Book: Ведун



Василий Иванович Сахаров

Ведун

Купить книгу "Ведун" Сахаров Василий

Пролог.

Руян. 6648 С.М.З.Х.

  Тихая летняя ночь, и в темных небесах был отчетливо виден серебристый серп луны. С моря на остров Руян прилетал ласковый прохладный ветерок. И спал славный город Аркона - столица племени ранов, как ни в чем, ни бывало. Минул своим чередом еще один тяжелый день, наступило время отдыха от трудов и забот, и горожане спали. По улицам древнего славянского поселения ходили облаченные в кольчуги вооруженные княжеские дружинники. В порту за городскими валами стояли у деревянных причалов наводящие на врагов ужас быстрые и юркие лодьи. На постоялых дворах гуляли морские волки - варяги. И где-то на окраине, еле слышно, пели песню несколько девушек, которые, наверняка, исполняли ее не просто так, а для сидевших вместе с ними на завалинке парней.

  Все как обычно. И только в святилище Святовида, главного божества проживающих на берегах Вендского моря славян, который был окружен глубоким внутригородским рвом и крепким высоким валом, а помимо того охранялся дополнительной стражей из лучших храмовых витязей, царила непонятная горожанам суета. По какой-то причине верховный волхв четырехголового божества мудрый Векомир позвал на сход всех самых авторитетных жрецов из земель бодричей, лютичей и поморян. И они, в сопровождении своих лучших учеников и воинов, без промедления явились на его зов. Из Щецина прибыл служитель Триглава хитрый Лучеврат. Из Волегоща, где стояли главные храмы Яровита и Велеса, великий воин Огнеяр и знаток древних преданий Ведослав. Из Зверина любимец Перуна могучий Мирослав. Из богатой Ретры голос Радегаста одноглазый Келогост. Из Волина старый жрец Ярилы бывалый путешественник Ратша. Из Кореницы два служителя богов, Поревита и Поренута, братья-близнецы Белогор и Белогост. И среди них, седобородых длинноволосых старцев в белоснежных одеждах, самому младшему из которых было шесть десятков лет, единственная женщина, верховная жрица Макоши тридцатипятилетняя красавица Зареслава из Колобрега...

  Украшенное узорчатой росписью, свастичным орнаментом и звериными рогами большое просторное помещение, где стоял трехметровый деревянный кумир бога Святовида перед которым находится посвященный ему белый Алатырь, наполнялось гулом голосов. Обычно сдержанные волхвы спорили о будущем своего народа. Каждый из них имел по этому поводу свое особое мнение, и потому желал высказаться. И это было легко объяснимо. Слишком тяжелые и тревожные времена настали для венедов, которые под натиском христианской религии отступали из своих родных мест. А ведь когда-то Ольденбург был Старгардом, Любек назывался Любицей, Магдебург считался Девином, а Эрфурт носил славное имя древнего вождя Яроброда. Германцы, датчане, шведы и отступники из славян, которых толкала в наступление злая воля, каждый год делали набеги на земли венедов. Словно дикие псы они наскакивали с разных сторон, а русы, не всегда успевали вовремя собрать силы и встретить врагов.

  Однако не это было самым страшным. Противник, которого можно убить, никогда не пугал яростных вагров, бесстрашных ободритов, легких на подъем лютичей, могучих ранов, крепких полабов, стойких варнов и других венедов. Нет. Вражеские рыцари, кнехты, воины-крестоносцы, датские и шведские викинги, польские конники, наемники папы римского, маркграфы, герцоги, короли и императоры - все они были только видимой угрозой, которую можно было остановить. Другое дело, враги скрытые. Шпионы и наушники, священники и епископы, которые вкладывали в головы воевод, князей, вождей и старейшин низменные мыслишки, заставляющие братьев по крови идти друг на друга и изменять вере предков. Вот оно - основное бедствие венедов. Из-за этого пали многие крепости и города, и несколько лет назад были потеряны неприступные Рарог и Бранибор.

  Из-за чего все эти напасти? Почему весь мир ополчился на венедов? Эти вопросы часто задавали сами себе волхвы, и тут же сами на них и отвечали, ибо ответы были на поверхности. Все это из-за того, что планета Мидгард-Земля, на которой они жили, вместе со всей Солнечной системой, вращаясь вокруг оси Млечного Пути, попала в зону Темных Сил. Вследствие чего на Земле наступил цикл, который называется Ночь Сварога, и космические паразиты, качающие живительную энергетику имеющих души существ, стали сильнее и могущественней, чем прежде, а боги-покровители людей, наоборот, утратили большую часть своих возможностей. И хотя эта Ночь Сварога была далеко не первой и даже не сотой, за те десятки тысяч лет, что существует на Мидгарде-Земле человеческий род, она являлась самой тяжелой.

  Да, этот цикл, который начался в 988 году от Рождества Христова по летоисчислению поклонников Распятого, а закончиться должен был в 2012 году, предсказали еще небожители, когда они гуляли среди людей. И служители светлых богов к этому природному явлению, разумеется, готовились, кто и как умел. Одни волхвы запасали силы и писали книги, которые они собирались передать потомкам. Другие создавали способные пережить темное время тайные ордена и ложи. Третьи уходили в труднодоступные уголки мира и там передавали знания лучшим ученикам. Ну, а волхвы славян, которые не могли бросить свой народ, подошли к этому вопросу с размахом.

  После нашествия на европейских варваров и жадных римлян вождя поволжских кочевников Аттиллы-батюшки, по его повелению на Венедском море жрецы выбрали остров, где были основаны поселения людей славянского корня. На этом клочке суши, получившем название Руян, невдалеке от береговой черты, был воздвигнут величественный храм сыну Сварога, прорицателю и защитнику людей Святовиду, и именно сюда перевезли его личные вещи-артефакты: седло, мундштук и магический меч. А спустя еще некоторое время на берегах этого моря осели многие племена венедов. Ставились храмы родовым богам-прародителям, и много волшебных вещей лежало у их алтарей: зеркало Макоши, щит Яровита, стрелы Ярилы и блисканицы[1] Перуна. И пока весины и смерды жили привычной жизнью и налаживали свой быт, а князья и бояре участвовали в делах Европы, мудрые волхвы продолжали подготовку к встрече Ночи Сварога.

  Благодаря усилиям жрецов был увеличен флот варягов, которые взяли под контроль Венедское море. За водным простором, на севере, находились никому не опасные дикие суомы и на тот момент немногочисленные свеоны-шведы. На западе простиралась Дания, где был крепок культ Одина и его детей. На юге и юго-западе лежали земли братьев-славян: древан, лужицких сербов, моравов, богемцев, полян-полонов и союзных им угров. Ну, а на востоке, за владениями пруссов, опять же братья, многочисленные восточные славяне, которые жили в стране Гардарике, иногда называемой Острогард или Хунигард. И туда был отправлен один из лучших воинов-вождей острова Руян князь Рюрик, который смог объединить все племена одного народа от Венедского до Меотийского морей.

  Итак, все было готово к тому, чтобы тихо и относительно спокойно пересидеть злое время и отбить наступление предавшихся тьме изменников. Но в этот раз события развивалось совершенно неожиданно. Агенты темных сил, жаждущие власти древние чародеи, стали гораздо хитрее и искусней в интриге. И теперь они уже не торопились сходу атаковать хранителей древнего знания в прямом бою. Не-е-т! Они действовали исподволь, отсекали от славян и других сохранивших древние традиции и знания народов племя за племенем, копили мощь, выведывали силы светлых и внедряли в сознание людей-рабов новые психологические установки. И только после того как все было готово, они наносили свои удары.

  Франки, саксы, баварцы, бургунды, аллеманы и германцы, забыв о своих распрях, сплотились вокруг веры в распятого на кресте заложного мертвеца[2], и повернули на восток. Север на удивление быстро, еще до наступления Ночи Сварога, нанеся несколько серьезных ударов по новой религии, забыл про Одина, Тора, Тюра и Фрейю, и тоже принял сторону оболваненных христиан, руками которых через константинопольского патриарха и папу римского действовали темные. Примеру большинства последовали ляхи, моравы, богемцы и угры. А в год официального начала Ночи Сварога, потомок Рюрика и Святослава Храброго, сын рабыни Владимир Киевский начал насильно крестить свой народ. И с этого момента восточные славяне повели отсчет Крещения Руси.

  Так венеды, которые в это время сами сцепились между собой из-за давних споров и обид, оказались в окружении. Куда ни посмотри, всюду враги, и все плохо. Жрецы славянских богов, которых становилось все меньше, стремительно теряли свои силы и способности. Напитанные магической силой алтари превращались в обычные камни, а идолы в безмолвное дерево. Вопросы к небожителям оставались без ответа, и это вселяло в сердца храбрых мужей неуверенность. Воины отворачивались от предков и старой веры, после чего, не найдя себе дела на родине, уходили в Новгород, Киев, Рим и Константинополь, и там проливали свою кровь за чужие и чуждые им интересы. Династия некогда славных венедских князей Наконингов предала идущие за ними племена и пресеклась, а новых вождей, готовых повести за собой не один род, а все племена, не было. Ну, а что касается простого народа, то он шел туда, куда его тянули вожди. Тем более что не везде враги сразу же искореняли старую веру. Благо, опыт у христианских проповедников был немалый, и методы они использовали стандартные и не раз опробованные в деле. Привлечение на свою сторону властной верхушки. Крещение простолюдинов. Строительство церквей на месте древних капищ и создание химеры из старых и новых религиозных догм. Вырубка священных рощ, и постоянные проповеди о грехе, Страшном Суде и адских муках. Затем уничтожение хранителей народной памяти и всех памятников языческого искусства. И в итоге через поколение-другое, получалась новая формация людей, которые считали, что они всегда были рабами бога с востока, и произошли они не от небожителей, а от сделанного человека по имени Адам...

  Тем временем было уже далеко заполночь. Волхвы продолжали спорить и перебирали варианты спасения своего народа, а решения, которое бы устраивало всех, не было. И тогда Векомир поднял вверх раскрытую правую ладонь и сказал только одно слово:

  - Тихо!

  Полукругом стоящие вокруг алтаря солидные мужи замолчали и обратили взоры на жреца Святовида, а тот, оглядел из-под насупленных косматых бровей волхвов и сказал:

  - Братья! - Поворот головы в сторону длинноволосой красавицы в белом платье и легкий кивок. - Сестра! Я позвал вас сюда, дабы мы могли все спокойно обсудить и найти путь, следуя по которому, мы спасем себя, наш народ и веру предков. Однако общего решения нет. Мы окружены врагами, а помощи ждать неоткуда. Наши силы разобщены и дошло до того, что когда четыре года назад датский король Эрик подступил к стенам Арконы, нам некого было выставить на ее защиту. Вы все знаете это, точно так же как и то, что нам пришлось спрятать кумир Святовида, его артефакты и Станицу (боевое знамя славян), а затем притворно принять крещение. Подобное не должно повториться и оно не повторится. Лучше смерть, чем жить под ярмом раба, стоять на коленях перед ликом распятого на кресте чужеземца и находиться во власти темных...

  - Правильно, - прерывая Векомира, сказал Огнеяр, жрец Яровита. - Однако это очевидно. Здесь и сейчас собрались только верные предкам волхвы. Поэтому не надо лишних слов. Давай говорить по делу. Ты что-то придумал? Если это так, то поделись с нами своими мыслями и не заставляй изводиться спорами.

  Векомир слегка поморщился и качнул роскошной седой бородой:

  - Да. У меня есть мысль. Связи с богами нет, и кумир Святовида больше не дает прорицаний. Небожители уже не могут помогать нам как прежде, это ясно всем, а Ночь Сварога в самом начале. И я предлагаю послать к престолам наших богов наших самых лучших воинов-храмовников, которые попросят у прародителей совета, а именно, указать нам точку, ударив в которую, мы сможем уничтожить черных магов и остановим их наступление. От каждого храма по одному витязю, хоть кто-то, но дойдет. Ничего иного я предложить не могу. Жду вашего ответа.

  Тишина накрыла пространство зала. Ни шороха, ни звука, и только еле слышно, как за стеной всхрапывает белый конь Святовида. Жрецы думали, и мысли их были невеселыми, ибо каждый волхв знал, что означает "отправить к престолу прародителей гонца", и мало кому нравилась эта мысль, ибо посланец должен быть добровольцем, самым сильным воином рода, который по собственной воле прольет на алтарь бога свою кровь. Затем он умирал и попадал в Ирий, где мог донести до богов слово соплеменников и услышать ответ небожителей, после чего вернуться назад, в мир живых. Вроде бы все просто. Однако за всю историю славянских племен, корни которых уходили вглубь тысячелетий, подобный обряд проводился всего несколько раз, и не всегда гонцы возвращались назад, поскольку умереть легко, а вот возродиться, воскреснуть в мире Яви и сохранить в целости свой разум, даже богам трудно.

  Ожидающий ответа братьев Векомир посмотрел на своего бога, и увидел, что четырехголовый деревянный идол безучастен. Хотя было время, которое жрец помнил, когда глаза бога светились, а волхвы слышали его голос. Это было. Но это прошло. План предшественников Векомира, которые думали, что до острова Руян не сможет никто добраться, провалился. Темные оказались сильнее, чем предполагалось, и казалось, что они заранее просчитали все ходы славян. И что теперь? Умереть в бою? Сие несложно, поскольку смерти старый жрец не боялся. Вот только он отвечал не только за себя, но и за людей своего племени. И сейчас, как никогда, ему была необходима подсказка со стороны богов, что и как надо сделать, дабы выжить. В противном случае, пройдет десять, двадцать или тридцать лет, и храм Святовида будет разрушен, а венеды уничтожены как народ.

  Наконец, отозвался первый волхв, Ратша из Волина:

  - У меня в храмовой дружине всего семь витязей осталось, а была когда-то полная сотня. Эх! - жрец мотнул головой и слегка взмахнул рукой: - Я принимаю предложение Векомира. Иного выхода нет. Нужен один удар в самый центр вражеского логова, а иначе мы сгинем. Но где оно, мы не знаем, слишком сильны темные паразиты, которые прячутся от нас и не принимают открытого боя.

  Следом свое слово сказал Лучеврат из Щецина, который буркнул:

  - Согласен.

  За ним следом прозвучали голоса Белогора и Белогоста, которые ответили одновременно:

  - Поддерживаем.

  Короткая пауза и слово Огнеяра:

  - После пограничных боев в дружине Яровита сплошь молодежь или старики. Подходящий воин только один - мой сын Ратибор. Больше мне послать некого и потому именно он отправится к богам.

  После жреца Яровита высказались служители Велеса, Перуна, Радегаста, а вслед за ними жрица Макоши, которая отправляла на смерть одну из своих амазонок. Женщину никто не переубеждал. Всякий славянин от рождения свободен. Всякий, кроме служителя богов, который без принуждения и по собственному здравому размышлению посвятил свою жизнь небесному прародителю. И жрицы Макоши, Лады, Дии, Магуры, Мерцаны, Живы, Зеваны и других женских богинь, исключением не были, ибо сами сделали свой выбор.

  Прозвучало решение Зареславы. Жрецы переглянулись, и на этом совет волхвов был окончен. Один за другим они покидали храм Святовида и лица их были печальны. Но, тем не менее, в душе каждого волхва билась крохотная зирка[3] надежды. А вдруг все получится? А что если боги ответят, и витязи смогут пробиться обратно в мир живых? Ведь это же все изменит. Враг будет выявлен, и храмовые воины, самые сильные и лютые бойцы славян, вместе с волхвами отправятся в путь и уничтожат гнездовище темных тварей. После чего нашествие врагов будет остановлено, и народ будет жить. Да. Вне всякого сомнения, это было бы правильным ходом. Однако пока это только надежды, а сбудутся ли они, кто знает? Пока никто. Разве только главный божественный оракул Святовид. Но он молчит, ибо не его время сейчас в Мидгарде.




Глава 1.

Россия. 20.12. 7521 С.М.З.Х. - 2012 Р.Х.

  Пальцы скользили по клавиатуре ноутбука. Сеть ловилась неплохо, страницы мелькали одна за другой, и взгляд быстро выхватывал основу текстов. В мире как обычно все достаточно беспокойно и нестабильно. Хотя, надо это признать, людей волнуют именно страшилки, оттого и подборка новостей соответствующая. Война на Ближнем Востоке. Мировой финансовый кризис продолжается, но президент России обещает, что все будет чики-бабонис. Премьер кого-то навестил и о чем-то договорился. За взятки посадили чиновника и сняли с должности полицейского начальника. Обвалился ветхий дом в районном центре. И в этом, конечно же, виноваты коммунисты и лично пересажавший пятьсот мильенов архитекторов и строителей товарищ Сталин. На Кавказе стрельба и очередной теракт, видимо, кто-то по старинке опять отмывает бабло. Мировая звезда эстрады увеличила грудь и весь мир с замиранием сердца ждет знаменательного момента, когда же она представит свое сокровище на суд общественности. В патриарха РПЦ Гундяева кинули тухлое яйцо и охрана священнослужителя-коммерсанта, которую ему выделяет государство, опять облажалась.

  В общем, фон точно такой же, каким он был вчера, позавчера и год назад. Негатив напополам с чернухой и порнухой. От этого слегка защемило сердце и, оставив в покое ноутбук, я просунул ладонь под рубашку, и помассировал грудь. Вроде бы полегчало, и это хорошо, не потребуется принимать таблетку.

  Встряхнув головой, я посмотрел в окно. За ним внутренний больничный двор подмосковного дома инвалидов. Ночью выпал снег. Дворник-таджик большой деревянной лопатой сгребает рыхлую белую массу к стене. Я чувствую, что ему холодно и еще есть ощущение того, что мысленно он напевает какую-то песню и вспоминает о доме, где его ждет жена и трое детей. Хороший он человек, ровный. Тот упырок, который работал здесь до него, тоже азиат, был уголовником и редкостной мразью, которая присматривалась к возвращающимся из школы малолетним детям. Мысли у него были черные, и он находился на грани срыва. Поэтому я скинул информацию о нем на электронный адрес местного райотдела милиции. Тьфу, блин! Никак не привыкну, конечно же, полиции. Ну, а поскольку учреждение, где я нахожусь, не простое, копы отреагировали достаточно оперативно и сейчас этот моральный урод далеко отсюда. Возможно, уже сидит в клетке, но, вероятней всего, едет к себе домой и думает о том, как бы вернуться обратно, в страну, где правят бал никчемные либеральные законы и деньги.

  Впрочем, это дело прошлое. И подумав о том, что надо бы попросить нянечек вывезти меня на прогулку, мой взгляд сместился на стекло, в котором я увидел собственное отражение. Слегка полноватый от размеренного и малоподвижного образа жизни усталый коротко стриженный русоволосый мужчина сорока пяти лет в полосатой пижаме, который сидит перед столом в инвалидном кресле. Правая рука на подлокотнике, а рукав левой пуст. Да, вот такой вот я человек. Отставной подполковник ФСБ Вадим Соколов. Калека, которого вряд ли кто-то будет оплакивать и жалеть. Офицер, получивший неизлечимую травму на всю жизнь не в бою, а в банальном ДТП, в котором погибла вся его семья: жена и две дочери.

  После этого я не хотел жить. Но врачи вытащили меня с того света, а затем, насколько позволяла современная медицина, собрали меня по частям. Причем сделали это настолько хорошо и профессионально, что я даже могу немного ходить. И вот уже пять лет нахожусь в относительно неплохом местечке для одиноких людей, которые еще могут принести пользу стране. Хотя правильней будет сказать, тем господам, бывшим партийным товарищам, которые стоят у руля корабля под названием государство.

  Нас, пациентов, здесь немного, около полусотни. И если посмотреть на моих соседей, которые, как и я, проживают в отдельных комнатках с минимальными удобствами, телевизором и ноутбуком, то можно понять, что мы из себя представляем. Слева парализованный заместитель министра, который знает немало интересного и до сих пор сохраняет здравость суждений. А справа некогда популярный безногий писатель, сочиняющий для пресс-службы администрации президента типовые речи и отмазки на все случаи жизни. Ну, а что касается меня, то, несмотря на тот факт, что подполковник Соколов начинал свою службу в органах безопасности как оперативник, я очень даже неплохой аналитик, который выдает результат не за счет усидчивости или информированности, а на основе хорошей интуиции и знания человеческой психологии. И пусть нельзя сказать, что я уникум - таких людей у нас стране еще хватает, определенный талант у меня все же есть. Поэтому я своего рода добровольный помощник бывших сослуживцев, который мониторит интернет и составляет докладные записки, помогающие действующим офицерам ФСБ ориентироваться в современных веяниях и течениях, которые наполняют наше общество. И эта востребованность держит меня на плаву, заставляет цепляться за жизнь и не дает скатиться в пропасть отчаяния и покончить жизнь самоубийством. Так что если бы не всемирная паутина, то без близких людей и поддержки я бы давно загнулся.

  Ладно, к чертям собачьим печальные мысли. Надо возвращаться к делу.

  Было, я вновь сосредоточился на работе, аналитической записке по экстремистским организациям России и ближнего зарубежья, которая войдет в развернутый доклад для Самого. Но лишь только я набил первую страничку, как в мою комнату вошла нянечка в белом халате, молодая пухленькая брюнетка Катенька, которая улыбнулась и сказала:

  - Вадим Андреевич, а к вам гость.

  - И кто? - я прервался и обернулся к девушке.

  - Иван Иваныч.

  Исключительно по имени отчеству, старожилы и работники этого заведения называли только одного человека, полковника ФСБ Лаврова. Старого чекиста с большими связями, который раньше был куратором нашего дома инвалидов, а примерно год назад ушел в отставку и стал работником службы безопасности у одного из новоявленных российских олигархов Вениамина Павелецкого. Кстати сказать, именно Лавров в свое время определил меня сюда, а когда я выл от тоски и мечтал о смерти, часто беседовал со мной и объяснял, что самоубийство это грех. В общем, на мой взгляд, он неплохой человек. С хитрецой, не без этого, но в целом нормальный и адекватный офицер старой закалки.

  - Он ждет меня внизу? - задал я вопрос.

  - Нет. Хочет к вам подняться, и попросил узнать, не спите ли вы.

  - Не сплю. Пусть заходит. Буду рад его увидеть.

  - Хорошо.

  Катенька выскочила за дверь, а спустя пару минут появился Иван Иваныч Лавров, худой мужчина пятидесяти лет с бледным лицом в темно-сером костюме. Видимо, дела у отставника шли неплохо, так как его пиджачок стоил минимум пятьсот-шестьсот евро, а рядовой охранник тратить такие средства на одежду не станет. Плюс к этому хорошие часы на руке, настоящая Швейцария, если я не ошибаюсь, и туфельки очень даже ничего, дорогие, чистые и не стоптанные, а значит, он приехал на автомашине с водителем. Опять же парфюм хороший, а ногтями явно занимался профессионал из салона красоты.

  - Здравствуй, Иван Иваныч, - слегка улыбнувшись и скрипнув суставами, я привстал, и сделал шаг навстречу гостю. - Гляжу, жизнь у тебя удалась?

  - Да ничего так, - усмехнулся Лавров и пожал мою ладонь. - Грех жаловаться Вадим. Здравствуй. Садись. Я ведь знаю, что тебе стоять тяжело.

  - Ну, стометровку не осилю, это есть, - согласился я. - Но гостя дорого встретить смогу.

  - Так уж и дорогого, скажешь тоже. Садись и я с тобой присяду.

  Я вернулся в свое инвалидное кресло у стола, а отставной полковник присел напротив. Вновь появилась Катенька, которая поставила на стол две кружки чая и печенюжки для дорогого гостя. Мы дождались пока останемся одни и осторожно сделали по паре глоточков горячего напитка. А затем, понимая, что Лавров просто так в гости не ходит, ибо мы с ним хоть и знакомы, но не друзья, я спросил его:

  - Иван Иваныч, давай начистоту. Ради чего ты решил меня навестить? Работа есть?

  - Нет, - Лавров качнул головой. - Скорее деловое предложение.

  - А именно.

  - Ты ведь знаешь, что я теперь работаю на Павелецкого?

  - Да, конечно, ведь это не секрет.

  - Так вот, пару лет назад мой самый главный шеф решил вложиться деньгами в науку, организовал несколько научных центров, и я стал начальником СБ на одном из объектов, который занимается физикой. Работа непыльная, платят отлично, и коллектив меня уважает. К ученым я не лезу, на мне только охрана. Но вчера руководитель проекта попросил меня срочно найти человека, который бы согласился поучаствовать в весьма серьезном эксперименте. Времени мало, искать кандидата некогда, а поскольку требуется не бомж с улицы и не наркоман, а нормальный адекватный человек с хорошими и не пропитыми мозгами и приобретенным в течение жизни дефектом или неизлечимой болезнью, то выбирать особо не из кого. Вот я и заехал на старое место службы. И первым, кому решил предложить этот вариант, был ты. Вкратце, такие вот дела.

  - Это что же получается, - в моем голосе была легкая обида, - меня как подопытного кролика будут использовать? Зачем мне это нужно, Иваныч? Ты меня за дурака держишь? Да, я инвалид и это на всю жизнь. Да, я никому не нужен. Да, все хорошее осталось позади. Но я все прекрасно понимаю, и не хочу участвовать ни в каких экспериментах.

  Как ни странно, Лавров ничуть не смутился, а спокойно выслушал меня, одним большим глотком допил чай, закинул в рот печенюжку, прожевал ее и, дождавшись, пока я перестану изливать на него свое неудовольствие, продолжил:

  - Ты ведь не знаешь, от чего отказываешься, так что не торопись. Эксперимент бомба, прорыв в науке, и ты можешь прославиться. Но это чепуха. Главное, есть возможность полностью восстановить свое здоровье. Понимаешь, полностью? Отрастить руку и отремонтировать позвоночник. Одна минута, и ты снова здоров.

  - Этого не может быть. Фантастика. Нелепица.

  - Возможно, ты прав. Однако меня уверили в том, что все именно так.

  - И причем здесь физика и здоровье? По-моему это совершенно противоположные направления.

  - Соглашайся на эксперимент, и ты все узнаешь. Рискни. Тебе ведь один хрен, по большому счету, терять нечего.

  "Действительно, нечего, - подумал я. - Мне уже ничего не светит, и моя жизнь закончится в этой самой комнате. Одна радость - интернет, и общение с людьми на разных форумах, от исторических и политических, до литературных и философских. Но это всего лишь имитация жизни, а не сама жизнь. Согласиться или нет? Не знаю, поскольку предложение слишком неожиданное, а я привык сидеть в своей уютной комнатке, и вырваться за ее стены не стремлюсь".

  - Эксперимент опасный? - спросил я Лаврова.

  - Буду откровенен. Ученые говорят, что дело простое, но я им почему-то не верю. Так что за твое здоровье, какое в тебе еще осталось, ручаться не стану.

  - Что я буду должен сделать?

  - Подробности позже, а если кратко, то нужно будет пройти полное медицинское обследование, раздеться, войти в какой-то механизм и через тридцать-сорок секунд выйти. Потом снова обследование, несколько дней за тобой будут наблюдать, и ты свободен.

  - И все?

  - Да. Вошел и вышел. Если эксперимент удастся, станешь здоровым и знаменитым, а нет, значит, получишь немного денег, которые сможешь потратить по собственному усмотрению, и вернешься обратно.

  - И много денег?

  - Достаточно, чтобы новый ноутбук купить, - Иван Иваныч кивнул на мой потрепанный аппарат.

  - Ясно. Если я соглашусь, меня отсюда выпустят? Проблем не будет?

  - Выпустят, конечно. Какие уж тут проблемы. Ты ведь не секретоноситель и не особо важная персона. К государственным тайнам не допущен. Справки свои составляешь на основе сетевых данных и официально являешься полноценным гражданином, который имеет паспорт и может в любой момент покинуть стены этого гостеприимного места. Только идти тебе некуда и не к кому, потому ты и сидишь здесь, словно сыч, и за бывших сослуживцев, которые тебя даже не навещают, черновую работу делаешь.

  - А ехать далеко?

  - Полчаса и мы на месте.

  - Бумаги какие-нибудь подписывать надо?

  - Пока нет, а там посмотрим, - Лавров помедлил и кивнул на выход: - Итак, ты со мной или мне другого кандидата поискать?

  Ответ вырвался сам собой:

  - Согласен. Еду с тобой. Рискну здоровьем. Ха-ха!

  Я невесело посмеялся. Мы с Иван Иванычем обговорили некоторые мелочи, ударили по рукам, и спустя двадцать пять минут, погрузившись в новенький "хаммер", я ехал в исследовательский центр господина Павелецкого. Вопросов в голове была тьма-тьмущая. Но Лавров отмалчивался или говорил, что подробности будут на месте. Настаивать было бессмысленно, и я замолчал. Смотрел на пролетающий за окном заснеженный придорожный лес, и думал о том, что вот ведь как странно жизнь повернулась. Три года я сидел в доме инвалидов, и меня не тянуло выбраться наружу, а сейчас, как-то резко, пришло понимание того, что мой внутренний мир не ограничен одним лишь личным горем. Есть мать-природа, которая живет не по писанным, а по своим собственным законам, и хорошо бы было, после того как эксперимент закончится, выбраться куда-нибудь на реку или на крайний случай в зимний сад.

  За размышлениями дорога пролетела совершенно незаметно. Машина свернула с главной трассы, проехала через ухоженный лесок, въехала за тяжелые железные ворота, которые охранялись вооруженными охранниками, и остановилась перед серым четырехэтажным зданием. Здесь нас уже ожидали. Для меня приготовили инвалидное кресло. Два крепких мужика в черной униформе помогли мне выбраться из салона и пересесть в мое новое транспортное средство, а затем вкатили его в просторный холл.

