиления Мстиславичей в Киевской Руси станет новый виток междоусобицы и, при желании, через родную сестру князя Изяслава и мою хорошую знакомую датско-норвежскую королеву Мальмфриду Мстиславну, можно внедриться в местное общество и повести свою игру. Однако мне сейчас не до того и собственной агентуры до сих пор нет, а вот если мы отобьем крестоносцев, то вполне реально откроить годик-другой, и прогуляться по Руси. Повоевать, поинтриговать, пограбить наиболее преданных партии Христа князей, бояр и епископов, а затем отбить себе кусочек земельки, где можно поставить крепкий форпост и посадить там своего человека.

  Конечно, возникает резонный вопрос, а как на это отреагирует христианская церковь? Слабо отреагирует, потому что есть второе событие, которое привлекает мое внимание, и оно плотно пересекается с первым.

  На Руси многие недовольны тем, что все митрополиты назначаются из Константинополя. Как правило, они люди чужие, по крови и по духу. Поэтому местных реалий зачастую просто не понимают. Взять хоть нынешнего Михаила, митрополита Киевского и всея Руси. Его мнение мало кого интересует, и доходило до того, что самого главного церковника на Руси сажали под замок и морили голодом, дабы был посговорчивее. В итоге, авторитета у него нет и многие епископы, кто не грек, а русич, чуть ли не в открытую посылают его куда подальше. Мол, да пошел ты через пошел, чурка греческая, мы сами прекрасно знаем, что у нас и как, и чему нам прихожан учить. Михаил пытается их как-то урезонить, постоянно конфликтует с князьями, которые грызутся между собой, и пишет кляузы константинопольскому патриарху. Но глава ортодоксальных христиан далеко и тоже не в курсе событий на Руси, ибо других забот хватает. Тут сельджуки наступают, при дворе императора вечная борьба за власть, да католики усиливаются, так что ему просто не до киевских разборок.

  Короче говоря, вскоре Михаил покинет свой пост и удалится в один из глухих монастырей. Одновременно с этим произойдет смена власти в Киеве и новый великий князь, Изяслав Мстиславич, сам выберет митрополита. Не чужака, а своего человека из местных кадров. Им станет Климент Смолятич, вполне адекватный человек, который (О, Боже!) посмел по-своему трактовать Библию, Евангелие и прочие христианские святые книги, и при этом частенько ссылался на труды Платона, Аристотеля, Сократа и других древних философов. С этого начнется раскол церкви, в котором славяне противопоставили себя иноземцам. Вот только жаль, что продержится Климент не очень долго. Как Изяслав Мстиславич умрет, так его с митрополитов и скинут, а епископов, которые стояли за создание РПЦ, разгонят по дальним скитам.

  Такие вот исходные данные, обмозговав которые, я задал себе вопрос. А что будет, если поддержать Климента и Изяслава? Где-то деньгами им помочь, где-то убийц к нашим врагам подослать, например, к тому же самому новгородскому епископу Нифонту, который поддерживает греков, а где-то правильный совет дать. Киевскую Русь обратно в язычество уже не вернешь, по крайней мере, не сейчас. Но сделать церковь не греческой, а русской и отдельной от Константинополя вполне реально. Но опять таки, это планы с прицелом на будущее, и они будут претворяться в жизнь лишь в том случае, если через пару лет я все еще буду дышать воздухом и радоваться каждому новому дню, а не лететь вместе с прахом погребального костра в Ирий. Так что если выживу, то постараюсь влезть на Русь и попробую создать задел на равенство всех религий в пределах Руси. Это работа на десятилетия. Однако у меня в запасе века, а значит, если организовать в Киеве и других крупных русских городах крепкие шпионские сети, основу которых составят вароги и мои дружинники, то конечная цель может быть достигнута...

  Я достал из сумки дневник и письменные принадлежности и приступил к работе - оформлению своих мыслей в планы. По грядущей военной кампании, по шпионажу, по церковному расколу, по княжеским фамилиям и кланам, которые дерутся за титул великого князя. Дело спорилось, и я настолько увлекся, что совершенно не заметил, как наступило утро. Ладони и рубаха были в чернилах, в дневнике прибавилось исписанных листов, а спину слегка ломило. Однако, несмотря на ломоту и бессонную ночь, я собой был доволен.

  Потянувшись всем телом, я встал, и сделал легкую разминку. Затем подошел к мутному окну и поприветствовал восходящее солнце. После этого проснулась Дарья, которая улыбнулась мне так лучезарно, словно солнышко взошло не над миром, а прямо в этой комнате, и я подумал, что до завтрака еще есть время и его можно провести в постели. Однако любовная игра была отложена.

  В запертую изнутри на крепкий засов дверь постучал один из дружинников, который сообщил, что прибыли степные атаманы и князь Иван Ростиславич. Вожаки наемников появились немного раньше, чем я ожидал. Видать, возле закрытых городских ворот ждали, когда они откроются, а от них сразу же направились ко мне. Ладно, поговорю с ними сейчас, это не проблема.

  Поцеловав Дарью в сладкие губы, я огладил ее по упругой груди, оделся и прицепил на пояс верный клинок. После этого спустился со второго этажа вниз, в трапезную, и здесь огляделся. Моя дружина уже лопала сдобренную топленым маслом кашу. Ну, а гости, которых было четверо, сидели в центре и вместе с Василько Святославичем попивали горячий взвар.

  Первые впечатления были хорошими и слова полоцкого князя подтвердились. Атаманы степняков, как на подбор, словно родные братья. Крепкие мужчины сорока-сорока пяти лет, на голове темно-русые чубы, у двоих в ушах золотые серьги, на теле плотные кожаные кожуха и заправленные в сапоги свободные степные шаровары, а на поясах сабли с потертыми рукоятками. Примерно такими я их себе и представлял. Вот только не ожидал, что черный клобук окажется похож на казацкую папаху из черного каракуля, но это мелочь.

  Что же касается Ивана Берладника, то на вид ему было, лет тридцать пять. Волосы светлые, взгляд уверенный и слегка нахальный с прищуром. Одет в добротный суконный кафтан, а из оружия имел прямой превосходный меч в богатых ножнах и пару кинжалов. Не дать и не взять, кондотьер, как он есть, хотя изначально я думал, что на первую нашу встречу, он накинет красное княжеское корзно, это значит, чтобы цену себе набить. Однако нет, Берладник обошелся без понтов, а значит, укатали сивку крутые горки, и для меня это хорошо.

  'Ну что, начинаем разговор? - спросил я сам себя. - Да, тянуть не надо. Решил, делай'.

  Подойдя к столу, я присел рядом с Василько Святославичем, поприветствовал наемников, которые расположились напротив, дождался их ответа, получил от румяной служанки кружку с клюквенным взваром и спросил гостей:

  - Кто я, знаете?

  За всех ответил Берладник:

  - Да. Князь Рарожский Вадим.

  'Надо же, - подумал я, - кто же это меня до князя повысил? Надо будет узнать, хотя и так понятно, руянские приказчики, которые в Новгороде сидят, постарались'.

  - Зачем венеды служилых людей набирают, понимаете?

  - С немцами биться станем.

  - Не только. Католики затевают Крестовый поход против славян, а в нем кого только не будет. Вся Европа против нас.

  - Нам все равно, - хмыкнул один из степняков, кажется, Твердята Болдырь, если я правильно запомнил сделанные князем Васильно описания.

  - Это хорошо, - кивнул я и спросил: - С нашими условиями ознакомлены?

  Снова за всех четверых высказался Иван Ростиславич:

  - Да. Приказчики руянские нам все подробно описали, да и купец Сокол из Ладоги про тебя кое-что поведал. Служба на три года. Нанимает нас храм Святовида, но подчиняемся мы тебе. Приказы выполняются беспрекословно. Оплата как у всех, кто у тебе в Старшей Дружине служит. Гривна серебра ежемесячно простому воину. Полторы десятнику. Три полусотнику. Пять сотнику. Главному командиру по договоренности. В случае гибели воина или тяжкого увечья, ему причитается трехмесячная оплата. Оружие, доспехи, жилье, лошади и припасы с тебя. Добыча на отряд не делится, а полностью передается нанимателю.

  - Все верно. Вас это устраивает?

  - Конечно, а иначе бы нас здесь не было.

  - Вопросы имеются?

  - Само собой.

  Наемники переглянулись, и Болдырь кивнул Берладнику:

  - Ты первый, княже, а мы обождем.

  Иван Ростиславич окинул взглядом помещение, наверняка отметил, что экипаж 'Карателя' ведет себя тихо, десятки завтракают по очереди и все воины одеты однообразно. После чего слегка дернул шеей, хмыкнул и поинтересовался:

  - Кто будет главным командиром в наемном войске?

  - Никто, ведь вы не единая армия.

  - А кому мы будем подчиняться помимо тебя?

  - Моим ближним людям, кому я доверяю.

  - И много таких над нами поставишь?

  - Двух-трех человек, не больше.

  - Добро. Ну, а где нам воевать придется?

  - Об этом узнаете, когда на место прибудем.

  - Не доверяешь?

  - Остерегаюсь.

  - Ладно. Воинов наших проверять станешь или нам на слово поверишь, что бойцы все справные?

  - Проверю. Вы где остановились?

  - Деревенька Прость за городом.

  - Знаю, где это, так что завтра ждите в гости.

  - А что смотреть станешь?

  - Все, но в основном стрельбу из лука и пеший бой строем.

  - Так-так. Ну, а когда отправляемся в путь-дорогу?

  - Через пять дней. Караван ждать не станем, сами пойдем. Меня в Перыни еще воины ждут, так что их проверю, погрузитесь на расшивы ладожских купцов, и пойдем отсюда. Сначала на Руян, а затем на Зеландию, где ваши воины пройдут дополнительное обучение.

  - Мы так не договаривались. Зачем дружине снова учиться? Мы все умеем.

  - Посмотрим, а если не хочешь соглашаться на службу, то так и скажи.

  Берладник, которому наверняка было неприятно, что ему кто-то будет отдавать приказы, нахмурился. Однако он себя сдержал, немного помолчал и продолжил:

  - Когда роту давать будем?

  - После проверки воинских умений твоих дружинников и степных воинов.

  - А задаток за обещанные два месяца службы, когда получим?

  - Завтра к вечеру.

  - Вопросов больше не имею.

  - А у меня к тебе есть парочка.

  Иван Ростиславич прищурился:

  - Спрашивай, Вадим из Рарога.

  - Почему ты, князь, решил за серебро воевать?

  - Скажу, как есть. Допекло меня, вот и согласился послужить.

  - А с Ольговичами почему на Галич не пошел?

  - А они разве туда собирались? - удивился Берладник. - Я в Киеве недавно был, так они мне ничего про это не говорили.

  'Вот так-то, - промелькнула в голове мысль. - Очередное изменение истории на лицо. В моей реальности Ольговичи пошли на Галич, и Берладник был с ними, а сейчас про нечто подобное и разговора нет. Русь, вслед за Руяном и Европой, тоже поворачивает в новое историческое русло, и я к этому имею самое непосредственное отношение. Игоря Ольговича на деньги развел, и финансовая слабость аукнулась всему клану. Впрочем, об этом никому кроме меня и Векомира знать не стоит, так что уводим разговор подальше от скользкой темы'.

  - Не обращай внимания, Иван Ростиславич, это только слух, - сказал я Берладнику и задал новый вопрос: - Где свою семью оставил?

  - В Смоленске.

  - Хорошо. Позже еще поговорим.

  - Обязательно.

  Я посмотрел на атаманов и кивнул Болдырю:

  - О чем вы спросить хотите?

  - Нам лошадей точно дадут?

  - Точно.

  - А что за лошадки?

  - С конезаводов князя Никлота, прусские кони и руянские.

  - То кони добрые. А что в ваших землях насчет баб?

  - Свободных нет, хотя рядом с Рарогом имеется пара трактиров, где гулящих женок немало.

  - А на войне что?

  - На войне как на войне. На своих землях никаких бесчинств, а во владениях врага погуляете от души, разумеется, если сумеете.

  - Деньги на родину нам как отсылать?

  - В моем владении есть фактория ладожских купцов, и через них можно отправить серебро на Русь. Обмана пока не было, все доставлялось вовремя и в целости.

  - Добро. А что по припасам? Чем кормить станешь?

  - Не переживайте атаманы-молодцы, и мяско будет, и овощи, и крупы.

  - А питье хмельное?

  - Только по праздникам.

  - Языческим?

  - Разумеется. А вы разве христиане?

  - У нас народ разный. Поэтому мы, на всякий случай, всех богов чтим.

  - Еще вопросы имеются?

  - Только по службе. Но про это лучше завтра поговорим, когда воинов посмотришь.

  - Идет.

  Еще некоторое время мы говорили на общие темы, а потом Берладник и атаманы засобирались в путь. Им предстояло подготовить воинов, чтобы лицом в грязь не ударить, и я вожаков не задерживал.

  Наемники покинули постоялый двор, а я, глядя им вслед, подумал, что очень немногие из них вернутся обратно на родину. После чего на ум пришла старая казачья песня, которую я слышал в прошлой жизни всего один раз. И вроде бы я не казак, но песня хорошая, душевная, тягучая и поется без музыкального сопровождения, а потому запомнилась, и сама на язык легла:

  'Черный ворон - друг ты мой залетный,

  Где летал так далеко?

  Ты принес, принес мне черный ворон,

  Руку белую с кольцом.

  Вышла, вышла, скажем, на крылечко,

  Пошатнулася слегка.

  По колечку друга я узнала,

  Чья у ворона рука.

  Это то рука, рука мово милого,

  Знать, убит йон на войне.

  Йон убитый, лежит не зарытый,

  В чужедальней стороне.

  Йон пришел, пришел сюда с лопатой,

  Милостливый человек.

  И зарыл, зарыл в одну могилу,

  Двести сорок человек.

  И поставил крест йон там дубовый,

  И на нем йон написал:

  Здесь лежат, лежат с Дона герои,

  Слава донским казакам!

  Знаю, ворон, знаю твой обычай,

  Ты сейчас от мертвых тел,

  Ты с кровавою добычей,

  К нам в станицу прилетел.

  Где же ты летал по свету,

  Где кружил над мертвецом,

  Где спохитил руку эту,

  Руку белую с кольцом.

  По колечку я узнала,

  Чья у ворона рука.

  Кровь брызнула на сердечко,

  Встрепенулася душа.

  Под Варшавой есть местечко,

  Где кипел кровавый бой.

  Бой кровавый мир богатый,

  Будет помнить целый век.

  Приходил туда с лопатой,

  Милостливый человек.

  Йон погреб в одну могилу,

  Всех бойцов богатырей.

  Йон поставил крест дубовый,

  И на нем йон написал:

  Здесь лежат с Дона герои,

  Слава донским казакам!'

  Песня сложилась в голове, и я решил, что ее надо будет записать. Пригодится. Ну, а вспомнилась она мне потому, что передо мной сейчас сидели не просто степняки-половцы, а наши степняки. Предки казаков и потомки воинов Святослава, которые берегли южные рубежи своей родины, а теперь вынуждены сидеть в Переяславле, с кочевыми ордами лукоморцев вдоль Черного моря бродить или наемничать...

  - О чем призадумался, Вадим? - прерывая мои размышления, спросил Василько Святославич.

  - Да так, ни о чем, - поморщился я. - Вспомнилось кое-что, вот и гуляют в голове думки.

  - А как тебе вожаки? - князь кивнул на выход.

  - Воины.

  Одним словом я сказал все, что хотел, а старик понял меня правильно и больше ни о чем не спрашивал.

  Вместе с Василько Святославичем мы позавтракали, и я прикинул свой дальнейший распорядок дня. Радим Менко в моей помощи не нуждается, торгует и общается с новгородским посадником. Две трети дружины в городе, законная увольнительная. Старый Сокол из Ладоги появится только ближе к вечеру, и мы с ним поговорим насчет новой партии переселенцев и киевских воинов. Значит, на несколько часов я предоставлен сам себе и могу посвятить это время отдыху или прогулке по городу. Что делать, думал недолго и решил отправиться на Торг, который является сердцем вольного города, но не сам, а вместе с Дашей. Раз она моя женщина, значит, выглядеть должна соответствующе.

  Снова я поднялся наверх и увидел Дарью, прекрасную девушку в потертом полотняном платьице, самом лучшем своем наряде. Она сидела за столом, подле которого я провел ночь. И как только я вошел, вскочила на ноги и бросилась ко мне. Я поймал ее и со смехом крутанул по комнате, после чего поставил подругу на пол и, глядя ей прямо в глаза, сказал:

  - Собирайся. Вместе со мной на Торг пойдешь.

  - А зачем?

  - Теплые вещи тебе купим, на море сейчас холодно.

  - Так ты...

  Она осеклась, а я кивнул:

  - Да, забираю тебя. Навсегда. Поедешь со мной в Рарог?

  Вообще-то, подобные вопросы варягами не задаются, но я воспитан немного иначе, поэтому все же спросил согласия девушки.

  - Конечно, поеду.

  Дарья доверчиво прильнула к моей груди и в этот момент от Дарьи исходила такая волна нежности, что я в ней едва не утонул. Искренность чувств - вот что больше всего ценится в славянских женщинах. Поэтому они самые лучшие в мире и, разумеется, самые красивые. Правда, мне в свое время повезло, и я встретил Нерейд. Но с ней отношения несколько иные, чем у нас с Дашей. Так что сравнивать двух красавиц просто бессмысленно, ибо они обе для меня идеальны и лучше них никого нет. По крайней мере, в настоящее время.

  Девушка собралась быстро. Накинула на себя куцую шубейку и вместе со мной вышла на улицу. Рядом сразу же появился Ястреб и еще несколько варягов. После чего мы пошли на Торг, который находился совсем рядом. Дарья что-то щебетала, но я девушку не слушал. Мне хватало того, что я слышал ее душу, в которой было светло и радостно, и от этого мне постоянно хотелось улыбаться. Ну и, кроме того, я наблюдал за жизнью города и, машинально, из всего увиденного делал выводы. Прошли мимо Готенгарда (торгового двора для северян), а там только шведы, которых совсем немного. Миновали пару переулков и на каждом усиленный патруль из городских ротников в полном боевом снаряжении. Значит, городские власти нас опасаются и правильно делают. Лет сто назад викинги в Новгород пришли, вроде на торги. Быстро разбежались по городу и с помощью предателей захватили его. Вот с тех самых пор новгородцы и не расслабляются. В Детинце сейчас, наверняка, пара сотен готовых кинуться в бой воинов сидит, а по городу стражу усилили. Все верно, так и должно быть. И если мой Рарог когда-нибудь разовьется и превратится в серьезный город, то у меня все будет точно так же.

  Не спеша, мы дошли до многолюдного торга, и Дарья повела меня к ближайшему прилавку, где продавали одежду для рядовичей. Однако я покачал головой, усмехнулся и двинулся дальше, туда, где находились богатые лавки. Зашли в одну, ничего не глянулось. В другую, и снова ничего. А вот в третьей нас встретили как дорогих гостей, и я велел местному приказчику и его помощницам, молодым смешливым девахам, одеть Дашу как боярыню. Девушка смутилась, а приказчик расплылся довольной улыбкой и, оставив вместе со своей спутницей пару воинов, я решил пройтись.

  Торг был богатый, но я нигде не задерживался. Походил, присмотрелся к товарам, а затем оказался в углу, где продавали рабов. В основном здесь люди сами себя продавали, в обельные холопы, которые в обществе славян являются низшей кастой, хоть в Киеве, хоть в Новгороде, хоть на Руяне. Но в этот раз выставлялись не свои соплеменники, этих как раз таки не было ни одного, Видать, год урожайный, а может просто осень и пока еще есть чего на зуб положить. Зато здесь имелись воины из племени Хеме (емь), которых свои же сородичи новгородцам по условиям мирного договора выдали.

  Ну, стоят мужики, да и ладно, думал мимо пройти. Однако, совершенно неожиданно, из толпы военнопленных меня окликнули:

  - Демон, постой!

  Разумеется, я никакой не демон, но крик был предназначен именно мне - это я уловил сразу. Поэтому остановился и обернулся к Хеме. Глаза скользнули по лицам сильно избитых грязных людей и знакомых не нашли. Да и откуда у меня знакомые среди этих северных лесовиков? Нет таких. Но я ошибался.

  Из толпы выбрался пожилой и сильно исхудавший брюнет. На голове колтун темных волос, в которых видна запекшаяся кровь, глаза дикие и голодные, тело прикрыто драной рубахой, а руки и ноги повязаны кожаными кандалами, есть такие, что не разорвешь. Кто он такой, я сначала не понял. Лицо вроде бы знакомое, а где видел, вспомнил не сразу. Впрочем, вскоре все встало на свои места.

  'Это же вождь Хеме, который руководил налетом на Водьку! - осенило меня. - Верно говорят, что тесен мир. Нате вам, Вадим Андреевич, очередной привет из прошлого'.

  Вожак Хеме, тем временем, молча смотрел на меня, а я на него. Наконец, он опустил глаза долу и понурился, а подскочивший к нему стражник древком копья отпихнул бывшего боевого вождя обратно в толпу и прокричал:

  - Назад, чудь белоглазая!

  - Тихо, - остановил я новгородца. - Беды нет. Все хорошо.

  Стражник хмыкнул и отошел, действительно, все спокойно и пока никто и никого не убивает. Ну, а Хеме вновь сделал шаг на меня и залопотал по-своему:

  - Я знаю, что ты демон и понимаю, что моя удача ушла вместе с тобой.

  - И чего ты хочешь? - спросил я пленника на его родном языке.

  - Дай мне возможность служить тебе. Только так я смогу вновь обелить свое имя перед сородичами, которые объявили меня и других вождей виновниками неудачной войны с новгородцами.

  - А зачем ты мне?

  - Вам, венедам, нужны воины - мне это известно. А я воин и хочу погибнуть как мужчина, а не как раб.

  - Откуда ты знаешь, что венедам потребны бойцы?

  - Незадолго до того, как нас, - он кивнул за спину, - отдали в рабство, по племенам прошлись ваши волхвы, которые звали мужчин на большую войну. Однако за ними никто не пошел, слишком большие потери у Хеме, а сейчас мне и другим воинам терять нечего. Все равно конец. Загонят куда-нибудь в болото руду добывать и зиму нам не пережить. Выкупи нас, а мы тебя не подведем и не предадим. За нами много зла и крови, но за все содеянное мы уже ответили жизнью близких. Поверь мне, демон и дай нам возможность умереть как людям.

  - Как тебя зовут?

  - Калеви Лайне.

  Я задумался. Лично мне Хеме ничего плохого не сделали, а воины нужны. Векомир правильно сказал, что надо брать всех, кто под руку подвернется. Ну, а тут сразу полсотни человек, которые быстро восстановятся и смогут взять в руки оружие. И пусть это небольшая сила, но если каждый из них убьет хотя бы одного католика-крестоносца, это минус полсотни мечей у врага. Значит, думать нечего. Надо взять воинов племени емь под свою руку, понаблюдать за ними и только после этого определяться с их судьбой. Покажут себя с хорошей стороны, получат в руки клинки, а нет, тогда на меловой карьер под Рарогом отправятся. Да, так и сделаю.

  - Бус, - я обратился к одному из варягов своего сопровождения и кивнул на военнопленных, - выкупи всех, кто в состоянии самостоятельно передвигаться, и отведи на наш постоялый двор. Определишь их в амбар и прикажешь накормить. Кандалы пока не снимать. Вечером вернусь и тогда решу, что с ними дальше делать.

  - Понял.

  Бус Оселок, широкоплечий кареглазый крепыш из варягов, вместе с двумя воинами остался на месте, а я направился в лавку, где находилась Дарья. Одежду купили, теперь очередь за украшениями, среди которых я больше всего выделяю те, которые сделаны местными умельцами с использованием речного жемчуга. Красота к красоте, как говорится, и если имеется возможность порадовать дорогую сердцу девушку, я ее не упущу.

Глава 4.

Шпейер. 1147 Р.Х.


 Король Священной Римской империи Конрад Третий, крупный русоволосый мужчина с густой проседью в бороде и усах, заложив руки за спину, стоял подле высокого стрельчатого окна на втором этаже своей резиденции в городе Шпейере. Рядом с ним находился его единоутробный брат герцог Фридрих Швабский по прозвищу Одноглазый. Подобно своему младшему брату-королю, коему он некогда по доброй воле уступил трон, герцог наблюдал за проходящей мимо здания процессией из сотен простолюдинов с деревянными крестами в руках, во главе которых шел худой монах в белом цистерианском балахоне, хмурился и иногда поглаживал черную повязку на левой глазнице.

  Два представителя рода Гогенштауфенов и самые влиятельные люди в империи молчали. Они привыкли взвешивать и обдумывать каждое свое слово, поэтому не торопились. Однако вскоре процессия из нищих религиозных фанатиков, которых вел к городскому собору проповедник Бернард Клервоский, прошла мимо. Покрытая редким снегом зимняя улица, которую продували холодные ветра с Рейна, опустела, и братья расположились у жаркого камина. Немедленно появились слуги, которые принесли королю и герцогу горячее вино со специями. После чего, сделав пару мелких глотков, Конрад усмехнулся. Фридрих это заметил, кинул на брата косой взгляд и спросил его:

  - Что-то не так?

  - Да, - Конрад кивнул. - Наши шпионы во Франции докладывали, что Бернард Клервоский чудотворец, пророк и через него с людьми говорит сам Господь Бог. Ему очень быстро удалось убедить нашего соседа Людовика Седьмого выступить в Крестовый поход и где бы он не появлялся, каждый, кто его услышит, не взирая на происхождение и род своих занятий, бросает все, что имеет, и готовится отправиться на берега Венедского моря. И вроде бы люди, которые поставляли эти сведения, вполне надежные. Но, судя по всему, даже они могут ошибаться. Вот уже целую неделю Бернард находится в Шпейере. За это время я несколько раз давал ему аудиенцию, и день ото дня этот франк падает в моих глазах все больше. На нашем языке он разговаривает с жутким акцентом, а речи его хоть и яростны, но в них нет ничего сверхъестественного. Обычный священник, набожный, начитанный и фанатичный . Как такому человеку могли предлагать папское кресло? Не понимаю.

  - Ты прав, брат, - согласился с королем герцог. - А с Людовиком все ясно. Он человек храбрый, но когда дело касается его неверной жены или веры, король Франции превращается в барана, которого легко можно отвести на бойню. Бернард этим воспользовался и смог направить его в нужную церкви сторону. Мы же с тобой не такие простаки и лично мне проповедник тоже показался самым обычным человеком. Нет в нем искры божьей, а значит прислушиваться к его словам не стоит.

  - Дело не только в речах. При более благоприятных обстоятельствах я был бы не прочь сходить в поход на сарацин или язычников. Этим заработал бы себе славу и душу от грехов очистил. Просто время не то и у меня накопилось немало претензий к матери нашей церкви.

  - Ты все еще надеешься на получение императорской короны?

  - Конечно. Я должен взять то, что принадлежит мне по праву, ибо железная корона лангобардов совсем не то же самое, что императорский венец. Поэтому я не желаю больше слышать ни о каком Крестовом походе. Армия собрана и весной мы двинемся в Италию, которая станет моей. Ну, а заодно и до папы римского Евгения Третьего доберусь.

  - А если папа не захочет объявить тебя императором или сбежит под защиту своих верных сторонников сицилийцев?

  - Тогда в Риме появится антипапа, которой сделает все, что я пожелаю. Ты со мной, брат?

  Король посмотрел на герцога. Взгляды двух Гогенштауфенов встретились, и Фридрих сказал:

  - Да, мой король. Я с тобой. Однако проблема не исчезнет. Через наши земли на север двинется Крестовый поход, и мы просто обязаны отправить часть своих сил вместе с ним.

  - Отправим, - Конрад сделал очередной глоток вина и добавил: - Пошлем тех, кто против нас или проживает рядом с язычниками.

  - А кто возглавит эти войска?

  - Выбор очевиден. Юный Генрих Лев и наш старый противник Альбрехт Медведь.

  Фридрих поправил повязку на пустой глазнице и скривился. Это было знаком его глубокой озабоченности, и король спросил:

  - Ты считаешь, что я не прав?

  - Есть опасность, что Альбрехт Медведь усилится за счет новых завоеваний. Так что, как бы нам самих себя не перехитрить.

  - Это вряд ли. Помнишь, я вызывал к своему двору рыцарей, которые были в походе вместе с Фридрихом Саксонским и Адольфом Шауэнбургским?

  - Помню.

  - Так вот, брат, я много с ними общался, а потом вел переписку с архиепископами Бремена, Гамбурга и Магдебурга. После чего сделал кое-какие выводы.

  - Интересно какие?

  - За последние пять лет венеды очень сильно изменились, и сейчас они готовы к тому, что против них выступит большая часть Европы. Язычники объединились вокруг Руяна, увеличили численность своих войск, обезопасили тылы, отловили наших шпионов, построили немало крепостей, выбрали великого князя и стали использовать для войны наемников. Все это говорит об одном: они не намерены сдаваться. Поэтому всякий, кто отправится на север, в первую очередь должен думать не о том, как бы заполучить для себя новые земли и пополнить казну, а о сохранности собственной шкуры.

  - Мне кажется, что ты преувеличиваешь силу венедов, - не согласился с королем Фридрих. - Да, некогда северные язычники были сильны, но сейчас все иначе. Венеды долгое время отступали, а нашим священнослужителям и пограничным владетелям удавалось стравливать их между собой...

  - Они смогли задавить датчан и разорить Верхнюю Саксонию, - оборвал Одноглазого младший брат. - И они разгромили войска трех далеко не самых слабых имперских графов.

  - Это последний успех язычников, частная победа, которая ничего им не даст, ибо против Крестового похода им не выстоять.

  - Посмотрим.

  Фридрих решил не спорить с братом, а посмотрел в сторону окна и поинтересовался у Конрада:

  - Кстати, а где сейчас рыцари, с которыми ты разговаривал?

  - Тоже желаешь с ними пообщаться?

  - Да.

  - Почти всех я отправил обратно на север, а при мне остались только двое. Суровый вояка из Миндена рыцарь Рупрехт фон Штеффен и совсем еще юнец Седрик фон Зальх. Если заинтересуешься, то я пришлю их к тебе.

  Братья помолчали, допили вино, и герцог спросил Конрада:

  - Наверное, пора отправляться в собор?

  - Да, - король встал. - Сегодня первый день нового года. Надо веселиться и радоваться, а мы с тобой сидим и думаем о каких-то там северных язычниках.

  Конрад и Фридрих отправились в свои покои, где переоделись в праздничные одежды, и вскоре в сопровождении большой свиты и своих наследников, королевского сына Генриха и герцогского Фридриха, покинули резиденцию и направились к собору. Сотни рыцарей были рядом с королем и его братом. Сияло начищенное оружие и доспехи. Знамена с гербами и девизами самых древних и прославленных родов Священной Римской империи развевались на ветру. Фыркали покрытые шитыми попонами благородные породистые лошади, каждая из которых стоила как хорошая деревенька с сервами. Король был впереди и горожане Шпейера, стоя возле своих домов, приветствовали его и надеялись на скорую праздничную раздачу подарков. Легкий мороз взбадривал людей и лошадей. Полуденное солнце висело над головой Конрада Третьего, и он улыбался.

  Однако, лишь только королевская свита приблизилась к собору, монументальному строению из красного песчаника с четырьмя башнями по углам, которое было построено на месте древнего кельтского святилища посвященного богине с варварским именем Нантосвелта, как на его лицо снова легла тень. Помимо дворян, которые по зову короля съехались на большой сход в Шпейер, вокруг собора теснились толпы голодранцев. Между ними сновали появившиеся в городе вместе с Бернардом Клервоским цистерианцы, а невдалеке тесной группой стояло несколько десятков рыцарей-тамплиеров. Присутствие чужаков не нравилось королю, но пока он их терпел. Вот только терпение его было на исходе. Поэтому сегодня, сразу после торжественной литургии, Конрад намеревался еще раз поговорить с настоятелем Клерво и в мягкой форме намекнуть Бернарду, что ему пора отправляться обратно во Францию. В голове он уже давно сложил этот разговор и знал, что ему скажет цистерианец, и король был уверен, что все произойдет именно так, как он решил. Бернард покинет Германию, а он продолжит готовить поход в Италию, и уже осенью этого года станет императором.

  Снова напустив на себя веселый и беззаботный вид, король спрыгнул с лошади, и направился в собор. Слева был брат, а справа его гордость и надежда, сын Генрих, стройный и ловкий молодой человек немногим старше двадцати лет, который уже успел показать себя в боях и на рыцарских турнирах, а помимо того был наделен недюжинным умом и смекалкой. Именно ему король намеревался со временем передать все, что он завоевал и приобрел за свою сложную и непростую жизнь, а семейство брата Фридриха, вслед за которым шагал его наследник, поддержит Генриха и даст ему клятву на верность. Впрочем, все это случится очень нескоро, а пока, продолжая улыбаться, король вошел в величественный собор, прошел к амвону, где расположились местные священнослужители, певчие и Бернард из Клерво, и остановился.

  Помещение быстро заполнилось рыцарями, баронами, графами, бургомистрами, богатыми купцами и герцогами. После чего началась литургия. Юные певчие на латыни затянули славящую Христа песню, которая разнеслась под потолком обширного молельного зала. Их голоса заставили всех присутствующих замолчать и подумать о спасении своей души, жизни и смерти. Впрочем, продолжалось это недолго. По команде Бернарда Клервоского, которому германские священнослужители подчинялись, словно он сам папа римский, певчие смолкли. Король, видя это, исподлобья взглянул на наглого проповедника, который выступил вперед, и подумал, что, судя по всему, этот цистерианец сейчас опять начнет проповедь о Крестовом походе, и ему совсем не хочется выслушивать речь этого косноязычного франка, который не удосужился выучить немецкий.

  Король оказался прав, Бернард собирался произнести проповедь. Однако он никак не ожидал того, что будет происходить в соборе далее. Проповедник замер, уверенным взглядом окинул море из человеческих голов и на чистом немецком языке, словно он коренной житель Священной Римской империи откуда-нибудь из Швабии или Франконии, прокричал:

  - Братья во Христе! Слушайте меня! Все, кто верит в Господа Бога нашего Иисуса Христа! К вам взываю я!

  Сотни людей замерли. В соборе наступила небывалая тишина, а Конрад Третий сосредоточил все свое внимание только на Бернарде и в удивлении приподнял левую бровь. Проповедник отметил, что привлек внимание имперских аристократов и продолжил:

  - Братия, я скромный служитель церкви, зову вас на совершение подвига. На севере размножились богомерзкие язычники, которые отрицают существование нашего бога. Они погрязли во грехе и скверне. Они вершат богомерзкие обряды, глумятся над христианскими святынями, уводят в рабство мирных людей и плюют на веру нашего Спасителя. Своими деяниями язычники приближают Судный День и вводят во тьму идолопоклонства слабых духом католиков. Потоки крови лучших сынов Швеции, Дании и Германии, которые встали против зла и сатанинской веры, были пролиты на землю. Однако все они умерли не напрасно, а во имя Царства Небесного, во имя Господа нашего, во имя Христа и Девы Марии, во имя благодати. Каждый из них сейчас в раю, смотрит с небес на нас с вами и взывает о справедливой мести врагам нашей веры, проклятым язычникам, которые поклоняются деревянным многоликим идолам на губах коих кровь христианских младенцев, принесенных им в жертву. Нельзя терпеть эти сатанинские обряды и невозможно попасть в рай тем, кто не готов с оружием в руках выступить против врагов истинной веры. И это не я говорю вам, а сами ангелы небесные доносят через меня вам свое слово.

  Одновременно с этим воздух в соборе сгустился, стал каким-то вязким и неприятным, настолько, что кожа католиков покрылась холодными пупырышками. Проникающий в помещение через окна солнечный свет померк, будто за окном не ясный полдень, а глубокие вечерние сумерки. По углам молельного зала заметались тени, а глаза проповедника засияли огнем. Все, кто находился в церкви, увидели это, а кто-то даже смог разглядеть бесплотную фигуру за спиной Бернарда Клервоского. Души людей затрепетали, а их сердца замерли. Ужас и великое благоговение воцарились среди них, а король, который смотрел прямо в полыхающие неземным огнем глаза цистерианца, был готов упасть перед ним на колени и попросить прощение за все: за неправедные поступки, за убийства и казни врагов, за неверие и упрямство. Однако пока он еще держался на ногах и продолжал слушать речь проповедника, устами которого, без всякого сомнения, говорили посланники Бога:

  - Язычники не щадят церквей. Они не признают прав католиков на Любек и Ольденбург, не чтят седин, насилуют наших чистых женщин-католичек, и у них нет чести. Эти сатанинские отродья копят силы и готовятся нанести по нам новые удары. Но не позволит Господь совершиться злу и не восторжествует оно на развалинах этого храма, который находится в глубине германских земель, ибо есть у матери-церкви защитники. Это вы, мои братья, и я говорю вам, встанем все как один! Отложим в сторону свои мирские заботы и дела, возьмемся за оружие и посвятим себя ратному труду. К битве за веру призывает вас Бог. Так обретите мужество, возьмите щит веры и шлем спасения, и укрепленные примером Господа нашего, положившего за нас грешных собственную жизнь, не щадите свою бренную жизнь. Нашивайте на одежды кресты и вооружайтесь, вставайте под знамена Крестового похода и ни о чем не печальтесь. Ведь если Господь претерпел смерть для человека, будет ли человек медлить с принятием смерти за Господа? Нет, мы непоколебимы в нашей вере и докажем это делом! Вступайте в могучее и непобедимое Христово Войско, и вы обретете место в раю, где каждого истинного христианина ждут нетленные богатства и спасение души. Готовьтесь к битвам и помните, что Господь обещает каждому вставшему на путь Рыцаря Христова, полное прощение всех его грехов, в коих он раскается устами и сердцем, а также увеличение надежды на вечное спасение в качестве воздаяния. Не опасайтесь злословия неверующих и сомневающихся. Не страшитесь препятствий на своем пути. Отряхните всякую суету души своей и ступайте в бой, который принесет нам неминуемую победу, ибо не может быть иначе, если Воин Господа сражается за веру и сами ангелы небесные парят над крестоносным воинством.

  Голос Бернарда становился все сильнее, а имперские вельможи и рыцари впадали в религиозный экстаз. Сам король едва не упал и только помощь брата и сына, стиснувших Конрада Третьего с боков, не давала ему потерять лицо. Проповедник в это время сделал шаг вперед, подобно птице, взмахнул широкими рукавами своего белого балахона и провозгласил:

  - Чую! Сам Иисус Христос входит в мое тело!

  - Бух-х!!!

  Католики дружно опустились на колени, и только Конрад с близкими людьми и родственниками, да священнослужители все еще продолжали стоять. После чего цистерианец вновь шагнул по направлению к Конраду и обхватил его за плечи. Фридрих Одноглазый и сын короля мгновенно отступили в сторону и тоже преклонили перед Бернардом колени. Ну, а настоятель Клерво, глаза которого продолжали гореть огнем, обратился к государю Священной Римской империи:

  - Человек! Я дал тебе все, что мог дать: могущество, власть, всю полноту духовных и физических сил. И какое же употребление ты сделал из всех этих даров для службы Мне? Скоро язычники распространятся по всему миру, говоря, где их Бог, и тьма опустится на государство твое. Этого ты хочешь!?

  Из глаз короля сами по себе потоком хлынули слезы. Затем он все же рухнул на пол, прижался губами к пропыленному скапулярию цистерианца и воскликнул:

  - Довольно! Я буду служить тому, Кто искупил меня! Душа моя и тело принадлежат только Господу, и я буду рад отдать их ему! Прости меня за неверие и сомнения, Господь! Наставь на путь истинный и укажи дорогу к спасению! Клянусь, вся моя жизнь отныне будет посвящена только тебе! Клянусь!

  - Слушай моего верного слугу Бернарда, - прогрохотал над сводами собора голос бога. - Он поведет тебя и укажет путь! Прощай и помни, я наблюдаю за тобой! От взора моего не укрыться и если ты нарушишь свою клятву, то будет проклято твое семя! Ступай со своими воинами на север, уничтожь нечестивых язычников, сожги их нечестивые капища и освободи берега Венедского моря от следов Сатаны, ибо это твой крест и твой Иерусалим!

  - Да, мой Господь! - выдавил из себя король. - Я сделаю все так, как ты мне приказал!

  Произнеся это, Конрад почувствовал, что теряет силы, и стал заваливаться на бок. Глаза Бернарда Клервоского померкли и утратили блеск огня. Проповедник, которого покинул дух Господа, снова стал человеком и удержал короля от падения. Это была странная картина. Изможденный темноволосый аскет в белом балахоне и черном фартуке. Перед ним коленопреклоненный воин в украшенном золотыми гербами и подбитом новгородскими соболями плаще, а вокруг сотни людей, которые были ошарашены и готовы прямо сейчас вскочить на коней и отправиться на войну с венедами, про коих многие из них до сегодняшнего часа ничего не слышали.

 Впрочем, вскоре имперские дворяне и купцы начали вставать с колен. Конрада Третьего, который попробовал подняться, вновь подхватили родственники, а Бернард Клервоский отступил назад.

  Спустя несколько минут в молитвенном зале вновь воцарился свет солнца. Король обернулся к своим подданным, отдышался, собрался с духом и, как можно громче, произнес:

  - Все вы слышали речь Господа нашего и мою клятву! Я подтверждаю свои слова и приказываю в начале второго весеннего месяца всем рыцарям и дворянам империи собраться в городе Хильдесхейм! Мы объявляем проклятым язычникам Священную войну и двинемся на них Крестовым походом! Таково мое решение, коему каждый человек, кто находится здесь, живой свидетель!

  - А-а-а-а!!! - прокатился по собору рев сотен здоровых глоток.

  - В поход!!!

  - Хвала Господу!!!

  - Слава королю!!!

  - Да здравствует Святой Бернард!!!

  - Крещение или смерть!!!

  - Убьем врагов нашего Господа!!!

  Конрад, выслушав крики имперских аристократов, молча направился на выход. Родственники и свитские последовали за ним, и вскоре он возвращался обратно в свою городскую резиденцию. Народ уже знал о том, что произошло в соборе, и ликовал, а король встряхивал головой, словно от удара палицы, и никак не мог придти в себя. Он вспоминал горящие нечеловеческим огнем глаза проповедника, который неожиданно стал разговаривать на немецком, хотя еще вчера не мог правильно связать два коротких предложения. А еще Конрад пытался разобраться в том, действительно ли с ним разговаривал сам Иисус или это был ловкий трюк проповедника. Но от мысли, что его обманули, он отмахивался, слишком реальным было все происходящее, и душевный трепет, и взгляд Бернарда, и рвущиеся из его души слова клятвы, которую Конрад собирался исполнить, хотя еще пару часов назад Крестовый поход его не интересовал.

  Прерывая размышления короля, рядом пристроился Фридрих Одноглазый. Конрад посмотрел на него и тяжко вздохнул:

  - Вот так братец, против воли Господа, оказывается, не попрешь.

  - Да, - согласился герцог и спросил: - Что будем делать?

  - Завтра соберем военный совет и начнем переброску войск от южных границ к северным. Склады с продовольствием и оружием должны быть организованы в Хильдесхейме. Одновременно с этим объявим о сборе ополчения и начнем вербовать наемников, а так же пошлем своих людей к франкам, с которыми необходимо обговорить совместные действия. Воевать придется всерьез, поэтому в Крестовый поход отправимся вдвоем.

  - А кто останется вместо тебя?

  Король обернулся назад, поймал взгляд сына, кивнул ему и сказал:

  - В ближайшие дни будет оглашен мой указ, согласно которого, ты станешь моим соправителем.

  - Слушаюсь, отец, - Генрих нахмурился и добавил: - Но, честно говоря, мне бы тоже хотелось пойти с тобой в поход.

  - Еще успеешь - Конрад вновь посмотрел вперед, ударил по бокам своего крупного фламандского жеребца и помчался в сторону резиденции. С того момента, как он покинул собор, король считал, что он уже на войне и по этой причине не собирался тратить драгоценное время на пустые беседы.

Глава 5.

Зеландия. Зима 6655 С.М.З.Х.

  Сегодняшнее утро начиналось с того, что во главе воинов моей дружины я бежал по хорошо утоптанной дороге. Под тяжелыми армейскими ботинками поскрипывал снег, а в распаренное лицо бил холодный морской ветер. За плечами висел рюкзак с грузом в двадцать пять килограмм, а позади меня пыхтели дружинники. Утренний забег подходил к концу, и люди торопились поскорее попасть в тепло. Шаг и бег, постоянная смена темпа. Сегодня бежали десять километров, а по зиме это расстояние более чем приличное. Поначалу воинам было тяжело привыкнуть, что чуть свет их выгоняли на физзарядку. Однако со временем это вошло в привычку, отлынивать от пробежки в дружине Рарога стало считаться слабостью, и ветераны сами взбадривали новичков. Что же касается меня, то подобная разминка даже в радость. Бежишь и ни о чем не думаешь. В голове нет ни одной посторонней мысли и на душе спокойно, а вот когда останавливаешься, тут-то заботы и наваливаются, да так, что не продохнешь.

  Передовая сотня вбежала в распахнутые настежь ворота Рарога. С башен за нами пристально наблюдали дозорные, мало ли, вдруг кто чужой к общему строю прилип. Это, конечно, вряд ли, поскольку все окрестности под нашим полным контролем, но порядок есть порядок. Служба должна нестись справно, а за невнимательность можно ответить не только кошельком, но и жизнью. Каждый воин это понимает, благо, охранники города-крепости все из старожилов и не первый год службу тянут. Все они давно обзавелись семьями или перетянули сюда близких. Поэтому для них Рарог это не только твердыня на окраине Венедии, но и дом, в котором проживают их жены и дети. Так что рвение дружинников объясняется очень просто.

  За первой сотней в город влетела вторая. Далее третья, четвертая и пятая. Конники из степняков и отряд Берладника в это время занимались выездкой своих лошадей и появятся немного позже, когда варяги, пруссы и киевляне закончат зарядку и отправятся на завтрак. Все как обычно и, напомнив сотникам, что через час состоится ежедневный военный совет, я сбросил рюкзак, и покинул колонну. Воины направились на специально оборудованную спортплощадку рядом с казармами, где проживают неженатые дружинники, а я, все так же бегом, рванул к своей хижине, просторному трехэтажному терему в центре города рядом с храмом Яровита.

  Меня уже ждали. Банька натоплена, а жены, которые на удивление быстро смогли найти общий язык и неплохо поладили, наверняка, накрывали на стол. До завтрака было пятнадцать-двадцать минут, и я вошел в предбанник. Здесь скинул промокшие ботинки и сырую одежду, остался, в чем мать родила, и нырнул жарко натопленную парилку.

  Для начала опрокинул на себя тазик с теплой водой, которая смыла с меня пот, и сразу же пришло облегчение. Я присел на широкую дубовую лавку, вытянул перед собой подрагивающие ноги и стал вдыхать аромат висящих по углам березовых веников. Благодать. Жив и здоров, сил немерянно, дом полная чаша, есть дружина и корабли, казна и свое хозяйство. Рядом две прекрасные женщины и дети. Можно жить и не тужить. Но зима на исходе и скоро начнется война. По сообщениям из Европы, которые поступают из разных источников, германцы и французы уже собирают в кулак силы и вскоре тронутся в путь, и я, вместе с наиболее подготовленными к партизанской войне венедскими вожаками, двинусь им навстречу.

  Снова вернулись беспокойные мысли, и захотелось вскочить на ноги. Для чего? А для того, чтобы еще раз проверить людей и заставить их пошевеливаться. Однако я себя сдержал. Все на мази. Воины тренируются, хозяйство работает в интересах дружины, а жрецы Святовида исправно пересылают деньги на оплату наемников. Приказы отданы и жители Рарога, что военные, что гражданские, про надвигающихся крестоносцев знали не хуже меня. Поэтому подстегивать никого не надо и лишняя суета ни к чему. Это факт, дергаться не стоит, и я стал спокойно мыться, приводить себя в порядок и вспоминать о том, что было сделано за осень и зиму.

  Из Новгорода я вернулся с молодой женой и новыми воинами: четырьмя сотнями степняков, дружиной Берладника, киевлянами и полусотней лучших бойцов племени Хеме. К этому времени в Рароге уже были построены дополнительные казармы с конюшнями и заготовлены запасы для лошадей, сено и овес. Вновь прибывшие воины были устроены, а вскоре большими торговыми кораблями из Дубина и Волегоща вместе с седлами и уздечками нам доставили лошадей. Надо отметить, что очень хороших, ибо не зря в Европе и по всему Венедскому морю ценятся славянские и прусские кони, умные, выносливые и сильные четвероногие друзья, потомки степных скакунов, которые принесли наших предков с Урала и Волги на север.

  Практически сразу же начались совместные тренировки кавалерии и пехоты, и здесь я не придумывал ничего нового. Есть наработанная тактика по рейдам венедов во времена Мстислава Первого, память о продвижении по Европе войск Атиллы и имеется пример партизан Великой Отечественной войны: Доватора и Ковпака. Так что все просто. Эти методики были наложены на немалый опыт Берладника и степных атаманов, которые знали толк в военном деле, и все определилось само по себе. Конница ведет разведку и совершает дерзкие налеты на противника, а пехота двигается следом, зачищает окрестности, отлавливает спрятавшихся в чащобах беглецов и штурмует замки. Ну, а поскольку обычный дневной конный переход по пересеченной местности составляет тридцать-тридцать пять километров, пехота вполне за ней успевает. Вот степь, это разговор иной, но нам предстоит действовать в покрытой лесными массивами Верхней Саксонии, так что проблем в разнице скоростей возникать не должно. Пешие сотни, которые в бою, наверняка, захватят телеги, обеспечивают коннице прикрытие и отдых, а всадники налетают на врагов и создают у противника ощущение, что славяне повсюду. При этом за добычу мы цепляться не станем. Основная цель в ином - разгромить вражеские обозы, уничтожить живую силу крестоносцев, в первую очередь профессиональных вояк и рыцарей, пожечь деревни, которые могут стать для католиков опорными точками, вытоптать поля и добыть ценных пленников.

  В общем, боевое слаживание пошло своим чередом. В поход должны были выдвинуться одиннадцать сотен воинов: полтысячи конников и шесть сотен пехоты. Командиры справлялись без меня, и я отправился на Руян, где проходил большой совет князей, на котором были оглашены планы по ведению грядущей военной кампании. Сход прошел на удивление деловито и без шума. Вожди племен, которые понимали, что вместе они сила, заранее определились в своих действиях и разбили зоны ответственности. Рагдай Померанский должен был держать границу с поляками и, в случае выступления ляхов, собирался налететь на приграничные города Санток и Любуш. Прибыслав оборонял земли лютичей и продолжал оставаться великим князем, который будет координировать действия всех венедов. Мстислав Виславит посылал в Ла-Манш несколько вольных ватаг, а сам вместе с варягами, шведами, пруссами и прочими восточными наемниками отправлялся в Зверин. Никлоту же предстояло командовать диверсантами, которые встретят крестоносцев на их территории, и готовить свое княжество к войне, ведь как ни посмотри, но основной удар католиков обрушится именно на бодричей.

  Такие вот планы и, если коротко, то мне предстояло находиться в оперативном подчинении Никлота. Я против этого ничего не имел и, получив от него четкие указания, когда и где мне необходимо высадиться на берег в районе разрушенного Ольденбурга, отбыл обратно в Рарог. Ну, а чего? Все просто. Партия сказала надо, комсомол ответил есть. Приказ даден и цели намечены, а дальше я сам по себе. Прогуляюсь по германским землям от моря до Гамбурга, а когда прижмут, начну отход. Почтовые голуби имеются, а значит, в угол меня не зажмут, могу от морского берега уйти или к бодричам оттянусь. Опять же я не сам по себе буду. Рядом соседи, Громобой и Вартислав, дружины коих состоят из бодричей, которые могут и конным строем и пешим биться, так что не пропадем.

  Вновь я оказался в Рароге. Начинался месяц студень (январь) и на время, предоставив своим командирам самостоятельно руководить дружиной, я погрузился в дела хозяйственные. В первую очередь меня, конечно же, интересовало производство огненных смесей и успехи алхимиков, которых контролировали волхвы, и ученики Ромуальда Бургосского меня порадовали. Производство 'греческого огня' достигло сорока литров в месяц, а это примерно восемьдесят огненных гранат. Можно было бы и больше делать, но ингредиентов для производства маловато, так что приходится ужиматься. Впрочем, к этому времени у меня уже появился черный порох, который алхимик из Бургоса и его ученики называли дым-порошок, и под моим руководством были проведены испытания первых ручных бомб, которые начинялись гвоздями. Результаты были так себе, достаточно скромные, шум, дым и разлетающиеся в радиусе пяти-семи метров куски металла. Но это лучше чем ничего и это начало, так что не зря я вытаскивал молодых алхимиков из Брюгге, глядишь, через пять-шесть лет первую примитивную пушку отольем, а пока есть бомбы и то хорошо, пригодятся. Ну и, кроме того, алхимики показали моим мастерам и волхвам, как производить кислоты: азотную, соляную и серную. Европейским алхимикам они известны уже более ста лет, и это опять же задел на будущее, хотя кое-что я собирался применить уже этим летом. Например, концентрированную серную кислоту, она же купоросное масло. Эта дрянь очень неплохо разъедает металлы и оставляет на коже человека поганые уродливые раны. Вот я и подумал, что крестоносцы очень удивятся, если увидят кислоту в действии. Наверняка, закричат про колдовство, а нам это на руку. Да и соляная кислота, при правильном применении, может себя хорошо показать. Ведь, если я не ошибаюсь, при реакции с диоксидом марганца и перманганатом калия она образует токсичный хлор в виде газа. Вот вам и химическая война, не сейчас, само собой, потому что опять таки все упирается в ресурсы и количество кислот, а лет через пять, когда появятся заточенные на это специалисты узкого профиля и свинцовые производственные камеры.

  Впрочем, на научно-техническом прогрессе я не зацикливаюсь. Войны, по крайней мере, сейчас, выигрывают люди, а не пушки, пулеметы, танки и ракеты, которых пока нет. Сила духа, воинское мастерство, правильная тактика, слаженность действий бойцов одного отряда, дерзость и талант полководца. Вот что приносит победу, а достижения химии и инженерной мысли это, как я уже неоднократно повторял, процесс вспомогательный. Неуверенному в себе человеку в драке против уличных грабителей даже автомат не поможет, ствол отберут и в задницу затолкают, чтобы не размахивал пукалкой. И совсем другое дело уверенный в себе и хорошо подготовленный боец, который подручными средствами всех на куски распластает и после этого, без угрызений совести продолжит жить дальше. Да, возможно, ему придется сидеть в сумрачном здании с решетками на окнах, но он будет жить, и этот частный пример, может быть применен почти ко всему, что нас окружает. Как некогда сказал князь Олег Вещий? 'Кто слаб душой, и воли не имеет, тому судьба влачить ярмо раба'. Он был прав - главное это осознание своей внутренней силы и четкое понимание того, ради чего человек живет и к чему он стремится. У нас, вождей Венедии, такое понимание есть - мы хотим уничтожить врага, сберечь родную землю и сохранить людей, которые идут за нами. Ради этого мы станем драться не на жизнь, а на смерть, и к этому будем стремиться.

  Однако я отвлекся. После алхимиков, которые освоились со своим статусом подневольных специалистов, вынужденных передавать свои секреты венедам, я посетил учебку варогов. Здесь провел смотр полусотни юных датчан, которые должна были участвовать в войне против католиков, и убедился, что они готовы зубами рвать крестоносцев. За минувшие годы вароги превратились в ярых почитателей Яровита, и для них был только один авторитет - это хозяин Рарога вождь Вадим Сокол, слово которого было равнозначно воле небес. Вот так, я стал практически пророком. Скажу варогу - умри, и он это сделает, ибо в его голову крепко вбито, что неисполнение приказа трусость, которая отсекает воина от лучшей доли на небесах. Честно говоря, сам не ожидал, что так получится, но кое-что у меня вышло. Первая партия неплохо подготовленных молодых фанатиков с нетерпением ждала отправки на войну, и если вароги покажут себя хорошо, то придется набирать новых.

  После варогов пришел черед лесопилки, которая совместными трудами Карла Ван-Мейера, киевских умельцев и кузнецов была поставлена в лесах и стала выдавать первые пиленые доски. Затем проехался по деревням и поговорил со старостами, которые хвались урожаями и приплодом скотины. Кстати, для сидящих не земле людей это несвойственно, ибо хозяин земли обычно рассматривается, как человек, который может все отобрать. Но я к ним по совести, и они ко мне со всей душой. Далее проверил спиртзавод, где назначил постоянного начальника, хваткого и прижимистого суздальца-эмигранта Симеона Уголька. Потом навестил рыбаков и мельников, корабелов и кузнецов, ткачей и производителей бумаги, а так же гончаров и пошивочных дел мастеров, которые шили для войска униформу и рюкзаки. Своим чередом побывал в торговой фактории ладожских Соколов и трактирах, озаботился заготовкой продовольственных припасов на весну и лето, и так пролетел месяц.

  Снова я забросил хозяйство, которым руководил перетащивший в Рарог родственников главный интендант Гаврила Довмонтов, за коим присматривал Ставр Блажко, и опять присоединился к военному сегменту моей структуры. Ранний подъем, зарядка, завтрак, развод на занятия и обсуждение текучки. Потом обед, короткий отдых в кругу близких, тренировки с лучшими воинами, обход казарм, разговоры с дружинниками, вечер, ужин и ночь в спальне одной из любимых женщин. В общем, размеренная жизнь успешного феодала, которая подходит к своему логическому концу. Со дня на день начнется оттепель. Из Арконы или Зверина прилетит голубь с весточкой, и вперед. Всем грузиться на корабли! Курс на Ольденбург! Идем на войну!

  Прерывая мои размышления, в предбаннике скрипнула половица. Я прислушался к эмоциям человека - это Дарья, которая принесла чистый комплект одежды. Значит, пора вылезать из парилки и отправляться на завтрак. Так и есть, дверь в баню открылась, и я увидел перед собой Дашу. Она, усмехнувшись, смерила обнаженного мужа игривым взглядом и сказала:

  - Стол накрыт.

  - А может ну его, этот стол, - я тоже улыбнулся. - Заходи, спинку мне потрешь.

  - Нет уж, - Дарья качнула русыми косами. - Знаю я тебя. Сначала спинку потри, а потом из бани только к обеду выйдем, и я виноватой останусь, соблазнила вечно занятого воина своими прелестями.

  - Да, - продолжая улыбаться, согласился я. - Так тоже может быть. Ступай. Я сейчас.

  Жена ушла, а я покинул баню, оделся в мундир, обулся, прицепил на пояс меч и отправился в терем, прошел в трапезную и присел во главе широкого продолговатого стола, который был заставлен едой и напитками. Каша и мясо, белый хлеб и моченые яблоки, соленья и жареная рыба, свежее молоко, закваски и взвары. Что поделать, когда я дома и нахожусь в состоянии относительного покоя, то люблю покушать, и мои женщины, которые расположились слева и справа от меня, об этом знают. Поэтому балуют меня, пока возможность есть, а я не отказываюсь, лопаю все, что дают, а потом лишний жирок в поле сгоняю.

  Завтрак прошел как обычно. Мы ели, разговаривали о делах хозяйства и детях. Однако в душах моих любимых было легкое беспокойство. Своим женским чутьем они понимали, что скоро нашей идиллии придет конец, и я должен буду их покинуть. И хотя они старались не показывать мне свою озабоченность, я ее все равно ощущал, и потому старался быть веселым и беззаботным, аки молодой ягненок на первой весенней травке. Это их успокаивало и вселяло в Нерейд и Дарью уверенность в том, что все будет хорошо. Муженек отправится на войну и погуляет с мечом, а затем вернется обратно, к ним и детям.

  Я насытился и остался на месте. Служанки убрали со стола, а жены отправились в детскую. После чего один за другим стали появляться командиры моих воинских контингентов и садились на места, которые они считали своими. Ближе всех расположились Ранко Самород, Корней Жарко, Поято Ратмирович, Гаврила Довмонтов и Славута Мох со своим приемным сыном Торарином, который вымахал в статного юношу и стал неплохим бойцом. Далее Орей Рядко, Илья Горобец и Гнат Твердятов. Ну, а в самом конце сели степные атаманы, Иван Берладник и вожак лесовиков Калеви Лайне.

  Мой взгляд еще раз пробежался по лицам суровых мужчин, и я начал совет:

  - Значит так, господа сотники. До нашего выступления времени осталось немного, самый большой срок две седьмицы. Куда мы выдвигаемся, вам известно. Что будем делать, тоже ясно. Чему людей учить, понятно. Но есть у меня, как обычно, несколько замечаний, так что слушайте. Первое, степная конница. Черные клобуки до сих пор никак не усвоят, что не надо после обстрела противника и удачного налета хватать мелкую добычу. Вчера отработали захват вражеского обоза, и все прошло хорошо. Но зачем же хапать с телег, что плохо лежит? Понятно, что я сам приказал, действовать так, как привыкли. Однако помимо этого было сказано, что барахло нас не интересует. Ладно, захватили какого-нибудь знатного аристократа - это хорошо. Возможно, попалось серебро, драгоценности или золото, тоже неплохо. А вот одежду или простое оружие брать не надо. Для нас очень важна скорость и мы идем навстречу крестоносцам не ради добычи, тем более что воины ее не получат. Это надо усвоить и крепко-накрепко вдолбить в голову каждого бойца.

  Степные атаманы, к которым я обращался, одновременно качнули головами и ответили:

  - Все ясно, - сказал Данко Белогуз.

  - Понятно, - вторил ему Юрко Сероштан.

  - Привычка дает о себе знать, - усмехнулся Твердята Болдырь. - Это мои люди на обозе пошалили. Больше не повторится.

  - Вот и ладно, - произнес я, посмотрел на Берладника и продолжил: - Иван Ростиславич, к тебе тоже претензия имеется?

  - Какая? - князь слегка привстал.

  - Зачем твои дружинники на последних учениях до конца за свою позицию цеплялись?

  - А как же иначе? - удивился Берладник. - Если бы мы отступили, то 'вражеская' конница ударила бы по пешим.

  - Да. Но пешие не могли уйти, потому что ты стоял насмерть. Это не дело. За спиной пехоты был лес, и она могла легко в него оттянуться, но не сделала этого, поскольку сама в свою очередь прикрывала тебя. Ты синий флаг видел?

  - Видел.

  - И что он значит?

  - Отступление.

  - Вот именно. Поэтому будь добр в следующий раз не бросать своих, - на этом слове я сделал упор, - воинов на убой. Нам не надо держаться за германскую землю. Раз за разом повторяю одно и то же, ударили и отскочили, налетели и растворились в лесах. За вами сунутся, а там арбалетчики и лесовики Лайне.

  Князь поморщился:

  - Усвоил.

  Я повернулся к Славуте, который вот уже полтора года был полноправным начальником варогов, и продолжил:

  - Теперь по датскому молодняку. Я решил, кто возглавит варогов.

  - Кто?

  Мох уже знал, что я скажу. Наверное, чувствовал это. Да и не мог не отметить, что на совет приглашен его приемный сын, которым он очень дорожил.

  - Варогов поведет в бой Торарин.

  Юноша, встряхнув рыжими кудрями, привстал и поклонился:

  - Благодарю, вождь. Я не подведу.

  Старик в свою очередь недовольно проскрипел:

  - Ему же всего семнадцатый год пошел...

  - Ничего, - оборвал я Славуту, - Святослав Игоревич в его годы уже тысячные дружины в походы водил, а Торарин с варогами два года бок о бок и знает их всех как облупленных. Да и они твоего воспитанника за своего держат. Ну, а чтобы парни не забывались, приставим к ним опытных десятников.

  - Как скажешь.

  Славута кивнул, а я спросил:

  - Ко мне какие-нибудь вопросы есть?

  - У меня имеются, - откликнулся атаман Болдырь. - Нам запас подков и ухналей для похода нужен. Подковать лошадей мы и сами сможем, дело не хитрое, а кузнецы лишнего не дают. Опять же кожа нужна для ремонта седел и уздечек, да стремена с подпругами.

  - Гаврила, - я посмотрел на Довмонтова, - обеспечь.

  - Сделаем.

  Главный интендант Рарога кивнул, и следующий вопрос задал Ранко Самород:

  - Что по огненным смесям? Мне отдельный десяток в сотне делать, который с ними возиться станет, или всех воинов обучать?

  - Сегодня я с твоей сотней буду, так что это отдельно обсудим.

  Самород понял меня правильно. Черные клобуки и дружина Берладника хоть и свои, но наемники, а значит, при них некоторые вопросы обсуждать не стоит. Ладно, вароги, наемники до сих пор не понимают, кто это такие, а 'греческий огонь' военная тайна, хотя крестоносцы, как сообщает агентура волхвов, будут иметь запас огненных смесей и потянут его в Венедию в одном из королевских обозов Людовика Седьмого.

  - Больше вопросов нет? - поинтересовался я.

  Ответом мне была тишина, и совет был распущен. Командиры отправлялись к своим отрядам и сотням, а я присоединился к Самороду, и вместе с ним пошел на берег моря, где его варягам предстояло штурмовать одну из каменных башен. Время уходило, словно вода сквозь пальцы, и нам следовало торопиться. Каждая тренировка это чья-то спасенная жизнь и мертвые крестоносцы. Поэтому у воинов впереди еще один трудный день. Они будут бегать, прыгать, драться и штурмовать стены. Ну, а я стану за этим наблюдать и делать из всего увиденного выводы, которые завтра выльются в новые замечания и приказы.

Глава 6.

Верхняя Саксония. Весна 1147 Р.Х.

  Поздним весенним вечером в переполненную таверну 'Дядюшка Мартелл' на окраине Гамбурга, вошел нарядный рыцарь в новом щегольском плаще с красным крестом на спине и золотой цепью поверх бархатного темно-коричневого камзола. Это был Седрик фон Зальх, который последние несколько месяцев провел при дворе короля Конрада Третьего и вновь вернулся на службу бременского архиепископа Адальберта. Он оглядел просторное полутемное помещение таверны, которое было буквально забито воинами Крестового похода против славян, и направился к угловому столику. За ним юноша разглядел своего друга Людвига фон Уттенхайма, в распоряжение которого он должен был поступить, и потому молодой Воин Господа не медлил.

  Зальх подошел к Уттенхайму и, заслоняя свет, навис над покрытым объедками и посудой широким дубовым столом. Людвиг, который явно был нетрезв, находился в компании нескольких суровых наемников. В левой он руке держал большую деревянную кружку с пивом, а правой прижимал к себе дородную гулящую девку в латаном сером платье с большим вырезом на груди. Седрик, который знал своего товарища не один год, не ожидал, что Уттенхайм может вести себя подобным образом: пить с простолюдинами и опускаться до общения с женщиной из отбросов общества. Нет, Зальх не был ханжой, поскольку уже успел повидать жизнь с самых разных сторон, хотя и не утратил некоторых романтических взглядов на жизнь, которые ему привили в детстве. Просто молодой рыцарь запомнил старшего товарища опрятным и набожным воином-католиком, коему доверял сам архиепископ Бремена, и верил, что существуют идеальные рыцари, на которых стоит равняться. Уттенхайм был одним из таких людей, поэтому Седрик был несколько обескуражен.

  Тем временем Людвиг заметил, что над ним повисла тень, и воспринял это как угрозу. Он оттолкнул от себя пьяную смеющуюся шлюху, которая свалилась под стол, и схватился за меч. Его собутыльники, воины конного архиепископского отряда, которые не знали Седрика в лицо, тоже взялись за оружие и начали вставать. Однако когда Людвиг поднял взгляд, то сразу же узнал Зальха. После чего, отпустив рукоять клинка, он расплылся широкой пьяной улыбкой, и воскликнул:

  - Седрик! Наконец-то ты снова с нами! Парни, это мой друг! Все хорошо! Гуляем дальше!

  Наемники опять опустились на лавку. Гулящая девка, что-то бормоча, проползла под столом, с трудом поднялась, обиженно фыркнула, оправила свой неказистый рабочий наряд и скрылась среди других посетителей заведения. Зальх проводил грязную распутную бабу, главным достоинство которой была выдающаяся вперед грудь, осуждающим взглядом, поморщился, присел рядом с Уттенхаймом и поприветствовал его:

  - Здравствуй, Людвиг. Я только что из Бремена. Меня прислали к тебе в отряд.

  - Я этому рад, Седрик, - мутным взором рыцарь оглядел стол, взял пустую кружку, из глиняного кувшина налил в нее пива, поставил емкость перед Зальхом и предложил: - А давай выпьем.

  - Давай, - согласился Седрик.

  Рыцари в пару больших глотков проглотили дрянное пиво и Уттенхайм сказал:

  - Рассказывай, Седрик, что видел, где побывал и каково оно при дворе нашего доброго и доблестного короля Конрада Гогенштауфена.

  - При дворе хорошо, - юноша улыбнулся. - Много благородных рыцарей, красивых утонченных дам в роскошных нарядах и звонкоголосых менестрелей. Постоянно проводятся турниры и приходят самые свежие новости со всей Европы. В общем, живи и радуйся, если есть титул, владения и деньги. Ну, или глотай слюни, коли в кошельке пусто.

  - Наверное, нашел там себе даму сердца?

  Седрик слегка смутился, вспомнил прекрасную юную девушку, которую несколько раз встречал при дворе, и кивнул:

  - Да.

  - И что, ты провел с ней ночку-другую?

  - Нет. Я беден, а она богата и происходит из очень знатного рода. Поэтому я втайне считаю ее своей дамой сердца, а девушка о моих чувствах даже не догадывается.

  - Почему?

  - Мы не пара, а значит, мне остается лишь мечтать о ней и надеяться на то, что военная кампания против венедов принесет мне достаток и тогда я смогу сказать девушке, каковы мои чувства.

  - Ну и кто же та прелестница, которая пленила твое сердце?

  Зальх покосился на воинов, которые продолжали пить и разговаривать о чем-то своем, наклонился к уху Людвига и прошептал:

  - Гертруда, дочь Конрада, маркграфа Мейсенского.

  - Нелегкая добыча, - Уттенхайм покачал головой и спросил: - То есть ты зазря прогулялся ко двору короля?

  - Не то чтобы зря. Я неоднократно встречался с королем и герцогом Фридрихом Швабским, которые расспрашивали меня о неудачном походе Фридриха Саксонского...

  - А-а-а! - Людвиг опустил на стол кружку и поморщился. - Все это чушь, мой юный друг. Полнейшая чушь. Даму себе не завел, богатства не нажил и влиятельного покровителя, насколько я понял, у тебя не появилось, а иначе бы ты не вернулся к архиепископу. Верно, все говорю?

  Юноша помедлил и кивнул:

  - Все так.

  - Значит, твоя прогулка не принесла тебе ничего кроме растрат и разбитого сердца. Я прав?

  - Наверное...

  - И ты, - Людвиг провел перед собой рукой, указывая на толпящихся в таверне воинов, - подобно всем этим бродягам, надеешься взять у венедов немного их добра и покрыть себя великой славой?

  - Конечно. А еще я хочу поквитаться с язычниками за наше прошлое поражение.

  - Ну-ну, - Уттенхайм усмехнулся. - Дерзай.

  Воины архиепископа некоторое время молчали. Хозяин трактира лично принес рыцарям еще один кувшин пива и блюдо с жареными бараньими ребрышками. Но есть Зальху не хотелось, и он продолжил разговор:

  - Людвиг, а чем мы должны заниматься?

  - Тем же, чем и всегда, мой юный друг, станем выполнять приказы архиепископа.

  - Это понятно. Но мне интересно, что именно предстоит делать и когда будет первое дело?

  - Дела хочешь? Оно будет. Завтра мы отправимся в Данию.

  - А зачем?

  - Не знаю. Все приказы исходят от Улекса, а он молчит. Сказал только, чтобы утром отряд был у северных ворот и готов к походу в Данию. Думаю, что придется сопроводить к викингам священнослужителей, которые вчера приехали в Гамбург. Мне это не нравится, но приказ есть приказ. Вот поэтому сегодня я пью, вдруг, это в последний раз.

  - А что в этом задании опасного? Дания недалеко, и до вала Данневирке, если поторопимся, мы доскачем за пару дней. Потом вернемся обратно, присоединимся к войскам Крестового похода и пойдем на венедов.

  - Не все так просто, Седрик. Что ты видел, когда въезжал в город?

  - Видел, что Гамбург переполнен. Воины в городе, за стенами и во всех близлежащих деревнях. Строятся склады с продовольствием и формируются обозы, как осадные, так и продовольственные.

  - Ха! Ты видишь то же самое, что и большинство молодых рыцарей, хотя уже не новичок, а я в первую очередь заметил, что у нас нет никакой организации. Официально нами должен руководить Генрих Лев, но этого восемнадцатилетнего сопляка до сих пор нигде не видно, то ли у короля совета просит, то ли у себя в родовом замке отсиживается. Поэтому вокруг неразбериха. Каждый день в город приходят все новые отряды. В окрестностях уже больше сорока тысяч воинов, а единого руководства как не было, так и нет. Ну, а венеды, мой друг, тем временем сами перешли в наступление. Так что как бы моему отряду не попасть под их удар. Вот что меня смущает. Завтра в дорогу, а что впереди неизвестно. С севера от берега Венедского моря приходят только слухи о сожженных деревнях и замках, а все отряды, которые туда отправляются, исчезают.

  - А куда смотрят власти Гамбурга?

  - Им не до того. Архиепископ постоянно проповедует, а его отряды охраняют священников и принадлежащие церкви земли. Городская стража и бургомистр пытаются обеспечить безопасность местных жителей, которые уже боятся выходить на улицу и мечтают о том, чтобы крестоносцы поскорее покинули их славный город. А нашим доблестным имперским дворянам вообще ни до чего дела нет. За стенами Гамбурга раскинули шатры, ведут себя словно разбойники с большой дороги, да между собой дерутся. В общем, если в ближайшее время не появится тот, кто возглавит все силы, которые скопились в Гамбурге и вокруг него, то плохо нам придется. Впрочем, может быть в других местах, где собираются крестоносцы, дела обстоят лучше и бардак творится только у нас.

  - Наверное, так и есть, - сказал Седрик и добавил: - Когда я покидал королевский двор, то слышал, что Конрад собирает свои войска в Хильдесхейме и там царит порядок. Альбрехт Медведь назначил местом своей ставки Магдебург, а Конрад Церингенский будет наступать от Бардовика.

  - А насчет франков, что слышно?

  - Они уже вышли в путь, и начнут свое наступление на венедов через земли лужичан и Бранденбург.

  - Да-а-а... - протянул Уттенхайм. - Силища собирается против язычников огромная. Но нам с тобой это пока ничего не дает. Завтра в путь-дорогу и я уверен, что мы обязательно встретимся с вражескими летучими отрядами.

  - Ничего, - Седрик ухмыльнулся, - если язычников будет много, оторвемся, а мелкую группу порубим на куски.

  Уттенхайм нахмурился. Опытный рыцарь успел отвыкнуть от своего молодого друга, который на его взгляд был чересчур честен и горяч. Но он решил Седрику больше ничего не объяснять, а спровадить юношу из таверны, чтобы он не мешал ему отдыхать.

  - Кстати, а где твои вещи и лошадь? - спросил Седрика командир.

  - Оставил на заднем дворе, - ответил Зальх.

  - Ее же украдут.

  - Там мой оруженосец.

  - Вот как, у тебя появился оруженосец? - удивился Уттенхайм.

  - Да, шваб Танкред Фельбен. Прилип ко мне при дворе короля. Ну, я его с собой и взял.

  - Понятно. Только ты зря паренька одного оставил, так что тебе лучше всего отправиться в расположение отряда. Там сейчас за старшего десятник Мильх, ты его должен помнить. Поэтому ступай Седрик, отдохни с дороги и смени свою парадную одежду на походную.

  - А ты останешься здесь?

  - Ага! Посижу еще немного.

  - Тогда до завтра?

  - Да, Седрик. Утром встретимся.

  Зальх покинул таверну и вместе с оруженосцем, чрезвычайно серьезным шестнадцатилетним юношей Танкредом Фельбеном отправился к месту стоянки отряда Уттенхайма, который расположился на одном из постоялых дворов неподалеку. Старый десятник Мильх, опытный воин и очень набожный человек, встретил Седрика с радостью, ибо уважал его за серьезность взглядов и ровный подход к жизни. Он определил рыцаря и оруженосца на постой, и ночь для Седрика прошла спокойно.

  Утром Зальха разбудил сам командир, который был совершенно трезв и готов к путешествию, но темные круги под глазами рыцаря все равно свидетельствовали о том, что в таверне он сидел долго. Седрик и Танкред позавтракали, собрали свои вещи, упаковали их в походные сумки и вскоре отряд Уттенхайма, под началом которого находилось полсотни профессиональных головорезов, преимущественно из Фландрии и Франконии, выступил в путь.

  Возле северных ворот Гамбурга воинов уже ожидал Максимилиан Улекс и пять монахов-цистерианцев в сопровождении десятка рыцарей-тамплиеров. Долгих разговоров не было. Доверенное лицо архиепископа Адальберта познакомил Уттенхайма и Зальха с командиром рыцарей храма Соломона благородным Карлом Женье, благословил их и отряд выехал на дорогу.

  Путешествие начиналось легко. День был теплым, грунтовый тракт после весенних дождей уже просох, вокруг Гамбурга все было спокойно, и сытые лошади несли своих седоков на север. В размеренном движении прошло несколько часов. Город скрылся из вида, и время перевалило за полдень. Отряд сделал привал в деревушке рядом с дорогой, и тут в поселок влетело несколько всадников, если судить по гербам на одинаковых темных плащах, дружинники саксонского герцога Генриха Льва. Лошади воинов тяжело дышали и были покрыты пеной. Сами они постоянно оглядывались назад и держали наготове свое оружие, пики и мечи. Уттенхайм окликнул их, и дружинники приблизились. Рядом с Людвигом встал Седрик и почти сразу появился Женье. Командир архиепископского отряда положил руку на свой клинок, и снизу вверх глядя на воинов герцога, строгим тоном спросил:

  - Кто старший?

  Дружинники, сплошь деревенские мужики лет от тридцати до сорока лет, замялись, переглянулись, и один из них откликнулся:

  - Ваша Милость, а нету старшего, убили его.

  - Кто?

  - Язычники.

  - Эй ты, разговорчивый, иди-ка сюда, потолкуем.

  Воин герцога спешился. Затем, продолжая озираться, он приблизился к рыцарям и, поклонившись Уттенхайму, представился:

  - Меня зовут Бомм, Ваша Милость.

  - Из какого вы отряда? - спросил Людвиг.

  - Легкая кавалерия барона Сигурда Плитерсдорфа, его конюхи, которых он послал на войну.

  - Кто вами командовал?

  - Рыцарь Хайнрих Мероде.

  - Расскажи, что с вами случилось.

  - Второго дня выступили из Гамбурга. Было велено проехаться по дорогам до развалин Ольденбурга и вернуться назад. Только вот далеко мы не уехали. В нескольких милях от этой деревушки на нас налетели язычники, страшные, в черных круглых шапках, на рослых конях и с луками. Рыцаря нашего, дай Бог ему Царствия Небесного, - Бомм перекрестился, - сразу стрелой в глаз свалили, и тогда десятники велели отступать. Ну, мы и помчались обратно к Гамбургу. Язычники за нами и мы от них только перед самой околицей оторвались.

  - То есть вы никого из врагов так и не убили?

  - Не-а, - кавалерист мотнул косматой головой. - Мы с пиками да мечами, а язычники с луками, будто слепни вокруг вьются. Куда уж нам супротив них...

  - А сколько в вашем отряде было людей?

  - Четыре десятка и еще два человека.

  - А язычников против вас сколько вышло?

  - Ой, много, Ваша Милость, не сосчитать.

  - Кто-нибудь из вас местные дороги знает?

  - Нет. Мы все из-под Мюнстера. А проводники у нас были, но никто не уцелел.

  - Понятно. Сейчас отдохните, а потом продолжайте путь в Гамбург. Там обо всем доложите своим старшим командирам.

  - Это уж как водится, Ваша Милость, мы порядок знаем, да и войска графа неподалеку.

  Бомм снова суетливо поклонился и отошел от рыцарей, а Уттенхайм кинул косой взгляд на стоящих в стороне невозмутимых цистерианцев, затем посмотрел на Женье и Зальха, и спросил их:

  - Что скажите, господа?

  Первым ответил тамплиер, сухопарый мужчина с несколько болезненным желтоватым лицом и в белом форменном плаще своего ордена:

  - Скорее всего, венедов было немного, не более двух десятков, так что они нам не противники. Да и если бы их была целая сотня, то я и мои люди все равно не отвернут. У нас есть приказ, сопроводить святых отцов в Данию, где они... - тамплиер осекся. - Впрочем, это неважно. Мы продолжаем свой путь.

  - Я тоже считаю, что венедов бояться не стоит, - поддержал франка Зальх. - Нас больше шести десятков, а рядом не только патруль, который мы встретили, но и другие. Наверняка, венеды сами опасаются, как бы им в ловушку не попасть, а иначе бы они гнали беглецов до самой деревни. Правда, осторожность не повредит, поэтому я предлагаю всем воинам надеть броню, оружие держать под рукой и изменить маршрут нашего движения. Давайте дадим небольшой крюк и обойдем место, где легкая кавалерия встретилась с язычниками.

  Уттенхайм кивнул:

  - Принимается.

  - Я не против, - согласился с предложением Седрика французский рыцарь.

  По команде Уттенхайма воины стали облачаться в броню. Зальх исключением не был и достал свое снаряжение. Он натянул на тело отличную кольчугу с длинными рукавами и капюшоном с мягкой подбивкой. Затем перетянул пояс широким ремнем, на котором находился его превосходный франкский меч, стоивший ему двухмесячного жалованья. Потом накинул на голову войлочную шапочку, а глухой стальной шлем с прорезями для глаз и рта повесил на специальное крепление седла рядом со своим треугольным щитом.

  Людвиг фон Уттенхайм отдал новую команду и отряд, в центре которого находились монахи, оставив позади безымянную деревушку и кавалеристов барона Плитерсдорфа, выехал на околицу и здесь покинул тракт. Воины двигались кружным путем, и все время забирали влево, поближе к берегу Северного моря. Они ехали по узким дорогам лесным тропам подальше от человеческих поселений, вокруг которых, наверняка, крутились дозорные группы венедов, и им везло. День прошел без приключений, хотя вдалеке над лесом виднелись темные клубы дыма, словно это горели германские поселения. Граница Дании заметно приблизилась, и уже к вечеру следующего дня германцы были должны увидеть валы Даневирке, некогда построенные викингами для защиты от саксов.

  На ночь были выставлены усиленные караулы, но путешественников никто не беспокоил. Рано утром они немного расслабились, снова выехали на окруженный лесами тракт, и это было их ошибкой. Судя по всему, венеды держали дорогу под присмотром на всем ее протяжении и всего через час, после того как германцы выбрались из лесных чащоб, они обнаружили первого язычника.

  - Вижу врага! - прокричал передовой воин и, привстав на стременах, рукой указал вперед.

  Зальх вытянул голову и разглядел на дороге одинокого славянского воина на вороном жеребце. Он был молод, не старше двадцати лет, может быть, ровесник Зальха. Враг держался уверенно и был одет в легкую кожаную одежду, а на голове у него находилась лихо заломленная на бок круглая черная шапка. Подбоченясь, славянин непринужденно разглядывал германских кавалеристов и тамплиеров, а из вооружения имел короткий степной лук, который вместе с тулом для стрел висел за спиной, да кривую саблю на боку. Ну, а помимо того, с левой стороны седла, где у Седрика находился щит, у язычника имелась смотанная в кольцо веревка.

  'Странный венед, - подумал Зальх, - никогда таких не видел. Может быть, прусс или дикарь с востока? Да, скорее всего, так и есть'.

  - Взять его! - услышал Седрик окрик Уттенхайма и передовой десяток германцев понесся на одинокого славянина. Тот в свою очередь был совершенно спокоен. Он на одном месте ловко развернул своего коня, гикнул, свистнул и, пересекая поляну, понесся в ближайший лес.

  'Уйдет!' - мелькнула в голове Седрика мысль, и он оказался прав. Славянин, более быстрый и юркий, легко оторвался от погони и скрылся в зеленой листве, а германцы за ним не последовали, и вскоре вернулись на тракт.

  - Продолжаем движение! - отдал новый приказ Людвиг фон Уттенхайм. - Всем смотреть по сторонам! Впереди немало лесов и дикари могут устроить нам засаду! Прикрывать святых отцов! От строя не отрываться! Всем держаться кучно!

  Снова кони германцем и тамплиеров рысью устремились на север. Многие надеялись, что венед случайно возник на пути отряда, и они смогут благополучно добраться до места назначения. Но нет, вскоре, преграждая католикам путь, перед ними снова возник все тот же всадник. Вот только в этот раз он появился не один, а с товарищами, которых было пятеро. По команде командира два десятка конных воинов архиепископа Адальберта опять разогнали своих коней и помчались на врагов, и тут они преподнесли германцам неприятный сюрприз. Славяне достали свои готовые к бою луки, пустили в наступающих стрелы и первый же залп достал двух воинов и одну лошадь. Следом был второй залп, и еще три воина на полном скаку вылетели из седел. Ну, а затем, когда казалось, что католики вот-вот нанижут наглых лучников на свои копья, они рассыпались в стороны и продолжили стрельбу. Стрелы, летучая смерть с гусиным оперением, одна за другой летели в крестоносцев и валили их наземь, и прежде чем язычники, которые не понесли потерь, вновь скрылись в лесах, отряд Уттенхайма потерял еще троих воинов и одну лошадь, и это, не считая раненых, коих было четверо.

  - Дьявол! - подъезжая к Седрику, прорычал командир. - Короткая стычка, а у меня потерян десяток! Хитрые твари, эти язычники!

  - Это точно, - надевая на голову шлем, добавил Зальх, после чего спросил Людвига: - Что будем делать дальше, командир?

  - Уйти нам не дадут, скорее всего, эти стрелки только застрельщики, которые нас задерживали, и прямого боя противник не примет. Значит, необходимо где-то закрепиться. Рядом, в миле от нас, за лесом есть замок, я там в прошлом году гостил, когда отвозил письмо архиепископа одному из датских священнослужителей. Попробуем за стенами отсидеться, а то нас всех перестреляют. Вперед!

  - А как же наши убитые и лошади?

  - К черту! Возни много, а враг рядом! Вперед, Зальх, а иначе пропадем!

  Седрик пришпорил своего жеребчика из конюшни архиепископа и помчался вслед за Уттенхаймом. Отряд последовал за командирами и одновременно с началом их скачки, над лесом разнесся клич язычников:

  - Гойда!!!

  Если судить по голосам, то вражеских всадников было несколько десятков, и Зальх понял, что Людвиг был прав, оставаться на месте нельзя. После чего Седрик прижался к гриве своего коня и сосредоточился только на скачке. Крупное тело жеребца вздрагивало, и он летел по дороге изо всех своих сил. Рядом с рыцарем находился его оруженосец, который постоянно оглядывался назад и, видя его испуганный взгляд, даже не оборачиваясь, Зальх понимал, что их догоняют. Острые шпоры на его сапогах впивались в бока животного, и конь убыстрял свой бег. Надолго сил жеребца не хватило бы, но милю он был должен пробежать, и Седрик молил бога, чтобы четвероногий друг не споткнулся и не упал.

  Видимо, ангелы небесные продолжали присматривать за молодым рыцарем, которому уже было не привыкать к тому, что он бегает от язычников, и конь под Зальхом был хороший, поэтому вскоре прямо перед собой, выскочив из леса, он увидел отличный каменный замок. На донжоне висел рыцарский стяг с неразборчивым гербом, а ворота укрепления были закрыты. Это значило, что замок все еще за католиками и в душе рыцаря появилась надежда на спасение.

  - Быстрее! - дергая за поводья, прокричал он, и над его головой пролетела стрела. Она вонзилась в спину одного из передовых всадников и наемник, раскинув руки, упал. Следом за первой полетели новые стрелы. Их было много, и Зальх боялся оглядываться. Однако он все же пересилил себя, бросил быстрый взгляд назад и увидел, что германцев преследует полная сотня врагов.

  'Не соврал Бомм, - машинально отметил Седрик. - Врагов, действительно, много'.

  Конь Зальха, приближая своего хозяина к спасительным стенам, продолжал бежать. До ворот, которые по-прежнему были закрыты, оставалось всего ничего, один рывок, и тут враги сменили тактику. Обстрел прекратился, а воины, которые скакали справа и слева от Зальха, сами по себе стали вылетать из седел. Рыцарь снова обернулся и обнаружил нечто странное. Славяне в черных шапках, которые были совсем рядом, продолжая скакать, раскручивали над головами мотки веревок и метали их вслед германцам. Некоторые из них не долетали до католиков и падали наземь, а другие разворачивались в воздухе и на конце каждой имелась петля, которая падала на тело германца. Затем вражеский конник резко останавливался и разворачивался, скакал в обратную сторону, а воин архиепископа вылетал из седла и, волочась по земле, следовал вслед за своим противником.

  Впрочем, это было мимолетное впечатление. Седрик гнал своего жеребца, который уже устал и едва не валился с ног, дальше, и тут он обнаружил, что коварное и нечестное оружие дикарей свалило его оруженосца, за которого рыцарь чувствовал определенную ответственность. Стена замка, где появились защитники с луками в руках, была уже рядом и Зальх решил рискнуть. Он резко повернул своего коня вправо, одновременно с этим выхватил меч и, проносясь над Танкредом, перегнулся с седла и разрубил натянутую волосяную веревку, которая утаскивала его в плен. Тут же язычники пустили в него стрелы, три штуки и все они попали в рыцаря. Вот только его защита была хороша. Два метательных снаряда клюнули Седрика в шлем и отскочили, а одна ударила в грудь, но под углом и только слегка порвала кольчугу. Затем в воздух взвилось сразу две петли, которые рыцарь не видел. Однако в этот момент он вновь повернул коня, и петли его не схватили. Ну, а после этого защитники замка сами стали стрелять во вражеских всадников и двоих ранили. Славяне, видя это, с диким посвистом, подхватили своих товарищей и унеслись обратно к лесу, а Зальх, спешился и с трудом переставляя подрагивающие ноги, подошел к оруженосцу. Он помог оглушенному Танкреду встать на ноги, и повел его к открывающимся воротам, которые распахнулись лишь после того, как хозяин укрепления узнал Уттенхайма.

  Спустя несколько минут рыцарь оказался в безопасности. Ворота замка вновь отсекли людей от мира, и пришла пора подсчитать потери. Всего отряд Уттенхайма потерял двадцать семь человек: восемь во время первой стычки с язычниками и еще девятнадцать во время бегства. У тамплиеров, которые имели гораздо лучших лошадей, чем наемники, в убитых числился только один человек и священник, в лошадь коего на излете попала стрела, и он при падении сломал себе шею, хотя была возможность, что цистерианец попал в плен.

  Замок, который приютил католиков, назывался Дунборг, а его хозяином являлся богатый барон Хитц. В дружине местного феодала было три десятка воинов и еще сорок крестьян, которые при первом же намеке на появление язычников, вместе с семьями сразу же укрылись за стенами. Германцы были готовы к обороне, тем более что в замке имелись луки и даже запрещенные церковью арбалеты, но язычники, которые находились в лесу, не торопились штурмовать замок и ждали темноты.

  В первых сумерках Зальх и Уттенхайм поднялись на стену и услышали, что в лесу стучат топоры. Наверняка, враги сколачивали штурмовые лестницы и Людвиг, медленно покачав головой, произнес:

  - Да, Седрик, для нас с тобой Крестовый поход начинается неудачно. Один день и половины отряда как ни бывало, а сегодня ночью, как мне кажется, нам придет конец.

  Зальх, который успел помыться, поесть, выпить немного вина и помолиться в замковой часовне, в этот раз со своим командиром не согласился:

  - Нет. Язычникам нас не взять, Людвиг. Им не помогут нечестные уловки, потому что мы в замке, и я уверен, что Святая Дева Мария не оставит нас.

  - Эх, - вздохнул Уттенхайм, - хорошо бы.

  Вскоре на землю опустилась кромешная тьма. Спрятавшиеся в замке люди дружно молили Бога спасти их от богомерзких дьяволопоклонников, а гарнизон Дунборга не спал, и был готов отразить нападение врага. Однако, своим чередом наступил рассвет, а язычники так и не появились. После чего посланные в лес разведчики обнаружили, что он пуст и венеды, которых было не менее тысячи человек, половина из которых являлась конниками, бросив на месте стоянки несколько десятков осадных лестниц, ушли в сторону Гамбурга. Всеми католиками это было расценено как божий промысел и, стараясь не вспоминать о погибших и многочисленных раненых, которые оставались в Дунборге, остатки архиепископского отряда, тамплиеры и священники снова направились в сторону Дании. Война только начиналась, они выжили, и все основные битвы долгой и кровавой эпопеи под названием Крестовый поход были у них впереди.

Глава 7.

Верхняя Саксония. Весна 6655 С.М.З.Х.

  Черные клобуки из сотни Юрко Сероштана закидали отступающих германцев стрелами, а когда католики оказались под прикрытием замковых стрелков, вместе со своими ранеными, которых было двое, стали оттягиваться к лесу. В общем-то, степняки поступили правильно, лоб в лоб против немецкого отряда, который шел на север, не полезли, а придержали противника дозорной группой, и дождались подхода всей сотни Сероштана, следом за которой двигались наши основные силы. Вот только вражеский командир мужиком оказался головастым и опытным. Видать, сообразил, что его специально задерживают, бросил лошадей с телами павших воинов и рванул к ближайшему укрепрайону, которым оказался замок Дунборг. Но ничего, никуда он от меня не денется. Будет ночь, и замок все равно падет.

  - Ранко! - я обернулся назад и среди деревьев отыскал вожака варягов.

  - Чего, Вадим? - откликнулся командир 'Карателя'.

  - Готовь людей к ночному штурму.

  - Как обычно?

  - Да. Один отряд с факелами и лестницами, не спеша, подходит к замку с одной стороны, а твои умельцы, кто лучше всех по каменным стенам ползает, под прикрытием сотни арбалетчиков вместе со мной тихо подойдут с другой.

  - Понял.

  Самород стал отдавать приказы, и люди принялись сооружать штурмовые лестницы, благо, сейчас у нас есть небольшой обоз, а в нем имеется все необходимое, гвозди, веревки, молотки и прочая походная мелочь. Ну, а я, отметив, что кругом царит порядок, и нет никакой лишней суеты, присел под деревом, стал ждать пленников, которых наверняка приволокут черные клобуки, повел затекшими плечами и улыбнулся. А чего? Имею на это полное право. Вот уже две недели вместе с отрядами воеводы Громобоя, Идара Векомировича, княжича Вартислава и еще несколькими мелкими группами до полусотни бойцов в каждой, моя армия бродит по Верхней Саксонии и долбит католиков, где только возможно. Деревенька? Сжечь. Замок? Взять и тоже сжечь. Церковь? Разрушить. Дозорная группа? Уничтожить. Патруль? Перебить. Священник? В петлю его, поганца. Саксы? Под нож. Все это делается как-то привычно и даже весело. Потерь у нас практически нет и мы будто сильный морской шторм, который смывает с берега весь мусор. За нами только дымящиеся развалины, убитые люди с крестиками на шее, вытоптанные поля и трупы вражеских воинов. Словно неводом наши отряды прочесывают все окрестные земли и отлавливают каждого крестьянина, который может помогать будущим крестоносцам. Мы не щадим ни стариков, ни женщин, и только детей не старше десяти лет, отправляем к берегу Венедского моря, откуда корабли моей эскадры перевозят будущих варогов и работниц в учебный зеландский центр.

  Иногда, в краткие минуты покоя, такие как сейчас, моя личность из двадцать первого века спорит со своим оппонентом из века двенадцатого. Я задаю себе вопросы и сам же на них отвечаю, находя оправдание своим поступкам. Жестоко ли мы поступаем? Да, несомненно. А имеем ли моральное право уничтожать мирные поселения и людей, которые виновны лишь в том, что через их деревни пойдут католики? Тоже да. А почему? Да потому что мои воины, особенно венеды, помнят про Старгард, Любицу, Бранибор, Девин, Липск, Яроброд, Рерик, Барлин и многие другие наши города. Некогда там тоже обитали мирные люди, которые не хотели войны, жили по законам Прави и славили своих богов. Но пришли враги, которые перебили всех, кто не принял новую веру и не желал становиться рабом, остальных загнали под ярмо, а славянские города либо разрушили, либо переименовали на свой лад и заселили выходцами из внутренних районов Священной Римской империи и Фландрии. Так было, и сейчас мы не хотим, чтобы Зверин стал Шверином, Волегощ превратился в Вольгаст, а на развалинах венедских поселений пировали вороны. Нет. Мы этого не желаем и потому делаем свое дело, поджигаем чужие дома и уничтожаем любые продовольственные запасы до каких только добираемся. Ведь если есть выбор между жизнью соплеменника и жизнью чужака, настоящий человек всегда выберет своего. Таков закон природы и таковы заповеди богов, а кто против них, тот обычная крыса, которая предает братьев по крови, и место таким выродкам в Пекле.

  - Вождь, - ко мне подошел Юрко Сероштан, - пленников допрашивать будешь?

  - Конечно. Сколько их?

  - Трое. Два воина и один священник.

  - Как твои раненые?

  - Один тяжелый, наверное, умрет, а другой ничего, скоро оклемается.

  - Горячие у тебя воины, Юрко. Одергивай их, пусть не зарываются.

  - Да, вождь.

  Сероштан, у которого это были первые потери, закусил кончик уса и кивнул, а я приказал привести пленников. Начать решил с духовного лица и вскоре передо мной сидел цистерианец, среднего роста пожилой мордастый мужичок в порванном белом балахоне, но без черного пояса и скапулярия. Монах был спокоен и не нервничал, значит, сильный человек, и он уже был готов принять смерть за веру. С такими людьми бывает сложно, но рано или поздно разговаривать начинают все, главное правильное воздействие. Ну, а поскольку дознаватели из варягов у меня опытные, да и черные клобуки умельцы, каких поискать, то вскоре монах заговорил.

  Болтал цистерианец бойко и, выслушав его, я узнал, что пять священников из аббатства Клерво и десяток тамплиеров были посланы своим начальством в Данию, а если говорить более конкретно, в город Рибе к Шарлю Понтиньи, который тщетно пытался заставить датских ярлов выступить в поход против венедов. Викинги не желали повторно наступать на одни и те же грабли и влезать в новую кровавую мясорубку. Нет. Они решили отсидеться в стороне от войны и встать на сторону победителя. Вот если крестоносцы нас поломают, тогда да, они атакуют Зеландию и перекроют нам выход в океан, а нет, в таком случае потрясут оружием, снова осядут в своих замках и, возможно, под видом венедов, начнут атаковать англов или франков. Церковь это, конечно же, понимает и католических иерархов подобный расклад не устраивает. Поэтому они стремятся как можно скорее стронуть викингов с места, и для этого в Данию направлялись благословленные самим Бернардом Клервоским отличные проповедники и опытные тамплиеры. Они ехали-ехали, и тут на их пути возникло мое войско. Удачно все вышло, и быть цистерианцам убитыми.

  Оставив рядовых пленников, которые были кавалеристами из конного отряда бременского архиепископа Адальберта, варягам, я решил пройтись по лагерю. Воины сколачивали и вязали лестницы, мастерили факела и точили оружие. Через несколько часов должен начаться штурм Дунборга и в успехе сомнений не было. Это уже шестой замок на нашем пути, так что все отработано. Люди верили мне, а я доверял им. Тренировки и удачное начало нашего диверсионного рейда наложило на всех свой отпечаток, и боевой дух высок как никогда.

  Остановившись, я подсел к одному из костров, от которого пахло свежей мясной похлебкой. Было дело, хотел перекусить, а затем вздремнуть несколько часиков, но не судьба.

  - Вадим, - со спины ко мне подбежал Самород.

  Варяг выглядел странно, в глазах беспокойство, а в душе какое-то непонятное смятение. Я сразу же подобрался, приготовился к неприятностям и спросил его:

  - В чем дело?

  - От Громобоя гонец прибыл, говорит, что Вартислав в беду попал.

  - Где гонец?

  - Он ранен. Его сейчас перевязывают.

  - Веди.

  Мы прошли на другой конец нашего лесного лагеря, где около тракта стояли повозки, которых было полтора десятка, и здесь обнаружил молодого варяга из дружины моего зеландского соседа Громобоя. Воин был тяжело ранен. Его левый бок был сильно располосован, он тяжело дышал, а рядом с ним находился один из волхвов Яровита, который осторожно промывал рану посыльного какой-то резко пахнущей настойкой.

  Я присел перед парнем на корточки и щелкнул перед его глазами пальцами. Варяг сфокусировал свой взгляд на мне и прохрипел:

  - Сокол, я от Гудима Громобоя...

  - Это понятно. Что он велел передать?

  - Вартислав попал в окружение...

  - Как?

  - Вчера он взял замок на правом берегу реки Траве, который переправу стережет, уйти не успел и его обложили...

  - Германцев много?

  - Точно неизвестно... Но не меньше трех тысяч... Командует католиками имперский граф Сигурд Плитерсдорф...

  - А как Громобой о беде Вартислава узнал?

  - За отрядом Вартислава шли наши разведчики... Они обо всем и доложили...

  - Что предлагает Громобой?

  - Сообща разбить католиков... Собраться утром под замком и атаковать крестоносцев с тыла...

  - А ты как ранение получил?

  - Мчался к вам и на меня пардус бросился... Я от зверя отбился, но и он меня попятнал... Конь сбежал, но хорошо, что я уже рядом с вами был... Дозорные подобрали...

  Гонец замолчал, а волхв махнул мне рукой - уходи. Я еще раз посмотрел на раненого воина, который пострадал от дикого хищника и, направляясь в центр лагеря, задумался:

  'Так-так, наш пострел, который везде поспел, лихой Вартислав Никлотинг, решил проявить инициативу, захватил вражеский замок, надо сказать, очень хороший, и перекрыл дорогу Гамбург-Любек. Однако его подловили и теперь княжича и соседа надо выручать. У Вартислава четыреста пятьдесят конных дружинников, у Громобоя еще триста пятьдесят, с Векомировичем, который неподалеку, триста, да у меня одиннадцать сотен. Итого против трех тысяч германцев графа Плитерсдорфа, про которого известно, что он активный вояка и знатный боец, двадцать две сотни славян. При этом, конечно, можно отскочить от общего дела в сторону, мол, занят штурмом Дунборга и захватом цистерианцев. Но товарищи, с коими я немало прошел, этого не поймут. Опять же Громобой в любом случае постарается выручить своего воспитанника, за которого до сих пор чувствует ответственность, и понесет потери. Так что, как на сложившуюся ситуацию ни посмотри, надо бросать все свои дела и отправляться на соединение с бодричами. Мы как раз между рекой Брамау и загибающейся к северу Траве, расстояние до захваченного Вартиславом замка километров двадцать по прямой и тракт рядом, а значит, к утру будем рядом. Все понятно и ясно, а цистерианцами и тамплиерами пусть волхвы Святовида занимаются, у них для этого дружина витязей имеется, которая без дела скучает. Пошлю им голубя, и нехай работают'.

  За размышлениями я дошел до своего временного КП и остановился. Командиры сотен и групп уже были здесь, видать, узнали о гонце. И оглядев своих соратников, я прояснил обстановку и отдал приказы:

  - Вартислав в окружении и мы пойдем к нему на выручку. Выдвигаемся прямо сейчас и идем к замку на реке Траве. Впереди дозорные из свежей сотни Твердяты Болдыря и вместе с ними лесовики Лайне. Наверняка, германцы, которые обложили бодричей, ожидают, что мы своих не бросим, а значит за окрестностями будут присматривать.

  Сотники нахмурились, ибо лезть в большой бой ни у кого желания не было. Однако против никто не выступил и вскоре, оставив в ближайшем овраге трупы пленных, войско вышло на широкий грунтовый тракт, и двинулось на восток. Ругать или как-то хаять Вартислава я не собирался. Очень может быть, что германский граф заранее все обдумал и подготовил ловушку, не зря же его конные патрули вокруг Гамбурга шныряют. Так что если бы не бодричи в замок на Траве влезли, то через пару дней его бы взял я. Ну, а дальше, уже мне пришлось бы вырываться из окружения, хотя я, скорее всего, в западню не попал бы, слишком хорошая у Вадима Сокола команда подобралась. Степняки обеспечивают разведку, дружинники Берладника легко раскидают любой вражеский строй, а воины племени Хеме буквально сливаются с лесом и даже я, со своими способностями, не всегда могу их почуять. Морская пехота из варягов, пруссов и киевлян превосходно берет укрепления, а вароги отличные налетчики и мародеры, которых медом не корми, но дай что-нибудь поджечь. В общем, один сегмент дополняет другой и под моим началом мощная боевая машина, которая сама по себе способна перемолоть войско имперского графа. Опять же, немаловажный факт нашего успеха это неустроенность и неорганизованность вражеской армии. Тот же самый Сигурд Плитерсдорф, наверняка, действует сам по себе. Кто был под началом, тех на битву и поднял, а в Гамбурге про его дела, скорее всего, ничего не знают, и дело здесь не в том, что граф непомерно крут, а в нежелании делиться славой и добычей с другими имперскими феодалами. Это весьма повышает наши шансы на успешную деблокаду дружины Вартислава. Поэтому перед грядущим сражением я был спокоен и старался не суетиться. Мои воины это ощущали и тоже не нервничали. Здоровый мандраж перед боем, конечно же, был у всех. Но недобрых предчувствий или тем паче чувства обреченности, ни у кого не наблюдалось. Каждый верил в мою счастливую звезду и в то, что вождь не кинет их на убой. Войско шло за очередной победой, и это было хорошо.

  Ночь пролетела незаметно. Марш был не особо трудным, и пару раз мы делали часовые привалы, так что силы сохранились. Примерно в пять часов утра передовые десятки нащупали лагерь Громобоя, к которому уже присоединился Идар, и я отправился на военный совет. Старый воевода и сын верховного волхва Векомира сидели в тихом лесном овраге примерно в трех километрах от места будущего сражения, и я, поприветствовав давних приятелей, присел между ними. Сразу заговорили о деле, и выяснилось следующее. Днем германцы два раза пытались захватить замок, но Вартислав отбился. Вражеская разведка засекла подход Громобоя, но она ничего не знает про Идара и меня. Значит, на большой бой Плитерсдорф расчета не делает, а раз так, то это может быть нам на руку.

  - Так что будем делать, Громобой? - в конце беседы, спросил я бодрича.

  - Ну, а чего, - похожий на бурого медведя старый вояка, вскинул черную, словно смоль, бороду и ухмыльнулся: - Замок на берегу реки. Перед ним поле и на нем католики. Рано утром мои дружинники пройдутся вдоль вражеского строя, попробуют пробиться к замку и начнут отход, а граф, наверняка, не утерпит. Он попытается прижать мой отряд к лесу и уничтожить. Меня прикроют варяги Идара, которые сдержат крестоносцев, а ты в это время ударишь прямо по тракту. Конница у тебя отличная, закидает католиков стрелами и сгонит их в кучу, а потом подойдет пехота и арбалетчики начнут расстрел врага. Я помню, как славно твои стрелки показали себя при захвате Леддечепинга, да и в море они одним залпом до четверти вражеских корабельных команд выметали. Вот и здесь так же поступим. Прижмем германцев к стенам и расчехвостим, да так, чтобы ни один немецкий баламошка (полоумный дурачок) не ушел. Так я думаю. И если я прав, то для нас все сложится хорошо. Лишь бы только Вартислав раньше времени за ворота не выскочил.

  - Не выскочит, на это ему ума точно хватит, - сказал я, после чего повернулся к Векомировичу: - Идар, ты как, поддерживаешь Гудима?

  - Нормальный расклад. Прикрытие конных дружинников обеспечу.

  - Может арбалетчиков тебе в помощь выделить или огненных метателей?

  - Нет, не стоит. Арбалеты и свои имеются, да и зелье огненное найдется. Ты, Вадим, лучше своих знаменитых лесовиков, что из Новгорода привез, вдоль окрестных троп посади, чтобы католики не разбежались.

  'Надо же, - подумал я, - отряд Хеме уже знаменитый. Вот что значит правильная реклама. Впрочем, Хеме в ней не нуждаются, и показать себя в деле уже успели'.

  - Хорошо, тропы прикрою, и план Громобоя принимаю. Когда начинаем?

  - Чуть свет, - произнес воевода.

  - Добро.

  Мы расстались, и я вернулся к своему войску. Собрал командиров, поставил перед ними задачу, расписал план боя и началось движение. Отряд Калеви Лайне растворился в лесной чащобе. По тракту вперед выдвинулись степняки, а следом тяжелая кавалерия Берладника, не рыцари, но тоже бронированный кулак. Следом подтянулись экипажи кораблей, а в самом конце, подальше от германцев, как резерв и охрана обоза, встали вароги, полсотни молодых парней в коротких одинаковых кольчугах по росту, с круглыми щитами, сулицами и недлинными пехотными клинками. Воспитанников Славуты Мха я в бой кидать не собирался. Но если прижмет, был готов ими пожертвовать. Кинуть славянских янычар на дорогу, которую они перекроют телегами и под их прикрытием увести основные силы обратно в леса. Арифметика войны, млять! Сбереги профессионалов для будущих боев, а неопытное мясо подставь. Впрочем, это на самый крайний случай, вероятность которого в сегодняшнем сражении была очень невелика.

  Стало светать. Солнце показалось над лесом и медленно поползло по голубому небосводу. По укоренившейся с обучения в храме Святовида привычке я поприветствовал светило и пожелал добра всем людям одной со мной крови, и только после этого облачился в броню, посулил Змиулану свежую вражью кровь и, спрятавшись на лесной опушке, сосредоточился на бое.

  До замка, мощной твердыни с высокими стенами, которая была выстроена германцами еще в те времена, когда Любек был Любицей, а Ольденбург назывался Старгард, около двух километров. За укреплением несла свои воды к Венедскому морю река Траве, а перед ним находилось покрытое шатрами и палатками поле. Там уже были готовы к сражению германские полки имперского графа Сигурда Плитерсдорфа, которые перекрывали две дороги, одну на Гамбург, где сейчас находился Громобой, а другую на Данию, где втайне стояла моя армия. Войско у крестоносцев было разношерстное, в основном ополченцы и наемная пехота, но и кавалерия имелась. Ну, а что касательно численности, то разведка бодричей не ошиблась, католиков было не менее трех тысяч.

  'Сильное войско у графа, - машинально отметил я. - Но мы и не таких обламывали, так что гражданин Плитерсдорф подставляй рога, сейчас тебе будет больно'.

  Мысль промелькнула, и в этот момент началось основное действие. На окраину поля выскочила дружина Громобоя. Запели боевые рога, и над головой передового всадника взвился стяг воеводы, который я не мог разглядеть, но мог представить. Черный медведь с мечом в лапе на красном полотнище - вот такой знак у моего зеландского соседа со стороны Большого Бельта. Под ним он ходит уже два последних года, и этот стяг хорошо запомнили датчане и прибрежные европейцы, которых вместе со мной грабил Гудим Громобой, а теперь пришла очередь крестоносцев.

  - А-а-а! - пронеслось над полем и дружина бодричей, бронированная кавалерия в кольчугах и с длинными копьями, встретилась с устремившимися навстречу всадниками германцев, среди которых было несколько десятков рыцарей. Рубка шла серьезная, и грохот столкновения разлетался далеко, но длилась эта схватка недолго. Бодричи, которые успели набрать разгон, рассекли вражескую конницу пополам и если бы бой шел один на один, то они бы уничтожили всадников графа Плитерсдорфа без всяких затей. Но германских конников поддерживала пехота, в том числе и стрелки, и потому венеды в любом случае должны были бы отступить.

  Имперский феодал, который командовал осадившими Вартислава крестоносцами, это тоже понимал и он увидел, что Громобой один. Ударил, обнаружил, что католиков больше, и отходит. Поддержки у бодричей не было, по крайней мере, немцы ее не видели, и граф поступил так, как предсказывал воевода. Плитерсдорф кинул на повернувшихся к католикам спиной дружинников все свои силы, и фланговые отряды, подобно клещам, по сигналу звонкоголосых медных труб от самого высокого шатра во вражеском лагере, сомкнулись вокруг славянской конницы и стали прижимать ее к лесу.

  Дружина Громобоя, которая была вымуштрована не хуже моих воинов, дернулась обратно на дорогу к Гамбургу, сцепилась с преградившей путь пехотой и отскочила. Затем повернула на датский тракт, но тут германцы собрали свою рассеянную конницу, и попытались вновь схватиться с бодричами. Вот только дружина бой не приняла и помчалась к лесу. Все ее метания очень сильно напоминали паническое бегство и вновь в лагере немцев пропели трубы. Они выводили нечто бодрое и победное, и германские отряды, оставив на моем направлении лишь сотню ополченцев, рванулись добивать дружинников Громобоя.

  Я наблюдал за всем этим с каменным выражением лица и чувствовал, что напряжение в рядах моего спрятавшегося в чащобе воинства нарастает. Люди ждали приказа и когда крестоносцы, смешав свои ряды, подкатили к лесу между двумя трактами, где их встретили арбалетчики и пехотинцы Векомировича, которые прикрыли бодричей, я взмахнул рукой и выкрикнул:

  - Всадники по коням! Пехота идет следом! Сотники, берегите воинов! Развернуть знамя!

  Мне подвели коня, и с этого момента за разворачивающимся боем я наблюдал с высоты седла. Легкая конница черных клобуков, с лихим посвистом, вынеслась на поле. Вместе с ними была дружина князя Ивана Ростиславича, которая сходу опрокинула и посекла германских ополченцев. После чего степняки закружили вдоль германского войска и стали осыпать католиков стрелами. Я двигался с пехотой и на поле боя подоспел как раз вовремя. Нестройной толпой крестоносцы стали откатываться в свой лагерь, где у графского шатра собирались вражеские резервы. Отряд Берладника окончил избиение вчерашних крестьян и стал собираться в ударный кулак, а бодричи и варяги Идара, которые сдержали первый натиск католиков, перешли в контратаку. Одновременно с этим открылись ворота замка и появились дружинники Вартислава. Наше время пришло, и я решил, что медлить нельзя. Кинул взгляд на знамя с головой хищной птицы в языках пламени, вынул из ножен Змиулана и, взмахнув клинком над головой, прокричал:

  - Бей вражин!!! Гойда!!!

  Меня поддержал гул голосов и выдвинувшиеся вперед арбалетчики, в дополнение к стрелам степняков, послали в толпу католиков сотни болтов. Метательные снаряды буквально выкосили первые ряды, и расстроенная масса католиков повалила в свой лагерь. Кони дружинников стронулись с места, и я был среди них. Откормленные отборным овсом мощные животные несли своих седоков легко, быстро набрали разбег и ударили в отряды графа Плитенсдорфа. Стоны и крики, лязганье металла и боевые кличи, храп лошадей и чьи-то неразборчивые команды - много раз я слышал все это, но каждый бой звучит по-своему, как-то особенно неповторимо. Впрочем, это неважно. Звучит и ладно, лишь бы для нас все хорошо складывалось, а остальное чепуха, фон и не более того.

  Привстав на стременах, я разрубил голову одному из вражеских вояк. Взмах! И еще один лишается руки. Меч, который я чувствую, словно он является продолжением моего тела, счастлив. Зачарованный клинок рубит врагов без всякой жалости, вражеская пехота бежит, а дружина среди всех этих людей, подобна волкам, которые оказались в стаде овец. Идет резня крестоносцев и боевые кони пробивают себе путь. Минуты кажутся секундами, и все происходит очень быстро. Нашел цель, подправил путь коня и срубил еще одну головушку. Однако вскоре мы упираемся в препятствие. Германская конница, которую уже потрепали бодричи, встречает нас и приходится попотеть.

  Отклонившись вправо, я пропускаю мимо себя вражеское копье и вижу перед собой рыцаря в полном доспехе и вычурном шлеме с искусной узорчатой гравировкой на металле. Это он хотел меня достать, но у него ничего не вышло, и крестоносец за это ответит. Рыцарь стал вытаскивать меч, но я был гораздо быстрее, перегнулся вперед, навис над головой коня и вонзил свой клинок ему в шею. Из перерезанных вен потоком хлынула кровь, а я направил жеребца дальше. Миг! Толчок! Мимо меня во врагов летят новые стрелы и болты. Свистят мечи русских дружинников Берладника, кто-то из них выкрикивает полоцкий клич 'Рубон!', другой поминает родной Звенигород, а третий Галич. Слышно хеканье и хруст костей, а позади нас во врага уже врубились варяги и пруссы.

  Неожиданно я выскочил из месива. Конь вынес меня и нескольких дружинников Берладника на чистое место, и я смог оглядеться. Дела идут даже лучше, чем мог предполагать Громобой. Католики в панике и драпают. В лагере уже хозяйничает Вартислав, который сбил заслон от замка, и основное войско имперского графа в полном окружении. Деваться крестоносцам некуда - все дороги перекрыты, и у меня остается только одно дело. Я хочу живьем взять Сигурда Плитенсдорфа и узнать у него, как же он так ловко подловил моего соседушку Вартислава. Что это, специальная подстава, дабы нас на крючок поймать или все вышло случайно?

  Вокруг меня быстро собирается около полусотни конных воинов и я, указав мечом на вражеские шатры, выкрикнул:

  - Кто раньше меня захватит германского военачальника, тому награда! Двадцать гривен! Пошли!

  Кони развернулись, и мы понеслись на вражеские шатры. Почти в это же самое время с противоположного направления к нему устремились всадники Никлота и я стал поторапливать воинов:

  - Давай братушки! Живее! Добыча вот-вот уйдет!

  Дружина меня услышала, погнала коней быстрее, и в лагерь католиков отряд влетел галопом. На пути оказалось несколько германских пехотинцев, которые моментально распрощались с жизнью, и вот мы перед шатром. Командный пункт графа Сигурда прикрывает около сотни воинов, по виду, отборные наемники, но кони ударяют в их строй и они не выдерживают. Кто-то из дружинников рядом со мной, получив в грудь стрелу, выпал из седла. Другой воин налетел на копья и его конь, поднявшись на дыбы, сбросил седока, а третьего бойца сбили тяжелым метательным топором. Потери. Все это я отмечаю краем глаза, и двигаюсь дальше. Змиулан взлетает к небесам, а затем летит вниз. Блеск стали. Клинок опускается и еще один враг мертв. Снова взлет и падение стальной полоски и новая смерть. Капли крови летят на мое лицо, но я не обращаю на это никакого внимания, точно так же как и ход сражения. Опытные сотники справятся с разгромом крестоносцев без меня, а передо мной цель, к которой я иду.

  Наконец, конь проломился через строй наемников и я оказался перед просторным полотняным шатром, рядом с которым красовалось знамя с затейливым гербом. Прыжком я соскочил наземь. Ноги спружинили и быстрый подъем. Рядом вражеский воин в добротном кожаном доспехе, явно не граф, потому что выглядит слишком бедно и молод, а Сигурду, как я слышал, около сорока лет. Поэтому щадить его я не собираюсь. Выпад противника и я ухожу в сторону. Он слегка подается вперед и здесь все просто, шаг на католика и четкий удар от правого плеча сверху вниз, прямо в открытую незагорелую шею. Клинок перерубил позвонки и крестоносец упал. Быстрые взгляды влево и вправо. Чисто. Чужаков нет, рядом только свои воины, и с другой стороны шатра слышится знакомый голос Вартислава:

  - Вражеского полководца живьем брать!

  'Э-э-э! Нет уж, дружище! - с легким злорадством подумал я. - Ты опоздал, добыча моя. Но в одном ты прав. Живьем брать демонов! Живьем!'

  В шатре было три человека, я их чувствовал. Двое стояли рядом с выходом, а один находился в центре. Как войти, я не думал, клинком рассек боковину шатра и когда один из германцев шагнул в сторону предполагаемой угрозы, через вход скользнул внутрь. Слева молодой парнишка в превосходной кольчуге и коротким мечом в руке, возможно, оруженосец графа, и я, пользуясь его растерянностью, хватаю юношу за край доспеха и одним рывком выбрасываю наружу, где он попадает в руки дружинников. Боец справа, широкоплечий здоровяк, который повелся на мою обманку, разворачивается и вскидывает над головой полутораручный меч. Широкий клинок едва не задевает верх шатра и замах у противника, конечно, богатырский, сказать нечего. Однако против меня этот воин не играет, чай не тамплиер какой-нибудь, с именем Господа на устах и повернутой башней. Поэтому сложностей с ним не возникает. Я приседаю и снизу вверх вонзаю Змиулана под его кирасу. Германец хрипит и силится что-то сказать, но мне уже не до него. На меня наступает сам граф, крупный мужчина в полном доспехе, который украшен посеребренным гербом, закрытом шлеме и обоюдоострым топором в руках.

  - Я убью тебя проклятый язычник!

  Яростный рев имперского феодала, который только что лишился своего войска и близок к пленению, сотрясает весь шатер. Позади меня появляются воины Берладника, которые готовы вступить в дело, но я кричу:

  - Назад! Я сам!

  Сигурд Плитерсдорф пытается достать меня. Его топор опускается на мою голову, но я уже в стороне. Он разворачивается, и на этом схватка заканчивается. Всем телом я ударяю его в бок, и германец заваливается на спину. Тяжелые доспехи сами тянут его вниз. Он пытается сохранить равновесие, но я толкаю графа еще разок.

  - Бум-м!

  Рыцарь упал и от половиков, которыми было устлано дно шатра, поднялась туча пыли. Я кивнул на пытающегося подняться графа дружинникам и сказал:

  - Взять его! Связать и не спускать с него глаз!

  Воины Берладника накинулись на графа, которого придавили к полу, словно кабанчика на убой, а я посмотрел на их возню и вышел наружу. С клинка падали быстро застывающие капли крови. Битва уже была практически закончена, и рядом появился Вартислав Никлотинг. Подобно мне, он участвовал в бою, но явно был расстроен. Как же, как же, понимаю его. Он хотел взять обложившего его дружину полководца, но опоздал. Эх-ма! Молодость. Ему бы радоваться, что помощь вовремя подоспела, да наставнику своему дядьке Гудиму в ножки кланяться, а он о чепухе думает. Ну, ничего, разберемся по-соседски. Захочет германца на ремни распустить, не проблема. Пусть заплатит и забирает, можно даже с пятидесятипроцентной скидкой и в долг. Свои ведь люди, а значит, сочтемся.

Глава 8.

Гамбург. Весна 6655 С.М.З.Х.

  - Эй, кто такие!? - голос одного из дозорных германских вояк разнесся в первых вечерних сумерках над трактом Гамбург-Любек и впереди, за съемными заборами с острыми кольями, забряцало оружие.

  Я наклонился к графу Сигурду Плитерсдорфу, который находился рядом со мной, и прошептал:

  - Отвечай, граф, и помни про своего сына.

  Имперский феодал нахмурился, и я это заметил, а еще ощутил лютую ненависть ко мне, которая стремилась вырваться из глубины его души. Однако он мне не возразил, ибо жизнь единственного отпрыска и наследника для него настолько дорога, что ради нее Плитерсдорф даже готов пойти на предательство.

  Шагом граф послал вперед своего коня и уверенным командным голосом прокричал:

  - Это граф Сигурд Плитерсдорф! Ослепли что ли!? Освобождайте дорогу! Живее! Я хочу попасть в город до закрытия ворот!

  Городские стражники Гамбурга, которые охраняли дорогу, разглядели графское знамя, которое держал князь Иван Ростиславич Берладник, плечи коего украшал плащ с крестом, узнали знаменитого имперского феодала, покинувшего Гамбург пару дней назад, и рогатки были убраны на обочину. Граф продолжил свой путь в сторону города, а я махнул рукой дружинникам, которые были одеты как германцы. Несколько сотен конных воинов двинулись вслед за Сигурдом. Все шло как по маслу, и я улыбнулся. Удача пока на нашей стороне и, значит, вновь я оказался прав...

  План новой операции родился спонтанно.

  После битвы под замком на реке Траве, высший командный состав нашего войска, которое встало на месте гибели армии графа Плитерсдорфа, расположился в шатре вражеского военачальника. При нас тут же прошел допрос пленников: самого графа Сигурда, подтвердившего, что поймать Вартислава в ловушку получилось случайно, его сына Рудольфа, которого я принял за оруженосца, и сотников. Германцы разговаривали охотно, и это легко объяснимо - никто из них не хотел, чтобы в его задний проход засунули раскаленный прут. Поэтому информации о положении дел в стане крестоносцев, которые собирались в Гамбурге, мы получили очень немало. Ну, а когда речь зашла о наших дальнейших планах, то я оглядел своих товарищей: Вартислава Никлотинга, Гудима Громобоя и Идара Векомировича, провел предварительный анализ наших возможностей и предложил:

  - Что скажете, други мои, а не напасть ли нам на Гамбург?

  В шатре резко наступила тишина, соратники прекратили разговоры, и призадумались, а спустя пару минут Векомирович спросил:

  - Вадим, ты это серьезно?

  - Да, - ответил я, кивнул в сторону выхода, где за пологом находились пленники, и развил свою мысль: - Граф и его сотники, как один, подтвердили, что в Гамбурге неразбериха, а значит, мы можем этим воспользоваться. Плитерсдорф обеспечит нам доступ во вражеский город и пойдет гульба. Мы переоденемся в тряпки католиков, проникнем в расположение крестоносцев, сожжем продовольственные запасы, которые накапливаются германцами в пригороде, разгоним скотину, освободим рабов из славян, если таковые будут, и подпалим северные окраины Гамбурга. Силы у нас есть, огненных смесей хватает, и воины подготовлены хорошо. Поэтому нанесем один серьезный удар и отступим.

  - С нами много раненых, - сказал Громобой.

  - Завтра утром, вместе с наиболее ценной добычей, отправим всех к морю. Повозки есть, так что выделим на сопровождение обоза полсотни конных дружинников и снова сможем быстро перемещаться.

  - А граф не подведет? - поинтересовался Вартислав.

  - Это вряд ли. Его единственный сын с нами, а значит, Сигурд нас не сдаст. Да и если он закричит, что вот они венеды, хватайте язычников, то мы легко вырвемся.

  - Ну, а как быть с погоней, если германцы кинутся за нами следом?

  - Заранее организуем на тракте пару засек и если не сможем быстро оторваться, то заслон из лесовиков и варягов прикроет нас и даст всадникам возможность уйти в дебри и перегруппироваться.

  - Выходит, участие в бою примет только конница?

  - Нет. Все иначе. Пехота будет заниматься пригородом и после поджогов, не ввязываясь в затяжные бои, сможет легко уйти в дебри, а всадникам предстоит атаковать сам Гамбург, захватить ворота и устроить большой там-тара-рам за стенами. Поэтому конникам оторваться будет немного сложнее и главное внимание крестоносцев сосредоточится на них.

  - Вадим, а почему мы должны ограничиться только северной окраиной города? - княжич завелся. - Давай сразу центр возьмем, архиепископа прищучим, а бургомистра и всех наиболее знатных германцев на клинки насадим. Если не хочешь на такое дело идти, то я сам могу все сделать.

  - Ты так в себе уверен, Вартислав? - по моим губам пробежала усмешка.

  - Да.

  - Ничего не выйдет, друже, и я могу объяснить почему.

  - Объясни.

  - Ладно. Как наших воинов ни маскируй, германцы все равно раскусят, кто они такие, особенно днем, и здесь нам даже граф не поможет. У нас все иное, повадки и манеры, а кроме того, почти никто не знает вражеского языка. Верно?