  Иван Иваныч куда-то исчез, а передо мной предстал молодой длинноволосый брюнет в темно-зеленом халате, который представился как Миша. После чего он перехватил меня у встречающих и покатил к лифту. Все делалось сноровисто, быстро и четко. Слова, жесты, мимика, ничего лишнего. Ни дать и не взять, будто в нормальной воинской части, где слово дисциплина не пустой звук, оказался. Впрочем, я не удивлялся. Серьезная контора, в которой все на западный манер. Никаких личных отношений, перекуров и посиделок. На работе только работа, и это понятно. Павелецкий, хоть и ворюга, обокравший добрую треть страны, дармоедов при себе не держал и расхлябанности не терпел, особенно там, куда он вкладывал деньги.

  Лифт доставил нас с Мишей на четвертый этаж, и меня вкатили в рабочий кабинет местного начальника, на двери которого висела табличка, извещающая о том, что здесь заседает руководитель проекта Румянцев К.В. Коротко и лаконично. В приемной никого, а внутри все строго и функционально: отделанные под красное дерево стены, большое окно, на стене плоский сорокадюймовый экран, напротив дубовый стол, пара кожаных кресел и в одном из них полный лысоватый мужик, по виду мой ровесник, в шерстяном свитере и потертых брюках. По виду, типичный тюфяк, удел которого быть на побегушках у тех, кто сильнее него характером. Но первое впечатление бывает обманчиво, это общеизвестный факт. И поймав взгляд Румянцева, я пришел к выводу, что передо мной очень волевой, упрямый и жесткий человек - руководитель и лидер.

  - Добрый день Вадим Андреевич, - поприветствовал он мою скромную персону и представился: - Меня зовут Константин Викторович, а фамилия моя Румянцев. Кто вы, мне известно, Иван Иваныч о вас хорошо отзывался, а на основе вашего досье можно не один боевик или хороший детектив написать. Впечатляет. Кавказ. Таджикистан. Работа в аналитическом отделе ФСБ, а затем эта глупая авария, после которой вы не сломались.

  "А Лавров-то, подлец, - мельком скользнула в голове мысль. - Даже досье на меня имеет, и предоставил его частному лицу. Впрочем, по сегодняшним временам, когда покупается и продается все, включая государственные тайны, это обычное дело, а он отставник, который хочет хорошо кушать и иметь на кармане разноцветные бумажки с портретами иностранных президентов. Ладно, переходим к разговору, надо же узнать, что здесь происходит, и лучше сделать это раньше, чем позже".

  - Рад знакомству, - рассматривая Румянцева, произнес я и, отдавая инициативу ученому, замолчал.

  Руководитель проекта цыкнул зубом, смерил меня долгим оценивающим взглядом и спросил:

  - Иван Иваныч объяснял, чем занимается наш исследовательский центр, и ради чего вас пригласили?

  - В самых общих чертах. Никакой конкретики и я рассчитываю на то, что разъяснения получу здесь и сейчас.

  - Это само собой, разъяснения будут. Однако для понимания всего того, что мы собираемся сделать, надо знать физику. У вас, кстати, как с этим делом?

  - Плохо.

  - Так я и думал. Но это не критично. Вы человек умный, поэтому быстро разберетесь, в чем дело. Тем более что имеется видеоролик, который приготовили для широкой общественности, так сказать, в целях популяризации науки. Посмотрите его позже, а пока объясню вам, чем мы занимаемся, на доступном уровне.



  В руках Румянцева появился пульт и загорелся настенный экран, на котором было изображение нашей галактики. В центре ядро, а вокруг него спирали, в одной из которых, ближе к хвосту, наша Солнечная система.

  - Красиво, - разглядывая застывшее изображение, сказал я и вновь обернулся к ученому.

  - Это точно, - согласился руководитель проекта, устало вздохнул и начал небольшую лекцию: - Сто лет назад, великий английский ученый-физик Эрнест Резерфорд создал теорию планетарного ядра, суть которой состоит в том, что Солнце это ядро, вокруг которого вращаются планеты. И в центре галактики так же есть ядро, вокруг которого вращаются звезды. Следовательно, все очень просто и понятно. Мы живем в однополярном мире, и наша необъятная Вселенная лишь песчинка в вакууме внешнего космоса. Это преподается в школах и институтах и на этом базируется фундаментальная наука. Однако Резерфорд, его ученики и внесший в теорию англичанина дополнение о квантах датчанин Бор, ошибались. Давно уже доказано, что кроме нашей Вселенной существуют многие другие. Американцы ведут исследования и уже насчитали во внешнем космосе более двухсот звездных скоплений идентичных нашей галактике.

  - Интересно.

  - Да. И это только начало. Несмотря на тупики, догматизм, непререкаемость авторитетов, нехватку профессиональных кадров и не престижность профессии ученого, наука не стоит на месте. Ведутся исследования, ставятся опыты и есть результаты, которые неоспоримо свидетельствуют о том, что Вселенная совсем не так проста, как кажется. Она многомерна и асимметрична. И одновременно с этим является единым и неделимым целым. Хотя и состоит из нескольких параллельных пространств, в каждом из которых свои внутренние законы, временные потоки и собственная таблица периодических элементов. Так что Резерфорд с Бором и учениками, а вместе с ними такой мастодонт науки как Энштейн, мягко выражаясь, были не правы.

  - И как это касается проводимых вами опытов?

  - Сейчас, не торопитесь. - Щелчок пульта. Картинка на экране стала четче и ярче. Часть звезд пропала, и остались только основные рукава галактики. - Что вы видите Вадим Андреевич?

  Хм! Что я видел? Натуральный фашистский крест.

  - Правосторонняя свастика, - сказал я.

  - Правильно. Свастика, которая напоминает славянские знаки Коловрат, Яровик и Чароврат. А теперь?

  Снова картинка изменилась, и я произнес:

  - Тоже самое, только в левую сторону. Лучи свастики идут против часовой стрелки.

  - Так. И еще разок.

  Опять смена изображения и символ смотрит лучами вправо, но они смещены совсем не так, как на первом рисунке.

  - Ну и зачем вы мне это показываете? - в легком недоумении я посмотрел на ученого.

  - Это вид нашей галактики сверху из разных пространств. Первое наше. Второе принято называть Желтым. А третье Серым. Об этом современные ученые всерьез заговорили тридцать-сорок лет назад, а древние люди знали о таком устройстве Вселенной еще десять тысяч лет назад, минимум. И спрашивается, кто дикарь? Ладно, это опять только предисловие. Всего пространств семь, и это только те, про которые мы знаем в настоящий момент. Они располагаются в виде уровней, так вам будет проще воспринимать информацию. В самом низу, если можно так сказать, основное пространство, которое часто называют Ретропространство или Исходное. Там нет ничего и никого. Но из этого ничего произошла Вселенная, звезды, планеты, люди и прочие живые существа, и значит, на этом уровне все же есть какая-то энергия и материя для творения. И, скорее всего, это некая субэлементарная структура, отличающаяся от материи других пространств только своим внутренним сжатием. Далее располагается уровень Мертвого пространства, и можно сказать, что это фундамент Вселенной и ее крепежный материал. Потом идет наше с вами пространство, то, что мы видим глазами и ощущаем органами чувств, уровень людей. Мы здесь живем, и вырваться с нашего уровня пока не можем, да и не хотим. Выше нас Желтое пространство, где законы физики не похожи на наши. И по верованиям древних землян: славян, майя, римлян, индийцев и кельтов; там существует превеликое множество цивилизаций, каждая из которых превосходит нас как по духовным, так и по техническим показателям, и оттуда прилетают НЛО. Еще выше пятое пространство - уровень Мрака, где правит Зло с большой буквы, и именно это место считается Адом, где души проклятых разумных существ, не только людей, искупают содеянные ими при жизни грехи и мерзкие поступки. За этим уровнем находится Серое пространство - уровень младших богов, где они строят свои великие цивилизации, и куда после смерти попадают люди, которые жили по Правде и Совести. Ну и последний уровень - Синий, где обитают старшие боги, первые творения Ретропространства и самые мощные существа во Вселенной. Вот такие вот расклады.

  - И что дальше?

  - Научный эксперимент Вадим Андреевич, в котором вы примете самое непосредственное участие, разумеется, если не передумаете. А суть его такова. Завтра, 21-го декабря 2012 года в одиннадцать часов одиннадцать минут по московскому времени состоится Великий Парад Планет и Галактическая Синхронизация. Весь наш мир вступит в новую эпоху, и продолжит жить своим чередом, а я проведу опыт, который, если удастся, сделает меня самым великим, знаменитым и влиятельным человеком на планете. Я не мистик, и не верю в богов и демонов. Однако я знаю, что во время Парада Планет на краткий миг, минуту, может быть, полторы, межпространственная ткань истончится, и созданный мной генератор сможет пробить туннель на Исходный уровень. Вы, конечно, хотите узнать, что это нам даст, и я отвечу так, как ответил господину Павелецкому, когда убеждал его выделить мне средства на исследования. Ретропространство - основа Вселенной, уровень творения. И совершенно естественно, что все живое и органическое, попавшее в этот мир, восстанавливается до идеальных кондиций. Поэтому, если туда окунуть живого человека, старого, больного или немощного, он должен снова стать крепким, сильным и здоровым, таким, каким его задумала природа. Пока у нас не хватает мощностей, чтобы прорваться вниз, но мы можем использовать природное явление космического масштаба, которое нам поможет. И если у нас все получится, и мы будем иметь на руках свидетельства существования иных пространств, где можно вернуть себе здоровье, я буду считать, что победил. Мне выделят любые мощности и ресурсы, какие только необходимы, хоть личную атомную электростанцию, ибо даже самые богатые люди планеты не бессмертны, и умирать они не хотят. Это материальная сторона дела, его база, и именно под это я получил финансы. Но меня больше интересует наука и мировое признание, а деньги это так, прикладное направление.

  Румянцев взял паузу, и я смог вставить свое слово:

  - Почему на роль подопытного выбран именно я? Разве не хватает инвалидов в Москве?

  - Хватает. Но нужен человек с крепкой психикой, который сможет рассказать о том, что увидит в Исходном пространстве. Механические и электронные приборы из нашего мира там работать не будут, так как они распадутся на атомы. Так что вся надежда на человеческие органы чувств. Ну, а если за те секунды, что вы будете находиться в Ретропространстве, вам удастся прихватить оттуда пару пылинок, то это вообще будет нечто грандиозное. - Ученый посмотрел на часы, выключил монитор и встал: - Заговорился я с вами, давно такого внимательного и благожелательно настроенного слушателя не было. Но время поджимает, пойду. Увидимся с вами вечером. У вас ведь, наверняка, еще много вопросов?

  - Да.

  - Вот и хорошо.

  Руководитель проекта покатил мое кресло на выход, и я не удержался, все-таки задал еще один вопрос:

  - Скажите, Константин Викторович, а почему вы кинулись искать подопытного в самый последний момент?

  - Так сложилось. Мы думали, что не сможем отрегулировать генератор до Парада Планет и ничего не намечали. Но нашелся умелец, светлая голова, Кулибин доморощенный, который подсказал нашим мастерам и техникам, в чем они не правы, и прибор заработал. Радости моей не было предела, а когда я немного пришел в себя, то начал искать человека на роль посланца человечества в Ретропространство. Тайны в этом особой нет, мы ведь не почтовый ящик, который работает на государство. Но осторожность нужна, слишком многим не нравятся то, что я делаю. Да и конкуренты, сволочи, спят и видят, как бы мои наработки украсть. По этой причине все делается тихо и без шумихи. Вот будет результат, тогда весь мир про Румянцева узнает, а пока терпение и спокойствие. Кстати, так и не спросил вас. Вы не передумали участвовать в эксперименте?

  - Нет, не передумал.

  - И это правильно. Такой шанс один раз в жизни выпадает. И хотя риск имеется, не думаю, что он велик. - Мы с ученым оказались в приемной, где нас ожидал Миша, и он сказал: - Увидимся вечером, Вадим Андреевич.

  - Обязательно.

  Румянцев ушел, а кресло подхватил Миша, который повез меня на медосмотр, настолько подробный и квалифицированный, что я просто диву давался. Рентген, десятки врачей, пробы крови, мочи, кожного и волосяного покрова, кардиограмма, еще не пойми что, а в конце беседа с психологом. Поэтому когда через четыре часа мое транспортное средство вкатили в гостевую комнату, которая должна была стать моим временным пристанищем, сил у меня уже не было. И упав на кровать, я с трудом заставил себя включить ноутбук, просмотреть почту и начало научно-популярного фильма от "Румянцев и Компания" под названием "Многомерная Вселенная". Ну, а поскольку после краткой вступительной речи руководителя проекта сразу же пошли формулы, рисунки, графики и обоснование разных теорий, то меня хватило на десять минут, после чего я вырубился. Какой там вечер и разговор с вопросами. Спать. Спать. Спать. А все остальное завтра.

Глава 2.

Россия. 21.12. 7521 С.М.З.Х. - 2012 Р.Х.

  Ночью мне приснился сон, который можно назвать кошмарным. Потому что я в мельчайших подробностях увидел тот день, когда случилась авария, и Вадим Соколов лишился своих близких, а сам превратился в развалину.

  Было погожее летнее утро. Выходной. Впятером: моя жена Елена, ее брат Костя, дети и я отдыхали на тихой подмосковной даче. Настроение было замечательное. Рядом лес, неглубокая речушка, и мы, все вместе, находились в тени сада и жарили шашлык. Запах мяса щекотал ноздри. Лена накрывала на стол. Дочки с любопытством через забор рассматривали привязанную на лугу соседскую дойную козу. Ну, а мы с Костей, который, как и я, был офицером ФСБ, стояли у мангала и лениво перемывали косточки нашему непосредственному начальнику генерал-майору Капушеву, который не желал отпускать нас в отпуск, и постоянно ссылался на большую загруженность делами.

  В общем, все было хорошо. И тут, дернул Костю черт, и он вспомнил о том, что забыл в доме свой мобильник. Родственник ушел, а у меня по душе, словно кошки коготками заскребли, что являлось верным признаком надвигающейся беды или каких-то осложнений. Невольно, я нахмурился. Но моя любимая женщина, невысокая шатенка с выразительными карими глазами в легком светло-синем сарафане, заметила это. Она подошла ко мне, прильнула к моему плечу, а я обнял ее, успокоился, и мы стали наблюдать за детьми, которые переключились на ловлю бабочек. Благодать. Вот так бы сидел в этом тихом спокойном месте и ни о чем бы плохом не думал.

  Однако нашу идиллию нарушил Костя, сообщивший, что в Москве произошел террористический акт и нам приказано срочно явиться на службу. Делать было нечего. Диспетчер на московском телефоне, наверняка, уже отметил, что майор Самойлов и подполковник Соколов извещены, а значит, необходимо ехать. Завтра Елене на работу, а дочерям в детский сад. Нас, скорее всего, загрузят задачами на несколько дней вперед, и забрать жену с детьми будет некому, хотя впереди еще целый выходной. Так что ехать надо было всем вместе.

  Мы собрали вещи, сложили в кастрюлю шашлык, погрузились в Костину "ауди" и направились в столицу. Вновь вернулись нехорошие предчувствия, и я не раз хотел попросить свояка остановить машину. Но взгляд жены и еле заметная усмешка Кости, который называл мое природное чутье на опасность излишней мнительностью, сдерживали меня. И чтобы немного успокоиться и не нервировать близких, я прикрыл глаза и постарался сосредоточиться на предстоящей работе. Было, восстановил свое душевное спокойствие, и в этот момент раздался крик Елены:

  - Осторожно!

  Хлоп! Я открыл глаза и увидел на дороге зазевавшуюся молодую мамашу с коляской, которая стояла на проезжей части, и в каком-то глупом недоумении смотрела на надвигающийся автомобиль.

  "Дура!" - подумал я, а Костя резко ударил по тормозам и постарался отвернуть в сторону. И все бы ничего, но позади нас по трассе ехал груженый кирпичами "камаз".

  Удар! Хруст сминаемого металла! Крик жены и хрип Кости! А затем темнота и пустота, из которой выплыло лицо Елены, неестественно спокойное и какое-то умиротворенное.

  "Ты жива?" - мысленно обратился я к ней.

  "Нет", - пришел беззвучный ответ.

  "Но ведь я вижу тебя".

  "Это сон Вадим. Всего лишь сон. Но не обычный, а вещий".

  "И зачем ты пришла в него?"

  "Предупредить тебя".

  "О чем? Об опасности?"

  "Да. Эксперимент, в котором ты завтра будешь участвовать, пойдет не так, как задумано. Человечество не получит доступ в новые для себя пространства пока не решит свои проблемы. Такова воля богов".

  "Каких богов?"

  "Всех. И добрых и злых. В чем в чем, а в этом они солидарны".

  "И мне надо отказаться от участия в опыте?"

  "Ни в коем случае. Иди в портал. Но когда он закроется, ничего не бойся. Ступай туда, куда тебя поведет сердце, и боги даруют тебе новую жизнь, а мы с девочками отпускаем тебя, и желаем счастья. У тебя будет другая женщина и другие дети. Сбереги их и ты будешь счастлив. Вспоминай нас, но не тоскуй. Нам здесь хорошо".

  "Где здесь?"

  "В мире, который живые называют Серым пространством".

  Помедлив, я вновь послал явившемуся в мой сон призраку свою мысль:

  "Я войду в портал, но перед этим хочу кое-что узнать. Мы еще встретимся?"

  "Возможно, когда-нибудь, в других перерождениях и новых телах. Прощай, Вадим".

  Призрак стал растворяться, а я выкрикнул:

  "Прости меня! Я не сберег нашу семью!"

  "Ты ни в чем не виноват", - прошептали исчезающие губы, и снова я оказался в вязкой и недоброй темноте, которая, словно глина, повисла на моем теле.

  - А-а-а! - я рванулся из обступившей меня липкой субстанции, и по моим глазам ударил свет.

  В комнату проникали лучи восходящего солнца, которое в этот зимний день светило как-то неестественно ярко. Рядом стоял Миша, который был заметно обеспокоен, и он спросил меня:

  - Вадим Андреевич, с вами все хорошо? Вы так кричали, что я решил, будто вам плохо.

  - Ничего страшного, - одеялом вытирая со лба испарину, ответил я. - Просто вчера был тяжелый день, а ночью мне приснился дурной сон. Но я уже в порядке.

  - Тогда вставайте. У нас в запасе осталось всего четыре часа. Сейчас умываемся, приводим вас в порядок и легкий завтрак. Потом снова по врачам, подпишите бумаги, что вы доброволец, и короткий отдых. Давайте-ка, я помогу вам встать...

  Время до начала эксперимента пролетело очень быстро, поскольку я был погружен в себя и занимался анализом своего ночного сновидения. Что это? Бред воспаленного сознания или реальное послание из иного мира? Этого я не знал. Но почему-то был совершенно спокоен и, прислушавшись к своим чувствам, никакого беспокойства не ощущал. Это вселяло в меня дополнительную уверенность. И когда ровно в одиннадцать часов утра Миша вкатил мою коляску в комнату, где был смонтирован первый земной телепорт, отставной подполковник Вадим Соколов был бодр, свеж и излучал уверенность.

  В просторном помещении царила суета. Бегали ученые и их помощники из команды Румянцева. Тащили куда-то в угол толстый кабель техники. На входе находилось несколько охранников, и три человека устанавливали видеокамеры и настраивали звук. Ну, а я смотрел на небольшой металлический круг в центре, вокруг которого стояли три толстых металлических балки с черными коробками на верхушках. Вот и весь телепорт в иной мир, в который мне предстоит войти, а затем вернуться обратно. Хотя, если воспринимать появление во сне моей жены как вещий знак, мне выписан билет в один конец. Однако я готов шагнуть в неизвестность, потому что здесь меня ничего не удерживает.

  - А вы, как я посмотрю, не нервничаете? - ко мне подошел Румянцев.

  - Не вижу причин для нервотрепки, - ответил я.

  - Это хорошо, - ученый посмотрел на меня сверху вниз и спросил: - Вы помните, что должны сделать?

  - Да. Шаг вперед. Посмотрел, каков иной мир, и вышел обратно. Все просто. Даже ученая обезьяна справится.

  - Ну, с богом. Начинаем. - После этого Румянцев покинул меня, встал за пульт у стены и, оглядев своих подчиненных, в микрофон повторил команду: - Начинаем! Внимание! Научному и техническому персоналу занять свои места! Делаем все, как на тренировке!

  На мгновение свет в помещение притух и снова загорелся. За стеной заработал генератор, а коробки наверху телепорта загудели так, словно внутри них находились мощные трансформаторы. Миша и еще пара человек помогли мне встать и, никого не стесняясь (в первую очередь представительниц прекрасной половины человечества из научного персонала), стали меня раздевать. Прошла минута и вот я уже совершенно обнажен и стою перед телепортом. Меня снимают видеокамеры, и я чувствую себя примерно так же как Юра Гагарин перед полетом. Он шагнул в неизвестность и то же самое должен сделать я. Может быть, повторить его знаменитое: "Поехали!". Нет, пожалуй, что не стоит.

  - Пошел отсчет! - вновь прокатился по помещению усиленный динамиками голос Румянцева. - Начинаем на "ноль". Тридцать! Двадцать девять! Двадцать восемь!

  Каждая секунда приближала меня к чему-то новому и неизведанному. Я лениво огляделся и улыбнулся. Все вокруг настолько серьезные и напряженные, что мне это показалось смешным. И заметив, что одна из женщин в белом халате, худая и бледная русоволосая дама с усталым лицом, задержала на мне свой взгляд, я подмигнул ей. Это вышло само собой, и она, покраснев, смутилась и отвернулась.

  - Внимание! - тем временем продолжал Румянцев. - Пять! Четыре! Три! Два! Один! Ноль! Пуск!

  В воздухе заметно запахло паленой проводкой. Снова потух и зажегся свет, и на месте телепорта появился непрозрачный столб из света. Пора! И не дожидаясь команды руководителя проекта, я начал свой путь в неизвестность.

  Шаг. Другой. И третий. Я вошел в свет. Сделал еще один шаг и оказался на ровной безжизненной равнине. Нигде ни кустика, ни холмика. Только серая пыль и такие же серые небеса, на которых нет облаков и солнца. Все сумрачно и безрадостно. В спину бьет сильнейший ветер. Видимо, сказывается разница давления в мире людей и на уровне творения. И этот воздушный поток толкает меня вперед. Прыжок! Я оказываюсь в нескольких метрах от портала, ловко приземляюсь и взмахиваю руками. Как руками? А вот так. Двумя. Хотя всего пару секунд назад я был одноруким, а мой побитый организм от резкого скачка просто переломился бы пополам.

  Мой взгляд скользнул по худощавому подтянутому телу. Все на месте. Голова на плечах. Грудь. Руки. Видны ребра. Исчез лишний жир. И ниже пояса норма. Тело молодое и сильное, без шрамов, которых после многочисленных операций на мне было не меньше сотни. Кожа гладенькая, а с левого плеча испарилась армейская наколка, память о службе в рядах почившей в бозе доблестной и непобедимой Советской армии. Вот так-так, значит, Румянцев оказался прав. Ай да ученый! Ну, молодец! Сейчас вернусь обратно и скажу ему огромное человеческое спасибо.

  Поворот. Позади меня портал, откуда по-прежнему идет мощный воздушный поток, который приносит шум голосов, и явственней всего я слышу Румянцева:

  - Держать напряжение!

  В ответ ему еле слышный вскрик:

  - Не можем! Сейчас все рванет! Эвакуируйте людей!

  Какой-то треск и команда руководителя проекта:

  - Отключайте генератор!

  После этого световая вспышка и портал исчез. Вокруг серая неласковая равнина (именно так мое сознание воспринимало вид Ретропространства) и на ней голый двадцатипятилетний мужчина, который не знает, что делать. Впрочем, пришел я в себя достаточно быстро, ибо был вещий сон, и имелось преогромное желание жить. И простояв на месте исчезнувшего телепорта несколько минут, по крайней мере, мне показалось, что прошло столько времени, я вновь прислушался к своим внутренним ощущениям. Медленно повернулся по кругу и рысцой побежал в том направлении, в котором ощутил какое-то шевеление.

  Сколько времени бежал? Не знаю. Может быть час, а возможно целый год. Куда ни кинь взгляд, все одно и то же: серая земля и пыль под ногами. Есть и пить не хотелось. В туалет тоже. Усталости нет. Не холодно и не жарко. Спать не хочется. Тело движется вперед. Подошвы ног слегка взбивают серую взвесь, и ничего не происходит. Бег и шаг. Все делается по привычке. Снова бегом и опять шагом, а направление определяется чутьем. Тоска и непонимание того, что происходит. Вот два основных чувства, которые меня одолевают сильнее всего. И когда я всерьез начал размышлять над тем, что сошел с ума и сейчас нахожусь в бреду, накачан лекарствами и, очень может быть, лежу в психиатрической больнице, кое-что изменилось.

  Далеко впереди мелькнула черная точка. Я ускорился и рванулся к ней. Какое никакое, но разнообразие. И вскоре я оказался возле двух мужских трупов в одежде и с холодным оружием в руках. Как так, если Румянцев говорил, что вещи из нашего мира на этом уровне мироздания распадаются на атомы? Не ясно. И этому есть только одно логичное объяснение. Эти мертвецы пришли в пространство творения с более развитых уровней. Впрочем, эта мысль промелькнула и исчезла, а я сосредоточился на своей находке.

  Передо мной, наполовину погрузившись в пыль, лежали две высохшие мумии, при жизни бывшие европейцами и моими ровесниками, в смысле не старше двадцати пяти лет. Когда и из-за чего они бились и уничтожили друг друга, пронзив тело соперника клинком, да так и упали в обнимку, мне неизвестно. Тот, что слева, совершенно лысый широкоплечий воин, одет в ветхую белую хламиду с нашитыми на грудь и спину большими красными матерчатыми крестами. Средневековый крестоносец? Вполне может быть, тем более что на шее у него висит христианский крестик из серебра, а зажатый в ладони меч очень сильно напоминает рыцарский, отмечен у основания надписью "Ulfberht"[4], а навершие рукояти украшено маленьким ликом, который окружен желтым нимбом. Обут этот человек в тяжелые кожаные сапоги с подковками, а далее вверх грубые домотканые штаны и усеянный позеленевшими бронзовыми бляшками широкий пояс с пустыми ножнами. Грудь прикрывает шитая золотистой и темно-синей нитками коричневая туника и на этом все. Ни кошелька, ни кинжала, ни фляжки, ни каких либо дорожных мелочей или сумки.

  Противник "крестоносца", как я условно обозначил первого мертвеца, был славянином. Почему так решил? Да потому что на макушке головы он имел длинный темно-русый чуб, который принято называть запорожским, хотя это воинское отличие носили за тысячу лет до создания Первой Хортицкой Сечи. На его груди находился амулет из светло-зеленого камня, шесть загнутых правосторонних лучей, что-то из славянской символики. И плюс к этому одежда славянская, как в старых кинофильмах. Украшенная кривыми красными изломанными линиями белая рубаха. Пояс с пустыми ножнами, только в отличие от соперника позолоченный, а в ладони прямой узорчатый стальной клинок с выдавленными в металле причудливыми рунами. На ногах "славянина" удобные для верховой езды широкие штаны и отличные сапоги. По виду в меру жесткие и удобные, вот только рассохлись сильно и к носке не пригодны.

  Поджав ноги, я присел перед мертвецами и сам себя спросил:

  - Ну и что мне теперь делать?

  Разорвав тишину, звук моего голоса пронесся над безжизненной равниной, а в голове возникла мысль, которая принадлежала не мне:

  "Возьми меч Воина Христа. Поставь его так, чтобы клинок упирался тебе в грудь и насади себя на него. Отсюда нет выхода. Так что лучше тебе умереть прямо сейчас и не мучаться".

  Казалось, что эта мысль материальна, и я едва не выполнил рекомендацию неведомого голоса. Однако слабаком меня никто и никогда не считал, сила воли у меня приличная, и я сдержался. Поэтому лишь дернулся, но остался сидеть на месте. И тут же услышал другой голос, который одобрил мой поступок:

  "Правильно, рус. Не поддавайся чужаку по крови и вере. Он кромешник и наш враг. Забери себе выкованный великими предками клинок "Змиулан"[5], и сними с моей шеи знак и послание Яровита своим верным волхвам. Возьмешь эти вещи, и ступай, куда глаза глядят, а громовник сам выведет тебя в мир живых, и поможет освоиться".

  "Славянский пес! Я бы убил тебя, если бы ты не применил подлый прием и твой меч был обычным честным клинком!" - прорычал первый голос.

  "Раб! Если бы ты не послушал темных, которые спрятались под личиной служителей твоего бога, то сидел бы сейчас на графском троне и в ус не дул. Дурак!" - парировал второй голос.

  Видимо, я опять столкнулся с призраками. Вот только после всего того, что со мной произошло, это не вызвало во мне никакого удивления. Усталости по-прежнему не было, а ноги свежие и без мозолей. Сидеть возле двух трупов, опять же, интереса никакого. В душе было пусто и царило какое-то равнодушие. И послушав перепалку двух заклятых врагов, которые умерли, но все еще ненавидели один другого, я стал действовать. Встал. Взял из руки славянского воина его меч, который пришлось вытащить из груди христианина. Затем осторожно снял с его шеи амулет-громовник, а от рыцарского плаща оторвал кусок материи, которым обернул свою поясницу. После чего, продолжая прислушиваться к зову души, продолжил свой бесконечный путь.