  - Так и есть.

  - Во-о-от! - я назидательно вскинул вверх указательный палец. - А теперь сам представь. По городу идет крупный отряд, и зеваки наверняка начнут расспрашивать воинов, где были и что делали, да знакомых вызывать. Ответа нет или он кого-то не устроит, вот тебе и тревога. По этой причине атаковать противника надо ближе к вечеру, но в центр Гамбурга проникнуть все равно не удастся, ибо в сумерках городская стража и наемники архиепископа ставят на улицах заставы, которые не пропускают больше пяти-шести человек за один раз.

  - Но мы можем через них прорубиться, - не сдавался бодрич.

  - Конечно. Пробьемся, а вырваться уже не сможем, потому что пути отхода перекроют. Так что выбирай Вартислав, либо сбережем людей, либо убьем пару тысяч врагов и сами погибнем. Не знаю для кого и как, а для меня каждый мой воин дорог, словно кровный родич. Да и собственной жизнью я дорожу, поскольку дома меня ждут жены с детьми и прорва дел, которые без моего пригляда остановятся и зачахнут.

  Вартислав помолчал и кивнул:

  - Ты, Вадим, как всегда, прав. Поэтому я за твое предложение.

  - Присоединяюсь, - поддержал меня Громобой.

  - А я как все, - добавил Векомирович. - Воевать, так воевать. Налет, конечно, дерзкий, но с тобой Вадим синяя птица удачи и ты еще никогда не ошибался.

  - Так уж и не ошибался? - ухмыльнулся я.

  - Только если в мелочах, - Идар тоже усмехнулся и развел руками. - Однако в главном ты всегда был прав, и по этой причине мы тебе верим.

  - Отлично, - кивнул я. - Раз все мы в деле, давайте карты смотреть и думать, кто и где встанет, и чем во время предстоящей битвы будет заниматься.

  Мы проговорили половину ночи, и было решено следующее. Городом и его северными окраинами займусь я, и вместе со мной будут степняки, дружинники Берладника, десяток варягов с огненными смесями и двести воинов Вартислава. Сам княжич и его наставник временно возглавят общую пехоту и вместе с конницей Громобоя они атакуют лагерь крестоносцев и продовольственные склады. Векомирович с сотней арбалетчиков обеспечит наше прикрытие, а лесовики из племени Хеме, которые отловили всех беглецов из войска Плитерсдорфа, будут вести разведку с тыла, откуда могли появиться неучтенные нами отряды феодалов Верхней Саксонии. Что же касается нашего ключа во вражеский лагерь и в Гамбург, графа Сигурда, то ему деваться было некуда, и он наши условия принял. Ему оставляют жизнь и во время боя отпускают на свободу, после чего он присылает за своего наследника Рудольфа серьезный выкуп, и получает его живым и здоровым. Ну, а как он будет разбираться со своим сюзереном герцогом Генрихом Львом, это его личное дело, которое меня не касается. Сможет оправдаться и обелить свое имя, его счастье, а нет, так хотя бы сына сохранит.

  Ранним утром следующего дня замок на Траве был подожжен, и наше войско стронулось с места. Часть обоза и раненые, которых было очень даже немало, больше пятнадцати десятков, под охраной конной полусотни переправились на левый берег Траве и направились на северо-восток к развалинам Любека. Ну, а основные силы пошли на юго-запад к реке Лабе, которую германцы называют Эльба, и расположенному на ней Гамбургу. Прошли на удивление спокойно и тихо, патрулей не было, и дальних дозоров беспечные крестоносцы не высылали. Непонятно, может быть, они надеялись на свою силу, но, скорее всего, католики делали расчет на графа Сигурда, который по собственной инициативе выдвинулся вперед. Впрочем, это неважно. Главное, что до Гамбурга мы добрались к вечеру, как и намечали, и с этого момента началась боевая фаза всей операции, лихой и очень наглой...

  Итак, городские стражники оттащили с дороги рогатки и встали на обочине. Кавалерия помчалась вперед, к воротам, до которых было всего полтора километра, а следом подошла наша пехота, которая без шума перебила охранников, а затем свернула в поле, где находился огромный вражеский обоз. Лично я на первом этапе в драку лезть не собирался. Поэтому, как только дружинники и степняки влетели в ворота города, спрыгнул на брусчатку, дождался пока воины прикончат не ожидавших нападения стражников и вместе с пленником, несколькими воинами и сигнальщиком взобрался на привратную башню.

  В опустившейся на Гамбург ночной темноте конница скопилась на площадке рядом с воротами, которые воины тут же закрыли, чтобы крестоносцы не ударили нам в тыл. Я окинул взглядом большой торговый город, который был переполнен вражескими воинами. Затем перегнулся через стену, отметил, что воины готовы к бою, взмахнул рукой и выкрикнул:

  - Вперед! Не щадить никого! Жгите все! Сотники, главную улицу пока не трогать, а то назад не отойдем! В серьезный бой не ввязываться! Берегите силы, нам еще через вражеский лагерь прорываться! Начали!

  Меня услышали. Подле ворот осталось два десятка воинов, а остальные славянские всадники, убивая всякого, кто попадался на их пути, разлетелись по окраинам Гамбурга. В жилые дома, трактиры и хозяйственные постройки полетели огненные смеси и факела. Город начинал загораться, операция по-прежнему шла по плану, и я оглянулся. За стенами тоже было весело. Там горели обозные телеги, метались между огнями предназначенные на убой коровы и овцы, было слышно бряцанье оружия и ржание коней, и на фоне разгорающихся пожаров через лагерь крестоносцев двигались плотные темные треугольники конных дружинников и варяжской пехоты.

  'Елки-моталки! - мысленно воскликнул я. - Издалека эти треугольники, словно танки, нечто темное, приземистое, отблескивающее металлом и плюющееся огнем. Шикарное зрелище, жаль, видеокамеру еще не придумали или на худой конец фотоаппарат'.

  - Язычник, - неожиданно обратился ко мне имперский граф, - тебе доставляет удовольствие видеть, как умирают католики?

  - Нет, - я решил ему ответить, и качнул головой, - не католиков, а врагов. Мне все равно кто вы по вере и по национальности. Можно жить в мире, растить детей, налаживать хозяйство и радоваться каждому прожитому дню, благо, места, ресурсов, воды и чистого воздуха на земле еще много. Но нет, вы хотите навязать нам свою веру и завладеть венедскими землями, и за это расплачиваетесь. Нам, конечно, тоже достанется, слишком вас много, и потери среди венедов будут огромными. Но мы готовы к вашему приходу и потому добро пожаловать в ад, Сигурд Плитерсдорф. Все это, - рукой я указал на горящий город, - только начало, а когда вся ваша орда придет в венедские леса, вот там-то вы и познаете, что такое ярость славян.

  Плитерсдорф помедлил и задал новый вопрос:

  - А ты, действительно, отпустишь меня?

  - Да, ведь я обещал, а мое слово очень дорого стоит.

  - И когда я смогу уйти?

  - Можешь покинуть меня прямо сейчас, тебя никто не держит. За сына пришлешь четыреста кельнских марок серебром. Сроку тебе два месяца. Как и через кого можно передать выкуп помнишь?

  - Помню. Через датского купца Маргада Бьярниссона, который проживает в городе Рибе и имеет свою контору в Бремене.

  - Вот и ступай, граф Сигурд. Иди и моли своего бога, чтобы мы снова не встретились, потому что в следующий раз ты умрешь.

  Граф нерешительно сделал шаг по направлению к лестнице, которая вела вниз. Однако он вновь замер на месте, снова посмотрел на меня и с ненавистью в голосе сказал:

  - Я влиятельный человек, язычник, и смогу обелить свое имя, а потом посвящу свою жизнь только одному - мести. Я знаю твое имя и поверь, лучше тебе было бы убить меня прямо здесь.

  - А я не боюсь мстителей, граф Сигурд. У меня немало врагов и какой-то там имперский граф на общем фоне среди них смотрится очень бледно. Так что можешь стать в очередь.

  Граф Сигурд окатил меня гневным взглядом, который в отблесках разгорающихся пожаров полыхнул красными огнями, до хруста сжал кулаки и широкими шагами направился к лестнице. Вслед за ним пошел один из варягов, который обеспечит его проход через наших воинов, а я снова прислонился к парапету башни, и стал наблюдать за ходом боя.

  По улицам города с дикими выкриками носились сотни всадников. Летели в выбегающих из домов вражеских воинов стрелы степняков и сулицы бодричей, горели дома, а тяжелая конница рубила, и топтала полупьяных католических воинов. Однако вскоре нам начали оказывать сопротивление. Судя по всему, отряды городского ополчения, отлично экипированная и подготовленная пехота, местная стража и наемные отряды архиепископа были начеку и готовы выдвинуться в любой конец города на усмирение разбушевавшихся крестоносцев. Поэтому, как только начались поджоги, эти боеготовые подразделения сразу же направились навстречу опасности. Действовали германцы превосходно, четко и слаженно. По улицам, мимо горящих домов, в сторону северных ворот началось наступление ощетинившейся пиками стены из щитов, против которой биться смысла не было, и тогда я отдал приказ отступать. Полчаса погуляли, разор учинили, людей перебили не меньше тысячи, а сами потерь почти не понесли. Значит, задача выполнена, отходим.

  Перекрывая шум боя и треск горящего дерева, протяжный звук сигнального рога разнесся над задымленным городом. Метатели огнесмесей кинули в наступающих германцев несколько своих зарядов, и противник замялся. Хорошо вышколенная конница стала отступать к воротам, а я опять оглянулся. Варяги уже покинули вражеский лагерь. Обозы католиков горели, и под стенами царил хаос. Можно было отходить, но только с боем, ибо под воротами скопилось несколько сотен католиков, как конных, так и пеших, которые хотели найти укрытие за стенами. Это были паникеры, которых раскидать очень легко. Однако за их спинами на дороге строился крупный вражеский отряд из рыцарей и легких кавалеристов. Видимо, кто-то понял, что мы уже в Гамбурге, и решил нас подловить. Ну-ну, пусть попробует.

  Я и мои сопровождающие покинули башню и сели на лошадей. Конная масса славянских всадников давила мне в спину, но я не торопился и сначала окликнул командиров:

  - Сотники! Все люди на месте!? Никого не оставили!? Доложить о потерях!

  - Мои все! - откликнулся Иван Берладник.

  - Моих трое полегло! - отозвался Твердята Болдырь.

  - У меня пятерых нет! Убиты! - вторил ему Юрко Сероштан.

  - Отставших нет! Потерь не имеется! - добавил атаман Данко Белогуз.

  Далее тишина и я окликнул командира бодричей:

  - Сотник Булыга! Что по убитым!?

  - Нет его! - из строя бодричей ответил незнакомый голос. - Из окна в сотника стрелу пустили и сразу в голову! Подобрать не смогли!

  - А кто за него!?

  - Полусотник Звенько! Про потери сказать точно не могу! Полтора десятка наших точно нет! Может, убиты, а может, на улицах заплутали!

  - Ждать никого больше не можем! Приготовиться к бою! Идем на прорыв! Метатели огня, вы в конце, подпалите окраинные дома, башню и ворота!

  - Готовы! - услышал я одного из варягов 'Карателя'.

  Достав из ножен клинок, я повернулся к воротам, и окликнул спешенных дружинников Берладника:

  - Открывайте!

  Со скрипом, большие створки распахнулись, и снаружи на них надавила толпа паникеров. Медлить было нельзя и, взбодрив своего жеребца окриком и ударом повода, я первым помчался на врага.

  Удар! Конь отбрасывает в сторону тело германца, который раньше всех хотел попасть за стены, а затем еще одного. По брусчатке разнесся цокот множества подков, и вся наша конная лавина, на острие которой шла тяжелая кавалерия, обрушилась на нестройную толпу католиков. Кричали люди, которых калечили лошади, звенела сталь, и мой меч опускался на головы ошалевших от страха крестоносцев. Позади варяги поджигали крайние дома, которые прилегали к воротам, и башню, но я этого не видел и слух, будто выключился. В полнейшей тишине я рубил и сек врагов, выполнял кровавую работу и чувствовал эмоции идущих за мной вслед воинов.

  В какой-то миг противники неожиданно закончились. Наша конница оказалась в лагере крестоносцев, где все было объято огнем, и тут слух вновь вернулся. Ржали разгоряченные и опьяненные запахом крови кони, которые рвались продолжить свою бешеную скачку, а воины были готовы биться дальше. Я привстал на стременах и отметил, что все мои всадники, вроде бы, здесь. Конечно, ночью и в хаосе боя за всеми не уследишь. Однако дожидаться и выискивать отставших одиночек нельзя, ибо промедление подобно смерти, а значит, продолжаем движение.

  - Гойда!!! - отпуская повод, клинком я указал на скопившуюся перед нами вражескую конницу. - Кру-ши-и-и!!!

  Спустя полминуты мы врубились в крестоносцев неизвестного мне отряда с разными гербами и знаками отличия. Кто наш противник, непонятно, но это и неважно, наверняка, сборный отряд, так что упорной схватки от них ждать не стоило. Вот если бы у германцев было в запасе еще немного времени, тогда расклад иной, но мы им его не даем и потому буквально проламываем вражеский строй.

  Взмах клинка и голова противника в не застегнутом шлеме слетает с плеч и катится под ноги лошадей. Рывок коня вперед и мелкая лошадка легкого кавалериста с дротиком в правой руке отлетает в сторону. Подъем на стременах. Четкий косой удар слева направо и Змиулан рассекает переносицу еще одного крестоносца, не рыцаря, но вполне справного вояки в добротной кольчуге. Кто-то в глубине строя католических всадников, которых не меньше чем нас, пытается руководить боем, и что-то выкрикивает, но его никто не слушает. Крестоносцы уходят из-под удара и над головой свистят стрелы черных клобуков. Их не видно на фоне темных небес, но посвист оперенной смерти слышен постоянно. Шир-р! Шир-р! Метательные снаряды вплетаются в шум битвы, а затем они попадают в людей. Дзинь-нь! Наконечник ударяется в металл, в кирасу или щит. Чпок-к! Железо впивается в податливую и мягкую человеческую плоть.

  'Молодцы черные клобуки! - машинально делаю я себе в голове зарубку. - Надо с ними задружить. Ой, как надо, ибо их в Переяславском княжестве не менее десяти тысяч всадников, полный степной тумен (тьма) с разделением на десятки, сотни и тысячи. Правда, чтобы с ними серьезные контакты набить для начала необходимо наладить мосты дружбы с их куратором Изяславом Мстиславичем, слово которого для орды равнозначно закону. Впрочем, все это потом'.

  С оттяжкой Змиулан прошелся по спине еще одного врага и врубился в позвоночник. Рывком я выдернул его на себя. Затем поднял коня на дыбы и обрушил меч на нового противника, непонятно как оказавшегося среди всадников пехотинца. Булат прошелся по округлой каске, срезал католику ухо и вонзился в ключицу. Хруст костей и падающий человек. Где-то дальше слышен злой окрик немецкого командира:

  - Держать строй! Выровняться! Заткните дыру! Они сейчас прорвутся!

  'Поздно! - мысленно восклицаю я, продолжая бой. - Поздно! Нас уже не остановить и не задержать!'

  Новый рывок к свободе и выходу из вражеского лагеря. Мощная грудь злого венедского жеребца из конюшен Никлота, пробивает проход, и я его расширяю. Удар влево и вправо. Убил кого-то или нет, не знаю, но пару противников попятнал точно. Рядом появляются дружинники, с одной стороны бодричи, а с другой русичи. Рубка стихает, и отряд снова стягивается в кулак. Рядом небольшой взгорок и я, отдав приказ продолжать движение, выехал на него.

  Вид с высотки открывался великолепный. В Гамбурге разгорался пожар, который словно выплескивался за стены, а под городом горел вражеский лагерь и в ответах пламени был виден заваленный трупами тракт. Германская конница была рассеяна, но вновь собиралась для рывка вслед за нами. Видать, имелись у крестоносцев серьезные командиры, которые не хотели нас отпустить, да и резервом у противника много. Это понятно, и потому нам бы только пять километров пройти, а там германцев притормозят.

  Повернув коня на дорогу, я пристроился к общей колонне. Степняки и дружинники двигались вперемешку. Лошади были утомлены, и мы их не гнали. Немного времени в запасе есть и потому психовать не стоит. Оторвемся, отдохнем в лесах, а потом продолжим пакостить тем, кто желает гибели нашего государства и уничтожения славянской веры. Но это будет позже, а пока отступаем.

Глава 9.

Верхняя Саксония. Лето 6655 С.М.З.Х.

  Наступило лето и армия католиков под общим командованием молодого герцога Генриха Льва, который вместе с личной дружиной, тамплиерами и многочисленными отрядами наемников все же прибыл в Гамбург, выступила в поход. За всеми передвижениями крестоносцев мы наблюдали постоянно, и когда я впервые увидел вражеское войско в начале его пути, честное слово, мое сердце дрогнуло. Да и как остаться равнодушным, когда мимо тебя движется армада в сорок пять тысяч воинов? Никак. Поэтому, наблюдая за крестоносцами, стиснув зубы, я вел подсчет вражеских сил и старался быть спокоен.

  Впереди армии Генриха, рядом с которым всегда находились опытные военачальники короля и воеводы его покойного батюшки Генриха Гордого, прочесывая леса, шли сформированные из саксов, лужичан и древан отряды егерей. За ними двигалась легкая Вестфальская кавалерия и элитные рыцарские отряды под командой недобитков: Хартвига фон Штаде, Адольфа Шауэнбургского и Оттона Амменслебенского. Далее топали войска самого Генриха Льва, которые подобно королевским воинам были разбиты на батальоны по пятьсот человек в каждом. Следом пылил огромный обоз с продовольствием и осадными орудиями, который охранялся дисциплинированным и отлично подготовленным городским ополчением из Гамбурга и Бремена. Ну, а замыкали всю эту орду разношерстные отряды, в которых кого только не было. Ополченцы и городские стражники из Миндена, Линдена, Вильдесхаузена, Оснабрюка и Мюнстера. Наемники из Фландрии и Фрисландии, в основном из Гронингена, Нордена, Утрехта, Брюгге, Гента, Лилля и Арраса. Английские рыцари-добровольцы, коих возглавил некогда ограбленный мной второй граф Херефорд сэр Роджер Фиц-Миль. Около двухсот тамплиеров и сильная группа цистерианских монахов. Отряды многих германских священнослужителей и сами святые отцы, среди которых особо выделялся хитрый Бременский архиепископ Адальберт и аббат Вибальд Корвейский. Это все основные силы. А помимо них было очень много бывших разбойников, кстати сказать, тоже неплохих лесовиков, искателей приключений, которые имели желание обогатиться за чужой счет, и путешествующих вместе с солдатами армейских шлюх и маркитантов.

  Вся эта толпа народа двигалась на север, к развалинам Любека, откуда она собиралась повернуть на восток и таким образом составить левый фланг огромного Крестового похода. Сияли на солнце превосходные стальные доспехи и развевались на ветру штандарты рыцарей, баронов, графов, пфальцграфов и герцога Льва. Конский состав вражеской кавалерии, особенно рыцарской, был превосходен. Тяжелая конница на мощных жеребцах одним своим видом, даже без брони, которая находилась в походных вьюках, могла внушить страх, а вооруженная метательными копьями и саблями легкая конница в доспехах из дубленой кожи двигалась стремительно, и казалось, что она находится повсюду. Маршировали плотные ряды пехотинцев в руках которых покачивались длинные пики, а за спинами этих бойцов были приторочены продолговатые пехотные щиты. Большое количество стрелков, часть из которых имела на вооружении длинные английские луки и арбалеты, были равномерно распределены по всему войску и постоянно готовы к бою.

  Несмотря на серьезные потери и безлюдные земли, по которым крестоносцам предстояло пройти, двигались они бодро. Судя по всему, вражеские военачальники учли свои прошлые ошибки, и застать врагов врасплох на выходе из Гамбурга было нереально. Это понимали все венедские командиры, и нам оставалось только наблюдать за католиками, считать их по головам, выхватывать отдельных пленников и ждать удобного момента.

  Мы ждали день, другой и третий, но у нас ничего не выходило. Затем нам пришлось покинуть правый берег реки Траве и перебраться на левый. Имелась надежда на то, что нам удастся подловить католиков на переправе, но не тут-то было. Вражеские егеря с собаками, боевое применение которых я видел впервые, форсировали реку выше по течению, закрепились там, дождались легкую кавалерию и стрелков, а затем попробовали обойти нас. В итоге мы их заметили и чтобы не оказаться между молотом и наковальней вновь откатились назад, почти до самого Любека. После чего я решил обсудить наши дальнейшие действия со своими компаньонами, командирами других партизанских соединений, и вызвал их на совет. Идар Векомирович находился вблизи развалин Зегеберга, а Громобой и Вартислав стояли на восточном берегу озера Гросер-Пленер-Зе. Соратники на мой зов откликнулись, и наши отряды стали стягиваться в единый кулак. Ну, а пока я их ждал, появился гонец с Руяна.

  В Любекскую бухту вошла небольшая лодья. Она скользнула в реку Траве и в полдень рядом с моим лесным лагерем, словно зная, где он находится, высадился знакомый мне по тренировкам в храме молодой витязь из Дружины Святовида, которого звали Горан Деркач. Витязя, невысокого блондинистого воина в кожаной броне, про коего мне было известно, что он частенько выполняет обязанности гонца, проводили ко мне. Мы поприветствовали один другого, присели под раскидистым дубком, и я его спросил:

  - От кого прибыл Горан, от Векомира?

  - Нет. В этот раз меня послал Прибыслав.

  - Вот как, - удивился я, - витязи теперь подчиняются великому князю?

  - Только на время войны, - Деркач улыбнулся. - Ведь общее дело делаем. Бывалые воины обучают ополченцев и сами к боям готовятся, а кто помоложе, вроде меня, на посылках.

  - Ты именно меня искал?

  - Нет. Приказ иной, найти тех, кто бродит по Верхней Саксонии, и предупредить вас об угрозе. Твой отряд больше всех и ты ближе остальных, вот к тебе первому и подошел.

  - А как меня обнаружил? Ведовские таланты применил?

  - Все проще, - витязь вновь добродушно улыбнулся. - Вчера твой драккар видел и с варягами парой слов перекинулся, вот они и подсказали, где тебя искать.

  - Действительно, все просто. Так о чем великий князь хочет нас предупредить?

  - Приморская дорога от Любека на Дубин перекрыта врагами.

  Я этому не удивился, ибо уже заметил, что наш противник стал гораздо умнее, чем пару месяцев назад, видать, есть у католиков какой-то общий мозговой центр, который всем руководит. Поэтому воспринял это известие как должное и задал витязю новый вопрос:

  - Как это случилось?

  - Две седьмицы назад бодричи напали на Ратценбург, бывший Ратибор, и взяли его штурмом. Город разграбили и сожгли, а затем появились войска Конрада Мейсенского, который собирал свою армию в Бардовике, и нашим пришлось отступить. Бодричи потрепали маркграфа, и отошли в леса, а он, не будь дураком, не вступая в затяжные бои, рванулся к морю.

  - И много у него сил?

  - Около десяти тысяч.

  - А если его разбить?

  - Конрад Мейсенский закрепился в удобном для обороны месте, огородился частоколами и рвами, и ждет подхода армии Генриха Льва. Было дело, Никлот хотел его при помощи катапульт и стрелометов одолеть, но мейсенцы, словно заранее знали, где им встать, чтобы их сходу не расчехвостили, и князь решил не торопиться.

  - Это правильно, - кивнул я и прикинул диспозицию.

  Итак, мы находимся в районе Любека. На нас идет войско Генриха Льва, который находится от моего лагеря примерно в десяти-двенадцати километрах. Позади море и зеландский флот, который может нас быстро эвакуировать. Справа наши отряды обходят сильные группы вражеских егерей и легких кавалеристов, а слева сидит Конрад Мейсенский. Вот и выходит, что нас теснят к острову Фемарн и вынуждают покинуть пределы Священной Римской империи. Конечно, противника можно обойти, но у крестоносцев есть опытные проводники из местных саксов и лесовики, которые передвижение крупного отряда быстро обнаружат, и тогда на нас начнется облавная охота. Ну и как нам поступать? Вариантов немного. Либо эвакуироваться на Зеландию, либо прорываться и выходить на оперативный простор, либо лесами двигаться на соединение с бодричами. Правда, еще можно погрузиться на корабли и через датские проливы, обогнув Ютландию, войти в устье Эльбы и вновь высадиться на вражеский берег, но это потеря времени и совсем не отменяет возможности нашего нового окружения и бегства. Врагам-то что, они могут отвлечь от Крестового похода пять-шесть тысяч воинов, благо, резервы из Европы продолжают подходить, а для наших князей полторы тысячи клинков, которые играют с католиками в прятки, это потерянные бойцы. Что делать?

  - Сокол, - отвлек меня от размышлений Горан.

  - Чего? - я поднял на витязя взгляд.

  - Великий князь хочет знать, как ты поступишь.

  - А он ничего не советует?

  - Пока нет. Основные бои начнутся только через три-четыре седьмицы и силы у князей есть. Поэтому они пока без ваших отрядов обходятся. Вот прижмет их крепко, тогда и вас позовут.

  - Как я поступлю, пока и сам не знаю, поскольку слишком много в голове мыслей и планов. Вот-вот Векомирович, Никлотинг и Громобой появятся, с ними и решим. У тебя время в запасе есть или ты торопишься?

  - Если все вожди будут здесь, то до вечера, само собой, подожду.

  - Вот и ладно. А пока ты у меня в гостях, расскажи, что в мире творится, а то мы сидим тут в лесах и ничего не знаем.

  Горан посмурнел, несколько мгновений помедлил и заговорил:

  - Враги начали наступление со всех сторон. Ляхи собрали сильное войско, которым руководят два брата Пяста, уже битый нами князь-кесарь Владислав и князь-принцепс Болеслав, и начали движение на Старогард и Гданьск. Германский король Конрад с огромным войском движется по бывшим владениям племени древан и вскоре подойдет к Лабе, переправится на ее правый берег и окажется в землях линян и полабов. Между ним и армией Генриха Льва стоял Конрад Мейсенский, который сейчас перекрыл Приморский тракт, и в Бардовике вместо него пока пфальцграф Герман фон Шталек. Правее короля Конрада в Хоболине находится его брат герцог Фридрих Одноглазый, который со дня на день обрушится на племя речан. От Бранденбурга идет давний недруг семьи Гогенштауфенов герцог Альбрехт Медведь, а вслед за германцами наступают франки короля Людовика.

  - Сила... - протянул я.

  - Да, - подтвердил витязь. - Врагов много.

  - А сколько точно, посчитали?

  - Сосчитали, - Горан ладонями вверх вытянул обе руки. После чего, начиная с левой, загибая пальцы, стал производить нехитрый подсчет: - С Генрихом Львом и королевскими военачальниками, которые при нем, сорок пять тысяч воинов. С Конрадом Мейсенским десять. С Германом Шталеком еще десять. С королем Конрадом пятьдесят. С его братом Фридрихом Швабским двенадцать. С герцогом Альбрехтом двадцать три. Ляхов почти двадцать пять тысяч. Да франков будет больше пятидесяти. В общем, двести двадцать пять тысяч воинов. Как мы их всех будем убивать, непонятно.

  - Да уж, крестоносцев даже больше, чем мы ожидали. Но ничего, справимся. Всех перебьем или голодом выморим. Наши князья ведь готовятся.

  - Это само собой. Но все равно врагов слишком много и это ведь не все. Если понадобится, европейцы кинут на нас новые силы.

  Я промолчал, ибо говорить здесь не о чем. Все обговорено давным-давно и теперь дело только за воинами, шпионами и разведчиками. Кстати, о наших рыцарях плаща и кинжала.

  - Горан, - обратился я к витязю, - а что насчет датчан?

  - Ты хочешь знать, получил ли Векомир твое послание?

  - Судя по тому, что ты про него знаешь, верховный жрец мою грамотку получил. Поэтому мне другое интересно, как он поступил, после того как ее прочел?

  - Послал к датским ярлам полусотню витязей под командой Доброги.

  'Сотник Доброга человек более чем серьезный и вопрос с цистерианцами и тамплиерами решит', - подумал я, но мысль не развил, поскольку в этот момент мне доложили, что прибыли опередившие своих воинов командиры других партизанских соединений.

  Я велел пригласить соратников ко мне, и вскоре к нам с витязем присоединились Вартислав, Громобой и Векомирович. Снова начались расспросы Горана и его рассказы, а затем мы перешли к обсуждению наших дальнейших планов.

  - Как поступим, други? - поинтересовался я у вождей.

  Первым высказался Вартислав, который в последнее время стал гораздо осторожнее:

  - Необходимо дать германцам бой и морем уходить в Зеландию. Там пополним дружины и людей подкормим, а потом снова в драку. Генрих Лев пойдет на соединение с Конрадом Мейсенским, а мы вновь высадимся в Любеке или Ольденбурге, и ему в тыл ударим. Ну, а не получится, прорвемся к Гамбургу и опять его подпалим.

  Здравое зерно в рассуждениях Никлотинга было. Люди устали бродить по чащобам, да и кони заметно отощали. Свое дело мы уже сделали, по Шлезвиг-Гольштейну и Верхней Саксонии огнем и мечом прошлись, так что можем позволить себе отдых дней на десять для восполнения потерь, тем более что в Рарог недавно прибыла очередная партия наемников из Новгорода. Впрочем, торопиться я не стал и обратился к Гудиму Громобою:

  - А ты что скажешь, воевода?

  - Думаю, что рано нам отдыхать, браты. Надо отходить в земли бодричей. Все время двигаться перед войском Генриха Льва, строить ловушки и не давать ему роздыху. Германцы идут вроде бы справно, и к ним не подступишься. Однако походные порядки их войска уже растягиваются, и я считаю, что вскоре нам представится возможность дорваться до германских командиров и обоза, а без еды и скотины они в наших лесах долго не протянут. Поэтому я против отступления, пусть даже временного. Надо ждать пока крестоносцы совершат ошибку.

  Со своей стороны, как этнический бодрич и опытный военачальник, Громобой тоже был прав. Католики, в самом деле, за время марша от Гамбурга немного расстроили свои походные колонны, так что между конницей и пехотой появились зазоры, в которые опытные воины-лесовики, такие как Хеме, могли проникнуть. Опять же если мы перед германцами маячим, то скорость их передвижения заметно снижается, а каждый выигранный у католиков день это помощь всем венедам.

  - А ты что скажешь, Идар? - обратился я к варягу.

  Владетель острова Борнхольм огладил темно-русые усы, и по его губам пробежала ухмылка:

  - Сначала ты выскажись, Вадим, а мое слово последним будет.

  Варяг что-то задумал - это я почувствовал. В его душе было легкое самодовольство, словно он знал что-то такое, что не было известно нам, или же имел какое-то преимущество. Что же? Раз он желает услышать мое мнение, то я выскажусь:

  - Я поддерживаю Вартислава. Повернем на запад. Вблизи Зегеберга дадим бой вражеским егерям и легкой кавалерии, а затем вернемся на Зеландию. Если у тебя, Идар, есть план получше, предлагай.

  Векомирович опять прошелся ладонью по усам и кивнул:

  - Есть задумка и, на мой взгляд, она удачная.

  - Говори, мы ждем.

  - Вчера к моему отряду вышли вражеские егеря, надо сказать, умелые вояки. Они повязали моих дозорных, а затем проникли в лагерь...

  - Как это!? - воскликнул Вартислав.

  - Тихо, - Идар вскинул раскрытую ладонь. - Не торопись, дай договорить.

  Княжич согласно мотнул головой и затих, а Векомирович продолжил:

  - Это были егеря крестоносцев из племени лужичан. В группе всего десять человек и они пришли с миром. Все хотят перейти на нашу сторону и готовы провести нас в германский лагерь. Я им поверил и отпустил. Вечером они вновь появятся, выйдут невдалеке отсюда, где их ожидают мои люди, и лужичане будут знать условные сигналы для вражеских сторожей и расположение всех секретов.

  - То есть ты предлагаешь устроить налет на крестоносцев? - уточнил я.

  - Да. Где католики остановятся на ночлег, мы примерно знаем. Пешим ходом подойдем к ним по лесу, на том участке, где егерей знают. Затем вырежем боевое охранение и атакуем врага. Что успеем сделать, сделаем. После чего отойдем к берегу моря и сможем отправиться на остров.

  - А если лужичане лгут?

  - Ты меня знаешь, Вадим, я не простак и меня на мякине не проведешь. Однако, если желаешь, проверь лужичан сам, - Векомирович пожал плечами. - Ты же сможешь?

  - Смогу и обязательно проверю.

  Идар был удовлетворен и обратился к бодричам:

  - Вы меня поддержите?

  Вартислав и Громобой переглянулись и согласились с ним. Вот только воевода уперся и заявил, что он в любом случае не оставит армию крестоносцев в покое и будет ее сопровождать. Это его решение, так даже лучше, что он вызвался быть добровольцем, все равно нельзя католиков без присмотра бросать. Ну, а что касается меня, то я тоже был не против серьезного боя, ибо после налета на Гамбург крупных схваток не было, а разорение замков и деревень, да поиск спрятавшихся в чащобах саксов, это, конечно, результат, но незначительный.

  Вскоре подошли отряды бодричей и варяги Идара, витязь Святовида, который получил ответ для великого князя и письмо для Векомира, нас покинул, и началась подготовка к ночному сражению. Всадники оставляли своих лошадей в лесу и готовились к пешему бою. Лесовики и наиболее опытные ухорезы должны были взять на себя патрули и дозоры, а дальше все просто. Арбалетчики и лучники закидают врагов стрелами, варяги и дружинники пройдут по вражескому лагерю бронированной массой, а огнеметчики будут поджигать все, что только горит.

  Своим чередом наступил вечер. Наши разведчики доложили, что германцы остановились на ночлег в четырех километрах от нас, а затем появились лужичане, десять крепких мужиков в крашеной под орех темно-коричневой кожаной броне, с короткими мечами и кинжалами. По лесу егеря, которых сопровождали варяги Идара, двигались красиво, тихо и осторожно, я видел, как они выскочили на опушку. А когда перебежчики оказались в нашем многолюдном лагере, в котором собралось почти полторы тысячи воинов, они несколько растерялись. Впрочем, их сразу же провели ко мне, и я прислушался к их внутренним ощущениям.

  В душах лужичан царила тоска, безысходность, горечь и надежда. Эти суровые люди чувствовали себя в чем-то очень сильно виноватыми, а самое главное, нас они воспринимали как своих, а германцев числили чужаками. Вот это было понятно сразу. Однако поговорить с перебежчиками все же стоило и я, оглядев сбившихся в кучку лесовиков, обратился к ним:

  - Меня зовут Вадим Сокол. Кто у вас вожак?

  Вперед вышел крепкий широкоплечий брюнет, косматый и растрепанный, а когда он остановился, то смело посмотрел в мои глаза, и кивнул:

  - Я старший, а зовут меня Тишата сын Хорта.

  - Почему вы решили сдать католиков? - я кивнул в сторону вражеского лагеря, который находился возле реки, и был скрыт от нас густым лесом.

  - Они наши враги, - ответил Тишата.

  - Но они вам доверяют, а значит, за вами есть какие-то заслуги?

  - Да, - не стал скрывать лужичанин. - На нас кровь сородичей, которых мы убивали по приказу германцев, и потому нам верят. Но нет больше мочи носить внутри себя эту грязь, и потому мы сами пришли к вам.

  - Смерти ищите?

  - Искупления и оправдания перед духами мертвых соплеменников. Можете поверить нам, и мы проведем вас к лагерю крестоносцев через посты, и даже поможем убить охранников, а нет, тогда секите нас на кусочки, как изменников и тварей.

  Я задумался. Тишата Хортович говорил правду. Но вот ведь в чем закавыка, правда бывает разная и очень может так случиться, что католики держат ситуацию под контролем, знают о том, что мы проверим лужичан и поэтому разыгрывают егерей в темную. Тогда расклад иной и на вражеской стоянке нас может ожидать грамотно спланированная засада. Примеры подобных операций в моей голове имеются. Можно и будущее вспомнить, и славное венедское прошлое, например, 795-й год когда Вислав Второй попал в засаду и был убит саксами, или 844-й, когда князя Гостомысла заманили в ловушку франки и казнили. Впрочем, это вряд ли, не такие уж католики хитрецы, как показала практика. Хотя осторожность не повредит. Подходы к стоянке крестоносцев придется проверять дополнительно, и если нас ожидает засада, надо будет срочно отскочить обратно в лес.

  - Каково твое слово, вождь? - спросил меня Тишата.

  - Вы не врете, и я вам верю, а коли так, то быть битве. Ступайте и готовьтесь к выдвижению, сейчас к вам присоединятся мои воины. Вместе с ними впереди нашего войска пойдете. - Лужичанин замялся, и я поторопил его: - Говори, что хотел. Награду желаешь получить?

  - Нет, - егерь покачал головой. - В обозе наших рабов много, из древан и лужичан. За них попросить хочу. Выручи людей, вождь. Они подневольные.

  - Никого не тронем, кто против нас с оружием в руках не выйдет. Так было раньше, под Гамбургом, когда мы больше двухсот славян в леса увели, и так мы поступим сейчас. Будь спокоен, воин.

  Тишата поклонился и ушел, а ко мне подскочил командир варогов Торарин. Молодой рыжий воин встряхнул густыми волосами, которые отросли ему до плеч, и обратился с просьбой:

  - Вадим Андреевич, дозволь варогам в битву вступить.

  - Что, совсем невтерпеж? - спросил я у него.

  - Да. Настоящий бой нужен, а то нас до серьезных схваток до сих пор не допускают.

  - Хорошо. Со мной пойдете, как ближняя дружина. Посмотрю, каковы вароги в ближнем бою, да в общем строю.

  Обрадованный Торарин умчался к своим подчиненным, а я еще раз обсудил ночное сражение с соратниками и сотниками. Затем облачился в броню и прошелся по лагерю, в котором больные и легкораненые воины собирали наши вещи. После этого принял доклад лесовика Лайне, доложившего, что крестоносцы ведут себя как обычно, и уже ночью, ближе к полуночи, отдал команду на выдвижение.

  Впереди нашего войска по тихому ночному лесу двигались лужичане, воины из племени Хеме и полтора десятка варягов. За ними шел я с варогами. Далее пыхтела пехота и стрелки, а замыкали колонну метатели огненных смесей, которые во время боя под прикрытием легкой пехоты будут идти вслед за панцирниками.

  Прошли примерно три с половиной километра и остановились. Дождались сигналов от лужичан и Хеме, и двинулись дальше. Ловушки не было, а значит, будет нормальный ночной налет, потерь не избежать, но война есть война.

  Вскоре я переступил через труп одного из немецких дозорных. Лужичане взяли боевое охранение в ножи и, оглядевшись, я обнаружил еще несколько убитых и двух здоровенных псов-волкодавов, которых разводят жители Фрисландии. Начало было хорошим и я расценил это как добрый знак, а когда спустя несколько минут мы вышли на опушку леса и в поле, которое шло вдоль левого берега Травы, увидел безмятежный лагерь германцев, то даже усмехнулся, мол, зря себя накручивал.

  - Пехота вперед! - выдохнул я.

  Варяги и дружинники стали строиться под прикрытием лесной тени. Всего через сотню метров начиналась линия костров, а враги нас до сих пор не почуяли. Вместе с варогами я встал в общий строй и позади себя услышал командующего стрелками и огнеметчиками Векомировича:

  - Стрелки, приготовиться! Метателям достать бутылки! Пехота, прикрывайте!

  Пошло движение. Рядом Громобой и Вартислав, которые стоят на флангах пехотного строя. Все готово, а значит, можно начинать.

  - Пошли! - подал я команду.

  Громыхнув металлом, бронированная масса воинов, которые выстроились клином и ощетинились копьями, начала движение на врага. Следом устремились стрелки, легкая пехота и огнеметчики. И не успели мы пройти пятидесяти метров, как крестоносцы подняли тревогу. Возле костров забегали суетливые человеческие фигурки и заржали лошади. Немного дальше подняли лай собаки, а где-то в центре затрубили сигнальные трубы.

  - Стрелки! Бей!!! - снова разнесся в темноте голос Идара.

  Арбалетчики и спешенные степняки дали дружный навесной залп. Десятки германцев перед нами попадали наземь, и бронированный монстр, который был сформирован из десяти сотен разозленных славянских воинов, вломился в лагерь крестоносцев.

Глава 10.

Верхняя Саксония. Лето 1147 Р.Х.

  Теплая летняя ночь. Лагерь крестоносцев затих и погрузился в сон. С реки прилетал приятный освежающий ветерок, фыркали лошади, потрескивали в костре крупные сучья хвороста, и Седрику фон Зальху хотелось спать. Однако, лишь только он закрывал глаза, как начинал вспоминать озеро Звериное в стране бодричей, свой первый поход и ночное нападение проклятых язычников, которые проникли в расположение войск пфальцграфа Фридриха Саксонского и, прежде чем их обнаружили, убили многих спящих католиков. Это были неприятные воспоминания, и сонное состояние рыцаря моментально сменялось беспокойством. Он откидывал в сторону конскую попону, который укрывался, садился подле костра и точил свой меч.

  - Вжик-вжик! - продолговатый точильный камень скользил по металлу, и это действие вносило в душу Седрика спокойствие и умиротворение. Вновь он пытался заснуть, и опять у него ничего не выходило. Раз за разом в памяти всплывали лица убитых венедами друзей и знакомых: Иоганна фон Байзена, Густава фон Юнга, Отто Ребиндера, Гуго Ландсберга, Эдуарда Лиделау и многих других. Воображение молодого рыцаря рисовало ему боевых товарищей, словно они до сих пор живы, смеются, хмурятся, улыбаются и зовут его к себе, туда, где всегда светло и радостно. При этом Зальху казалось, что этим души Воинов Господа, которые, вне всякого сомнения, сейчас находятся в раю и вместе с праведниками слушают пение ангелов, предупреждают его о близкой опасности, и Седрик вглядывался в находящийся невдалеке темный лес. Однако разглядеть, что-либо не получалось. Вокруг него находилось тысяч огней, и отсветы костров, многие из которых уже почти погасли, не давали ему увидеть то, что находилось за пределами лагеря.

  Вновь, уже в шестой или седьмой раз, Седрик не смог заснуть и опять подсел к костру. Он достал меч и точило, приготовился навострить клинок и подправить щербинки на лезвии, но тут проснулся его командир Людвиг фон Уттенхайм. Многое повидавший на своем веку рыцарь взглянул на своего молодого товарища, зевнул, присел напротив Зальха и спросил его:

  - Что тебя гнетет, Седрик?

  - Не знаю, - Зальх покачал головой и раскрытой ладонью прикоснулся к груди в районе сердце. - Все время как-то неспокойно и кажется, что враги рядом.

  - Ты сам себя накручиваешь, мой друг. Охрана у нас превосходная и язычникам к нам не подобраться. Егеря, собаки, боевые дозоры и охранение в лагере. Всякие передвижения между отрядами запрещены и в войске царит железный порядок. Так что пусть венеды сидят в лесах, а мы должны выспаться, ибо утром вновь начнется марш.

  - Да-да, - Седрик качнул головой, - но спокойствия почему-то нет.

  - И давно у тебя такая бессонница?

  - Вчера еще спал хорошо, а сегодня не могу.

  - Ладно, тогда и я с тобою немного посижу. - Уттенхайм снова зевнул, подбросил в огонь сучковатую палку и спросил Зальха: - Как тебе наше новое пополнение?

  Вернувшийся из Дании отряд фон Уттенхайма почти сразу же развернули в сотню легкой кавалерии, и Седрик стал заместителем командира. Поэтому теперь отвечал не только за себя, но и за наемников, оказавшихся под его рукой, и вопрос Людвига мог быть расценен как дружеский, либо как служебный. Но поскольку рядом никого не было, Зальх ответил Уттенхайму как другу:

  - Наемники воины хорошие, рубаки сильные и службу знают, но как люди они полное дерьмо.

  - Почему ты так решил? - командир сотни усмехнулся.

  - В трудный момент они могут нас предать, сбегут с поля боя и оглядываться не станут. Поэтому я им не доверяю.

  - А-а-а! - протянул Уттенхайм. - Вот ты о чем. Так и я им тоже не доверяю, Седрик. На то они и наемники.

  - Но мы идем в Крестовый поход, и звание крестоносца обязывает истинного католика ко многому.

  - Да ладно тебе, Седрик, - сотник поморщился. - На мой взгляд, все гораздо проще. Здесь, в нашем лагере, несколько десятков тысяч человек, и у каждого свои причины принять участие в Крестовом походе. Одни, как ты, идут мстить и добывать славу. Другие желают заработать деньжат. Третьи ищут новых земель и покорных сервов. Четвертые мечтают получить отпущение своих грехов. Ну и так далее. Поэтому поменьше слушай священников и больше думай о том, как выжить, ибо это будет нелегко.

  - Я так и делаю, но все равно не понимаю, как можно носить плащ с крестом и одновременно с этим быть безбожником.

  - Все чепуха. Главное, что у нас общая цель - уничтожение венедов как силы и захват их территорий, а остальное пока не столь уж и важно...

  Неожиданно левее конного отряда Уттенхайма, в самом центре лагеря, пропела тревожную песнь звонкоголосая сигнальная труба. Рыцари одновременно вскочили на ноги, и Седрик выдохнул:

  - Язычники!

  - Да, - согласился с ним сотник, - предчувствия тебя не обманули. Поднимаем воинов.

  - К бою! - во всю мощь своих легких прокричал Зальх.

  Наемники, кто не проснулся от рева трубы, повинуясь команде, поднимались и готовились к сражению. Рядом с конной сотней, окружая роскошный шатер архиепископа Адальберта, стояли другие отряды бременского священнослужителя, и там тоже началась суета. Воины под рукой главного церковного деятеля Священной Римской империи на севере были опытные, а потому все делалось быстро и четко. Спустя несколько минут крестоносцы были облачены в доспехи и стали седлать лошадей, и пока оруженосец Зальха шваб Танкред Фельбен готовил для него коня, сам Седрик взобрался на ближайшую телегу. С нее он попробовал разглядеть, что творится ближе к центру лагеря, где происходили основные события этой ночи. Однако рыцарь потерпел неудачу. Между расположением архиепископских войск и центром было примерно четверть мили и множество других отрядов. Поэтому все, что увидел Седрик, это зарево пожаров.

  Зальх спрыгнул наземь, машинально подтянул перетягивающий кольчугу ремень и Уттенхайм спросил его:

  - Что там?

  - Не знаю, - Седрик перехватил из рук оруженосца повод коня. - Ничего не видно, а на слух ничего не определить, гомон, лошади ржут и люди кричат. В общем, неразбериха.

  - Ну и ладно. На нас пока не нападают, и то хорошо. Будем ждать приказов архиепископа.

  Конники Уттенхайма замерли на месте. Наемники разобрались по десяткам, а рыцари встали перед ними. Воины Господа ждали распоряжений своего нанимателя, который решил лично сопровождать крестоносцев в богоугодном походе, и вскоре они поступили. К Людвигу и Седрику подскочил запыхавшийся Максимилиан Улекс и выдохнул:

  - Господа, архиепископ желает, чтобы вы незамедлительно двинулись навстречу опасности и на месте разобрались, что происходит. Сразу же пришлите сюда гонца, и если герцогу понадобится ваша помощь, без колебаний вступайте в бой.

  - А почему посылают нас? - поинтересовался Уттенхайм, и в его голосе было недовольство.

  - Вы лучшие, - ответил священнослужитель, - и таково распоряжение архиепископа, которое должно быть выполнено. Или вы, рыцарь Уттенхайм, не согласны с ним и готовы оспорить этот приказ?

  - Нет-нет, все понятно, - сотник обернулся к наемникам и отдал команду: - По коням, псы войны! Надерем язычникам задницы! Шевелитесь!

  Всадники ответили своему командиру нестройным гулом, и сотня двинулась к месту сражения. Кони расталкивали толпы пехотинцев, которые не знали что делать, и командиры других отрядов окликали Зальха и Уттенхайма. Они хотели понять, что происходит, и получить хотя бы какие-то указание. Но что могли сказать им два рыцаря? Ничего. Поэтому они либо отмалчивались, либо говорили, что и сами не знают, что происходит в огромном лагере.

  Впрочем, вскоре кавалеристы приблизились к центру, и на их пути оказался гонец герцога, который оповещал крестоносцев, что всем без исключения необходимо спешить на выручку обоза. Венеды, по своей трусливой привычке, уничтожали продовольственные запасы, и допустить это было нельзя. Командиры крестоносцев, услышав волю полководца, отдавали приказы и направляли своих воинов в бой. После чего бойцы, кто бегом, а кто шагом, в строю или вразброд, подобно водному потоку катились туда, где находился враг. Это движение нельзя было контролировать, слишком многолюдным и разноязыким было войско католиков, и оно увлекло Зальха за собой. Совершенно незаметно рыцарь оторвался от кавалеристов Уттенхайма и спустя пару минут оказался под обстрелом.

  Сотни стрел и коротких арбалетных болтов, которые летели неизвестно откуда, обрушились на католиков. Рядом с головой рыцаря что-то просвистело, конь Седрика жалобно заржал, а затем подкинул вверх круп. Рядом с Зальхом, который едва не вывалился из седла, падали раненые и убитые люди, и все вокруг было наполнено стонами. Рыцарь спустился наземь, снял с седла треугольный щит и в отсветах бушевавших впереди пожаров разглядел, что его жеребец ранен двумя стрелами, которые на излете вонзились в его тело и застряли между ребер. После этого конь резко рванул повод, и рыцарь выпустил его. Животное, брыкаясь и разбрасывая крестоносцев, помчалось в сторону реки, а Седрик огляделся, не обнаружил воинов своей сотни и, без долгих раздумий, присоединился к ближайшему пехотному отряду, копьеносцам из Арраса.

  Зальха ни о чем не спрашивали, и он тоже молчал. Воины просто шли на шум сражения и горящие повозки с припасами, да прикрывались от сыпавшихся сверху стрел. Крестоносцы были полны решимости наказать наглого врага и через несколько мгновений Зальх и пехотинцы его увидели.

  На месте стоянки огромного обоза, который находился между рекой и лесом, вблизи ставки герцога Генриха Льва, шла битва, какой Седрик еще никогда не видел. Закованные в броню вражеские пехотинцы, размеренно и несокрушимо шагали вдоль повозок и сбивали со своего пути все заслоны. Вслед за ними двигались лучники и арбалетчики, которых прикрывали меченосцы, и католики не могли им ничего сделать. Бронированная масса варягов, по сути знаменитый хирд викингов, которого так боялись многие европейские военачальники, бил и крушил отряды Крестового похода, как хотел. Католики волнами накатывались на славян, но те, подобно скале, выдерживали очередной натиск и отбрасывали крестоносцев прочь. После чего наступали на них, давили на нестройные ряды германцев и наемников щитами и убивали их, десятками и сотнями. Ну, а следующие за ними стрелки не жалели своих метательных снарядов и осыпали воинов герцога Генриха железной смертью. И ладно бы так. Кроме того, Седрик заметил, что время от времени из вражеского строя выбегают воины с какими-то непонятными камнями или бутылками в руках. На миг они замирали на месте и кидали свою ношу в повозки, которые затем вспыхивали ярким пламенем и даже вода, которую лили на огонь наиболее смелые обозники, не могла потушить этот пожар, а даже наоборот, словно давала ему новую пищу.

  Однако долго стоять на одном месте Зальху не пришлось. Копейщики из Арраса, которыми руководил опытный командир, выстроили на пути варяжской пехоты четыре ровные линии и ощетинились длинными пиками. Мгновенно к наемникам из Фрисландии примкнули все, кто был готов сражаться. По флангам скопилось множество крестоносцев и среди них, справа от строя аррасцев, вместе с остатками городского ополчения из Бремена, находился Седрик. Щит висел на его левой руке, а меч был обнажен и готов к тому, чтобы выпить вражескую кровь. Рыцарь был полон решимости поквитаться с язычниками за своих павших друзей, за разгром армии Фридриха Саксонского и за свое постыдное бегство из земель бодричей. Сомнения оставили его. На душе Воина Господа было спокойно, и его глаза рассматривали приближающихся врагов.

  Венеды заметили препятствие, но шага не сбавили. Они подступали все ближе и ближе, а когда до врагов оставалось десяток шагов, язычники выхлестнули из своего строя несколько железных клиньев-зубцов, которые прорубились через длинные копья аррасцев и, подобно острым клинкам, которые впиваются в человеческое тело, вонзились в их строй. Вместе с правым флангом Седрик кинулся на помощь копьеносцам и с криком попытался врубиться в толпу врагов. Однако не тут-то было. Меч Зальха, который поднырнул под окованное металлом вражеское копье, скользнул по чужому щиту, а затем его, словно рыцарь в броне легкая пушинка, отбросили прочь. К счастью для Седрика, он не упал. Со спины его поддержали, и опять Зальх бросился на врагов, которые уже рассекли фрисландскую пехоту на части, и теперь рубили наемников своими мечами, да кололи копьями.

  Зальх опять повторил свою попытку достать врагов, но его очередной рывок не принес ему успеха. В славянском строю не было прорех и щелей. Язычники были подобны стене, и куда бы Седрик не направлялся, он видел одно и то же. Остроконечные шлемы венедов, щиты, длинные копья, острые мечи и закованные в броню тела. Каждый удар Зальха отбивался и только чудом рыцарь не получил ранения или не был убит. Наверное, сам Господь охранял его или кто-то из небесных ангелов, но тогда Седрик об этом не думал. Он продолжал искать лазейку, размахивал своим клинком и отбивал удары. Затем его отбрасывали, однако рыцарь проявил настырность, и когда варяги перемололи арраских пикинеров и принялись за их собратьев из Гента, вместе с остатками правого крыла, к которому присоединялись все новые бойцы, он все же достиг своей цели.

  Вместе с парой воинов из Бремена Седрик поднял тело одного из своих убитых товарищей, рыцаря в тяжелом доспехе, который лежал под их ногами, и кинул его на вражеский строй. Мертвец пролетел всего три-четыре шага и упал на венедов, которые приняли его на копья, и опустили свое грозное оружие к земле. Это был шанс и Зальх им воспользовался. Он рванулся на язычников, наступил на тело мертвого собрата-рыцаря, затем уцепился за копейное древко и, используя его как опору, подтянул себя к врагам. Затем Седрик увидел перед собой глаза венедского дружинника и вонзил в его лицо острие меча. Клинок вошел противнику прямо в переносицу, и он выпал из хирда, а Зальх всем телом влез в образовавшуюся щель и его меч прошелся по голове еще одного венеда, который вскрикнул и отскочил. Зазор в строю язычников расширился, и в него влетело сразу два германца. Обоих практически сразу убили, но на их место встали новые воины, которые смогли удержаться и стали занозой в теле живого бронированного зверя.

  - Давайте! - прохрипел Зальх своим нечаянным товарищам. - Во имя Христа и Девы Марии, не отступайте! Убивайте их!

  В этот момент в плечо Седрика ударили чем-то тяжелым, и он свалился под ноги сражающихся людей. По нему топтались и свои и чужие, но он не чувствовал боли и все время пытался встать. Далеко не с первой попытки это у него получилось. После чего он огляделся и увидел, что вражеский хирд все же отбил нападение католиков, вновь заровнял свой строй и движется дальше. При этом венеды развернулись к лесу и стали прорываться из лагеря крестоносцев, и от понимания того, что язычники вот-вот скроются, Зальх закричал:

  - А-а-а-а!!!

  На миг его крик перекрыл шум боя и от обиды Седрик был готов заплакать. Но позади себя он услышал знакомый голос Уттенхайма:

  - Зальх!

  Рыцарь обернулся и увидел, что за его спиной находится вся конная сотня из войска архиепископа Адальберта, а за ней скапливаются для удара по венедам готовые к бою рыцари из дружины Хартвига фон Штаде и герцога Генриха. Всадников было много, и они могли проломить стену из вражеских пехотинцев. Зальх это понял сразу и мгновенно взбодрился, а затем подскочил к Людвигу и радостно выдохнул:

  - Вы вовремя, дружище!

  Уттенхайм усмехнулся:

  - Вовремя, а то бы ты в одиночку всех язычников перебил. Кстати, тебя приметил наш полководец, который видел твое геройство, так что жди поощрения или награды.

  - Не за награду на смерть шел, - бросил Зальх, в душе которого горел огонь мщения.

  - Ну-ну, как скажешь. А где твой щит, шлем и меч, и где ты потерял коня?

  Седрик посмотрел на свои пустые руки, которые по локоть были испачканы кровью. Оружия, щита и шлема не было, и он растерянно пожал плечами:

  - В бою все растерял.

  - Не беда, - сотник кивнул себе за спину. - У нас тоже потери, вражеские стрелки постарались, так что лошадь тебе найдем.

  - Ага!

  Взгляд Зальха пробежался по устланной телами мертвых и раненых людей земле, которые во время битвы были предоставлены сами себе, и рядом с трупом убитого им венеда он обнаружил свой франкский меч. Щита и шлема рыцарь нигде не видел, но искать их времени не было и, подобрав оружие, Зальх сел на освободившуюся после смерти наемника приземистую лошадку и приготовился к продолжению битвы.

  - В сторону! - разнесся над кавалеристами чей-то молодой, но очень властный и уверенный голос.

  Легкая кавалерия подалась влево, и на ее месте стали выстраиваться в боевой порядок рыцари. Прикрытые толстыми кожаными попонами огромные тяжеловозы из Брабанта, Швабии и Франконии фыркали, а блистательные имперские дворяне в тяжелой броне, которая сверкала в пламени пожаров, становились стремя к стремени и держали над головой длинные мощные копья. Элита германского воинства собралась в ударный кулак и приготовилась к недолгой скачке и бою с противником, который, разумеется, не выдержит натиска крестоносцев.

  На миг рыцари, которых было около четырехсот человек, все, кто успел собраться, замерли. Герцог Генрих Лев, чье лицо было скрыто глухим шлемом, кинул взгляд на Седрика и кивнул ему. Затем копье, которое находилось в его правой руке, слегка качнулось, и он громко произнес:

  - С нами Бог!

  Это было сигналом, и рыцари вонзили в бока своих боевых коней шпоры. Тяжеловозы стали набирать разбег, земля задрожала и стальная лавина понеслась на хирд венедов. Следом за тяжелой кавалерией последовала легкая и восторг, упоительный и радостный, накрыл Зальха с головой. Теперь-то он был уверен в победе и твердо убежден в том, что враги не успеют спрятаться в лесных дебрях, и меч в его руке был готов рубить головы язычников.

  Однако венеды, как оказалось, были готовы встретить рыцарей, и строй язычников быстро сменил свою формацию. Все копьеносцы оказались сосредоточены против конницы. За ними стояли арбалетчики, а мечники занялись пехотой католиков. Впрочем, германцев это не смущало. Они продолжали наступать. Кони все наращивали свою скорость, но тут вражеские стрелки с расстояния в пятьдесят шагов дали дружный залп. Арбалетные болты ранили и калечили коней. Острые жала пробивали дорогие доспехи и шлемы, и многие рыцари упали замертво. В ногу герцога Генриха тоже попала короткая стрела, но он продолжал гнать вперед своего верного жеребца, и тут перед ним и другими рыцарями возникли копья. Умные кони не желали идти на смерть, но и не могли остановиться. Животные продолжали бежать и в это мгновение перед самым строем венедов некоторые рыцари стали гореть. Об доспехи имперских аристократов разбивались глиняные бутылки с тлеющими фитильками у горлышка, и тот в кого попадал такой снаряд, начинал гореть заживо. При этом огненная смесь разбрызгивалась на его соседей и коней. Дорогостоящие благородные животные становились на дыбы и сбрасывали своих седоков. Объятые племенем рыцари кричали от ужаса и боли. Запах паленой кожи и шерсти повис в воздухе. Он забивал дыхание германцев, и в огненном хаосе атака рыцарей захлебнулась.

  Только несколько аристократов смогли вломиться в строй славян, но храбрых одиночек вздели на копья. Другие рыцари стали поворачивать в сторону, а третьи остановили разбег коней и решили ожидать дальнейших распоряжений. Легкую кавалерию разметали тяжеловозы, которые уносились подальше от огня, и ко всему этому наемники архиепископа потеряли своего командира. Очередным арбалетным болтом, вылетевшим из вражеского хирда, был задет Людвиг фон Уттенхайм, который покачнулся, прорычал проклятие, скатился на землю и замер без движения. Одновременно с этим Зальх опять едва не выпал из седла, но удержался и на удивление быстро сориентировался. Ликование вновь сменилось унынием и яростью на нечестивых венедов, и он принял командование сотней. После чего, взяв с собой несколько воинов, направил лошадь туда, где он в последний раз видел герцога, и вскоре оказался на месте.

  Противник, на которого продолжала давить многочисленная пехота, огрызаясь, откатывался к лесу, а Седрик искал герцога. Нет, он не хотел выслужиться и заслужить награду. Не это было в тот момент для него главным. Просто он понимал, что без команды неосмотрительно рванувшегося в битву полководца уцелевшие рыцари останутся на месте, а без них, по его мнению, одолеть славян не представлялось возможным.

  Герцог нашелся быстро, а обнаружил его Седрик по крику. Генрих Лев лежал под тушей своего жеребца, коему арбалетный болт попал прямо в морду, а рядом с ним валялся горящий и смрадно чадящий труп одного из рыцарей. Стекающее с трупа жидкое пламя все ближе подступало к телу герцога, который в своих тяжелых доспехах не мог даже пошевелиться, огонь нагревал металл и от боли властитель Саксонии орал так, будто его пытают. Впрочем, возможно, причиной его крика были не только ожоги и страх, но и то, что при падении коня Генрих сломал ногу.

  Воины Зальха и он сам помогли герцогу освободиться. Затем сняли его шлем, и Седрик увидел перед собой бледного юношу с совершенно ошалевшими дикими глазами. Генрих Лев продолжал кричать и мало что соображал, и тогда Зальх встряхнул его и прокричал в лицо полководца:

  - Ваша Светлость, соберитесь! Вы нужны своему войску!

  Как ни странно, но этот окрик привел герцога в чувство, и он замолчал. Затем Генрих пару раз хлопнул ресницами, узнал Зальха и, скривившись от сильнейшей боли, прошептал:

  - Что нужно сделать?

  - Прикажите рыцарям продолжать наступление на венедов.

  - Хорошо. Посадите меня на коня.

  Генриха Льва осторожно посадили на лошадь Танкреда Фельбена, и оруженосец взял ее под уздцы. Герцог показался перед своими рыцарями и отдал им необходимую команду. Неполная сотня тяжелых кавалеристов, которые остались на месте, вместе с собравшейся легкой конницей вновь помчалась на врага, и Зальх, который оставил герцога на попечение оруженосца и десятка всадников, был вместе с ними. Вновь лошади несли своих седоков на язычников, которые были уже подле самого леса. До чащобы оставался один бросок, но он был самым трудным. Подошедшие к месту сражения резервные отряды крестоносцев навалились на венедов со всех сторон, а помимо того появились английские стрелки с луками в человеческий рост. Длинные стрелы островитян выбивали славян без всякой жалости, и даже отличная броня и щиты им не помогали, а пехота католиков давила на ночных налетчиков и не отступала. Кто-то из германских командиров разглядел наступающих рыцарей и вовремя оттянул свою пехоту в сторону, и кавалерия, на этот раз почти беспрепятственно, врубилась в хирд венедов.

  - Ха-а! - меч Зальха на выдохе врубился в голову языческого лучника, колчан которого был пуст.