  "Будь проклят! - пожелал мне в спину крестоносец. - Я, Гийом де Аттиньи, воин Пречистой Девы Марии, рыцарь тамплиер, проклинаю тебя пособник язычника!"

  "Не обращай на него внимания! - тут же вклинился славянин. - Его проклятия пусты и не имеют смысла. Поэтому ничего не бойся. Иди по жизни прямо и живи по законам Прави. А когда окажешься среди людей, найди моего отца Огнеяра из Волегоща, он жрец Яровита. Передай ему знак и скажи, что Ратибор сделал все, что смог и даже более того. Но мне не удалось пробиться через своего последнего противника, слишком силен оказался этот франк. Ступай. Пусть удача не оставит тебя и запомни, дорога в мир живых откроется лишь тогда, когда ты потеряешь на это всякую надежду".

  "Благодарю, - послал я свою мысль мертвому воину моего народа. - Если выберусь к людям, то постараюсь исполнить твою просьбу".

  При этом я подумал, что какой там Волегощ, где живет жрец Яровита. Мир давно стал другим, а этот воин с золоченым поясом дает мне поручение, которое выполнить просто невозможно, ибо время вспять не повернуть.

  Трупы остались позади и вскоре исчезли. Я шел, куда меня вела интуиция. Шел, шел и шел. И наверное так пролетел месяц, а может быть два или три, а голый человек с амулетом-громовником на шее и обнаженным мечом на правом плече, не чувствуя жажды, холода и голода, продолжал свой путь. В голове было пусто. Звуки отсутствовали, и я брел, словно Вечный Жид по пустыне, и не мог умереть. Ни дня, ни ночи, ни солнечного света, ни луны, ни ветра, ни перепадов температуры. Вокруг все неизменно, а хуже всего одиночество. Не хватало разговоров, информации и впечатлений, вследствие чего отсутствовала обратная связь, и мои нервы были на пределе. Ну, а невозможность выспаться и восстановить душевное равновесие только усиливали этот негативный процесс.

  В общем, Ретропространство, из которого я не мог выбраться, место не для всех. Вот аутистам здесь было бы хорошо, а мне в этом унылом краю делать нечего, и чем дольше я бродил по серой равнине, тем хуже мне становилось. И, наконец, окончательно истощив запас своих душевных сил, я упал в пыль под моими ногами, и стал оглашать окрестности яростными выкриками. Я поминал недобрыми словами свою злую судьбу, интуицию, которая меня подвела, полковника Лаврова, Румянцева и всех, кого только мог вспомнить. Отчаяние овладело мной и я, откинув прочь клинок Ратибора, бил кулаками по земле. И мое буйство продолжалось до тех пор, пока разум не потерял контроль над телом, и не отключился.

  Я провалился в спасительную тьму, которая уберегла меня от безумства. И мне неизвестно, сколько времени я пребывал в этом состоянии. Однако когда я пришел в себя, то обнаружил, что лежу на берегу холодного ручья, который со всех сторон был окружен густым кустарником. Грудью я на берегу, а ногами в студеной воде. Тело задубело и покрылось гусиной кожей, зубы выбивают неровную чечетку, а в правой руке зажат меч мертвого славянина, который я вроде бы как выбросил.

  "Надо же, - подумал я, с трудом выбираясь на сушу. - Прав был воин Ратибор. Переход произошел тогда, когда я потерял всякую надежду. Впрочем, долой мистику и слова мертвецов. Теперь бы к людям выбраться, поймать машину и вернуться в город, неважно какой. Эксперимент Румянцева, хоть и не совсем гладко, прошел успешно. Я жив и здоров, и мое тело жаждет действий. Вот только уходил я в Ретропространство зимой, незадолго до Нового Года, а сейчас, если судить по свежей зеленой листве на кустах и набухшим почкам, ранняя весна. И получается, что Вадим Соколов провел на уровне творения три-четыре месяца. Хм! Что же? Это вполне возможно. Однако пока несущественно. Главное, что я жив и здоров. Так что можно начинать новую жизнь, в которой я постараюсь быть более осмотрительным и счастливым, чем в прошлой".

  Рывком, я поднялся на ноги. И сразу же гладкие нежные подошвы ног уколола жесткая трава. Больно, но это мелочь, которую можно перетерпеть. Я взглянул на ласковое солнце, прислушался к пению птиц, водой из ручья ополоснул лицо и напился. После чего прихватил вмиг потяжелевший клинок, который в Ретропространстве казался пушинкой, и зашагал вниз по течению, туда, где рано или поздно мне встретятся люди. Правда, их может испугать мой внешний вид дикаря в одной набедренной повязке. Но ничего, по дороге что-нибудь придумаю. Смастерю юбку или шорты из вездесущего полиэтилена, который в технологическом мире находится повсюду, или навещу ближайшую свалку, а там посмотрим.

Глава 3.

Река Одра. 6649 С.М.З.Х.

  Итак, я оказался в мире людей и двинулся к цивилизации. Первый час шел достаточно ходко и километров пять отмахал. Потом идти стало гораздо сложнее, так как в ручей, вдоль которого я передвигался, слева и справа вливались более мелкие водные потоки, которые мне приходилось постоянно форсировать. Однако еще четыре километра все же прошел и только после этого, войдя в дубовый лес, сделал первый привал. Подошвы ног горели огнем. Ноги были испещрены множеством мелких порезов. Глаза застилал едкий соленый пот. Губы быстро обветрились и покрылись жесткой неприятной коркой, а от воды постоянно тянуло сыростью. С каждой сотней метров идти становилось все тяжелее и, присев на корягу, я огляделся.

  Признаков того, что где-то неподалеку люди, не было. Кругом заваленные сушняком полянки и мелкие болотца. На водной глади ручья, который уже можно было назвать мелкой речкой, ни одного мазутного пятна. На свежей травке ни единого клочка бытового мусора. А в чистом синем небе нет летящих самолетов. В общем, меня выкинуло в какую-то глухомань, может быть, даже за Урал. Такова была моя первая мысль, а вот вторая уже имела некоторый мистический подтекст. И вспомнив свой разговор с Румянцевым, который говорил, что время на каждом уровне мироздания течет по-своему, я пришел к выводу, что вполне мог оказаться не в родном для себя 21-м веке. Впрочем, эту догадку, дабы не расстраиваться раньше времени, я постарался от себя отогнать. После чего продолжил свой путь. И прежде чем окончательно лишился всяческих сил, преодолел еще примерно семь-восемь километров и вышел к большой полноводной реке.

  Снова остановка. Опять осмотр местности, размышления, анализ и выводы, надо сказать, неутешительные, потому что нет в европейской части России больших рек, берега которых не были бы загажены, а водный путь не имел бы плавающих навигационных знаков. Значит, при самом наилучшем раскладе, моя физическая оболочка оказалась где-то в Сибири. Но это вряд ли, поскольку даже за Уралом каждая крупная река это важная транспортная магистраль, а везде где я проходил царила девственная чистота, и поблизости не было никаких следов жизнедеятельности человека. Вот и выходило, что славянский воин Ратибор, который просил меня встретиться со своим отцом, мог знать, где и в какое время меня вышвырнет. Правда, не ясно, почему он мне об этом сразу не сказал. Но при моем тогдашнем состоянии, я вряд ли бы его слушал, ибо был погружен в себя и стремился как можно скорее покинуть серую равнину Ретропространства.

  В общем, двигаться дальше я уже не мог. Надо было организовать стоянку, как-то выжить, добыть пропитание и выспаться, и я постарался вспомнить все свои навыки жизни на лоне дикой природы, которые мог бы использовать. Первым делом выбрал место для ночлега, узкую и сухую балку с крутыми глинистыми обрывами, и с помощью клинка выдолбил в стене продолговатый проем, в который могло поместиться мое тело. Затем заполнил эту нишу прошлогодней перепрелой листвой, которая успела высохнуть на ласковом весеннем солнышке, и нарубил колючего кустарника. Ну, а потом залез в ручей, и стал осторожно шарить руками по промоинам, в которых любят отдыхать рыбешки и частенько сидят раки. К сожалению, огня добыть я не смог, да и посуды не было, так что брал только рыбу. И поймав десяток мелких карасей и одного полукилограммового леща, снова выбрался на берег.

  На суше, под лучами заходящего светила, я обсох. Карасиков насадил на срезанные ветки и подвесил на прибрежное дерево, а леща выпотрошил, обмыл и съел сырым. Противно, конечно, особенно без соли. Но делать нечего, калории необходимы, корешков съедобных я пока не встречал, а для ягод еще не время. И набив недовольно заурчавший желудок, уже ночью, я посмотрел на звездное небо, не обнаружил ни одного спутника и тяжко вздохнул, забил вход в балку колючками, залез в свое убежище и провалился в сон.

  Так прошел первый день моей новой жизни, а утром я проснулся от холода, сырости и звериного ворчания. Естественно, вставал тяжело, поскольку тело ломило, ноги опухли и не хотели нести своего хозяина, а голова трещала так, словно вчера меня били по ней палками. Однако разум сильнее тела, и я заставил себя подняться. Взял меч, с которым за прошедшее время чуть ли не сроднился, приподнялся над колючками и посмотрел на берег, где увидел настоящего бурого медведя. Хм! Крупного самца, который, посапывая и издавая обиженный рев, ходил вокруг дерева, на котором я повесил сушиться карасиков, и пробовал достать мой припас. Вроде бы ничего сложного. Однако что-то у косолапого не клеилось, то ли слишком тяжелый был, то ли старый, то ли неуклюжий. Поэтому взобраться на дуб он не мог, а кушать зверю, если судить по его впалым после зимней спячки бокам, хотелось.

  И что оставалось делать при таком раскладе мне? Вариантов было немного. Выйти против медведя с мечом, чтобы он меня сожрал, ибо одолеть его нереально. Попытаться проскочить к реке и броситься в холодную воду, куда мишка не полезет. Ну, или ждать, пока косолапый уйдет. И после недолгих раздумий я выбрал вариант номер три. Прикинул, что ветер дует от реки на балку, а медведь меня пока не почуял, а значит можно еще немного поваляться на своем импровизированном ложе.

  Решено, сделано. Я снова забрался в нишу, зарылся в колкую, но теплую листву, и опять задремал. Да уж, опасность рядом, а я дрыхну. Странно это? Возможно. Но после всего того, что со мной произошло, медведь не тот противник, которого стоит опасаться всерьез. Вот был бы человек, это да, считай, что беда рядом. А животные такие существа, что если они не умирают с голода, и ты их не трогаешь, то им незачем тебя трогать, таков закон матери-природы.

  Второй раз я проснулся уже в полдень. Физическое состояние тела более или менее в норме. Слабость имелась, но голова в порядке и в мышцах появилось немного сил. Медведь ушел, а моя рыбка осталась. Отлично. Можно было снова пускаться в путь, и я не медлил. Быстро снял с дерева подвялившихся карасиков, с липы, которая росла неподалеку, срезал несколько длинных полос гибкой коры, обвязал этими лентами меч и пошел.

  Над головой поют птички. Тенек. На берег накатывается волна и все спокойно. Руки разрывают на части рыбку, а у меня в голове беспокойные мысли и куча вопросов. Почему я не взял у мертвого славянина ножны? Отчего не снял с крестоносца плащ, а оторвал от него всего один кусок? Как так? Я взрослый мужчина, с опытом, а так зазевался? Хрен его знает. Видимо, сказывалась обстановка и состояние стресса в котором я находился. Впрочем, нечего себе голову забивать. Что было, назад уже не вернешь, и сейчас я в реальности. Мозги начали работать, как положено, и пока я поступаю по уму.

  Минул час, а за ним другой. Справа по-прежнему пустая река, а слева густой лес. Я втянулся в движение, старался игнорировать боль, и совершенно неожиданно выскочил на широкую тропку, которая начиналась на небольшом песчаном пляже и уходила в глубину темной чащобы. И посмотрев под ноги, я обнаружил, что дорожка буквально усеяна свежими отпечатками сапог. Не фабричных с рифлеными протекторами, а каких-то самодельных, с каблуками и гладкой кожаной подошвой. Круто! Люди рядом. Однако радости я почему-то не почувствовал, а быстро оглянулся и шмыгнул обратно в чащу. Почему? Хм! А почему древние люди изрекли мудрость, что человек человеку волк, и это изречение не теряет своей актуальности несмотря ни на что? Вот то-то же! Поэтому безопасность, прежде всего, особенно в глуши, где нет полиции, МЧС и прокуроров, и самый главный тот, у кого дубина мощнее, кулаки покрепче и быстрая реакция.

  Стараясь двигаться как можно тише и осторожней, я шел вдоль тропки, и метров через сто вышел к большой поляне, на которой находился окруженный высоким и прочным бревенчатым забором двухэтажный терем. За основным зданием виднелись какие-то постройки, людей не видно и не слышно, а до забора метров тридцать, не больше. Тропка упиралась в крепкую широкую калитку, которая была аккуратно встроена в частокол, а с другой стороны виднелась грунтовая дорога. Было, я подумал, что это летняя дачка какого-то олигарха, который выкупил себе кусок заповедника и играется здесь в древнерусскую старину. Однако эта мысль не выдержала никакой критики. Ограда и само здание, явно старые, видно, что дерево потемнело. А на крыше, которая была сделана из дранки и дополнительно покрыта корой, красовалось пустое журавлиное гнездо, и не было никаких признаков телевизионных антенн.

  Короче говоря, согласно первым впечатлениям, я угодил в полное средневековье. Да уж, кто-то за это душу продал бы, а мне-то что? Ничего. Ну, попал, так попал. Бывает. В интернете, которого мне очень сильно не хватает, помнится, на эту тему имелась целая куча самых разных ресурсов. Как же там? А-а-а, вот! Про попаданцев в прошлое, которое можно изменить. В основном, конечно, муть, но были и здравые проекты, в которых человек не лез сразу же на прием к товарищу Сталину и не вселялся в тело Николашки Второго, а оставался самим собой. Ха-ха! И что же это получается, я оказался в фантастике? Да, пожалуй, хотя требуются уточнения, где именно я очутился и в каком жанре эта фантастика. Вот только как их получить, эти самые уточнения? Известно как, вести разведку и готовиться к внедрению в местное общество, ибо люди всегда остаются людьми со всеми своими многочисленными минусами и плюсами. Однако сразу к ним выйти нельзя. Вид у меня не тот, а бомжей, как известно, нигде не любят, ни в моем мире, ни в средневековом. И значит, первая цель неизменна, необходимо привести себя в порядок и для начала раздобыть одежду. Опять же, скорее всего, возникнет проблема языкового барьера, которую просто так не решить.

  Ну, это общая стратегия, а пока тактика. Чем дольше я вел наблюдение, тем больше беспокоился. Что-то было не так - это точно. Но что, я понять не мог, до тех пор, пока у меня над головой не затарахтела сорока. Животные. Вот в чем проблема. Почему не слышно собак, лошадей и дворовую птицу? Да и людей не видать. Следы на тропе достаточно свежие и пусть я не траппер Натаниэль Бампо из романов Фенимора Купера, понять, что по дорожке прошло не меньше десяти человек, и они были здесь не далее как несколько часов назад, я мог. Но где они? Их нет. И в самом поместье тишина. Черт! Так и напрашивается слово гробовая.

  "Ну что Вадим, - спросил я сам себя, - может рискнуть и попробовать подобраться к терему поближе? Нет. Терпение и осторожность. Никакого риска. Хватит. А то может так сложиться, что твой лимит везения уже исчерпан, и тогда прощай молодое неокрепшее тело, и привет загробный мир. Языческий или христианский, без разницы, я ни в один из них не тороплюсь. Решено. Ждать".

  Я отошел вглубь леса. С третьей попытки взобрался на высокий ясень и спрятался в густой зеленой кроне. Вид сверху открывался превосходный и что же я увидел? Окруженный частоколом терем в количестве одна штука. Несколько хозпостроек и между ними тела убитых собак, крупных сторожевых псов. Немного в стороне нелепо раскинувшее руки мертвое человеческое тело, кажется, женское. И больше ничего интересного. Хотя, стоп! В рубленом окне на втором этаже мелькнул силуэт. Да, вне всякого сомнения, это живое существо, а не тень от облака. Крупный мужик, который пропал и снова появился. Косматая рыжая голова высунулась в проем, не торопясь, оглядела окрестности, дорогу и лес, меня не заметила и снова исчезла. А потом по двору пробежал одетый в толстую кожаную куртку с металлическими заклепками увалень, за плечом которого болтался круглый деревянный щит.

  Вот так-так. Значит, есть в поместье живые люди, и если собаки убиты, а помимо них во дворе неприбранный труп, значит, в этом месте творится нечто недоброе. Да уж, такие вот дела. И как бы поступил на моем месте нормальный герой без страха и упрека? Наверное, пошел бы и дал злодеям трындюлей, после чего освободил бы принцессу, которая незамедлительно упала бы в его объятья, и начал свое восхождение к вершинам немеркнущей славы. Развил бы государство, создал бы финансовую пирамиду, изобрел бы порох и пулемет, и обязательно, как полагается настоящему русскому патриоту, победил англов и американцев. Что-что? Америка еще не открыта? Ничего, откроем. А потом соберем до кучи всех врагов и предателей народа и поселим их на Мадагаскаре. Дешево и сердито. Народ рукоплещет. Главный герой сияет как новенький золотой червонец на солнце, а ставшая императрицей принцесса гордится своим мужчиной. Вечная классика жанра, хорошая, добрая и сбивающая усталость и агрессию читателей, которые выплескивают свои негативные эмоции в текст, а не в реальную жизнь, где находятся настоящие враги.

  Невольно, мои обветренные губы расплылись в широкой улыбке. Свежая корочка лопнула и по подбородку потекла сукровица. Язык слизнул ее, и снова став серьезным, я посмотрел в сторону реки, от которой пришел. Тропка есть. Пляж в наличии. А немного в стороне, в кустах, до которых я не дошел всего ничего, пара груженных какими-то тюками весельных лодок. Так-так. И рядом с ними два мужика в кожаной одежде, и у каждого, если зрение меня не подводит, на боку меч.

  Млять! Все-таки средневековье, а не родной двадцать первый век. Ну и ладно. Жив и здоров. И надо думать, что дальше делать. Выйти к этим мужикам? Ага! Сейчас! Разбежался! Копье в живот воткнут и аля-улю, ни принцессы, ни государства, ни финансовых пирамид в стиле незабвенного МММ. Обойти это место и двигаться по дороге? Без одежды и продовольствия меня надолго не хватит, и проблемы никуда не денутся. И как в таком случае поступить? Единственный более или менее приемлемый вариант угнать лодку, в которой есть чем поживиться. У бойцов из охраны арбалетов и луков не видно, так что вниз по течению уйду спокойно. Но есть еще одна лодка, и меня догонят. Ну и ко всему этому, мне до сих пор неизвестно в каком я времени и где нахожусь. Стремно, однако. Поэтому продолжаю выжидать и наблюдать. Других нормальных ходов пока нет, поскольку в настоящий момент я слаб, и меня любой двенадцатилетний мальчишка забьет и не запыхается.

  Спустившись с дерева, я вернулся к реке. Примерно в полусотне метров от лодок перебежал тропку, опустился на колени и пополз к охранникам. Меч был приторочен за спиной, и прикосновения холодного металла к голой коже придавало мне уверенности, а помимо этого имелся прилипший к потной груди легковесный амулет. Я все ближе к вооруженным мужикам и вот дистанция между нами не более десяти метров. Замер. Жду. Прислушиваюсь к любому шороху. Надеюсь услышать речь, чтобы попробовать по ней идентифицировать свое местонахождение. И я дождался. Воины заговорили, речь их была нетороплива и показалась мне знакомой, то ли белорусский, то ли западно-украинский говорок. Отдельные слова даже мог разобрать и более-менее четко выхватывал старославянские имена. Но сути разговора уловить все же не получилось. Понял только, что одного бойца зовут Малх, а другого, как ни странно, Генрих, а в поместье находятся Божейко, Лешко, Денут и Богуслав. И еще узнал, что река, возле которой мы находимся, называется Одра, а это либо Западная Польша, либо Восточная Германия, то есть в любом случае не Россия, а Европа.

  Попробовал просканировать расслабленных вояк, и почувствовал, что они завидуют подельникам, которые сейчас в тереме, и каждый из них представляет себе, как следующим утром станут делить добытое бандой золото, серебро и хабар. И из этого следовало, что передо мной разбойники. Уж в чем, а в том, что эти бойцы бандиты, я не сомневался. Опыт общения с подобным контингентом у меня имелся немалый, и я таких людей сразу чувствую. Хапнуть и отобрать, прогулять и ничего не дать обществу, это приметы явные. А моя природная способность ощущать внутренний мир людей меня пока ни разу не подводила, и хотя чуйка далеко не идеальна, ибо сильных людей прощупать сложно, Малх и Генрих таковыми не являлись. Типичные убийцы и воры. В меру наглые, трусливые и шакалистые, готовые по беспределу вывернуть карманы всякому, кто зазевался, а добычу потратить на бухло и шлюх.

  Ладно, что хотел, я узнал. После чего снова спрятался в лесу и напоролся на муравейник, в котором мелкие агрессивные твари за малым меня не сожрали. Но я себя не выдал, сдержался, откатился в сторону и замер.

  Ожидание было томительным, но ближе к вечеру появилось еще пять бандитов. И у каждого разбойника на плече имелся сверток с хабаром, а один притащил живую добычу, человека, который был завернут в узкий ковер и еле слышно стонал. Груз закинули в лодки, и между средневековыми ворами состоялся короткий разговор, после которого на охране добычи остался только один человек, кажется, Малх.

  Воры ушли в поместье, видимо, там еще было что пограбить, а я решил, что вот он мой шанс. Уж с одним противником я как-нибудь, но справлюсь, а затем оттолкну обе лодки от берега, запрыгну в одну из них и адьес шакалы. А еще есть живой пленник или пленница. Это проблема или нет? Неизвестно. Но долг каждого спасенного отблагодарить своего спасителя. Интересно, а заложник бандитов случаем не принцесса? Было бы забавно, настолько, что я, скорее всего, точно решил бы, что моя скромная персона оказалась в героической сказке.

  Однако, долой трындеж. Время дорого. Того и гляди, основная толпа из поместья подбежит и тогда все, ушла "моя" лодка. Пора начинать.

  Украшенный неизвестными мне рунами меч со странным именем Змиулан оказался в правой руке, и я направился к лодкам. У меня был шанс на победу. Но действовать требовалось быстро и четко понимать, чего я хочу достичь. У меня имелись навыки бойца, который побывал на двух войнах, и не раз находился под огнем противника. Однако в моих руках не было прежней силы. У меня имелся опыт убийства человека. Вот только с тех пор по моему личному времени прошло больше десяти лет, и сейчас я находился в новом теле, молодом и неопытном, а работать предстояло клинком.

  Разбойник, который склонился над лодкой и заглядывал в скрывающий пленника ковер, был все ближе. Я вышел из кустов и твердым шагом направился к нему. Между нами семь метров. Пять. Три. И он оборачивается. Здоровый широкоплечий косматый брюнет в кожаной куртке и полотняных штанах в недоумении смотрит на меня. В его взгляде растерянность, а рука автоматически тянется к клинку. Сразу видно опытного бойца, но он расслабился, подпустил меня к себе и проиграл жизнь.

  Рывок на разбойника и неловкий выпад вперед. Клинок Змиулана вонзается между ребрами Малха. Сталь скользит по костям, и я слышу хруст. Острие меча все глубже погружается в тело человека, и я давлю на оплетенную кожей рукоять. Мой вес вгоняет сталь в плоть и во взгляде бандита смесь из самых разных чувств, боли, бешенства, ярости и страдания.

  - Бах! - на последних силах Малх наотмашь бьет меня свободной левой рукой, и в глазах на миг темнеет. Рукоять клинка выскальзывает из потной ладони, и я отлетаю назад, на речной песок.

  "Кажется, это момент истины, - падая, сам для себя загадал я. - Если разбойник прикончит меня, значит, этот мир не принимает чужака, а если уцелею, тогда вероятность того, что бывший подполковник Соколов приживется в средневековье, достаточно велика и можно будет еще пожить. А хорошо или плохо, зависит только от меня".

  Малх все же достал свой меч, короткий пехотный образец, вроде римского гладия. Затем он кинул взгляд на торчащий у него из груди Змиулан. И дико взревев, кинулся на меня. Однако ударил я его все же хорошо. Он смог сделать всего один шаг, а после этого лицом вниз упал рядом со мной, пару раз сильно дернулся, дрыгнул ногами и затих. Отлично! Я жив и даже не ранен, а мой противник мертв. Определенно, это хороший знак и веский стимул продолжать суетиться.

  Я встал на ноги. В голове шумело, а из разбитого носа, пачкая желтый речной песок, лилась красная кровь.

  - Не останавливаться, - прошептал я.

  После чего перевернул тело Малха, вытащил Змиулан и подскочил к лодкам. Левая была наполнена добычей, и она первая должна была отправиться в воду. Я навалился на нос и попробовал столкнуть плавсредство в реку. Черта с два! Лодка была тяжелой, а я легкий, и ко всему этому корпус прочно завяз в мокром песке. Было, мелькнула мыслишка схватить, что под руку попадется, и рвануть в чащу. Но я совершил еще одну отчаянную попытку. И превозмогая себя, все-таки стронул лодку с места, а дальше она пошла легче. В несколько рывков я сделал, что хотел, оказался по пояс в воде и толкнул корпус на стремнину.

  Медленно первая бандитская лодка развернулась и пошла вдоль берега. Ну, а со второй, где помимо тюков находился пленный человек, было проще, ибо груза на ней было меньше. И закинув внутрь окровавленный меч, я достаточно быстро спихнул ее на воду, и залез на борт. Вовремя, так как на тропе появились бегущие разбойники, которые наверняка услышали яростный крик Малха и теперь спешили обратно на пляж.

  - Щелк! - в руках одного из бандитов звякнул тетивой допотопный арбалет. В борт вонзилась короткая стрела, и я пригнулся. С удовлетворением отметил, что течение все быстрее относит меня от берега, и стал ожидать новых выстрелов. Однако на этом обстрел прекратился. Разбойники оглашали окрестности проклятиями, но в воду никто не полез, и это правильно, вода холодная, а лодку вплавь не догнать.

  - Получилось! - облегченно выдохнул я и раскинулся на одном из тюков. После чего отдышался, немного пришел в себя, посмотрел на заходящее солнце и решил посмотреть, кто же у меня в попутчиках.

  Снова рукоять меча в моей ладони. Острое лезвие вспороло грубую пеньковую веревку, которая не давала ковру развернуться. И передо мной предстал пожилой низкорослый господин с большой лысиной на макушке головы и в порванном камзоле, рот которого был заткнут окровавленным кляпом, а руки связаны.

  "Да-а-а, - мысленно протянул я. - Это не принцесса. Сто процентов. Но может быть это и хорошо. Бывалые герои в книжках всегда на благородных девиц жалуются, то еда им не та, то удобств нет, то трудные дни наступили, то четвертый месяц беременности. А с мужиком проще. Жизнь тебе спасли? Да. Рассказывай о мире и учи языку, после чего разбегаемся в разные стороны. Я тебя не знаю, и ты меня не знаешь. Просто бизнес".

Глава 4.

Река Одра. 6649 С.М.З.Х.

  Близится утро, а спать не хочется. Я сижу на пне у небольшого костра и планирую свою будущую жизнь. Над головой шумят кроны деревьев, а с Одры прилетает свежий прохладный ветерок. На душе спокойно и самую капельку грустно. Отчего? Да и сам толком не пойму. Но, наверное, основная причина в том, что в данный конкретный момент мне не очень хочется возвращаться в беспокойный большой мир, где меня никто не ждет. Расположившийся напротив меня лысый мужичок, которого четыре недели назад я освободил из разбойничьего плена, кстати сказать, тоже не горит желанием вылезать из лесов. Но у него свои расклады, и я про них знаю.

  Зовут его Рацлав Сленза. По молодости он хотел стать воином, но в первом же походе получил тяжелое ранение в ногу и с тех пор сильно захромал. Семьи нет. Детей тоже. Один как перст жизнь свою прожил, а кормился тем, что был обучен грамоте, своей славянской, да и латынь понимал. Поэтому человеком являлся достаточно ценным и долгое время находился в свитах разных местных князей. Ну, а последние пять лет он служил Вартиславу Грифину, который управлял проживающими на берегах Венедского (Балтийского) моря племенами поморян, укрян, приморских волынян и пырычан. Со временем Рацлав состарился и недавно был отправлен подскарбием[6] в одно из дальних княжеских поместий, то самое, которое было ограблено разбойниками. И не просто разграблено, а с умом, по чьей-то наводке, с убийством всех проживающих там слуг и похищением старика, на которого теперь наверняка повесят пособничество налетчикам и предательство.

  Бывший подскарбий это понимает очень хорошо, ибо человек он неглупый, и потому на доклад к своему князю не торопится. Что сможет доказать старый человек, который подозревает, кто организовал налет, но не имеет веса, чтобы продавить свое мнение, да и кто будет его слушать? Вверенное ему имущество не сберег? Да. Люди убиты? Точно так, свидетелей нет, а сам Рацлав несколько дней находился неизвестно где, и никто не поверит, что он залечивал раны. Поместье разбойники, скорее всего, спалили? Есть такое, старик самолично видел, как они по всему терему масло разливали. Так что в любом случае он виновен и его ждет смерть, а Рацлав хочет еще немного пожить. Вот и сидит со мной в дебрях, рассказывает спасителю о том, что сам знает, и надеется на то, что когда придет срок расставаться, а это должно случиться сегодня утром, я не прирежу его и не брошу на поживу дикому зверью. Ну, это он зря беспокоится, свое обещание я намерен сдержать, и даже выделю ему долю из добычи разбойников.

  Моя рука подобрала с земли толстый корявый сук, и бросила деревяшку в огонь. Вверх взметнулся сноп искр. На лету они погасли и исчезли в темноте. И вобрав в себя напоенный цветочными ароматами ночной воздух, я еще раз прокрутил в голове все события минувшего месяца с того самого момента, когда украл у разбойников лодку с добычей.

  Бр-р-р! От воспоминаний, особенно тех, которые касались первых деньков моего знакомства с Рацлавом, и обустройства временной лесной стоянки, я невольно передернул плечами и скривился. Эх, намучались мы, что есть, то есть. А все отчего? Помощник у меня слабосильный, да и я от него недалеко ушел, так что пока лодку спрятали, да пока хорошее местечко для забазирования выбрали, вот тебе двое суток, которые можно вычеркнуть из жизни, и прошли. Но ничего, общий язык мы со стариком, худо-бедно, но нашли. Точки соприкосновения наших интересов обозначили. И после этого, вполне мирно и без конфликтов прожили не самые худшие деньки нашей жизни. Старик, которого бандиты сильно избили, после похищения оклемался и пришел в себя, да и я мышцами немного оброс и физическую форму восстановил, так что не зря мы в глухой чащобе сидели. Опять же у меня была разговорная практика, и я получил необходимые сведения. И как на сложившуюся ситуацию ни посмотри, мне повезло. Однако это предыстория, и я перехожу к конкретике.

  Итак, что же на данный момент я имею в активе? Продовольствия практически нет, так как мы с Рацлавом все запасы уже давно оприходовали, и вот уже третий день подряд пробавляемся одной лишь рыбой и раками. Мы со стариком сидим в километре от Одры, где спрятана трофейная лодка, которая, между прочим, стоит денег, но продать ее целая морока. Поэтому можно сказать, что она является моим одноразовым средством доставки до ближайшего города, а это Щецин и до него пятьдесят километров, грубо говоря, вниз по течению реки, один день пути. Помимо лодки есть превосходный меч, громовник, три комплекта неплохой одежды, две пары сапог, три ножа, топор, котелок, небольшой рулон льняной ткани, пара кожаных плащей, четыре серебряных кубка и три подноса с клеймом княжеской фамилии. Плюс к этому две серебряные гривны, каждая весом в двести грамм. Несколько мелких кусочков серебра. Кой-какая походная мелочь из разбойничьих запасов и крепкая дорожная сумка. Так что я уже не нищий. А самое главное, благодаря старику, я немного, самую малость, освоил местный язык, и теперь знаю где и в каком времени нахожусь.

  Год сейчас шесть тысяч шестьсот сорок девятый от Сотворения Мира в Звездном Храме, а если оперировать более привычным для меня летоисчислением, то тысяча сто сорок первый от Рождества Христова. Ну, а нахожусь я, как уже было сказано ранее, на берегу реки Одры в землях западных славян-венедов, которые управляются четырьмя правителями.

  Первый это Вартислав Грифин, именно ему служил Рацлав Сленза и вокруг нас его владения. Он христианин, одевший крест по принуждению семнадцать лет назад, после того как его разбили поляки. Сейчас этот князь активно насаждает среди подданных новую веру, но и старую старается не обижать, хотя храм Триглава в Щецине, если верить старику, того и гляди, закроют. У князя два брата, Ратибор и Свантибор, и оба его поддерживают, прикрывают католических миссионеров и атакуют своих соседей лютичей, которые являются язычниками. А делают они это не сами по себе, а при поддержке князя ободритов Никлота, с которым Вартислав недавно породнился. Выдал за старшего сына Никлота свою дочь Воиславу, и теперь они ведут совместную войну против братьев по крови.

  Второй князь, выборный вождь племенного союза лютичей князь Прибыслав. За него племена речан, редарей и доленчан. И на него идет накат со всех сторон. С запада Никлот с бодричами. С востока Вартислав Поморянский. С юга и юго-запада германцы во главе с графом Адольфом Шауэнбургским. Ну, а с севера, со стороны моря, что ни год, датчане налетают. Так что положение у него достаточно тяжелое. Но старый Прибыслав не сдается, продолжает борьбу, держится за веру отцов и огрызается.

  Третий вождь, ставший князем авторитетный воин, бывший воевода союза бодричей Никлот. Под его рукой племена глинян, ободритов, варнов и полабов, а так же остатки вагров и примученные[7] им лютичи: хижане и черезпяне. Он старается расширить свои владения, так же как и Прибыслав, придерживается языческой традиции, христиан не привечает, все время готовится к большой войне с католиками и постоянно увеличивает войско.

  Ну и четвертый правитель, князь племени ранов (руян) Тетыслав. Подобно большинству славянских вождей он выборный лидер и воин. Но его власть очень невелика, поскольку он не может объявлять войну, ограничен в сборе налогов и вынужден подчиняться Совету Жрецов города Арконы, главного религиозного и культурного славянского центра на Венедском море.

  Такие вот дела, а что касательно внешней политики, то все весьма печально. Вокруг венедов, которые постоянно грызутся между собой, сжимается кольцо из врагов: германцев, поляков и датчан, которые сплошь христиане-католики и давят на своих языческих соседей. Этот натиск не ослабевает и, насколько я знал историю, через несколько лет против славян объявят Крестовый поход, который будет отбит, но ценой больших потерь. А еще лет через двадцать-двадцать пять венеды будут окончательно разбиты, а их земли разделят феодалы Священной Римской империи, польские князья и скандинавские короли.

  Однако пока все относительно спокойно и, пользуясь этим затишьем, я могу без особых проблем добраться в приморский город Волегощ, который находится в землях лютичей, посетить храм бога Яровита и передать верховному жрецу этого святилища громовник его сына. После чего, если волхвы меня не спеленают для допроса, я буду предоставлен сам себе и смогу отправиться куда захочу. Конечно, можно было бы плюнуть на просьбу погибшего в Ретропространстве воина, но в каждом человеке есть совесть, его моральный страж, и я не исключение. Слово дал, и значит, не будь животным, сдержи его. Тем более что оставаться на месте я не собираюсь, и мой путь все равно лежит в сторону моря. Пока дойду, присмотрюсь к жизни местных людей, получше освою язык и более конкретно определюсь со своими дальнейшими планами, которые в настоящий момент являются чем-то очень и очень смутным.

  Двинуться на Русь? Но там сейчас княжеские междоусобицы, в которых Мономашичами между собой и Мстиславичами режутся, а значит с перспективами на родине не очень хорошо. Тогда, может быть, направиться в Новгород? Это вариант, причем весьма неплохой, поскольку торговая республика ушла из-под власти великого князя, тем самым фактически отделилась от Руси, правителей меняет как модная барышня перчатки, а управляется Советом Господ и городским вече. Так что там есть, где развернуться. Еще можно остаться в Европе, но не лежит у меня к этому душа, ибо хочется находиться среди своих. Ну, а в целом окончательного решения у меня пока не было. Но это нестрашно, главное выйти на дорогу, а дальше все само сложится...

  Вот такой вот расклад, касающийся моего местоположения и обстановки, в которой я оказался. И после этого, как всякий нормальный путешественник во времени, который не имеет возможности вернуться обратно, я должен был задать себе следующий немаловажный вопрос. А что я могу и кем хочу стать в новом для себя мире? Хм! Вопрос как говорится, на засыпку, и ответ на него должен быть максимально честным, ибо это нужно не левому дяде, а конкретно мне. Поэтому, совершенно естественно, я постарался в себе разобраться и провести краткую ревизию своих талантов и знаний. И что меня удивило, я узнал про себя немало интересного, поскольку сейчас очевидные факты становились, чуть ли не откровением.

  Во-первых, я считаю себя русским человеком, который готов жить и пахать на благо своего народа, и не желает быть западным рыцарем, японским самураем или конунгом викингов. Зачем мне эти чужаки, если я четко понимаю, кем являюсь по крови и менталитету? Незачем, поскольку с мотивацией у меня полный порядок. И мне начхать на них, до тех пор, пока они не лезут в страну, которую я считаю родиной. Однако русского народа, за который я готов постоять, как такового, еще нет, хотя уже существуют такие понятия, как рус и Русь. Но Русь на данный момент разная. Есть Киевская, Северская, Белая, Черная и Поморская, а словом рус обозначают крупные племенные союзы или профессиональную касту воинов-варягов. И получается, что где осяду, там и будет мой новый дом и народ, за который я буду готов рвать вражеские глотки.

  Во-вторых, у меня в голове множество знаний из разных областей: военное дело, математика, история, философия, политика, психология, музыка, сельское хозяйство, география и биология, а помимо того мне известно как должны развиться технологии и я знаю места залегания полезных ископаемых. Да вот в чем закавыка, становиться прогрессором мне совершенно неинтересно, ибо я понимаю, что просто так никакую новую идею в массы не толкнешь. Для этого нужны деньги, влияние, связи и время, а для того чтобы сберечь секреты, необходима сильная структура, которая обеспечит сохранение тайны. И если у "правильного" попаданца из фантастических книг на внедрение своих идей и технологий уходит год-другой, максимум, пять лет, то я, наверное, неправильный путешественник во времени, который настроен крайне пессимистично, и не желает тратить двадцать-тридцать лет на всякую муру, пока жизнь проходит мимо. Хватит с меня инвалидного кресла, насиделся. Теперь хочется просто пожить, так что дорогу надо выбирать свою, а не ту, которую для бывшего подполковника Соколова назначит кто-то со стороны. Хотя, если меня припрет, что-то по мелочи всегда можно будет использовать. Но всерьез на этом зацикливаться нельзя, потому что главное преимущество человека из технологического мира перед средневековыми аборигенами, это не его знания, а способность быстрее воспринимать, обрабатывать и усваивать информацию. Вот это да. Данный факт реально способен помочь мне адаптироваться в новых для меня условиях, и именно на это я сделаю свою основную ставку в борьбе за место под солнцем.

  В-третьих, перебрав массу вариантов, я пришел к выводу, что больше всего мне подходит путь воина. Почему? Объясняю на пальцах. Славянское общество, хоть поморское, хоть новгородское, хоть киевское или степное, это сословно-кастовая формация. Наверху князья и священнослужители. Далее бояре, как правило, командиры воинских формирований, управленцы и администраторы. Потом витязи и профессиональные вояки, вся жизнь которых война, а перерыв между сражениями рассматривается ими как отпуск и подготовка к новым битвам. За ними житьи люди (крупные землевладельцы) и купцы. Еще ступенькой ниже рядовичи, которых часто называют черным людом, и в это сословие-касту входят рабочие, свободные крестьяне (своеземцы), охотники, рыболовы, мореходы, мастера и мелкие торговцы. Ну, а в самом низу находятся смерды, которые делятся на нескольких подгрупп. Кочетники - крестьяне, не имеющие собственной земли и работающие на нанимателя за долю от будущего урожая. Закупы - должники, отрабатывающие долг. И одерноватые (обельные) холопы - полные рабы, которые провинились перед общиной, не смогли вернуть долг или совершили тяжкое преступление.

  Интересное общество, да? Вот то-то же, а в пока еще не просвещенной Европе все гораздо хуже. И рассмотрев социальную лестницу славян, я осознал, что единственный вариант подняться по ней наверх это ремесло воина, а все остальное не для меня, ибо пахать земельку не хочется, а на развитие промышленности и торговлю нет капитала, и отсутствуют необходимые связи. Так что куда ни кинь, всюду клин, и снова мне предстоит стать защитником родины или вольным бойцом. Однако в данном варианте вырисовывается новое препятствие. Бывший подполковник ФСБ Вадим Соколов ни разу не фехтовальщик и не реконструктор, а значит, мне придется изучать свое ремесло с самых азов. Но ничего, не боги горшки обжигают, научусь. Вон, Рацлава спросил, так он хотя бы элементарные хваты на меч показал, базовые стойки и удары, и я каждый день несколько часов их отрабатываю. Для начала этого хватает, а дальше будет больше, ибо тело у меня молодое, реакции хорошие, крови я не боюсь, в дурацком чистоплюйстве не замечен, ударить в спину врага не постесняюсь, и впереди у меня целая жизнь...

  Прерывая мои размышления, Рацлав поежился, плотнее закутался в плащ, кинул взгляд на восток, где над лесом уже показался краешек солнечного диска и спросил меня:

  - Вадим, когда выходим?

  Непривычные слова не сразу дошли до меня, к языку тяжело привыкать. Но суть я понял и медленно, чтобы старик в свою очередь понял меня, ответил:

  - Через полчаса.

  - А что такое полчаса?

  И как объяснить, что это тридцать минут? Не знаю. Поэтому я кивнул на солнце:

  - Как только светило полностью над лесом взойдет.

  Рацлав медленно покачал головой:

  - Все же странный ты человек Вадим. Язык понимаешь плохо, но усваиваешь его очень быстро. С оружием обращаться не умеешь, а меч имеешь очень дорогой. Про местные нравы и обычаи почти ничего не знаешь. На теле носишь символ язычников, но обрядов не соблюдаешь и духов не чтишь. Вид у тебя, когда мы встретились, был как у дикаря, а тело нежное, белое и без старых шрамов, словно ты из очень благородной семьи и за тобой всю жизнь присматривали воспитатели и няньки. Однако что более всего необычно, это твой житейский опыт. Неоткуда ему взяться, но он есть. Скоро мы расстанемся, так может быть, расскажешь, кто ты и откуда?

  - Поверь Рацлав не надо тебе этого знать. Я ведь не спрашиваю, кого ты подозреваешь в организации налета на поместье князя Вартислава. Поэтому прими на веру то, что было сказано ранее. Я Вадим из рода Соколов, торговый гость из Киева. Плыл с товарищами по Одре, лодка перевернулась, и выбрался я один, с мечом и нательным знаком. Шел по берегу, увидел разбойников и спас тебя. Вот и все.

  - Как знаешь, Вадим, - старик вздохнул. - Не хочешь говорить, и не надо.

  Было, Сленза замолчал, а я спросил у него:

  - Куда ты теперь пойдешь старый?

  - Сначала к землям вильцев выйду, здесь недалеко. Там куплю повозку и двинусь в Барлин, а оттуда в Бранибор. В тех краях у меня дальняя родня есть, и если ты меня не обманешь и добычей поделишься, то я к ним не пустой приеду.

  - Барлин это Берлин, а Бранибор Бранденбург? - уточнил я.

  - Да, по новому так, - подтвердил Рацлав. - А ты не передумал в Щецин плыть?

  - Нет. Мне к морю надо, а самый лучший путь через Щецин.

  - Это да. Но делай все так, как я тебе сказал. Лодку брось перед городом, и за стены пешком входи. Пошлину заплатишь и сразу в речной порт, там спросишь, какой корабль идет на север, сговоришься с хозяином и плыви, хоть до Волина, хоть до Дымино, хоть до Волегоща. По суше к морю не иди, на дорогах сейчас не спокойно. Лучше заплати мореходам, так надежней будет, но не переплачивай, пять гривенных ногат[8] хватит.

  - Понятно. Благодарю за совет.

  Прошло еще несколько минут и стало светать. Первые солнечные лучи упали на укромную полянку, где мы жили, и я поднялся. Сленза последовал моему примеру, и мы вместе направились к спальным местам под деревьями. Здесь молча собрали личные вещи, и я передал старику меченое княжеским знаком столовое серебро. Ему оно пригодится, в нем по весу не меньше шести гривен, а то и больше, а для меня такая посуда опасна, увидит кто, застучит дружинникам Вартислава, и хана, накинут на шею веревку и вздернут на ближайшем суку. Так что лучше не жадничать.

  Рацлав спрятал свое богатство в заплечный мешок, подвесил на пояс широкий охотничий нож, признак свободного человека, покряхтел, посмотрел на меня и сказал:

  - Пойдем, провожу тебя?

  - Не стоит, - я покачал головой и улыбнулся. - С этого момента каждый сам по себе.

  - А лодку один на воду столкнешь?

  Я напряг мышцы, в которых с каждым днем прибывало сил:

  - Да, справлюсь.

  - Тогда прощай.

  Старик слегка поклонился, а я протянул ему раскрытую правую ладонь, на что Рацлав произнес:

  - Опять неправильно поступаешь Вадим. Руки жмут только вожди или старые воины. Это ритуал, а такому человеку как ты или я это не по чину. Запомни.

  - Запомню старче, но руку все же пожми.

  - Хорошо.

  Моя ладонь сомкнулась на кисти Рацлава, а его на моей. Вена в вену, так в этих краях проходило рукопожатие. После чего, расцепив ладонь, я закинул на плечо трофейную дорожную сумку и направился к реке, а старик в противоположную сторону. Так мы разошлись, и у каждого была своя дорога. И кажется, что мы переговорили обо всем. Но кое-что я все же забыл и, сделав десяток шагов, обернулся и окликнул Слензу:

  - Рацлав!

  - Ась! - бывший подскарбий замер.

  - Если я буду в Браниборе, где тебя можно будет найти?

  - В доме купца Можейко, в городе его многие знают, и немцы не трогают. Спросишь Дануту, это сестра моя, а она на меня укажет.

  - Ну, прощай!

  - Прощай!

  Сгорбленная стариковская фигурка, прихрамывая, скрылась между деревьев, а я одернул толстую серую рубаху из грубого полотна, подтянул такого же цвета штаны, улыбнулся новому дню и легкой трусцой, сапогами подминая траву, побежал к Одре. Коль будет погода хорошей, то к вечеру окажусь в Щецине, в большом средневековом городе, где меня, наверняка, ждут новые впечатления и знакомства.

Глава 5.

Щецин. 6649 С.М.З.Х.

  - Учитель, проснись.

  Голос Тешислава вырвал Лучеврата из состояния покоя и он, проснувшись, сел на постель и оглядел освященную масляной лампадой полупустую комнатку. Затем главный жрец бога Триглава моргнул, встряхнул седой головой, по привычке, огладил ладонью бороду и посмотрел на стоящего рядом широкоплечего и темноволосого мужчину лет сорока в одежде простого огнищанина, но с коротким мечом на широком поясе.

  - Ты быстро вернулся, - сказал Лучеврат. - Я ждал тебя только завтра, ближе к полудню.

  - Я торопился, учитель, - продолжая стоять, ответил лучший ученик жреца.

  - И каковы вести, которые ты принес из замка князя Вартислава?

  - Грифин сказал, что он окончательно отрекается от веры предков и в этом году запретит проведение обрядов в честь Триглава и других старых богов. Никаких жертвоприношений, гаданий, поминовений и песнопений. И еще он добавил, что если мы в самом скором времени не уберемся из его городов и весей, он заставит нас подчиниться силой оружия.

  - Это все?

  - Да, Вартислав был краток.

  - В дороге что-то видел?

  - Когда возвращался в город, то под Лясконцами, в одном конном переходе от Щецина, заметил две сотни княжеских дружинников под знаменем Свантибора, которые направлялись сюда.

  - Две сотни это много, - жрец нахмурился, тяжко вздохнул и задал новый вопрос: - Вартислав назначал какие-нибудь сроки?

  - Нет.

  - Ладно. Иди, отдыхай. До утра недолго осталось.

  - А что будет утром, учитель?

  - Соберутся все служители нашего культа. Волхвы, кудесники, чародеи, ворожеи, ведуны, кобники, знахари, младшие и старшие ученики, храмовые воины и наиболее авторитетные горожане из тех, кто нас поддерживает. Думаю, все вместе мы решим, что нам дальше делать и как поступить.

  - Ясно.

  Тешислав кивнул и вышел, а старый жрец снова обвел взглядом личный кабинет, откуда в леса загодя было вывезено все самое ценное, в первую очередь книги, и задумался. Выхода не было. Против сильного князя, которого в свое время Лучеврат сам же и протолкнул наверх, пойти нельзя, слишком неравны силы и для последователей родной веры это будет самоубийством. Вартислав и так слишком долго мирился с языческими храмами и старался сгладить вражду между жрецами старых культов и поклонниками Распятого. Но долго это продолжаться не могло, и вот его терпение иссякло. Князю, который за четверть века из выборного вождя превратился в наследственного феодала, наверняка, угрожают крестовым походом и отлучением, и у него нет иного выхода, как запретить веру отцов. И все, что язычникам оставалось, это увозить в глухие лесные чащобы святыни, и там, надеясь на лучшее, продолжать дело всей своей жизни: лечить больных, класть требы родовым духам и богам, учить людей и хранить знания о минувших эпохах. Лучеврат это понимал, и на предстоящем сходе служителей Триглава он собирался отдать приказ на исход из города, который некогда воздвигался вокруг храма его бога.

  Однако до этого момента еще было немного времени. И волхв, опустив правую руку, вынул из-под своего ложа простой холщовый мешочек, в котором хранил то, что помогало ему в принятии решений, собственный комплект рун. После чего старик присел к столу. Его пальцы развязали горловину, и Лучеврат, прикрыв веки и, отрешившись от всех забот, задал себе один-единственный вопрос. Что нас ожидает?

  Сухие костлявые пальцы юркнули в мешочек и заскользили по отмеченным древними знаками деревянным фишкам из можжевельника. От выбора каждого знака зависело очень многое, и Лучеврат не торопился. Он был опытным прорицателем и толкователем знамений, который практически никогда не ошибался, и в его личном рунном комплекте находилось не много и не мало, а сто сорок семь знаков, каждый из которых был сделан лично рукой жреца, окроплен кровью владельца и имел одному ему ведомое значение.

  - Чирк! - разрывая ночную тишину, пальцы выбросили на столешницу первую руну, которая слегка подскочила на месте, издала глухой звук и замерла. За ней последовал второй знак, третий, четвертый, и так девять рун подряд, которые легли в неровную линию группами по три штуки. Первая тройка давала знания о том, что уже случилось. Вторая о настоящем моменте. Ну, а последняя, конечно же, о том, что будет.

  Лучеврат подслеповато сощурился, посмотрел на знаки и не понял выпавшего расклада. Нет, все знаки были ему известны. Но он ожидал чего-то совершенно иного, поскольку его интересовало будущее своей религиозной общины, а в этот раз выпала какая-то чепуха.

  - Что такое?

  Волхв недовольно поморщился, ссыпал руны обратно, перемешал их, вновь задал свой вопрос, и опять выкинул девять тех же самых знаков, которые легли в том же самом порядке, что и при предыдущем раскладе. И уже не пытаясь перехитрить судьбу, жрец приступил к разбору гадания, делу весьма сложному, поскольку каждый знак имел несколько значений, и они менялись в зависимости оттого, как и в какой последовательности выпадали руны.

  Руна первая - Смерть (Мир Мертвых). Вторая - Посланник (Высшая Весть). Третья - Явление (Явь-Жизнь).

  Руна четвертая - Вода (Движение). Пятая - Люди (Поселение). Шестая - Сейчас (Настоящее время).

  Руна седьмая - День (Свет). Восьмая - Беда (Неминуемая Опасность). Девятая - Руна Судьбы, чистый знак, который скандинавы частенько называют Одина.

  "Вот так гадание, - подумал Лучеврат, - давно такого не было. Спрашивал об одном, а в итоге получаю указание на совершенно другое. При этом ясно, что расклад не касается напрямую меня и нашего культа, хотя будь на моем месте кто-то менее опытный, он мог бы истолковать знаки, просто подгоняя события под сегодняшний день. Мол, прибыл Тешислав, который принес весть от князя и теперь, дабы выжить, мы должны уйти по воде и основать поселение. После чего нам будет грозить опасность, и переживем ли мы смутные времена неизвестно. Но не все так просто, а значит, толкование будет иным. Из Мира Мертвых явился посланец, который принес слово богов. Сейчас он в городе и прибыл по реке, а завтра, точнее сказать, уже сегодня, ему будет грозить беда. И если мы начнем его поиск, то вполне можем спасти этого человека и изменить свою судьбу. Да. Все именно так, и никак иначе".

  На основе гадания, жрец быстро принял решение, которое посчитал правильным. Затем он порывисто встал, в кадушке, которая стояла в углу, ополоснул лицо и накинул на себя длинную беленую рубаху. Еще раз оглядел свое личное пространство и вышел на двор храмового комплекса, который располагался на самом высоком из трех холмов Щецина, и остановился перед вырезанным из цельного дуба трехголовым идолом. После чего, вскинув руки вверх, к глазам небожителя, которые были закрыты позолоченными повязками, Лучеврат привычно произнес:

  - Слава тебе Триглав, владыка трех царств: небесного, земного и подземного. Я, служитель твой, приветствую тебя. Благослови наш новый день и помоги советом. Незримо будь с нами, и не оставь потомков своих в беде, а мы тебя не забудем и отблагодарим, ибо знаем, как любишь ты жертвы в свою честь, гонитель темных сил великий Триглав. Слава тебе! Гой!

  Замыкающее короткую молитву слово растворилось в воздухе, и верховный волхв вновь подумал о посланце, появление которого предсказали руны. Кто он и что от него можно ожидать? Может быть, это один из храмовых бойцов, которые в прошлом году отправились к престолу богов? Это возможно. Но почему воскрешенный волей небожителей воин сразу не пришел в святилище? Неизвестно, точно так же как и то, в какой форме находится послание богов, устной или знаковой. А если вестник не из храма? Такое случалось и ранее, правда, давным-давно. И что тогда? Да ничего. Этого человека необходимо отыскать, в любом случае, и тогда все станет понятно.

  Со спины к Лучеврату приблизился его помощник, второй по мастерству и силе жрец храма Ждан, который спросил его:

  - Когда людей на совет собирать?

  - Не будет совета, - не оборачиваясь, бросил верховный жрец.

  - Как это? - удивился Ждан. - Почему?

  - Пока исход отменяется. Всех наших отправь в город и скажи, чтобы они, не привлекая к себе излишнего внимания, искали необычного человека, который вчера прибыл в Щецин по реке. Возможно, ему будет грозить опасность, и если так, то воины храма должны его выручить и привести ко мне. Ну, а сход проведем позже. Сейчас поиск этого человека самое важное.

  - У того, кого необходимо найти, какие-нибудь приметы есть?

  - Не знаю. Мне даже неизвестно мужчина это или женщина. Хотя, возможно, при нем есть знак в виде громовника, вроде того, какой выдавлен на боковинах Алатыря в храме Святовида.

  - Да уж... - протянул Ждан. - Задача непростая, город-то у нас немаленький и народа со странностями хватает, больно иноземцев много, особенно в последние годы.

  - Ничего, если постараемся, найдем. Ведь мы не одни, и нам помогут горожане, которые еще не забыли, кто они по крови.

  - Не понял, - жрец удивился еще больше. - Ты что, тоже примешь участие в поиске?

  - Да, - Лучеврат посмотрел на своего преемника, которому со временем собирался передать все нити управления культом, улыбнулся и хлопнул товарища по плечу: - Пойдем, друже. Впереди целый день и у нас есть важное дело.

***

  Я шел по узким и многолюдным улочкам Щецина. С любопытством разглядывал прохожих и дома, многие из которых имели два и три этажа, прислушивался к разговорам, старался уловить их суть, запоминал неизвестные мне слова, копировал повадки горожан и улыбался. Ну, а чего грустить? Вадим Соколов делает первые шаги в своей новой жизни и получает массу впечатлений, как хороших, так и не очень.

  Сначала о приятном. Древний город, который в моем времени считался родиной сразу двух российских императриц, Екатерины Второй и, кажется, жены Павла Первого Марии Федоровны, мне понравился. Крепкие стены и мощные ворота, чистый глубокий ров и неплохие подъездные дороги, естественно, грунтовые. Внутри достаточно чисто, улочки покрыты щебнем и деревянными настилами, а кое-где имеются посыпанные речным песком дорожки. Городская стража, как правило, крепкие мужики в возрасте, ведет себя спокойно и без нервов. Пошлину на воротах с меня не взяли, ибо я человек прохожий и ничем торговать не собираюсь, и меч отнять не пытались, хотя посоветовали купить на него ножны и не светить такой клинок, где не попадя. Дышится в городе, несмотря на многолюдство и дымные печи, на которых готовят еду, благодаря задувающему от реки свежему ветерку, легко. Места на постоялых дворах, один из которых приютил меня на ночь, имелись. Кормили неплохо, хотя и непривычно, в основном кашей и рыбными супчиками. Вшей, блох или клещей в своей постели (это оказался покрытый шкурами топчан), я не обнаружил и потому выспался нормально. Настроение бодрое и я спускаюсь к реке, где собираюсь купить себе место пассажира на торговой ладье, а затем без приключений добраться до Волегоща.

  Однако не все так радужно и в том, что я вижу, есть кое-что вызывающее у меня беспокойство и внутреннее неприятие. Вокруг слишком много католических священников и сопровождающих их воинов-немцев, которые ведут себя весьма дерзко. Ходят по улицам, словно у себя дома, грудь колесом, взгляды наглые, мерзкий смех и явное презрение к местным жителям, которые, что характерно, гостей с запада опасаются. Мне это заметно и напоминает отношение к кавказцам и выходцам из азиатских диаспор в родной Москве, слишком ситуация похожа. Чужаки, которые передвигаются группами, чувствуют за спиной поддержку властных структур и диаспоры, и сами нарываются на неприятности. В данном случае власть это, само собой, князь и его наместник в городе, а диаспору представляют германские наемники и монахи Камминского епископства, которое основано в землях поморян полтора года назад с разрешения Вартислава Грифина. Ну, а коренные жители, понимая, что в случае серьезной заварухи, скорее всего, именно они окажутся крайними и виновными во всех бедах, наглых иноземцев пока терпят и стараются избегать конфликтов. Впрочем, так ведут себя далеко не все местные, и я имел возможность в этом убедиться.