  После этого рыцарь стал выискивать новую жертву, но снова в бой вступили вражеские метатели огня. В рыцарей полетело несколько глиняных бутылок, и вновь некоторые из них загорелись. При этом пострадали и венеды, на которых попали огненные капли, но основной своей цели противник достиг. Германская кавалерия опять замялась и одним рывком, бросая на поле боя своих мертвецов, славяне добежали до лесной опушки и их строй, который казался несокрушимым монолитом, распался и растекся под деревьями. Английские лучники провожали противника стрелами, и немало язычников погибло или было ранено. Ну, а Зальх криками и угрозами взбодрил своих замешкавшихся всадников, и опять повел их в атаку. Он надеялся зарубить еще хотя нескольких врагов, но из-за ближайшего дерева вынырнула тень, косматый дикарь, тело коего было облачено в костюм из веток, и он кинул в рыцаря дубину.

  Удар в грудь! Полет, который показался Седрику очень долгим, а затем темнота.

  'Неужели пришла смерть?' - подумал Зальх, и его сознание померкло...

  Очнулся рыцарь в полдень. Страшно болела голова, а веки глаз никак не желали открываться. Он застонал, и тут же в его пересохшие губы уперлась деревянная плошка с водой, которая пахла травами. Седрик открыл рот и напился, после чего ему стало гораздо легче. Рыцарь еще раз попробовал открыть глаза, и это у него получилось. Он смог оглядеться и обнаружил, что находится в просторной полутемной палатке и лежит на довольно таки мягком топчане. Помимо него справа и слева от Зальха на таких же лежаках находилось еще несколько воинов, явно не простолюдины, а над ним склонился Танкред Фельбен.

  - Где я? - прохрипел рыцарь.

  - В палатке лекаря Гонзо Леонского, личного целителя герцога Генриха.

  - Долго я провалялся без памяти?

  - Остаток ночи и половину дня.

  - Что венеды?

  - Оторвались. Они ушли в лес и варваров не догнали. За ними бросились в погоню, но в дебрях наших воинов ждала засада.

  - Потери в войске большие?

  - Очень. Герцог в гневе и я лично слышал, что он говорил, будто мы потеряли две тысячи только убитыми, а помимо того богомерзкие исчадия ада венеды уничтожили половину обоза, а сами оставили на поле боя меньше двухсот мертвецов.

  - Хр-р-р! - прорычал Зальх, и его ладони сжались в кулаки.

  От этого движения в глазах вновь потемнело, и Танкред придержал его за плечи:

  - Лежите. Лекарь сказал, что вам нужен покой и сон.

  Седрик постарался успокоиться и задал оруженосцу новый вопрос:

  - Что со мной?

  - Вы сильно ударились головой, и у вас треснуло два ребра. Завтра, наверное, уже сможете встать на ноги, а через пять-шесть дней вновь будете командовать отрядом. Так говорит мастер Гонзо.

  - А Уттенхайм что? Он мертв?

  - Нет. У сотника арбалетным болтом разбита коленная чашечка и он, подобно вам, сильно приложился головой об землю. Поэтому его вместе с другими тяжелоранеными отправят в Гамбург.

  - Ясно.

  Голова рыцаря словно налилась свинцом, видимо, сказывалось действие питья, и вновь он стал проваливаться в забытье. Оруженосец еще что-то говорил, про награду от герцога Генриха и славу среди воинов. Однако Седрик его уже не слушал. Он засыпал и понимал, что ему необходимо восстановить силы, ибо военная кампания, которая войдет во все европейские анналы как Первая Северная Война, только начинается. Ну, а раз так, то для него, рыцаря Седрика фон Зальха, все еще впереди.

Глава 11.

Зеландия. Лето 6655 С.М.З.Х.

  Последние дни пребывания нашего войска на вражеской земле были очень тяжелыми. Разозленные крестоносцы из армии Генриха Льва не желали нас отпускать. Они жаждали отмщения, и германские военачальники кинули вслед за нами все свои свободные силы. Легкая кавалерия и егеря, пехота и сбродные ватаги из бывших разбойников, отряды священнослужителей и английские добровольцы, а помимо них тамплиеры. Не менее девяти тысяч вражеских вояк пытались нас окружить и уничтожить. Однако хрен им! Местность мы знали не хуже проводников из местных жителей, которые вовремя сбежали от венедов и варягов в Гамбург и Бремен, а теперь вели крестоносцев. Поэтому наше войско раз за разом ускользало от католиков, уничтожало заслоны германцев и на исходе четвертого дня вышло к проливу Фемарнзунд.

  Дальше отступать было некуда, море, а за проливом остров Фемарн, и если бы мы не имели флота, то нас, в конце концов, прижали бы к берегу и просто закидали бы трупами. Но корабли были, и они нас ждали, а потому мы спокойно и без суеты погрузили на суда лошадей, затем раненых и пехоту, встретили наступающих рыцарей пороховыми бомбами и последними огненными гранатами, которые внесли в ряды противника панику, и отправились по домам. Вартислав пошел к себе, Идар направился в Дубин, где собирались основные силы венедов, ну а я, совершенно естественно, двинулся в Рарог.

  Позади оставался вражеский берег, на котором стояли толпы размахивающих руками и потрясающих оружием католиков. Слева маячил безлюдный остров Фемарн, который мы огибали с востока, а впереди находился дом. Корабли шли ходко, а я сидел под мачтой, и настроение у меня было хуже некуда. Все тело было покрыто многочисленными ссадинами и ушибами. Нервное напряжение не давало спокойно смотреть на мирное море и мне хотелось рвать и метать. Затем накатила апатия, и подумалось, что хорошо бы плюнуть на все, забиться куда-нибудь в горы или глухие леса, где люди не слышали о войне и знать не знают о проблемах большого мира, и спокойно отдохнуть.

  Впрочем, вскоре хандра прошла, я успокоился и стал прокручивать в голове события последних дней. Вспомнил ночную битву с крестоносцами, наше отступление к морю, бег по лесам и битвы в непролазных чащобах, которые некогда принадлежали славянскому племени вагров, а теперь считаются графством Гольштейнским. Одно событие сменялось другим, и в целом рейдом по Шлезвиг-Гольштейну и Верхней Саксонии я был доволен, поскольку нам сопутствовал успех. Всеми нашими отрядами было уничтожено более сотни вражеских деревень и около тридцати замков. Было уничтожено войско графа Сигурда Плитерсдорфа, перебито не менее тысячи вражеских солдат из мелких патрулей и посыльных групп, подожжен Гамбург, уничтожены запасы продовольствия, которые католики собирали со всей Европы, и совершен удачный налет на армию герцога Генриха Льва. После всего этого крестоносцам придется задержаться, снова собраться в кучу, похоронить своих мертвецов и отвлечь часть сил на патрулирование прибрежной зоны. Помимо этого католики будут ждать новых нападений, ведь Громобой, который отделился от нашего войска сразу после налета на германцев, по-прежнему крутится неподалеку. Так что, как ни посмотри, мы свое дело сделали.

  Однако неприятный осадок все же имелся. Слишком тяжелыми противниками оказались католики и очень уж велики, на мой взгляд, были наши потери. Дружина Громобоя лишилась трети бойцов. Вартислав возвращался в свой город только с половиной отряда. Идар недосчитался четверти варягов. Ну, а что касательно моего войска, дружины Рарога, то цифры потерь я знал досконально. Черные клобуки минус пятьдесят три убитых и сорок пять тяжелораненых. Сотня Ивана Ростиславича Берладника девятнадцать и двадцать два, соответственно. Пехота из киевлян, варягов и пруссов, сто девять и девяносто три. От лесовиков Калеви Лайне, которые храбро прикрывали наше отступление, семнадцать и пять. Да вароги, которые очень хорошо показали себя в большой битве, недосчитались пятнадцати человек - все убиты и ни одного тяжелораненого, потому что юные воины, получив серьезное ранение, не отступали, а выбивались из общего строя и, не желая быть обузой своим товарищам, сами бросались на крестоносцев. Они шли на смерть с улыбкой и взывали к Яровиту, которого считали своим богом. Эти юноши погибали как герои и я более чем уверен, что они попадут в славянский рай - прекрасный Ирий, ибо каждый из них умирал за наш народ.

  Вот такие вот дела. Потери у меня серьезные. Почти четыреста человек можно вычеркнуть из боевых списков и, хотя из Новгорода прибыла полная сотня воинов, дружина уменьшилась до тысячи трехсот бойцов. Из этого числа три сотни воинов по-прежнему необходимо держать в Рароге, потому что нам всегда надо опасаться датчан, да и без них врагов хватает. Тут тебе и англы с франками, которые могут решиться на большой морской поход в Венедское море и одиночки из норгов, коим начхать на веру, но не небезразлично чужое богатство, и германцы. Ну, а раз так, то в следующий рейд людей со мной пойдет меньше.

  Кстати, о моих дальнейших планах. Громобой, к которому примкнули уцелевшие в боях перебежчики-лужичане, от нас откололся и Идар ушел. Поэтому против германцев сможет действовать только моя дружина, да ватаги вольных зеландских вожаков, которые воевали сами по себе. Что у вольных на уме, мне неизвестно. Официально они подчиняются Мстиславу, а на деле, пока не объявят сбор всех варяжских дружин в Дубине или на Руяне, зеландские владетели делают что хотят. Ну, а чего они желают совершенно понятно, пограбить католиков и не ввязаться в серьезную битву. Так что рассчитывать можно лишь на себя и Вартислава с коим мы решили встретиться через седьмицу, обменяться новостями и подумать над нашими дальнейшими действиями. Хотя кое-что уже прорисовывается, поскольку бодрич склоняется к тому, что необходимо вновь высадиться на германский берег, где-нибудь невдалеке от озера Зелентер-Зе, обойти католиков стороной и перекрыть тракт Гамбург-Любек, по которому к крестоносцам потекут новые обозы и подкрепления. Мне его план понравился и в принципе я был не против. Задумка стоящая, а значит, если нас не призовут на большую войну, то новому рейду по Верхней Саксонии быть...

  Вскоре без приключений моя эскадра прибыла в Рарог. Корабли и транспортные суда пришвартовались к причалам, и я построил личный состав под крепостными стенами. Объявил воинам благодарность и толкнул речь о том, что товарищи погибли не зря, и католики еще ответят за все свои темные дела и нападение на Венедию. Короче говоря, сказал то, что был должен, а затем велел Гавриле Довмонтову выдать дружине жалованье. Далее на ходу принял короткие доклады остававшихся на хозяйстве управленцев, понял из них, что все в порядке, посетил храм Яровита, которому принес благодарственную жертву в виде черного ягненка, и только после этого отправился домой, где меня ждала семья.

  Вечер прошел тепло и очень душевно. В кругу близких и дорогих мне людей я оттаял, привел себя в порядок и сбрил партизанскую бороду. Полюбовался на себя в зеркало и невольно усмехнулся, ибо шея, щеки, нос и лоб были темными от загара, а лишенный растительности подбородок сиял белизной. Ну, а потом была ночь любви с Нерейд, спокойный сон здорового человека, совесть которого чиста, и поздний подъем.

  - Вадим!

  Из сонного царства меня вырвал голос Нерейд. Она прошептала мое имя с каким-то неповторимым протяжным акцентом, который мне очень нравился, и я проснулся.

  Жена уже была одета и стояла рядом. В окно ее спальни проникали потоки солнечного света, и на миг я зажмурился, затем пару раз моргнул, сел и подумал, что сейчас, наверное, десятый час утра. Очень хотелось еще немного поспать или тупо поваляться на мягкой кровати, может быть до обеда, а то и до самого ужина. Но я отвечал не только за себя и знал, что за время моего отсутствия в Рароге накопилось много дел, которые требуют моего непосредственного вмешательства. Поэтому Вадим Сокол не мог поступать так, как ему заблагорассудится и, улыбнувшись любимой женщине, которая подарила мне двух детей, я сказал:

  - Все, я проснулся. Накрывай на стол, сейчас спущусь.

  Накинув на тело простую полотняную рубаху, я надел свободные мягкие штаны и натянул носки. Потом обулся в тяжелые армейские ботинки, перетянул пояс ремнем, прицепил к нему ножны и спустился вниз.

  В трапезной кроме меня и Нерейд больше никого не было. Дарья, скорее всего, находилась с детьми, командиры боевых отрядов вместе с воинами отдыхали после похода, кто с женами дома, а иные с гулящими девками в пригородных трактирах. Ну, а домочадцы занимались своими повседневными делами и поздний завтрак или ранний обед был только для двоих. Почти романтик. Вот только разговоры у нас с супругой были деловыми. Благо, она женщина умная и понимает, что все мое имущество это наследие тех, кого она родила. А ради деток, как известно, любая нормальная мать готова на все. По этой причине в Рароге от Нерейд тайн не было, и она прекрасно знала, сколько в казне серебра и золота, почем нынче товары и чего можно ожидать от Гаврилы Довмонтова и управленцев рангов помельче. Впрочем, хозяйственные вопросы мы задели только самым краешком, поскольку нынче жену занимали совсем другие вопросы.

  - Вадим, - сидящая рядом со мной Нерейд посмотрела в мои глаза и слегка нахмурилась, - у меня есть вопрос, на который нужен честный ответ.

  - Спрашивай.

  - Скажи, здесь, в Зеландии, мы в безопасности?

  - Да, - я ответил без колебаний. - На острове нас не достанут. Война идет на материке, а на острове будет тихо. Но если, вдруг, что-то и случится, то дружина сможет удержать город.

  - Это сейчас, а что будет через год или два?

  - Думаешь, что крестоносцы уничтожат материковых венедов?

  - Люди говорят, что католиков слишком много. Они повсюду и за ними вся Европа, а венедов мало.

  - И кто эти люди, которые так думают?

  - Приказчики из фактории ладожан и шведские купцы, которые к нам недавно на торг приезжали.

  - Они правы в том, что силы у крестоносцев много, но они недооценивают венедов. Несколько лет назад нас могли бы растоптать, а сейчас сделать это будет очень непросто.

  - Но так может случиться?

  Я помедлил и кивнул:

  - Да.

  - Значит, после того как материк окажется под католиками, они начнут наступление на Руян и Зеландию?

  'Надо же, - подумал я, - Нерейд уже начинает разбираться в политике и стратегии. Хотя, что в этом удивительного? Половина населения в городе дружинники или члены их семей и все мое хозяйство, так или иначе, работает в интересах дружины, а значит волей-неволей, любой житель Рарога соприкасается с военными вопросами'.

  - Это так, - отправляя в рот, намазанный коровьим маслом хлеб, согласился я с женщиной. - Если материковых венедов перебьют, то рано или поздно католики возьмутся за острова. Пока они это сделать не могут, разве только выслать против нас эскадры франков и англов, да датчан натравят. Но наш флот больше и мы потопим любого врага. Правда, со временем крестоносцы могут построить в Венедском море свой флот, и тогда нам придется туго. Но ты не переживай, в таком случае мы уплывем отсюда далеко-далеко, в земли, про которые в Европе никто пока не знает.

  - В те самые дальние страны, откуда Будимир Виславит привез желтое зерно?

  - Да.

  Лицо жены вновь просветлело, морщинка на лбу разгладилась и она улыбнулась. После чего встала, положила мне в тарелку пару кусков копченого мяса и сказала:

  - Знаешь, когда я послушала торговцев, то сама стала думать над тем, где бы мы могли спрятаться.

  - И как успехи? Что-то надумала?

  - Кое-что...

  Нерейд хитренько усмехнулась, а я отодвинул тарелку, левой рукой обхватил ее за талию, притянул к себе, усадил жену на колени и потребовал:

  - А ну-ка рассказывай, что там у тебя в голове творится.

  - Ну, я пообщалась с мореходами и купцами. Потом взяла карты, которые в твоем кабинете на столе лежат, и мы вместе с Дашей сошлись на том, что лучше всего плыть в Студеное море, куда наш торговый караван в прошлом году ходил. Там на реке Кемь обитают мирные лесовики, которые поклоняются своим родовым богам. Христианских священников в тех краях нет, и власти серьезной тоже, а значит, мы могли бы там осесть, построить крепость и жить.

  - Места на севере, конечно, привольные, милая, - отпуская жену, сказал я. - Но если нас разобьют, то нам даже на берегах Студеного моря не спрятаться, ибо достанут. Так что если и бежать, то за океан, но я уверен, что мы удержимся.

  - Как скажешь, мой муж. Твое слово закон и мы, твоя семья, будем вместе с тобой, хоть здесь, хоть за океаном.

  Слышать это было приятно. Однако касаться темы возможного бегства в Винланд, не хотелось. Я намеревался до последнего драться с врагами и саму мысль об эмиграции старался гнать от себя прочь. Настрой должен быть таким, что отступать некуда, а иначе один раз из боя вышел, да другой, а потом это превратится в привычку и все, конец мне как вождю и воину. Поэтому про заокеанские земли, где Будимир Виславит сейчас ставит крепкий форт, а сопровождающие его экспедицию жрецы наводят мосты дружбы с индейцами-скрэллингами, я вскоре позабыл, и повернул разговор на другую тему. Обговорил с Нерейд вопрос организации большого госпиталя и воспитания талантливых знахарей, которых она могла бы контролировать. Затем обсудил цены на продовольствие, которое опять подорожало, и на шведское железо для наших кузниц. Ну, а после этого, когда мой желудок уже не мог вмещать в себя всяческие вкусности, с трудом поднявшись из-за стола, направился на обход своего хозяйства.

  Я вышел на крыльцо и здесь меня уже ожидал главный интендант Рарога старый вояка Гаврила Довмонтов. По привычке я прислушался к его внутренним ощущениям и ничего подозрительно не почувствовал. Киевлянин, как обычно, был спокоен и рад тому, что появился тот, кто решит за него некоторые вопросы и укажет, куда ему двигаться дальше. Это было хорошо и, после того, как мы поздоровались, я спросил Довмонтова:

  - Чего ты меня под дверями караулишь? Что-то случилось?

  - Нет, - Гаврила покосился в сторону храма Яровита и качнул головой. - Просто утром на малом шнеккере гость прибыл, и я не знаю, как к нему относиться.

  - Кто таков?

  - Волхв Яровита из Кореницы, зовут Войдан Лебедян.

  - Давно он у нас?

  - Утром появился.

  - И где Лебедян сейчас?

  - В храме с варогами, которые в походе были, беседует.

  - Про меня спрашивал?

  - Да. И я сказал, что ты отдыхаешь.

  - Ясно. К нему относись как к своему. Но присматривай, мало ли что.

  - Понял.

  Довмонтов замолчал, а я задумался. Половина дня уже практически позади, но летний день длинный, так что успеть можно многое. И чем же мне сегодня заняться? Дел много, так что начну с самого главного. Сначала взгляну на наемников, которых ладожские Соколы привезли, и посмотрю, что они за люди. Затем навещу Рудольфа Плитерсдорфа, который вместе с десятком других пленников попроще, томится в темнице. Потом пообщаюсь с Лебедяном, который, наверняка, не просто так у меня появился. Ну, а ближе к вечеру переговорю с Ореем Рядко и алхимиками. Для следующего похода нужны гранаты и пороховые бомбы, так что пусть доложат об имеющихся в наличии запасах и готовят новую партию. Таков план на сегодняшний день.

  - Гаврила, - я посмотрел на Довмонтова, - наемники из Новгорода где?

  - В казармах, - ответил он.

  - А почему не в поле?

  - Дык, Вадим Андреевич, я подумал, что ты им смотр устроишь. Был не прав?

  - Прав, Гаврила. Пошли в казарму.

  Вместе с несколькими охранниками и Немым, мы покинули подворье и спустя несколько минут оказались перед казармой новичков, продолговатым деревянным бараком, который имел небольшой плац и был окружен невысоким частоколом. Довмонтов вызвал временного командира наемников, беглого суздальского боярина Николу Кривича, полноватого, но весьма подвижного брюнета с крепкими руками и суровым выражением лица. Я познакомился с сотником, поговорил с ним и велел строить людей. Как в моей дружине проходят построения Никола и его воины уже знали, а потому не мешкали. Вскоре передо мной предстало сто пять человек в полном боевом вооружении, и увиденным я был доволен. Вояки в отряде оказались справные, хоть и из разных концов Руси. Кто из Киева, кто из Владимира, Суздаля и Рязани, иные из Турова и Чернигова, а другие из Полоцка и Смоленска. Все они прибыли в Рарог с одной целью - заработать. Однако я был более чем уверен, что если кто-то из них уцелеет в боях с католиками, тот приживется на острове и здесь же осядет.

  В общем, смотр шел своим чередом. Я опрашивал дружинников и сканировал их чувства, и тут произошло то, чего я никак не ожидал, но к чему всегда был готов.

  - Бей!

  Крик одного из наемников, кряжистого сорокалетнего мужика, который стоял в паре метров от меня, разнесся над плацем и он, быстро выхватив из ножен меч, вскинул его над головой и кинулся на меня. Одновременно с этим еще два бойца, молодые русоволосые парни, выскочили из строя, и у каждого в руке было обнаженное оружие. Они действовали четко и быстро, но я был настороже, и изображать из себя мальчика для битья не хотел.

  'Убийцы!' - мелькнула в голове мысль, и не успел мой разум решить, что же ему делать дальше, как тело само отреагировало на опасность.

  Правая рука согнулась в локте, и я упал на твердый грунт. Меч первого противника вспорол воздух и вонзился в землю, а я перекатился через себя, рывком поднялся на ноги и передо мной оказался второй убийца. Он хотел достать меня выпадом, но я скользнул ему навстречу, левой рукой перехватил сжимающую меч кисть противника, а правой ударил его в челюсть. Удар был хорошим. Кость треснула, и мой новый удар опрокинул его наземь. Убийца осел, а мое чувство самосохранения взвыло: 'Сзади! Берегись!'

  Прыжком я ушел в сторону, обернулся и увидел третьего противника. Он свой удар смазал и, в прыжке, я обеими ногами вмазал ему в грудь. Воин отлетел назад и упал на спину. Я обернулся на первого врага, того самого, который отдал команду меня убить, и обнаружил, что его опасаться не стоит. Довмонтов и Кривич действовали четко, вдвоем насадили его на клинки, и он, истекая кровью, валялся под их ногами.

  Снова я выжил, опасность миновала, и можно было бы радоваться. Но это чувство придет позже, а в тот момент я был зол, потому что на меня посмели напасть в моем логове и этим подлые твари нарушили мое душевное равновесие. За это они должны были ответить и, упав на грудь ближайшего противника, который пытался встать, я стал его избивать. Кулаки опускались на лицо убийцы и ломали его кости. Кровь убийцы летела на мою рубаху, а я себя не контролировал, и кричал:

  - Кто вас послал, суки!? Кто эта тварь!? Ольгович!? Отвечать, падла!? Отвечать! Отвечать!

  Однако убийца молчал. Точнее сказать, он пытался что-то выдохнуть, но у него ничего не вышло. Расплющенный в лепешку рот и сломанный нос выталкивали из себя кровавые пузыри, и вскоре он, сильно дрыгнув ногами, затих. Забрызганный красной рудой и слюнями, страшный в своем праведном гневе, я встал и направился к последнему врагу. Молодой парень, которого держали телохранители и Немой, увидел меня и попытался вырваться, а между мной и пленником встал Гаврила, который произнес:

  - Вадим Андреевич, не надо. Не при людях.

  - С дороги! - прорычал я.

  Интендант отшатнулся, как он позже сказал, мой взгляд отбросил его в сторону, а я приблизился к молодому парню и, остывая, постарался унять рвущийся из души поток ярости и спросил его:

  - Кто вас послал!? Отвечать!

  - Иг... Иг... Игорь Ольгович... Великий князь... - заикаясь, ответил перепуганный воин, который всего несколько мгновений назад шел на сознательную гибель, а теперь был испуган.

  - Когда вы покинули Киев!?

  - Зи... Зимой... Сразу после смерти Всеволода Ольговича...

  - А ты знаешь, что ваш наниматель уже мертв?

  - Нет.

  - Так знай, что вы рисковали своей жизнью зря. Игорь Ольгович, который отрекся от титула великого князя и добровольно решил стать иноком, уже мертв. Несколько дней назад киевляне силой вытянули его из монастыря, долгое время избивали, а затем привязали к ногам князя измазанную дерьмом веревку и словно шелудивого пса выволокли благородного Рюриковича на городскую площадь, где и бросили. Знаешь, зачем?

  - Не-е-ет.

  - Чтобы всякий, кто пожелает, мог плюнуть на него.

  - Я ничего не знаю...

  Воин опал в руках дружинников и, кажется, обмочился. Этот его жалкий вид почему-то окончательно успокоил меня, и последний вопрос я задал уже спокойно:

  - Почему вы напали днем, а не ночью и не тайком, как все нормальные убийцы?

  - Такова была воля князя, у которого наши семьи в обельных холопах за долги. Он сказал, что ты ведун и почуешь беду. Поэтому надо напасть на тебя раньше, чем ты кому-то из нас в глаза посмотришь. Деваться было некуда, вот мы на дело и пошли.

  Я отвернулся от несостоявшегося убийцы и обратился к одному из своих охранников, молодому парню, который негласно считался заместителем немого вагра:

  - Войтех, ступай ко мне домой и принеси чистую одежду, рубаху и штаны. Будут спрашивать зачем, скажи, что я в темный чулан полез и все порвал. Про драку ни слова.

  - Сделаю, Вадим Андреевич.

  Воин убежал выполнять наказ, а я кинул взгляд на Довмонтова:

  - Женам моим о подсылах знать не стоит. Позаботься об этом.

  - Как скажешь.

  Гаврила кивнул, и я обратился к Кричичу:

  - Уцелевшего убийцу в пыточный подвал, где это, тебе покажут. Трупы отнести в порт и отдать рыбакам, пусть их в море выбросят. После этого построишь людей вновь, продолжим разговор.

  Сотник промолчал и в этот момент позади себя я услышал голос волхва Войдана Лебедяна, который занимал в иерархии культа Яровита второе место и считался будущим верховным жрецом:

  - Что, Вадим, развлекаешься?

  Обернувшись, я увидел перед собой низкорослого темноволосого варяга со сломанным носом, который был облачен в белую длиннополую рубаху. После чего уважительно поклонился ему, представил, как выгляжу со стороны, и ответил волхву:

  - Не до развлечений мне, Войдан. Еле от убивцев отбился. Последний привет от моего давнего недруга князя Игоря Ольговича.

  - А-а-а! - жрец негромко рассмеялся. - А я думал, что ты в берсеркера превращаешься или в ульфхеднара, крови жаждешь, оттого и зверствуешь.

  Молча, я скинул грязную рубаху и бросил ее под частокол. Затем протянул Войдану руку и сказал:

  - Здрав будь, жрец.

  Лебедян ответил рукопожатием и произнес:

  - И тебе здоровья, воин.

  Мы отошли к крыльцу казармы, и присели на лавку у стены. Посторонних рядом не было, только волхв и я, значит, можно было поговорить, и я его спросил:

  - С чем прибыл, Войдан?

  Волхв ходить вокруг да около не стал, сам бывший воин, как и большинство служителей Яровита, а потому сразу перешел к делу:

  - Крестоносцы наступают, и верховный жрец нашего культа Огнеяр думает, что молодых служителей Яровита, глуздырей и юнаков, придется отправить в безопасное место.

  - Ко мне?

  - Возможно, - Лебедян поморщился. - Сейчас я по всем нашим поселениям путешествую и место присматриваю. Но, скорее всего, отправим учеников в Кореницу, там, в ближайшие пару лет, все спокойно будет.

  - А варогов зачем вызывал?

  - Интересно было посмотреть, что у тебя получилось.

  - И как, посмотрел?

  - Да, пообщался с юношами и понял, что вароги нужны не только тебе, но и нам, служителям светлых богов. Однако об этом поговорим позже, когда я всех твоих воспитанников увижу, и датчан и молодых саксов, которых ты в этом году в Рарог переправил.

  - Посмотри, - произнес я. - Прямо сейчас поезжай, а вечером вернешься, и мы все обсудим. У меня от тебя секретов нет.

  - Это уж как водится, - Войдан встал. - Одному ведь небожителю служим и к одной цели идем.

  - Да-да, - согласился я.

  Жрец смерил меня пристальным взглядом, чему-то усмехнулся, слегка дернул шеей и ушел. Ну, а я остался на месте, дождался Войтеха, переоделся в чистую одежду и мой рабочий день продолжился. Смотр наемников и далее по плану, посещение темницы и беседа с алхимиками. Время, как обычно, было очень дорого, и я торопился.

Глава 12.

Померания. Старогард. Лето 1147 Р.Х.

  Десятки больших катапульт метали свои снаряды в сторону осажденного крестоносцами города. Старые, но все еще прочные валы древнего венедского поселения пока еще держали удары, но долго они не продержатся. Слишком сильным и массированным был обстрел. Еще несколько часов и двойной деревянный частокол, между которым была насыпана и утрамбована земля, не выдержит и обвалится, а затем начнется решительный штурм. Это было понятно всем, и осаждающим, и осажденным. Но если католики были уверены в том, что город падет, то засевшие в городе язычники, которые имели связь с засевшими в лесах вокруг города воинами из племени словинцев, напротив, твердо знали, что они выстоят и помощь уже близка.

  Впрочем, далеко не все завоеватели верили в успех, и наблюдающий за осадой с невысокого холма князь-кесарь Владислав Пяст был одним из них. Этот усатый мужчина с густой сединой в волосах и в темно-синем плаще с фамильным гербом мало чем напоминал того великолепного рыцаря, который пять лет назад осаждал другой город поморян, Пырыцу, а затем был разбит соединенным войском венедов и взят в плен. Последние годы были для него очень тяжелыми, ибо князя-кесаря преследовали неудачи, в борьбе с родственниками он потерял большую часть своих владений, казна его была пуста и от него отвернулись многие союзники. Поэтому Владислав не хотел отправляться в Крестовый поход против славян. Однако его убедили и он, собрав десять тысяч воинов, присоединил их к пятнадцатитысячной армии младшего брата Болеслава и восьмитысячному войску моравских князей, и направился на войну.

  Крестоносцы собирались в городе Гнезно, где к ним пристали боевые дружины влиятельного воеводы Петра Власта и церковные отряды под общим командованием архиепископа Якуба из Жнина. После чего ляхи и моравы, которые по настоянию церковников выбрали своим полководцем князя-принцепса Болеслава, форсировали пограничную реку Нотец и, следуя вдоль левого берега Вислы, начали наступление на Староград, который прикрывал крупный венедский порт Гданьск. Владислав одобрял любое решение брата, которого ненавидел лютой ненавистью, и старался не вмешиваться в военные дела. Князь-кесарь устал, он хотел покоя и мечтал вернуться домой. Однако старший Пяст не мог повернуть назад и покорно следовал туда, куда его тянула судьба. Он вел своих людей по вражеской земле, но для воинов князь был скорее символом, чем настоящим командиром, поскольку войском руководили тысячники. Владислав мог на них положиться, и все свое время посвящал размышлениям. Князь вспоминал плен и разговоры с языческими волхвами, которые объясняли ему свое видение мира и политические расклады. После чего, как только на армию католиков начались нападения поморянских лесовиков, он словно очнулся ото сна, решил действовать и вызвал к себе верного дворянина Добчека.

  Главный шпион князя, немного похожий на крысу неприметный человек, прибыл немедленно и Владислав, еще раз хорошенько обдумав то, что собирался сделать, поручил ему отправиться в лес и вызвать на тайные переговоры кого-нибудь из венедских командиров. Старший сын польского короля Болеслава Кривоуста и киевской княжны Сбыславы Святополковны понимал, что венеды в состоянии разгромить войско католиков, ибо силы у язычников для этого имеются. И князь не хотел лишиться своих последних воинов, благодаря которым он все еще владеет какими-то землями, а не превратился в нищего беглеца. Ну, а раз так, то ему требовалось покинуть армию крестоносцев, сохранить войско и вернуться с ним на родину.

  Добчек, который тоже побывал в плену у язычников, своего князя понял правильно и отправился в непроходимые дебри, которые надежно скрывали поморян. Он отсутствовал несколько дней и Владислав уже стал думать, что верный слуга убит. Но нет. Когда крестоносцы подошли к Старогарду, осадили его, собрали катапульты и начали обстрел оборонительных валов, Добчек появился и доложил, что договорился с поморянами о тайных переговорах.

  Для Владислава это известие было подобно целебному бальзаму на больное место, и князь не медлил. Под покровом темноты он тайком покинул лагерь католиков и без всякой боязни вошел в негостеприимные для чужаков леса, где под сенью вековых дубов его ждал воин языческого бога Триглава витязь Сивер из Щецина. Польский князь был знаком с этим храмовником, с которым пересекался во время боев под Пырыцей, и он знал, что если витязь дал слово не причинять ему вреда, то сдержит его. По этой причине Владислав не боялся за свою жизнь и когда встретился с языческим военачальником был с ним предельно откровенен. Он рассказал Сиверу о том, что эта война ему не нужна и неинтересна. Затем упомянул про ссору с младшими братьями, во главе которых стоит наглый Болеслав. Посетовал на то, что из всего отцовского наследства за ним осталась только Силезия и владения в Малой Польше. Ну, а затем, когда храмовник спросил, чего Владислав хочет, князь-кесарь предложил ему сделку. Венеды выпустят его войско со своих территорий и уничтожат всех военачальников польско-моравской армии, а он поклянется, что во время решающего сражения бросит своего брата на растерзание поморянам и их союзникам.

  Слова Владислава шли от самого сердца, и Сивер ему поверил. Договоренность была достигнута, и католик с язычником обговорили план предстоящей битвы. После чего князь-кесарь, который воспрянул духом и уже стал строить планы на будущее, вернулся обратно в лагерь под Староградом.

  Прошла ночь, и наступил новый день, который должен был изменить судьбу князя-кесаря Владислава Пяста. Утром вновь загудели ремнями и заскрипели деревом катапульты, а войска ляхов и моравов выстроились в боевые порядки. После полудня католики планировали пойти на приступ, но Владислав был уверен, что его не будет, ибо язычники уже близко и вскоре выйдут из лесов. Поэтому стрельба катапульт князя не интересовала. Его войско уже собрало свои пожитки и втихую подготовило обоз для похода. Тысячники, все как один, преданные князю-кесарю люди, подозревали, что творится нечто странное, но истину среди ляхов знали лишь двое, Владислав и Добчек.

  Неожиданно катапульты прекратили обстрел города. Последний камень ударил в стену, расщепил прочное дубовое бревно и пробил брешь, сквозь которую стала высыпаться земля. Соседние деревянные подпорки расшатались, и если бы в это же место попало еще несколько камней, то в стене появился бы большой пролом. Однако прозвучала команда 'Стоп!' и стрельба была остановлена.

  'Началось!' - возликовал Владислав и, недобро прищурившись, посмотрел туда, где находился шатер Болеслава.

  - Змигод! - окликнул князь-кесарь одного из своих тысячников.

  - Да, Ваша Светлость! - подскочил к нему облаченный в доспехи статный воин, который командовал кавалерией.

  Князь посмотрел на тысячника, который в последние пару лет считался его самым удачливым военачальником, и сказал:

  - Объяви всем, что венеды рядом и вскоре нам предстоит с ними сразиться. Войскам строиться. Обоз в тыл. Лагерной обслуге собрать палатки и вооружиться.

  - Слушаюсь, Ваша Светлость!

  Зденек Змигод запрыгнул на коня, а к Владиславу подбежал гонец от брата и выпалил:

  - Ваша Светлость, мой господин просит вас немедленно прибыть к нему на военный совет.

  Владислав кивнул и в сопровождении телохранителей отправился на встречу. Вскоре он оказался в шатре родственника и огляделся. Все главные крестоносцы были здесь. Сам Болеслав, молодой брюнет с роскошными вьющимися волосами. Грузный и похожий на медведя воевода Петр Власт. Худощавый и болезненный архиепископ Петр из Жнина. Ну и, конечно же, король Моравии Владислав Второй и князь Отто Святополк. Все присутствующие были в броне, и только священнослужитель, да князь-кесарь обошлись без них. Младший Пяст это, разумеется, отметил и, подумав, что старший ослабел, победно вздернул вверх подбородок. Владислав в свою очередь тоже усмехнулся. Он знал то, о чем Болеслав даже не подозревал, и уже считал себя победителем. Поэтому Владислав мог позволить себе ухмылку.

  Князь-кесарь сел в кресло подле большого раскладного стола и Болеслав заговорил:

  - Раз все в сборе, то слушайте. Венеды вышли на тракт Старогард-Гданьск. Они всего в четырех милях от нас и быстро приближаются. Необходимо готовиться к сражению, но прежде чем мы начнем, мне бы хотелось, чтобы вы выслушали нашего разведчика. - Князь-принцепс посмотрел на одного из своих оруженосцев и отдал ему команду: - Ян, приведи десятника.

  Оруженосец выскочил и снова вошел. За ним следом появился приземистый пожилой блондин в окровавленной рубахе и с повязкой на голове. Он поклонился полководцам и замер на месте, а Болеслав обратился к нему:

  - Расскажи о том, что ты узнал.

  Разведчик снова поклонился и быстро затараторил:

  - Я десятник из дозорной сотни господина Гржижанского. Ночью мы находились в поиске и сцапали вражеского воина, распотрошили его и узнали о том, что венеды готовятся идти на выручку городу.

  - Это понятно, - князь-принцепс поморщился. - Говори о численности язычников.

  - Так вот, - продолжил разведчик, - пленник поведал нам о вражеских силах и выходит, что их очень много. Поморян идет больше тринадцати тысяч. Городских стражников из Волегоща, Щецина и Гданька почти тысяча. Дружина князя Рагдая. Храмовники богомерзких богов Триглава, Перуна, Яровита, Ярилы и Велеса, а с ними бабы-воины Макоши. А еще с ними тысяча викингов с далекого острова на западе, больше пяти тысяч конных пруссов и самогитов-литовцев, а так же дружина Перкуно из города Трусо.

  - А кто командует всеми?

  - Князь Рагдай.

  Разведчик замолчал. Взмахом руки Болеслав отпустил его, оглядел сидящих за столом людей и сказал:

  - Вот такие дела. Язычники бросают против нас двадцать одну тысячу воинов и еще больше тысячи сидят в городе. Мы можем противопоставить им тридцать девять тысяч, и выходит, что венеды и дикари, которые пришли к ним на помощь, сами идут на свою погибель. Это хорошо. Это добрый знак. Это значит, что Господь с нами, и он затуманил разум богомерзких дьяволопоклонников. Так разобьем же их! Мы встанем в поле под стенами Старогарда, примем врагов на копья, втянем их в бой и уничтожим. Смерть язычникам!

  Лицо Болеслава, который мог войти в историю как великий полководец, сияло радостью, чистой и незамутненной. Он верил в свою счастливую звезду и Владиславу, на краткий миг, стало его жаль, ведь он сам когда-то был таким же. Однако слабость князя-кесаря, который знал, что в тылу католического войска уже находятся прошедшие вверх по течению Вислы варяги и лесовики, была очень недолгой. Владислав вспомнил о том, как после поражения под Пырыцей, когда он был слаб, младшие братья и их мать Саломея фон Берг издевались над ним и его детьми. Как поклявшиеся ему в верности польские дворяне покидали своего сюзерена и уходили под руку князей-принцепсов. А еще перед взором Владислава пронеслись картины сожженных деревень и городков, которые разоряли посланные против него младшими Пястами угры и наемники. Как же тяжко ему было все эти годы и если бы не поддержка германского короля Конрада Третьего, да немногие преданные воеводы, то ему и его детям пришлось бы умереть либо бежать. Все это заставило князя-кесаря собраться, вновь возненавидеть Болеслава и пожелать ему скорейшего поражения.

  Тем временем моравские князья поддержали порыв князя-принцепса одобрительными выкриками. Петр Власт, который одно время считал себя покровителем Болеслава, вскинул вверх сжатую в кулак правую ладонь и потряс ею в воздухе. Архиепископ благословил молодого полководца. Ну, а затем все люди в шатре одновременно посмотрели на Владислава.

  Князь-кесарь понимал, что они ждут его слова, и он еще раз взглядом пробежался по лицам участников военного совета.

  Правители Моравии, холеные солидные мужчины и воины, которые некогда обещали ему вооруженную поддержку, но обманули его.

  Петр Власт, душеприказчик Болеслава Кривоуста, который не дал ему в свое время стать королем Польши.

  Архиепископ Петр, когда-то клялся помогать ему во всех делах, если он нападет на поморян и поможет семейству Грифинов вновь стать князьями этого венедского племени, но опять таки, обманувший его на том основании, что Владислав потерпел поражение.

  Ну и брат, самый главный враг и конкурент в борьбе за корону.

  Все они ожидали, что Владислав возразит Болеславу. Однако прожитые годы научили его быть осторожным, и он решил всех обмануть. Поэтому князь-кесарь встал, подошел к брату и, напустив на лицо самое благостное выражение, какое только возможно, опустился перед ним на левое колено. Болеслав этим был удивлен, а Владислав обеими руками обхватил правую ладонь князя-принцепса и заговорил:

  - Брат мой, прости меня. Я виноват перед тобой, ибо когда-то вся моя ненависть была направлена против тебя. Это было неправильно и хотя я старше тебя и у нас разные матери, знай, что после того как мы вместе прошли по пыльным дорогам войны, моя душа очистилась. Я понял, что зря тратил годы своей жизни на распрю с тобой и другими моими родственниками. Поверь, я искренне раскаиваюсь в этом и при свидетелях говорю тебе, что как только мы вернемся в Польшу, мое семейство признает тебя своим королем. Так будет правильно, ибо ты сильнее меня, моложе, чище душой и крепче в христианской вере.

  Владислав, внутренняя суть которого ликовала, замолчал, и по его щеке поползла слеза. Ошарашенный Болеслав, который не ожидал ничего подобного, помог старшему родичу подняться и промямлил:

  - Благодарю, брат... Благодарю...

  Князь-кесарь отпустил ладонь Болеслава и, поклонившись ему, словно своему сюзерену, сказал:

  - Приказывай, мой король. Где мне встать.

  Болеслав, который изначально планировал поставить десять тысяч воинов Владислава в центре, куда, наверняка, придется основной удар язычников, помедлил и переменил свое решение:

  - Ты встанешь на левый фланг, брат. Стереги дорогу, по которой мы пришли и прикрывай нас. - Сказав это, князь-принцепс продолжил: - В центре встанет мое войско. Моравские дружины будут на правом фланге, а отряды воеводы Петра и архиепископа составят наш резерв и обеспечат охрану тыла. С Богом!

  Расклад на битву устраивал всех, планы и схемы обсуждались уже не раз, а потому военный совет закончился.

  Старший Пяст прибыл к войску, отдал необходимые распоряжение и вскоре все отряды католиков выдвинулись в поле между своим лагерем и Старогардом. С помощью волов катапульты оттянули в тыл. На их позициях вставали отряды Болеслава, а на флангах построились войска Владислава и моравских владетелей. Крестоносцы приготовились к битве и перед боевыми порядками появились многочисленные священники, которые хором стали произносить молитву:

  - Святой Архангел Михаил, вождь небесных легионов, защити нас в битве против зла и преследований дьявола. Будь нашей защитой! И да сразит его Господь, об этом мы просим и умоляем. А ты, предводитель небесных легионов, низвергни сатану и прочих духов зла, бродящих по свету и развращающих души. Да низвергни их силою Божией в адов огонь. Аминь.

  Последнее слово молитвы, которую поддержали многие воины, пронеслось на полем битвы и растворилось в воздухе. Над землей парили ласточки, видать, к вечеру будет дождик. В пока еще чистых синих небесах ласково светило солнышко. От недалекой мелкой речушки, притока Вислы, прилетал прохладный ветерок. И если бы не появившиеся на другом конце поля венеды, которые подошли на выручку осажденному городу, да изготовившиеся к драке католики, то был бы самый обычный летний день.

  Язычники двигались быстро, и они решили вступить в бой сходу. Впереди, несколькими колоннами двигалась поморянская пехота, воины в броне, с длинными копьями и щитами почти в человеческий рост. На флангах, обгоняя поморян, появились кавалеристы пруссов на отличных лошадях и в кожаных доспехах, которые были обшиты костяными и металлическими бляхами. Венеды и их диковатые союзники катились, словно поток в половодье и военачальники католиков ожидали, что вскоре они остановятся. Однако не тут-то было. Поморяне упрямо шли на врагов и вскоре ляшские лучники смогли осыпать их стрелами.

  Залп! И рой метательных снарядов, словно большая стая птиц, взмыл в небеса и сверху обрушился на языческую пехоту. Вот только потерь венеды почти не понесли, ведь не зря щитоносцев Померании считали одними из лучших в Европе. По команде сотников идущие в центре построения воины подняли над головой свои щиты и приняли на них вражеские стрелы. Ну, а затем передовой отряд язычников схлестнулся с бойцами из племени куявов, которые находились на острие атаки.

  Щиты ударили в щиты. Длинные копья поморян пронзали тела куявов, а те били их в ответ. Мечи сталкивались с топорами, а дубины с шестоперами. Все смешалось, и следом за языческой пехотой в строй врагов врубились пруссы. Крики людей и ржание лошадей. Грохот сталкивающегося металла. Боевые кличи 'Перкуно!' и 'Святовид' вторили польскому с 'С нами Бог!'. На помощь первой поморянской колонне подошла другая, а за ней и третья. Отряды ощетинившихся сталью и прикрытых щитами венедов один за другим вонзались в строй католиков, и католики замялись, ибо ярость и напор язычников были необычайно сильны.

  Князь-кесарь, который так и не удосужился надеть доспехи, сидел на боевом коне и наблюдал за ходом сражения со стороны. Он ожидал, что Болеслав растеряется, после чего кинет в бой резервные отряды Петра Власта и наемников церкви, и Владислав не ошибся. Молодой князь-принцепс, который видел, что центр вот-вот может быть прорван, вызвал на подмогу тыловые отряды, и когда они уплотнили центр, позади них из лесного массива, легко сбивая слабые заслоны, появился бронированный хирд варягов.

  Пропели боевые рога мореходов и им ответили рога поморян и пруссов. В этот же миг на правый фланг крестоносцев навалилась тысяча исландских викингов-наемников и городская стража венедских городов. Они сковали моравские дружины боем и запаниковавший Болеслав прислал к Владиславу гонца. Младший брат просил старшего родича прикрыть частью своих сил тыл, и принять на себя удар приближающихся варягов. Однако Владислав, который разговаривал с гонцом один на один, отпустив его, вызвал к себе тысячников и отдал им совершенно иную команду:

  - Отступаем.

  - Как же так!? - вскинулся храбрый Зденек Змигод. - Мы должны идти на помощь основным силам и держать фланг.

  - Таков приказ Болеслава, который является нашим полководцем по воле церкви.

  Князь-кесарь был совершенно спокоен. Кроме Змигода, который больше не смел возражать своему князю, никто приказ не оспорил, ибо каждый тысячник был не только предан своему поильцу-кормильцу, но и неплохо соображал. Опытные военачальники видели, что сражение складывается не в пользу католиков, а раз так, то смысла в продолжении боя нет, необходимо спасать свою жизнь и если князь отдает приказ отступать, значит, он знает, что делать. Правда, многие сомневались в том, что главный полководец велел сделать именно это. Однако кто смеет сомневаться в словах сюзерена? Таких нет, так что надо уходить.

  Вскоре левый фланг католической армии рывком разорвал свое соединение с центром, оттянулся к дороге на Польшу и начал отступление на юг. Конница пруссов, несколько сотен воинов, налетела на арьергард отступающих ляхов, и произошел серьезный бой, во время которого погибло немало католиков, среди которых оказался Зденек Змигод. Однако пруссы были отбиты, и после этого войско Владислава Пяста никто не трогал. Его отряды спокойно дошли до границы. Затем они повернули на Гнезно, вошли в него и воины князя-кесаря 'взяли под охрану' Саломею фон Берг и других ее сыновей: Генриха, Казимира и Мешко.

  С этого момента в Польше снова появился король, которого долгое время не хотели признавать многие соседние правители и церковь. Однако за Владиславом была сила, прошедшая через многочисленные сражения армия из ветеранов, которые продолжали воевать с язычниками и надежно охраняли границу Польского королевства. Кроме того, в руках новоявленного короля находились его основные соперники и казна младших Пястов. Поэтому сначала его признали богатые польские феодалы, которым он раздавал земли погибших в боях с язычниками воевод. Затем родственник по жене король Конрад Третий и великий князь Киевский Изяслав Мстиславич, а потом и остальные подтянулись.

  Что же касается крестоносцев, которых предали и бросили, то их участь была незавидна.

  По неприкрытому левому флангу католической армии ударили воины храмовых дружин, а с тыла подошли варяги и воины из венедского племени словинцев. Крестоносцев зажали в тиски, а затем окружили. Деваться им было некуда, и они либо сдавались в плен, либо дрались и погибали.

  Болеслава, который смотрел вслед уходящим войскам Владислава и не понимал, что происходит, свалили с лошади и забили дубинами лесовики. Моравские владетели пытались сдаться. Однако на их беду они попали под удар пруссов, которые только что потеряли в схватке своего сотника. Поэтому короля вместе с князем пришпилили к земле дротиками. Старый Петр Власт, верный слуга церкви и большой друг цистерианцев, был убит лично витязем Сивером, который помнил свой уговор с Владиславом и не собирался оставлять в живых никого из тех, кто бы мог обвинить временного союзника венедов в нечестности и измене. Ну, а архиепископа Петра и других священнослужителей, которые сопровождали крестоносцев в походе, после битвы собрали в кучу, подвергли пыткам и посадили на острые колья.

Глава 13.

Верхняя Саксония. Лето 6655 С.М.З.Х.

  Лесовики Калеви Лайне, все кто выжил после первого рейда по Верхней Саксонии и Шлезвиг-Гольштейну, тихо двигались по дремучей ночной чащобе. Воины племени Хеме были прирожденными лесовиками, что есть, того не отнять. И глядя на то, как темные тени воинов тихо скользят между деревьями, я вспоминал, как выкупил их из рабства, и хвалил себя за этот поступок. Не прогадал, потратил серебро и теперь у меня есть следопыты, которые уже не раз показали себя в деле, и сегодня вновь демонстрируют свои умения, ведут ударную группу дружинников к месту стоянки вражеского отряда и делают это спокойно, четко и без суеты. Не трещат под ногами сучья и ветки. Крестоносцы не подозревают о том, что мы рядом, и саксонские егеря, которые охраняли подходы к стоянке германцев, уже мертвы.

  Метрах в десяти от меня резко и неожиданно вскрикнула ночная птица. Это сигнал передового Хеме, что опушка рядом. Следующие за мной варяги, пруссы, русичи и три десятка варогов сбавили ход и стали расходиться влево и вправо, а двинулся прямо, туда, где кричала птаха. Наступал на землю осторожно, сначала ощупывал носком пространство перед собой и только потом опускал ботинок. Шаг. Другой. Третий. Еще один и еще. Из темноты вынырнул Лайне, бородатое лицо, которого осветил призрачный лунный свет, и он, прижавшись к моему уху, прошептал:

  - Вождь, все спокойно. В лагере католиков тишина и собак нет. Перед нами у дороги два поста по пять человек в каждом и с другой стороны лагеря еще два. Если брать караульных на нож, то это долго, потому что стража не спит и начеку. Что прикажешь?

  Фигура Калеви отстранилась, и уже я наклонился к нему и зашептал:

  - Часть наших воинов отстала, пошли своих людей, чтобы помогли им тихо подойти. Как только все будут на месте, вместе с командирами ко мне.

  - Понял.

  Вожак Хеме бесшумно нырнул в кусты и пропал, словно его здесь и не было, а я сделал еще несколько шагов и оказался на окраине леса. Здесь присел на землю и всмотрелся в поле подле тракта Гамбург-Любек. На поляне метрах в тридцати от меня, слева и справа, горели два костра, возле которых расположились вражеские караульные, а за ними находилось три десятка повозок и около двухсот привязанных к кольям лошадей. Половина гужевые рабочие тяжеловозы, а остальные рыцарские жеребцы. Рядом с повозками догорало полтора десятка костров и в свете потухающих багровых угольев я разглядел спящих людей, элитных бойцов из гвардии короля Конрада Третьего. Германцы, действительно, были спокойны и нападения не ждали. Нам это было на руку и мне оставалось только дождаться сосредоточения дружинников и отдать команду на атаку. Ну, а пока мои воины выбирались из леса, я прикрыл глаза, прислушался к мирным эмоциям врагов и улыбнулся. После чего поправил ножны с мечом, поудобней устроился на своем месте, подумал, что второй рейд начинается неплохо и пролистнул в голове события последних трех недель...

  Десять дней отдыха в Рароге пролетели незаметно. Все это время я занимался делами моего хозяйства, общался с Войданом Лебедяном и натаскивал прибывшую из Новгорода сотню воинов, которые должны были хотя бы немного соответствовать ветеранам. Ну, а помимо этого, конечно же, постоянно отсылал почтовых голубей в Дубин и Аркону. Туда отправлял полученную от пленников информацию и делился с князьями своими планами на новый рейд по вражеской территории, а в ответ получал одобрение и свежие новости с фронтов, где уже вовсю кипели жаркие битвы Северной войны.

  Рагдай Померанский в сражении под Старогардом разбил ляхов и моравов. Пленных наши войска и союзники практически не брали и под стенами этого города остались лежать двадцать семь тысяч крестоносцев и четыре тысячи наших воинов. Часть поляков, которых увел князь-кесарь Владислав Пяст, отступила, судя по всему не просто так, по рассеянности венедов, а по какой-то тайной договоренности. После чего князь поморян оставил на границе несколько крупных отрядов из племенного ополчения словинцев и пырычан, и через Щецин двинул свою армию на столицу лютичей Радогощ.

  Одновременно с этим партизанские соединения линян, полабов и речан вели бои с наступающими войсками Конрада Третьего, Германа фон Шталека, Фридриха Одноглазого и Альбрехта Медведя. Потери у крестоносцев были немалые, но и наши войска теряли бойцов, ибо католики, которые знали о судьбе пфальцграфа Фридриха Саксонского, подготовились неплохо и для борьбы с партизанами сформировали специальные егерские отряды. Бои вспыхивали в лесах и на трактах, на берегах рек и озер, в поселках и городках, которые не могли удержать бодричи и лютичи. Война набирала обороты, пожирала человеческие жизни и смещалась к побережью, а главные силы славян все еще собирались в Дубине, Зверине и Радогоще и до сих пор не вступили в дело. Никлот, Мстислав и Прибыслав только тормозили католиков, уничтожали вражеские продовольственные запасы и устилали дорогу перед ними ловушками. Наверняка, для князей было тяжело наблюдать за тем, как орды зачуханых и грязных завоевателей с крестами на плащах прут к Венедскому морю. Однако они понимали, что наши войска смогут дать только пару крупных сражений, а затем все, приплыли, за германцами подойдут франки и новые отряды европейских бродяг, и материковым венедам придет конец. Поэтому они скрипели зубами и выжидали, ибо каждый день это потери врага, от болезней и ловушек, от нападения партизан и антисанитарии, от ранений и вследствие внутренних разборок.

  В общем, события развивались, как и предполагалось. Армия Генриха Льва тем временем соединилась с войском маркграфа Конрада Мейсенского, который закрепился на морском побережье, и приморская группировка противника готовилась к рывку на Дубин. Остальные колонны крестоносцев наступали по своим направлениям, а бодричи и лютичи эвакуировали мирных жителей, которые отправлялись в Волин, Волегощ и Колобрег, лихорадочно крепили оборону, делали запасы и готовились к основным сражениям войны и осадам больших городов. И наблюдая за этим со стороны, мы с Вартиславом Никлотингом, который пополнил свою дружину, вместе навестили нашего соседа с северной стороны варяга Верена Байковича, и уговорили его пойти с нами. В итоге моих воинов собралось одиннадцать сотен, с Вартиславом было триста всадников, да Верен привел двести пятьдесят бойцов. При умелом использовании это сила могла многое сделать и на одиннадцатый день после моего прибытия в Рарог, простившись с близкими, я вновь ступил на палубу 'Карателя' и отплыл к материку.

  Шли мы ходко и только раз замялись, поскольку со стороны Дании в сторону Руяна через Большой Бельт двигался одинокий шнеккер. Было дело, подумали, что это кто-то из обнаглевших датских ярлов решил к нам за добычей сбегать, и 'Каратель' вместе с 'Яровитом' двинулся на перехват. Однако перед нами оказались не враги. На борту шнеккера находились витязи Святовида и сотник Доброга, который ходил в гости к датскому королю Кнуду Магнуссону и его родственнику Свену Эстридсену. Мне, конечно же, было интересно, чего добился Доброга и я пригласил его в гости. Сотник, с которым я был в приятельских отношениях и знал о моих доверительных отношениях с Векомиром, приказал пришвартовать свой шнеккер к моему кораблю. Мы с ним немного посидели, поговорили, обменялись новостями, и я узнал, что викингов в ближайшее время можно не опасаться, ибо Доброга действовал быстро и навел на датских правителей такой ужас, что они еще долго ни о какой поддержке Крестового похода задумываться не будут.

  Ну, а если кратко, то дело было так.

  Полусотня витязей, которые узнали, что в Данию спешат цистерианцы и тамплиеры, высадилась в землях Свена Эстридсена. Храмовники осмотрелись, вышли на связь с нашей агентурой и приступили к делу. Доброга навестил ярла Свена и Мальмфриду Мстиславну, затем переговорил с Кнудом Магнуссоном, который сделал своей столицей город Виборг, и выдвинул викингам ультиматум. Либо они уничтожают посланцев Бернарда Клервоского и Шарля Понтиньи, либо в самом скором времени на их земли навалятся варяги, которые не могут допустить того, чтобы датчане ударили по венедским морским коммуникациям. Викинги сомневались долго, но когда этого требует дело, Доброга умеет быть жестким и даже жестоким. Поэтому вскоре датчане ответили согласием запятнать себя кровью священнослужителей и послали за жизнями собратьев-католиков наемных норвежцев, которых пригласила в королевство Мальмфрида Мстиславна. И все бы ничего, вот только норги поставленную перед ними задачу выполнить не смогли, слишком крутыми ребятами оказались рыцари храма Соломона, и тогда пришлось вмешаться храмовникам Святовида, которые сделали свою работу. Правда, Шарль Понтиньи все же сбежал. Прикрываясь тамплиерами и рядовыми проповедниками, он покинул Датское королевство, и побежал жаловаться своему патрону Бернарду из Клерво. Но так даже лучше. Цистерианский аббат узнает о ненадежности викингов и датским верховодам придется остерегаться не только нас, но и церковников, которые шуток не понимают и имеют долгую память. Вот только мы рядом и можем напасть на них прямо сейчас, а Бернард далеко и его реакция последует позже. Поэтому нас викинги боятся больше, по крайней мере, пока, а что будет дальше, посмотрим.

  Однако возвращаюсь к своему походу. Доброга и храмовники продолжили движение в сторону Руяна, а я догнал нашу эскадру, и к утру следующего дня высадился на германский берег невдалеке от озера Зелентер-Зе. Что нам делать мы знали, а потому сразу же направились в сторону подпитывающего германцев тракта между Гамбургом и разрушенным Любеком. По пути уничтожили несколько патрульных конных групп и словно диких зверей загнали и перебили отряд саксонских егерей, которые наблюдали за обезлюдившими землями Верхней Саксонии. Сделали все правильно, но когда подошли к тракту и расположились в лесах невдалеке от замка, под стенами которого было разбито войско Сигурда Плитерсдорфа, то оказалось, что нас уже ожидают. Видать, не всех егерей мы вычислили, кто-то нас приметил, сообщил о вернувшихся венедах в Гамбург, и там отреагировали быстро. Местные власти и находящийся в городе граф Оттон Амменслебенский выслали нам навстречу трехтысячный сводный отряд из разноязыкого европейского сброда, который был готов умереть за свои идеи точно так же как венеды за свою родину. И в итоге мы оказались перед выбором, либо отступить, либо принять бой.

  Сталкиваться с германскими оборвышами, разбойниками и фанатичными безземельными рыцарями под общим командованием барона Юлиуса фон Фаерста, желания не было, ибо это потери, которые нам сейчас не нужны. Однако и уходить не хотелось, поскольку мимо нас по тракту шли тяжелогруженые повозки с необходимыми для католиков припасами. В телегах и фургонах находился купленный германскими феодалами и католической церковью овес из Каринтии, солонина из Баварии, зерно из Аквитании, вино из Бургундии, сыр и мука из Фландрии, масло из Прованса и многое другое. Все это должно было взвиться к небесам в виде пепла или отправиться в прохладные воды реки Траве. Поэтому я принял следующее решение. Основные силы нашего войска, командование которым примет Вартислав, должны отойти на северо-запад к реке Брамау и имитировать рывок к Эльбе и Гамбургу, а я вместе с четырьмя сотнями дружинников оставался в прилегающих к тракту лесах и готовил удар по вражеским транспортным колоннам.

  Зеландские соседи мой план поддержали и Вартислав начал отступление. Юлиус фон Фаерст, к которому подошло подкрепление в виде легких конников из Вормса и Меца, оставил на переправе через Траве пару сотен пехотинцев и кинулся вслед за венедами. С того дня прошло еще три, и все это время мой отряд тихо сидел в дебрях и ждал пока германцы хотя бы немного расслабятся. Я думал, что католики уменьшат количество охраны в больших обозах. Но нет. Несмотря на то, что Вартислав и Верен приковали к себе основные силы противника, караваны по-прежнему двигались в сопровождении серьезных воинских отрядов, по лесам бегали саксонские егеря, и каждый вражеский обоз на ночь останавливался в удобном для обороны месте, а на опасном направлении выставлял заслон из повозок и сторожей с собаками. Все это стало меня немного нервировать, и я уже почти решился на то, чтобы расколотить один из таких караванов ударом в лоб. Однако тут появилась более заманчивая цель. По дороге двигался отряд королевских рыцарей, коих было восемьдесят отборных головорезов с сотней пехоты и двумя десятками егерей. Они сопровождали тридцать превосходных фургонов и пару десятков лиц, которые выглядели как гражданские. И хотя я не знал, что везут в повозках, понимание того, что гвардейцы Конрада Третьего не поедут в армию герцога Генриха просто так, имелось, да и сопровождаемые ими граждане, которые были одеты как вполне обеспеченные горожане, меня заинтересовали. Поэтому выбор цели был очевиден. Бьем рыцарей и хватаем языков, а только после этого переходим к продовольственным обозам, которые идут вслед за германскими аристократами...

  Позади меня хрустнула ветка и, даже не оборачиваясь, я знал, что это Калеви Лайне, Радко Самород, Поято Ратмирович, Гнат Твердятов и Торарин Мох. Командиры моего войска молча остановились рядом, и я отдал им приказы на предстоящий бой:

  - Радко, Поято и Гнат атакуете стоянку противника. Варяги обходят германцев слева, киевляне справа, а пруссы бьют по центру. Окружаем их и давим, так, чтобы ни одна падлюка не ушла и караван на дороге не предупредила. Лайне и Торарин, ваши люди выдвигаются дозорами вдоль тракта. Хеме идут по направлению к реке, а вароги двигаются к Гамбургу. Следите за дорогой. Сейчас рыцарей перебьем, трупы до утра приберем, встанем у дороги, и будем ждать обоз. Все ясно?

  Командиры ответили еле слышным шипением. Они все понимали, ибо люди опытные, даже Торарин, который за минувшую весну и это лето взял несколько вражеских жизней. Пришла пора действовать и спустя несколько минут за моей спиной скопилась сотня воинов из экипажа 'Перкуно'. Я прислушался к ночной тишине, уловил, что отряды Твердятова и Саморода готовы к выдвижению и, не вынимая из ножен клинок, вышел из леса на поле.

  Под ногами оказалась высокая трава, на которую уже начала опускаться роса и я молча двинулся в сторону вражеских костров. В душе царила уверенность, что бой будет выигран малой кровью, и я чувствовал, что ветераны моей дружины готовы к очередной схватке с противником, который будет повержен.

  Метров десять я прошел спокойно и, наконец-то, охранники стоянки подняли крик. В темноте разнеслись их гортанные выкрики, и они побежали в сторону повозок. Дружинники напряглись, и я отдал команду:

  - Вперед!

  Закованная в броню сотня бросилась вслед за караульщиками, а я продолжал идти, словно нахожусь на прогулке. Да оно, по сути, так и было, ибо сегодня я в одной брезентовой куртке и свободных штанах, а из оружия имел только меч.