  Невдалеке от речных причалов на перекрестке расположился облаченный в черную хламиду, словно палка худой и нескладный католический поп, а рядом с ним четверка бойцов в ладных толстых кожанках и при оружии. Священник обеими руками держал грубый деревянный крест высотою в свой рост и что-то гундосил, а поскольку говорил он с жутким акцентом, то проходящие мимо священнослужителя люди, не говоря уже про меня, его не понимали. Проповедника это разозлило. Он отдал команду своим телохранителям. Бойцы перегородили улицу, и стали заворачивать горожан к кресту. Кто-то подходил и слушал проповедь чужеземца, иные, видя такое дело, останавливались и шли к причалам в обход, а городские стражники сделали вид, что все происходящее их ничуть не касается и испарились. Мне было любопытно, и не подходя к увеличивающейся группе людей, я наблюдал за этим действием со стороны. И только собрался обогнуть импровизированный уличный митинг, как увидел нечто интересное.

  Быстрым шагом к Одре спускались два подростка лет по шестнадцати, крепкие парубки из горожан, которых, если судить по их резким движениям и горящим глазам, послали к реке по какому-то важному делу. И тут на их пути препятствие. Германцы указывают на крест, затем на проповедника и что-то говорят. Парни огрызаются и при этом, словно презрительная кличка, громко звучит слово "Саксон".

  После этого один из немцев шагнул вперед, ударил стоящего перед ним парня кулаком в грудь, и тот упал на землю. Его товарищ схватился за нож, а германцы за мечи. И кто знает, что было бы дальше? Наверняка, ничего хорошего. Но в этот момент мимо меня к месту конфликта проследовал местный воин с длинным запорожским чубом на макушке головы и светло-русыми отвислыми усами. Одет он был простенько, примерно, как и я, белая рубаха, свободные штаны и сапоги. Однако пояс вояки был густо расшит золотыми нитями, а на нем в богатых ножнах висел прямой восьмидесятисантиметровый меч. И этот клинок, на мой непрофессиональный взгляд, являлся почти точной копией того, который достался мне в Ретропространстве и сейчас, обернутый несколькими слоями льняной ткани, висел у меня за спиной.

  Так вот, этот воин одиночка встал между наемниками и подростками и просто молчал. Стоит расслабленный человек, а против него звери, которым душу людскую на тот свет спровадить, все равно, что кружку пива опустошить. Но эти четверо против одиночки были, словно дети перед взрослым мужчиной, хотя воин им ничем не угрожал. Хм! Явно не угрожал, ни словами, ни действием. Однако от него исходила опасность, которая ощущалась кожей, а когда взгляд воина замирал на ком-то из наемников, тот опускал взгляд долу и делал шаг назад. И так один шакал отступил, второй, за ним третий и последний, который отпрыгнул назад, нелепо взмахнул грязными руками и рухнул на заднюю точку.

  Люди вокруг проповедника и он сам замерли, а чубатый вояка, слегка усмехнувшись, ткнул пальцем в одного из охранников попа и, чеканя каждое слово, сказал:

  - Ты, пес, посмел ударить венеда. С тебя половина гривны серебром. До захода солнца принесешь в Ремесленный конец и передашь кончанскому старосте. Если нет, беги, тебе не жить. И никто тебе не поможет, ни княжеский наместник, ни епископ, ни сам Вартислав. Я вас запомнил. А теперь пошли вон отсюда. Твари!

  Рука воина привычно легла на оплетенную кожаными полосками рукоять меча, и наемники, подхватив своего неловкого товарища, сбились вокруг проповедника, который разом утратил агрессию и задор, и явно тоже собрался уходить. Горожане, видя это, заулыбались и рассосались в разные стороны по своим делам. Ну, а славянин, который, наверняка, был знатным бойцом и владел навыками психологического подавления противника, посмотрел на подростков, кивнул в сторону порта и произнес:

  - Чего встали? Ищите того, кто нам нужен. Быстрее!

  Парни сорвались с места и продолжили свой путь к реке. Я последовал за ними следом, и чубатый воин посмотрел на меня. Наши взгляды встретились, и мне показалось, что в воздухе между нами проскочила невидимая электрическая искра. Славянин в недоумении приподнял левую бровь, видимо, тоже что-то почувствовал, и медленно начал поднимать вверх правую ладонь. Не знаю, возможно, он хотел меня задержать для разговора, но поговорить нам не удалось. Позади нас по улице разнесся топот копыт. Это появился какой-то важный городской управленец в сопровождении конных стражников. Воин обернулся в ту сторону, а я прошмыгнул мимо него и вскоре оказался возле причалов, вдоль которых стояли самые разные средневековые суденышки, типы которых я не всегда мог определить. Расшиву знаю. Лодья знакома. Пару скандинавских драккаров видел. Но попадалось вообще нечто невообразимое, помесь галеры и генуэзской каракки, так что я особо на эту тему не думал, а занялся тем, ради чего сюда пришел.

  Для начала расспросил грузчиков, а затем подошел к наблюдающему за разгрузкой своего судна рослому купцу, по виду и повадкам нашему, славянину, которого звали Спех. С трудом объяснил ему, чего хочу, и он меня понял сразу. Видать, опыт общения с самыми разными людьми у него был немалый.

  - Как тебя зовут и откуда ты? - спросил купец.

  - Зовут меня Вадим из рода Соколов, и я с Москвы, это далеко отсюда, на востоке.

  - И тебе надо в Волегощ?

  - Да, - я согласно кивнул. - Людей спросил, а они на тебя указали.

  - Все верно. Мы пойдем в Волин, а оттуда в Волегощ. Но только завтра с утра, не раньше. Устраивает?

  - А еще кто-нибудь туда идет?

  - Ага! - Он усмехнулся и указал рукой на большой двадцатирумный драккар, вокруг которого, словно мураши, суетились грузчики. - Тюркир Альсвандирссон на своем "Могучем Мыше" вот-вот от берега отвалит. Однако гарантий того, что с ним ты доберешься в нужное место, тебе никто не даст, а у меня еще ни один человек не пропадал.

  - Тогда я с вами.

  - Груз есть?

  - Нет.

  - Вещей много?

  - Одна сумка и меч.

  - Тогда с тебя десять ногат.

  Цена была завышена вдвое, это я знал, а потому возразил:

  - Три, уважаемый Спех. Это будет правильная плата.

  - Кхм! - купец закашлялся, но спорить не стал, а просто озвучил сумму, которая была реальной: - Раз все знаешь, тогда пять ногат. Отправляемся рано. Чуть солнце встанет, и в путь. Ждать не станем. С тебя две ногаты задатка.

  - Хорошо.

  Не глядя, я вынул из сумки два рубленых кусочка серебра и, подкинув их на ладони, передал купцу. После чего, довольный собой, уже по другому спуску, я направился обратно в город. Весь день еще впереди, и у меня было много дел. Каких? Разных. Но в первую очередь следовало купить ножны для меча, вязаные носки без пятки, в которых здесь все ходили, и припасы: вяленое мясо, пару кусков сала, соль, хлеб, лучок и чесночок. В общем, обычные заботы. Ну, а потом, до самого вечера я собирался просто гулять по центру Щецина и перед сном немного посидеть в общем зале постоялого двора, где можно было отведать вкусной мясной похлебки и выпить свежего местного пивка. Такой вот нехитрый распорядок дня, который (блин на!) не сложился и был нарушен неприятной историей. А все почему? Да просто я расслабился, стал воспринимать мирную суету города как нечто совершенно естественное и за это поплатился. Хотя, будь я внимательней и осторожней, ничего бы не произошло, но молодое тело пьянило, кровь играла, а от впечатлений слегка сносило голову, и вот результат. Впрочем, надо бы рассказать об этом по порядку.

  Итак, я вышел к городскому торжищу. Прошелся по кругу, посмотрел на товары, потолкался среди людей, пообтерся и вскоре оказался в оружейных рядах. Здесь завис надолго, на пару часов точно, и только после этого вошел в лавку, где продавали кожаные доспехи, конскую сбрую, кое-что из походного снаряжения, сапоги, ремни и ножны. Размеры своего клинка я знал, и потому долго не выбирал. Приметил то, что мне нужно. Без торга заплатил семь ногат, кстати сказать, ради этого пришлось разменять целую гривну, и тут же, распаковав меч, вложил его в ножны, которые стал пристраивать на пояс.

  Рядовая ситуация. Вот только клинок отнюдь не рядовой и он сразу же привлек внимание бывшего здесь иноземного дворянина. Стройного молодого брюнета не старше тридцати лет в дурацких серых чулках и широком камзоле из темно-красного бархата с дутыми резаными предплечьями. Кто он по национальности я не понял, то ли франк, то ли скотт из Британии, неважно. Но то, что алчный взгляд чужака, который был прикован к мечу, не сулил мне ничего хорошего, было ясно сразу, лишь только я его заметил. Поэтому, не реагируя на подскочившего ко мне дворянского служку, который стал дергать меня за рукава рубахи и что-то быстро лопотать, едва не запутавшись в ножнах, я оттеснил его в сторону, покинул лавку и постарался поскорее уйти за пределы торга.

  Но не тут-то было. На выходе дворянин и его сопровождающий, мелкий вертлявый тип с лицом крысы, все же догнали меня, и не одни, а в сопровождении городских стражников. Мне на плечо упала мощная лапа, и громкий гулкий голос произнес:

  - Стоять!

  Рывком, я стряхнул руку с плеча, сделал шаг вперед и резко обернулся в сторону предполагаемой угрозы. Передо мной стояли два стражника, а за ними иноземцы из лавки. Дворянин, падла аристократическая, гордо вскинув вверх подбородок, находился позади и молчал. Его слуга нашептывал что-то на ухо старшему стражнику, пожилому седоусому воину и пихал ему в руку золотистый кругляш. А надо мной стоял настоящий богатырь, затянутый в потертую кожаную куртку огромный хмурый мужик с гладко выбритым черепом и здоровенными кулаками.

  - Тебе чего? - пытаясь просканировать чувства своих оппонентов и потянуть время, спросил я здоровяка.

  - Ты! Вор! - громила-стражник произнес это, словно каждое слово топором вырубал.

  - С чего бы это?

  Богатырь нахмурился, видно, думать он не привык. Однако из-за его спины выдвинулся командир, который кивнул на мою сумку:

  - В лавке кожевника Михея Коштица ты украл у барона Сальяса его кошелек, а он, между прочим, личный гость нашего князя Вартислава Грифина и родственник епископа. Так что парень шкуру с тебя теперь спустят без всякой жалости. Впрочем, барон готов простить тебя и не доводить дело до суда. Но ты должен отдать ему свой меч, который тебе, простолюдину, не по чину.

  - Я не вор и ничего не крал, - слегка соприкоснувшись с чувствами стражников и иноземцев, и понимая, что встрял, возразил я городскому блюстителю правопорядка.

  - Тогда открой свою суму. Если там ничего нет, свободен, а коли чего найдем, то пеняй на себя.

  Делать было нечего, я расстегнул ремень сумки и откинул клапан. И поверх моих трофейных вещей, которые я взял из личной поклажи разбойников, лежал небольшой, но тугой кошель, который мне, скорее всего, подбросил ловкий холоп барона. Ситуация плохая. Меня взяли с поличным. Заступиться за Вадима Сокола некому. Город вокруг незнакомый, а законы в эту эпоху, насколько я помнил историю, были жестокими и ни разу не толерантными. И по хорошему, мне следовало бы принять "милостивое" предложение Сальяса. Но я не привык отступать, не хотел идти на поводу обстоятельств и уж тем более не мог предать память Ратибора, который доверил мне свое дорогое оружие, про истинную цену которого мне успел поведать Рацлав Сленза. Поэтому я решил, что раз уж не смогу никому и ничего доказать, мне необходимо бежать. Глядишь, до вечера пробегаю, город все же немаленький и укромных мест в нем хватает, а там как фишка ляжет, можно по реке уйти или попробовать перебраться через стену. И хотя шансы на это невелики, следовало рискнуть.

  - Так что скажешь, голодранец, - старый стражник надвинулся на меня, а здоровяк стал заходить с тыла, - принимаешь предложение благородного человека или все же на суд пойдем? Только учти, есть четыре видока[9], которые подтвердят твою вину. И значит, тебе грозит огромный штраф, который ты за всю свою жизнь не выплатишь, а если судья будет не в настроении, то еще и правой руки лишишься.

  Взгляд вправо и влево. Вокруг собирается любопытный народ, Богатырь за спиной вот-вот меня скрутит, а барон, морда надменная, смотрит мне в лицо и уже празднует победу.

  "Что гад, - глядя на иноземного аристократа, подумал я, - думаешь, твоя взяла? А вот хрен там! Еще встретимся, и я тебе эту подставу припомню. Сволочь!"

  Не оборачиваясь назад, я почувствовал, что еще секунда и на мои плечи лягут руки стражника-здоровяка. Был всего миг, на то чтобы вырваться из ловушки, и я его не упустил.

  Пригнулся. Над спиной схлопнулись ладони-лопаты, Рывок вперед. Удар головой в солнечное сплетение стражника, и он, задыхаясь, сгибается пополам. Медлить нельзя. Выпрямляюсь и передо мной крысиная морда баронского холопа.

  - А-а-а, сука! - сами собой вырвались из меня неласковые слова, и мой кулак впечатался в мерзкий остренький нос. Удар у меня сейчас, конечно, не тот, что был раньше, руки еще слабоваты. Однако сопатку слуге аристократа я набок все-таки свернул. После чего, не обращая на орущего холопа, который пытался остановить хлынувшую наземь кровь, никакого внимания, я рванулся в ближайший переулок.

  За спиной крики и свист. Кто-то из прохожих пытается поставить мне подножку, но я перепрыгиваю через чужую ногу и продолжаю свой бег. Ножны колотятся по левому боку, а сумка бьет по правому. Есть надежда, что в большом городе можно будет затеряться или спрятаться в одном из дворов, и я не останавливаюсь.

  Проулок вывел меня на соседнюю улицу, которая была пуста. Нырок в следующий проход, который должен вывести к реке, но не судьба. Тупик. Высокий глухой забор, за которым рычат злые сторожевые псы. Позади погоня, которая вскоре будет здесь, и что делать? Рука схватилась за меч, который мной, конечно же, пока не освоен, и я подумал о том, что смогу вогнать клинок в дерево и с его помощью перебраться через ограду. Попробовал это сделать и неудачно. Выбегать на улицу было поздно, и мне оставалось встретить разозленных стражников поднятыми вверх руками или клинком. Блин! Мне было обидно, что я так глупо подставился и принял неверное решение. Но, как ни странно, единственное, о чем я всерьез жалел - это о том, что не выполнил волю покойного Ратибора.

  Неожиданно в проулок въехала набитая свежей луговой травой легкая тележка, а катили ее знакомые мне парни, которых несколько часов назад едва не убили охранники проповедника. Вот так сюрприз! Неужели они решили меня здесь закупорить, чтобы не сбежал? Это плохо. А хуже всего то, что, обогнув тележку, передо мной появился еще один знакомец, чубатый воин с золотым поясом. Против такого не дернешься, распластает и не заметит.

  - Зарывайся в траву, - воин кивнул на тележку.

  - Что? - не понял я.

  - Прячься, говорю. Объяснения потом.

  В голосе воина зазвучали командные нотки и, не почувствовав от него угрозы, прижав к груди обнаженный меч, я лег на сырую траву, а подростки сноровисто закидали меня зеленью. Краткий миг, и меня уже нет. Дышится тяжело, но потерпеть можно. И прислушавшись, я различаю голос старого стражника, который обращается к воину:

  - Сивер, здрав будь! От нас вор убег. Не видал, куда он побежал?

  - К реке рванул, - с ленцой в голосе, ответил мой спаситель.

  - А чего не задержал его?

  - А мне наместник за поимку воров не платит. Догоняй его, пока не ушел.

  Топот ног. Задорные крики и тишина. Воин громко щелкает пальцами. Оглобли тележки поднимаются, она вздрагивает, и повозка куда-то катится.

  "Да уж, - мелькает у меня в голове мысль, - интересный денек. А что оно дальше будет? Эх, не знаю. Но я жив и пока здоров, а что происходит, и куда меня везут, разберемся. Главное, что уцелел, и пока это самое важное".

Глава 6.

Щецин. 6649 С.М.З.Х.

  Тележка в очередной раз дернулась и остановилась. Подростки, которые катили ее через половину города, сноровисто раскидали траву, я вдохнул чистого воздуха, сел и, конечно же, сразу огляделся. И увидел, что нахожусь в святилище Триглава с его тыльной стороны, где за идолом старославянского бога находился храмовый комплекс, полтора десятка деревянных строений, в которых жили местные жрецы, их ученики и воины. Про это место я кое-что слышал от Рацлава Слензы. Ну, а не далее как сегодня утром, направляясь к реке, проходил мимо. Ха! Прошел и прошел, а теперь, нежданно и негаданно, оказался на территории этого объекта.

  Да уж, сказать нечего, крутит судьбина мной как хочет, и ничего не сделаешь. Шаг вправо-влево, расценивается как побег, а прыжок на месте считается попыткой улететь. Только подумал о волюшке вольной, и на тебе толчок, прибивающий меня к одной из местных политических партий, которая является оппозицией князю Вартиславу Грифину и радеет за старые традиции. По крайней мере, я расцениваю все происходящее именно так. А вот прав я или нет, только время и покажет.

  Рядом с повозкой находились те, кто меня выручил. Спокойный и, можно даже сказать, флегматичный Сивер и два его молодых помощника, которые смотрели на воина с огромным уважением и какой-то затаенной надеждой. Парни явно чего-то ожидали, и вскоре я узнал чего.

  Сивер поймал мой взгляд, который я не отвел, удовлетворенно качнул головой, повернулся к парням и сказал:

  - Все хорошо сделали. Молодцы!

  Подростки переглянулись, заулыбались, и один из них спросил:

  - Еще что-то нужно?

  - Да, держать свой язык за зубами. Ясно?

  - Конечно, Сивер, - лица парней вмиг стали серьезными и сосредоточенными.

  - Тогда ступайте.

  - А что насчет нашей просьбы? - поинтересовался все тот же юноша.

  Воин помедлил, специально потянул время, и когда его помощники стали нервничать, произнес:

  - Воля ваша. Хотите стать витязями Триглава, будете ими. Отправляйтесь домой, попрощайтесь с родными и ночью приходите в храм. Завтра вы вступите на путь воина. Но учтите, назад дороги не будет. Как только вы дадите клятву на верность богу, то уже не сможете от него отречься, ибо воин храма не простой человек, который дал слово, а потом забрал его. У нас все сложнее и гораздо серьезней, так как нити нашей судьбы находятся в руках Триглава, который бывает не только добрым, но и злым, и мстительным, и не прощает ошибок или нерадения. Так что ступайте, и еще раз подумайте, а надо ли вам становиться таким как я. Все!

  Радостные парни побежали к воротам, через которые они вкатили повозку, а я проводил их взглядом и хмыкнул. Сивер это, разумеется, заметил и спросил:

  - Чего ухмыляешься?

  - Думаю, что хитрый ты человек, Сивер.

  - А что так?

  - Ну, кто же из молодых парней не захочет быть похожим на тебя? Разве только тюфяк какой или пожизненный трус, а эти парни не из таких.

  - Вот ты про что, - воин машинально потер гладко выбритый подбородок и пояснил: - Время сейчас трудное, и нам нужны бойцы. Поэтому мы стараемся привлекать молодежь, и никого не отпугиваем. Правда, староваты они, чтобы воинами храма стать, обычно, обучение с семи-восьми лет начинается. Но может это и к лучшему. Мальчишки жизнь уже немного видели, и соображают не так как мы, потомственные служители Триглава, а значит им будет легче приспособиться к быстро меняющемуся миру.

  - Это понятно.

  - А коль понятно, то вставай. Прячь меч в ножны, и пойдем.

  - Куда?

  - Увидишь.

  Я спрыгнул с травы, отряхнулся, вложил клинок в новенькие ножны и поправил сумку. После чего посмотрел на Сивера и сказал:

  - Благодарю, что выручил меня.

  - Сочтемся. Тебя, кстати, как звать?

  - Вадим.

  - А род какой?

  - Соколы.

  - Следуй за мной Вадим Сокол.

  Сивер двинулся к зданиям, а я пошел за ним вслед. Мы пересекли двор какой-то хозяйственной постройки, где в загоне блеяли молодые черные ягнята. Затем вошли в здание, миновали длинный коридор и оказались перед идолом Триглава над головами которого был растянут большой полотняный полог.

  Мой сопровождающий опустил глаза и замер без движения. И глядя на его губы, которые еле заметно шевелились, можно было подумать, что он молится. Наверное, так и было. Ну, а я в принципе человек не особо верующий, просто стоял рядом и разглядывал мощного четырехметрового идола, который вызывал уважение. Искусно вырезанное из дуба тело человека, в руках которого кубок и меч. Три головы и на каждой сияющая в лучах заходящего солнца золотая повязка. Красиво. А под кумиром широкий каменный алтарь, на котором лежали свежие овощи, много разной еды на дорогой посуде из серебра и золота и пара кувшинов, наверняка, не с водой. В общем, все как на русском кладбище, когда люди поминают своих мертвых сородичей, только богаче.

  Неожиданно, в мою правую ладонь ткнулось что-то мягкое и мокрое. Я отдернул руку и обернулся. Не знаю, наверное, ожидал увидеть перед собой змею. Но рядом со мной находился мощный жеребец вороной масти, грива которого была заплетена в аккуратные косицы, а его чистая шерсть буквально лоснилась. Красавец, а не конь. И уже без опаски я протянул к нему ладонь и почесал его за ушами, а он, хитрец, почуял, что у меня в сумке сухари и стал тыкаться в нее мордой. Делать было нечего. Я вынул пару кусков присыпанного солью сушеного хлеба и скормил их животине, которая стрескала лакомство и больше не попрошайничала.

  Жеребец удалился, а я посмотрел на Сивера, который в свою очередь глядел на меня. И в его глазах было столько уважения, что можно было бы возгордиться. Но я не гордый, хотя честь для меня не пустой звук. И потому я спросил воина:

  - Что-то не так?

  - Да, - Сивер кивнул в сторону жеребца. - Это священный конь Триглава, и он мало кого к себе подпускает. Верховного жреца и пару конюхов, а остальных недолюбливает. Ну, а к тебе сам подошел, да еще и еду попросил. Странно это.

  Я усмехнулся и перевел разговор в шутку:

  - Все в порядке. Просто я человек хороший.

  - Ага! А я, значит, плохой? - воин тоже улыбнулся.

  - Наверное, я лучше.

  - Посмотрим.

  Храмовый страж кинул взгляд в сторону главных ворот, и у меня возник резонный вопрос:

  - Мы кого-то ждем?

  - Лучеврата, верховного жреца. Он велел тебя найти, и я это сделал. Так что сейчас передам тебя с рук на руки и буду свободен.

  - А разве меня искали?

  - Искали. Ты ведь в город вчера прибыл?

  - Да.

  - По реке?

  - Нет, по суше. В Щецин через ворота вошел.

  - А до того, на чем к городу добирался?

  - По воде, - я решил не лгать своему спасителю, и правильно сделал, ибо одна ложь, даже маленькая, порождает другую и ведет к путанице.

  - То-то же. А еще у тебя знак есть, - воин кивнул на выглядывающий из раскрытого ворота моей рубахи краешек громовника. - Ну и ко всему этому ты попал в беду. Все как Лучеврат сказал.

  Более подробно в историю моих поисков я углубляться не стал. Просто решил дождаться жреца. А пока было немного времени, стал расспрашивать воина о том, что меня окружало, и кивнул на идола:

  - Сивер, а почему статуя бога стоит на дворе, а не в помещении?

  - Триглав природу любит. Свежий воздух, пение птиц, дуновение ветров, дождевые капли и шум города, в котором ночной порой он любит гулять, разумеется, если его дух оказывается в нашем мире.

  - А отчего у него глаза закрыты?

  - Грозен больно. Иногда может так на мир взглянуть, что все с ног на голову перевернется. Вот и прикрывают ему очи.

  - И давно в этом месте храм стоит?

  - Очень давно. Пять веков уже, а то и больше, точно не знаю, про это волхвов спросишь, если захочешь.

  - И что, статуя бога здесь все это время?

  - Нет. Семнадцать лет назад, когда князь проиграл полякам войну, и они город крестили, нам пришлось спрятать кумира и реликвии в лесах, а потом, когда захватчики ушли, мы вернулись. Но видать ненадолго.

  - Понятно. - Воин отвечал односложно, и я, сменив тему, коснулся произошедшего у реки конфликта. - Скажи, Сивер, а почему утром наемники на парней набросились?

  - Они тюринги, а парни знали, что я иду следом, и обозвали их саксонцами. Это оскорбление, потому что для тюринга любой сакс хуже собаки. - Сивер посмотрел на меня. - Что, хочешь спросить почему?

  - Да.

  - Ладно, отвечу, раз ты такой любопытный и ничего не знаешь. Когда Карл Великий строил свою Римскую империю, которая сейчас называется Священной, саксы выступили против него. Он их покорил, но они восстали. Император снова в поход пошел, и опять их разбил. После чего принял клятву на верность, а саксы ему в спину ударили. И тогда он собрал весь этот подлый народ и переселил в дикие германские земли, где с одной стороны были франки и тюринги, с другой даны, а с третьей наши братья бодричи. Что было, сам можешь представить. Суровая осень и холодная зима. Кругом леса и болота. Скота нет, жилища не построены и припасов мало. Одной охотой и рыболовством десятки тысяч людей не прокормить, а тут еще и франки, что ни день, в гости заявляются, самых красивых женщин в рабство забирают, а мужиков, кто поздоровее, в войско. И тогда герцоги вынужденных переселенцев пошли на поклон к соседям. Никто им помогать не стал, и только тюринги своими припасами поделились, а потом, когда через несколько лет саксы окрепли, они на них походом двинулись и немало людей убили. Вот с тех пор тюринги их и не любят, и бьют соседей при первой же возможности. Но это не всегда так, а только в мирное время. Когда они против нас воюют, то объединяются и заодно стоят.

  Витязь замолчал, а я невольно вспомнил другого лидера. Тот, помнится, тоже целые народы переселял. Не такие многочисленные как саксы, конечно (если сравнивать десятый век, когда жил и правил Карл Великий с двадцатым), но все же народы. Однако усатому грузину это в вину ставят, а Карлу Великому, который делал то же самое за тысячу лет до вождя Страны Советов, по всей Европе памятники воздвигают, и даже, как мне кажется, в той же самой Саксонии. Так вот и живем. На могилы своих вождей, кто реально велик, с подачи чужаков плюем, а иноземных дуриков привечаем. Вот бы изменить эту порочную практику. Но как, да и надо ли что-то менять? Вопрос из вопросов. Хотя чего думать. Пока от меня мало что зависит и надо разбираться с тактическими задачами, а не о судьбах стран, племен и народов думать. Это все потом, если уцелею и приподнимусь, а как показали первые сутки пребывания в средневековом городе, сделать это будет совсем нелегко.

  - А вот и Лучеврат, - прерывая мои размышления, сказал Сивер.

  Действительно, в главные ворота храма входили группы людей, как я узнал позже, поисковые партии, посланные верховным волхвом в город для поиска моей скромной персоны. А впереди, целенаправленно приближаясь ко мне, шел седовласый солидный старик в длинной белой рубахе, которая была перетянута широким ремнем. Да, мужчина передо мной, вне всякого сомнения, серьезный. Взгляд ясный, походка уверенная и в теле, несмотря на старость Лучеврата, чувствуется скрытая от обычных людей мощь, которая готова в любой момент яростным потоком выплеснуться на врагов или дать исцеление страждущим и больным. Такому человеку врать не стоит, раскусит и сможет наказать, а главное лишит доверия. В этом я определился сразу же, и потому решил от Лучеврата, который, судя по всему, искал именно меня, а не кого-то другого, ничего не скрывать. Благо, присяге этим не изменяю и ничем не рискую, разве только личной свободой, но это вряд ли, не те люди наши предки, чтобы потомка на цепку сажать и секреты из него вытягивать. Зачем, если для своих мне ничего не жалко? Правильно. Не зачем.

  Жрец остановился, а за его спиной встали два воина храма с золотыми поясами. Лучеврат впился в меня взглядом, да так, что мне показалось, будто его взор проникает прямо под кожу. Но продолжалось это недолго, и волхв, заметив мою нервозность, посмотрел на Сивера.

  - Как все прошло? - спросил он воина.

  - Чисто, - ответил витязь. - На нас никто не обратил внимания.

  - Очень хорошо. Отныне ты отвечаешь за жизнь этого человека.

  - Но у меня... - воин хотел возразить. Однако жрец так на него взглянул, что опытный боец, который, наверняка, мог один выйти против трех-четырех врагов и победить их, осекся и согласно кивнул: - Слушаюсь.

  Услышав это, Лучеврат повернулся в сторону ближайшего здания и произнес:

  - За мной. Говорить будем. Сивер, тебя это тоже касается.

  Мы последовали за верховным жрецом. По пути к нам присоединился еще один волхв, которого звали Ждан, и вскоре мы вчетвером сидели в личных покоях Лучеврата, надо отметить сразу, очень и очень скромной комнате, где помимо ложа, бочки в углу и стола с двумя лавками, больше ничего и не было. В общем, здесь жил аскет и если бы не многолюдный город за стеной святилища, то можно было бы сказать, что и отшельник. Впрочем, все это мелочи, поскольку обстановка важна для понимания того, что за человек передо мной и как общий фон, и я перехожу к сути.

  Все присутствующие расположились за столом. С одной стороны Лучеврат и Ждан, который являлся его заместителем и правой рукой, а мы с Сивером приземлились напротив. Одновременно с этим появился молодой служка, поставивший на стол большой кувшин с прохладным хлебным квасом и несколько глиняных кубков, и как только он удалился, начался серьезный разговор. Старый жрец в двух словах объяснил, почему он искал меня, и что его к этому подвигло, и я это принял, ведь волхва все равно не проверишь. После чего служитель Триглава стал задавать вопросы, а я на них отвечал. Предельно правдиво и честно. И меня не волновало, поверят мне или нет. В тот момент все это казалось неважным, поскольку хотелось выговориться и излить этим суровым и умным людям, которым самим нелегко, свою душу, и у меня это получилось.

  Больше четырех часов подряд шла беседа с волхвами. Вопрос-ответ. Бесконечный поток слов и короткие паузы. Я прерывался. Квасом смачивал пересохшее горло, сам спрашивал и продолжал свои речи. Потом, как мог, объяснял волхвам смысл неизвестных им слов, и это порождало новые вопросы. И, наконец, жрецы устали, да и я, после беспрерывной болтовни осип и чувствовал себя каким-то опустошенным, а потому был рад, что меня отпускают на отдых. Но, естественно, хотелось узнать, что ожидает меня дальше, так что я задержался и обратился к верховному жрецу:

  - Уважаемый Лучеврат, мне отдать вам громовник посланца?

  - Нет, не стоит.

  - И что мне с ним делать?

  - Завтра вместе с Сивером и Жданом отправишься в Аркону и лично передашь его верховному жрецу Святовида.

  - А как же Огнеяр из Волегоща?

  - На Руян через Волегощ двинетесь, так что увидишь Огнеяра. - Увидев мое непонимание, Лучеврат пояснил: - Этот громовник послание от богов, но прочесть его можно только на Алатыре, а он на весь наш славянский мир один и находится в святилище Святовида. Поэтому для меня он бесполезен и если бы вокруг все было спокойно, то я отправился бы в путь с вами. Но в городе тревожно и по этой причине я остаюсь, а вместо меня едет Ждан.

  - Мне все ясно, благодарю за объяснение.

  Сопровождаемый Сивером, который по воле старшего начальника стал моим конвоиром и телохранителем в одном лице, я покинул жрецов и вновь оказался на воздухе. Щецин накрыла ночная тьма и мне на руку сел комар, который сразу же впился в ладонь. Гад! Я прихлопнул его и храмовый страж усмехнулся:

  - Тяжко тебе придется в нашем мире Вадим.

  - Почему так думаешь?

  - Ты изнеженный.

  - У меня тело молодое и кожа пока не привыкла к комариным укусам, ссадинам и порезам.

  - И что, когда оно станет крепче, ты сможешь на равных со мной переносить все трудности?

  - Да, потому что опыта у меня не меньше чем у тебя, а возможно, что и больше. Ты, конечно, воин-профессионал, спору нет и у тебя золотой пояс, знак отличия. Однако я не слабее, и в песках жил, без воды и укрытия от палящего солнца, и по горам бегал, и по лесам бродил. В моей прежней жизни много всякого было. Так что трудностями меня пугать не надо, а вот если научишь клинком работать, в ножки поклонюсь, и не переломлюсь.

  - Люди на меч несколько лет тратят, и то, становятся средними бойцами, а ты говоришь, научи, как будто это дело двух-трех седьмиц.

  - Ничего, время у нас будет, а меч всего лишь оружие.

  - Тогда ладно. Завтра тронемся в путь, и в дороге, если получится, станем клинками махать. Тебе учеба, а мне интерес, чтобы форму не потерять. Но за это будешь мне рассказывать про свой мир и военную науку, в которой ты вроде бы знаток.

  - Договорились.

  - Пойдем, - спускаясь с порога, бросил воин, - определю тебя на постой, а то квелый будешь, и мне придется твое нежное тело на себе тащить.

  - Зачем тащить? - следуя за Сивером, спросил я. - По реке поплывем, вниз по течению.

  - Нет. На реке сейчас опасно, княжеские дружинники могут лодью проверить, и не со всеми можно договориться. Поэтому к Волегощу помчимся верхами. На лошадях-то ездить умеешь?

  - Раньше умел, но тело пока слабое, так что ехать надо будет осторожно и не слишком торопиться.

  Через пару минут мы были в крохотной каморке рядом с большой горницей храмовых воинов, и Сивер кивнул на топчан у стены:

  - Здесь будешь спать. Никуда не ходи. Дверь на запор. Окошко узкое, никто не пролезет. Захочешь до ветру, в углу лохань, нужду туда справишь. Помыться можно в бочке. Захочешь покушать, в сундуке что-то было, там же кувшин с чистой водой. Приду еще до рассвета.

  - Кого-то опасаешься?

  - Нет. Просто на охране храма сейчас людей немного, а ты человек ценный, мало ли кто может за тобой охотиться. А я за тебя отвечаю, и мне не хотелось бы утром обнаружить здесь хладный труп.

  - Понял.

  - В таком случае спокойной тебе ночи.

  Воин плавно, словно его тело было из ртути, ловко скользнул в узкую дверную щель, и исчез.

  Вот и еще один день прошел. Надо сказать, что прошел он весьма интересно и насыщенно, и теперь мне есть над чем подумать и поразмышлять. Но это будет завтра, а сейчас необходим отдых, а то на лошадках только в кино скакать легко. Ну, а в жизни это натертые ягодицы и бедра, кровавые мозоли и ноги в раскоряку, особенно с непривычки, так что силы мне понадобятся.

***

  Сивер прислушался. За дверью глухо стукнул запор. Это хорошо. Значит, принесший весть богов человек внял его словам о возможной опасности, и теперь, пока он отдыхает, витязь может заняться своими делами.

  Воин Триглава и командир храмовой дружины вернулся к волхвам, которые по-прежнему находились в комнате верховного жреца. Здесь он молча присел на место, которое занимал во время беседы с Вадимом и посмотрел на Лучеврата. Старик, который помимо всего прочего был его дальним родичем, устало вздохнул, годы все же брали свое, и спросил Сивера:

  - Что ты думаешь об этом Вадиме из рода Соколов?

  Витязь такого вопроса ждал и ответил сразу:

  - Он наш. Достойный муж и воин, который пережил беду, выстоял и сохранил в целости свой разум и природный дар чувствовать опасность, эмоции и намерения других людей, и коли заняться его обучением, то со временем из него выйдет хороший ведун-воин. Да, он разочаровался в жизни, но верен своей крови, готов стоять за Правду, как ее понимает и осознает, и хочет начать все сначала. С ним будет нелегко, если его к чему-то принуждать. Однако Вадим станет верным другом и товарищем, если к нему отнестись как к равному. Однако и слабину ему давать нельзя, чтобы не думал, будто он настолько ценный для нас человек, что ему станут угождать. Таково мое мнение.

  - Еще что-то можешь сказать?

  - Да. Мы должны использовать полученные от него знания. В первую очередь те, которые касаются Крестового Похода против славян. Он сказал, что война начнется через шесть лет. Это небольшой срок и мы обязаны использовать имеющееся в запасе время на подготовку. Ну, а поскольку самым главным защитником венедских земель и славянской веры Вадим объявил князя бодричей Никлота, мы должны помогать именно ему.

  - Чем помогать, Сивер? - верховный жрец поморщился. - Сегодня вечером в город вошли дружинники князя под командой его брата Свантибора, и сейчас воевода заседает с иноземными попами, и решает как проще всего нас извести. Горожане за нас не вступятся, так как они хотят спокойной жизни и опасаются за сохранность своего имущества, а кто выступит против воли Грифина, тот погибнет. В храмовой дружине всего полтора десятка витязей, да служителей культа полсотни человек. Поэтому, забрав нашего идола и святыни, нам придется уходить в леса, которые уже не один раз прятали нас от врагов. Там мы станем по новой устраивать свою жизнь, и строить капища, куда могли бы приходить верные старой традиции люди.

  - Я все понимаю, - Сивер кивнул. - Но и ты, мудрый человек, тоже должен понимать, что отступление в лесные дебри и болота это лишь отсрочка и не более того. Вартислав Грифин все больше подпадает под влияние чужеземцев, холопит свой народ и желает создать на этих землях герцогство, в котором он будет наследственным правителем. Так что нас в любом случае задавят. И чтобы этого не случилось, необходимо действовать: искать союзников, подкупать и стравливать наших врагов, резать попов и убивать предателей своего народа. Только так, через жестокость и реки пролитой вражеской крови, мы выживем. Кончилось время добрых увещеваний, диспутов и честных схваток грудь в грудь. Над миром Ночь Сварога, и нам нет никакой помощи от богов, и значит, будем биться иначе. Прикажи, и уже этой ночью я уничтожу Свантибора и княжеских сотников, а с утра подниму людей и захвачу город...

  - Нет! - оборвал его верховный жрец.

  - Но почему!?

  - Ты воин Сивер, и этим все сказано, и сейчас взволнован речами Вадима, а я врачеватель душ, толкователь воли богов и хранитель знаний, и должен быть спокойным и рассудительным. Мы думаем по-разному...

  - А должны думать одинаково! - повысив голос, витязь порывисто подался вперед и навис над столом.

  - Цыц! - Лучеврат приподнялся и стукнул кулаком по столу. - Ты забыл кто я!?

  - Прости верховный, сорвался, - понурившись, Сивер изобразил смирение и его лицо, на котором не было ни одной эмоции, словно окаменело.

  - То-то же, а то совсем распустился и про уважение к старшим забываешь, и ты, и воины твои, такие же. Но ничего, я наведу в храмовой дружине порядок. - Видя, что витязь не возражает, жрец успокоился, сел и продолжил: - В общем, так, Сивер, слушай меня внимательно. Твоя обязанность повсюду быть с Вадимом, по крайней мере, до Арконы, где ты его с рук на руки, целым и невредимым, передашь служителям Святовида. Потом выслушаете волю богов, и будете действовать по обстоятельствам. Коли тебе позволят быть рядом с Вадимом, оставайся с ним и продолжай его охранять, а Ждан в одиночку отправится домой. Наше главное капище будет в Медвежьем логе на левом берегу Одры, там нас и найдете. Все ясно?

  - Да, - воин коротко кивнул.

  - Мы все поняли, - вторил витязю Ждан.

  - Вот и ладно. Пока будете вместе с Вадимом, постарайтесь узнать как можно больше, нам все пригодится. Ну, а когда вернетесь, расскажете об этом летописцам, и мы еще раз подумаем над тем, как должны противодействовать нашим врагам. Жаль, конечно, что нельзя задержать вестника и плотней с ним пообщаться, но иначе никак, он персона для нас важная, так что его необходимо доставить в Аркону и медлить с этим не стоит.

  Лучеврат замолк, а Сивер встал и спросил:

  - Я могу идти?

  - Да, готовься в путь-дорогу.

  - Кто вместо меня будет командовать воинами храма?

  - Назначь кого хочешь, тебе виднее.

  - Тогда Рагдая.

  - Хороший боец и человек осторожный. Одобряю.

  Сивер отправился выбирать лошадей и собирать дорожные припасы, а жрецы переглянулись, и Лучеврат обратился к своему другу:

  - Мы не договорили. Ты хотел что-то сказать?

  - Хотел, - Ждан взял со стола кувшин, который оказался пуст, опустил его и продолжил развивать свою мысль, которая была оборвана появлением Сивера: - Так вот, седьмицу назад я собирал наши книги, которые отправлялись в лес. И мне попались два одинаковых труда, повествующих о древних временах, когда у наших предков имелись бронированные машины, воздушные суда и оружие невиданной мощи, которое было способно уничтожить весь мир. Эти книги были похожи одна на другую и написаны одним и тем же человеком. Но концовка в каждой была разная. Первая заканчивалась тем, что пришла Великая Война и мир вот-вот погибнет, а вторая утверждала, что большой войны нет, поскольку боги отправили в прошлое вестника и тот смог предотвратить конец света.

  - И все это написал один и тот же человек?

  - Да.

  - И что с того?

  - Когда мы слушали Вадима, который рассказывал, как в его время живут люди, и каких высот достигла цивилизация, то я увидел между прошлым и будущим связь. Машины, самодвижущиеся летательные корабли, которые потомки называют самолетами, передача на огромные расстояния звуков и изображений, и мощное оружие. Ну, а потом я подумал, что люди смогли пережить Ночь Сварога, а темным паразитам не удалось сделать всех рабами, которые пляшут под чужую дудку. И что есть еще такие мужи как Вадим, честные, смелые, обладающие внутренним стержнем и самостоятельно принимающие все решения. А значит, даже после нашего истребления враги не достигли своих целей, они потерпели поражение и после того как наступил День Сварога у них есть только один путь.

  - Уничтожение мира? - Лучеврат сразу понял, к чему ведет его друг и помощник.

  - Верно. Не получилось забрать планету в свою собственность, значит, ее необходимо уничтожить, чтобы она не досталась светлым богам.

  - И наши боги, которые предвидели это, послали нам Вадима?

  - Не думаю, что именно его. Скорее всего, их посланниками были наши витязи, которые по доброй воле раньше отмерянного срока предстали перед престолами богов. Однако они не смогли вернуться в мир живых, темные, наверняка, выставили на их пути своих воинов, которые оказались не хуже наших витязей, и тут подвернулся наш случайный гость. К добру это или к худу, точно сказать нельзя. Но пока ничего плохого от потомка ожидать не следует и, как правильно сказал Сивер, надо бы его к нам приблизить. Сила или угрозы в таком деле только во вред, а вот лаской и добрыми задушевными разговорами многого добиться можно.

  - Верно говоришь, Ждан. - Лучеврат поджал бесцветные старческие губы и добавил: - Я Векомиру письмо напишу, а ты его передашь. И если Вадим захочет в Арконе пожить, то сделай так, чтобы Сивер рядом с ним остался. Разумеется, если служители Святовида не будут против.

  - Как скажешь, Лучеврат.

  - Так и скажу. Под столом сундучок, подай пергамент и письменные принадлежности.

  - Те, что купцы из Миклагарда[10] привезли?

  - Да. Векомир среди всех наших жрецов самый уважаемый, и надо ему не просто грамотку на бересте накарябать, а настоящее послание написать.

Глава 7.

Река Укра. 6649 С.М.З.Х.

  Лошади всхрапнули и, переминаясь с ноги на ногу, остановились. Дорога вывела нас на высокий бугор, откуда открывался великолепный вид на окрестности. Все как на ладони. И не торопясь продолжить свой путь, я и мои спутники, витязь Сивер и волхв Ждан, осмотрелись.

  На синеве чистого небесного свода видны черные точки - это парящие в вышине птицы. Позади нас широкая грунтовая дорога, которая, пересекая земли поморян и лютичей, через Ретру (Радогощь), идет от Щецина до нынешней столицы бодричей Зверина. Слева глубокий овраг, а справа непролазная лесная чащоба. Картина самая, что ни есть мирная, спокойная пастораль в чистом виде. Однако только до тех пор, пока не посмотришь вперед.

  Там, змеей извиваясь по равнине и рассекая древние леса, несет к Венедскому морю свои чистые воды река Укра, по правому берегу которой живут люди из поморянского племени укров. И вот здесь все благостное состояние улетучивается и на лицо сама собой наползает хмурая тень, ибо перед взором пепелище. Сожженная дотла деревня, которая стояла у паромной переправы через реку. Поселение по местным меркам было большое, дворов на сорок, и сейчас от него не осталось ничего. Дома, амбары, сараи и склады на берегу - все это поглотил огонь. Людей не видно. Скотины нет. Паромная переправа не работает, поскольку нет самого парома, а от причалов остались только горелые каркасы. Дымов не наблюдаем, а поля вдоль реки заросли бурьяном. С виду полное запустение. А если посмотреть на левый берег реки, то там тоже виден черный неровный квадрат. Все, что осталось от другого славянского поселения, которое находилось на земле лютичей, и было построено племенем редарей.

  Вот такие вот пирожки с котятами. Жили себе люди, тихо и мирно. От переправы и дороги, по которой раньше шли богатые торговые обозы, имели серебро и припасы. Содержали постоялые дворы, бортничали, охотились, ловили рыбу, возделывали поля и, наверняка, общались с соседями на другом берегу Укры. Бывало, дрались и ссорились, а бывало, что вместе гуляли, отмечали праздники и отдавали в соседнюю деревню своих невест-красавиц. Но время бежит, все изменяется, заповеди предков превращаются в пустой звук, а выборные правители, согласно историческому процессу, становятся наследными феодалами. Князья поморян и лютичей в ссоре, между ними идет пограничная война, которой не видно конца, а ее результат вот он, перед моими глазами. Две богатые деревни обращены в пепел, дорога понемногу зарастает, родичи по крови и вере враждуют, а германцы, как ненароком бросил в дороге Сивер, уже переименовали Укру на свой лад в Иккер.

  И что дальше? Насколько я помню историю, со временем здесь будет княжество Священной Римской империи, одно из многих, а славяне, которых окрестят, окажутся на положении бесправных рабов, онемечатся и станут воевать против своих восточных сородичей. Все просто и понятно, и за примером далеко ходить не надо, достаточно лужицких сербов вспомнить, которые живут дальше к югу. Они участвуют во всех походах германских феодалов и примут самое активное участие в будущем Крестовом походе на вендов, который не отменить. Да и позже себя покажут. Вон, хоть Вторую Мировую Войну вспомнить. Вождь Третьего Рейха "своих славян" весьма хвалил, не одного летчика, танкиста и военачальника Железным крестом наградил, и ничего, никаких угрызений совести. Хотя когда наши войска форсировали Вислу и Одер, в некоторых городках их встречали радостными выкриками и большими плакатами с надписью: "Добре дошли братушки!" Ну, это и понятно, про славянское братство наши дальние европейские родственники всегда вспоминали в первую очередь, когда танки с красными звездами на башнях приближались к границам Болгарии, Словакии, Югославии, Хорватии или Польши. Где-то радовались искренне, а где-то, лишь только наши солдаты уходили дальше на запад, в спину плевали.

  Впрочем, если покопаться, за каждым человеком, родом, племенем и народом можно найти какие-то некрасивые и нелицеприятные поступки, которые не стоит афишировать. Так что нечего на зеркало пенять, коли рожа кривая. Долой мысли о будущем, возвращаюсь в день сегодняшний.

  Мы в пути уже третьи сутки. Ехать тяжело, так как мое молодое неокрепшее тело постоянно бунтует и подвывает в тоске. Однако постепенно я все же втягиваюсь в ритм движения. И если в дороге не случится чего-то неожиданного, еще через три дня наша небольшая группа будет в Волегоще. Ну, а там сутки-другие и Аркона - место, значение которого для славян можно сравнить только с Римом в системе католицизма, Константинополем для ортодоксов или Иерусалимом для истинных иудеев. Что меня там ожидает? Жрец Триглава говорит, что все будет в порядке. У меня заберут громовник, расспросят о том, что я знаю по истории, а затем предоставят право выбора - уйти или остаться, и я ему верю, поскольку мое чутье на опасность молчит. И что дальше? Четкого ответа на этот вопрос я не имел неделю назад, и его нет до сих пор. Только смутные планы и не более того, хотя, надо отметить, что под влиянием Сивера, который вчера впервые погонял меня с мечом, и сопровождающего нас волхва, я все больше склоняюсь к тому, чтобы остаться на острове Руян.

  Ну, а чего? Вокруг меня не чужаки. Отнеслись ко мне с пониманием и колодку на шею не одевают, а в Арконе можно будет пожить, освоиться, накачать мускулатуру, заработать репутацию, обрести полезные связи, язык подучить, клинки и прочее вооружение освоить, да и предкам помочь. При этом моя помощь, как я ее вижу, состоит не в том, чтобы подтолкнуть научно-технический прогресс или совершить мега-подвиг, например, уничтожить папу римского или императора Фридриха Барбароссу, а убедить жрецов Святовида, самых влиятельных людей племени ранов, провести ряд реформ. В первую очередь реорганизовать свою структуру, перевести экономику на военные рельсы, нанести упреждающие удары по наиболее влиятельным сторонникам крестового похода против славян и самим перейти в наступление по всем четырем сторонам света. Волхвы должны меня понять, ведь уловили мою основную мысль Сивер и Ждан, а значит, мое появление в прошлом может принести братьям-славянам какую-то пользу. Глядишь, будет меньше жертв с нашей стороны и больше со стороны врагов. Кстати сказать, крестоносцев я рассматриваю именно так - они враги, которых необходимо уничтожать без всякой жалости. И тогда, очень может быть, история пойдет по иному пути. "Дранг нах Остен" начнет пробуксовывать, а затем остановится, и не будет захвата Прибалтики и Пскова, и не состоится битва на Чудском озере, разумеется, если она вообще была. Почему я в этом сомневаюсь? Объясню.

  Официальная история полная чушь. Это я знал и раньше. Однако пока не пообщался с людьми двенадцатого века, в котором оказался, и не увидел жизнь современников, воспринимал это как нечто интересное и забавное, но и только. Однако произошло то, что можно вполне спокойно и без натяжки назвать чудом. И вот я путешествую на пару с волхвом Триглава и витязем, косточки которых в моем родном времени давным-давно превратились в прах, а неблагодарные потомки предали их память. Как там в свое время сказал один главпоп? До принятия христианства славяне являлись варварами и практически зверьми? Ага! Говори, да не заговаривайся. И без твоей веры, за которую ты так радеешь, дабы карман не пустел, славяне были великим народом, со своей собственной письменностью, законами, традициями, выборной властью, способностью самоорганизоваться и дать отпор врагам, а самое главное, пониманием того, что такое добро и зло, и как должен жить свободный человек. Впрочем, возможно, этот священнослужитель не славянин, и тогда его понимание нашей культуры и истории вполне объяснимо. Ну, славяне. Ну и что? Плюнул в душу людей, да и дальше пошел. Делов-то. Вон, отцы-основатели его культа целые города выжигали, а тех, кто с ними был не согласен, на кострах запекали, и ничего, они стали святыми, а тут такой пустяк, какие-то там славяне.

  Однако возвращаюсь к истории. Ее официальная версия, которую мне пришлось учить в школе, будучи пионером, а затем и комсомольцем, на фоне того, что я видел, выглядела очень бледно, поскольку мир вокруг оказался совсем не таким диким, как может показаться из двадцать первого века. Здесь Балтика, действительно, море венедов. И только в последние полторы сотни лет на этих просторах появился еще один сильный игрок - датчане, которые до того если и пакостили, то лишь по мелочи и осторожно, ибо руянские варяги им спуску не давали и всегда отвечали ударом на удар. Вот Европа, это да, законная зона охоты скандинавских викингов, а Балтика пока еще за нами, хотя варягов становится все меньше, а данов, которых половина Европы поддерживает, больше. Это всего один момент, а их очень много и с каждым прожитым мной днем картина мира вокруг становится четче и яснее. И совершенно естественно, это влечет за собой вопросы, которыми я донимаю Сивера и Ждана.

  Например, половцы, они же кипчаки. Кто они, эти люди, которые держат за собой половину Великой степи? В моем времени на этот счет было много споров, а для современников ответ прост. Это объединенная общей целью и оборонительно-наступательными союзами Орда, а точнее, несколько Орд, своего рода группа армий, где воины находятся вместе со своими семьями, кибитками и скарбом, и национальный состав степняков очень неоднороден. Там имеются иранцы, хазары, закубанцы, кавказцы, потомки цимбров (готов), некоторые печенежские рода, пришедшие из Уйгурии тохары, тюрки, а так же воины великого Святослава, которые стерегли степные рубежи родины, и после отступления русских князей к Днепру так на этой границе и остались.

  Следовательно, есть рода, которые являются ответвлениями нашего народа, только другая его культурная ветвь, не хуже и не лучше, а просто другая. Варяги моряки. Поляне лесовики. Ну, а близкие к славянам половецкие племена степняки. И если говорить конкретней, то половцы состоят из нескольких племенных групп: донской, побужской, донецкой, приморской, заорельской, приднепровской и лукоморской; и каждая группа делится на множество родов. Поэтому те, кто близок к славянам, не только по крови, но и по менталитету, дружат с киевскими и черниговскими князьями, которые приглашают степняков на Русь для решения династических проблем и несения воинской службы, и в этом нет ничего удивительного. Точно так же как и в том, что монахи-летописцы называют их погаными, ведь в большинстве своем они пока еще язычники, как и венеды-варяги. А мне с детства рассказывали, что полабские славяне сплошь дикари, которые сидели в лесах и друг друга кушали, пока их доблестные крестоносцы к цивилизации не приобщили, а все половцы косоглазые потомки народа сюнну из монгольских степей. Очередная ложь, услышав которую у меня складывается впечатление, что кто-то целенаправленно занимается фальсификацией истории и внедрением в головы людей установки, что их предки были тварями дрожащими.

  Это правильно, так легче контролировать толпу, которая должна быть уверенна, что нет власти не от бога, и все нити управления человечеством находятся в руках некоего сверхсущества. Возможно, для кого-то это аксиома, а на мой взгляд полнейшая чушь. Каждый из нас волен в выборе своей судьбы, кроме тех, кто добровольно посвятил себя служению какой-то идее, и церковные иерархи, что современные из двенадцатого столетия, что из моего родного века, всего лишь марионетки, которых дергают за ниточки истинные властители мира сего. Ну и кто же они, настоящие правители летящего в безвоздушном космическом пространстве геоида под названием Земля? Я не знаю. Возможно, какое-то тайное общество или организация самых богатых и шибко хитрожопых людей планеты, а может быть, прав Ждан, который говорит, что это слуги темных богов, желающих получить контроль над разумом и душами людей. Кто ближе к истине, мне пока неизвестно. Однако когда-нибудь я постараюсь это узнать, а общение с элитой нашего народа - волхвами, должно мне в этом помочь. И пусть это не сверхцель и не задача на всю жизнь, а всего лишь желание здравомыслящего человека разобраться в происходящих вокруг него событиях, заняться этим вопросом можно. Благо, я молод, а опыт сорокапятилетнего человека остался при мне. Вот потому я и склоняюсь к решению остаться в Арконе.

  Впрочем, до Руяна еще необходимо добраться, а сделать это совсем непросто, как мне казалось раньше. В лесах и поселках вдоль дорог княжеские воины, наемники, обозленные на весь белый свет рядовичи и смерды, да и простых разбойников хватает. И хотя золотой пояс Сивера и белую одежду Ждана видно издалека, уверенности в том, что это даст нам возможность без проблем добраться из пункта А в пункт Б нет, и мы все время настороже. Вот и сейчас остановились не просто так, а для того чтобы осмотреться и, кажется, витязь Триглава определился в том, куда направить своих лошадей и не грозит ли нам опасность.

  Сивер взмахнул ладонью и указал в сторону реки:

  - Надо вплавь переправляться. На той стороне дозор редарей, а на этой укряне сидят. Но нас они не тронут.

  - Ты слышал их? - спросил витязя Ждан.

  Я сразу же навострил уши, поскольку речь зашла о способности Сивера ощущать присутствие людей и их эмоции. Мой талант схож с его, но он не развит, и когда витязь демонстрировал нечто экстраординарное, то я старался перенять у него хоть что-то полезное.

  - Нет, - воин Триглава усмехнулся и покачал головой. - Обошелся без этого. В дозорах местные жители, их и так видно. Были бы воины, разговор иной, а с поселянами все просто.

  - Где они?

  Витязь качнул головой и его потный чуб оторвался от бритой головы и вновь упал на затылок. Забавно.

  - Лощина справа, кустами заросла. Видишь?

  - Да, - без поворота головы краем глаза Ждан посмотрел в ту сторону.

  - Там пять бойцов, переправу стерегут.

  - Ага! Вижу.

  Что увидел Ждан, совершенно непонятно, лично я ничего не заметил, зеленка сплошняком и все, хотя, было какое-то шевеление, и птички там не летали, и это знак возможной засады.

  - А редари у самого берега сидят, - продолжил Сивер. - Бывший паромный сарай, там сруб не до конца выгорел, и они в нем, человека три, может четыре. Угрозы ни от кого нет.

  - Теперь заметил, - произнес жрец, разглядывая противоположный берег, и согласился с воином: - Да, рядовичи в нас стрелять не станут. Можно переправляться. Если все сделаем быстро и не задержимся, то к ночи будем в Роске. Я там бывал пару раз, хороший городок и постоялый двор справный. Но просто так я уехать не могу, так что с местными пообщаюсь, и только тогда дальше двинемся.

  Ждан направил своего жеребчика к лощине, где прятались укры, а Сивер его окликнул:

  - Тебя сопроводить?

  - Не стоит. Я сам.

  - Ну, как знаешь.

  Витязь опустил голову в плечи и нахохлился, словно птица на морозе, а я спросил храмовника:

  - Сивер, а чего Ждан с селянами обсудить хочет.