  Воины с 'Перкуно' обогнули меня, миновали сторожевые костры, влетели на стоянку и вступили в драку. С другого конца лагеря тоже закричали вражеские пехотинцы, а затем пришли звуки боя. Звон стали и хрипы умирающих людей, фырканье лошадей, которые чуяли кровь и пытались вырвать из земли колья с веревками, щелчки арбалетов и боевые кличи людей. Сегодня все это не горячило мою кровь, я делал свою работу, был собран и не собирался кого-то убивать. Однако подраться все же пришлось, поскольку рыцари, полусонные, без брони и без своих грозных лошадей, все же показали, на что они способны.

  Когда бой уже подходил к концу, по окрику кого-то из своих командиров гвардейцы короля Конрада стянулись к одной из повозок, встали вокруг нее и отбили первый натиск воинов Поято Ратмировича. Мои дружинники нахрапом лезть не стали, а окружили очаг сопротивления и по команде сотника выдвинули вперед арбалетчиков, которые начали отстрел рыцарей. Крестоносцы, которых оставалось не более сорока человек, примерно двадцать пять гвардейцев и пехота, после первого же залпа потеряли четверть своих товарищей и рванулись на прорыв.

  - С нами Бог и Дева Мария! - услышал я громкий голос вражеского лидера и в свете костров, в которые подкинули сушняка, разглядел крепкого статного воина в сапогах, узких штанах и с мечом в правой руке. Больше у германца не было ничего, но это его не смущало. По пояс обнаженный мускулистый боец выскочил из строя своих товарищей, его клинок указал на лес и католики бросились на дружинников.

  Пруссы приняли рыцарей и немногочисленных пехотинцев на щиты и их мечи вонзались в не прикрытые броней тела врагов и кромсали их на куски. Но три человека, два из которых получили ранения, каким-то чудом все же проломились через строй мореходов и побежали к спасительной для них лесной чащобе. Вот только на их пути оказались киевляне Твердятова и они замерли. Смерть для них была повсюду, позади и впереди, куда ни кинь, всюду клин, и тогда вожак рыцарей, который повел их в последний бой, посмотрел на своих раненых друзей, вновь повернулся к пруссам, вскинул свой меч и, потрясая им над головой, закричал:

  - Язычники, я рыцарь короля Эринфрид фон Хаммер вызываю на поединок любого из вас! Дайте честную схватку, сволочи! Не трусьте!

  Выкрики германца вряд ли кто-то понял, ибо для пруссов и киевлян это дикая тарабарщина человека, который вот-вот будет убит, и его тело обглодают лесные звери. Но я-то речь рыцаря понял, и в них мне послышалась такая боль настоящего воина, который не желает погибать от стрелы, что в моей душе его вызов нашел отклик. Он хотел смерти в бою и надежду на последнюю победу, и я решил, что должен дать ему этот шанс, пусть призрачный, ибо я сильнее, но уж какой есть.

  Рукоять Змиулана, словно поддерживая мое решение, ткнулась в ладонь, и я прошел через строй воинов. Арбалетчики уже были готовы выстрелить в храброго германца, но я поднял вверх руку, и произнес:

  - Этого я убью сам!

  Стрелки отступили, после чего вокруг рыцаря и подранков быстро образовался круг из пруссов. Варяги и русичи в это самое время сгоняли в кучу пленных и обыскивали фургоны, а бойцы Поято на время стали зрителями поединка. Ну, а сам Эринфрид фон Хаммер понял, что ему дают возможность сразиться в одиночном бою, расплылся улыбкой и двинулся на меня.

  Рыцарь был опытным поединщиком, шел легко и красиво, вроде бы шажки маленькие, но стремительные. Расстояние между нами было небольшое, метров шесть-семь, не больше, и вскоре мы скрестили свои мечи. Гвардеец на секунду замер и попробовал поймать мой взгляд, но вокруг была полутьма, в которой мелкие детали не разглядеть, и его клинок метнулся в мою голову. Я удар отбил и он отступил. После этого рыцарь попытался вновь атаковать и опять неудачно. Снова произошел размен ударами, и противник стал убыстряться. Хорошо заученные и отлично поставленные удары посыпались на меня градом со всех сторон, и Хаммер показал свое мастерство. Удар! Отбив! Выпад! Финт! Стальные клинки крутились вокруг двух людей и завороженные блеском мечей воины что-то выкрикивали. Но вскоре гвардеец стал выдыхаться. Он не мог выдержать яростного темпа и уже понимал, что его смерть близка. Играть с ним в 'честный поединок' стало не интересно, и мои дружинники в очередной раз убедились, что их вождь крут и силен, а раз так то пришла пора заканчивать этот бой.

  Меч Хаммера поднялся в четком и красивом вертикальном замахе, и я метнулся на него. Всего один шаг на противника. Нырок под руку противника и Змиулан вонзается под ребра крестоносца. Булат идет между ребрами человека, и острие поражает сердце германца. Кисть на себя. Рывок и отход в сторону. Тело гвардейца, еще несколько секунд назад сильное и ловкое, заваливается набок и на траву падает выпавший из ослабевшей ладони меч. Дружина приветствует меня радостными криками, а я кивнул в сторону вставших спина к спине подранков и, направляясь к повозкам, бросил:

  - Убить!

  Вторя моему приказу, раздается двойной звук:

  - Дза-нг! Дза-нг!

  Арбалеты бьют в упор и тела еще двух католиков опадают наземь. Впрочем, это фиксируется самым краешком, и вскоре я забываю про поединок и расстрелянных крестоносцев, ибо пришла пора узнать, что же находилось в фургонах и кем являются сопровождаемые рыцарями люди.

  Возле обтянутых парусиной повозок находился Ранко Самород и десяток варягов. Они стояли полукругом и перед ними были пленники, как я уже сказал, типичные зажиточные горожане в камзолах на голое тело или без них. От этих людей исходил страх, липкий и неприятный. Почти каждый из них был готов на все, лишь бы его не пытали, и дали возможность жить и дышать воздухом. Слово честь для них пустой звук и поймать таких граждан мечта любого полевого разведчика, информация есть, и допрос идет легко.

  - Что в фургонах? - спросил я Ранко.

  - Бочонки со свиным жиром.

  Для чего современные вояки используют животные жиры, особенно свиные, я знал. Конечно же, для поджога вражеских крепостей и осадных мин, которые дают настолько сильный жар, что его даже каменные стены не всегда выдерживают, лопаются и разваливаются. Поэтому, уже представляя себе, кто передо мной, я выдернул из толпы пленников мордастого полноватого мужичка лет сорока пяти, с которого потоками стекал пот, отвел его в сторону и задал первый вопрос:

  - Как тебя зовут?

  - Эрвин Бергер, - быстро ответил германец.

  - Откуда ты?

  - Из Ахена.

  - Эти, - я кивнул в сторону остальных пленников, - тоже оттуда?

  - Только половина, а остальные из Трира и Страсбурга.

  - Куда двигался ваш обоз?

  Бергер втянул голову в плечи и выдохнул:

  - Нас направили в армию герцога Генриха Льва.

  - Для чего?

  - Мы фортификаторы и знаем, как правильно брать крепости.

  - Этим вы должны были заниматься в войске крестоносцев?

  - Да. Готовится осада Дубина, и король Конрад послал нас на помощь герцогу.

  - Это все?

  - Нет.

  Фортификатор замялся, а я без злобы пнул его сапогом по коленной чашечке и поторопил:

  - Живее отвечай.

  Католик скривился от боли и торопливо зашептал:

  - Помимо осадных работ нам предписано осмотреть и разметить места, в которых должны быть построены новые замки и пробиты дороги. И еще я знаю, что нашему начальнику выдали карты венедских земель с предварительными набросками и пометками по будущему строительству.

  - Кто у вас старший?

  - Мэтр Карл Штрах.

  - Он в толпе?

  - Да.

  - Карты у него?

  - Да.

  - Ваша группа одна такая?

  - Нет. Еще две отправились в войско короля.

  - Иди. Позже еще поговори.

  Пинком я отправил пленника к остальным. Затем подозвал к себе Саморода и рассказал ему, кто попал к нам в руки. Варяг меня выслушал и покачал головой:

  - Вон оно как. Значит, крестоносцы имеют ввиду, что могут не одолеть нас за один раз и думают о строительстве укреплений. Хитро все придумали. Опору для себя на наших землях готовят. Гады!

  - Именно, что гады, Ранко. Но они не придумали ничего нового. Так же поступали римляне, когда на кельтов и галлов давили, и так же наступали саксы двести лет назад, когда на землях вагров основали Марку Биллунгов. Для начала натиск. Затем строительство крепостей, замков и складов. Потом сбор сил, зачистка территорий и новый рывок. Стратегия 'Дранг нах Остен', как она есть.

  - Это понятно, - варяг согласно мотнул головой и посмотрел на пленников: - С этими-то, что делать будем?

  - Найдешь карты, которые у них есть, а затем вместе с полусотней варягов и лесовиками отправим пленников в Аркону, где с ними жрецы потолкуют и к делу приставят, это ведь не шваль подзаборная, а люди с понятием о своем ремесле.

  - Да, Вадим, наверное, ты прав. А с грузом как поступим?

  - Просто. Караван, который утром пойдет, возьмем и вместе с ним все сожжем. Жир на вражеские телеги и гори-гори ясно.

  - Понятно.

  Ранко вновь отправился к пленникам, а я остался на месте и осмотрелся. Трупы германцев уже уносили в лес. Наши лошадники осматривали рыцарских коней и мощных тягловых животных, часть из которых мы заберем с собой. Другая группа воинов собирала в кучу оружие, доспехи, украшения имперских аристократов и кошельки мертвецов, хотя бы что-то с собой, но заберем.

  В моих указаниях никто не нуждался, и мой взгляд скользнул по темному небосводу. Скоро утро и новый бой. Врагов будет сотни три, а то и больше, и в обозе, который мы собираемся разгромить, около восьмидесяти повозок. Драка будет серьезная, не чета неожиданному ночному налету, но крестоносцы не ожидают, что мы находимся непосредственно на тракте, да еще и днем, так что дело сделаем. Правда, потом придется срочно идти на соединение с Вартиславом и выдумывать новую каверзу для врагов. Однако это ничего, по дебрям бродить и от погони уходить, нам не привыкать.

Глава 14.

Верхняя Саксония. Лето 1147 Р.Х.

  После ночной битвы с венедскими налетчиками, во время которой Седрик фон Зальх показал себя с самой наилучшей стороны, жизнь молодого рыцаря изменилась. Генрих Лев запомнил его и приблизил к своей особе. Седрик покинул отряд архиепископа Адальберта, который отпустил воина с миром, и в земли проклятых бодричей Зальх вошел уже как человек герцога. Воинов под его рукой не было, но зато он постоянно находился рядом с Генрихом, выполнял его задания и был на посылках. Лицо рыцаря стало узнаваемым. Каждый человек в войске крестоносцев знал, кто он такой и Седрика это устраивало, ибо, когда армия Льва соединилось с отрядами маркграфа Конрада Мейсенского, рыцарь был представлен отцу девушки, которую он считал тайной дамой своего сердца. Тогда влиятельный имперский аристократ удостоил его беседы и сказал, что у Седрика большое будущее и эти слова придали Зальху уверенности в себе. После чего у него мелькнула мысль, что шансы свести более близкое знакомство с Гертрудой Мейсенской из эфемерных превращаются в реальные.

  Впрочем, дела сердечные занимали Зальха постольку поскольку. Шла война, и католики двигались на восток к языческой крепости Дубин. Каждый день случались схватки и подлые нападения венедов, которые прятались в лесах и болотах. Из дремучих чащоб летели стрелы и дротики, на тропах было превеликое множество хитроумных ловушек, а темными ночами с моря высаживались ватаги варягов, которые блокировали продвижение транспортных колонн. Приморский тракт был перекопан рвами, которые требовалось засыпать. Кое-где коварные язычники заранее изменили русло мелких речушек и ручьев, и воды размыли древнюю дорогу. Вражеские лесовики вырезали боковые и тыловые дозоры, а перед авангардом постоянно крутилась злая и весьма умелая конница бодричей под знаменем, на котором был изображен бурый медведь. Армия крестоносцев растянулась на десяток миль, и вместе с герцогом Генрихом находилось всего пятнадцать тысяч воинов. Многие крестоносцы, несмотря на летнюю пору, болели, а тысячи раненых отправлялись обратно в империю. Обозы с продовольствием отстали, и часть из них была разграблена, кстати сказать, не только венедами, но и самими католиками. На охрану караванов с припасами и тыловиков приходилось выделять сильные отряды из самых надежных воинов. Граф Оттон Амменслебенский, который сидел в Гамбурге, регулярно присылал гонцов с известиями из империи и жаловался на то, что никак не может разгромить отряд некоего Вадима Сокола, который вновь высадился в Верхней Саксонии и постоянно совершает набеги на тракт Гамбург-Любек. Между рыцарями происходили конфликты и поединки. Усталые люди были обозлены, а священники спорили между собой, и порой доходило до рукопашных схваток, в которых проповедники с тяжелыми деревянными крестами в руках, бросались друг на друга и орудовали символом веры, будто оружием.

  В общем, быстрого броска на восток не получалось. Крестоносцы проходили в день не более четырех-пяти миль и теряли своих боевых товарищей. В армии все больше воцарялась неразбериха, и Конрад Мейсенский советовал герцогу Генриху остановиться, собрать силы в кулак, подтянуть обозы, поставить вдоль тракта временные деревянные форты и только после этого двигаться дальше. Хромоногий Лев, который перемещался только на носилках, слушал маркграфа и кивал головой. Ну, а затем он отдавал приказ усилить натиск на язычников, и воины Крестового похода вновь вступали в скоротечные схватки с врагами, проливали свою кровь и отвоевывали очередную милю заболоченной земли. Все эти судорожные рывки напоминали Седрику последние дни его пребывания в войске пфальцграфа Фридриха Саксонского, и он не раз порывался поделиться с герцогом своими соображениями по поводу ведения войны. Но мнение Зальха, впрочем, как и любое другое, не интересовало Генриха Льва. Поэтому, опасаясь немилости, рыцарь молчал и когда передовые отряды герцога все же вышли к Дубину он этому сильно удивился. Основного войска венедов не было, хотя не так давно оно стояло под стенами приморской твердыни бодричей, и католики пробились к своей первой цели.

  Под Дубином настроение герцога заметно улучшилось. Он стал чаще улыбаться, и сломанная нога уже не так сильно беспокоила его. Армия католиков стягивалась к крепости бодричей и начала приготовления к осаде. Егерские отряды и группы свободных охотников, которых становилось все больше, зачистили окрестности и венеды стали нападать гораздо реже. В удобных для высадки с моря местах были оборудованы наблюдательные посты и срублены сторожевые вышки. Речушки и ручьи возвращались в прежние русла, а тракт заравнивали и устилали гатями. Снабжение немного улучшилось, по крайней мере, для герцога и его воинов, а затем, по настоянию Адальберта Бременского и нескольких цистерианцев, которые вели переписку с Бернардом Клервоским, проповедники прекратили грызню. От других колонн Святого воинства тем временем приходили вести, что продвижение вглубь вражеских земель идет относительно неплохо, хотя и не так хорошо, как планировалось. К воинам вновь вернулось бодрое настроение, и война опять стала превращаться в войну, а не в беготню за дикими варварами, которые находятся на своей земле и имеют собственные стрелометы и огненные зелья.

  Каждый день Зальха был наполнен делами и в сопровождении своего оруженосца Танкреда он перемещался от одного отряда к другому. Герцог посвятил себя предстоящему штурму Дубина целиком и полностью, и того же он требовал от своих людей. Вот и приходилось Седрику проводить в седле по десять-двенадцать часов в сутки. Одних надо поторопить, а других придержать, третьим пригрозить, а четвертых урезонить. Встреча, другая и третья, а потом глядь, наступил вечер, и так продолжалось до тех пор пока на одном из утренних разводов герцог не оставил его в своем шатре. Зальх ничего такого не ожидал и не знал, что скажет ему Генрих Лев, а тот в свою очередь не торопился, приказал поднять полога шатра, который находился на возвышенности, и поднести его кресло поближе к выходу. Дюжие слуги выполнили приказ, и отошли в сторону. Седрик и Генрих остались вдвоем и герцог, кивнув в сторону языческой твердыни, спросил Зальха:

  - Что скажешь, храбрый рыцарь, мы возьмем Дубин?

  Седрик посмотрел на мощные валы крепости, за которыми находилась еще одна стена и каменные башни с десятками стрелометов, баллист и катапульт на них. Он отметил, что стяги князя бодричей Никлота гордо реют на свежем морском ветру, и представил себе вид с другой стороны, где находился окруженный мощными донжонами и высокими стенами порт, через который язычники получают подкрепления и припасы. Взять такую крепость было очень и очень сложно. Однако Зальх ответил без капли сомнения в голосе:

  - Да, мой герцог, мы возьмем вражескую цитадель.

  - И почему ты так думаешь?

  - Языческим князьям не до нас, поскольку сейчас на них наступает король, а вскоре к нам прибудут мастера по ведению осад и подтянутся катапульты. Мы обложим Дубин со всех сторон, и как бы хорошо он ни был укреплен, конец будет один. Наши осадные орудия разрушат стены, а пехота добьет тех, кто останется на развалинах.

  Генрих Лев слегка опустил подбородок и вздохнул:

  - Нет у нас мастеров, поскольку противник их еще в Верхней Саксонии перехватил, да и с катапультами не все так просто, ибо многие потеряны во время вражеских налетов.

  - Ничего, мой герцог. Это значит, что мы простоим под Дубином на месяц больше, чем ожидали, вот и все. Но в любом случае, до середины осени крепость падет. Таково мое мнение.

  - Эх, мне бы твою уверенность Зальх. Впрочем, я оставил тебя не ради совета. У меня есть важное поручение, которое ты должен будешь выполнить.

  - Я готов! - изображая служаку, рявкнул Седрик.

  - Не тянись, - Генрих поморщился и кивнул на раскладной стул подле стенки шатра. - Сядь рядом, поговорим.

  Рыцарь расположился подле герцога, а Генрих вновь окинул взглядом Дубин и заговорил:

  - В следующем году я должен жениться на Клеменции Церенгенской. Все уже решено, но необходимо соблюдать правила приличия и я должен не реже одного раза в месяц отправлять своей будущей супруге письмо. Она сейчас находится при королевском дворе во Франкфурте, и мое послание к ней отвезешь ты. Почему, понимаешь?

  - Нет.

  - Объясняю. Ты участвовал в битве на тракте и спас мою жизнь. Естественно, тебя станут расспрашивать о том, что ты видел, и у меня к тебе просьба, обрисуй все так, чтобы я выглядел мужественным воином. Поведай, как я лично сразил нескольких варваров, а лучше вражеского вождя. Ну, а потом появились богомерзкие колдуны, которые плевались огнем, и я едва не погиб, но Господь этого не допустил и ты меня выручил. В общем, все должно выглядеть так, чтобы Клеменция могла мной гордиться.

  - Теперь мне все ясно, Ваша Светлость.

  Седрик кивнул и герцог продолжил:

  - Это только начало, Зальх. Помимо этого в Гамбурге ты посетишь Оттона Амменслебенского и скажешь графу, что я очень недоволен его нерасторопностью. Только после этого ты отправишься во Франкфурт и навестишь двор королевы, а затем увидишься с папским легатом Гвидо, которому передашь мое личное послание для Бернарда из Клерво. Ну, а далее возьмешь письмо Клеменции и вернешься обратно. Справишься с этим?

  - Да, - ответил Седрик.

  - Вопросы есть?

  - Имеются. Когда мне отправляться в путь?

  - Завтра, как только приведешь себя в порядок. Деньги на дорогу и хороших лошадей получишь. Как вести себя при дворе тебя учить не надо?

  - Нет.

  - Что-то еще?

  - Сколько людей со мной будет?

  - Три десятка конников, которые проводят тебя до Гамбурга, а помимо того вместе с тобой отправятся гонцы маркграфа Конрада Мейсенского и других имперских дворян, а так же люди архиепископа Адальберта. Значит, сотня воинов наберется.

  - Я все понял, Ваша Светлость.

  - В таком случае, ступай и будь готов к путешествию.

  Зальх покинул шатер герцога, поручил Танкреду отвести лошадей к их общей палатке и перетрусить все вещи, а сам решил прогуляться по лагерю. Оруженосец, который еще не знал о предстоящем возвращении в империю, отправился выполнять приказ рыцаря, а Седрик шел через огромный палаточный город и улыбался. Он смотрел на то, как несколько слуг проветривают одежду герцога и вылавливают из нее вшей и блох, а обозники из славян и провинившиеся воины тянут к берегу моря бадьи с дерьмом. Далее рыцарь некоторое время постоял рядом с походной кузницей, где перековывали лошадей, и чинили оружие. Затем миновал полевой бордель из нескольких фургонов, откуда, несмотря на ранний час, доносились чьи-то пьяные всхлипы и сладострастные стоны. Потом обошел временную кухню для бойцов одного из наемных отрядов, где из остатков крупы, старого сала и дикорастущих приправ толстый повар с огромным фингалом под левым глазом пытался приготовить что-то съедобное. И на эту прогулку, которую он совершенно не запомнил, Седрик потратил целый час. Молодой крестоносец брел, словно пьяный, потому что перед его взором сам по себе возникал чистый и прекрасный образ Гертруды Мейсенской, которую он, наверняка, увидит при дворе королевы. Ну и, кто знает, возможно, он сможет признаться девушке в своих чувствах, поскольку теперь Седрик не нищий рыцарь на службе бременского архиепископа, а личный посланец и спаситель герцога Генриха Льва.

  Наконец, Седрик смог сосредоточиться на предстоящем деле и отправился готовиться к путешествию. День пролетел в заботах, а на следующее утро рыцарь сел на превосходного жеребчика из конюшни герцога, получил сумку с письмами, деньги на расходы и одну из печаток герцога с его гербом. После чего вместе с другими гонцами, которых охраняли самые лучшие легкие кавалеристы в армии крестоносцев, он отправился в путь.

  Дорога, казалось, сама стелилась под копыта лошадей, и отряд мчался по плохому тракту, словно по гладкой равнине. Мимо Седрика и других вестников в сторону Дубина медленно двигались обозы и подкрепления. Идущие на подвиг во славу Господа католики пытались расспросить скачущих на запад воинов о новостях, но они не останавливались. Вдоль дорог стояли укрепленные сторожевые посты, где находились егеря и охотники на славян. Кое-где на обочинах в землю были вбиты колья, на которых висели головы захваченных в плен венедов, не только мужчин, но и женщин. Иногда навстречу гонцам спешили посланники, которые мчались к герцогу Генриху. Лица и пейзажи - все это пролетало мимо Зальха, и вскоре крестоносцы оказались рядом с поросшими травой развалинами Любека. Отсюда они повернули на Гамбург, но дорогу им преградил отряд из пятидесяти конных наемников на службе епископа Генриха Ольмюцкого.

  Командир наемников, по всему видать, небогатый рыцарь из Баварии, выехал на середину тракта и Зальх, как старший, вместе с парой воинов подался к нему навстречу.

  - Почему нам перекрыли проезд!? - привстав на стременах, спросил наемника Зальх.

  - Предупредить хочу, - ответил баварец и лениво кивнул в сторону реки Траве. - Саксонские егеря видели там нескольких венедов, которые прятались в лесу.

  - Ну и что!?

  - А то, что вам следовало бы остеречься, заночевать вместе с моими людьми и дождаться подхода патрульного отряда, с которым вы и доберетесь до Гамбурга. До наступления темноты три часа и язычники могут напасть.

  - Мы гонцы и с нами сотня конников, - Седрик подбоченился в седле.

  - Дело ваше, - поворачивая свою лошадь к обочине, усмехнулся баварец. - Но как бы беды не было. Венедов вроде бы немного, однако, сдается мне, что саксы видели только разведку.

  Зальх задумался, ибо резон в словах баварца был. Однако он и другие гонцы спешили поскорее добраться в Гамбург и, посовещавшись с наиболее авторитетными людьми в своем отряде, Седрик приказал надеть доспехи и продолжить движение. За три-четыре часа он надеялся преодолеть еще несколько миль и всадники порысили на юг. Наемники епископа Ольмюцкого, бывалые псы войны, которые уже второй месяц несли службу на тракте и знали повадки дерзких язычников из войска Вадима Сокола, вскоре забыли про торопливых воинов Генриха Льва, а вот Зальх про них вскоре вспомнил, потому что ближе к вечеру его отряд атаковали.

  Из придорожного кустарника вылетел рой стрел, и воины рядом с Зальхом стали падать наземь. Рыцарь схватился за меч и прокричал:

  - Засада! К бою!

  Следом за первым залпом венеды дали второй, а затем на рыцарей выскочили закованные в броню бородачи. Седрик огляделся, увидел, что дорога перекрыта с обеих направлений и вступил в бой. Он попытался достать ближайшего к нему противника, но тот ловко отскочил в сторону, и его меч прошелся по ноге рыцаря. От острой и резкой боли Зальх вскрикнул и ударил своего жеребца по бокам. Рывком сильный конь метнулся вперед и сбил с ног двух язычников, после чего Седрик бросил взгляд назад и увидел, что венедов очень много и они атакуют крестоносцев со всех сторон. Ловушка была расставлена грамотно, шансов на победу не было и посланец герцога, машинально проведя левой рукой по сумке с письмами Генриха Льва, ослабил хватку на поводьях и конь, словно стрела, метнулся в сторону реки Траве, до которой оставалось не более трех миль. Но на время удача оставила Седрика. Конь неожиданно споткнулся и сбавил ход, а затем в рыцаря попал тяжелый арбалетный болт, который самым краем чирканул по его левой руке и выбил Зальха из седла.

  Словно тяжелый мешок рыцарь упал наземь. Однако к счастью для Седрика скорость жеребца была невелика, и он рухнул на кучу мусора рядом с дорогой. Ну, а когда рыцарь встал, то обнаружил, что на него бегут венеды. Раздумывать времени не было, и он приготовился к схватке. Пересохшие губы Зальха что-то шептали, возможно, молитву, а правая рука стиснула рукоять меча.

  Ближайший к рыцарю противник, крепкий пожилой воин, приближался к нему широкими шагами. Глаза венеда смотрели прямо в глаза германца, и на краткий миг Седрику стало не по себе, слишком уверенным казался противник. Но для него это была не первая схватка, и он надеялся, что вот-вот подоспеет помощь. Поэтому Зальх бросился навстречу врагу, и клинки двух воинов схлестнулись. Звон металла ударил по ушам рыцаря, и его левая нога метнулась в живот противника. Однако он позабыл о ране на правой ноге, которая подвела его, и подломилась, после чего спина Седрика опять соприкоснулась с пыльным трактом. Правда, практически сразу он попытался подняться, но на его лицо опустилась подошва вражеского сапога, и Зальх поплыл. Мир в его глазах утратил четкость и подернулся дымкой и он не чувствовал как у него отнимали меч, сумку с посланиями герцога и вязали ему руки.

  Очнулся Седрик позже, когда все его воины были уничтожены или захвачены в плен венедами и первое что он ощутил это забившуюся в нос траву и боль в затекших конечностях. Рыцарь чихнул, обнаружил, что лежит лицом вниз и, приподнявшись, попробовал высвободиться. Однако связали его хорошо, и попытка отозвалась болью в руке и голове. Рыпаться было бессмысленно и Зальх, перекатившись на бок, замер без движения.

  Вскоре боль в теле и шум в контуженой голове немного стихли, а затем чьи-то сильные руки подняли Седрика и прислонили к стволу большого дерева. После чего рыцарь увидел перед собой освещенный кострами лагерь язычников и крепкого русоволосого бородача в странном наряде, пятнистом костюме под цвет листвы. Этот венед, на боку которого висел прямой клинок, держал в руках его сумку и, встряхнув ее, на немецком языке с родным для Зальха саксонским акцентом спросил его:

  - Куда ты это вез?

  Седрик хотел плюнуть в лицо врага и гордо промолчать. Однако в горле пересохло, а по его раненой руке ударили палкой. Вновь нестерпимая боль пронзила тело крестоносца, и он выкрикнул:

  - В Гамбург и Франкфурт!

  - Тихо-тихо, - венед повесил сумку на плечо и небрежно похлопал Седрика по щеке, - спокойно, ты ведь рыцарь, а не дамочка, так что терпи.

  - Угум! - простонал Зальх.

  - Вот и замечательно, - улыбнулся язычник и задал ему новый вопрос: - Тебя как зовут?

  - Седрик... Седрик фон Зальх...

  - Молодец. А кому ты должен был передать послания герцога?

  - Его невесте Клеменции Церенгенской и папскому легату Гвидо Флорентийскому.

  - Так-так.

  Венед посмотрел за спину рыцаря и добавил что-то по-славянски, после чего развернулся и скрылся среди других вражеских воинов. Человек за спиной Седрика распустил и ослабил узлы на ногах и руках рыцаря. Зальху сразу же стало легче, но сбежать шансов все равно не было, так как его дополнительно привязали к дереву, и вскоре он стал свидетелем необыкновенного зрелища.

  Варвары очистили просторную площадку между четырех костров и несколько десятков человек образовали круг. Затем они стали ритмично хлопать в ладоши и что-то напевать. В центр площадки выходил кто-то из толпы и танцевал, и так продолжалось очень долго, может быть час или два. Зальх это не запомнил и когда усталый и израненный крестоносец, который считал, что его предадут смерти, стал проваливаться в забытье, над лагерем язычников раздались отчаянные крики его оруженосца Танкреда:

  - Не-е-ет!!! По-мо-ги-те!!!

  Зальх дернулся и поднял голову. Его взгляд был направлен на освещенную площадку, и он увидел, как на нее вытолкнули Танкреда. Юноша был избит и испуган, и рыцарь подумал, что сейчас оруженосца станут пытать. Но нет, под ноги шваба упал отличный рыцарский меч, а затем из толпы выскочили вооруженные короткими клинками язычники, все как на подбор, светловолосые и не старше шестнадцати лет. Далее над толпой врагов пронеслось слово, то ли боевой клич, то ли чье-то варварское имя, и звучало оно как 'Варог!'

  Тем временем Танкред опасливо взялся за оружие, и началась игра. Юные язычники ловко нападали на оруженосца, и кололи его клинками, а он пытался отбиться и не успевал, потому что противники у него, несмотря на возраст, оказались серьезные. Раз за разом меч оруженосца опускался на врагов, но они постоянно ускользали. И все бы ничего, но вскоре игра язычникам надоела. Один из вражеских сопляков остановился, посмотрел на Танкреда, произнес нечто презрительное и под хохот старших воинов покинул круг. За ним последовал второй и против оруженосца остался только один боец. Танкред заметно приободрился и попытался достать язычника, но тот на полшага отступил в сторону, меч шваба просвистел рядом с его головой, а вражеский клинок вонзился ему в шею.

  От вида того, как умирает оруженосец и воспитанник, Седрик застонал. Однако сделать он ничего не мог и продолжал стоять под деревом, стоять и наблюдать за тем, как венеды убивают пленных, которых одного за другим выталкивали на площадку. При этом, конечно же, он понимал, что язычники дают католикам мизерный шанс продлить свою жизнь, которого он, если бы так сложилась ситуация, им не дал бы. Но все равно он чувствовал всю несправедливость судьбы по отношению к его сотоварищам по Крестовому походу, и рыцарь ненавидел врагов всеми фибрами своей души.

  Где-то заполночь пленники, которых было семь человек, закончились, и Седрик решил, что пришел его черед. Однако он ошибся. Его не тронули, а дали напиться. Ну, а когда наступил рассвет, рыцаря отпустили.

  Зальха вывели на дорогу и развязали, после чего бросили рядом уже знакомую сумку с посланиями герцога и он захлопал глазами. Это было более чем странно, и когда венеды скрылись, он открыл клапан и убедился, что все письма на месте. Правда, печати на футлярах были сломаны, но самое главное для Седрика послание, письмо Генриха Льва к Клеменции лежало внутри, рядом с тяжелым кошельком и печаткой герцога.

  'Что делать? - оглядывая тракт примерно в миле от места схватки его отряда с венедами, спросил себя Седрик и тут же ответил: - Надо идти к реке и просить помощи у наших воинов'.

  Решение было принято и, прихрамывая на раненую ногу, со стонами и всхлипами, крестоносец, который вновь оказался бит язычниками, медленно двинулся в сторону Траве.

  Впрочем, шел он недолго. Вскоре впереди запылила дорога, и показались германские кавалеристы, которые сначала едва не накололи его на пики, а затем отправили единственного уцелевшего гонца из армии Генриха Льва в Гамбург. Кони, которых меняли при каждом удобном случае, домчали Седрика фон Зальха до города очень быстро и только оказавшись за высокими прокопченными стенами, он окончательно поверил, что спасся, и сделал то, чего не делал уже лет десять. Он заплакал и крупные слезы, которые катились по его щекам, смывали не только дорожную грязь, но и то, что было спрятано у него глубоко внутри, боль, обиду и горечь поражения.

Глава 15.

Верхняя Саксония. Лето 6655 С.М.З.Х.

  - Ты собираешься оставить этого католика в живых? - Такой вопрос задал мне Ранко Самород, который вместе с другими командирами нашего партизанского соединения сидел подле моего костра.

  Я посмотрел туда, где за танцующими воинами стоял привязанный к дереву везучий рыцарь Седрик фон Зальх, про которого его подчиненные, особенно оруженосец, рассказали немало интересного, и ответил варягу:

  - Да.

  - И зачем?

  - Он везет письма и одно из них должен получить Бернард Клервоский. Кто это, знаешь?

  - Слышал про него что-то, - поморщился варяг. - Вроде бы франк и проповедник, один из тех, кто на нас крестоносцев натравил.

  'Вот сразу видно, что Ранко ни разу не политик, а воин до мозга костей, - отметил я. - Что ему Бернард? Мышь церковная, кастрат и подлая морда, а для меня он слуга Темных тварей, которые сидят в глубинах космоса и тянут к себе души и силы людей. Млять! Это все равно, как если бы мы, люди, были чьей-то кормовой базой. Хотя почему если бы? По сути, так оно и есть, оступился, дал слабину, отрекся от предков, принял добровольно власть чужого бога, и считай, что ты превратился в скотину, с которой хозяин берет шерсть и молоко, а когда ему нужно, то и мясо. И если в тот момент, когда я переместился из века двадцать первого в век двенадцатый, мне это было не интересно, то сейчас все иначе. Я убедился в том, что волхвы мне не лгали, и нашел подтверждения их словам. Так может быть рассказать Самороду и другим соратникам о Темных и их прислужниках? Нет, пожалуй, как-нибудь потом, при более удобном случае, а пока я займусь тем, что задумал'.

  - Так я не понял, - вновь заговорил варяг, - причем здесь письмо к этому самому Бернарду?

  - При том, Ранко, что я хочу на послании герцога свое написать и Бернарду отправить. Пусть знает, что нас не сломать. Ну и, кроме того, это должно его разозлить, а по злобе он может совершить ошибку и поддаться чувствам.

  - А получится?

  - Это как написать, - ухмыльнулся я, - и какие слова подобрать. Вот ежели излагать свою мысль вежливо, ой ты господин хороший, ты не прав - это одно. А коли покрыть его непотребными словами и грязью, да правильные слова подобрать - то совершенно другое.

  - Это понятно.

  Самород замолчал, а спустя пару минут вместе с другими сотниками покинул мой костер и присоединился к воинам, которые наблюдали за схваткой трех варогов против молодого пленника. Смотреть там, честно говоря, было не на что, ибо оруженосец фон Зальха оказался слабоват, впрочем, как и остальные захваченные на тракте германцы. Ну, это и понятно. Каждый воин в моей дружине сильный боец и в нас нет никакой жалости к врагам, понятие о чести есть, а вот жалость куда-то исчезла. Поэтому мы подобны волкам, мечемся по лесам Верхней Саксонии и ежедневно вступаем в ожесточенные бои и схватки. Налет и отход. Соединение с отрядами Вартислава Никлотинга, которые не дают крестоносцам житья и постоянно беспокоят их, затем маневр и вновь мы на тракте, где опять берем с католиков кровавую дань. От всего этого люди устали и озверели, а в безвозвратных потерях только в моей дружине почти двести воинов. Однако мы не уходим, ибо на вражеской земле от нас есть наибольшая польза, и единственное наше развлечение это схватки в кругу, где можно прирезать противника не просто так, в сутолоке и неразберихе боя, а глядя ему прямо в глаза.

  Впрочем, мне пока было не до того. Из своей походной сумки я достал футляр с письменными принадлежностями, на колени положил ровный кусок отполированной доски, которая когда-то была сиденьем для возницы одного из разгромленных обозов, и приготовил письмо герцога Генриха Льва к Бернарду из Клерво. В этом послании не было ничего тайного или особо важного, просьба крупного имперского феодала помолиться за него, помянуть родню, особенно покойного батюшку Генриха Гордого, да благодарность за то, что цистерианский аббат прислал в его армию пару своих представителей, которые смогли навести порядок среди священнослужителей. В общем, документ не интересный, и его можно было просто кинуть в огонь. Но что-то переклинило в моей голове. Мне вспомнилось письмо запорожцев к турецкому султану, послание пинских партизан Гитлеру и ответ защитников Ханко барону Маннергейму. Вот я и подумал, что сейчас ничем не отличаюсь от воинов тех эпох, от казаков, партизан и бойцов Красной армии. Подобно им я бьюсь за свой народ, и устал от бесконечных сражений, а тут, какое никакое, но развлечение.

  Письмо Генриха Льва легло на дерево исписанной стороной вниз, а чистой вверх. Послание герцога, кстати сказать, было написано на бумаге, которую производят в Рароге, ибо она пахла кленовым сиропом, на основе которого делали клей. Откуда она у герцога не секрет и не загадка. В прошлом году Маргад Бьярнисон купил хорошую партию этого товара и, наверняка, втридорога перепродал германцам. Но это так, отметка в памяти и, почесав бороду, я приступил к написанию документа, который имел реальный шанс стать историческим.

  Гусиное перо окунулось в чернильницу, на миг зависло в воздухе и я начал:

  'Аббату монастыря в Клерво редкостной мразоте и ничтожному подстрекателю баранов-крестоносцев Бернарду от хозяина Рарога витязя Вадима Сокола.

  Что же ты поганец творишь? Зачем посылаешь к нам ублюдков с крестами на плащах, а сам в безопасности сидишь, да отчего Темных тварей, коих ты принимаешь за богов, слушаешь? Неужели у тебя, франкского дворянина, совсем чести не осталось? Наверное, это так, а все оттого, что ты жалкий жопошник, который отказался от продолжения своего рода в угоду бесовским делам и вместо женщин на мужчин и молоденьких мальчиков засматриваешься. Это понимает всякий венед и любой человек, который еще не забыл о том, что он потомок богов, а не раб чужеземного пророка. Так оно и есть. Поэтому, скорее всего, я зря пишу тебе это послание. Но уж коли выпала оказия, то читай эти строки и знай, что придет час расплаты и мы достанем тебя, где бы ты, трусливая мразь не спрятался, и не защитят тебя твои демоны, рыцари-тамплиеры и прочие выблядки, которые идут на север и находят здесь свою погибель.

  Ты усвоил это? Думаю, что да, а коли так, следи за моими мыслями дальше, жених Христа, сочинитель глупых сонетов, которые ты называешь псалмы, и разжигатель войны. Мы не ищем чужой земли, ибо своей хватает, и нам не интересен ваш мир и ваша вера. Вы можете делать у себя, что пожелаете, хоть в очко долбитесь, хоть песни пойте, хоть друг друга кнутами стегайте, греховную плоть умерщвляя, хоть голодом друг друга морите. Но нет, вот уже сотни лет вы наступаете на нас и пытаетесь превратить непокорные народы в рабов, а мы бьемся с вами и отступаем. Однако дальше отступать некуда, позади нас море и наши вожди взялись за ум, объединились и повели за собой славянские народы и племена, которые близки нам по культуре и жизненному укладу. По этой причине всех уродов с крестами на шеях и плащах, кого ты, упырь кровавый, пригонишь в Венедию, ждет лютая смерть, после которой они лягут в землю, превратятся в прах и удобрят наши поля. Вот только жалеем мы, что сам ты в тылу отсиживаешься, и вновь я приглашаю тебя в гости. Приезжай и тамплиеров своих вместе с цистерианцами прихвати, да ручного шакала Бернардо Паганелли не забудь, а у нас для вас, так уж и быть, острые колы найдутся.

  Впрочем, вряд ли такая сука как ты на это решится, ибо всем известно, что Бернард из Клерво только гавкать мастак, да глупых людей фокусами смущать, а лично по грязи поля боя пройтись, да жизнью рискнуть, ему слабо. Ну, это и понятно. Ведь языком воздух сотрясать и рисковать шкурой совершенно разные вещи. И коли первое ты умеешь делать очень хорошо, то насчет второго можно сказать сразу, от страха Бернард из Клерво обделал дерьмом исподнее белье. Да настолько сильно, что оно по его подряснику во время молитвы Темным силам на пол льется и всем прихожанам видно.

  Короче, заканчиваю, ибо бумаги свободной нет, да и времени тоже, поскольку я тороплюсь перебить твоих прихожан-католиков, которые идут на наши земли с огнем и мечом, чем больше, тем лучше, дабы друзьям моим и товарищам работы было меньше. Ну, а про приглашение мое не забудь, я жду тебя и коли будешь в венедских краях, то Вадима Сокола здесь всякий знает, что католик, что славянин. Так спроси любого, и мы встретимся. После чего мой клинок пощекочет твое подбрюшье, а острый кол, как я уже сказал, для твоей персоны уже выстроган и готов вонзиться в нежную задницу.

  За сим прощаюсь. Писано в лесах Верхней Саксонии, где убито множество ослов-крестоносцев, подле костра, владетелем зеландского Рарога витязем славного Яровита боевым вождем Вадимом Соколом'.

  Своей работой я был доволен, и посмеялся, и настроение поднял, и врага, которого на земле католиков, среди множества храмов и соборов не достать, позлю. Глядишь, действительно, совершит ошибку, и сам на помощь крестоносцам заявится. Ну, а тут-то мы его и прихлопнем. Хотя бы одного служителя Темных тварей, но достанем. Впрочем, это мечты, а реальность требовала не хулиганских посланий, а конкретных действий, которые выражаются в новых нападениях на противника. Поэтому я спрятал письмо в футляр, удостоверился, что гонец герцога Генриха жив и почти здоров, потом проверил посты, прикинул, где с утра пораньше мы вновь засядем на тракте, и завалился спать.

  Остаток ночи прошел тихо и спокойно, только глаза закрыл и уже утро. Настроение просто замечательное, люди выспались и были готовы к новым свершениям, и после завтрака мы вновь выдвинулись к дороге между Гамбургом и Любеком. Гонца к тому времени отпустили на волю, и он потопал на Гамбург. Ну, а мои дружинники рассредоточились и приготовились встретить стрелами и мечами очередной вражеский обоз или хотя бы конную патрульную группу. В общем, день как день. Однако он преподнес нам неприятный сюрприз.

  Примерно в десятом часу утра на пустом тракте со стороны Любека показались два наших всадника, черные клобуки из отряда Болдыря, за которыми мчалось три десятка конных германцев. Естественно, своих мы прикрыли, а католиков обстреляли из арбалетов и заставили отступить. После этого ко мне подскочил один из степняков, покрытый грязным потом молодой воин, и доложил:

  - Вождь, нас Вартислав прислал. Германцы смогли нас обойти и теперь облавой гонят к тракту. Княжич думает, что это ловушка и здесь нас будут ждать.

  - Германцев много? - спросил я черного клобука.

  - Пехоты тысячи две, да конников около тысячи.

  - Кто ими командует, Фаерст?

  - Нет. Пленники говорят, что войско возглавляет сам Оттон Амменслебенский с близкой родней.

  - А Фаерст куда делся?

  - Неизвестно.

  - Ладно. Далеко наши отряды от тракта?

  - Нет. После полудня будут здесь.

  - Ага! Вартислав что-то предлагает?

  - Да, твоим воинам перекрыть дорогу засеками и держать тех, кто нас на тракте встретит. Потом соединяться и уходить к морю.

  'К морю это хорошо, - подумал я. - Вот только рядом с нами крупных германских отрядов нет, а гонят Вартислава целенаправленно. Значит, Вартислав прав, ловушка есть. Однако мы ее не видим, и что из этого следует? Что-то? Да просто все. Ловушка ожидает нас не на тракте, как думает лихой бодрич, а на берегу моря, где, наверняка, находится наш давний противник Юлиус фон Фаерст у которого пара тысяч воинов. И задумка у католиков хорошая, не дать нам подойти к береговой черте, зажать в тиски и растоптать. Все логично. Но мы в гору не пойдем, лучше гору обойдем, а то и вообще двинемся от горы подальше. Куда? Да в любую сторону, но самый перспективный вариант это пересечь тракт, форсировать Траве ниже по течению, перейти на правый берег и двигаться на Ратценбург. А почему туда? Наверное, по той простой причине, что пленные говорили, будто сейчас туда подходят воины короля франков Людовика, левое крыло его войска, которое подпирает германцев. А эти крестоносцы пока не пуганные и к встрече с нами не готовы. Опять же загонщики такого хода от нас не ожидают. Так что, если товарищи меня поддержат, соединившись, мы двинемся не на север, а на юго-восток. Однако не сразу. Для начала придется придержать Оттона Амменслебенского, который идет вслед за Вартиславом по ближайшей грунтовке, и дать небольшую передышку другим нашим отрядам'.

  Решение было принято. Далее последовали приказы и спустя час мои сотни сместились на пару километров севернее, выбрали лесную поляну, через которую петлял изрядно заросший травой путь, и стали готовить для католиков засаду. Про тракт уже не вспоминали, вдоль него сели разведчики, да еще несколько человек я направил осматривать тропы на Ратценбург, бывший Ратибор, чтобы нас там не подловили.

  Через три часа на узкой дороге, которая шла от Зегеберга к тракту, появились наши воины. Впереди дозор из усталых степняков на взмыленных лошадях, отряд Берладника и пехота. За ними дружинники Вартислава и варяги Верена Байковича вместе с десятком крепких повозок. В самом конце снова конные лучники, которые сдерживали германцев, а следом и сами католики

  В авангарде вражеского войска двигались саксонские лесовики и бывшие разбойники, коих было около трехсот человек. Германцы шли осторожно, и не торопясь, видать, уже не раз в ловушки попадали. Но у нас было время подготовиться, и они моих воинов все равно не разглядели. С лесной опушки в крестоносцев полетели стрелы, и не менее трех десятков загонщиков остались лежать на дороге и рядом с ней. После этого католики драпанули назад, а спустя малый срок на противоположной окраине леса появилась вражеская кавалерия, и не абы какая, а рыцари при поддержке легкой конницы. Граф Оттон решил навязать нам 'правильный' бой, да только кому из нас он нужен? Никому. Поэтому когда германская кавалерия рванулась через поляну в атаку, католиков вновь встретили метательными снарядами, а тех, кто вломился под деревья и в кустарник вздели на копья, мощные рогатины и били топорами и мечами по ногам.

  Первая атака была отбита, надо сказать, что с потерями для нас, поскольку крестоносцы дрались хорошо. Ну, а после этого следовало ждать флангового обхода по лесу, и германцы поступили именно так, как я и ожидал. Одновременно слева и справа на нас пошли вражеские егеря и копьеносцы с лучниками, и опять у них ничего не вышло. Дружинники в лесах ориентировались лучше, а рядовая пехота католиков не хотела умирать, чай не рыцари, которые о славе мечтают. Таким бойцам привычней грабить, баб насильничать, да бухать, а сражаются пусть другие. Поэтому и этот натиск мы отбили.

  К тому моменту солнце уже перевалило за полдень. Наши друзья смогли отдохнуть рядом с трактом, который по-прежнему был пуст, видать, на переправе через Траве и на развалинах Любека было кому предупредить обозников об опасности. Ну, а я за это время успел обсудить сложившуюся ситуацию с Вартиславом и Вереном, и было решено, что в Верхней Саксонии нам делать больше нечего. Точнее сказать, воевать-то надо, но слишком серьезно за нас взялись, а потери нести не хочется, да и нельзя, ибо крестоносцев много, а у нас каждый боец на счету.

  В итоге было решено уходить, и мы заспорили. Бодрич с варягом сомневались, что надо идти на Ратценбург, но я их убедил, и они со мной согласились.

  Тракт начали пересекать ближе к вечеру и все бы ничего, вышли бы к реке, в ночь ее форсировали бы в удобном для этого месте и можно было бы оставить этот день позади. Вот только германцы, которые заметили наше отступление, вцепились нам в загривок, словно клещи, сумели выйти на тракт по лесу и собрались в кучу. После чего рыцари и легкие кавалеристы, которых собралось человек триста пятьдесят, вновь рванулись на нас, и пришлось принять бой, уже не на лесной поляне, а на широкой и ровной дороге.

  Всадники набрали разгон и вылетели на нас из-за поворота примерно в трехстах метрах. Про них разведка доложила в самый последний момент, когда мы переходили на правую сторону тракта. Еще бы минута-другая и враги могли нас смять, рассечь колонну напополам, а там подтянулась бы пехота и нам пришел бы каюк. Однако, к нашей общей удаче, мои дружинники с 'Карателя', 'Перкуно' и 'Святослава' были под рукой, а на тракте как раз появились повозки с наиболее ценным барахлом и припасами. По этой причине мои действия были очевидны.

  - Телеги на дорогу! - выхватывая из ножен клинок, прокричал я. - Возницы уходят! Лошадей в лес! Отряды Саморода, Ратмировича и Твердятова к бою! Арбалетчики, внимание! Залп по команде, а не когда и кому вздумается! Приготовить копья! За добычу и харчи не цепляемся, сдержали врага и отход!

  Сотники отдали команды своим экипажам, и когда до германской кавалерии оставалось метров сорок, арбалетчики дали залп. Тяжелые болты пробивали доспехи католиков, калечили и убивали людей, да ранили их лошадей, и на дороге образовалась свалка, в которой кони не ржали, а кричали от боли так, что сердце вздрагивало. Отчего? Да просто все. Животные в отличие от людей ни в чем не виноваты, и уж если кого и жалеть, то только их, подневольных трудяг войны.

  - Господь взирает на нас с небес! - раздался среди врагов громкий клич и, было, замявшиеся всадники продолжили бой.

  Живая волна из закованных в броню и прикрытых кожей тел налетела на препятствие из неровно поставленных повозок и закипела жаркая схватка. Летнее солнце нагрело воздух, и в кольчуге было душно, словно находишься в отменно натопленной бане. По лицам людей градом катился пот. Мечи и копья вгрызались в тела врагов и моих воинов. Кони вставали на дыбы и не хотели лезть на препятствие. Клубы пыли поднялись над трактом и не давали дышать, но люди все равно выкрикивали боевые кличи, угрозы и проклятия.

  Обе стороны бились не жалея ни себя, ни противника. Ожесточение нарастало, никто не хотел отступать, и часть рыцарей по обочине смогла обогнуть повозки и нацелилась ударить во фланг ватаги Твердятова. Допустить этого было нельзя, и вместе с двумя резервными десятками я бросился к ним навстречу.

  - Шир-х! - надо мной просвистел вражеский клинок и, подняв голову, сквозь прорези в полумаске шлема я разглядел перед собой крупного воина на мощном вороном жеребце, в добротном доспехе и темно-синей накидке, которая была украшена несколькими крестами.

  - Умри язычник! - просипел из-под глухого шлема мой противник и вновь занес свой клинок.

  Ждать пока мне раскроят череп, я не стал, а прыгнул на врага. Словно чувствуя мой прыжок, конь имперского аристократа повернулся боком и Змиулан вонзился в бедро рыцаря. Тяжесть моего тела сосредоточилась на клинке, и верный булатный клинок располосовал кольчужные чулки и кровеносные артерии на ноге противника. После чего он вскрикнул и завалился на спину, а его конь прыжком отскочил в сторону и задел меня задними копытами.

  Удар! Прикрытая кольчугой грудная клетка выдержала. Однако дыхание перехватило, и сердечко будто остановилось.

  - Хе-х! Хе-х! - попытался я вобрать в себя пыльный воздух. Однако во рту был только привкус крови, а язык стал словно деревянный.

  - Хе-х! Хе-х! - новая попытка и в глазах все поплыло. Мир стал раздваиваться, и я упал на колени. Острием Змиулан воткнулся в сухой и твердый грунт, и я оперся на рукоятку. После этого попробовал подняться, вот только силы оставили меня и в этот самый миг я услышал шипение, которое напомнило мне змеиное:

  - Ж-живи. Вставай-сс. Не все еще сделано-сс...

  От этого неприятного голоса мне почему-то сразу стало немного легче, и грудь смогла вобрать в себя небольшую порцию воздуха. Затем был рывок, и я все-таки встал. Мутным взором оглядел поле боя и увидел, что конница германцев отступает, а наши воины уже перешли тракт и по звериным тропам уходят в лес.

  'Выстояли', - подумал я и попытался отдать команду на отступление. Однако горло выдавило из себя только неразборчивый хрип, и я схватил за плечо ближайшего воина. Дружинник, который оказался десятником из экипажа Поято, посмотрел на меня, а моя левая ладонь прикоснулась к горлу и указала на спасительную чащобу. Воин взглядом зацепился за кольчугу, которая была порвана копытами рыцарского коня, кивнул, мол, понял и на время стал моим голосом.

  - Отступаем! Уходим!

  Окрики десятника разнеслись над трактом и, подпалив брошенные телеги, сотни двинулись вслед за нашей конницей и варягами Верена Байковича. Солнце опускалось к линии горизонта и било своими лучами нам в спину. Впереди была беспокойная и тяжелая ночь, и я, пытаясь понять, кто же со мной разговаривал, когда у меня перехватило дыхание, с трудом переставляя ноги, начал свой марш на Ратценбург.

Глава 16.

Береговые Морины. Лето 1147 Р.Х.

  Расстояние от Хильдесхейма, где собиралась армия германского короля Конрада Третьего, до столицы бодричей Зверина немногим более ста миль, причем семьдесят миль пролегают по территории Священной Римской империи. И это расстояние грозный король-крестоносец, который являлся опытным военачальником, планировал пройти за три седьмицы. Однако с самого начала его Крестового похода все пошло не так, как рассчитывал Конрад Гогенштауфен, и планы пришлось подстраивать под текущую ситуацию.

  Венеды сами перешли в атаку и стали выжигать все замки и поселения, которые находились на землях подчиненного германцам племени древан. Оставить противника в тылу было нельзя и на то, чтобы отогнать юркие и неуловимые отряды князя бодричей Никлота обратно за Эльбу, которая являлась границей между империей и языческими землями, у воинов Конрада ушло пятнадцать дней. Затем еще столько же времени было потрачено на реорганизацию войска и создание егерских отрядов. Потом целую неделю велась переправа войск через Эльбу и зачистка прилегающих территорий. Ну, а после начался марш к озеру Звериному и вражеской столице, и на это у короля ушло еще два месяца. Отчего так много? Да оттого, что каждый день отряды бодричей давали ему бой и наносили подлые удары по тылам германского войска. Оттого, что прежде чем достигнуть цели, крестоносцам пришлось форсировать реку Регниц и десятки ручьев, через которые были разрушены все переправы. Оттого, что подступы к Звериному озеру караулили две весьма неплохие крепости, и штурм каждой из них доблестным крестоносцам обошелся в тысячи жизней. Оттого, что католикам самим пришлось строить оборонительные сооружения вдоль всего пути от империи до сердца бодричей. Оттого, что было слишком много потерь и оттого, что приходилось прорубаться через леса и устилать болота гатями.

  В общем, причин, которые замедляли армию короля, хватало. Однако германцы все же прорубились через враждебные леса, взяли славянские крепости, построили форты, обеспечили безопасность тылов и все же вышли к Звериному озеру, по которому скользили многочисленные лодьи венедов. До вражеской столицы было всего каких-то пять-шесть миль вдоль западного берега и оставалось последнее препятствие, которое они должны были преодолеть, деревянный городок Береговые Морины. Некогда это было типичное рыбацкое поселение, где проживало не более четырехсот человек, ни стен, ни рвов, ни валов, только дорога на Зверин, несколько ручьев поблизости, поросшее лесом болото и озеро. Однако венеды ждали германцев. Князья славян понимали, что Конрад выберет наиболее короткий путь, а не станет вновь ломиться через дремучие чащобы, где его ждут ловушки и партизаны бодричей, к коим не так давно присоединились витязи-храмовники Перуна, Радегаста и Яровита. Поэтому они превратили Береговые Морины в мощную крепость, где не было стен, но и без них поселение стало грозным полевым укреплением, ибо ручьи были расширены и углублены, после чего дорогу перекрыли наполненные проточной водой рвы, за которыми находились валы и позиции стрелометов, баллист и катапульт. Естественно, сходу такой укрепрайон, в котором находилось немало венедских воинов, взять было невозможно. Но и отступить государь Священной Римской империи не мог и тогда он собрал военный совет, на котором присутствовали его самые лучшие военачальники и наиболее влиятельные священнослужители.

  Крестоносцы совещались целый день, но результат был нулевой. В итоге они так и не смогли договориться, поскольку мнений было слишком много. Одни военачальники утверждали, что необходимо начать фланговый обход и обогнуть озеро. Другие настаивали на правильной и долговременной осаде Береговых Морин. Третьи предлагали совершить дерзкую ночную вылазку, во время которой самые лучшие королевские рыцари и европейские добровольцы должны зацепиться за вражеские укрепления, после чего основные силы католиков разовьют успех. Ну, а главный советник Конрада Третьего по церковным делам цистерианский аббат Вибальд Корвейский, хитрый и лукавый человек, заявил, что необходимо выждать, подтянуть побольше сил, построить лодки, на которых католики смогут воевать на озере, и только затем вновь переходить в наступление.

  Короче говоря, сколько людей, столько и планов. К вечеру король устал и прогнал советников прочь, а когда он остался один, то еще раз подумал о ходе войны, которая развивалась совсем не так, как бы ему хотелось. Затем государь вызвал к себе разведчиков, которые уверили его, что в Береговых Моринах не более трех тысяч венедов, а на озере еще тысяча. После чего Конрад поужинал и вздремнул, а поутру, на свежую голову, огласил свое решение.

  Король, под началом которого находилось тридцать три тысячи воинов, плюс еще шесть тысяч оставались позади, и охраняли дорогу на империю, приказал готовиться к штурму Береговых Морин, сколачивать щиты, которые лягут на рвы и волчьи ямы, вязать фашины и делать лестницы. Войско, которое немного отдохнуло, встретило слова Конрада пусть и без радости, но и без ворчанья. Католики верили, что чем раньше они возьмут Морины, тем быстрее подойдут к Зверину, разрушив который, они надеялись выиграть всю войну. Конечно, это было наивно, ведь бодричи никогда не цеплялись за крупные города, поскольку предпочитали жить в лесах и на озерах с реками в небольших родовых поселениях. Однако простые крестоносцы о своем противнике, несмотря на многочисленные схватки с венедами, знали очень и очень мало, а потому сравнивали их с собой и приходили к выводу, что победа близка.

  Впрочем, речь не об этом. Днем Конрад вновь собрал военный совет и изложил военачальникам свой план. Задумка короля была не оригинальна и проста. Он знал, что продовольствия в армии мало и в ней слишком много 'лишних' ртов, нищих бродяг и разбойников, а так же разорившихся крестьян и горожан, которые присоединились к Крестовому походу после проповедей Бернарда Клервоского, Вибальда Корвейского, Адальберта Бременского, Генриха Ольмюцкого и многих других. Такие воины были для Конрада обузой, и он их никогда не жалел. Поэтому всегда кидал на особо опасное направление и то же самое собирался сделать сейчас. Ополченцы должны были первыми пойти на штурм вражеских укреплений, а за ними последуют кнехты и наемники, и только затем, если это потребуется, в бой вступят рыцари. К тому моменту венеды должны были выдохнуться и истратить свои боевые запасы. Да и передовые колонны крестоносцев могли ворваться в поселение и завязать с бодричами ближний бой, так что шансы на успех имелись, и они были высокими.

  Незатейливый план короля был одобрен военачальниками и еще один день прошел в приготовлениях к штурму. После этого пролетела относительно мирная ночь, во время которой не было ни одного вражеского нападения. Ну, а с утра началась битва, которая позже получила название 'Сражение за Береговые Морины'.

  Одна за другой в болотистые поля перед вражеским укрепрайоном выдвинулись четыре штурмовые колонны из слабо вооруженных и практически необученных ополченцев. В каждом отряде было от трех до четырех тысяч воинов, и прежде чем крестоносцы отправились на смерть, перед ними выступили проповедники с большими деревянными крестами в руках. Священнослужители католической церкви, как правило, фанатичные монахи низового уровня, рассказали бойцам о Царствии Небесном и райских кущах, и смогли воодушевить штурмовиков на подвиг. После чего пропели свою бодрую мелодию звонкоголосые трубы и под песнопения и молитвы свыше четырнадцати тысяч католиков пошли на штурм Береговых Морин.

  В синеве небес над ними медленно проплывали белые облака и многие крестоносцы, пристально вглядываясь в них, видели парящих ангелов. С озера дул свежий прохладный ветерок, который разгонял духоту последнего летнего месяца. Качали своими густыми зелеными кронами древние дубы славянских лесов по левую руку от католиков. Солнечные блики скакали по редким доспехам в строю крестоносцев, а затем перепрыгивали на шлемы и копейные наконечники. Позади штурмовых колонн били в барабаны королевские сигнальщики и Воины Господа смело шагали вперед и знали, что каждый, кто умрет в этом бою, обретет вечную жизнь, очистится от всех грехов, будет прощен Богом и окажется на небесах, вместе с ангелами и праведниками.

  Повелитель Священной Римской империи в это время наблюдал за идущими в атаку колоннами, и в его сердце появилась надежда, что ему не придется кидать в бой профессиональную пехоту и рыцарские отряды, ведь слишком хорошо наступали религиозные фанатики и вчерашние нищие. Однако чем ближе эта дикая армада приближалась к Береговым Моринам, тем плотнее она сбивала свои ряды, потому что слева находилась трясина, а справа была водная гладь Звериного озера. Крестоносцы входили в теснину, которая по ширине была не больше одной пятой от мили, и на оборонительных валах славянского укрепрайона появились защитники.

  Живая волна приближалась к вражеским рвам, и вскоре у католиков появились первые потери. Поля перед рвом и остатки дороги были усеяны ловушками, и множество воинов попадали в них и погибали. Земля уходила из-под их ног, и они летели вниз. Острые колья и пики пронзали тела людей, которые корчились на них, обливались кровью и исходили криками. Однако хуже всего были ранения, ведь подгоняемая командирами из опытных наемников толпа не останавливалась и не обращала внимания на потери. Слишком силен был порыв крестоносцев, и они продолжали движение по трупам своих соратников, которым не повезло. Волчьи ямы закидывались вязанками с хворостом и прикрывались щитами, и на стоны покалеченных людей, которые умоляли им помочь, никто не обращал внимания. Остановка была равнозначна смерти, ибо задние ряды давили на передние и буквально толкали авангард навстречу противнику. Поэтому бойцы переступали через своих друзей и знакомых, продолжали движение и становились все ближе к вражескому укрепрайону.

  Венеды видели все это, точно так же, как и король, который считал, что поступает правильно, разменивая тысячи людских жизней на победу, и когда крестоносцы вплотную подступили к наполненным прохладной водой рвам, славяне вступили в бой. Командовал обороной Береговых Морин лично князь Никлот, рядом с которым находился вождь поморян и победитель ляхов Рагдай, и они понимали, чего добивается Конрад Третий. По этой причине венеды не медлили, и князья отдали приказ начать стрельбу.