  - Будет их склонять с соседями с другого берега замириться. Жрец ведь не только хранитель знаний, чародей и проводник божественной воли, но и судья, который вершит свое правосудие не по законам князей, а по совести. Жаль, мы торопимся, а то бы ты увидел, как Ждан людей примиряет. Красиво это делает, где словом, а где-то и примером. Умный человек, сам по законам Прави живет, и других за собой ведет. Не зря его Лучеврат своим преемником видит, хотя есть более старые жрецы Триглава.

  - Ясно.

  Я замолчал и скопировал позу Сивера. И так мы простояли на одном месте минут десять. Ждан за это время успел перекинуться несколькими словами с украми, которых выкликнул из чащобы, что-то с ними обсудить и вернуться к нам. На лице волхва сияла улыбка, он явно был доволен и кивнул нам в сторону реки:

  - Поехали.

  Мы стронулись с места и спустились вниз. На берегу спешились и разделись. Одежду и припасы упаковали в непромокаемые кожаные мешки и, взяв лошадей в повод, повели их в реку. Вода еще была холодная, месяц травень (май) в самом конце, и до наступления лета еще целых два дня. Однако ничего, река на переправе не очень широкая, течение не быстрое, а лошади у нас обычные степные лошадки, низкорослые, сильные и неприхотливые, так что Укру мы форсировали за пятнадцать минут. Правда, нас снесло в сторону от пепелища и дороги, но не слишком далеко.

  Перешучиваясь, мы обтерлись, оделись и дождались, пока лошади обсохнут, а затем направились к дозорным, которые, конечно же, заметили, что с нами жрец, и без опасения вышли на грунтовку. Ну, а дальше, как и везде, обмен приветствиями и новостями. Ничего интересного, за исключением концовки, когда Ждан коснулся местных дел.

  - А что же вы, люди, - спросил волхв, - с соседями на ножах? У них деревня в пепел обращена, и ваша такая же. Нельзя было договориться?

  Дозорные, все три человека, словно на подбор, бородатые русоволосые мужики в длинных серого цвета рубахах и таких же портках, замялись. Рогатины, которые они держали в руках, качнулись, а лапти зашоркали по земле. Было видно - эта тема им неприятна, а моя способность чувствовать внутренний мир людей говорила о том, что они в легком замешательстве. Но, наконец, старший над дозорными, которого звали Голяш, кстати сказать, по совместительству он являлся старостой деревни редарей, ответил:

  - Волхв, ты первый человек, кто за минувший год нас об этом спросил. Мы и сами понимаем, что надо мириться, а как? Князья дрались и продолжают враждовать, деревни наши сгорели, но пролитой крови между нами нет. Может останешься на денек и поможешь нам? Ты человек мудрый, с богами общаешься, и с тобой воин знатный. Съездите на тот берег и с укрянами поговорите, а мы в долгу не останемся. У нас даже лодка найдется, чтобы вам мокнуть не пришлось.

  - Нет, - Ждан усмехнулся. - Мы торопимся, а отношения наладить вы и сами сможете. Надо только через гордость свою переступить, и вспомнить о том, что на другом берегу не чужаки, а свои люди.

  - Свои-то они, конечно, свои. - Голяш невесело вздохнул. - А что если завтра Прибыслав или Вартислав прикажут в бой идти? Что тогда?

  - А ничего. Пусть дружина рубится, а ваше дело сторона. Вот немцы, даны или лехиты, эти враги, а своих соседей обижать не след. Приказывать вам не могу, не в моей вы власти. Но если хотите моего совета, то сегодня же с правым берегом замиритесь, и не откладывайте это на завтрашний день. Времена нынче смутные и лихие, и кто знает, возможно, вскоре вы будете искать помощи, а кто кроме соседей поможет? Никто, ибо наши племена сами по себе.

  - Мы подумаем над твоими словами жрец.

  - Нечего тут думать. Укры хоть сейчас готовы про обиды забыть и вновь жить как добрые соседи. Только вашего шага ждут. Ну же! Решайся! Сейчас выйдешь к реке, вызовешь старосту правобережного, который тебе свояк, поговорите, обсудите все и уже к вечеру будете вместе за одним столом сидеть и медовуху пить.

  В словах жреца была такая сила и уверенность в своей правоте, что у местных жителей загорелись глаза. Прав Сивер, есть у Ждана талант людей убеждать, и не просто умение, а специально развитое мастерство, и значит, при желании такой человек сможет уговорить практически любого.

  Ждан замолчал и вперил свой взор в Голяша. Староста зябко поежился, кивнул и вместе со своими людьми, освобождая нам проезд, отступил на обочину. Наша группа продолжила свое путешествие, а жрец приподнял вверх правую ладонь, словно благословил рядовичей, и произнес:

  - Мир вам люди добрые. Будьте мудрыми и переступите через обиду ради своих детей.

  В ответ уважительные поклоны и голос Голяша:

  - Мы тебя услышали жрец. Благодарим за наставление. Осторожней будьте, в Роске сейчас наемники стоят, князь их нанял...

  Налетевший от реки легкий ветерок всколыхнул ветви придорожных кустов, и заглушил последние слова старосты, а мы посвистом взбодрили лошадок и погнали их вперед. Рысь. Шаг. Рысь. Шаг. Остановка. Поводили лошадей по кругу, а затем, когда они остыли, напоили их. Короткий отдых. Обед, который больше напоминал ранний ужин. Снова в седла и опять дорога, которую я уже не запоминал, слишком устал и находился в состоянии полусна. И уже в первых сумерках встряска.

  - Проснись! - услышал я голос Сивера.

  - А!? Что!? - вскинулся я и крепче ухватился за поводья.

  - Приехали.

  Действительно, мы добрались к Роске, небольшому острогу между рекой Укрой и крепостью князя Прибыслава, которая называлась Камень. Наконец-то, здесь отдохнем, приведем себя немного в порядок, и уже отсюда повернем на полночь, так у наших предков обозначался север. Эх! Скорей бы уже море, а то устал я чего-то.

  Скрипнув несмазанными железными петлями, ворота Роски распахнулись. После короткого опроса, кто мы и откуда, стражники пропустили нас внутрь. А еще через полтора часа, сытый, веселый и довольный собой я находился в обеденном зале местного постоялого двора, где пил медовуху и слушал человека, встреча с которым изменит мою жизнь. Да что там моя жизнь, она весьма ощутимо изменит ход всей мировой истории, и вот это уже серьезно. Классический "эффект бабочки", в результате которого происходит не запланированное историческим процессом событие, вызывающее непредсказуемые изменения будущего. Впрочем, об этом дальше, а пока я ехал по темным узким улочкам Роски и мечтал о самых простых вещах, о горячей воде и большом куске вкусного жареного мяса.

Глава 8.

Роска. 6649 С.М.З.Х.

  Лишь только мы въехали на двор большого постоялого двора, который находился в самом центре Роски, как Сивер произнес:

  - Здесь свеоны, надо быть настороже.

  Свеонами венеды называли шведов, это я уже знал, да и по смыслу догадаться можно было, тем более что на Руси этот народ называли свеи. Но почему с ними необходимо быть осторожными, я не понимал, и потому уточнил у витязя:

  - Они опасны?

  - Настоящие свеоны всегда опасны. Поэтому запомни сразу. Они говорят, что язык - первый убийца воина, и это верно. За словами надо следить, ибо они предают им очень большое значение. Это раз. Кроме того, если не уверен в себе и собственных силах, то никогда не смотри свеону прямо в глаза, потому что это будет истолковано как вызов. Всегда гляди немного в сторону и будь готов к тому, что твой собеседник может в любой момент выхватить нож и броситься в драку. Это два. И еще, если ты убил настоящего свеона, то знай, рано или поздно тебя достанут его родичи, ибо кровная месть для них святое. Это третий момент, который ты должен знать.

  - Запомню.

  Витязь спрыгнул с лошади, увидел стоящих у входа в бревенчатое двухэтажное здание мужчин, группу из трех человек, прищурился, словно кого-то узнал, улыбнулся и кивнул жрецу:

  - Здесь наш знакомец по Новгороду ярл Хунди из Мунсе по прозвищу Фремсинет.

  - Да, - согласился жрец, - люди с его драккара. Только непонятно, что Хунди делает в этой дыре, которая так далеко от моря.

  - Сейчас узнаем, - воин передал поводья подбежавшему служке и, направляясь в здание, на ходу бросил: - Мы с ним хорошо расстались, почти друзьями, так что вечер будет веселым.

  - Не сомневаюсь, - буркнул Ждан.

  При помощи еще одного служки, молодого парня, я спустился наземь, обратил внимание на то, что жрец смотрит на меня и, стараясь не показать своей слабости, выпрямился. Все мое тело, от пяток до плеч скрутила судорога, но я сдержал готовый вырваться из моей груди стон и даже не поморщился. После чего постарался отвлечься и, снимая с лошади походную сумку, спросил волхва:

  - Ждан, а как перевести Фремсинет?

  - Этот тот, кто видит сокровенное.

  - И что это значит?

  - Такое прозвище на севере дают тем, кто съел мясо коронованной королевской змеи и после этого обрел необыкновенные способности.

  - Ты это серьезно? Можно поесть змеиного мяса и стать чародеем?

  - Так говорят, - усмехнулся волхв, который не хотел развивать эту тему.

  - Понятно. А этот самый Хунди из Мунсе он кто?

  - Отличный воин, потомок Иглингов[11], приверженец старых богов и смесь из ведуна и кобника, который понимает любой человеческий язык и способен общаться с животными.

  - Он, в самом деле, знает любой язык?

  - Да. При этом на всех наречиях говорит чисто и без акцента. Ладно, об этом позже поговорим, а пока пошли в дом, я ведь вижу, что тебе тяжело. Сейчас посетим баньку на заднем дворе, а служанки наши грязные вещи постирают. Потом я дам тебе настоя хорошего, покушаем, и только тогда отдых.

  - Угум!

  Вскоре мы оказались в просторном зале постоялого двора, и здесь я впервые увидел настоящих викингов, которые выглядели совсем не так, как они представлялись мне в родном для меня веке. Ведь я ожидал, что передо мной предстанут широкоплечие белокурые гиганты в броне, с мощными топорами и непременными рогатыми шлемами на голове, типа истинные арийцы с агитплакатов Третьего Рейха. Но все оказалось гораздо проще и не так презентабельно, поскольку в помещении за широкими дубовыми столами сидели и спокойно, без криков и шума, ужинали самые обычные люди. Украшенные многочисленными шрамами среднего роста косматые мужики, преимущественно в кожаной одежде, которые пахли потом и заскорузлым маслом, стучали деревянными ложками и с аппетитом уплетали овсяную кашу и вареную прошлогоднюю репу. Оружия при них кроме ножей и кинжалов не было. Светлых голов на три десятка человек насчитал всего четыре, а остальные все брюнеты и рыжие, либо вообще лысые. Вот такие вот они викинги-свеоны, ужас Европы, которых по совету Сивера, коего нигде не было видно, мне стоило остерегаться.

  Ладно, про викингов еще расскажу, а пока нас встретил сам хозяин заведения, однорукий русоволосый мужчина, бывший воин князя Прибыслава, осевший в Роске и построивший здесь постоялый двор. Кто таков Ждан он уже знал, и потому мы были встречены, словно дорогие гости, которых он лично проводил на второй этаж, где у него имелись свободные комнаты. Естественно, не номера класса люкс, но ничего, одно помещение на троих, все чистенько и на полке стоит довольно таки яркая масляная лампада.

  Хозяин, которого звали Смел, исчез, а вместо него появилась миловидная пухлая девушка, его дочь. Она пришла за грязным бельем, которое до утра должно быть постирано и высушено, и мы с волхвом принялись перетряхивать свои сумки. У меня было три рубахи, пара штанов и три пары носков без пятки. Все в пыли и поту, и нуждалось в чистке. Но в чем-то нужно ходить и, оставшись в чем был, все остальное свое имущество я отдал девушке. После чего перетряхнул сумку и тут меня ожидал сюрприз, так как на мое ложе выпали два денежных мешочка. Один с серебром, которое я прихватил у разбойников, а вот второй оказался кошельком барона Салиаса.

  "Вот так дела! - мысленно воскликнул я, посмотрел на жреца и подумал: - Что он подумает? Неизвестно. Однако подумать может плохо, ибо про историю с кошельком я ему рассказывал, но не упомянул, что он остался при мне. Да и чего рассказывать, если я про него просто-напросто забыл? Нечего".

  - Это не мое, - кивнув на второй кошель, сказал я Ждану.

  - Я так и понял, - жрец слегка пожал плечами и поинтересовался: - Второй кошель, что побольше, тебе в кожевенной лавке подкинули?

  - Да.

  - Ну, тогда надо бы посмотреть, что в нем есть.

  - Наверное, ты прав Ждан.

  Мои пальцы распутали завязку, и я вытряхнул на кровать семь золотых кругляшей. Взял один. Рассмотрел аверс и реверс. Ничего. Есть еле видимый профиль какого-то горбоносого мужика и все. На другой монете тоже самое, а на остальных и того нет. Что за монеты, непонятно. Попросил помощи у волхва, и он сказал, что это римские деньги, которые еще имеют хождение по Европе, но размениваются по весу.

  - И что мне теперь с этими монетами делать? - ссыпая их обратно в кошель, произнес я.

  - Себе оставь, - вынимая из своей сумки чистое полотенце, ответил волхв. - Ты за них едва не пострадал, и теперь это твое. Считай, что трофей.

  - А сколько это будет на серебро?

  - Размен обычно десять к одному, так что сам считай.

  Монеты весили грамм семьдесят, не меньше, и выходило, что я стал богаче на три с половиной новгородских гривны. Неплохо, учитывая, что я в этом времени немногим более месяца.

  Кошель упал на дно моей поклажи. После чего мы отправились в жарко натопленную баньку, полутемное помещение позади постоялого двора, обмылись, а затем вернулись обратно. В комнате нас уже ожидал Сивер. Из баклажки, которую мне дал Ждан, я выпил горькой травяной настойки, которая придала мне сил, и наша троица спустилась вниз.

  На ужин у нас было то же самое, что и у викингов. Кстати, они уже поели и, оставаясь в зале, пили медовуху и слушали своего сказителя, который опять таки, совершенно не был похож на скальда, каким его представляли в двадцать первом веке. Толстый и приземистый крепыш с длинными сальными волосами лет сорока, которой в одной руке держал тяжелую деревянную кружку с хмельным напитком, а в другой жареную гусиную ногу, и что-то бубнил. Его никто особо не слушал, и мы, естественно, тоже, ибо я шведский язык не знал, а мои спутники являлись образцом невозмутимости. Так что мы сели, скушали приправленную топленым свиным жиром кашу, а потом заказали местной сладковатой бражки-медовухи и жрец с витязем замерли в ожидании. К тому времени скальд замолчал и сел где-то в уголке. В зале стало тихо и скучно, и я подумал о том, что надо идти спать. Но началось кое-что интересное, и я остался.

  Сверху спустился вожак северян Хунди из Мунсе, средних лет приземистый рыжеволосый бородач в застиранном суконном полукафтане на голое тело и кожаных штанах, которые были перепоясаны красивым кожаным ремнем с серебряными вставками, а на нем в ножнах висели прямой меч и широкий кинжал. Он остановился перед нашим столом. Сивер поднялся и замер, после чего в помещении моментально воцарилась тишина. Витязь и ярл стали меряться взглядами, а потом одновременно заулыбались, со смехом обнялись и швед сел напротив меня.

  Вечер пошел своим чередом, и у нас за столом началось оживленное общение. Сивер разговаривал с Хунди, а мы с волхвом их слушали и мотали на подкорку головного мозга все, что говорил ярл, который с виду был простак, но это только с виду. Глаза у него были, словно два стальных кинжала. Улыбка на устах будто приклеена. Ну, а правая ладонь все время находилась на рукояти кинжала, которым он был готов в любой момент воспользоваться. Плюс ко всему этому он прекрасно говорил на поморянском диалекте славянского языка, по крайней мере, разницу между говором Сивера, Ждана и его я не уловил, и все о чем он рассказывал, понимал достаточно легко. Однако перехожу к беседе, которая дала мне очередную порцию информации об окружающем мире, а затем натолкнула на одну мысль, которая через год преобразовалась в действие.

  Приветствия быстро подошли к концу, и Сивер представил меня ярлу. Затем воины немного выпили и вспомнили свою последнюю встречу, пять лет назад в Новгороде, где они и, насколько я понял, Ждан, находились по делам. После чего витязь спросил Фремсинета:

  - Если не секрет, что ты здесь делаешь?

  Ярл продолжал улыбаться. Однако, прислушавшись к его эмоциям, я вздрогнул, потому в душе этого человека бушевала буря из множества самых противоречивых чувств. Там было горе, злоба, обида, негодование и бессилие, и невольно я перестал сканировать вождя северян и сосредоточился исключительно на том, что слушал его.

  - Ты хочешь знать, что я здесь делаю? - понизив голос до полушепота, переспросил ярл и оглядел своих людей, многие из которых, как мне показалось, смотрели на него со злобой. - Хм! Я жду попутного ветра судьбы и надеюсь на то, что мои воины не насадят меня на меч.

  - А если конкретней и точнее?

  - Можно. - Фремсинет приложился к кружке и начал: - Сначала не было ничего кроме мировой бездны Гинунгагап, где очень холодно. Настолько, что на ее стенах стал появляться иней, и из него родилось первое живое существо - инеистый великан Имир...

  - Не хочешь говорить, - перебил шведа Сивер, - и не надо. Я тебя спросил о причинах твоего появления на земле лютичей, а ты мне начинаешь про сотворение мира рассказывать. Не стоит, а то знаю я тебя, до утра будешь про богов говорить, да про своих великих предков Инглингов и их подвиги, а к сути мы так и не приблизимся.

  - Ладно-ладно, - ярл слегка взмахнул правой ладонью. - Начну с более близкого периода. Сорок пять лет назад конунг Швеции Инге Первый из династии Стенкелей помешался на вере в Христа, стал строить храмы и насильно крестить людей. Нашим дедам и отцам это не понравилось, и тогда люди собрались на тинг[12] и изгнали Инге из Упсалы в Западный Гетланд, а новым конунгом стал его шурин Свен Язычник. Но Инге помогли, люди с крестами на шее дали ему денег и воинов, после чего он вернулся обратно, убил Свена и его сына Эрика, разгромил Упсалу, вырубил "сад богов" и сжег золотой храм. Но победить веру предков он не смог, а боги наказали весь род Стенкелей. Сначала умер сам Инге, а потом его преемники, племянник Филипп и другой племянник Инге Младший. Обоих конунгов отравили. Они умерли в муках и не оставили потомства, после чего род Стенкелей пресекся. Потом конунгом стал Магнус Сильный, сын датского короля Нильса и дочери Инге Первого, но дальше Гетеланда мы его не пустили, а позже изгнали из своих земель, ибо чужак нам не нужен. Далее избрали нового правителя, Рагнвальда, великого и могучего воина из благородного рода. Однако он оказался неосторожен, и посмертно был удостоен прозвища Глупец. Во время Эриксгаты[13] конунг не взял заложников из народа гетов, и когда приехал к ним они его убили. После этого началась война гетов и свеев, которая не кончается до сих пор. Нам был нужен новый конунг и им стал самый сильный из вождей, внук Свена Язычника ярл Сверкер Кольссон, который разбил датчан Магнуса Сильного и совершил пару удачных походов в Гетланд. И случилось это десять лет тому назад.

  Ярл снова приложился к кружке, жадно выпил напиток, и Сивер поторопил его:

  - Это все известно. Что сейчас у вас происходит?

  Хунди смахнул с усов капли медовухи и усмехнулся:

  - Вот куда ты все время торопишься?

  Обернувшись в сторону Смела, витязь жестом попросил его принести еще кувшинчик медовухи. Потом снова повернулся к шведу и пояснил:

  - Я знаю, что вам северянам интересно длинные истории слушать, и это понятно. Зимы суровые, скучно, вот вы и рассказываете одну быль целый месяц, а мне завтра снова в путь.

  - Тогда стану излагать еще более кратко. - Викинг качнул бородой, из свежего кувшинчика налил себе хмельного напитка, который оказался совсем не таким слабеньким, как я предполагал вначале, и продолжил свою речь: - Так вот, Сверкер хороший вождь, сильный, жесткий и волевой. Он должен был стать великим конунгом, который бы объединил страну, примирил людей одной крови, но разной веры, и повел бы наших воинов на север, в Норланд и Норботтен, где живут лапландцы и суомы. Однако с запада приплыли новые посланцы Христа, злые и коварные, одежда белая, а фартуки, которые они называют скапулярии, черные, как их души. Кольссон принял этих монахов, пообщался с ними и резко переменился. Он стал преследовать всех, кто стоит за веру дедов и прадедов наших. В Альвастре, Варнхейме и Нюдале конунг построил церкви. Священные рощи выжигаются, а храмы разрушаются. Главными врагами для него стали те, кого люди с крестами называют язычниками, а помимо нас славяне, венеды и новгородские мореходы, с которыми мы со времен Инге Старого в мире живем и выгодную торговлю ведем. Вы, само собой, язычники, как и мы, а новгородцы какие-то там ортодоксы и еретики. Так что кровь сейчас в наших землях, словно водица льется. У Сверкера много наемников и оружия, и нас оттесняют в Меларнскую провинцию[14], где на озере находится мое родовое владение остров Мунсе.

  Новый глоток ярла. Медовуха течет по усам и бороде шведа, а воин Триглава задает следующий наводящий вопрос:

  - И ты прибыл к лютичам за помощью?

  - Прибыл, - согласился Хунди, - но не сюда. По поручению Сигтунского лагмана[15] Гутторма Тостерена я отправился на Руян и в Копорице посетил князя ранов Тетыслава. От имени моих братьев по вере я просил его о помощи, но получил отказ. Тетыслав сказал, что между нами кровь и мы не друзья, а значит, помощи не будет. Я пытался воззвать к его благоразумию и обещал большую награду. Однако все было бесполезно, и тогда я решил вернуться обратно на родину и погибнуть в бою, но только мы вышли в море, как поднялся сильный шторм. Мой "Потомок Видрира"[16] боролся с волнами и ветрами, но все было бесполезно. Нас отнесло к материку и выбросило на берег. Корабль разбит, а все, кто уцелел от моей команды, вот они, - ярл мотнул головой в сторону столов. - Кто-то просто ждет, что я найду чудесный способ, как вернуться домой, а некоторые злобствуют и меч точат, чтобы мне голову снести. Так что не сегодня, так завтра кто-то бросит мне вызов и постарается убить.

  - Ну, а здесь вы как оказались?

  - На берегу нас окружили конники Прибыслава, и князь лютичей выдвинул условие, что если мы хотим жить, то обязаны ему отслужить. Срок - один год на границе с поморянами. После чего он нас отпускает и выплачивает некоторую сумму денег.

  - Да-а-а, - протянул Сивер. - Не повезло вам.

  - Могло быть и хуже, а так хоть надежда есть, что когда-нибудь мы вернемся домой.

  - А сами отсюда уйти не пытались?

  - Думал над этим, - не стал скрывать Хунди. - Однако кругом незнакомые леса, рядом дружинники местного князя, до берега далеко, а через земли поморян не прорвешься. Был бы я христианином, то к германцам бы подался, но они нас сразу раскусят и в колодки забьют. Так что выхода нет - надо сдержать данное Прибыславу слово, и надеяться на то, что он сдержит свое.

  Фремсинет замолчал. Сивер тоже. Но зато в беседу вступил Ждан, который спросил шведа:

  - Хунди, а из какого ордена белые монахи, про которых ты говорил?

  - Не знаю. Мне ведомо только, что они из земель франков, откуда Сверкер получает деньги и воинов.

  - Это цистерианцы, - само собой вырвалось из меня. - Последователи Роберта Молемского и Бернарда Клервоского, только они такую одежду носят, да тамплиеры.

  Швед посмотрел на меня, и я его взгляд выдержал. Он хотел что-то сказать, но за одним из столов вспыхнула перепалка. Воины ярла вскочили на ноги и раздались гортанные выкрики на шведском языке. Мы, конечно же, обратили на это внимание. И вскоре из толпы к нашему столу выскочил один из викингов, краснорожий и черноволосый молодец, косая сажень в плечах, может быть, самый крупный среди северян человек, который ткнул в своего ярла указательным пальцем и что-то произнес. В его словах была угроза и вызов, и я не ошибся, воин вызвал своего вождя на бой.

  В центре зала северяне сразу же расчистили пространство, у воинов в руках появились круглые щиты, топоры, мечи и знаменитые на весь мир конусовидные шлемы с рогами. Затем противник ярла, который вооружился щитом и секирой, вышел на середину импровизированного поля чести. Ну, а Фремсинет решил, что обойдется одним своим мечом. Скинул с себя кафтан, показал во всей красе мускулатуру хорошо развитого тела и поиграл мышцами. Затем он посмотрел на нас и, продолжая улыбаться, весело бросил:

  - Пойду убью своего бывшего хирдмана, а иначе он прикончит меня.

  Сивер одобрительно кивнул и пожелал ему удачи, а жрец и я промолчали. Просто встали и отошли в сторону, а то мало ли, если викинги себя раззадорят, то поединок запросто может перерасти в групповой бой, во время которого и нас заденут.

  Противники застыли. Толстый скальд, который выступил в роли судьи, о чем-то их спросил, а затем начался бой. Первым в атаку ринулся хирдман, который неожиданно прыгнул на ярла, и попытался сразу же его срубить. Но Хунди недаром был вождем. Он резко отступил в сторону, и лезвие топора, просвистев по воздуху, ударило в деревянный пол. Глухой звук удара разнесся по помещению и Фремсинет, показывая свое превосходство над противником, плашмя ударил его правому плечу. Воин развернулся. Топор вновь оказался в его руках, а окованный металлом край щита, метнувшись вперед, едва не достал Хунди в подбородок.

  - Ха-ха! - задорно рассмеялся вождь и одобрительно кивнул хирдману, после чего левой ладонью поманил его на себя, мол, давай, наступай.

  Противник ярла разозлился, и его лицо из просто красного стало багровым. Он выкрикнул нечто нечленораздельное и вновь перешел в наступление. Взмахи топора, справа налево, слева направо, и ярл отступает. Однако зал хоть и большой, но он ограничен стенами, а помимо них есть мебель и викинги, которые наблюдают за схваткой, так что далеко Хунди не ушел, три-четыре метра назад и остановился. Позади вождя были столы, с обеих сторон воины, и его противник, видимо, решив, что победа уже у него в кармане, заулыбался и сказал Фремсинету нечто обидное. Тот в долгу не остался и тоже высказался, причем настолько удачно, что хирдман вновь рванулся на него.

  Взмах! Свист стали! Полукруглый кусок металла летит в полуобнаженное тело Хунди, а он стремительно скользнул вперед, и его меч, подобно ядовитой змее, проскочил под щитом воина и вонзился ему в прикрытый одной лишь кожаной жилеткой живот. Вскрик! Противник Хунди, так и не достав ярла, прижимая руку со щитом к животу, отскочил. Вождь двинулся за ним следом. Четким наработанным ударом до кости рассек ему руку, которая сжимала топор, и оружие хирдмана упало на пол. После такого поворота участь воина была предрешена, и он это понимал. Однако, надо отдать ему должное, пощады хирдман не просил, а наоборот, попробовал еще раз достать Фремсинета щитом, и когда это у него не получилось, откинул руку в сторону и сам подставился под клинок ярла из Мунсе.

  Выпад! В свете масляных лампад окровавленный прямой меч вождя блестит тускло и угрожающе. Острие вонзается в грудь воина, как раз туда, где у него сердце. Слышен чпокающий сосущий звук, так сталь проникает в тело, а затем выходит из него. А затем хирдман, который, наверняка, мечтал стать предводителем ватаги, падает, и все пространство вокруг него заливается темной жидкостью, человеческой кровью. Видать, такая у бойца судьба, пасть от оружия своего ярла, против которого он посмел выступить.

  Фремсинет смотрит на хирдмана. Спокойно что-то говорит, и воины поддерживают его одобрительным гулом. Затем он стряхивает с клинка кровь и впервые за вечер улыбка покидает его лицо. Вождь становится хмурым и молча уходит в свои апартаменты на втором этаже.

  Словно на заказ, хозяин постоялого двора привел княжеских дружинников, десяток профессионалов, которые были готовы остановить викингов, если бы они разбушевались всерьез. Но их вмешательства не понадобилось. Скандинавы успокоились, уволокли тело своего мертвого товарища на задний двор, а скальд на ломаном славянском языке стал договариваться со Смелом о покупке дров, из которых шведы могли бы сложить для павшего с бою хирдмана погребальный костер.

  Больше ничего интересного в этот вечер не произошло. Мы отоспались, а рано утром, позавтракав холодной свининой и свежеиспеченным хлебушком, расплатившись за ночлег и затарившись припасами, покинули Роску и продолжили свое путешествие к морю. Никто нас не провожал, хотя я чувствовал на себе взгляд ярла Хунди из Мунсе, который, наверняка, стоял у темного окна на втором этаже постоялого двора и смотрел, как мы уезжаем. Сивер, кстати сказать, тоже его почуял, а иначе бы не оборачивался назад и не салютовал в сторону окна раскрытой ладонью.

Глава 9.

Руян. 6649 С.М.З.Х.

  Смоленый борт большой варяжской лодьи, которая называлась "Стратим"[17], прижалась к деревянному причалу. На него тут же упала сходня и владелец корабля, рослый варяг, который внешностью и повадками был очень похож на Сивера, слегка кивнул сопровождающим меня волхвам и сказал:

  - Вот мы и на месте, уважаемые.