  Десятки катапульт и сотня стрелометов дали свой первый залп по орде германцев. Сотни дротиков в рост человека, крупные округлые камни и вымоченные в воде тяжелые пятипудовые чурки полетели в завоевателей. После чего тысячи убитых и раненых людей повалились наземь, ибо такого удара от венедов никто из наступающих не ожидал. Да и даже если бы вчерашние крестьяне, городские оборвыши и разбойники с большой дороги, были в курсе того, что язычники могут собрать в одном месте полторы сотни метательных машин, то они все равно не смогли бы защититься от падающих сверху снарядов. Поскольку этому их никто не обучал, и у обездоленных не было никаких средств защиты, ни больших надежных щитов, ни передвижных навесов, ни крепких осадных башен. Поэтому длинные дротики пробивали по два-три человека за один раз. Булыжники валились на головы людей, расшибали их черепа всмятку, словно яйца, а затем катились по влажному грунту и давили тела других католиков. Тяжелые деревянные чурбаки прошибали в людской толпе целые тропы. Ну, а тут еще, в дополнение к этому, в германцев полетели стрелы и арбалетные болты, и передовая колонна крестоносцев как боевая сила перестала существовать.

  Однако потери наступление не остановили. Опьяненная кровью и истеричными возгласами проповедников толпа продолжала шагать по телам, которые бойцы второго отряда крестоносцев стали швырять в ров вместе с фашинами и деревянными настилами. Связки хвороста и мертвецы гатили ров и поначалу всплывали на воде, но следом полетели мешки с землей и груза становилось все больше. Поэтому тела и хворост стали тонуть и вскоре воины Конрада Третьего смогли перебраться через преграду. Но вторую колонну ждала та же самая участь, что и первую. Снова язычники дали дружный залп и вой тысяч людей взлетел к небесам настолько громко и сильно, что даже король его услышал, и не просто поймал звук ушами, а содрогнулся от него, перекрестился и посмотрел на стоящего неподалеку Вибальда Корвейского.

  - Все это во славу Господа, - заметив взгляд короля, спокойно бросил аббат. - Так нужно для торжества истинной веры.

  'Да, так нужно', - мысленно согласился с Вибальдом король, который вспомнил собор в Шпейере и свою клятву, после чего продолжил наблюдать за ходом сражения.

  Третья колонна из никчемных людишек, жизни которых не представляли для Конрада никакой ценности, потому что им на смену из Европы очень скоро должна была прибыть новая партия точно таких же нищебродов, продолжила атаку на славянский укрепрайон. По трупам передовых воинов живая волна смогла пересечь ров, и появились осадные лестницы, которые взлетели вверх, а затем стали опускаться на валы. И тут опять венеды дали залп из стрелометов и катапульт, и снова в крестоносцев полетели стрелы, к которым добавились дротики, камни и кипящая смола. После этого третья колонна подалась назад, ибо слишком велики оказались ее потери. Однако позади нее все еще было четвертая, которая рвалась бой, а помимо того король бросил в мясорубку отряды наемников и профессиональных пехотинцев, которые имели доспехи и специальным указом папы римского разрешенные для боя против язычников арбалеты. Эта превосходная пехота подперла тылы оборвышей и дала ей новый посыл для наступления. После чего орда обожженных, грязных, израненных и обессиливших людей, которые были лишены возможности отступить, снова пошла на штурм.

  Яростные крики и неразборчивые вопли продолжали взлетать к небесам. Славяне били захватчиков и уничтожали их целыми толпами. Потоки смолы, копья, стрелы и арбалетные болты обрушивались вниз. Катапульты и стрелометы били уже вразнобой. Схватка достигла небывалого накала и остатки четвертой колонны из германских оборванцев, идя сквозь смерть и грудью пробивая дорогу профессиональным псам войны, все же смогли взобраться на валы Береговых Морин.

  Язычники, которые тоже несли потери, стояли твердо и, в конце концов, все же уничтожили собранную со всей империи толпу. Но за воинством нищих следовали фламандские и фрисландские наемники, швабские мечники, копьеносцы из Тюрингии, секироносцы из Нордгау и Баварии, метатели дротиков из Вестфалии и Ангрии, арбалетчики из Лорейна и франконская тяжелая пехота. Это были превосходные воины, которые знали, что они обязаны уничтожить вражеские метательные машины, разгромить славян и захватить важный населенный пункт. Вот только венеды были готовы к тому, что враги прорвутся в поселение, и за первым валом находился второй, где к отступившим воинам князя Никлота присоединились отряды поморян.

  Германцы ничего подобного не ожидали. Однако отступать было нельзя, ибо тогда выходило, что все огромные потери были понесены зря и руководившие наступлением пехоты военачальники все время докладывали Конраду, что Береговые Морины вот-вот падут, но для этого требуются подкрепления. Ну и король, конечно же, бросал в бой все новые и новые отряды, которые продолжали штурм, упрямо лезли на второй вал, и погибали.

  Так навязанная крестоносцам битва, подобно мясорубке, кромсала и дробила все подряд, кости и мясо, жилы и внутренности, руки и ноги, головы и хребты. Час проходил за часом, и солнце стало клониться к закату, а бойня в Береговых Моринах все продолжала перемалывать людей и отправлять человеческие души в иные миры. К тому моменту резервные пехотные отряды под рукой короля практически закончились, а его лагерь наполнился множеством раненых. Однако он все еще верил, что победа не за горами и нужен еще один решительный натиск. И тогда Конрад, обратив внимание на то, что вражеские метательные орудия уже практически не стреляют, решил бросить на чашу весов своих рыцарей, которые должны были пойти в бой в пешем порядке.

  Надо сказать, что рыцари у короля, как и легкая трехтысячная кавалерия резерва, были отменные, шесть тысяч превосходных воинов, не считая обслуги и оруженосцев, которые были разбиты на отряды по пятьсот человек в каждом. В прошлом году он собирал этих воинов для похода в Италию и Рим. Однако воля Господа толкнула их повелителя на север, а они последовали за ним, и теперь надеялись, что им дадут возможность проявить геройство и показать свое мастерство. Рыцари горели битвой, и в течение всего дня несколько раз посылали к Конраду своих командиров, которые просили послать их грозных воителей в сражение. Аристократы ждали этого и, наконец, дождались. Король дал отмашку и четыре отряда, две тысячи рыцарей, пришли в движение.

  Укорачивались ремни на щитах и надевались доспехи. Голову каждого рыцаря плотно облегал войлочный подшлемник, а поверх него ложился шлем. Верные мечи, секиры, шестоперы, кинжалы и палицы были готовы к тому, чтобы кромсать и вспарывать тела врагов, и когда отряды выстроились, вновь запели трубы. Протяжный звук прокатился над полем битвы, и отряды элитных бойцов Священной Римской империи пошли вперед. Они двигались ровными колоннами, плечом к плечу, щит к щиту, и король, который решил лично посмотреть на ход сражения, вместе с близкими людьми и телохранителями, на коне последовал за ними.

  Рыцари топали по дороге, и под их шагами вздрагивала земля. Стройные стальные колонны казались несокрушимыми монолитами и должны были внушить трепет врагам. Однако вскоре эта четкость была нарушена. Перед рыцарями оказались горы трупов, над которыми кружили несметные полчища воронов и прочих стервятников. Ровной дороги дальше не было, и отряды аристократов поползли к валам вразброд, десятками и сотнями. Конь короля при этом заартачился. Мощный брабантский жеребец, который не раз участвовал в турнирах, раздувал ноздри, которые улавливали запах крови, и пятился назад. Лошади свитских и охранников Конрада тоже остановились, и король приказал спешиться, после чего продолжил путь пешком.

  Подобно своим верным рыцарям Конрад Гогенштауфен ступал по телам мертвых людей и слышал вокруг себя стоны умирающих. Вокруг него витала смесь из сотен неприятных ароматов, и опытный воин понимал, чем наполнен воздух, дерьмом и кровью, сырым мясом и трупным ядом. Вдыхать все это король не любил, но он с юности участвовал в боях и потому упрямо шел вперед, совершенно незаметно пересек ров, который был прикрыт трупами, добрался до первого оборонительного вала и по шаткой хлипкой лестнице взобрался наверх.

  Повелитель германцев оказался на возвышенности. Его взгляд пробежался по остаткам Береговых Морин и он схватился за голову. Между первым и вторым валом, за которым венеды прятали свои катапульты и стрелометы, было три копейных броска, и на этом пространстве полегла добрая четверть его армии. Тысячи мертвых тел устилали намокшую от крови землю и, несмотря на то, что его воины все же смогли зацепиться за следующую позицию противника, король понимал, что размен потерь был один к десяти не в его пользу, и это в лучшем случае.

  Впрочем, Конрад был сильным человеком, и он ожидал чего-то подобного. Поэтому король сохранил твердость духа и приказал своим рыцарям взобраться на второй оборонительный вал венедов и помочь остаткам пехоты добить упрямых славян. Элитные воины короля отправились выполнять приказ, но когда они взобрались на следующий вал, то им навстречу хлынули пехотинцы, которые не так давно доложили, что славян осталась всего горстка.

  - Спасайтесь! - забегая на вершину вала, прокричал кто-то из пехотных командиров и уцепился за лестницу. - Это была ловушка!

  - Какая ловушка!? - удерживая бегущего воина, спросил его один из рыцарей.

  - А ты сам посмотри! - воскликнул пехотинец и кивнул в сторону Зверина.

  Рыцарь вытянул шею и в первых вечерних сумерках увидел, что от столицы бодричей в сторону Береговых Морин идет несколько свежих полков. За лесом из копий и шлемами не было видно горизонта и славян было не менее десяти тысяч. Воин посмотрел на своего повелителя, который находился на противоположной возвышенности и отметил, что взгляд Конрада обращен на озеро. Он проследил за тем, куда смотрит король, и волосы на его голове зашевелились. Вся водная гладь Звериного озера была покрыта парусами, славянскими, на которых красовались рисунки солнца, чудных зверей и древние руны. Это были варяги, которые терпеливо ожидали, пока германцы истекут кровью и потеряют большую часть своей армии, а затем по сигналу князей направили свои корабли к берегу.

  К счастью, вопроса что делать, у короля не возникало. Он отдал своим рыцарям и остаткам пехоты приказ держать оборону в Береговой Морине, а сам направился обратно в лагерь. Однако не успел король до него добраться, как позади загудел воздух, который наполнился криками умирающих в муках людей.

  Король и его свитские обернулись и увидели, что Береговые Морины горят. Длинные языки багрового пламени поднимались к темным небесам и застилали их черным дымом. Конрад не мог понять, что это и почему горит укрепрайон. Он не смог предугадать того, что венеды вовремя оттянут в тыл свои катапульты и стрелометы, а когда в бой вступят рыцари, язычники не станут отбивать валы, а закидают их бочонками с 'греческим огнем', который буквально залил весь бывший рыбацкий поселок жадным жидким пламенем. Повелитель германцев видел то, что передавали ему глаза. Огонь пожирал все, до чего дотягивался, трупы, броню, живых людей и их оружие, и вот на этом моменте Конрад психанул, и его несгибаемая воля дала трещину. Король бегом бросился к своему жеребцу, взгромоздился в седло и помчался в лагерь, а когда влетел в него, приказал своей армии отступать.

  Многие военачальники были против этого приказа, поскольку считали, что есть возможность отбиться. Однако король настоял на своем и войско крестоносцев, прикрыв себя заслонами из рыцарей, легкой кавалерии и вспомогательной пехоты, стало стягиваться к обозам и готовиться к отступлению. Но венеды, которых прошляпила разведка, уже были повсюду. Лесовики из племени линян и полабы, с которыми находилось около пятисот храмовников, перекрыли дорогу на юг. Ободриты, варны и ополчение лютичей атаковали германцев с востока. Варяги, шведы, пруссы, ушкуйники и наемные ирландцы высаживались с кораблей на берег и сходу строили стену из щитов, которая стала отжимать германцев от озера. Конные и пехотные дружины славянских князей по болоту, где имелись скрытые гати, обошли догорающее поселение и напали на лагерь крестоносцев с запада. Вокруг католиков образовалось кольцо, и они были вынуждены продолжить неудачное для себя сражение, которое должно было закончиться их поражением.

  На краткий миг в самом начале ночи, когда язычники ослабили натиск, а затем отошли, все замерло. Германские отряды выстроились вокруг королевского шатра, и конные рыцари были готовы ударить туда, куда им укажет государь. Славяне и пришедшие им на помощь воины других народностей и племен ждали команды наступать. Хрупкая тишина опустилась на поле боя и король, который облачился в доспехи, подумал, что, возможно, венедские князья захотят с ним договориться, и он сможет выторговать для себя более-менее приемлемые условия перемирия, таким образом, потянет время, а потом из империи подойдут новые войска и он все равно разгромит язычников. Однако король ошибался. Князья не хотели мира, а даже наоборот, желали уничтожения врага и вскоре над озером, болотом, лесом, устланными трупами полями и Береговыми Моринами прокатился рев грозных боевых рогов.

  - Ду-у-у! Ду-у-у! Ду-у-у! - протяжный глас всколыхнул венедов, и на лагерь крестоносцев обрушились десятки тысяч воинов, которые знали, что им делать.

  Бодричи и лютичи, поморяне и раны, русичи и пруссы, финны и ирландцы, шведы и норвеги. Все они, позабыв про былые распри и обиды, шли в бой, и над полем битвы повис несмолкаемый гул. Трещали щиты и громогласные боевые кличи сотрясали воздух, трещали подожженные нападавшими шатры и телеги, звенел металл, и ржали лошади. Темнота исторгла из себя обозленную на крестоносцев массу людей, и бешеный натиск славян и их союзников был настолько силен, что германцы не выдержали. Слабые духом воины резервных отрядов и обозники пытались сдаться и погибали. Священнослужители молили о спасении своего бога, но он их не слышал. Шлюх и маркитантов вырезали прямо в фургонах. Брошенных на произвол судьбы раненых католиков добивали. Легкая кавалерия была рассеяна ударом дружины бодричей, а наемники сбились в плотные квадраты, и отбивались сами по себе. Армия рассыпалась и разваливалась на глазах своего главнокомандующего, и тогда он принял очередное решение, которое в тот момент показалось ему единственно верным. Конрад Гогенштауфен собрал всю тяжелую кавалерию и наиболее близких к себе людей, и пошел на прорыв.

  Вздрогнула земля и тысячи рыцарей, краса и гордость Священной Римской империи двинулись на врагов. Сначала кони шли шагом, затем рысью, а после перешли в галоп. Рыцари издавали воинственные крики и над их головами реяли знамена короля. Тяжелые копья опустились, нацелились на оказавшихся перед ними поморянских пехотинцев и вонзились в строй венедов. Копейные наконечники пробивали тела людей вместе со щитами и рассыпались в щепки. Лошади вставали на дыбы и пятились. Кое-кто из рыцарей вылетал из седел и валился под кованые копыта коней. Люди с обеих сторон погибали без всякого счета, и кровь лилась рекой. Но гвардия короля не зря считалась элитой, и рыцари Конрада смогли рассечь и проломить строй поморян. После чего они выехали на дорогу, которая, петляя через леса, могла вывести их в империю, и направили своих коней на юг.

  Огромная масса конных германцев втянулась в лес, и здесь крестоносцев уже ждали. На дорогах были засеки из бревен, а с тыла рыцарские отряды поджимала конница Никлота и дружинники его соседа Прибыслава. Кажется, что выхода из ловушки не было. Но снова гвардия показала себя в деле, и пока часть рыцарей повернула своих жеребцов назад и начала рубку с венедами, передовые отряды спешились и атаковали противостоящих им витязей и племенное ополчение лесовиков. Драка была жестокая, и ценою огромных потерь гвардейцы захватили засеку, а затем раскидали ее голыми руками и король смог продолжить свое бегство.

  Конраду, который погонял быстро уставшего коня, казалось, что эта ужасная ночь никогда не закончится. Из темного леса постоянно летели стрелы, копья и дротики, а с деревьев на всадников валились одиночные диковатые воины, которые резали рыцарям горло, словно баранам. Через дорогу были натянуты невидимые в ночной тьме веревки и лошади ломали себе ноги. Несколько раз смерть была рядом с Конрадом, и король неоднократно спрашивал Господа, почему он оставил его.

  Под утро жеребец короля пал и сдох на месте. Один из оруженосцев отдал государю своего неказистого, но резвого конька, и на рассвете Конрад Третий въехал в один из фортов, который построила его армия на пути к Зверину. Гарнизон в укреплении был сильный и здесь повелитель Священной Римской империи смог перевести дух и подсчитать потери.

  Из всей армии с королем вырвалось только триста сорок рыцарей, полсотни человек из свиты и десяток священнослужителей вместе с Вибальдом Корвейским. В течение дня в форт пришло еще около сотни воинов из разных отрядов и на этом все, больше из венедских лесов не выбрался никто. После чего за одни сутки постаревший на десяток лет Конрад Третий, поклялся, что вскоре он вернется и отомстит проклятым язычникам. Затем он приказал коменданту форта удержать его любой ценой и под усиленной охраной поспешил навстречу своему собрату-королю Людовику Седьмому.

Глава 17.

Нордмарк. Лето 6655 С.М.З.Х.

  Рядом со мной шелохнулись кусты, и я услышал шепот одного из дозорных, который наблюдал за дорогой:

  - Красиво идут, суки.

  Ему никто не ответил, ибо он прав, франки шли в Крестовый поход красиво. Шитые золотом штандарты и богатая одежда вельмож. Отлично подготовленная пехота и превосходная кавалерия. Повозки аристократов с четверками и шестерками лошадей одной масти. Породистые гончие псы, ловчие птицы и трубадуры. Огромные обозы с продовольствием и вином. Да заранее оборудованные стоянки для различных отрядов огромной армии.

  Подданные короля Людовика Седьмого чувствовали себя на германской территории, словно они на родине, и ничего не опасались, ибо до сих пор слабо представляли себе какого рода война их ожидает. Ну, а мы, партизаны, этим пользовались и лишь только покинули пределы Верхней Саксонии, как начали отвешивать им оплеух. Под Ратценбургом вырезали крупный отряд рыцарей, которые входили в левое крыло французского Крестового похода, и уничтожили большой обоз. Далее расколотили несколько пехотных сотен и взяли пленных, которых отправили в Зверин, а затем пошли на юг, вышли к Лабе, форсировали ее в землях древан и здесь нам пришлось несладко. Обозленные германцы из разбитой армии короля Конрада Третьего начали на нас самую настоящую охоту, и потери в наших отрядах были более чем серьезные. Крестоносцам, конечно, тоже досталось, но в целом этот свой шаг я считал неудачным и опрометчивым.

  Однако мы все же вырвались из ловушки. После чего Вартислав и Верен Байкович, отвлекая противника, вместе с ранеными повернули в земли бодричей и пошли на соединение с Никлотом. Что же касается моего отряда, то я продолжил рейдирование и тихой сапой, на мягких лапах, двинулся вверх по течению Лабы, осторожно обогнул Хоболин и вскоре оказался в Северной Марке (Нордмарке), где шло сосредоточение основных вражеских сил. От моего войска в строю оставалось шестьсот пятьдесят человек, люди валились с ног от усталости, обовшивели и хотели покоя, а лошади отощали. Короче говоря, всем требовался отдых, и я его дал. Трое суток воины отсыпались в лесах, а лошади доедали остатки трофейного овса. Все это время вместе с полусотней воинов, в основном Хеме и варогов, я наблюдал за дорогой из Магдебурга (Девина) на Бранденбург (Бранибор) и планировал новые дерзкие налеты на непуганых франков, после которых собирался отступить на север в земли лютичей.

  Итак, начинаются четвертые сутки отдыха, заканчивается теплая летняя пора и завтра начнется первый день осени. Часть сил французского короля уже вступила в бой на венедской территории. Но сам он вместе со свитой, двадцатью тысячами своих воинов и пятью тысячами германцев пока еще в Нордмарке. Здесь он собирает отставшие отряды и ведет переговоры с германским государем Конрадом Третьим, который лихорадочно набирает новую армию. Куда франки и германцы ударят, неизвестно, но мне это пока и неинтересно. Меня занимает следующая цель, по которой мы нанесем удар, и я перебираю варианты, которых несколько.

  Во-первых, можно налететь на Бранденбург и повторить трюк, который у меня неплохо вышел в Гамбурге. Во-вторых, неподалеку огромные вражеские обозы и можно заняться их уничтожением. В-третьих, есть реальная возможность расколотить французских рыцарей, отряды которых так и шныряют по дороге. В-четвертых, я могу повоевать на удачу, выйти на тракт Магдебург-Бранденбург и двинуться в сторону бывшего славянского города Девин, за сутки разбить и спалить все, что попадется на пути и снова спрятаться в лесах, благо, все опытные германские егеря уже в походе, и они мне не помешают.

  Таковы основные варианты и пока я склонялся к тому, чтобы заняться обозами. Впрочем, скоро должны были вернуться разведчики, которых я послал за языком, и все могло перемениться.

  Словно вторя моим мыслям, опять рядом ворохнулись кусты, и я почувствовал присутствие Калеви Лайне. Повернув голову, я обнаружил перед собой обросшего, словно лесной зверь, растрепанного бородача, который ухмылялся. Все понятно, добыча есть, а значит, надо заняться допросом пленника.

  Я покинул дерево, под которым сидел. Затем приподнял голову и осторожно оглядел тракт, по которому шли отряды франков, пехота и стрелки, вновь посмотрел на Лайне и он сказал:

  - Вождь, пленника взяли тихо. Рыцарь. Знатный. Ехал по дороге с тремя воинами, и мы его подловили.

  - Хорошо. Показывай.

  Хеме нырнул в кусты, и я последовал за ним. Мы отдалились от тракта на пару сотен метров и остановились на уютной поляне, где отдыхали варяги Саморода и пруссы Ратмировича. Немного в стороне, в неглубокой ложбинке, лежали мои вещи, и здесь же находился пленник, худощавый русоволосый юноша не старше восемнадцати лет. Его одежда, превосходный камзол, шелковая рубаха и плотные темно-синие лосины говорили о знатном происхождении захваченного воина, а лежащие рядом вещи, стальной меч, позолоченный пояс и украшенная затейливым гербом распотрошенная сумка, свидетельствовали о рыцарском звании.

  - Кто такой? - присаживаясь рядом с германцем, спросил я на его родном языке.

  Пленник замялся и стиснул зубы, но несколькими ударами с ноги по ребрам его быстро уговорили отвечать, и вскоре он просипел:

  - Рыцарь Вернер фон Плецкау.

  - Конрад фон Плецкау, бывший хозяин Нордмарка, тебе кто?

  - Дядя... Троюродный...

  - Откуда и куда ты направлялся?

  Снова рыцарь решил поиграть в молчанку, и опять его пришлось бить, после чего он ответил на мой вопрос:

  - Я должен встретить королеву франков Алиенору Аквитанскую и духовника короля Людовика аббата Сугерия.

  От услышанного у меня перехватило дыхание. Вот она моя цель! Вот она! Добыча, немыслимая и очень серьезная, сама идет в мои руки! Я тут сижу в лесу, вшей из бороды выковыриваю, клещей давлю, да думаю, что мне делать дальше, а про королеву Франции даже мысли не было. Почему!? Да потому, блин на, что она женщина, а у нас не принято с ними воевать, разве только в постели. Но здесь случай особый, ибо есть шанс встретиться с серьезной личностью, и в голове всплыла вся известная мне информация на самую богатую женщину Европы, герцогиню Гасконскую и Аквитанскую, а так же графиню Пуатье, королеву Алиенор.

  Сейчас этой дамочке немногим более двадцати лет и она считается первой красавицей Франции. В моей истории вместе со своим слабохарактерным супругом, который понимал, что жена богаче него и ее владения территориально больше королевских, она отправилась в Крестовый поход. Людовик Седьмой очень ревновал свою умную и любвеобильную супругу ко всем, кто к ней приближался, и не напрасно. Алиенора любила погулять на стороне и в Святой земле умудрилась закрутить роман с князем Раймундом Антиохийским. После этого, переступив через себя, король замял это дело. Однако через несколько лет вернувшаяся во Францию королевская чета все равно распалась, и развелась, а спустя всего два месяца Алиенор, у которой уже было двое детей, выскочила замуж за графа Генриха Анжуйского, будущего английского короля. Этому островному правителю королева родила восемь отпрысков, и среди них был (внимание, па-па-м-м, да-да-м-м!) будущий славный король-крестоносец Ричард Львиное Сердце. Потом Алиенор вместе со старшими сыновьями воевала против своего мужа Генриха и была взята им в плен. Далее королева больше пятнадцати лет просидела в темнице, получила свободу от своего сынульки Ричарда Львиное Сердце, вернулась во французские владения и остаток жизни провела в одном из цистерианских аббатств. Ну, а когда королева умерла, то была похоронена рядом со своим английским супругом, против которого она воевала и который держал ее в тюрьме.

  В общем, вот такая интересная личность, да и вторая, упомянутая рыцарем Вернером, не слабее. Аббат Сен-Дени Сугерий один из главных советников прошлого французского короля Людовика Шестого и нынешнего Людовика Седьмого. Он добрый знакомый Бернарда из Клерво, но, в отличие от цистерианца, Сугерий не хотел, чтобы его государь отправлялся в Крестовый поход. Вот только Бернард его убедил и теперь аббат вместе с крестоносцами движется на север, хотя в известной мне исторической реальности оставался дома. Странно это? Нет, ибо Европа не Святая земля и здесь все рядом. Вот и поехал старый интриган и политик, которого потомки часто сравнивали с кардиналом Ришелье, за славой, а заодно и за королевой, которая его побаивается, присматривает. По крайней мере, мне так кажется.

  Впрочем, следовало продолжать допрос и только после него принимать окончательное решение.

  - Почему именно тебя отправили навстречу королеве? - спросил я пленника.

  - Я коренной житель Северной Марки и если государыня франков захочет что-то узнать о наших краях, то мне приказано ей все рассказать. Таково поручение герцога Альбрехта Медведя, который является нашим маркграфом.

  - А далеко обоз королевы?

  - Не знаю, но, наверное, рядом.

  - А почему она не с королем?

  - Говорят, Алиенора рассорилась с Людовиком и из-за этого задержалась в Магдебурге.

  - Ну, а Сугерий с ней по какой причине?

  - Мне неизвестно.

  - Сколько воинов с королевой?

  - Не меньше пяти сотен рыцарей, ее вассалы из Гаскони, Аквитании и Пуатье. Пехоты немало, триста или четыреста воинов. Обслуги разной много: псари и конюшие, повара и модистки, служанки, возницы и прачки. Свита из знатных придворных дам. Проводники, которых для нее выделил Альбрехт Медведь и священнослужители. Думаю, народа больше тысячи.

  - Про нас в Бранденбурге что-нибудь знают?

  - Нет. Рыцари короля Конрада хвались, что положили в землях древан тысячи венедских рейдеров, и с тех пор все тихо.

  - Еще что-нибудь интересное рассказать можешь?

  - Не-а, - Вернер фон Плецкау покачал головой. - Я к серьезным делам не допущен.

  - Ясно.

  Я кивнул Лайне, который находился за спиной пленника, мол, германец уже не нужен, и Хеме утвердительно прикрыл глаза. После этого Калеви вытащил из сапога кинжал, левой рукой зажал рот пленника и провел клинком по его шее. Рыцарь захрипел вскрытой гортанью, забился в руках Хеме и несколько раз сильно дернул ногами. Затем он затих, а я велел собирать командиров моего войска и стягивать разбросанные по лесу отряды, а пока это происходило, отправил Калеви Лайне искать караван королевы. Отдых был закончен, пришла пора браться за дело.

  Мой приказ был выполнен быстро. Все отряды стянулись к дороге и рядом со мной появились соратники. Я оглядел суровые лица командиров, которые понимали, что просто так их дергать не стали бы, и заговорил:

  - Значит так, други мои. Сейчас по тракту пойдет очень богатый обоз, и в нем будут интересные нам люди, королева Франции и главный советник короля Людовика. Обоих необходимо взять любой ценой, живыми и невредимыми, и после этого мы начинаем наше возвращение в Венедию. Советник короля щуплый пожилой мужик, наверняка, плешивый монах с выбритой башкой, а королева, как говорят, красивая молодая женщина с длинными волосами цвета красной меди. Обоз прикрывают лучшие рыцари Франции, так что драка будет знатная. Но нам в битве увязать нельзя, налетим на врагов, схватим нужных людей, прихватим нескольких пленников и бежать. Дороги на север разведаны, так что должны оторваться. Вопросы есть?

  - С советником понятно, он много знает, - отозвался Гнат Твердятов, - а королева нам зачем? Неужели ты себе третью жену приглядел?

  Сотник хохотнул, и остальные командиры тоже заулыбались. Шутка перед тяжелым боем это хорошо, а потому я тоже усмехнулся и покачал головой:

  - Нет. У меня уже две подруги и пока хватит. Дело в том, что за королеву можно взять огромный выкуп, ибо она очень богата. Но важней всего то, что треть рыцарей в армии франков ее личные вассалы, и если она отдаст им приказ повернуть обратно, многие из них послушают свою королеву.

  - Рыцари и послушают женщину? - удивился Ранко Самород.

  - Не просто женщину, а свою герцогиню и графиню.

  - Ох, сомневаюсь я в этом, - варяг покачал головой.

  - А ты не сомневайся, друже, - я хлопнул его по плечу. - Если хотя бы три-четыре тысячи вражеских вояк отступит, то нам уже легче будет. Опять же для короля Людовика жену потерять позор, и это в любом случае скажется на его репутации и решениях.

  - Ну, раз ты так говоришь, то, скорее всего, так оно и есть.

  Варяг замолчал и ко мне обратился Ратмирович:

  - Как станем биться?

  - Сядем вдоль левой обочины, пропустим передовых франков и перережем егерей, если они по лесу идти будут, дождемся центра, где должны находиться интересующие нас лица, и атакуем. Удар. Валим всех, кто против нас, и уходим на правую обочину. На острие атаки дружина Ивана Ростилавича и варяги, - кивок в сторону Берладника и Саморода. - Хеме и вароги в чащобах. Пруссы на левом фланге, остальная дружина на правом. Черные клобуки бьют врагов стрелами и прикрывают наш отход. В общем, расклад такой. Пока всем отдыхать и ждать появления наших разведчиков. Ну и не забудьте сказать воинам, чтобы не вздумали, кого не надо зарубить или пристрелить, а то если в драке королеву пришибем, худо будет, франки драться станут, словно остервенелые. Они, и так-то, считают, что идут дикарей в истинную веру обращать, но хотя бы ненависти к нам не испытывают, и то хорошо.

  Сотники ответили, что задачу поняли правильно и разошлись, а я собрал пропахшие дымом костров и кровью личные вещи, погладил рукоять Змиулана, который, как мне казалось, иногда разговаривал со мной, словно он живой змей, и натянул на себя броню. Затем проверил гнедого жеребчика, который сегодня понесет меня в бой, кстати, это третий мой конь за этот поход. Потом прошелся по лагерю и пообщался с воинами, и так пролетел час.

  Наконец, вновь появился Лайне, который доложил, что богатый обоз с королевскими штандартами неподалеку и его охраняет несколько сотен рыцарей и около пятисот пехотинцев. Франки нападения не ждали, и лишь полсотни рыцарей королевы были в доспехах. Однако драка все равно предстояла нешуточная, и после еще одного короткого инструктажа я приказал войску выдвигаться к тракту.

  Позиции мы заняли быстро. Между нами и дорогой около ста метров чистого поля. Затем сам тракт, широкая грунтовая полоса, а дальше снова поле и опять лес, в котором сидят вароги Торарина Мха и несколько Хеме, которые поведут воинов по тропам к удобной переправе через верховья Лабы. Все готово и теперь бы не оплошать, ибо ошибка может нам встать очень дорого, и себя раскроем, и ценных пленников не получим.

  В ожидании пролетело еще полчаса. На дороге показались легкие кавалеристы на справных лошадках и в добротных кожаных доспехах. Они оглядели заросли и лес, но ничего подозрительного не обнаружили и помчались дальше. Вслед за ними появились рыцари в доспехах, полтора десятка превосходных вояк на тяжеловозах. За ними пропылили конные оруженосцы, а далее прошла вереница из тяжелогруженых фургонов, которые охраняла пехота. Потом снова никого. Пыль на тракте осела, а затем опять началось движение. Легкая кавалерия, рыцари и пехота, которая шла уже не только по дороге, но и вдоль опушки, и только после этого появился роскошный светло-синий паланкин, который несли сразу десять здоровенных мужиков в одинаковых костюмчиках. Рядом с этим транспортным средством, в котором, без сомнений, находилась королева франков, крутилась кучка гомосеков, никак иначе два десятка щупленьких рахитов в полупрозрачных чулках и смешных круглых шапчонках я обозначить не мог, видать, это знаменитые аквитанские трубадуры и придворные лизоблюды. Далее шла колонна блистательных французских дворян в богатых нарядах, которые были усыпаны золотым и серебряным шитьем, а следом двигалось несколько открытых телег с монахами и псари королевы с поджарыми гончими на поводках.

  'Да уж, - подумал я, разглядывая обоз, - на войну как на праздник или на охоту. Собачки, породистые лошадки, песенки и стишки, погодка балует и светит яркое полуденное солнышко, захотела хозяйка пикник организовать, пожалуйста, а коли есть желание с дамами пообщаться, то, наверняка, они где-то совсем рядышком, в конце колонны за королевой следуют. Ну, ничего, морды католические, сейчас будет вам развлечение. Думаете, что жизнь сказка? Ха-ха! Хрен вы угадали'.

  Я поднялся с травы, которая налипла на кольчугу, и взмахнул правой ладонью. Позади захрустели ветки и один из воинов перебросил мне поводья жеребчика. Нога в стремени, рывок и я в седле. Пехота франков, которая двигалась вдоль дороги, подозрительные звуки, конечно же, услышала и насторожилась. Затем кто-то заметил всадников и, поднимая тревогу, закричал что-то неразборчивое. Поздно, черти! Поздно! Раньше надо было нас высматривать, а не тогда, когда одичавшие и оголодавшие воины Вадима Сокола готовы на вас напасть.

  - Гой-да! - разнесся над лесом и дорогой мой клич. - Вперед! Бей тварей!

  Мои обрамленные железными стременами ботинки ударили по бокам коня и он, нервно всхрапнув, проломился через кусты и оказался в поле. Из леса во вражеских рыцарей полетели стрелы черных клобуков и арбалетные болты, а дружинники Берладника и варяги с гиканьем и криком помчались в атаку.

  Жеребец грудью сбил наземь одного из вражеских пехотинцев, и он отлетел в сторону. Конь понесся, словно стрела, перепрыгнул кочку и еще одну, а затем оказался рядом с паланкином.

  - Хрясь! - Змиулан снес череп одного из французских сладкоголосых педиков, который попытался прикрыться мандолиной, но она его не защитила, ибо против булата музыкальный инструмент не играет.

  Повод влево и передо мной оказался вскидывающий пику спешенный воин. Мой клинок отбил древко, и конь сшиб еще одного врага. Пораженные стрелами франки в этот момент выпадали из седел, а их кони, многие из которых получили раны, злились, кусали соседних жеребцов и создавали толкучку. Однако рыцари, несмотря на это, кидались навстречу русичам и вступали в бой. Врагов пока было меньше чем нас, потому что они растянулись по тракту, но дрались французские воины, надо отдать им должное, очень храбро. Вот только мы были в броне и нас поддерживали стрелки, а значит мы сильнее, пусть на пять-десять минут, но преимущество за нами.

  - Ха-а! - на выдохе я опустил клинок на очередного противника. Острая сталь, которая рассекала шелковый платок, врубилась в позвоночник франка и я огляделся. Дружина Берладника оттеснила рыцарей вправо, к повозкам священнослужителей, а варяги встали слева. Мои отряды вышли в поле или уже вели бой на дороге и все шло, словно так и должно быть, ни одного сбоя и никаких неожиданностей. Отлично! Значит, можно заняться паланкином и королевой.

  Носильщики были мертвы или разбежались. Брошенный паланкин стоял прямо на дороге, и сталь моего клинка вспорола полог. Ткань затрещала и разошлась, после чего я увидел королеву Франции, статную рыжеволосую женщину в красивом парчовом платье. Она смотрела на меня, а я на нее. В ее глазах и душе царил страх, но паники не было, и я спросил ее:

  - Ты Алиенора Аквитанская?

  - Да, - ответила она, стараясь выглядеть спокойной.

  - Очень хорошо.

  Я обтер клинок Змиулана об полог и спрятал его в ножны, а затем подмигнул королеве, усмехнулся, свесился с седла и ухватил женщину за платье. Сильный рывок на себя и она оказалась перед моими глазами.

  - Ну, что красивая, поехали кататься? - рассмеялся я.

  - Что вы делаете!? - закричала королева. - Помогите! Рыцари, ко мне!

  - Ну да, - перекидывая тело Алиенор через седло, произнес я. - Только им сейчас и делов, что без брони к тебе на помощь спешить.

  Повод влево и конь вновь оказался на открытом участке дороги. Рядом Немой и еще несколько воинов, а остальные рубятся и держат франков. Команду на отступление подавать было рано, я ждал, пока захватят Сугерия и вскоре передо мной появился один из русичей, который держал в поводу трофейного рыцарского тяжеловоза, на котором лежал привязанный человек.

  - Вождь, взяли главного католика.

  - Ты Сугерий? - левой рукой прижимая пытающуюся освободиться королеву, а правой приподнимая голову пожилого монаха в потертой серой рясе, спросил я пленника.

  - Да-а-а, - прохрипел он и добавил. - Отпустите, я простой аббат.

  - Знаем мы таких аббатов, - отпуская голову пленника, сказал я и отдал следующую команду: - Уходим! Все в лес! Живее!

  Жеребчик понес меня и Алиенор в дебри Северной Марки, которая уже двести лет считалась германской территорией, и со всех сторон меня прикрывала охрана. Вскоре мы оказались на опушке. Здесь королеву и аббата Сен-Дени привязали к седлам запасных лошадей и заткнули рты кляпами. Помимо них были захвачены две служанки и пара рядовых служителей католической церкви, так что парламентеры имелись.

   Вскоре мои воины вышли из боя и сосредоточились в чащобе. Гнавшихся за арьергардом вражеских воинов осыпали стрелами и они остановились. Удача все еще была с нами, и мы начали отступление. По узким лесным тропинкам отряды уходили к Лабе, настроение у меня было просто превосходное, и я все время улыбался. Начиналось наше возвращение домой и, конечно же, я надеялся на лучшее. Однако подспудно все равно ожидал беды и неприятностей. Ну, это и понятно. Впереди трудный путь и надо будет о многом переговорить с непростыми пленниками, которых кинется спасать все войско крестоносцев, так что побегать и подраться придется неслабо. Впрочем, за такую знатную добычу можно и повоевать.

Глава 18.

Клерво. Осень 1147 Р.Х.

  - Господи, Царь Небесный, Дух истины и душа души моей, поклоняюсь Тебе и молю: наставь меня и укрепи, будь моим руководителем и учителем, и научи тому, что мне следует делать. Поведай мне, Господи, все повеления Твои, а я обещаю исполнять их и с любовью приму все, что мне будет послано Тобою. Одного только прошу у Тебя: научи меня всегда творить волю Твою. Аминь.

  Рыцарь Седрик фон Зальх, бледный и истощенный, встал на ноги и поднял глаза на резное деревянное распятие, с которого на него смотрел Иисус. Принявший смерть за всех людей Сын Господа, глядел на крестоносца с укоризной и невольно он поежился, после чего втянул голову в плечи и ему стало стыдно. Седрик вновь захотел произнести молитву. Однако вместо этого тяжко вздохнул и подошел к узкому оконцу, которое выходило во двор аббатства Клерво. Отсюда, облокотившись на стену, тоскливым взглядом он окинул темное небо, которое было готово обрушить на землю холодный осенний дождь, и в голове рыцаря, может быть, в тысячный раз, всплыли события минувшего лета. После чего на его глаза навернулись нечаянные слезы раскаяния, хотя по большому счету вина молодого воина была невелика.

  Герцог Генрих Лев послал рыцаря во Франкфурт с письмом к своей невесте Клеменции Церенгенской и посланием для Бернарда Клервоского, которое он был обязан передать папскому легату Гвидо Флорентийскому. Дело пустяковое и вместе с другими гонцами Зальх пустился в путь. Однако уже на имперской земле отряд германцев был полностью уничтожен венедскими налетчиками, крестоносцы погибли, а вот Седрику вражеский командир почему-то оставил жизнь и даже вернул письма герцога.

  Оказавшись на свободе, Зальх быстро добрался до Гамбурга, и когда его спросили, как он выжил, рыцарь солгал. Седрик подумал, что ему никто не поверит, и сказал, что смог сбежать от проклятых варваров, а потом, раненый, превозмогая боль, прокрался во вражеский лагерь и выкрал у беспечных язычников сумку с посланиями Генриха Льва. Как ни странно, но лихому воину, за которым закрепилась слава отчаянного рубаки и спасителя герцога, поверили, и с этого момента ложь вылетала из уст крестоносца легко и свободно. Он говорил неправду и вскоре сам стал в нее верить. Седрик уже смутно помнил разговор с вожаком венедов Вадимом Соколом, а его рассказ о скитаниях по ночному лесу и героической вылазке в лагерь врага обрастал все новыми подробностями. Одна деталь дополнялась другой, а затем в его истории появились убитые вражеские воины, сначала один, затем два, а потом сразу пять. Ну, а затем он добрался до Франкфурта, и сначала все было хорошо.

  Мужественный крестоносец предстал перед дочерью короля Бертой, рядом с которой находились Клеменция Церенгенская и Гертруда Мейсенская, и передал невесте герцога его послание. После этого он долго рассказывал о подвигах славного Генриха Льва и своих похождениях, и буквально купался во внимании лучших девушек Священной Римской империи. Далее Седрика пригласил к себе соправитель Конрада Третьего, его старший сын Генрих Беренгар, который мечтал о славе и подвигах, и опять Зальх излагал свои истории и был в центре внимания. Так пролетел первый день его пребывания во Франкфурте, а потом наступил крах.

  На утро следующего дня рыцарь направился в резиденцию папского легата. Здесь рыцарь отдал Гвидо Флорентийскому, невысокому полноватому священнослужителю в белом цистерианском балахоне, футляр с письмом герцога, который он не вскрывал с момента своего возвращения в Гамбург. Ну, а когда Седрик уже собрался уйти, охранявшие представителя папы тамплиеры схватили его и бросили в темницу.

  Напрасно Зальх взывал к легату и храмовникам, а затем требовал встречи с Генрихом Беренгаром. Неизвестно почему, тамплиеры относились к нему как к изменнику и, постоянно избивая Седрика, спрашивали рыцаря, за сколько монет он продал язычникам веру и тайны своего герцога. Это было очень унизительно, но мучили гонца не сильно и не долго. Через пару дней, в закрытой повозке под охраной тамплиеров, крестоносца отправили к Бернарду Клервоскому, которому предназначалось послание Генриха Льва.

  Путешествие было относительно недолгим, и в аббатстве Клерво имперский дворянин предстал перед великим подвижником, который еще при жизни считался святым. Тогда Зальха ввели в сумрачную келью, где обитал Бернард, и когда взгляд карих пронзительных глаз аббата встретился с глазами Седрика, рыцарь упал на колени, и стал говорить. Крестоносец рассказал обо всех своих прегрешениях и открыл аббату самые сокровенные тайны. Он поведал цистерианцу о жизни в нищем замке отца и первом походе против венедов, о том, как завидовал более богатым имперским дворянам и тайно вожделел Гертруду Мейсенскую, поделился с ним подспудными страхами, а в конце исповеди изложил истинную историю освобождения из языческого плена.

  Бернард слушал Седрика молча, время от времени кивал, а когда рыцарь замолчал, сказал, что он, конечно, виновен, ибо ложь есть грех. Да и помимо этого за ним накопилось немало неблаговидных поступков, вроде бегства из армии Фридриха Саксонского. Однако Зальх не враг церкви и не предатель, как думали тамплиеры, а значит, как и все воины Святого Воинства, имеет шанс на искупление и пока аббат Клерво оставляет его при себе.

  После этого Зальху выделили небольшую келью в монастыре и вскоре от Шарля Понтиньи, доверенного лица Бернарда Клервоского, он узнал, почему его задержали во Франкфурте. Оказалось, подлый венед Вадим Сокол посмел испоганить письмо Генриха Льва непристойными словесами и вызвал великого цистерианца на бой. Ну, а рыцарь, который читал с огромным трудом и не всегда мог отличить одну букву от другой, про это, конечно же, не знал и даже не мог подумать, что язычник способен обращаться с чернилами и пером. Потом, оказавшись на тракте, Зальх увидел, что футляр вскрыт, но письмо на месте, и продолжил свое путешествие, а папский легат Гвидо сразу понял, что накарябано на обратной стороне письма и решил, что гонец в сговоре с врагом.

  Впрочем, обман есть обман. В любом случае Зальх чувствовал себя виноватым и, не понимая, что ожидает его дальше, он оставался в Клерво, и много молился. Кроме того, Седрик ежедневно тренировался с охранявшими аббатство тамплиерами, которые с недавних пор осели на его территории, и общался с Понтиньи, коему молодой рыцарь чем-то приглянулся. Так пролетел месяц, а за ним другой. Наступила осень, на редкость холодная и дождливая. Рыцарю было тоскливо, и Седрик просил Шарля Понтиньи передать аббату, что он хочет вернуться обратно в армию Генриха Льва, которая раз за разом неудачно штурмовала вражескую крепость Дубин. Однако Бернарду, который много путешествовал, было не до Зальха, а может быть, он считал, что рыцарь еще не отмолил свой невеликий грех. Поэтому при каждой новой встрече Понтиньи пожимал плечами и говорил Седрику, что его время еще не пришло.

  Наконец, сегодня Бернард Клервоский вернулся в родное аббатство. Хлюпая колесами по лужам, возок проповедника, в сопровождении конных рыцарей, въехал во двор. Сердце Зальха, при виде выходящего под дождь Бернарда, затрепетало и не зря. На обеде Понтиньи намекнул ему, что вскоре он сможет покинуть Клерво, и велел рыцарю никуда не отлучаться из кельи, ибо аббат, наверняка, пожелает с ним встретиться. С этого момента прошло несколько часов. Наступил вечер и Седрик занервничал. Он успел несколько раз помолиться и не раз подходил к двери и прислушивался к наполнявшим сумрачное аббатство звукам. Однако приближение посланца он все же прозевал.

  - И-и-и! - скрипнув несмазанными петлями, дверь кельи открылась, и Зальх обернулся.

  На пороге стоял пожилой монах, который кивнул ему и сказал:

  - Он зовет тебя, рыцарь фон Зальх.

  Слово 'он' было выделено особо, и Седрик последовал вслед за цистерианцем. Германец ожидал, что его проводят в келью Бернарда, но ошибся. Монах привел Зальха в трапезную, которая была наполнена людьми. Почти никого из них рыцарь не знал, ибо в аббатстве не было принято задавать вопросы и интересоваться тем, чем не следовало. Однако кое-кто Седрику был знаком. Например, по одежде он узнал папу римского Евгения Третьего, в миру Бернардо Паганелли, конечно же, Шарля Понтиньи, ученика Стефана Хардинга достопочтенного Роджера Мериме, как-то раз обмолвившегося с ним парой слов, и папского легата Гвидо Флорентийского. Остальных членов совета, а в том, что это закрытый церковный совет Зальх не сомневался, рыцарь не узнавал. Но, наверняка, все они являлись весьма почтенными и уважаемыми людьми, среди которых были не только священнослужители, но и воины двух орденов, тамплиеров и госпитальеров.

  Судя по всему, заседали собравшиеся в аббатстве важные персоны уже давно, и Седрик подумал, что ему здесь не место. Однако монах, который все еще был рядом, наклонился к его уху и прошептал:

  - Сядь у стены, жди и не вздумай уходить.

  Кивнув, рыцарь присел на узкую неудобную лавку, после чего, невольно, прислушался к разговору за трапезным столом.

  - Уважаемые братья, - вставая, заговорил один из тамплиеров, полноватый брюнет с густой сединой в волосах и белом плаще с красным крестом, который прикрывал его плечи, - хватит спорить. Я призываю всех вас на время забыть про ересь катаров и захватившего Рим отступника Арнольда Брешианского. Уверяю вас, что эта проблема разрешится сама собой, ибо для обуздания ересиархов силы у нас найдутся. На мой взгляд, и я думаю, что достопочтенный Бернард меня поддержит, - храмовник кивнул в сторону аббата Клерво, - главная наша задача достойно завершить Крестовый поход против венедов. Слишком много средств и людских ресурсов мы кинули на это дело, но отдача минимальна, а близится зима, которая может порушить все, чего мы достигли, и это отбросит нас на шаг назад.

  - Брат Пьер, - с места отозвался Евгений Третий, - а вам-то чего беспокоиться о венедах? Вы магистр Прованса и северной Испании, так зачем вы влезаете в это дело? Разве у вас своих забот не хватает?

  - Хватает, Ваше Святейшество, - ответил тамплиер. - Однако я не сам по себе, а являюсь частью ордена. Поэтому когда наш достопочтенный магистр требует от меня воинов для отправки в Арагон, где ведется борьба с африканскими Альмохадами, или в Святую Землю, которая держится лишь за счет того, что сарацины грызутся между собой, я не могу выделить бойцов, ибо все они участвуют в Северной войне.

  - В Крестовом походе против венедов, - поправил храмовника кто-то из-за стола.

  - Да-да, конечно, - согласился Пьер де ла Ровер, про которого Зальху рассказывал Шарль Понтиньи. - Однако в Европе этот поход уже называют Северной войной, потому что мало кто представляет себе, кто такие венеды и почему с ними необходимо воевать. Ладно, германцы, земли язычников у них под боком и они знают, ради чего дерутся, а во Франции, после того, как стало известно, что варварами похищена королева Алиенора, которая призывает своих вассалов к миру, эта бойня вызывает все большее раздражение и недовольство королевской властью. По этой причине я и говорю, что данная проблема является приоритетной и прежде чем браться за другие дела, необходимо довести до логического завершения это.

  Папа римский посмотрел на своего наставника Бернарда Клервоского, и тот поддержал тамплиера:

  - Я тоже так думаю.

  - В таком случае, - Евгений Третий оглядел собравшихся, коих было почти два десятка, - кто сможет рассказать нам о том, что же на самом деле творится на севере?

  Аббат Клерво кивнул одному из храмовников, молодому русоволосому богатырю с широкими плечами и простодушным лицом, а тот дождался пока сядет Пьер де ла Ровер и, поднявшись, заговорил:

  - Если кто-то меня не знает, то я Жан Сен-Мари-де-Кур. Последние полгода я провел на севере и вернулся оттуда только вчера. Поэтому могу поведать о текущей обстановке. Жаль, конечно, что у меня под рукой нет карты...

  - Ближе к делу, рыцарь, - поторопил тамплиера папа римский.

  - Как скажете, Ваше Преосвященство, - храмовник поклонился и продолжил: - Возле самого моря находится армия Генриха Льва, который пытается взять Дубин, и вскоре герцог его возьмет, ибо он хорошо подготовился и у него все еще свыше двадцати пяти тысяч воинов. На правом фланге армии Льва стоят восемь тысяч бойцов пфальцграфа Германа фон Шталека, которые осели в лесах и вместо того, чтобы наступать, сидят в обороне и строят деревянные замки. Далее войско короля Конрада Третьего, вместе с которым немалая часть моих земляков франков. Вместе с ним двадцать семь тысяч воинов, грозная сила, которая вновь завязла на подходах к столице бодричей Зверину и с огромным трудом пробивается вперед. Справа от германского государя его брат герцог Фридрих Швабский. Он растерял в дремучих венедских лесах почти все свое войско и вместе с тремя тысячами бойцов отступил в Берлин, где против него воюет отстаивающий собственные интересы мелкий местный князек Якса из Копаницы. Еще правее находится армия Людовика Седьмого и он, как вы все уже знаете, не уберег свою женщину и настоятеля Сен-Дени отца Сугерия. Поэтому в настоящий момент сей государь находится в подвешенном состоянии. С королем Франции почти тридцать тысяч воинов и рядом семитысячное войско герцога Альбрехта Медведя. Однако Людовик, который дошел до Радогоща, ведет переговоры с венедами о выкупе Алиеноры Аквитанской, и в его отрядах, которые уже понесли серьезные потери, царит разброд. Часть рыцарей, которые ознакомились с посланием Алиенор, дали обязательство, если язычники вернут им королеву, пусть даже за огромный выкуп, покинуть Венедию. Ну, а Людовик не может с ними справиться, ибо влияние государя франков на благородное сословие очень незначительно. Так что если завтра государь отдаст приказ о штурме Радогоща, то за ним последуют только подневольные сервы, некоторая часть добровольцев и пара тысяч настоящих воинов. Вот такие проблемы в войсках Крестового похода и ко всему этому необходимо прибавить отвратительное снабжение, усталость людей, осеннюю непогоду, огромные потери и болезни, разгром Конрада Третьего, невмешательство датчан и вооруженный нейтралитет польского короля Владислава Второго. Все одно к одному и выходит, что воины есть, а воевать некому, полководцы знают, что им делать и куда наступать, вот только никто не желает их слушать, ибо рядовые бойцы разочаровались в них и стали бояться своего врага.

  - Мы благодарим вас за краткий и точный доклад, рыцарь Жан Сен-Мари-де-Кур, - папа римский насупился и добавил: - Я слышал, что короли просят выслать им новые подкрепления и оказать помощь продовольственными запасами. Это так?

  - Да, Ваше Святейшество.

  - И еще мне известно, что они просят прислать к ним того, кто побуждал их начать этот Крестовый поход.

  - Точно так, - тамплиер кинул опасливый взгляд на Бернарда Клервоского, которому уже несколько раз предлагали присоединиться к крестоносцам, но каждый раз он отказывался от этой чести.

  - И почему государи этого желают?

  - Короли Франции и Германии считают, что появление достопочтенного Бернарда из Клерво необходимо на полях сражений, поскольку это поднимет боевой дух воинов, вызовет новый прилив добровольцев и заставит оставшихся на родине аристократов раскошелиться и поделиться с крестоносцами своими запасами.

  - Вот как...

  Евгений Третий посмотрел на Бернарда и они встретились взглядами. Папа римский первым отвернулся в сторону, а аббат Клерво лениво взмахнул правой ладонью и сказал тамплиеру:

  - Можешь присесть, рыцарь.

  Храмовник опустился на место и все присутствующие, в том числе и Зальх, обратили свои взоры на Бернарда. Германский рыцарь, который уже неплохо понимал внутренние расклады ордена цистерианцев и знал о влиянии аббата Клерво на папу римского, ожидал, что Бернард вновь откажется от участия в военных действиях. Однако он всех удивил.

  - Я приму участие в Крестовом походе против венедов, который неразумные люди называют Северной войной, - в полной тишине произнес аббат и добавил. - Отправлюсь в земли венедов в ближайшие дни, медлить не стану, а по пути буду останавливаться в крупных городах для проповедей.

  Совет зашумел, но вскоре гул голосов смолк и Евгений Третий спросил Бернарда Клервоского:

  - Аббат, вы уверены в том, что хотите сделать?

  - Более чем, - уверенно ответил Бернард. - Раньше я думал, что властители земные справятся сами. Но, видать, Бог послал им слишком серьезное испытание, которое королям не по плечу. Поэтому мне придется личным примером показать, как надо воевать с язычниками.

  - Что же, да пребудете вы под защитой Господа и Девы Марии. - Сказав это, папа римский встал, и совет последовал его примеру. После чего Евгений Третий сказал: - Завтра соберемся еще раз и более подробно обсудим то, что нам предстоит свершить.

  Священнослужители и рыцари-храмовники один за другим покидали трапезную, и вскоре в ней осталось только три человека: Евгений Третий, Бернард Клервоский и Седрик фон Зальх. Германский рыцарь хотел выйти, но ему велели сидеть и не прогоняли. Поэтому он продолжал оставаться подле стены, ждал, когда же к нему обратится аббат Клерво, и вслушивался в беседу двух Бернардов.

  - Извини меня, учитель, но я еще раз спрошу, а правильно ли ты поступаешь, отправляясь в опасный поход? - обратился папа римский к аббату.

  - Такова воля Богородицы, - ответил Бернард из Клерво, глаза которого заблестели.

  - Она являлась к тебе? - итальянец наклонился над столом, и всмотрелся в лицо наставника.

  - Да.

  - И что она сказала?

  - Богородица поведала мне, своему ничтожному слуге, что только мое личное участие может склонить чашу весов в борьбе с язычниками на сторону сил Добра и Света.

  - А она не обмолвилась, что ты можешь погибнуть?

  - Это я и сам понимаю, мой ученик. Однако, что такое краткий миг жизни по сравнению с вечным блаженством в райских кущах? Ничто. Поэтому, раз такова воля моей божественной покровительницы и Бога, то я отправлюсь на войну. Кроме того, меня сильно зацепило письмо того варвара, который угрожал мне. Да и короли-крестоносцы правы, когда говорят, что мое личное присутствие в войсках необходимо. В конце концов, это через меня с ними говорил Господь, повелевший им разгромить наших исконных врагов. Ну, а раз так, то сомневаться не стоит. Мое слово сказано, и отступиться от него уже нельзя.

  - Эх! - наместник бога на земле вздохнул и произнес: - Если ты, мой возлюбленный учитель, все решил, я окажу тебе всемерное содействие и выделю для участия в Крестовом походе свои личные отряды, которые готовил для возвращения в Рим.

  Аббат молча кивнул, и его лицо приняло задумчивое выражение. Папа римский, видя это, встал и вышел за дверь. После чего в освещенном несколькими свечами полутемном помещении пару минут стояла тишина, которую Седрик не смел нарушить. Рыцарь ждал, когда же аббат обратит на него внимание, и вскоре Бернард молча поманил его к себе.

  Чувствуя неловкость и еле заметную дрожь в коленках, Зальх приблизился к Бернарду, и настоятель Клерво спросил его:

  - Ты помнишь лицо того варвара, который допрашивал тебя в лесу, и написал мне мерзкое письмецо?

  - Да, - ответил рыцарь.

  - Очень хорошо. Ты отправишься на север вместе со мной и поможешь изловить этого богомерзкого язычника и хулителя истинной веры.

  - Я готов.

  Лицо рыцаря озарилось счастливой улыбкой, наконец-то, он снова отправится на войну, а Бернард приказал Седрику:

  - Наклонись ко мне.

  Голова германца склонилась, а аббат приложил к его лбу свою прохладную ладонь и полушепотом произнес несколько слов на латыни. Неожиданно перед глазами Седрика все расплылось, и лицо Бернарда показалось ему чудовищной демонической маской, мордой странного животного с глазами змеи и клыками во рту. Это было страшно, и Зальх едва не закричал, но он сдержался и вскоре вновь пришел в норму. Зрение снова стало четким, перед ним сидел прежний настоятель Клерво, а в его душе поселилась необычная легкость и уверенность в своих силах. Казалось, что прикажи ему сейчас Бернард по кирпичику разобрать все аббатство, и он выполнит работу в одну ночь. Это было странно, необычно и очень-очень приятно, чувствовать свою значимость, и Седрик хотел спросить аббата, что с ним происходит. Однако настоятель его опередил:

  - Отныне ты паладин Господа, рыцарь Седрик фон Зальх, а значит, с этого момента вся твоя жизнь посвящена только одному, служению. - Седрик не знал, что ответить, а Бернард кивнул ему на выход: - Ступай и будь готов к великим свершениям.

  Этого приказа невозможно было ослушаться, и ноги Зальха сами по себе развернули тело, после чего он двинулся на выход. Но в дверях воин на краткий миг все же остановился и оглянулся. Бернард Клервоский продолжал сидеть за столом, его взгляд был направлен в стену, а губы что-то шептали, словно он вел с кем-то беседу. Неизвестно почему, но от этого рыцарю вновь стало не по себе. В районе солнечного сплетения у него образовался невидимый тревожный комок, и он поспешил прочь, ибо разум подсказал, что некоторые вещи ему видеть не стоит.

Глава 19.

Волегощ. Осень 6655 С.М.З.Х.

  Заложив руки за спину, я стоял на причале, и ожидал пока старый и потрепанный штормами 'Крес' приблизится к берегу. Ветер дул навстречу шнеккеру, но он упрямо двигался к берегу и я уже мог разглядеть коменданта Рарога сотника Гаврилу Довмонтова, которого вызвал к себе. По понятным причинам, в связи с военным временем и наличием ценных пленников, которых мой отряд притянул из крайнего рейда по тылам противника, я не мог покинуть материк и отправиться в Зеландию. Однако, пользуясь краткой передышкой, старался хотя бы издали следить за делами островного хозяйства, которое даже без моего непосредственного участия, понемногу расширялось и уже стало приносить своему хозяину небольшой, но стабильный доход.

  - Эх-ма, - будто чувствуя мои мысли, вздохнул стоящий рядом Ранко Самород. - Сейчас бы домой, к жене под теплый бок, да к деткам.

  - Это да.

  Я согласился с варягом. После чего плотнее закутался в теплый плащ и вспомнил последний военный совет у великого князя Прибыслава, который покинул свою столицу Радогощ и перебрался на побережье. Было это буквально вчера. На совете обсуждалось положение дел на материковых землях Венедии, и вновь оказавшись при штабе, я обработал полученную в ходе совещания информацию, и пришел к логичному выводу, что положение венедов крайне тяжелое, хотя и не смертельное. За последние полгода крестоносцы понесли колоссальные потери и стали выдыхаться. Однако их все еще сто тысяч, и они продолжают наступление. Германцы вот-вот опять подступят к Зверину, франки окружили Радогощ, а Генрих Лев и Конрад Мейсенский взяли Дубин. Ну, как взяли? Они разрушили его до основания и положили под стенами десятки тысяч бойцов, а остатки нашего гарнизона морем были эвакуированы в Росток, который, наверняка, станет следующей целью приморской группировки крестоносцев. Так что для германцев эта победа Пиррова.

  Далее нам следовало бы дать герцогу Льву бой и разгромить его потрепанную армию, больно для этого момент удачный. Вот только и нам в минувшее лето пришлось несладко. Каждая победа была оплачена немалой кровью, и войска венедов раскиданы по землям лютичей, бодричей и поморян. Часть сил сдерживала германцев и готовилась к осаде Зверина. Еще одна сильная армия сидела в осажденном Радогоще. Небольшие отряды охраняли крепости и крупные города или сдерживали Альбрехта Медведя и Германа фон Шталека, а кроме того нам приходилось охранять границу с ляхами и держать в море два десятка самых лучших боевых кораблей. Тысяча сюда, да тысяча туда, треть пруссов вернулась на родину, шведы были вынуждены отправиться в Гетланд, где высадился Юхан Сверкерссон, да ушкуйники на Новгород посматривают и добычу на свои расшивы и лодьи грузят. Так что если подсчитать все венедские силы, то выйдет, что у нас осталось всего тридцать пять-тридцать семь тысяч мечей. С одной стороны это сила, а с другой мы не можем собрать крупную армию, дабы она разгромила хотя бы одну вражескую армию. Поэтому остается надеяться на приближающуюся зиму и скорое отступление крестоносцев. Впрочем, это случится лишь в том случае, если католики не подкинут нам какую-нибудь подлую каверзу или не получат новые подкрепления, а это возможно.

  Таковы дела всей Венедии, а что касательно лично меня, то, передав аббата Сугерия в ведение руянских витязей из ОБК, вместе с Алиенорой Аквитанской и шестью сотнями воинов уже полтора месяца я сижу в Волегоще, веду переговоры с королем Людовиком и через пленных вражеских вояк пересылаю в лагерь противника подметные письма. Короче говоря, веду психологическую войну, которая дает некоторые положительные результаты, отдыхаю и жду выкуп за Алиенору Аквитанскую.

  Кстати сказать, гордая королева, с которой мы часто беседуем на различные темы, сама назначила за себя выкуп. Ну, а составил он не много и не мало, а триста тысяч полновесных серебряных денье, то есть четыреста двадцать килограмм драгметалла или две тысячи новгородских гривен. Деньги франки обещают собрать быстро, но я все еще пребываю в сомнениях, брать их или нет, ибо это палка о двух концах. Серебро мне необходимо и подобная единовременная растрата серьезно опустошит королевскую казну, а значит, Людовик не сможет вести войну с прежним размахом. Однако пока Алиенора у нас она фактор раздора в войске крестоносцев и это хорошо. Но опять же, если не отдавать королеву, то король может этим воспользоваться и с помощью церковников прижать вассалов аквитанско-гасконской герцогини и все равно заставит их вступить в бой с венедами. После чего, кто знает, додумается наложить лапу на ее личные владения, усилится и вообще передумает платить за жизнь и здоровье неверной супруги. В общем, ситуация такая, что как бы мне не прогадать и я советовался по этой теме с умными людьми, верховным жрецом Яровита старым Лучевратом и великим князем Прибыславом. Вот только они совета мне не дали, и оба сказали примерно одинаковые слова. Мол, поступай, как знаешь, мы тебе верим и добыча твоя. Поэтому судьбу королевы решай самостоятельно, ибо на ход войны она влияет лишь косвенно, а значит, как бы дело не обернулось, свою задачу Алиенора выполнила, франки замялись и венеды выиграли пару месяцев.

  Тем временем 'Крес' прижался к деревянному причалу и первым на него ступил Гаврила Довмонтов. Я пожал сотнику руку, и мы обменялись приветствиями, после чего Самород остался на причале, принимать прибывший с острова груз и нескольких наемных воинов, а мы с комендантом Рарога отправились в город, который находился невдалеке от моря. За портом нас уже ожидал крытый возок и, лишь только мы разместились внутри, как я сразу же перешел к делам и спросил киевлянина:

  - Ну, что сейчас в Рароге творится?

  Кони стронулись с места, сопровождаемый конными дружинниками возок покатился по грязной дороге, а Довмонтов слегка стукнулся головой об стенку и, потирая затылок, ответил:

  - В Рароге все хорошо, Вадим Андреевич.

  - А подробней?

  - Семья ваша в порядке. Жены велели кланяться и сказали, что ждут вас, а Дарья прослышала, что дружина захватила знатную красивую пленницу и хотела вместе со мной в Волегощ отправиться, так пришлось ее с борта 'Креса' обратно на берег высаживать. Детки не болеют и тоже папку ждут. Наши товары отправляем в Новгород или через посредников продаем датскому купцу Маргаду Бьярниссону. Серебро за молодого Плитерсдорфа получено, и он уехал к отцу. Водки стали выпускать больше, потому что урожай зерновых в этом году очень хорош. Рыбаки освоились и треску ловят. Скотина приплод дала добрый. Все излишки продовольствия, как ты и велел, продаем только своим. Воины службу несут справно, а вароги рвутся в бой, но куда им, ведь сопляки совсем. Так что не беспокойся, Рарог живет тихо и размеренно.

  - Это ты про успехи рассказал. Но ведь есть и обратная сторона?

  - Да, - Довмонтов мотнул седой головой, - имеется. Я обо всем тебе писал, но могу и лично повторить. Воинов на Руси нанять не получилось, так как там тоже война разгорается. Великий князь Киевский Изяслав Мстиславич с соседями заратился, да с епископами не ладит, потому что в Киеве хочет своего митрополита посадить. По этой причине всех свободных воинов князья под свою руку забрали, и ладожские Соколы только полтора десятка наемников уговорили в Зеландию отправиться. Помимо того, железа у нас мало, ибо у шведов опять замятня. Да новгородцы понемногу цены на свои товары завышают, а на наши, наоборот, занижают, и приходится их постоянно одергивать.

  - С чего бы это вдруг?

  - Они думают, что мы проигрываем войну с крестоносцами и, в случае серьезных неприятностей, готовы быстро собрать все свои вещички и на родину подальше от беды уйти.

  Отметив, что Довмонтов не отделяет себя от венедов, я задал ему новый вопрос:

  - А датчане что?

  - Викинги пока затихли, но есть приметы того, что король Магнус стягивает силы для войны. Наверняка, он чует, что дело близится к развязке, либо мы католиков похороним, либо они нас в море скинут, вот и готовится к броску. Все как ты, Вадим Андреевич, и предсказывал.

  - Если даны нападут, Рарог удержишь?

  Комендант помедлил и кивнул:

  - Не сомневайся, удержу.

  - А сил хватит?

  - Да. Триста дружинников и горожане тысячу викингов легко удержат, а пока они под стенами стоять будут, крестьяне и вароги их из леса тревожить станут.

  - Письма мне кто-нибудь передавал?

  - Нерейд тебе весточку отписала, и сынишка чернилами ладошку на листе бумаги обвел. Орей Рядко и Славута Мох отчеты передали. Да ладожский купец Вадим письмо в фактории оставил.

  - А сам что, отчет по финансам и припасам готов?

  - Конечно, - Гаврила ухмыльнулся. - Хоть сейчас за каждую монетку отчитаюсь.

  - Вечером поговорим, а заодно получишь указания, что делать дальше. Обратно отправишься завтра чуть свет.

  - Как скажешь...

  Неожиданно возок резко остановился и я, не понимая, в чем причина, открыл дверцу и вышел. Ботинок опустился в лужу, но влага внутрь не проникла. Я обнаружил, что мы находимся перед городскими воротами, и мимо нас в сторону моря движется большая колонна беженцев. Женщины и дети. Старики и опять женщины. За ними около сотни подростков, в основном девчонки. Далее покалеченные в боях воины на телегах, повозки с пожитками и припасами, да несколько конных стражников. В колонне было около тысячи людей, и от вида этих обездоленных и лишенных крова беглецов, которых, наверняка, отправят в более безопасное место, в душе поднялась волна злости на крестоносцев, которые продолжают свое наступление. После чего мне захотелось хоть чем-то помочь своим соплеменникам. Однако всех не обогреешь, я это понимал, и об этих людях есть кому позаботиться, а значит все, что мог Вадим Сокол, это ждать шагов французского короля, а затем продолжать боевые действия и убивать врагов своего народа.

  Колонна, которую в порту уже ожидали грузовые суда, прошла, и мы вновь продолжили движение. Вскоре въехали в переполненный Волегощ и здесь вновь остановка. Оказалось, что меня срочно вызывает к себе великий князь, и мне пришлось ломать свои планы на день.

  Довмонтова повезли в сторону святилища Яровита, где в казармах храмовой дружины были расквартированы мои отряды и где неподалеку в боярском тереме под надежной охраной обитала королева Алиенора. Ну, а я, пересев на коня, помчался в детинец.

  Ворота внутреннего городского укрепления открылись, и настороженные княжеские дружинники проводили меня к старому вождю, который находился в просторной горнице, сидел в резном кресле и выглядел весьма солидно. Рядом с ним находились воеводы в богатых нарядах и при отличном оружии. На плечах Прибыслава красный плащ, длинные седые волосы расчесаны и стянуты золотым венцом, а ладони покоятся на рукояти булатного меча, который лежал у него на коленях. С чем был связан такой официоз, я не знал и, остановившись перед князем, поклонился ему и поприветствовал старика:

  - Здрав будь, князь Прибыслав. Ты звал меня?

  - Да, Вадим, - проскрипел номинальный правитель Венедии, после чего улыбнулся и добавил: - Прибыл представитель короля франков. Желает видеть тебя и королеву. Вроде бы, деньги на выкуп уже собраны и ему поручено договориться о размене. Ты готов отдать пленницу?

  - Готов, - коротко кивнул я.

  - Что же, тогда становись рядом, будем гостя встречать.

  Оттеснив кого-то из бояр, я расположился по правую руку от Прибыслава, и представил, как выгляжу. В принципе неплохо. Чистый мундир, гладко выбритый подбородок, аккуратная короткая стрижка, а на боку верный клинок. Не стыдно с иностранным послом по хорошему поводу встретиться, тем более что наверняка король прислал не абы кого, а близкого человека, который по умолчанию не простолюдин.

  Наконец, появился гость, стройный молодой брюнет с тонким и узким стальным клинком на поясе. По виду, франк ничем особо не выделялся, воин он воин и есть, хоть и не в латах, а в камзоле. Повадки и ухватки воинские, двигается как опытный боец, а его взгляд цеплялся не за драгоценности, а за оружие. В общем, приятный молодой человек, который одним своим внешним видом внушал уважение, так что с выбором переговорщика король не ошибся.

  Сделав несколько шагов, франк поклонился великому князю, затем посмотрел на меня, видать, узнал по описанию, и на относительно неплохом венедском языке произнес:

  - Я рыцарь короля Людовика Седьмого барон Роберт де Ге и прибыл, дабы сообщить, что выкуп за нашу благородную королеву собран.

  Надо отметить, что рыцарь был вежлив, и это внушало надежду, что вопрос будет решен без проволочек. Поэтому, по знаку Прибыслава, я шагнул к нему навстречу и представился:

  - Я витязь Вадим Сокол. Королева является моей личной пленницей. По этой причине все переговоры будут вестись со мной. Великий князь Прибыслав, - я бросил взгляд на вождя лютичей, - выступит гарантом того, что все пройдет по чести и без обмана.

  Роберт де Ге был краток:

  - Выкуп собран. Вы требовали триста тысяч денье. Однако мы не смогли собрать столько монет. Поэтому часть суммы будет в английских пенни и кельнских марках. Тебя это устраивает, витязь?

  - Да. Где и когда произойдет размен?

  - Под стенами вашего города Дымино, который находится между Волегощем и Ретрой.

  Рыцарь назвал столицу лютичей вторым ее именем, Ретра, и это говорило о многом. Впрочем, само то, что он говорил на нашем языке, уже было странным, а к этому следовало добавить, что я совсем не слышал его душу. Однако размышлять над этим было недосуг, и я спросил:

  - Когда встречаемся?

  - Через седьмицу. Со мной будет сотня рыцарей и столько же должно быть с тобой.

  - Согласен.

  Я посмотрел на великого князя, и он объявил:

  - Да будет так. Слова сказаны и они услышаны. Теперь, витязь Сокол, проводи рыцаря к его госпоже.

  - Будет исполнено, великий князь. - Одновременно с этим, по эмоциям Прибыслава мне стало понятно, что он желает, чтобы я задержался, и кивнул рыцарю на выход: - Ступай, благородный де Ге, а я тебе догоню.

  Посланец отвесил в сторону Прибыслава поклон и удалился, а я приблизился к княжескому креслу и услышал вождя:

  - Будь осторожен. Недавно мне донесли, что вражеские разведчики крутились рядом с Дымино. Мои воины попробовали их схватить, но они оторвались, хваткие и сильные бойцы, возможно, храмовники одного из вражеских орденов.

  - Понял.

  - И еще, Вадим. Как получишь серебро и вернешь франкам королеву, отправь деньги домой, а сам со своей дружиной оставайся в Дымино и тревожь врага, как ты это умеешь.

  - Налеты, поджоги и резня?

  - Именно. В городе сидит воевода Огарыш, так он тебе поможет, чем сможет. Надо отвлечь крестоносцев от Радогоща, вот ты и расстарайся, ибо больше послать некого.

  - Я тебя понял, великий князь.

  - Вот и ладно.

  Покинув княжескую резиденцию, я вновь оказался во дворе детинца. Рыцарь уже был здесь и готов к короткому путешествию. Рядом с ним находились мои дружинники и воины Прибыслава, которые охраняли крестоносца, и мы не медлили, промчались по улицам Волегоща и прибыли в терем, где 'томилась в неволе прекрасная принцесса'. Ха! Тоже мне принцесса. Любящая секс красивая взрослая женщина, которая пару раз пыталась соблазнить меня и предприняла не менее дюжины попыток переспать с охранниками. Настоящая высокородная европейская дворянка, которая не привыкла мыться, а лишь иногда обтирала себя мокрыми тряпками и постоянно поливалась приторными духами на основе розовых эссенций. Верная дочь католической церкви и щедрый спонсор, который строит за свой счет десятки церквей. Хитрая правительница, с которой интересно обсуждать политику. Ну и, одновременно с этим, совершенно беспутная мать, которая бросила на родине двухлетнюю дочь и помчалась в Крестовый поход. Вот такая мадам и если говорить по существу, то на романтическую принцессу Алиенора Аквитанская не тянула, хотя уже сейчас ей посвящены тысячи баллад и стихов, многие из которых переживут века.

  Разговор рыцаря и королевы происходил при мне, во избежание сговора, так сказать. Роберт де Ге удостоверился, что с его госпожой все в порядке, и я поспешил его выпроводить. После чего, уже подле крыльца, когда рыцарь сел в седло, он спросил меня:

  - Итак, витязь, мы договорились?

  - Да. Однако знаешь что, франк, у меня появилось небольшое дополнительное условие.

  - Какое? - напрягся де Ге.

  - В обозе королевы были ловчие соколы, и я хочу получить этих птиц как маленький довесок к выкупу. Кстати, королева готова сделать такой подарок, в благодарность за гостеприимство и доброе к ней отношение.

  - А ты наглец Вадим Сокол, - неожиданно рыцарь улыбнулся и добавил: - Будут тебе ловчие птицы, однако не думай, что похищение королевы сойдет тебе с рук.

  - Ах, угрозы-угрозы, - я усмехнулся в ответ. - Сколько раз я их слышал, не сосчитать.

  - Я знаю, витязь, но поверь, что это не угроза, а предупреждение. Мне известно, что королева у тебя не первый пленник, за которого ты требуешь выкуп, поэтому я заранее был уверен, что ты поступишь с ней по чести.

  - Вот как?

  - Я слышал историю про князя Игоря Ольговича Черниговского и про твою сделку с графом Сигурдом Плитерсдорфом.

  - Слушай, рыцарь, попридержал бы ты язык, а то ведь можно и не покинуть этот двор. Королю-то что, он нового гонца-переговорщика пришлет, а ты умрешь, но перед этим расскажешь, откуда нашу речь знаешь, и кто тебе про Игоря Ольговича поведал.

  - Не ищи подвоха, хозяин Рарога, - продолжая улыбаться, сказал рыцарь. - Лично я тебе не враг. Ну, а что касается знания речи, то все просто. С юности способность к языкам имею и на лету их схватываю. С пленниками из ваших общался и с графом Сигурдом Плитерсдорфом, который твоей крови жаждет, недавно встречался. Поэтому когда король впервые услышал твое имя, то я уже знал, с кем придется иметь дело и смог убедить его в необходимости скорейшего выкупа супруги.

  - Говоришь ты складно, франк, - я еще раз безрезультатно попробовал прощупать эмоции королевского посланца. - Однако сейчас все это неважно. Главное, что мои условия приняты, так что через седьмицу встретимся под стенами Дымино.

  - Все как договорились, - сказав это, рыцарь свесился с седла и тихо прошептал: - С нашей стороны все будет честно, но есть те, кто желает смерти королевы, да так, чтобы это кровавое дело на вас свалить. Так что остерегайся и береги Алиенору, как зеницу ока.

  - За предупреждение благодарю. Бывай, рыцарь.

  - До встречи, витязь.

  Роберт де Ге выехал со двора, дружинники Прибыслава последовали за ним, а я проводил франка взглядом и подумал, что, скорее всего, встретился с начальником королевской разведки или как минимум с его замом. Вроде бы боевой рыцарь, а голова соображает и его внутреннюю суть я так и не смог пробить, значит, он человек старых кровей и с таким было бы интересно пообщаться. К сожалению, пока мы враги и короткая история с пленением королевы подходит к своему закономерному концу. Ну, а дальше снова война и кто знает, возможно, нам с рыцарем де Ге придется скрестить наши клинки.

  - Вадим! - в воротах показался Самород, который вернулся из порта. - Груз и воинов принял.

  - Хорошо.

  Варяг приблизился и кивнул в сторону улицы:

  - Это что за католик, которого лютичи оберегают?

  - Посланец короля Людовика, приезжал договариваться о выкупе королевы.

  - И как успехи?

  - Дело сделано. Поэтому вечером собери всех наших воинов и прикажи готовить обоз. Завтра ближе к полудню выступим на Дымино. Ну, а я пока потолкую с королевой и постараюсь еще раз объяснить ей, что воевать с нами не стоит, ибо без ушей остаться можно. Вряд ли она меня поймет и услышит, слишком сильно у нее в голове все перепутано и зачастую она думает не тем местом, каким нужно, но попытаться стоит. Глядишь, Алиенора донесет мою мысль до короля, и Людовик задумается о последствиях Крестового похода, который не нужен ни ему, ни его стране.

Глава 20.

Дымино. Осень 6655 С.М.З.Х.

  - Вижу всадников!

  Голос одного из передовых черных клобуков разнесся над полем, и я посмотрел на Алиенору Аквитанскую, которая сидела в открытой повозке. Рыжеволосая королева в теплом шерстяном платье, которое было куплено ей еще в Волегоще, зябко поежилась, и плотнее закуталась в подарок великого князя Прибыслава, соболиную шубку, а затем, заметив мой взгляд, невольно втянула голову в плечи.

  - Ну что, красавица, близится миг твоего освобождения из плена диких язычников?

  В моем голосе была усмешка, и я обращался к королеве, словно мы ровня. Алиенора это, конечно же, понимала, ибо соображала очень даже неплохо. Естественно, подобное обращение бесило ее, и я это чувствовал. Однако, кроме того, моя ведовская суть улавливала, что Алиеноре это нравится, ведь я мужчина, а она женщина, и мы прожили бок о бок более двух месяцев. Бывало, ссорились, после чего пленница злилась и грозила меня покарать, а случалось, что мы вели мирные беседы на самые общие темы, вспоминали наших детей и жалели, что судьба-злодейка раскидала франков и венедов по разные стороны баррикад. Все это не могло не сказаться на отношении пленницы ко мне. Ну и, кроме того, во время прогулок по Волегощу королева смогла воочию увидеть, как живут лютичи, и как славяне дорожат своими женщинами. Да, мы редко говорим им комплименты, есть такое. Но ведь слова это только звуки. Главное, что у нас внутри, в душе, и что мы чувствуем по отношению к тем, кто нам дорог и близок. В нас нет европейского двуличия, по крайней мере, пока, и подспудно королева Франции это понимала, а затем невольно сравнивала свою жизнь и нашу, и как-то раз обмолвилась, что венедский образ жизни нравится ей гораздо больше, ибо наши люди более открытые и от них исходит доброта.

  Возможно, это просто Стокгольмский синдром заложника, про который в двадцать первом веке написано немало умных статей. Но мне казалось, что это нечто большее и приходила на ум мысль, что если бы я встретил эту шикарную женщину с двумя толстыми косами цвета меди, которые лежали на ее плечах, и опускались на грудь, пять или шесть лет назад, то между нами могло бы возникнуть что-то серьезное. Ну, а сейчас и время не то, и мы другие. Я воин славянского бога и защитник своего народа, а она супруга короля-крестоносца и в Алиеноре слишком много двуличия и лицемерия. Поэтому все, что я смог, это добиться ее симпатии ко мне и венедам. Можно спросить, а зачем это? Да затем, что впереди еще не одна битва, а врагов гораздо больше, чем нас, и кто одержит победу до сих пор не ясно. Да и на политику данный фактор может наложить свой отпечаток, а значит, улыбайся Вадим Сокол, шути, гни свою линию и не думай совсем уж плохо о красавице Алиенор, жизнь которой, несмотря на знатное происхождение, была весьма тяжелой и имеет немало темных пятен.

  - Ты многое себе позволяешь, варвар, - подняв голову, сказала королева.

  - Вот такой вот я нехороший и невоспитанный человек. Дикий и необузданный.

  Алиенора помолчала и произнесла:

  - Жаль, что у меня не получилось тебя соблазнить, и я завидую твоим женам.

  Подобного признания я добивался от королевы давно, ибо многое может забыться, а такие слова навсегда останутся в подсознании, поскольку они идут от сердца, а значит, сколько живет человек, столько он их и помнит.

  Сказав это, королева посмотрела на меня, а я на нее. Наши глаза встретились, и она не отвернулась. После чего я произнес:

  - Сейчас мне тоже жаль.

  - Так может быть, пока не поздно, повернем обратно к городу? - королева кивнула за спину, где в километре от моего отряда, который ожидал франков, виднелись высокие оборонительные валы города Дымино.

  - Нет, - я покачал головой, - назад уже ничего не отыграть.

  Женщина фыркнула, опустила глаза долу и стала перебирать янтарные четки с золотым крестиком, а я посмотрел на приближающийся отряд франков, во главе которого скакал рыцарь Роберт де Ге.

  Крестоносцы были в полных доспехах и готовы к бою, над ними развевался королевский штандарт, а вслед за воинами Людовика Седьмого быстро катились две повозки, на которых находились бочонки с серебром. На всякий случай я заранее подстраховался, и помимо конных дружинников, которые были со мной, в лисьих норах на поле сидела еще сотня из варягов и пруссов, а в лесу, откуда вышли франки, находились лесовики Калеви Лайне и вароги Торарина. Так что если рыцари задумали недоброе, то я отобьюсь и смогу отойти в город, где помимо моих воинов триста бойцов воеводы Огарыша и двести ополченцев. Однако пока все шло как по маслу. Крестоносцев было ровно сто человек, а Хеме полчаса назад дали знак дымами, что в лесу все спокойно. Впрочем, я не расслаблялся, постоянно прислушивался к своим чувствам, которые говорили, что непосредственная опасность мне не грозит, и наблюдал за приближающимися европейцами.

  Тяжелые кони рыцарей сбавили ход и остановились в полусотне метров от нас. Затем от крестоносцев отделился Роберт де Ге и я направился к нему навстречу. Мы остановились посередине между отрядами, и оглядели один другого. После чего посланец короля приподнял вверх закрытую латной перчаткой правую ладонь и сказал:

  - Приветствую тебя, Вадим Сокол.

  - И я тебя, Роберт де Ге, - услышал он мой ответ: - Ты привез серебро и птиц?

  - Да.

  - Тогда не станем тянуть время. Выпускай вперед повозки, мы посмотрим на выкуп, и вы получите королеву.

  - Хорошо.

  Де Ге взмахнул рукой, и его рыцари расступились. Гужевые лошади вынесли к нам свой груз, и пара моих воинов стала проверять бочонки. В одних были французские денье весом в одну целую и четыре десятых грамма, полновесный стандарт, а не истонченные и более легковесные обрезки. В других находились почти идентичные им по весу английские пенни. В самом конце пошли бочонки, где лежали кельнские марки, а помимо того имелись клетки с несколькими ловчими соколами. Франки нас не обманули, а если так, то и я собирался быть честным.

  По моей команде дружинники вывели из нашего строя повозку с Алиенор, и Роберт де Ге спросил королеву:

  - Ваше Величество, с вами все в порядке?

  - Да, рыцарь, - произнесла королева, после чего она посмотрела на меня и сказала: - Думаю, что мы еще встретимся, Вадим Сокол.

  - Буду этому несказанно рад, Ваше Величество, - кивнул я и по моим губам пробежала усмешка. - Мой дом ваш дом, особенно если вы оплатите постой серебром.

  Алиенора Аквитанская улыбнулась и кивнула посланцу своего супруга:

  - Я желаю поскорее вернуться в лагерь наших соотечественников.

  - Мы поторопимся, моя королева, - ответил де Ге.

  Размен прошел нормально. Мы с рыцарем молча раскланялись и развернули наших коней. Королева перешла к крестоносцам, а я получил серебро. Все по чести и вроде бы пришла пора разбегаться в разные стороны. Однако это история имела продолжение.

  - Вадим, в лесу дым, - сказал мне Иван Ростиславич Берладник, лишь только мой жеребец приблизился к строю дружины.

  Я оглянулся и увидел прерывистый сигнальный дым. Один клубок поднялся к серым осенним небесам. Следом второй, а за ним третий. Затем короткая пауза и один большой дымный шар с темноватым смоляным оттенком. Хеме, которые находились в стороне от лесной дороги, давали знак, что в чащобе три сотни врагов и если судить по оттенку дыма, то они являлись воинами ордена. Калеви Лайне свое дело знал хорошо и не ошибался, а неожиданно объявившийся в лесу противник, даже если бы увидел за деревьями сигнал, все равно не смог бы поймать наших опытных разведчиков.

  - Эге-ге-й! - окликнул я Роберта де Ге. - Рыцарь!

  - Чего тебе, венед!?

  Посланец короля обернулся, а я указал на лес и дымы.

  - Видать, ты все-таки не поверил и мне, а потому взял с собой дополнительное сопровождение!

  Де Ге посмотрел на сумрачную чащобу и покачал головой:

  - Нас только сотня!

  - А мои люди дают знак, что в лесу еще триста воинов и они храмовники вашего бога!

  Рыцарь перекинулся несколькими словами с королевой, которая нахмурила свое хорошенькое личико, и вновь направился ко мне. Опять мы встретились между нашими воинами, которые были готовы к тому, что вот-вот начнется рубка, и франк сказал:

  - Витязь, мы сами по себе. Нас ровно столько, сколько было договорено, а в чаще люди, которые желают, чтобы королева погибла.

  - Храмовники?

  - Да, тамплиеры, примкнувшие к ним бродяги и несколько фанатичных проповедников.

  - И зачем им это?

  - Есть сведения, что цистерианцам нужна мученица, которая погибла от рук язычников.

  - А тамплиеров не остановит, что королева под вашей защитой?

  - Нет. Они готовы убить всех, ибо это будет делаться ради торжества великой цели.

  - Это задумка Бернарда Клервоского?

  - Не думаю. Скорее всего, такой незатейливый план придумал кто-то из священнослужителей рангом пониже.

  - Вас должен кто-то встретить?

  - Конечно. За лесом, в пяти милях от этого места, нас ожидает барон Адольф Сен-Жан-де-Карьер. С ним четыреста воинов и если мы до него доберемся, то нас не тронут.

  Исподлобья Роберт де Ге посмотрел на меня и, уже понимая, чего он хочет, я спросил франка:

  - Что ты предлагаешь?

  - Помоги нам пройти через лес.

  - Ха! Чтобы я оказывал содействие врагам, такого еще не было.

  - Все когда-нибудь случается впервые и, помогая нам, ты помогаешь себе и своему народу. Ты ведь понимаешь, что будет, если станет известно, что проклятые язычники получили выкуп, а затем догнали королеву и подло убили ее?

  - Понимаю. Воины, которым не нравится эта дурацкая война, станут драться не жалея себя, и если сейчас иногда случается так, что франки не трогают попавших к ним в плен мирных жителей и пленников, то этого больше не будет. Война начнет новый виток и это плохо.

  - Правильно ситуацию видишь, - рыцарь кинул взгляд на королеву, которая наблюдала за нами, и спросил: - Итак, ты поможешь нам?

  Я прикинул расклад и пришел к выводу, что помочь франкам придется. Большую группу наших воинов они к себе не подпустят, да и нет времени ждать подмогу из Дымино. Лес обойти очень трудно, рядом много болот, так что на этот маневр можно потратить сутки. Вызывать сюда барона Адольфа Сен-Жана-де-Карьера (какой смешной титул) тоже не вариант, засевшие в лесу храмовники перехватят гонца. Так что, как ни крути, а придется сегодня подраться. Впрочем, я только 'за'. В любом случае мне придется начинать новый рейд по тылам противника, а потому какая разница, где врага бить, здесь под Дымино или дальше к югу, поближе к Радогощу? Никакой, а значит, готовься Змиулан, скоро твоя чародейская сталь вновь станет вскрывать тела вражеских храмовников и тех, кто с ними заодно.

  - Я помогу вам, рыцарь де Ге, - сказал я посланцу короля. - Однако предупреди своих воинов, что рядом со мной не одна сотня воинов, а две.

  Барон дал знак своим рыцарям, что все в порядке, и прокричал:

  - Через чащу, венеды пойдут вместе с нами! Спокойно! Их немного больше, чем ожидалось! - После этого франк обернулся ко мне и вопросительно кивнул: - Ну и где твоя вторая сотня, в лесу?

  - Нет, - я повысил голос: - Поято! Самород! Поднимайте своих воинов!

  На глазах изумленных франков пожухлый травяной покров слева и справа от моего отряда зашевелился, а затем из-под земли на свежий воздух выползли пруссы и варяги, самые опытные воины моей дружины. Было дело, рыцари вновь схватились за оружие, но де Ге их успокоил и, дернув шеей, сказал:

  - Так я и думал, что ты прикроешь себя пехотой. Однако сейчас не об этом. Мы входим в лес первыми, а вы за нами следом. Если нападения не будет, то на противоположной опушке расстанемся. Ну, а если нас начнут убивать, то помоги и это тебе зачтется.

  - Только ты своих рыцарей обозначь, чтобы мои их в сутолоке боя не перебили.

  - Как?

  - Прикажи разорвать белую материю на полоски, и повязать их на левую руку. Так мы твоих бойцов от вражеских отличим. Ну, а нас и так видно.

  - Сделаю.

  Движение началось через пятнадцать минут. По дороге рыцари двинулись в сторону леса, а мои воины к этому моменту получили инструкции, спешились и последовали за ними. Серебро было отослано в город, а помимо того я вызвал остальную свою дружину, так что если Роберт де Ге решил нас подставить, то из чащобы он не выберется. Однако вряд ли барон меня обманывал, очень уж ценный груз королева Алиенора, чтобы им рисковать. Вот поэтому я ему и поверил.

  Дым над лесной чащобой исчез. Видимо, воинов Хеме и варогов вспугнули. Мы вошли в чащобу, и вперед выдвинулась дозорная группа. Облетевшая листва, словно разноцветный ковер, лежала под нашими ногами. Настороженные взгляды обшаривали кусты и скользили по голым веткам. Врагов почувствовать не удавалось, слишком много рядом людей. Однако они были неподалеку и, наверняка, наблюдали за идущими впереди рыцарями. На миг я представил, как они удивятся, если нападут, а мы ударим им в тыл, и тут кусты неподалеку зашевелились. Было дело, наши арбалетчики приготовились осыпать противника болтами, но это оказался один из Хеме, троюродный племянник Калеви Лайне приземистый крепыш с непривычным для меня именем Тапио.

  Хеме выскользнул из кустов, пристроился рядом и, держа руку на коротком мече, быстро зашептал:

  - В лесу враги. Триста воинов и многие из них в белых плащах с красными крестами, а еще егеря, десятка три, все очень опытные и с арбалетами. Они напали на нас и ранили двоих наших. Мы отошли дальше в лес и егеря за нами не погнались, а потом дядя послал меня к тебе.

  - Ясно. Где враги устраивают засаду?

  - Дальше распадок, - Хеме указал на дорогу. - Идти недолго, скоро на месте будем. Место удобное, так что, наверное, засада будет там.

  - Ладно. Поспеши обратно к Калеви и скажи, что как только бой начнется, пусть подтягивается.

  Тапио огляделся и снова исчез в придорожных кустах, вроде бы только что был здесь, а через секунду его и след простыл.

  - Сотники, - продолжая шагать, обратился я к Поято и Ранко, - воины готовы?

  - Да, - коротко ответил прусс.

  - Тамплиеров резать нам всегда в радость, - добавил Самород. - Вот только непривычно рыцарей выручать, но воины все понимают, так нужно.

  Молча, качнув головой, я продолжал движение. Распадок, про который говорил Тапио, приближался, и когда до него оставалось метров двести пятьдесят, впереди пропел сигнальный рог, который звал нас на помощь. Пришла пора показать себя и свои умения, и я отдал приказы:

  - Пруссы влево! Варяги вправо! Русичи за мной! К бою! Вперед! Бегом!

  Щит был готов принять удары вражеского оружия, а Змиулан что-то шипел и жаждал крови. Ноги понесли меня по дороге и спустя пару минут, во главе дружинников Берладника и степняков, я влетел в бой. На дороге была свалка. С обочин на рыцарей короля навалились такие же католики, как и они, и гвардейцы сразу же понесли серьезные потери. Обе стороны выкрикивали одинаковые кличи, и звенело оружие, а раненые кони ржали и пытались выскочить из кровавой мясорубки, в которую их завели люди. В общем, неразбериха, и если бы не мы, да не белые полоски на дружественных франках, то пришлось бы им туго, а так еще и ничего.

  Из-за моей спины в противника полетели метательные снаряды, и почти каждый был в цель, ибо сутолока давала нам преимущество, а затем пришел черед мечей.

  - С нами Бог! - выкрикнул молодой вражеский рыцарь, бросаясь на меня.

  - А мы пока сами по себе! - в длинном выпаде вонзая ему в шею клинок, ответил я.

  Последнее слово прозвучало в тот момент, когда противник уже разбрызгивал фонтанирующую из перерезанных артерий кровь. И отбросив его ударом левого плеча в грудь, я сцепился со следующим врагом, массивным тамплиером в отличной броне и полутораручным мечом в руках.

  - А-а-а!!!

  С ревом храмовник попытался обрушить на мою бедовую головушку свое оружие. Сверху вниз с еле слышным посвистом сталь опускалась на меня, но я скользнул навстречу врагу. Щит ударил по руке франка и отклонил клинок, а Змиулан проник под кольчужную юбку противника и вонзился ему в пах. Моментально победный рев тамплиера превратился в жалобный писк, и он замер. Его грозный меч завис в воздухе, глаза рыцаря остекленели, а рот издавал жалобное завывание.

  'Что, падла, - подумал я, - не нравится!? А людей резать во имя своих идеалов нравилось!? Наверное, да. Но вот только промашка у тебя вышла и здесь ты найдешь свою смерть'.

  Я потянул клинок на себя, и он выскользнул из тела крестоносца.

  - Чпок! - раздался сосущий звук, и тамплиер стал падать.

  Отступив в сторону, я уже не думал об умирающем в муках противнике и снова ринулся в драку. Щит принял на себя удар вражеской палицы, и я отмахнулся от налетевшего рядового воина в кожаных доспехах. Затем рывком отбросил его в сторону, и подошва моего ботинка опустилась на растерянное округлое лицо простого деревенского парня, которому бы сеять да пахать, а он поперся Венедию завоевывать. С хрустом его переносица сломалась, и по моему щиту пришелся второй мощный удар. Дубовая основа выдержала, но треснула. Еще один сильный удар и я мог остаться без защиты. Но в этот момент над моими плечами пролетело несколько болтов, значит, арбалетчики перезарядились, и передо мной снова чисто. Противников рядом не было, и я увидел, что французские гвардейцы окружили повозку с королевой, а полсотни тамплиеров и добровольцев наседают на них со всех сторон.

  - Яровит! - выкрикнул я имя своего небесного покровителя и поспешил на помощь воинам короля Людовика.

  Раз! Подсек ногу простому копьеносцу. Два! Щитом оттолкнул закованное в броню тяжелое тело вражеского рыцаря, и идущий рядом Ранко Самород топором вскрыл ему череп. Три! Мое хорошо тренированное тело ударило следующего противника, и я сбил его наземь. Четыре! Змиулан повернулся острием вниз и опустился в прорезь вражеского шлема. Пять! Меч поднялся, и классический вертикальный удар от головы вниз сразил еще одного простолюдина. Шесть! Передо мной снова тамплиер без щита и он с легкостью отбивает мой меч в сторону. Змиулан подвывает от досады, и вражеский клинок летит мне в лицо.

  Прыжком я ушел в сторону, вновь развернулся к противнику и понял, что он двигался, так же как и я, очень быстро и слишком стремительно. Это был достойный противник, не простой Воин Господа, а элита Ордена Тамплиеров. Таких людей среди наших врагов немного, но они есть, и вот с одним из них я столкнулся в бою. Что же, посмотрим, кто кого. Натренированный убивать зомби с крестом на спине меня сделает, или я его на родной земле уложу. Понеслось!

  Клинки схлестнулись в одновременных диагональных ударах справа налево. Звон стали. Мечи вернулись на исходную позицию, и вражеский клинок устремился к моему животу. Шаг назад и рыцарь рванулся за мной. Вокруг нас шла жестокая битва, в которой мы пока не могли сломить врагов, но тамплиеру и мне было не до общей схватки, ибо у нас своя.

  Противник вновь наступает. Замах! Удар! Опять сталь сталкивается со сталью, и я контратакую. Прямой удар с ноги в грудь врага и я его достал. На долю секунды он пошатнулся и Змиулан полетел ему в шею. Мимо! Вражина ушел и мой новый удар. Скорость увеличивалась, темп нарастал, и стальные полоски клинков были практически невидны. Игра мечей, глаза в глаза, не отступать и не ошибаться, ибо ошибка - смерть. В голове пустота, а тело работает само по себе. Мгновения стали минутами, все что происходило, было словно не со мной, и в таком состоянии я находился до тех пор, пока сквозь шум битвы не расслышал звук:

  - Дзанг! - Острие Змиулана пробило броню вражеского бойца и вонзилось ему в сердце. После чего правой ладонью я навалился на рукоять и клинок, разрезая кольчугу тамплиера, с хрустом проскочил через металл, поддоспешник и ребра, и глубже вошел в тело противника. Ну, а через несколько секунд крестоносец стал заваливаться на спину, а я вытащил свой меч из тела сильного врага и огляделся.

  'Хороший-с воин-с был-с, - мой разум уловил речь Змиулана, - вкусный-с'.

  'Да, наверное', - согласился я с зачарованным клинком, в котором спала неизвестная мне сущность, и снова ринулся в драку. Однако мое вмешательство уже не требовалось. Ударившие по противнику с флангов пруссы и варяги, а затем появившиеся вароги и Хеме, которые сбили заслон вражеских егерей, моментально склонили чашу весов на нашу сторону. Налетчики стали сдаваться, сразу же брались под стражу, и мое внимание привлек один из тамплиеров, пожилой боец, которому отрубили кисть руки, и он, истекая кровью, лежал на листве и кричал:

  - Как такое возможно!? Католики с дикими язычниками! Вы заодно, а значит гореть вам всем в аду! Но ничего, скоро прибудет Бернард из Клерво и всем вам придется раскаяться!

  Вытирая окровавленный клинок об белый плащ тамплиера, я подошел к раненому, и спросил его:

  - С чего ты решил, что аббат Клерво лично появится в наших краях?

  - Тьфу! - храмовник плюнул в меня, и его слюна упала мою кольчугу, а затем левой рукой он выхватил из сапога кинжал и попытался меня достать.

  - Дзинь! - тренькнула тетива арбалета и в лоб тамплиера вонзилась короткая стрела. Я оглянулся и позади себя обнаружил одного из варогов, который пожал плечами, мол, не сдержался.

  Впрочем, были и другие пленники, и парочка из них подтвердила, что Бернард собирается присоединиться к Крестовому походу. Причин такого поступка они не знали, не их уровень, ибо все они оказались рядовыми исполнителями. Поэтому я удовлетворился полученной информацией, которую позже следовало обдумать, и подошел к королеве.

  - Я не забуду того, что ты сделал, варвар, - сказала Алиенора. - Ты меня похитил, но ты же меня и спас.

  - Хорошо, если так, - кивнув, сказал я и добавил: - Прощай, королева.

  - Прощай, - произнесла она и отвернулась.

  Спустя десять минут, когда горячка боя схлынула, франки вновь стали воспринимать нас как врагов. Напряжение нарастало, и Роберт де Ге, от греха подальше, как можно скорее, повел своих рыцарей и пленников, которые должны предстать перед королем, на соединение с отрядом барона Адольфа Сен-Жана-де-Карьера. Мои пехотинцы последовали за ними, мало ли, вдруг в лесу еще что-то случится. Ну, а спешенные дружинники Берладника, степняки и подошедшие из Дымино воины, занялись сбором трофеев: вражеского оружия, кошельков, доспехов и спрятанных в лесу лошадей. Война продолжалась, и ресурсов не хватало. Все как всегда.

Глава 21.

Зверин. Осень 1147 Р.Х.

  Не взирая на грязь, дождь и холод, плохие дороги, множество больных и раненых, отвратительное снабжение и постоянные нападения язычников, в конце осени крестоносцы под командованием германского короля Конрада Третьего вновь проломились к Береговым Моринам. Венедов здесь не оказалось, ибо они отступили к своей столице. Поэтому, оставив на месте несколько тысяч воинов, германцы и франки продолжили движение и вскоре оказались под стенами окруженного со всех сторон водой Зверина. Этот город с восточной стороны озера Звериного был сильно укреплен и по данным разведки имел гарнизон в четыре тысячи отменных воинов во главе с князем Никлотом, а так же десятки катапульт и стрелометов, а значит, взять его было весьма непросто. Однако король верил в милость Господа и надеялся, что вскоре к его двадцатитысячной армии подойдут подкрепления. Во-первых, прибудет войско пфальцграфа Германа Шталека, опытного полководца и давнего недруга венедов. Ну, а во-вторых, появится сам Бернард Клервоский, который собрал в Европе множество добровольцев, и скорым маршем, устилая дороги Венедии трупами доходяг, двигался к нему на помощь.

  Расчет Конрада строился на том, что за семь-восемь дней его мастера соберут катапульты, осадные башни и тараны, а рядовые воины сколотят щиты-павизы и навяжут множество фашин, которые загатят рвы и закидают вражеские ловушки. Затем подойдет Бернард, а войско Шталека обогнет город с северо-западной стороны и окружит примыкающие к Зверину многочисленные мелкие водоемы своими патрулями. После чего можно будет начинать штурм.

  Однако подкрепления прибыли раньше и все резко убыстрилось. Сначала из сырых и холодных лесных дебрей вынырнули дружины пфальцграфа, а затем, во главе толпы в пятнадцать тысяч голодных и обозленных на весь свет людей, появился знаменитый цистерианский аббат, который потребовал от германского государя немедленного штурма языческой твердыни. Глаза Бернарда, рядом с которым постоянно находились избранные паладины и тамплиеры, горели фанатичным огнем, и королю очень трудно было ему возражать. Но, собрав в кулак всю свою волю, он все же сделал это и смог убедить настоятеля Клерво, что необходимо хотя бы двое суток на подготовку.

  Как ни странно, но цистерианский аббат это принял и пообещал королю всемерное содействие. После чего он покинул шатер Конрада Гогенштауфена, стал посещать один отряд за другим, произносить перед крестоносцами зажигательные проповеди и его слова находили в душах людей отклик. Закоренелым грешникам проповедник обещал прощение и райские кущи, нищим золото, больным исцеление, обездоленным крестьянам богатую землю венедов и освобождение от налогов, а феодалам большие владения и послушных сервов. Казалось, что не было в лагере человека, который бы не слышал увещевания Бернарда, и боевой дух войска в течение всего нескольких часов взлетел на небывалую высоту. Ополченцы, наемники, рыцари, бродяги и даже обозные шлюхи - все они принялись за труд, мало спали и много работали. Нечто неестественное происходило с людьми, которые грезили богатствами венедов, и для штурма столицы бодричей все было готово не через седьмицу, а через два дня и три ночи.

  Наступило время решительного сражения. Вновь зазвучали речи проповедников. Были отпущены все грехи и всякий крестоносец, кто пожелал исповедоваться, получил такую возможность. Оружие было наточено. Мощные катапульты выдвинулись на позиции. Отряды выстроились в боевые порядки и король, получив благословение аббата Клерво, приказал начать обстрел вражеских стен.

  В сторону Зверина полетели первые булыжники и венеды ответили. После чего, пока в воздухе свистели камни, толпы плохо вооруженных и совсем необученных ополченцев понесли ко рвам славянского города вязанки хвороста и деревянные настилы. Массы людей сдвинулись с места, и движение этого муравейника напомнило королю неудачное для него сражение за Береговые Морины, а затем невольно он подумал, что венеды могут иметь скрытые в лесах резервы, которые в решающий момент ударят по его ослабленной армии. Однако вскоре Конрад Третий прогнал эту мысль прочь. Язычники не имели серьезных резервов, сейчас он был в этом уверен, поэтому король быстро успокоился, и продолжил руководить штурмом. А вот ставший паладином Господа рыцарь Седрик фон Зальх, напротив, не находил себе места и все время ждал команду Бернарда на выдвижение к стенам. Но такого приказа не было, аббат, словно забыл про воина, который за последние несколько недель очень сильно переменился и стал обладать поистине огромной силой. Проповедник смотрел на идущих в наступление людей: франков, германцев, англов, итальянцев и многих других, и еле слышно шептал молитвы.

  Тем временем толпы нищебродов, которые несли огромные потери от стрельбы венедов, завалили рвы и подходы к стенам столицы бодричей, и пришел черед добровольцев и феодальных дружинников, которых поддерживали английские лучники и итальянские арбалетчики. Стройные колонны воинов, между которыми катились высокие осадные башни, стали приближаться к Зверину. Стальные прямоугольники казались несокрушимыми и даже когда на них обрушились венедские копья, стрелы, камни и смола, крестоносцы не останавливались, а продолжали наступление. Они шли на смерть и грозные осадные башни все ближе подкатывались к стенам города. Язычники пытались их поджечь, но сырая кожа, которой были обтянуты лицевые стороны этих махин, горела плохо и даже 'греческий огонь', который падал на них и скатывался вниз, с трудом поджигал боевые машины. Поэтому в итоге из полутора десятков башен девять все же подошли к городу. С них на стены опустились переходные мостики и, под прикрытием многочисленных стрелков, фламандские наемники хлынули в Зверин, а вслед за ними последовали германские дружинники.

  Король Конрад увидел это, и понял, что успех надо развивать. По его губам пробежала довольная усмешка, и он отдал команду своим военачальникам:

  - Два отряда рыцарей на штурм и еще двум быть готовыми к выступлению! Подать сигнал Шталеку, чтобы следил за окрестностями и был настороже! Венеды, наверняка, попробуют пойти на прорыв!

  Две группы спешенных королевских рыцарей по пятьсот воинов в каждой, двинулись к стенам, с которых фламандцы уже выдавили язычников, а Бернард Клервоский посмотрел на тамплиеров и тех, кого он называл Паладинами Господа, и обратился к трем десяткам 'своих' рыцарей:

  - Воины, пришел ваш час! Идите в сей град, в коем сидят дьяволопоклонники, и атакуйте храм демона Перуна! Ступайте и перебейте всех врагов, которые встанут на вашем пути! Я верю в вас, ибо над вами распростерта длань Господа, и ангелы небесные парят в небесах и наблюдают за вашим подвигом! С Богом!

  Храмовники и паладины, словно не чувствуя веса тяжелых доспехов, оружия и щитов, а так же грязи под ногами, подобно гончим псам, обгоняя королевских воинов, бегом бросились в битву. Бег крестоносцев был легким, и они передвигались очень быстро. В их жилах бурлила кровь, а сердца бились в унисон с сердцем аббата Бернарда, который наблюдал за ними, и продолжал шептать молитвы.

  Когда паладины Господа и рыцари храма Соломона оказались под городом, южные ворота Зверина уже были распахнуты настежь. Вместе с лучниками, остатками религиозных фанатиков и дружинниками они вошли внутрь и сразу же оказались в гуще сражения. Венеды, пользуясь узостью улочек, понастроили на них баррикад и дрались за каждый дом. Между боярскими теремами в три и четыре этажа кое-где были перекинуты мостики и с крыш в европейцев били лучники и арбалетчики. В городе не было мирного населения, но, несмотря на это, язычники дрались с небывалым ожесточением и явно не собирались отступать. Бодричи князя Никлота буквально перемалывали войска католиков, которые шли на смерть и встречали оружие славян, которое вонзалось в них, с улыбкой радости на лице. Храбрость, упорство и воинское умение вступили в противоборство с фанатизмом и превосходящими силами европейцев, и в этой борьбе победа медленно, но верно склонялась на сторону крестоносцев.

  Битва сама вынесла тамплиеров и паладинов на передний край и они, не сговариваясь, выстроились клином и кинулись на захват первой баррикады. Прыжками воины взобрались наверх неказистого укрепления из бревен и какой-то мебели, и мечи воинов, которых отбирал лично Бернард из Клерво, окрасились кровью. Нельзя было размахнуться в полную силу и повернуться, ибо слишком много людей сошлось на узком пространстве городской улочки. Нельзя было отступить, поскольку на рыцарей давила масса в пару тысяч людей, да и не хотели они этого. Нельзя было защититься от падающих сверху стрел и закрыться от них щитом, но выкованные лучшими миланскими оружейниками доспехи и шлемы отбивали практически любую славянскую стрелу, и только мощные арбалетные болты иногда пробивали защиту, и вонзались в тела католиков.

  Смерть была вокруг, однако угроза гибели не остановила избранных Воинов Господа. Они набросились на бодричей, словно бешеные, и сила каждого такого воина была равна силам трех обычных рыцарей. С пеной у рта, выкрикивая 'Nobiscum Deus!', эти необузданные бойцы быстро истребили самых яростных и храбрых защитников баррикады, а остальных отбросили дальше по улочке. Затем была погоня, в которой немало славян было убито вблизи одного из боярских теремов и резня в каком-то темном переулке, где люди сплетались в неразрывные клубки и бились, чем могли. Сутолока была невообразимая, и дошло до того, что стиснутый со всех сторон Седрик фон Зальх, который потерял свой шлем, не смог поднять меч, чтобы поразить вражеского дружинника, и тогда рыцарь зубами вцепился в лицо славянина и вырвал из его щеки большой кусок мяса. От неожиданности и боли венед подался назад, а паладин, сплюнув под ноги чужую плоть, вонзил клинок в грудь городского защитника и смог пробиться вперед.

  - С нами Бог! - одновременно с этим вновь услышал Зальх голос одного из тамплиеров, и вместе с другими рыцарями, увлекая за собой рядовых воинов, стал пробиваться к центру города.

  Хрипы, стоны, рычание и боевые кличи, звон оружия и посвист стрел над головой. Все это было вокруг германского рыцаря, и он наслаждался этим. Убить! Порвать! Растерзать! Уничтожить! Задавить! Схватить, свалить и втоптать в грязь! Бить проклятых язычников, которые смеют не признавать его бога, пока от них не останется ничего, даже памяти! Перемалывать в труху славянских недочеловеков и видеть их кровь на своем клинке! Вот чего хотел и к чему стремился Седрик фон Зальх и другие посланцы Бернарда из Клерво, которые убивали венедов без счета, и упрямо шли к своей цели, храму Перуна. Они не останавливались и не считали потери, и к капищу дьяволопоклонников дошло всего девять рыцарей. Доспехи их были помяты и покрыты кровью. Однако сила и благословение настоятеля Клерво все еще были с ними. Поэтому в пределы окруженного частоколом храма они вошли без страха и сомнений.

  Рядовые крестоносцы к этому моменту отстали от них или отправились штурмовать находящийся неподалеку княжеский детинец, в котором, наверняка, хранились несметные сокровища. Венедов рядом тоже не оказалось. Подобно горячему ножу сквозь кусок масла Воины Господа прошли через боевые порядки язычников и оказались у них в тылу. По этой причине сражение шло где-то рядом, но их оно не касалось. Паладины и рыцари Соломонова храма вели собственную войну, которую не понимали обычные люди, и они были твердо убеждены в том, что если не будут уничтожены волхвы Перуна, город сможет продержаться гораздо дольше.

  Впрочем, все это подмечалось ими только краем сознания. В этот час они были опьянены пролитой кровью. Поэтому двигались вперед без оглядки и долгих раздумий, и только одно удивляло их, почему в храме нет ни одного человека. Двор святилища был пуст, и они не видели злых волхвов, которых следовало убить. Это настораживало опытных бойцов, но когда они вплотную приблизились к святилищу славян, то оказалось, что кто-то их все же встречает. Перед входом в высокое деревянное здание, опершись на крепкий дубовый посох, стоял высокий и худощавый старец в беленой длиннополой рубахе, которая была перетянута широким воинским ремнем. Это был волхв, вне всякого сомнения. И глядя на этого спокойного седого старика с длинными волосами, который с интересом разглядывал незваных пришельцев, на долю мгновения Седрик засомневался, а надо ли его резать. Однако голос кого-то из товарищей развеял колдовские чары, и жалость исчезла без следа:

  - К бою, братья во Христе! Этот старик совсем не так безобиден, как может показаться! Убьем нечестивца, ибо наверняка, это главный вражеский чародей! В атаку!

  Крестоносцы полукругом окружили старика и медленно, по своим меркам, стали к нему приближаться, а когда до него оставалось всего пять-шесть локтей, попробовали навалиться на волхва всей толпой. Мечи поднялись и, убыстряя свои движения, рыцари поспешили поразить противника. Но сталь не достала волхва. Не менее быстро, чем Воины Господа, он отступил назад и оказался в широком дверном проеме, который был украшен резными рунами. Посланцы Бернарда из Клерво кинулись за ним следом, и тут старец показал, на что способен. Его посох, подобно змее, метнулся в грудь передового рыцаря и ударил его в грудь, после чего он, громыхая доспехами, повалился на лестницу, а затем покатился вниз.

  Пример товарища не остановил остальных воинов, и они продолжили натиск. Второй боец кинулся на колдуна и тоже упал. За ним попытался добраться до старика третий, и он тоже не смог устоять на ногах. Но затем сразу двое изловчились и подступили к жрецу с разных сторон, и венед, уходя от смертельных ударов, вновь отступил. Двигался этот старец, как и рыцари, гораздо быстрее обычного человека, и казалось, что его облик это только маска, которая скрывает молодого и полного сил воина-витязя. Видимо, родной храм давал ему силы противостоять католикам, но никто из крестоносцев об этом не задумывался, ведь противник был одиночкой, а значит, как бы силен он ни был, долго драться все равно бы не смог.

  Воины последовали за волхвом и оказались в просторном полутемном молельном зале с голыми стенами, по углам которого находилось немало глиняных горшков, а над ними висели глиняные масляные светильники. Никаких богатств в храме не имелось и драпировки из дорогих тканей, которые ранее украшали помещение, отсутствовали. Чародей где-то спрятался, и католики не могли его разглядеть. Однако венед был здесь, его требовалось выманить, и тогда Воины Господа рванулись к деревянному истукану, который находился у противоположной стены. Идол в виде пожилого кряжистого воина в кольчуге и остроконечном шлеме, мечом на боку и посеребренными усами был большой, выше трех метров, и крестоносцы хотели вонзить в поганое идолище свои клинки. Однако волхв не мог этого допустить и вновь оказался перед ними. Его посох завертелся в руках, отбросил прочь очередного рыцаря, и католики опять попытались его окружить. Будто стая шакалов, тамплиеры налетели на упрямого старца, но казалось, что палка волхва было повсюду, и встречала оружие крестоносцев везде. Вот только жрец был совсем один, и рядом с ним не стояли витязи, а к паладинам и тамплиерам присоединились те, кого старик уронил на входе, и потому он вновь был вынужден отступить.

  Грациозным сильным прыжком, который так несвойственен людям пожилого возраста, опершись на посох, старец отпрыгнул от врагов, и оказался между продолговатым мраморным алтарем и ногами взирающего на его бой славянского бога. Здесь он перекинул посох в левую руку и схватил с жертвенного камня слегка изогнутый меч, а затем рассмеялся и прокричал:

  - Перун! Я Мирослав - твой воин, иду к тебе!

  Голос волхва прокатился под сводами помещения, отразился от стен гулким эхом, вспугнул голубей, которые сидели под самой крышей, и старец сам перешел в атаку.

  Прямо на алтаре клинок венеда вонзился в шею одного из паладинов и католик, обливаясь кровью, повалился на мрамор и щедро полил его своей живительной рудой. Затем старец переступил через труп крестоносца и взмахнул посохом, который очень сильно ударил по неприкрытому затылку Седрика фон Зальха. От этого в голове рыцаря все помутилось, и он отшатнулся к стене, по которой скатился на пол, где и застыл без движения, на время, превратившись в простого зрителя.

  Ну, а верховный жрец Перуна храбрый Милослав, который заранее отправил из храма всех его служителей и просто тянул время, продолжил свой последний бой в коем он был один против самых лучших воинов в войске крестоносцев. Старый воин, который всю свою жизнь посвятил служению, сначала родному племени, а затем великому предку и покровителю воинов Перуну, знал, что погибнет, но не жалел об этом. Старец долго прожил и сразил немало врагов, он воспитал детей, внуков и видел правнуков, его ученики унесли все самые ценные храмовые реликвии в Волегощ, а он остался. Перед его мысленным взором уже проносились видения прекрасного Ирия, в который он попадет, пройдя по хрустальному мосту. Мирослав видел любимую женщину, ждущую его на другом конце чудесной переправы, и сердце волхва стремилось к ней и другим своим сородичам, которых он давно схоронил. А поскольку огненное погребение для него уже было готово, жрец не медлил.

  - Перун!!! - вновь выкрикнул старец и бросился на посланцев темных богов.

  Мирослав был подобен урагану, который сметает со своего пути все преграды, и в последние мгновения своей жизни он выкладывался изо всех сил. Его клинок, трофей, добытый им полсотни лет назад в далеких степях у реки Итиль, пронзил грудь очередного противника и старец даже смог приподнять облаченного в доспехи воина, а затем бросить его на других католиков. К сожалению, тело ни в кого не попало, но падающий мертвец расстроил ряды врагов, и посох, подобно палице, упал на шлем-ведерко очередного рыцаря и заставил его отшатнуться от старца прочь. Затем была яростная и красивая рубка с другим крестоносцем, которого волхв смог загонять, после чего тамплиер, опытный вояка, который прошел немало сражений и был благословлен настоятелем Клерво, не выдержал предложенного венедом темпа и он этим воспользовался. Острие кривого степного клинка вонзилось в смотровую щель европейского шлема, и еще один избранный воин темных богов свалился замертво на пол молельного зала. Одновременно с этим Мирослав почувствовал позади себя движение и обернулся. Посох старца, прикрывая волхва, поднялся на уровень груди, но было поздно. За спиной Мирослава стоял залитый кровью и оскалившийся, словно бешеный волк, Седрик фон Зальх, меч которого вонзился в живот старца, а затем, наматывая кишки на сталь, провернулся в нем.

  Смерть. Морена пришла. После чего верховный жрец Перуна Мирослав из Зверина без крика стал заваливаться на бок и последнее, что он сделал, перед тем как отправиться в славянский рай, где нет чужаков и врагов, метнул свой клинок в сторону ближайшего угла. Стальной меч со свистом пролетел по воздуху и попал в лампаду. Хрупкая глина треснула, и горящее масло ручейком потекло вниз, прямо на горшки, которые стояли на полу. В этих емкостях находился топленный свиной жир и смола с кусками пакли, а помимо того часть стен была пропитана горючей смесью из запасов князя Никлота. Поэтому огонь стал распространяться по храму с немыслимой скоростью и рыцари, бросив все, кинулись на выход. Однако каково же было их удивление, когда перед самым их носом дверь храма захлопнулась, а за ней они услышали молодой и ломкий голос славянского мальчишки:

  - Горите твари! Это вам за прадедушку!

  Старец, тело которого освободилось от души, этого уже не слышал, но, покидая мир Яви, он видел своего любимого правнука Вихорко, который, размазывая по лицу сажу, покидал двор святилища и вместе с другими бодричами устремлялся в сторону примыкающей к воде северной стены. Мирослав улыбался, ибо все получилось так, как он планировал, а вот его убийцам предстояло помучаться...

  Главное помещение храма Перуна быстро наполнялось дымом, который мутил разум и забивал легкие. Огонь охватывал все новые пространства, и Воины Господа попытались разрубить или выломать дверь. Однако у них ничего не вышло, слишком хорошо их закрыли, и очень уж толстой была дубовая створка. Тогда крестоносцы попробовали найти другой путь, но все коридоры, которые вели в молельный зал из других помещений храма, тоже были закрыты. После этого они взывали к милости Бога и просили о заступничестве Деву Марию, но вряд ли их кто-то слышал. Ну, а когда крестоносцы один за другим, задыхаясь, стали падать на пол, Седрик фон Зальх решился на отчаянный шаг. Кинжалом он рассек кожаные застежки доспехов и скинул с себя броню. Затем германец подбежал к статуе Перуна, лицо которого в отблесках пламени, смеялось и корчило католикам смешные рожицы. Ну, а потом Седрик размашисто перекрестился и подпрыгнул. Руки воина ухватились за деревянную руку бога-демона, и он подтянулся. Далее был новый прыжок и вновь подтягивание. Рывок. Еще один и он оказался на голове идола. Жар подступал все ближе, и лицо Зальха стало стягиваться и трескаться, кожа молодого воина не выдерживала натиска огня, и он прыгнул на балку под самым потолком.

  На мгновение Седрику показалось, что у него ничего не выйдет. Однако он все же смог зацепиться за деревянный брус, а когда оказался на нем, на карачках пополз к ближайшей стене. Здесь жар был особенно сильным и Зальх закричал от боли. Глаза его наполнились слезами, и он стал терять рассудок, так что еще бы миг и рыцарь свалился бы вниз. Но за его спиной раздался голос последовавшего за ним тамплиера, рыцаря Раймундо де Фер, который подбодрил германца:

  - Быстрее, Зальх! Двигайся, а не то я сброшу тебя вниз!

  Из последних сил рыцарь рванулся наверх, здесь уперся в подгоревшую горячую гранку, которая покрывала крышу, и сильным ударом выбил сразу две доски. В покрытии храма оказался проем и жаркой тягой Седрика, словно пушинку, вытянуло наверх и выбросило наружу. Куда он летел, Зальх не понимал и ничего не видел. Он верил, что высшие силы спасут его, и рыцарь не ошибся. Обжигающе горячий воздушный поток выбросил Седрика на землю, и вскоре рядом с ним приземлилось еще одно тело.

  - Раймундо, это ты? - приходя в себя и потирая веки глаз грязными ладонями, спросил германец.

  - Да-а-а... - простонал де Фер.

  - Как ты?

  - Плохо... Лицо обожжено и глаза ничего не видят, а еще нога... Ах-х-х! Кажется, я ее сломал... Да и с рукой что-то... Зальх, помоги...

  С трудом Седрик разлепил веки, увидел перед собой Раймундо де Фера и невольно вздрогнул. Высокорослый красавец из Прованса, который вступил в Орден Тамплиеров по протекции своего родственника Пьера де ла Ровера, превратился в обожженный и изломанный обрубок. Левая рука рыцаря была вывернута под неестественным углом, а правая нога находилась под телом и на нее пришлась вся тяжесть упавшей с высоты в четыре десятка локтей туши. Но это было не самое страшное. Хуже было другое, что одежда рыцаря тлела, а лицо превратилось в ужасную черную маску, сквозь которую пробивались струйки крови.

  'Что же делать?' - спросил себя Зальх.

  Ответ пришел сразу же. В голове германца возник образ Бернарда из Клерво и настоятель прошептал:

  'Спасайся сам. Город горит, а Раймундо не спасти. Быстрее, рыцарь, я жду тебя'.

  'Как же так!?' - мысленно воскликнул Седрик. Но его короткая связь с аббатом прервалась, и германец встал на ноги.

  - Зальх, помоги... - вновь простонал де Фер.

  - Сейчас, потерпи немного, - ответил тамплиеру паладин. - Я приведу помощь. Жди!

  Бегом Зальх бросился подальше от горящего храма и выскочил на улицу. Святилище находилось на холме и, оглядевшись, он понял, что Бернард был прав, горит не только капище дьяволопоклонников, а весь Зверин. Бодричи дождались, пока за стены втянется побольше крестоносцев, и подпалили свою столицу со всех концов. В теремах бояр, в домах рядовичей, в мастерских и княжеском детинце были заранее заготовлены горючие смеси, жиры, масла и смолы. И когда поступил приказ Никлота, воины стали отступать и кидать факела в каждую постройку. При чем с таким расчетом, чтобы отсечь наступающих врагов от южных ворот.

  Надо было спасаться, Седрик это понимал и, посмотрев в сторону лежащего на земле Раймундо, одними губами он тихо прошептал:

  - Прости тамплиер. Прости и прощай.

  Де Фер, будто услышал германца, и над храмовым двором разнесся его рев:

  - За-а-а-аль-хх!!!

  Германец вжал голову в плечи, ощупал пояс, на котором не было никакого оружия кроме кинжала, выхватил его и побежал туда, где, как он рассчитывал, можно будет найти спасение. Зальх направился к северной стене, куда отступали бодричи, и успел туда вовремя. Многочисленные лодки с венедами уже отвалили от стен и направились к другому берегу небольшого озерца, которое имело протоку в Звериное. На стенах никого кроме Зальха не было. Позади полыхал наполненный крестоносцами город, а перед ним была веревочная лестница, которая спускалась к воде.

  'Делать нечего, надо спускаться', - чувствуя спиной подступающий огонь, подумал Седрик и схватился за спасительную лестницу.

  Вскоре рыцарь оказался в ледяной осенней воде и поплыл туда, где находилась суша. Сколько он греб, Зальх сказать не мог. Долго. Очень долго. Его мышцы несколько раз схватывала судорога, а обожженные куски кожи ныли и болели. Однако он не сдавался и уже в кромешной темноте выбрался на промерзший берег, который охраняли итальянские воины из отряда Вибальда Корвейского.

  Поначалу Зальха приняли за демона. Да и кто бы мог упрекнуть христолюбивых воинов в ошибке? Никто, ибо на сушу выбрался не блистательный и превосходно экипированный паладин из свиты Бернарда Клервоского, а израненное, грязное и обожженное подобие человека, который размахивал руками и нес какую-то ахинею, поминал дьявола, Господа, Деву Марию, требовал спасти Раймундо и проводить его к аббату Клерво.

  К счастью для рыцаря его не накололи на пику и не расстреляли из арбалетов, да и то, только потому, что рядом находился один из цистерианцев, которого послал к воде Бернард Клервоский. Так что для Зальха, которого в армии Генриха Льва не зря называли Везунчиком, штурм города окончился относительно неплохо. Вскоре он предстал перед тем, кто послал его и других рыцарей в бой, и аббат, который был одет в свой перепоясанный веревкой повседневный темно-серый балахон, подошел к нему и тепло обнял паладина за плечи. Сила настоятеля, огромная и всеобъемлющая, моментально затопила душу Седрика, и он почувствовал себя гораздо легче. После чего рыцарь сказал аббату:

  - Мы выполнили ваш приказ, святой отец, и убили главного вражеского колдуна...

  - Молчи, - отстраняясь от паладина, произнес Бернард. - Я все знаю.

  - Но раз так, то почему вы не увидели ловушку?

  - Здесь все для нас чужое, Зальх, и пройдут десятилетия, а то и столетия, прежде чем венедская земля примет нас. Поэтому у меня не получается держать ситуацию под полным контролем. Я понимал, что бодричи готовят ловушку, но не знал в чем она, и потому бросил в бой вас.

  Седрик понурился и выдохнул:

  - Сколько жертв за один паршивый город между озерами и реками... Сколько жертв...

  - Это были не напрасные жертвы, - проповедник нахмурился.

  - Я понимаю это, - кивнул Зальх. - Но с кем мы продолжим наступление, и где армия сможет найти укрытие от дождей, морозов и снега?

  - А вот это уже не твоя забота, паладин. Ты выполнил свое предназначение, и будь доволен. Сил хватит. Потеряна треть армии Конрада и погибли почти все, кто пришел со мной из Европы, но на подходе новые подкрепления. Ну и, кроме того, есть войска Шталека, Генриха Льва, Конрада Мейсенского, Альбрехта Медведя, франки короля Людовика и отряды Фридриха Швабского. Мы не остановимся и продолжим свой натиск на язычников, а значит впереди новые сражения, к которым ты, паладин Господа Седрик фон Зальх, должен быть готов. Ты услышал меня?

  - Да, - Седрик кивнул.

  - Тогда можешь отдохнуть, подлечить раны и привести себя в порядок. Уже завтра мы двинемся в сторону моря и пройдем вдоль всего побережья, снося города и капища поганых языческих божков. Ступай.

  - Слушаюсь.

  Германец снова кивнул и покинул шатер аббата Клерво, а оказавшись на свежем воздухе он услышал наполнявшие лагерь крестоносцев веселые песни и смех. Уцелевшие во время штурма разноязыкие воины Крестового похода и шлюхи, не обращая внимания на многочисленных раненых и мертвецов, отмечали славную победу. Почему победу? Да потому, что за поражения не выкатывается вино из обоза короля, и не раздается жалованье за месяц вперед. И прислушиваясь к шуму войскового лагеря Седрик, перед глазами которого до сих пор стоял образ Раймундо де Фера, который звал его на помощь, подумал, что, наверное, Бернард прав. Вскоре подойдут подкрепления и впереди новые схватки с врагами, а значит, не стоит забивать свою голову мыслями, которые ему не по чину. Главное, что он жив, продолжает служить Господу и в самом скором времени сможет вновь убивать своих заклятых врагов. Ну, а все остальное, включая неизбежные потери и ошибки вышестоящего командования, лишь досадные мелочи на пути к великой цели и торжеству истинной веры.

Глава 22.

Радогощ. Зима 6655 С.М.З.Х.

  Морозное утро. Над головой светит солнце и на просторной лесной поляне разбит лагерь моей дружины, которая постоянно уменьшается в числе. Фыркают кони. Слышно, как разговаривают воины, и под их ногами хрустит снег. Настроение хорошее, по крайней мере, пока, и я сижу подле костра, на котором закипает котелок с водой, да посматриваю на расположившегося напротив крепкого сильного воина в простом тулупе, поверх добротного суконного кафтана. Это потомок славного вождя Гневомира князь Рагдай Поморянский, который с двумя сотнями своих самых лучших дружинников прибыл в мой лагерь минувшей ночью, и я понимаю, что в лесах под Радогощем он появился не просто так. Осажденный франками и германцами город может в самом скором времени пасть, и пришло время снять эту проблему. Вариантов решения несколько, но прежде чем высказывать свое мнение я хочу выслушать Рагдая, который не просто князь, а витязь одного из славянских богов. В общем, такой же, как и я, с тем только отличием, что мой небесный покровитель Яровит, а его Триглав.

  Минута проходит за минутой. Мы с Рагдаем молчим и смотрим на огонь. Это своего рода медитация, которая помогает привести мысли в порядок и прислушаться к человеку напротив. Но вот, наконец, князь поморян заговорил и спросил:

  - Вадим, сколько воинов у тебя осталось?

  - Пять сотен и еще семнадцать.

  - Огненные смеси и бомбы, которые в Рароге делают, еще есть?

  - На один серьезный бой хватит.

  Князь помедлил, мотнул головой и продолжил:

  - Короля франков Людовика подталкивает в спину папский легат Гвидо Флорентийский и вскоре он пошлет своих воинов на седьмой штурм Радогоща, который лютичи не отобьют.

  - Это точно, - согласился я.

  - Поэтому завтра в ночь защитники города пойдут на прорыв, и нам с тобой придется ударить им навстречу, а потом прикрыть отступление лютичей, ибо слишком много у них раненых и ослабевших.

  - Надо, значит, сделаем. Но нам помощь понадобится. Придется воеводу Огарыша звать и всех мелких вождей, которые в ближайших лесах закрепились.

  - Позовем. У тебя задумки есть, как на крестоносцев налететь?

  - Имеются. Только сначала надо знать через какие ворота лютичи пойдут на прорыв, кто у них командир и сколько воинов сможет принять участие в битве.

  - Защитниками города сейчас командует Вукомир, сын князя Прибыслава. Воинов в строю пятнадцать сотен и еще столько же раненых в обозе. Ударный кулак будет в тысячу мечей, не больше. Ну, а на прорыв они пойдут через восточные ворота, которые примыкают к реке Пене. Далее лютичи спустятся на лед и большим санным караваном двинутся на север до самого Дымино.

  - Тогда все просто. С восточной стороны у крестоносцев сил немного, пять тысяч германцев и лужичане с древанами и моричанами. Так что вечером подкрадемся к вражеской стоянке, снимем караульных, дождемся сигнала из города и атакуем противника с реки. Затем пробьем проход, пропустим лютичей и отойдем. Сигнал ведь будет?

  - Да. Город загорится.

  - Жаль Радогощ, но не оставлять же его крестоносцам.

  - Ага!

  Рагдай нахмурился и тяжко вздохнул, а я поинтересовался:

  - Ладно. Это дело сделаем и прорвемся, а дальше-то что?

  - Все вместе, не оставляя за собой никаких серьезных заслонов, двинемся к Волегощу. Армия Конрада Третьего вместе с которым Бернард из Клерво, приближается к этому городу все ближе. Допустить падения Волегоща нельзя, там много мирных людей, которых не успели вывезти, и это важный портовый город, а значит, нам придется дать крестоносцам серьезный бой, который решит исход всей войны. Поэтому было решено стягивать к морю все наши силы, какие только возможно.

  - Выходит, большая битва все же произойдет?

  - Да.

  - А если еще немного подождать?

  - Не получается, Вадим. Католики, будто безумные. Они прут вперед и все крепости на своем пути щелкают, словно орехи. Дубин разрушен. Зверин пал. За ним Луга. Потом еще два серьезных острога с северной стороны Звериного озера, а недавно ими был взят Росток. При этом потери у католиков огромные, но враги не останавливаются. Бернард из Клерво своими речами замутил вражеским военачальникам разум, а простые воины, словно бараны, идут на смерть и ничего не страшатся, ни мороза, ни подступающего голода, ни нападения из лесов, ни смерти товарищей. Это одержимые.

  - Так может быть послать за головой Бернарда витязей?

  - Уже послали, но они не могут к нему подступиться. Два раза витязи в лагерь проникали, и каждый раз были вынуждены отступить, потому что враги смогли их обнаружить. Цистерианцы чуют опасность, а Бернарда охраняют лучше, чем короля.

  - Понятно. Ну, а так, что в наших краях происходит?

  - Все плохо. Крестоносцы строят на захваченных землях форты и укрепления, и держат там сильные гарнизоны, которые охраняют дороги и ведут постоянную разведку окрестностей. Земли бодричей уже под ними полностью и половина владений лютичей тоже. Беженцы, которые осели в моем княжестве и на Руяне, начинают голодать, а продовольствия мало. Большинство наемников вернулось домой, слишком большие у нас потери. Хунди Фремсинет никак не может одолеть Юхана Сверкерссона. Наши потери огромны и воинов осталось мало.

  - И по этой причине было решено все поставить на одно сражение?

  - Да. Если выстоим под Волегощем, где сейчас строятся полевые укрепления, то появится надежда, что все остальные наши противники на время отступят, и мы получим передышку. Ну, а коли, потерпим поражение, то можно будет сказать, что мы уже проиграли. Останется только отступать, бить врага исподтишка, обливаться кровью и ждать следующего лета, которое станет для Венедии последним.

  - Но есть же и хорошие моменты, - подбодрил я Рагдая.

  - Какие? - князь горько усмехнулся.

  - Во-первых, датчане так и не напали. Во-вторых, пять тысяч воинов из армии франков, сопровождая королеву Алиенору, вернулись на родину. В-третьих, мы дожили до наступления зимы, хотя крестоносцы грозились уже в конце осени уничтожить нас всех до единого и Померанию захватить. В-четвертых, Европа сильно обескровлена и германцы подумывают над тем, что надо отступить, ибо на них могут навалиться угры, которые все больше склоняются к византийскому патриарху. В-пятых, поляки грызутся между собой и не пытаются нарушить границу. В-шестых, нам удалось сохранить почти всех мирных людей, стариков, женщин и детей, которые через несколько лет, если мы выстоим, станут воинами. Вот такие хорошие моменты, так что нечего раскисать.

  - Да я не раскисаю, Вадим, ибо витязь всегда идет до конца. Но все же нам нелегко и я устал.

  - А никто и не говорил, что мы перебьем врагов без потерь. Так не бывает, княже, и ты это знаешь не хуже меня.

  Рагдай поднял голову, хмыкнул и сказал:

  - Ну, у тебя-то еще и ничего. Воинов сохранил, и твои люди готовы драться дальше.

  - Нет, ты не прав, - я покачал головой. - Прислушайся к ним получше и убедишься, что их бодрость напускная. Да и с потерями не все так хорошо, как могло бы быть. За весну, лето и осень я потерял больше тысячи воинов. Кто в Верхней Саксонии полег, кто на берегах Лабы, кто во время прорыва через леса лютичей, а иные уже здесь, в чащобах между Дымино и Радогощем. Опять же наемники с Руси себя беречь стараются. Они-то думали, что здесь война будет легкая, а как осознали, в какой кипящий котел попали, так и задумались, а зачем им серебро, если на родину один из десятка вернется. Пока я их еще держу в узде, но терпелка у людей не железная, того и гляди, сорвутся, да и оставят меня с варягами и пруссами против всей вражьей силы. Ну, а когда наниматель помрет, то они никому уже не обязаны. Понятно, что храм Святовида вновь их под свою руку возьмет, но недавно я узнал, что дружинники Берладника и степняки среди пленных лужичан выискивали проводников, которые могли бы их до границы с ляхами вывести. Вот так вот, княже.

  - Да-а-а... - протянул Рагдай и поднялся. - Ладно, сколь не сиди, а дело делать надо. Пошлю гонцов к Огарышу и местным вождям.

  Я ничего не ответил, а остался сидеть на месте, закинул в кипящую воду сухие травы и снял котелок с огня. Разноцветные листья с добавкой меда и сушеными ягодами стали медленно опускаться на дно, и я, ожидая пока взвар можно будет выпить, задумался. Мысли текли плавно и спокойно, а размышлял я, естественно, о нашем будущем. Неосознанно, левая ладонь опустилась на рукоять клинка, и в своей голове я услышал змеиное пришепетывание.

  'Вадим-с, ты должен-с, встретиться в бою с тем-с темным-с, которого называешь Бернардом Клервоским'.

  Зачарованный клинок, который был со мной с самого начала появления в двенадцатом веке, редко общался со мной. За минувшие полгода подобное случалось всего несколько раз, и каждый раз Змиулан был краток, изрекал пару-тройку слов и замолкал. Поэтому мне было интересно с ним перекинуться хотя бы несколькими фразами, и я мысленно спросил его:

  'А зачем мне это?'

  'Князья-с правильно-с думают-сс, что если убить-с Бернарда и разгромить-с войско германцев-с, то крестоносцы отступят-с'.

  'Ну, а тебе-то с этого что?'

  'Свобода. Я получу-сс свободу-с, смогу-с покинуть тесную темницу-с в виде клинка-с и вернуться в свое дупло. Так-сс'.

  'А кто ты вообще такой?'

  'Змиулан. По-вашему демон-с. Меня сын, Вук Огнезмий победил-с и вашим предкам-с передал-с, а уж они-то меня в сталь и заточили. Сначала сил не было-с, все в мире-с Творения-с оставил-с, но с тобой быстро восстановился, вот и разговариваю-с'.

  'И ты думаешь, что, убив одного темного слугу, пусть даже очень сильного, получишь прощение?'

  Тишина. Ответа не было. Видимо, демон в клинке не хотел разговаривать или, может быть, устал. Ну, ладно, дело его. Главное, что одна тайна немного приоткрылась и этого мне пока достаточно. Теперь бы до битвы дожить, к Бернарду, вокруг которого сотни превосходных вояк, пробиться, да вонзить ему в грудь клинок. А что дальше будет, посмотрим. Пока впереди очередное дело, налет на вражеский лагерь и прикрытие лютичей. Это главное...

  В тот день больше ничего экстраординарного не произошло. Я выпил взвар, а затем собрал сотников, перед которыми поставил боевую задачу. Затем оставил подле огня черных клобуков и Берладника, и доступно объяснил им, что сбежать, если у кого-то появится такое намерение, не получится. Они, конечно же, в один голос заверили меня, что ни о чем таком не думали, и наш договор будут выполнять до конца, а князь Иван Ростиславич даже возмутился и изобразил обиду. Однако мои слова они услышали, и я этим удовлетворился.

  День пролетел в суете, и к вечеру подготовка к предстоящему прорыву лютичей была окончена. Разведка определила подходы к Радогощу, а я прикинул удобные места, где на реке Пене можно относительно легко остановить вражескую погоню. Потом уже ночью прибыл воевода Огарыш, с которым пришло двести пятьдесят воинов, а ближе к полуночи подтянулось несколько небольших самостоятельных партизанских отрядов из местных жителей. Тогда же прошел военный совет, далее был отдых, а с утра, не торопясь, мы начали выдвижение к столице лютичей.

  Двигались не очень долго, ибо вражеские дозоры не дремали и постоянно вели наблюдение за подходами к осажденному городу. Поэтому пришлось остановиться в лесу, и вперед выдвинулся сводный отряд разведчиков из лучших местных партизан, моих лесовиков, дружинников Рагдая и нескольких воинов Огарыша. Остальные могли отдохнуть и в первых сумерках мы спустились на лед реки Пены. В голове колонны шли лыжники лютичей, за ними следовала конница, а в самом конце топала пехота. Часам к десяти ночи мы остановились в паре километров от города и, поднявшись на берег, можно было разглядеть многочисленные костры вражеского лагеря.

  Время тянулось медленно, а заполночь, как на заказ, с темных небес повалил снег. Воины сразу же заулыбались, наши шансы на успех заметно повысились. Ну, а затем появились разведчики, которые доложили о том, что дальние посты крестоносцев обезврежены, и с этого момента операция вошла в активную фазу. Часть воинов осталась на реке, строить баррикады из заранее прихваченных из леса стволов, а конница стронулась с места.

  Тихо позвякивала сбруя и поскрипывала кожа седел. Подбитые подковами копыта и подошвы сапог втаптывали в лед свежий снежок и когда мы оказались невдалеке от окраины вражеского лагеря, стоящий на девяти холмах город Радогощ загорелся. Сначала заполыхало одно здание, затем другое, а за ним третье. Холмы, один за другим, покрывались огненными пятнами, которые быстро расползались к стенам, и Рагдай отдал команду:

  - Вперед! Бей врагов!

  Конница пошла в атаку, а пехотинцы находились на флангах и оказывали ей стрелковую поддержку. Разделявшие нас и германцев сотни метров были преодолены одним рывком, и началась рубка. Вновь ржали разгоряченные кони и звенели клинки. Горели вражеские шатры и повозки. Падали, окрашивая белый снег кровью, люди. Ничего нового, работа по заранее продуманному плану, налет и соединение с защитниками города. В общем-то, и вспомнить нечего. Однако кое-чем эта ночь все же запомнилась, и некоторые события врезались в мою память.

  Когда санный обоз княжича Вукомира, с которым я встречался несколько лет назад в Волегоще, а затем пересекался на Руяне, прорвался через стоянку германцев и помогающих им славян, на выручку к воинам Альбрехта Медведя подоспели франки. Сильный отряд рыцарей влетел в бой с левого фланга, и я услышал окрик Рагдая:

  - Все ко мне!

  Рядом со мной оказалось человек сорок, в основном дружинники Ивана Берладника, и мы поспешили на зов поморянского князя.

  Резкий поворот. Я впереди, а следом воины. В бок бьет ветер, который швыряет в меня снежные комки, наверное, вскоре начнется метель, первая этой зимой. Конь выносит меня на небольшой участок чистого поля и разгоняется. Умное и смелое животное несется над землей и меч в моей ладони острием смотрит на врагов, которые схватились с гвардейцами Рагдая.

  - Бей! Убивай! - вплетается в боевые кличи поморян и франков мой голос, и я вступаю в схватку.

  Подъем на стременах и слева направо Змиулан сносит голову ближайшему врагу. Затем мой конь бьет мощной грудью в круп рыцарского тяжеловоза. Всадник на крупном брабантском жеребце сильно покачнулся, после чего выронил из руки копье. Этим воспользовался пристроившийся рядом князь Иван, который раскроил голову крестоносца. Это все я подмечаю краем сознания, а сам продолжаю крушить и бить тех, кто мог ударить по тылу обоза с ранеными и больными защитниками Радогоща.

  Клинок свистит, рассекает ветер и снег, а затем падает на спину очередного противника. Повод слегка влево и новый смертельный взмах меча. Змиулан рубит врагов без всякой пощады и поет свою змеиную песню, а я только направляю его полет, и указываю ему, куда падать. Ха! Подъем на стременах. Выдох и клинок летит в очередного франка. Удар! И еще один незваный гость нашей земли находит под стенами древнего славянского града свою гибель. Горячка боя захлестнула меня, и я сам себе казался живым воплощением смерти. Однако вскоре нашелся рыцарь, с которым я зарубился на равных, и в голове мелькнула мысль, что случай вновь свел меня с кем-то из тамплиеров, больно не простой противник попался. Но все оказалось проще, или сложнее, это как посмотреть.

  - Дза-нг! Дза-нг!

  Мы с рыцарем обменялись ударами и разъехались. После этого, было дело, стали вновь сближаться, и в этот момент произошло нечто неожиданное. Франк остановил своего разгоряченного жеребца и окликнул меня голосом барона Роберта де Ге:

  - Витязь Вадим Сокол, ты ли это?

  - Да, барон, - ответил я, - ты меня узнал.

  Конь рыцаря приблизился ко мне вплотную, и барон кивнул на скрытую ночным мраком и метелью реку:

  - Своих, значит, из города уводите?

  - Да.

  - А город сжигаете, чтобы нам по зиме негде было воинов обогреть?

  - Конечно.

  - Эх! - рыцарь проскрипел латами и продолжил: - Уходи, Вадим Сокол, и воинов уводи. Я помню, кто мой отряд в лесу под Дымино выручил. Поэтому мои рыцари вслед за вами не помчатся, да и германцев мы немного придержим.

  - Что же, я это запомню, барон де Ге.

  Не поворачиваясь спиной к франку, я подал коня назад, и удивился тому, что происходит. Вокруг идет рубка, а два врага достаточно мирно встретились, перекинулись несколькими словами, и европеец не жаждет боя. Хотя, если подумать, в этом нет ничего удивительного. Как я уже отмечал, интереса в захвате Венедии и уничтожении нашего народа у франков короля Людовика Седьмого нет. Да, и претензий к нам с их стороны не имеется. Было такое, что в Ла-Манше мы анжуйцев и нормадцев били, но они подданные английской короны. Опять же германцев прикрывать им не интересно, ибо лет десять назад они славно били французов и грабили их земли, так что если бы не воля одурманенного речами Бернарда Клервоского короля, то сейчас они сидели бы дома и не думали бы ни о каком Крестовом походе. Наверняка, всегда находились бы те, кто мечтает о подвигах, и кому на родине не живется, но это один из десятка рыцарей.

  Впрочем, это мысли о мировой политике, а пока барон де Ге решил вернуть мне свой долг. Вот и ладно, лично я не против, потому что дорожу жизнями своих людей.

  Роберт де Ге, который тоже попятился от меня, дал команду одному из оруженосцев и вскоре над лагерем разнесся звук сигнального рога. Франки, сразу видно, что воины превосходные и хорошо обученные, повинуясь сигналу, остановили атаку, а я повернулся к Рагдаю, который был неподалеку, и выкрикнул:

  - Князь, уходим, а не то нас зажмут!

  - Отходим! - услышал меня Рагдай и наша конница, топча собиравшихся перекрыть нам дорогу к Пене германцев, вышла из боя.

  Десятками дружинники поморян и мои воины спускались на реку и двигались вслед за обозом. Погони пока не было, и рядом пристроился вождь поморян, который выдохнул:

  - С кем это ты на поле боя разговаривал?

  'Надо же, - подумал я, - а князь-то глазастый, и драться успевал, и за обстановкой присматривал. Молодец, витязь!'

  - Знакомца встретил, который мне обязан, вот он своих франков и остановил.

  Князь кивнул и, перегнувшись через седло, слегка хлопнул меня по плечу:

  - Я рад, что свел с тобой знакомство, Вадим, и теперь понимаю, почему тебя волхвы и наши лучшие вожди хвалят. Коль выживем, то об этом подробней поговорим, а пока надо отступать.

  - Это точно.

  На краткий миг я остановил жеребца, обернулся и посмотрел назад. Огненные сполохи, которые объяли Радогощ, пробивались сквозь метель и ночную тьму, а на берегу виднелись многочисленные тени людей и лошадей. Наверняка, это германцы герцога Альбрехта Медведя собирались с силами, чтобы кинуть вслед за нами погоню. Ха! Пусть попробуют. Баррикады на реке уже выстроены. Там мы встретим их арбалетными болтами, а затем отскочим. Далее будет новый завал и очередной заслон, который им сходу не пробить. И так будет продолжаться до тех пор, пока они от нас не отстанут. Ну, а потом должна состояться большая битва, шансы на выживание в которой, очень и очень не велики. Однако смерть меня, почему-то не страшит, и как бы там ни сложилось, но я постараюсь пробиться к верному прислужнику темных аббату Бернарду из Клерво и вонзить ему в грудь зачарованный клинок. Глядишь, это поможет. Крестовый поход окончится неудачей для наших врагов, мы получим пару-тройку относительно спокойных лет, а значит, сможем еще крепче встать на ноги и восполнить наши потери.

  - Вадим, не отставай! - услышал я голос князя Рагдая.

  Витязь Триглава был прав, задерживаться не стоило.

  Я вновь развернул коня и направился вслед за нашими отрядами. Слева от меня шли лыжники лютичей, а справа топали варяги и пруссы. Впереди поморяне, русичи, степняки и бойцы княжича Вукомира. Воины разных племен двигались в общем строю и были спокойны. Ни стонов, ни воплей, ни криков. Не люди, а кремень, и если мы выживем и сбережем наших детей, то европейцы еще поплачут, и мы припомним им все. Наши сожженные города и поселки, разрушенные крепости и убитых товарищей. Но для этого надо выиграть войну, а иначе плохо всем нам будет, и воспоминания о нас сотрутся из памяти не помнящих родства потомков.

Глава 23.

Каменец. Зима 1147 Р.Х.

  - Господи, сегодня праздник, Рождество Христово, а мы сидим в дремучей чащобе и караулим диких варваров. Как-то это несправедливо, ты не находишь, Седрик?

  Рыцарь Седрик фон Зальх посмотрел на своего соседа, молодого темноволосого тамплиера Гильома де Фойе и с удовлетворением отметил, что он отвернулся. Германец понимал, с чем это связано, разумеется, с его внешним видом. Все лицо в ожоговых пятнах и шрамах, левая ноздря рваная, а лоб все время красный. Вдобавок к этому, если Зальх улыбался, то становилось видно, что у него не хватает пары передних зубов. Поэтому сейчас верный сподвижник и помощник Бернарда Клервоского, который по его приказу участвовал в штурмах Зверина, Луги, Просенца, Колочайки и Ростока, мало чем походил на того молодого и подающего большие надежды воина из армии герцога Генриха Льва. Теперь он считался верным цепным псом аббата Клерво и служил ему на совесть. Надо кого-то покарать или казнить пленного язычника? Он готов. Ополченцам необходим пример при штурме венедской крепости? Зальх тут как тут. Требуется пробить оборону вражеского строя? Германскому паладину это только в радость. Проповедник озабочен тем, что рядом находятся убийцы венедов, витязи дьяволопоклонников? Не проблема, Седрик отберет самых лучших бойцов и егерей в армии крестоносцев и отправится с ними в лес, где будет выискивать подлых язычников.

  Однако, несмотря на репутацию и покровительство Бернарда, недавно у Зальха возникли некоторые сложности в общении с другими рыцарями. Седрик заметил, что тамплиеры и паладины, которые постоянно прибывали в объединенное войско наступающих вдоль моря католиков, стали его сторониться. Сначала он решил, что это связано с его внешностью, которую вдали от стен родного аббатства не мог восстановить даже такой могучий человек как Бернард из Клерво. Но позже он понял, что дело не в этом. Многие рыцари имели страшные шрамы и травмы, но общением их никто не обделял. Другое дело Зальх. Лишь только он подсаживался к какому-то костру или входил в общую палатку, как моментально все разговоры стихали, а суровые вояки, отводя от него взгляды, покидали это место, и германец оставался один. Почему-то, это очень сильно задело Седрика. И когда вчера под стенами каменной венедской крепости Каменец, которая прикрывала пролив между материком и островом Руян, его вызвал к себе Бернард, и поручил выдвинуться в лес на прочесывание определенной территории, Зальх знал что делать. Без колебаний рыцарь взял в свой сводный отряд тех, кто наиболее четко обозначил к нему свое отношение, и среди них оказался словоохотливый тамплиер Гильом де Фойе, которого Седрик постоянно держал при себе.

  Прошел день и близился к концу второй. Вражеские воины бродили где-то рядом, и после хождений по лесу отряд Зальха оседлал одну из неприметных троп и стал ожидать появления противника, который, по словам опытнейших егерей, должен был появиться в первых сумерках. Костров крестоносцы не зажигали и соблюдали тишину. С помощью лесовиков они сделали для себя укрытия, а затем разбились на мелкие группы и полукругом окружили небольшую поляну. Гильом де Фойе находился рядом с Зальхом и, глядя на него, германец поражался тому, какие они разные. Франк, ровесник Седрика, относился ко всему легко, много разговаривал, часто улыбался и вспоминал о своих многочисленных любовных интрижках на родине. Ну, а Зальх стал настоящим человеком войны. Он не понимал шуток и не строил долгосрочных планов, забыл, когда в последний раз спокойно отдыхал, не думал о деньгах и нарядах, и даже не мог вспомнить лицо той девушки, которую считал своей дамой сердца. Кровь, ожесточение, гибель товарищей, ярость и выпавшие на его долю тяжкие испытания. Все это опустошило душу рыцаря, и Седрик это понимал. Однако, как ни странно, паладин Господа ни о чем жалел, ведь у него было служение, которое заменило ему все, что нужно обычному человеку. Плотские утехи, дружба, достаток, уважение, признание и восхождение наверх. Это все осталось в прошлом, а в настоящем была только радость схватки, приказы Бернарда Клервоского и льющаяся наземь кровь врагов.

  Впрочем, интерес узнать, почему боевые товарищи так странно на него реагируют, у Зальха все же имелся, и он ждал, когда Гильом заговорит. Ждать пришлось недолго, и после того как несдержанный де Фойе задал Седрику вопрос, германец сказал:

  - Лично меня, все устраивает. Я делаю то, что приказано, и Господь наверняка простит нас за то, что мы не отмечаем рождение Спасителя.

  - Ну да... - протянул Фойе, по-прежнему, не оборачиваясь к Седрику. - Ты у нас особенный.

  - Кстати, Гильом, насчет особенного. Что со мной не так и почему рыцари избегают меня?

  - А то ты не понимаешь, - франк бросил на германца косой взгляд.

  - Нет. Клянусь кровью Христовой, не понимаю, - паладин качнул прикрытой подшлемником головой.

  Гильом де Фойе шмыгнул носом и ответил:

  - Про тебя ходит много историй, Седрик фон Зальх. Воины часто вспоминают твои славные деяния и подвиги, походы и везучесть, так что ты уже легенда. Однако вот что странно, почти всегда, когда дело оборачивается большой кровью, то выживаешь только ты один. Это настораживает, и никто не желает сходиться с тобой близко.

  - Вот оно что, - германец ухмыльнулся. - Значит, дело не во мне, а в том, что смерть витает рядом со мной?

  - Да. Так и есть.

  - Странно слышать такое от тамплиера, воина, посвятившего себя Богу.

  - Отнюдь, - де Фойе улыбнулся. - Я храмовник, спору нет, и дал все положенные клятвы и обеты. Однако жить-то все равно хочется.

  - Ладно. Забудем про этот разговор.

  - Как скажешь, Зальх. Ты командир.

  Рыцари замолчали, после чего Седрик задумался над словами тамплиера и пришел к выводу, что де Фойе в чем-то прав. Почти все, кто находился рядом с Зальхом во время серьезного боя, погибали. Разумеется, был тот же самый Максимиллиан Улекс, который вместе с ним выбрался из Венедии после разгрома Фридриха Саксонского, и получивший тяжкое ранение, а затем вернувшийся в Гамбург рыцарь Людвиг Уттенхайм. Но все остальные уже давно мертвы, и только Седрику удавалось уцелеть там, где шансов на это практически не было, и именно поэтому его прозвали Везунчиком. Хотя, что это за везение, при котором лицо превратилось в пятнистую маску, которая лишь отдаленно напоминала физиономию человека? Впрочем, Зальх старался над этим не размышлять, а когда у него все же мелькнула такая мысль, Бернард из Клерво, словно угадав, чем он озабочен, обронил, что по возвращении в свое аббатство с божьей милостью восстановит внешность Седрика. Так что везение все же имело место быть, а объяснялось оно тем, что Зальх верно служил Богу, много молился и своими деяниями искупил все грехи перед Господом. Ну, а раз так, то он спокоен, ибо милость божества не для всех, а лишь для избранных, таких как он, истинных паладинов святой матери-церкви...

  Вскоре с неба повалил снежок, который падал на прикрывающий двух рыцарей полог, а на землю стал спускаться мороз. Понемногу начало смеркаться и франк, который испытывал потребность в общении, вновь захотел поговорить. Однако рядом с укрытием Зальха и Фойе появился кряжистый русоволосый мужик, вожак отряда егерей лужичанин Данко. Он присел на корточки перед Седриком и на ломаном саксонском наречении сказал:

  - Господин рыцарь, венеды рядом. Идут сюда.

  - Витязи? - германец привстал с попоны, на которой он сидел.

  - Нет, - Данко покачал головой. - Обычные воины. Кажется, бойцы из племени варнов.

  - Это бодричи?

  - Они самые.

  - Больше никого не обнаружили?

  - Никого. В лесу спокойно.

  - Что же, не дождались витязей, так хоть обычных врагов схватим, может быть, при допросе расскажут что-то интересное. Много их?

  - Ровно дюжина.

  - Хорошо. Передай всем, что атакуем по моему приказу. Вы проследите, чтобы никто не сбежал. Ясно?

  - Да, господин.

  Егерь поклонился и покинул рыцарей, а Зальх подвинулся поближе к кустам, которые отделяли его от поляны, и привстал. Руки подтянули ремень на поясе, и проверили насколько хорошо выходит из ножен клинок, а глаза стали всматриваться в открытое пространство. Некоторое время ничего не происходило, но вскоре на поляну вышли три воина в медвежьих накидках, с луками за спиной и копьями, которые они могли пустить в дело. Это были венеды, и они наверняка направлялись к лагерю крестоносцев, чтобы взять кровь захватчиков. Однако не судьба. Язычники пришли прямо в ловушку, и спасения не было, ибо очень уж хорошо была подготовлена засада. Правда, рыцари и егеря ждали иную добычу, более весомую, но это уже неважно.

  Венеды оглянулись, и замыкающий взмахнул рукой. Так он подавал сигнал основной группе, которая двигалась за передовой тройкой, и когда все славянские воины вышли на полянку и растянулись по ней цепью, Зальх решил, что пора действовать. Он резко выпрямился и, выхватив меч, проломился через кусты и нос к носу столкнулся с передовым венедом. Язычник воином оказался опытным и без долгих раздумий попытался насадить германца на копье. Вот только Зальх был необычным бойцом. Паладин с легкостью отбил выпад противника, а затем клинком плашмя ударил венеда по голове, после чего он свалился без чувств. Затем рыцарь сразу же накинулся на следующего язычника и моментально насадил его на меч.

  Тем временем рыцари и егеря налетели на остальных славянских лесовиков и просто задавили их толпой. Потери были минимальными, всего три человека получили легкие ранения, а крестоносцы захватили сразу восемь пленников. Успех, конечно, по меркам Зальха, небольшой, но с другой стороны сходили в лес не зря, а потому он был собой доволен.

  Пленников, которые, действительно, оказались воинами из племени варнов, связали и поволокли к ближайшей опушке, где католиков ожидали лошади. Из леса Седрик и его подчиненные выбрались уже в темноте и, садясь на коня, германец окликнул Гильома де Фойе:

  - Вот видишь, мы прогулялись по дебрям, и ничего страшного не случилось. Убитых среди наших воинов нет, а ты говоришь, что рядом со мной погибель бродит. Признай, что ты был не прав.

  Де Фойе негромко рассмеялся и попробовал возразить Седрику:

  - Это даже не бой был, а хорошо подготовленная разминка.

  - И все же, потерь нет.

  - Нет, - согласился франк и добавил: - Возможно, ты прав, фон Зальх, и мы зря себя накручиваем.

  - Вот то-то же. - Седрик приподнялся на стременах, оглядел всадников и пехотинцев, которые укладывали на сани связанных венедов, и указал в сторону находящегося в паре миль от леса лагеря крестоносцев: - Поспешим, друзья, а не то вместо ужина нам достанется одна горячая вода!

  Со смехом и шутками избранные воины французского аббата помчались к своим палаткам, а сани с лужичанами и пленниками остались позади. Превосходные кони, которых кормили отборным зерном и самым лучшим сеном, какое только можно было достать в армии крестоносцев, мчались легко. Морозный воздух обжигал щеки рыцарей и вскоре они влетели в лагерь, где царила привычная суета. Кто-то с кем-то спорил, а где-то даже дрались. В шатрах и передвижных борделях взвизгивали женщины и пыхтели имеющие на кармане несколько монет счастливцы. Подле костров сидели рядовые бойцы, проповедники и ополченцы, которые варили похлебку из конины и прелой крупы. На другом конце огромной стоянки, на которой сошлись войска короля Конрада Третьего, Германа Шталека, Конрада Мейсенского, Генриха Льва и Бернарда Клервоского, был слышен перестук топоров и молотков, видимо, там собирали осадные орудия. Выделенные в ночной караул пехотинцы всматривались в темноту и в любой момент были готовы поднять тревогу, а в походном храме, потрепанном ветрами и дождями шатре шла вечерняя служба. В общем, несмотря на большой христианский праздник, был самый обычный вечер.

  Проехав через окраины лагеря, фон Зальх и рыцари оказались в самом его центре, где находились походные жилища вождей Крестового похода, и спешились. Седрик приказал тамплиерам и паладинам не расходиться, вдруг, появятся новые приказы, а сам направился в шатер Бернарда Клервоского. Стражники, настороженные рыцари в полных доспехах и пара цистерианских монахов, без помех пропустили его внутрь, и когда он вошел, то обнаружил, что у аббата гость. Помимо самого настоятеля Клерво в жилище священнослужителя находился король Конрад Третий Гогенштауфен. Государь стоял рядом с Бернардом и вел с ним спор. Поэтому, дабы не мешать, Зальх замер возле входа и стал вслушиваться в разговор.

  - Уважаемый аббат, - заговорил король Священной Римской империи, - я понимаю ваше желание дожать язычников и сам стремлюсь к тому, чтобы поскорее добить этих богомерзких прислужников Сатаны. Однако мы обескровлены. В нашей армии осталось всего тридцать две тысячи воинов и подкреплений в ближайшее время не предвидится, ибо дороги замело снегом и Европа исчерпала свои резервы. Продовольствия осталось всего на четыре дня и это в том случае, если выдавать бойцам половинную порцию. С фуражом дело обстоит немного получше, но его тоже придется беречь. По этим причинам мы должны остаться на месте, готовиться к штурму прикрывающей Руян крепости и заниматься реорганизацией войска. Нам нужна передышка...

  - Нет! - Бернард вскинул вверх ладони и произнес: - Господи! Ну, почему мне, слуге твоему, приходится раз за разом объяснять властителям земным простейшие истины!

  Конрад Третий, который с момента присоединения к Крестовому походу Бернарда из Клерво не раз видел, как аббат совершает чудеса, втянул голову в плечи и обратился к нему:

  - Так объясните мне ваш план еще раз.

  - Ладно, - аббат опустил руки, вздохнул и тоном мудрого учителя, который дает урок нерадивому ученику, озвучил свою позицию: - Моим разведчикам стало известно, что венеды собираются под Волегощем. Следовательно, каждый день, который мы подарим этим варварам, будет использован ими для укрепления обороны. Этого допустить нельзя, а значит, необходимо оставить под стенами Каменца заслон и спешно двигаться на врага. В этот раз венеды не отступят, поскольку в Волегоще сидят их сучки и щенки. И если так, то они постараются не подпустить нас к укреплениям города, который мы можем закидать огнем, а затем взять его штурмом. Это наш шанс с одного раза переломить хребет противнику, и если мы им не воспользуемся, второго такого Господь может нам не послать.

  - Мне необходимо переговорить с вашими разведчиками, - пробурчал король.

  - Еще до полуночи я пришлю их к вам.

  Сказав это, Бернард вперил свой взгляд в Конрада, и король сказал:

  - Завтра утром будет собран общий военный совет и если он одобрит ваш план, то мы двинемся к Волегощу.

  - До сих пор я никогда не ошибался, король. - Проповедник гордо вздернул подбородок. - И сейчас я тоже чувствую свою правоту. Венедов будет не больше пятнадцати-семнадцати тысяч, а нас в полтора раза больше и вскоре начнет свое наступление король Людовик, который уже подступил к Дымино. Осталось выиграть всего одну битву. Всего одну, и мы победили. Так неужели ты сейчас отступишь? - Неожиданно Бернард положил свои руки на плечи Конрада и, глядя ему прямо в глаза, продолжил: - Не отступай, властитель земной, и ты будешь за это вознагражден. Иди вперед без страха и отринь все свои сомнения. Укрепи дух и сердце. Положись на Бога и когда одержишь славную победу, получишь то, о чем давно мечтаешь. Корона императора станет твоей и имя Конрада Гогенштауфена войдет в историю как символ величия, мудрости, храбрости и несгибаемой воли. Решайся.

  Конрад Третий открыл рот, словно хотел что-то сказать, но вместо этого отрицательно покачал головой и промолчал. Аббат, видя это, отпустил его плечи, повернулся к нему спиной и произнес:

  - Ты все еще сомневаешься, государь, и я понимаю почему. Слишком велик груз ответственности на твоих плечах, и тебе необходимо посоветоваться со своими военачальниками. Что же, выслушай моих разведчиков и еще раз подумай, а решение примешь завтра.

  Король по-прежнему молчал. Он кивнул, косо посмотрел на Зальха и вышел, а аббат прошел в освещенный несколькими толстыми свечами угол, где на раскладном столике находилось распятие Христа, опустился на колени и долго молился. Седрик, не приближаясь к нему, сделал то же самое, а когда Бернард замолчал, вновь поднялся на ноги. Рыцарь ждал слов аббата, и Бернард спросил его:

  - Ты нашел прислужников Сатаны, которые задумали меня убить?

  Зальх собрался, на мгновение напрягся и выдохнул:

  - Нет. В том лесу, на который вы мне указали, не было вражеских витязей. Там оказались только обычные воины из племени варнов, которых мы смогли захватить.

  - Я недоволен тобой, Седрик. Крайне недоволен. Враги были именно там, куда я тебя послал, а ты их не нашел. Это плохо, потому что я вынужден все время отвлекаться и ожидать подлого нападения.

  - Но...

  Паладин хотел сказать, что даже самые лучшие егеря в армии не смогли найти убийц. Однако Бернард поднялся, взмахнул ладонью и прервал его:

  - Не надо оправданий. Ступай и прикажи удвоить караулы. Сегодня ночью враги вновь попытаются напасть. Они уже рядом. Я чувствую их.

  - Все исполню.

  Седрик поклонился и хотел выйти. Но в это мгновение сразу несколько стрел пробило полог шатра. Одна из них продырявила балахон Бернарда, а другая сбила свечу, которая не потухла и упала на чашку с благовониями. Ароматические масла вспыхнули, и Зальх прыгнул на огонь. Сырыми сапогами германец затоптал пламя, а затем бросился к аббату. Рыцарь сразу отметил, с какого направления стреляли и, обхватив настоятеля, прикрыл его своим телом.

  - Шир-х! Шир-х!

  Новые стрелы, прорезая ткань, проникли в жилище аббата Клерво, и одна из них на излете отскочила от брони Зальха. После чего, чувствуя свою вину перед настоятелем, германец прошептал:

  - Прости меня, святой Бернард. Я виноват и сейчас же найду злоумышленников.

  Второй залп был последним и настоятель, резко высвободившись из захвата паладина, повернулся к нему и прорычал:

  - Да, найди их, Зальх! Найди! А иначе тебе придется за это ответить! Живее! Ищи этих убийц!

  Рыцарь выскочил на свежий воздух и споткнулся. Он посмотрел себе под ноги и замер. На холодной промерзшей земле лежало тело Гильома де Фойе, которому венедская стрела попала прямо в висок. Невольно в голове Седрика вновь всплыл разговор с этим молодым и жизнерадостным тамплиером, и паладин подумал, что, наверное, смерть, действительно, ходит с ним рядом и те, с кем он хотя бы немного сближается, неизменно погибают.

  Впрочем, Зальха подгонял приказ Бернарда и он, отбросив мысли о смерти, стал действовать. Паладин быстро организовал Воинов Господа и поднял тревогу в лагере. После чего половину ночи не выспавшиеся крестоносцы искали проникших в лагерь славянских витязей. Однако никого найти не удалось, зато паладин смог разобраться, каким образом убийцы проникли в лагерь. Оказалось, что венеды шли вслед за отрядом Зальха и как только рыцари помчались в лагерь, они налетели на обоз и освободили пленных варнов. Затем язычники, насколько смогли, приблизились к шатру Бернарда из Клерво и обстреляли его из луков, а когда их обнаружили, растворились в темноте.

  Вновь появляться перед разгневанным проповедником паладину не хотелось. Но к полудню следующего дня он все же предстал перед ним и ожидал очередного разноса. Вот только настоятель Клерво был спокоен и когда Зальх вошел в его пробитый стрелами холодный шатер, Бернард, который, казалось, совсем не замечал мороза, сказал ему:

  - Не вини себя рыцарь. Ты сделал все, что в твоих силах, а я был не прав. Не стоило мне посылать тебя на поиски витязей. Твое дело прямой бой, когда ты видишь врага прямо перед собой и можешь поразить его своим клинком, а следопыт и людолов из тебя плохой.

  Седрик кивнул:

  - Наверное, вы, как всегда правы.

  Бернард смерил Зальха оценивающим взглядом и отдал ему следующий приказ:

  - Собирай воинов. Мы выступаем на Волегощ.

  - Значит, военный совет одобрил ваш план?

  - Разумеется. Поэтому готовься к большой битве, в которой ты покажешь все, что умеешь.

  - Слушаюсь, святой Бернард.

  - Не называй меня святым, Седрик, ибо я таковым не являюсь.

  Зальх помолчал, а затем упрямо мотнул головой:

  - Нет. Для меня вы уже святой.

  - Что же, если тебе так удобнее и легче, пусть будет так, а святой я или грешник, покажет время. Пока же, иди и готовь воинов к походу.

Глава 24.

Волегощ. Зима 6656 С.М.З.Х.

  Самый быстрый пернатый птах в мире, сокол-сапсан, пролетал над заснеженными лесами, дорогами, речушками, небольшими озерами и сожженными деревнями. Хищник мчался с востока на запад, и когда внизу появилось множество облаченных в доспехи людей и лошадей, он услышал пожелание хозяина, который отправил его в полет. Человек хотел, чтобы он покружился на одном месте, и сапсан сделал это. Крылья птицы слегка изменили наклон, и она пошла по кругу...

  Поджав под себя ноги, словно заправский азиат, я сидел на плетеном коврике в центре небольшой комнаты. Мои глаза были закрыты, и я ощущал себя частью парящего хищника. Это был мой седьмой опыт по использованию птиц, которых я получил, как часть выкупа за Алиенору Аквитанскую, и первый самостоятельный. Однако я не волновался, ибо, как показала практика, в этом деле нет ничего чересчур сложного. Надо только талант иметь, хотя бы небольшой, чтобы можно было настроиться на пернатого, сообразительное животное (это, кстати сказать, вопрос чрезвычайно серьезный), да хорошего учителя. Ну, а поскольку мой ведовской талант продолжал расти, ловчие соколы птицами были породистыми, а в собирающемся под стенами Волегоща венедском войске пребывало много волхвов, то проблемы не возникло. Грамотные люди объяснили мне что делать, я попробовал передать одному из сапсанов свою волю, и хищник меня услышал. После этого он выполнил приказ, а дальше, больше. Контролировать птиц с каждым разом становилось проще и, наконец, я отправил самого сильного из соколов навстречу приближающимся крестоносцам.

  Католики двигались быстро и в их рядах был порядок, ибо все слабаки и глупцы уже погибли в предыдущих сражениях и при штурме наших крепостей. Поэтому самые сильные и умелые бойцы католиков по выучке мало чем уступали железным римским легионам и шли отряд за отрядом, сотня за сотней, полк за полком. Впереди и на флангах егеря, которые выискивали засады и ловушки. В авангарде рыцари короля и наемная пехота, то есть наиболее организованные воинские формирования крестоносцев. В центре не очень большой обоз, несколько сотен тамплиеров и Бернард Клервоский, да дружины имперских феодалов. Ну, а в арьергарде тащились все уцелевшие в течение этой долгой военной кампании фанатики и добровольцы из разных европейских стран.

  За всем этим я наблюдал глазами сапсана и, хотя птице было трудно сосредоточиться, она слушалась меня. Так что рассмотреть врагов можно было относительно спокойно и без суеты.

  Вот шитые золотом и серебром штандарты короля Конрада и он сам, суровый чернобородый рыцарь на мощном жеребце. Немного поодаль Герман Шталек, Конрад Мейсенский, Генрих Лев и еще несколько знатных имперских и французских феодалов, которые решили воевать под рукой германского государя, а не своего Людовика Седьмого. Над каждым аристократом развевается знамя с родовым гербом, и распознать их можно без всякого труда. Но все они меня не интересовали. Феодалы Священной Римской империи, так же как и франки, всего лишь воины и полководцы, которых можно победить в честном бою. Другое дело Бернард из Клерво и его гвардейцы из особо набожных рыцарей и тамплиеров. От этих двуногих скотов неизвестно чего ожидать, и потому основное мое внимание было обращено на центр.

  Я послал хищнику очередной приказ. Сапсан медленно снизился, и его крылья поймали восходящие воздушные потоки. На какое-то время хищник замер на одной высоте и я увидел того, кто послал против нас крестоносцев, худощавого мужчину-аскета в одежде цистерианца, который шел пешком. Лица не видно, ибо оно скрыто капюшоном, и я подумал, что так и не разгляжу облик настоятеля Клерво. Но нет. Бернард, падла такая, словно почувствовал, что за ним наблюдают, и поднял голову вверх. Физиономия французского проповедника проявилась, как на ладони, и я его запомнил. Так что если нам придется встретиться в месиве предстоящего сражения, то я не перепутаю аббата ни с кем. И только я так подумал, как обнаружил, что он пытается перехватить управление соколом. Как? Трудно объяснить, но выглядело это таким образом, словно от тела Бернарда в небеса взметнулась невидимая обычным людям черная плеть. Однако я вовремя приподнял сапсана повыше, и плеть не достала птицу, а раздосадованный аббат Клерво что-то выкрикнул.

  После этого один из рыцарей спрыгнул с коня и в его руках оказался заряженный арбалет. Наверняка, это был кто-то из паладинов, про которых мне рассказывали витязи Святовида из сотни Доброги, неудачно охотившиеся на цистерианского проповедника. И запечатлев в памяти лицо рыцаря, я невольно вздрогнул, ибо на меня смотрел не человек, а какой-то зверь-мутант. На лице ожоги, неприятного вида пятна и шрамы, во рту не хватало зубов, а взгляд колючий и злой. В общем, пренеприятный тип, который показался мне знакомым. И присмотревшись к паладину повнимательней, я понял, что не ошибся и действительно знаю его. Это был пленник, которого я отпустил в Верхней Саксонии, то ли Зальх, то ли Залем, то ли еще что-то подобное.

  Тем временем рыцарь выстрелил. Вот только попасть в птицу, которая висит почти в сотне метров над землей из не очень хорошего арбалета практически невозможно. Поэтому паладин, конечно же, не справился. Арбалетный болт пролетел в нескольких метрах от сапсана, и я мысленно рассмеялся. Однако по команде Бернарда другие рыцари схватились за арбалеты, а помимо этого к цистерианскому аббату поспешили лучники, которые могли задеть сокола, и я решил, что полетал достаточно. Войско врагов разглядел, убедился, что наши разведчики правы относительно численности крестоносцев и этого хватит.

  Велев пернатому хищнику возвращаться обратно в деревушку под Волегощем, где находился мой отряд, я проследил, как сапсан развернулся и полетел туда, где его ожидало вкусное мясное угощение. После чего сам разорвал нашу связь и встряхнулся.

  Глаза открылись, и я встал. В приютившей меня избушке, которая была наполовину врыта в землю, не было никого, ибо утро и все воины заняты своими делами. Гостей тоже нет, так что можно спокойно переосмыслить все, что я только что увидел.

  Я присел за грубо сколоченный столик подле затухающей железной жаровни, в которой тлели древесные уголья. Дыма от огня почти не было, хотя проветривать помещение следовало постоянно, но только днем, поскольку на ночь мы топили очаг. Прежние хозяева давно перебрались подальше от намечающихся в нескольких верстах от Волегоща боевых действий, и теперь здесь квартировали офицеры моей дружины и я собственной персоной

  Ладно, это отступление, и надо переходить к сути.

  Итак, что же происходит, и что мы имеем в итоге?

  Крестоносцы наступают, а мы их ждем на заранее подготовленных позициях. Врагов около двадцати восьми тысяч, а нас семнадцать. Позади нашей армии набитый беженцами город и шесть тысяч ополченцев из лучших мастеров Венедии, последний резерв, который прикроет женщин и детей. Между нами и католиками небольшая речушка, при чем мы находимся на более высоком правом берегу. Если противник не сбавит скорость марша, то окажется перед нами примерно в три часа дня (по моим прикидкам). Естественно, крестоносцы рассчитывают, что мы станем отсиживаться за укреплениями, земляными валами, которые покрыты обледеневшим панцирем, но противник нас недооценивает. Лишь только усталые после тяжелого марша враги начнут разбивать лагерь, как мы сами пойдем в атаку. Это, конечно, наглость. Однако шансы на успех имеются, тем более что в тылу противника, как водится, имеются наши отряды, сколько точно, не знаю, но не менее пятнадцати сотен клинков.

  Конечно, можно было бы остаться на месте. Но есть одно 'но'. Подходов к Волегощу очень много и мы не можем перекрыть все, а значит, враги имеют возможность прорваться, народ-то в войске католиков опытный. Нам это не интересно, вот и хотят князья попробовать одолеть захватчиков в ночном бою. Опять же, если отсиживаться, со стороны Дымино могут подтянуться армии французского короля Людовика и германского герцога Альбрехта Медведя, и тогда шансов на наш успех не останется совсем.

  В общем, придется драться, а дальше как пойдет. Завяжется битва для нас хорошо, тогда к передовым отрядам подтянутся резервы, и разовьют успех. Ну, а нет, в таком случае варяги и княжеские дружинники, которые пойдут на острие атаки, оттянутся назад под прикрытие метательных машин и стрелков. Что же касается моего отряда, то дружину разбивают на части, таково решение вождей, и я с этим согласился. Раз делаем общее дело, то партизанщина отменяется. Поэтому пехота войдет во вторую волну поддержки ударного кулака, а конница будет использоваться для флангового маневра.

  Впрочем, окончательное решение будет принято в полдень, когда станет ясно, с какой скоростью двигаются крестоносцы и где они намерены расположить свой лагерь. Так что пара часов в запасе была, и я переключился на свои личные проблемы. Спрашивается, а какие у меня могут быть проблемы, если мои крестьяне и работники, семья и вароги находятся в Рароге? Да такие, что беспокоюсь я за них, ибо недавно получил от Нерейд очередную весточку, и узнал, что не далее как седьмицу назад в нашу бухту входили боевые датские корабли. Правда, викинги на берег не высаживались, но мне и так понятно, что даны проверяли нас на прочность и хотели посмотреть, как мы отреагируем. А что мы сейчас можем? Да почти ничего. Экипажи большинства патрульных кораблей все под Волегощем и викинги вот-вот решатся ударить нам в спину.

  'Что делать? - подкидывая в жаровню немного уголька, спросил я сам себя. - А что тут сделаешь? Я не могу покинуть войско, и этим все сказано. Вот и выходит, что мне остается надеяться на быстрый разгром вражеской приморской группировки и мир с Людовиком, да на то, что комендант Рарога сотник Гаврила Довмонтов не оплошает и сможет удержать город и сберечь людей'.

  Скрипнула входная дверь, и я почувствовал Ранко Саморода. Варяг, который в предстоящей битве возглавит пехотный сегмент моей дружины, спустился по лестнице вниз и я его окликнул:

  - Что-то случилось, Ранко?

  - Да. Твой сапсан вернулся.

  - Это все?

  - Нет. Еще князь Василько Святославич появился, да не один, а с двумя десятками стариков с Руяна. Говорит, что прибыл к нам в помощь.

  - Интересно, - поднимаясь и выходя к Самороду, сказал я, - кто его к нам направил.

  - Он говорит, что сам напросился.

  - Старики конные или пешие?

  - Все на лошадях, при оружии и в доспехах. Брони, конечно, не новые, но справные.

  - Значит, со мной в бой пойдут. Где сейчас князь?

  - Снаружи тебя ждет.

  - Понятно, - я стал одеваться, а пока закутывался в тулупчик и искал шапку, продолжал расспрашивать Саморода: - Как наши воины, к бою готовы?

  - Да, - варяг усмехнулся. - Деваться-то им некуда, и они верят, что это сражение определит исход всей войны.

  - Ага! Последний бой, он трудный самый. С кем в атаку пойдешь, узнал?

  - Узнал. С исландскими викингами, пруссами, которые домой не ушли, и поморянской пехотой. Бойцы все справные, строй держать будут хорошо, и с нами будут стрелометы на повозках, так что я не переживаю. Главное, чтобы наши варяги и дружинники вражеский строй проломили, а там и мы подоспеем. А с тобой кто помимо наших всадников будет?

  - Пока неизвестно. Меня на левый фланг поставили, а там вроде бы дружины Яровита и Триглава, сборная солянка из разных племен, да витязи Перкуно из Трусо.

  Сказав это, я отыскал меховую шапку, надел ее и вместе с Самородом вышел наружу.

  Здесь меня ожидал бывший полоцкий князь Василько Святославич. Подобно мне старый Рюрикович был без брони, в ладном тулупе и теплой шапке, но с мечом на боку. И увидев этого человека, который мог бы отсидеться в тылу, но сам пошел в бой, да не один, а с пожилыми руянскими вояками, я не удержался, улыбнулся ему, пожал руку и сказал:

  - Рад тебя видеть, Василько Святославич. Очень рад.

  Князь такого приема, наверняка, не ожидал и немного смутился, но быстро собрался и кивнул себе за спину:

  - Я тебе тоже рад, Вадим. Однако, может, посмотришь воинов, которых я привел, а то поговаривают, что вечером сражение?

  - Обязательно посмотрю. Идем.

  Мы вышли на небольшую площадь, и я увидел выстроившихся в два ряда седобородых воинов. Вместе с князем я прошелся вдоль строя, поговорил со стариками, и увиденным остался доволен, ибо бойцы хоть и не молодые, но умелые и жесткие, такие не отступят, и драться станут до конца. После чего велел добровольцам отдыхать, а мы с князем вышли на окружавший деревню вал.

  Рядом с поселением, где я обитал, было еще три, побольше, а между ними находились палатки, шатры и времянки. Так получилось, что я к Волегощу прибыл одним из первых, и потому моя дружина получила лучшие места, а остальным пришлось ютиться, где придется. И оглядев заполненные венедскими и иноземными воинами поля, я спросил князя:

  - Скажи, Василько Святославич, а с чего это ты решил против крестоносцев драться?

  Старик пожал плечами:

  - Была мысль вернуться на Русь, а потом проехался я по Руяну, посмотрел на опустевшие города и поселки, в которых почти не осталось мужчин и поговорил с ранеными воинами, вернувшимися домой. Потом послушал жрецов и понял, что должен отблагодарить волхвов за то, что они мне несколько лет жизни подарили.

  - Значит, дело в волхвах?

  - Не только. Я сжился с вашим народом, а дома меня никто не ждет.

  - Ясно.

  Кивнув, я замолчал, а князь решил продолжить беседу и произнес:

  - Я вот только одного никак не пойму, а кто такие темные, с которыми мы воюем.

  - А волхвы не объясняли?

  - Рассказывали что-то, но я их не очень-то и понял. Может быть, ты расскажешь, по-простому и доходчиво?

  - Рассказчик из меня никакой, но я попробую объяснить, благо, немного времени в запасе имеется.

  - Да, будь добр, Вадим, а то хотелось бы знать, ради какой такой великой цели я сегодня буду своей жизнью рисковать. Понятно, что умереть за братьев по крови, женщин и детей, уже само по себе почетно и достойно мужчины, но я уже немолод и хотелось бы понимания не только тактики, но и стратегии.

  'Вишь ты, - подумал я, - какие слова князь Василько знает, тактика и стратегия. Хотя, что в этом удивительного? Ничего, ведь не зря этот Рюрикович у ромейского императора генеральствовал, отсюда и знания. Впрочем, на данный момент это неважно'.

  - Значит так, Василько Святославич, - начал я. - Мир многообразен и помимо нас, людей, существует много других живых существ, большинство из которых гораздо сильнее нас. Почти все они обитают в иных мирах и наши предки, пересекаясь с ними, поделили их на светлых и темных. Светлые это те, кто принимает наши жертвы и воспринимает нас как своих потомков, ведь в каждом человеке есть капелька их крови, поскольку когда-то они были людьми. Они не желают нам зла, а стараются наставлять потомков на путь, который сами считают правильным. Это наши предки. Поэтому мы слушаем их как старших людей в семье и чтим данные ими заветы. Ну, а темные, это чужаки. Как они выглядят на самом деле, неизвестно, поскольку в истинном своем обличии эти существа не могут появляться в мире Яви, слишком хрупок он для них. Однако мы, славяне, знаем, что они враги, потому что им нужны наши души и наша кровь. За счет этого эти паразиты живут, ибо не могут прокормить себя сами, и они все время голодны. Когда светлые боги в силе, то темные голодают, а когда над миром Ночь Сварога, для них раздолье. Огромное количество душ, которые после смерти отправляются к ним рабство. Немыслимое количество пролитой в их честь крови. Страдания, терзания, сердечные муки и прочие проявления слабости людей - все это уходит в иные миры и кормит ненасытных тварей, которые жрут в три горла и не могут насытиться. Вот кто такие темные.

  - Ну, а крестоносцы здесь при чем? Они их слуги?

  - Не все, поскольку слугами можно назвать лишь некоторых, а остальные рабы. Люди, которые отрекаются от своих предков и родной веры становятся беззащитны перед темными богами-демонами и они начинают их использовать. Тем, кто посильнее и имеет природные таланты к ведовству и волхованию, демонстрируют чудеса и навязывают свое понимание мироустройства, после чего они становятся поводырями стада баранов. Эти проповедники, которые помимо своих сил, приобретают дарованную темными мощь, приближают к себе других людей, послабее, и получается пирамида. На вершине сидят наши главные противники, а дальше все по нисходящей. Есть главные руководители, вроде Бернарда Клервоского, которые указывают, куда идти стаду, и у них имеются помощники, рядовые священнослужители, сторожевые псы, рыцари-храмовники и паладины, а большинство имеющих души людей, это кормовая скотина.

  - Жестокие слова ты говоришь, Вадим.

  - Согласен, но это Правда, в моем понимании. Так я вижу ситуацию без прикрас и словоблудия, которое уводит мысль в сторону. Для своих предков мы потомки, а для чужих богов корм.

  - И что, даже короли с рыцарями еда?

  - Да. А что в этом такого? Например, бык. Это сильное животное, которое способно убить человека, вздеть его на рога, смять своим весом и растоптать копытами. Однако для нас с тобой это мясо и шкура, и когда мы захотим поесть, то забьем его, славно поужинаем и сделаем запас на будущее. В этом случае все точно так же.

  - Значит, христианство зло в чистом виде?

  - Нет. Об этом мы с тобой говорили ранее, князь, но я повторюсь. Сам Христос - великий пророк, который не желал нам зла, ибо он, скорее всего, даже понятия не имел, кто такие славяне или наши предки скифы. Он предстал перед своим народом и сказал: 'Вот заветы, которые завещаются сынам дома Израилева'. Христос отдал свою жизнь сородичам, и погиб не сопротивляясь, потому что его не поняли и предали братья по крови. Но нас с тобой, Василько Святославич, это не волнует. Это личное дело иудейского народа, которое меня, тебя и других славян не касается никаким боком. Другое дело,