  Приложив правые ладони к груди в районе сердца, мы с витязем Триглава ответили ему легким поклоном, а жрец бога Яровита по имени Огнеяр, суровый седовласый дед, который присоединился к нам в Волегоще, произнес:

  - Благодарим тебя Мстислав.

  Варяг отвернулся и стал отдавать команды воинам своей дружины, из которых состоял экипаж лодьи, а мы сошли на причал, и здесь я оглянулся. "Стратим" отличное судно, которое всего за сутки доставило нас из Волегоща в гавань Арконы. И окинув большую лодью взглядом, я постарался ее запомнить и закрепить в голове каждую деталь и лица членов команды. Длина темного корпуса, который сделан из пиленых сосновых досок, сорок метров. На носу красивая резная голова странного существа, птицы с лицом женщины, на макушке которой видна небольшая корона. Слева и справа по восемнадцать румов (гребных скамеек), вдоль которых сейчас укладываются весла и мачта. Экипаж полная сотня отчаянных головорезов со всех прибалтийских земель, где говорят на нашем языке или хотя бы понимают его: вагры и раны, поморяне и лютичи, новгородцы и карелы, один суом и несколько весинов. Ха! А вожак, Мстислав из Ругарда по прозвищу Выдыбай[18], каков? Сильный и смелый лидер. Путешественник и торговец. Наемник и налетчик. Пират и защитник своей родины. Настоящий варяг, словно Рюрик, Вещий Олег или Святослав Храбрый с эпического полотна сошел.

  Да-а-а! Хотелось бы мне в новом мире, который должен стать для Вадима Андреевича Соколова родным, стать таким человеком. Вот это было бы интересно. Ни от кого не зависишь и бродишь по морям. Совершаешь налеты на земли данов и германцев. Сопровождаешь в дальние страны торговые караваны новгородцев и руян, а вернувшись в родной порт, не только отдыхаешь, но еще и в свою очередь патрулируешь прибрежные воды венедских земель и перехватываешь викингов, в основном данов, ибо у свеонов, как мне стало известно от Фремсинета, гражданская война. В общем, романтика, приключения, постоянный риск, ярость кровавых схваток и трезвый расчет. Ну, а в конце либо заслуженная награда, либо почетная смерть в бою.

  Эх! Мечты. Как жаль, но мне таким человеком никогда не стать. И не потому что я не смогу приподняться и занять место боевого вождя, который имеет собственный корабль и способен повести за собой дружину. Нет. Дело не в этом. Просто я слишком много думаю, а иногда это мешает воину ринуться в бесшабашную схватку. Мне нужна победа и я готов к риску. Однако с обязательным условием, что я имею реальные шансы на выживание. Так что даже если когда-нибудь Вадим из рода Соколов станет по местным меркам настоящим воином, и будет иметь достаточные средства для создания собственной боевой ватаги, на своих современников из двенадцатого века он будет походить лишь внешне. Это я знаю наверняка, ибо моя внутренняя суть принадлежит человеку, который был рожден и воспитан в век компьютеров, космических кораблей, бактериологического оружия и атомных боеголовок. Поэтому голова у меня работает иначе, и я не согласен умирать ради какой-то идеи. Моя цель иная - сделать так, чтобы идея, ради которой я обнажу меч и буду готов убивать других людей, победила. Вот это правильно и достойно.

  - Вадим! - окликнул меня Сивер. - Чего застыл? Пойдем!

  Да, надо было идти, и я направился вслед за волхвами и витязем. Наконец-то, наше путешествие подошло к концу, по крайней мере, основной его этап. От Роски мы легко добрались в Волегощ, где встретились с главным жрецом Яровита, сын которого просил меня его навестить. Храма я не видел, сказывалась усталость и темное время суток, а разговор с волхвом был коротким. Суровый старик, чувства которого были от меня скрыты, молча выслушал рассказ человека из будущего, взглянул на громовник, поводил над ним раскрытой ладонью, сам себе удовлетворенно покивал, и на этом все. Мы с Сивером легли спать, а Ждан и Огнеяр почти всю ночь вели беседу, в суть которой меня никто не посвящал.

  Наступило туманное утро. В сопровождении молодых волхвов Яровита мы отправились в порт Волегоща, погрузились на "Стратим" и вышли в море. Хорошо. Солнечно. Свежий ветер. Кругом множество судов и мне было о чем поговорить с варягами из экипажа лодьи, особенно с двумя чубатыми новгородцами, которые сами себя называли гофейскими казаками, а на Венедское море пришли из Копорья, города в южных степях. Таким мне это путешествие и запомнилось. Разговоры, новые впечатления и свежая информация. Потом ночевка в рыбацкой деревушке, всего в пяти-шести часах ходьбы от Арконы, а утром прибытие в порт этого города, который находился в нескольких километрах от внешних оборонительных валов. Да-да, именно валов, а не стен, как я считал ранее. Впрочем, все это только со слов мореходов и моих сопровождающих, а саму Аркону я увижу примерно через час.

  От причалов мы поднялись вверх и вышли на небольшую площадь, где находилось несколько деревянных строений, если судить по снующим вокруг грузчикам и большому количеству вооруженных варягов, складов и постоялых дворов. Здесь нас встретили жрецы Святовида, своего рода дежурная смена, выделяемая храмом для сопровождения гостей, и тут началось нечто странное. Я ожидал, что меня, как Очень Важную Персону, без промедления отправят в древний храм, где я смогу поговорить с верховным служителем грозного четырехголового божества, но все сложилось совершенно иначе. Огнеяр протянул ко мне ладонь, попросил отдать ему громовник и я это сделал. Затем жрецы сели в открытый возок одноколку, который им предоставили местные волхвы, и по широкой дороге укатили в сторону города. Что же касается нас с Сивером, то мы остались на месте, словно сироты какие, которые никому не нужны и чья судьба никого не заботит.

  - И что теперь? - я повернулся к Сиверу.

  - В город поедем, - сохраняя полное спокойствие, ответил витязь.

  - А как же храм?

  - Еще успеешь. Главное, что громовник до места доставили.

  - А мои знания?

  - Ничего, - Сивер пожал плечами. - Про крестовый поход ты сообщил, и ладно. Сейчас умные люди послушают речь богов, подумают, примут решение, а потом и до тебя очередь дойдет.

  - А если со мной что-то случится, и я не успею передать жрецам свои знания?

  - Значит судьба у тебя такая. Но ты не беспокойся. В Арконе и вокруг нее спокойно. Иноземцы под приглядом и воров нет, так что, думаю, все будет хорошо.

  - Нет. Не понимаю я такого к себе отношения.

  - Хм! - воин резко дернул головой, поморщился и сказал: - Еще поймешь. Пошли.

  - Куда?

  - В конюшню, конечно. Или ты собрался в город пешком идти?

  - Можно и пешком, если недалеко.

  Витязь промолчал и стал протискиваться через людей: воинов, торговцев и грузчиков. Затем вошел в какой-то переулок, а я, естественно, последовал за ним, и вскоре мы оказались на другой площадке, где находились конные возки идентичные тому, который увез Ждана и Огнеяра. Воин Триглава договорился с возницей, заплатил ему местной медной монетой, которую чеканили в Ругарде, и мы отправились в Аркону.

  Ехали не очень долго. Разглядывать вокруг было особо нечего, саманные, да деревянные хатки вдоль хорошей дороги, и небольшие черные клочки полей, которые обрабатывались вручную. Короче говоря, скука. Но вскоре показались внешние валы Арконы, насыпи из грунта и ломаного камня высотой в двенадцать-тринадцать метров. И глядя на них, сам для себя я решил, что с такой преградой никакие стены не нужны, тем более что вдоль насыпи шел глубокий чистый ров.

  Однако это не самое интересное. Лишь только мы оказались вблизи города, как мое внимание переключилось на раскинувшееся в поле большое цветастое торжище из палаток и деревянных прилавков. И кого тут только не было.

  Солидные новгородцы и юркие темноглазые карелы из подвластных им земель с северных берегов Ладожского озера. Хмурые германцы из Ольденбурга и Любека, будущие ганзейцы, которые пользуются ослаблением венедов и понемногу в обход датчан и шведов перехватывают контроль над морскими торговыми путями. Поморяне из Колобрега, Волина и Гданьска, а с ними пара человек в черных сутанах, наверняка, шпионы из Камминской епархии. Несколько смуглых горбоносых мужичков в полосатых халатах, головы которых прикрывали восточные тюрбаны, не иначе арабы или какие-нибудь бухарцы. Кучка диковатого вида приземистых суомов, которые являлись телохранителями какого-то ветхого старика с резным посохом в руках. Множество варягов с кораблей, что стоят в порту Арконы. Ну и, конечно же, сами местные жители. Торговцы и домохозяйки в длинных светлых платьях. Непоседливая босоногая ребятня и одерноватые холопы, которые тянули на себе товары. Степенные ремесленники и рыболовы. А помимо них раскрашенные в разные цвета шуты и бодро играющие веселые задорные мелодии музыканты.

  - Народу не меньше тысячи человек, - сказал я, повернувшись к Сиверу.

  - Это да, - согласился он. - Но это не самое крупное торжище на острове. Здесь все-таки храм, а не купеческий город.

  - Ага! А где еще торгуют?

  Витязь улыбнулся и слегка хлопнул меня по плечу:

  - Запоминай. Всего на Руяне четыре крупных города. Самый главный Аркона - здесь храм Святовида и его жрецы. Дальше вглубь острова Копорица - там живет князь Тетыслав и его дружинники. Однако там тоже есть святилища, в которых хранится большая часть Святовидовой казны. Третий город Ральсвик - вот это поселение купцов, ремесленников и мореходов. Именно в этом месте основной торг и корабельные верфи, где строятся наши лодьи. Ну и четвертый город - Ругард, где под охраной варягов проживают мытари, управленцы и счетоводы, которые собирают со всех жителей острова и ранского побережья налоги и оброки. Ну, а всего на острове находится около семидесяти тысяч человек.

  "Серьезная цифра, - подумал я. - Особенно если учесть, что это без учета ранов, которые живут вдоль моря на материке. И если я правильно помню вычисления Кембриджского университета, определившего общую численность всех норвежцев на этот исторический период в сто тысяч человек, шведов в двести, а датчан в триста, то становится понятно, почему варяги все еще держат натиск викингов. Однако чем больше информации, тем больше вопросов. И пока Сивер в настроении, и мы не въехали в город, надо бы их задать".

  - Сивер, а откуда у жрецов деньги?

  - Отовсюду. Подарки заморских правителей, датчан, свеонов, венедов и князей с Днепра и Новгорода, когда они еще за веру отцов держались. Дань с подвластных земель, которые раньше были под рукой ранов. Ну и, само собой, налог на варягов.

  - Что это за налог такой?

  - А ты не знаешь?

  - Нет.

  - Каждый экипаж, вернувшись из похода, обязан треть своей добычи отдать храму Святовида.

  - А не жирно будет?

  Воин Триглава резко обернулся и смерил меня жестким взглядом, в котором была угроза, настолько явственная, что моя ладонь автоматически упала на рукоять Змиулана. Однако Сивер быстро успокоился и потребовал:

  - Никогда так больше не говори.

  - Хорошо, - спорить я не стал. - Но ты объясни мне, почему храм берет такие богатства, а то получается, что жрецы ведут себя точно так же как и христианские проповедники, которые хапают все, до чего только могут дотянуться.

  - Волхвам богатства не нужны, а то, что они получают, это дары богам, которые трогать нельзя, и средства на весь народ ранов. Когда людям трудно, князь, бояре и наиболее уважаемые люди идут в храм, и никогда не было такого, чтобы жрецы не отдали золото и серебро, которое получили от варягов. Надо откупиться от врагов или вернуть на родину пленных воинов? Волхвы помогут. Надо закупить хлеб для голодающих? Они дадут. Надо соседям помочь? Выручат. Вот для чего Святовидова казна.

  - Теперь понятно. Но не ясно, почему часть казны хранится в Копорице.

  - Там кругом болота и подходов мало, а окрестности усеяны ловушками. И если у нас все сложится, как ты говоришь, и Руян падет, то захватчики получат только жалкие крохи от великого богатства волхвов, которое они собирали сотни лет. Все либо утонет в болоте, либо по тайным тропам будет переправлено в тихую укромную гавань и отправлено в безопасное место. Уяснил?

  - Да.

  Возок въехал в распахнутые ворота Арконы и остановился. Здесь мы его покинули. И после обязательных вопросов стражи, которую интересовало, кто мы и откуда, получив кожаные бирки-пропуска, Сивер и я вошли в город. Куда нам идти витязь знал, естественно, на очередной постоялый двор. И через час, свеженький и бодрый, с денежкой на кармане, то бишь в кошельке, ибо карманов на моей одежде не было (кстати, надо будет озаботиться решением этого вопроса), Вадим Соколов, который, как выяснилось, никому не нужен, был готов к выходу в свет.

  Планов у меня была уйма. Однако ходили и бродили мы недолго. Всего-то три часа, после чего снова оказались на постоялом дворе. Почему так быстро прогулялись? Главная причина проста. В Арконе не на что было смотреть. Обычный средневековый город с населением от девяти до десяти тысяч жителей. Он находится на мысу в форме относительно ровного треугольника, который своим острием направлен в сторону моря. По факту это площадка, на которой и находится поселение. Высота белых скал около семидесяти метров, так что с воды город не взять, а со стороны суши Аркона, как я уже сказал, прикрыта рвом и земляными валами, которые изнутри обшиты бревнами и обложены тесаным и диким камнем. За этими стенами сам город: небольшие святилища десятка славянских богов, красивые жилые терема в два, три и даже четыре этажа, а так же склады и амбары; и все это сплетается в кривые улочки и узкие переулки. Идешь и путаешься, где и что, а потом раз, и вышли к главному храму, который опять таки был окружен выдолбленным в скале рвом и валом из земли и белого щебня.

  Было, думали пройти внутрь, ибо запретов на это не имелось, и каждый желающий мог посетить святилище или найти за его стенами спасение от врагов. Однако воины из дружины Святовида, коих в охране храма ровно триста человек (как в гвардии спартанского царя Леонида и в Священных Отрядах Карфагена, Трои и греческих Фив), объявили, что войти в храм нельзя, даже витязю Триглава, ибо волхвы держат совет и общаются с богами.

  Такие вот дела. Но ничего, через открытые ворота я и все же смог посмотреть на храмовый комплекс. И честно говоря, меня, как человека видевшего небоскребы и Москву двадцать первого века он не впечатлил. А чему удивляться? Площадка примерно четыреста на триста пятьдесят метров. По краям казармы витязей, склады и конюшни. Именно конюшни, потому что, как и Карфагенский Священный Отряд, воины Святовида в первую очередь всадники, хотя воюют преимущественно на море. Почему так? Без понятия, ибо это загадка истории, а Сивер сказал, что так повелось с самых древних времен.

  Однако перехожу к самому храму, который является сердцем города. Это длинное продолговатое здание из мощных бревен. Высота примерно шесть-семь метров. Крыша из свежей сосновой дранки. Широкое крыльцо с двумя десятками низких ступеней. По дереву везде искусная резьба и множество символов. И над всем этим, в центре здания, возвышается высокая башня-звонница, на которой видны ярко надраенные медные или бронзовые колокола.

  Красиво все, спора нет. Но, на мой взгляд, не хватает монументальности и ярких красок, которые с подачи пышных восточных культов использовались христианами в Константинополе и Риме, а с недавних пор по всей Европе и Киевской Руси. Вот верно говорят, что правильная реклама это залог успеха. Зарубка в памяти. Необходимо посоветовать жрецам, чтобы перестроили свои святилища, может быть, прислушаются. От этого никому не плохо, а растраты окупятся, ибо всегда так было и будет. Вот любит человек зрелищность и внешние эффекты, и все тут, а от красоты визуальной, духовная пища вкушается гораздо лучше. Сие есть аксиома.

  В общем, к вечеру от моего хорошего утреннего настроения не осталось практически ничего. Сижу в четырех стенах, попиваю мутное пиво, которое было сварено из прошлогоднего ячменя, смотрю в окно на заходящее солнце и думаю о вечном. Тоска-а-а-а! А тут еще и Сивер куда-то пропал, то ли к знакомым варягам в гости направился, то ли в городское святилище Триглава. Сам ушел, а меня с собой, по какой-то причине не взял. Но это и неважно. Просто я один, и не в смысле, именно в этом помещении, а вообще, во всем этом мире один-одинешенек. Не с кем поделиться своими мыслями и планами, а хочется, чтобы кто-то выслушал, одобрил и сказал, что молодец Вадим, все правильно делаешь. Раньше у меня таким подспорьем была жена, а потом память о ней. Однако после перемещения в прошлое, я не могу вспомнить ее лицо. Очень хочу увидеть Леночку, хотя бы во сне, но не получается. Все как в тумане, и только ее запах, смесь из каких-то специй и тонких духов, иногда посещает меня.

  - Тук! Тук! Тук!

  В незапертую дверь комнаты, прерывая мои тяжкие и невеселые думы, ударили три раза подряд. Это был не Сивер, и я решил, что, скорее всего, за мной пришли люди из храма Святовида.

  - Входите! - я покинул стол у окна и повернулся к выходу.

  С грохотом, дверь распахнулась, и на пороге возник высокий стройный брюнет, примерно мой ровесник. Одет он был в серую шелковую рубаху и свободные полотняные штаны. Волосы подстрижены горшком. Лицо округлое и румяное. На ногах дорогие кожаные сапоги красного цвета, носки которых были слегка загнуты вверх, а на широком поясе в украшенных серебряной мишурой ножнах висела сабля. Сразу видать, человек не из бедных, а если судить по его уверенным движениям, несмотря на молодость, кое-чего повидавший.

  - Слышь! - парень прошел в комнату и остановился передо мной. - Ты Вадим Сокол?

  - Да, так меня зовут, - согласился я.

  - Ах ты, гадина!

  Выкрикнув это, парень попытался ударить меня кулаком в солнечное сплетение. Однако я был настороже, левой рукой поставил блок, сделал резкий шаг на противника, и хуком справа свалил его. "Ну, - думаю, - сейчас прижму его к полу". Однако нет, незванный гость, несмотря на саблю, которая ему мешала, ловко выкрутился из захвата, снова оказался на ногах и выпалил:

  - Самозванец!

  - Ты чего!? - попытался я успокоить франта в красных сапогах.

  - Это я Вадим Сокол!

  - Откуда? - не растерялся я.

  - С Ладоги.

  - А я из Москвы.

  Парень сжал кулаки, телом подался немного вперед и спросил:

  - Где это?

  Вспомнив, что Москва, как таковая, еще не упоминается в исторических хрониках, даже как деревня одного из древнерусских князей, я назвал наиболее близкие к родному городу старые города:

  - Это между Тверью и Рязанью.

  - Врешь ты все.

  Молодец снова перешел в атаку. Удар с левой руки в голову, и я его пропускаю. Скула сотрясается, а противник старается поразить меня в переносицу. Но я, хоть и поплыл, что и как, еще соображал, и потому смог немного оторваться, прижался к стене и ударил его ногой в коленную чашечку. Вадим Сокол из Ладоги согнулся в поясе и взвыл от боли, а я не медлил. Подскочил к нему и врезал локтем по хребту. Хлоп! И парень снова на полу. Самое время его повязать, но тут появился Сивер, за спиной которого находились два воина из городской стражи. И в связи с этим боевые действия между двумя представителями семейства Соколовых были прекращены.

  Сивер сказал стражникам, что сам разберется, а когда они ушли, витязь поставил перед собой моего гостя и спросил его:

  - Тебе чего надо, мил человек? Зачем к добрым людям врываешься и драку учиняешь? Нехорошо это.

  - А присваивать себе чужое имя хорошо? - опасливо покосившись на золотой пояс воина, огрызнулся франт.

  - Это тоже не дело, согласен с тобой. Но я, - мой спутник выпрямился и направил свой взгляд в переносицу парня, - Сивер из Щецина, воин Триглава, готов подтвердить, что человек рядом со мной, действительно, Вадим Сокол. И я готов биться против всякого, кто назовет меня лжецом.

  Витязь действовал хитро, сместил акцент с меня на себя, и теперь если мой однофамилец желал настоять на своем мнении, Сивер мог вызывать его на поединок и тупо прикончить, тем самым, решив эту неожиданно возникшую проблему. Парень в красных сапогах, хоть и горячий, дураком не был, и расклад понял сразу. Поэтому он понурился и выдавил из себя:

  - Виноват. Я обознался.

  Было, он повернулся на выход, но Сивер его остановил:

  - Не торопись, гость заморский. Посиди с нами, поговорим и все решим.

  - Ладно.

  Соколов из Ладоги присел за стол и витязь начал осторожный допрос:

  - Ты купец, что ли?

  - Еще нет, - отряхивая от пыли свою дорогую рубаху, произнес гость. - Купец отец мой, а я так, пока учусь. Здесь с приказчиками.

  - Так-так... И как про второго Сокола узнал?

  - На воротах. Входил в город, назвал имя и род, а стражники говорят, что я уже второй такой за день. Ну, а я-то знаю, что наши родичи только в трех местах живут: Новгороде, Ладоге и Киеве. Вот и подумал, что кто-то моим именем прикрывается. Я пошел по постоялым дворам и здесь нашел того, кто мне нужен. Думал просто поговорить, а потом стражу вызвать, но только вошел, и в голове от злости все помутилось.

  - Бывает... - философски протянул Сивер, тяжко вздохнул и поинтересовался у купеческого сына: - Ты на лодье сюда прибыл?

  - Конечно, - парень горделиво расправил плечи. - Наша, семейная.

  - Надолго здесь?

  - Дня три точно простоим.

  - Тогда так, давай завтра встретимся и тихо, спокойно и без суеты все еще раз обсудим.

  - А где?

  - На торге, там шатер с фряжским вином есть. Ровно в полдень. Идет?

  - Договорились. - Сказав это, Соколов из Ладоги, уже без злости, посмотрел на меня и пожал плечами: - Ты это, извиняй, ежели что.

  - Нормально, - я улыбнулся. - Завтра пообщаемся.

  Гость покинул нас, а Сивер повернулся уже ко мне:

  - Везет тебе Вадим сын Андреев, что ни день, так с приключениями.

  - Да я их не ищу.

  - Вот и ладно. В таком случае завтра скажешь своему полному однофамильцу, что ты сирота из разбитого кочевья и на Русь попал из степей, там, наверняка, тоже какие-нибудь Соколы живут.

  - А может быть что-то иное придумать?

  - Не-а, - он покачал головой, - лучше степь. Она большая, а кровей там всяких и разных намешано столько, что концов в жизнь не сыскать.

  - А что если гость с Ладоги или его старшие меня за своего родича примут?

  - Ничего, глядишь, родней обрастешь. Но это только в том случае, если ты не голодранец какой-нибудь.

  - Как сейчас?

  - Да.

  Дверь снова хлопнула, и на пороге возник хмурый словно грозовая туча Ждан. Он исподлобья посмотрел на нас и просипел:

  - Я уезжаю. Прямо сейчас. Зашел попрощаться.

  - А что насчет меня? - одновременно выпалили мы с Сивером.

  - Остаетесь. Оба. Все новости узнаете сегодня вечером у Векомира.

  - А что случилось? Чего ты такой, не в себе? - в этот раз вопрос задал только витязь.

  - Грифин и камминские монахи разбушевались. Весть с голубем из Волина прилетела. В Щецине храм Триглава горит. Но наши жрецы и воины вроде бы вовремя из города ушли. В самом Волине убит верховный жрец Ярилы старый Ратша, а в святилище грабеж. В Колобреге на месте храма Макоши будут возводить монастырь Пресвятой Богородицы, и его сейчас разбирают. Жрица Зареслава исчезла. Говорят, что в леса успела уйти, пока ее амазонки прикрывали.

  В помещении воцарилась неловкая тяжелая тишина. Что тут скажешь? Ничего. Беда пришла - отворяй ворота. Подготовился? Значит, хорошо, сам выживешь и доверившихся тебе людей вытащишь. Ну, а нет, получай по полной и без всякой жалости. В Щецине про намерения князя знали и отделались легким испугом, хоть и пришлось бежать, а в Волине и Колобреге решили, что гроза стороной пройдет, вот и поплатились.

  - Так что, прощаемся? - Сивер сделал шаг по направлению к жрецу.

  - Да, друже, - Ждан кивнул мне. - Подойди Вадим.

  Я приблизился. Руки волхва обхватили плечи Сивера и мои. После чего он прижал наши головы к своей и прошептал:

  - Недолго я вместе с вами был. Однако за этот срок привык к вам. С тобой Сивер мы и раньше хлеб ломали, а Вадим хоть и не из нашего времени, но свой. Я это знаю и чувствую, точно так же как и ты. И потому скажу просто - прощевайте мужи и держитесь один за другого. Встретимся или нет, того не знаю, ибо будущее мне не ведомо, но я про вас буду помнить. Бывайте.

  - Мы тебя проводим, - сказал я.

  - Да, - поддержал меня витязь.

  - Нет, - отпустив нас, Ждан помотал головой. - Я верхом. Лошадь уже у крыльца, так что не стоит. Трудно прощаться и потому не люблю я этого.

  Волхв резко развернулся. Полы его белой рубахи взметнулись над полом, и он вышел. По лестнице загрохотали шаги, резкие и быстрые. Мы с Сивером переглянулись, и воин Триглава пожал плечами. Что он хотел сказать таким жестом, я не понял, да и не размышлял над этим. Ждан ушел, и я уже обдумывал предстоящую встречу с Векомиром.


Глава 10.

Руян. 6649 С.М.З.Х.

  Кто таков верховный жрец Святовида для племени ранов? Задав себе этот вопрос, а затем и ответив на него, можно было четко понять, с кем придется иметь дело. Поэтому я себе такой вопрос задавал неоднократно и, с учетом полученных от Ждана и Сивера сведений, у меня сложился весьма интересный образ.

  Волхв Векомир это истинный правитель Руяна и неформальный глава всех славянских культов на побережье Венедского моря. Именно он спускает с поводка лихие варяжские ватаги, поскольку без благословения Святовида ни одна крупная эскадра в море не выйдет, а волки-одиночки не в счет, хотя и они живут по законам острова. Далее, только верховный волхв распоряжается казной четырехголового божества, своего рода стабилизационным фондом западных славян. Лишь ему подчиняются триста витязей Священного отряда, каждый из которых обладает какими-то ведовскими способностями, и является воином-профессионалом, вся жизнь коего заточена исключительно на войну. Он, а не кто-то другой, определяет внутреннюю и внешнюю политику всего племени ранов. И, как мной уже было сказано ранее, князь Тетыслав и его бояре лидеры номинальные, а истинная власть сосредоточена в руках сильного и волевого диктатора от религиозного культа. Следовательно, с этим человеком необходимо быть очень осторожным, ибо, что у таких облеченных большой властью личностей в голове творится, угадать невозможно.

  Итак, вечером за мной пришли посланцы верховного жреца - два воина из Дружины Святовида. Витязь Триглава остался на постоялом дворе, а я, одев свою самую чистую одежду и, прицепив на пояс ножны с мечом, который у меня никто не пытался отнять, отправился в гости к Векомиру. На территории храма я оказался через полчаса, и жрец меня сразу же удивил, так как принял гостя не в святилище, а на свежем воздухе.

  За храмом, на краю обрыва в обложенном крупными булыжниками кругу горел большой костер, маяк для мореходов, а метрах в десяти от него, расположившись в глубоком удобном кресле, сидел стар-матер человек в длинной белой рубахе. Глаза пронзительные. Нос слегка искривлен, не иначе, по молодости был сломан и не один раз. На лбу украшенная красными узорами повязка, а шикарная густая борода заплетена в три косицы. Непременного атрибута сказочных волхвов, я говорю про посох, нигде не наблюдалось. Сопровождающие меня витязи нас оставили, и единственным человеком, который находился поблизости, был русоволосый мальчишка лет десяти, который поддерживал пламя костра и постоянно подбрасывал в него толстые смолистые сучья.

  Я остановился перед волхвом, заметил рядом еще одно кресло и поприветствовал жреца:

  - Здрав будь, Векомир.

  - И тебе не хворать, Вадим Сокол, - направив свой взор как бы сквозь меня в темноту, которая скрывала от нас море, довольно таки равнодушно ответил жрец, и кивнул на свободное кресло. - Присаживайся. У нас вся ночь впереди, а в ногах правды нет.

  Сразу же сделав в голове зарубку, что Векомир настроен на долгую беседу, я присел. Затем удобней пристроил ножны с клинком, настроил себя на деловой лад и, повернувшись к собеседнику, спросил его:

  - С чего начнем разговор? С моей истории о том, как я оказался в прошлом или поговорим о том, что происходит в будущем?

  - Нет, - борода жреца, лицо которого освещалось отсветами пламени, слегка дернулась. - Про все это, в общих чертах я уже знаю от Огнеяра и Ждана, да и Лучеврат письмецо прислал. Поэтому рассказы о будущем оставим на потом, а пока давай обсудим то, что происходит сейчас и произойдет в ближайшие годы, - Векомир взял короткую паузу, бросил на меня косой взгляд и задал, наверное, самый важный для себя вопрос: - Ты уверен, что наши враги готовятся к Крестовому походу?

  - Да. Это произойдет через шесть лет, в одна тысяча сто сорок седьмом году от Рождества Христова. Католический проповедник и подвижник Бернард Клервоский призовет европейских феодалов выступить в поход против вендов. После чего все аристократы, которые не пожелали идти во Второй Крестовый поход, направятся сюда. В этом войске будут в основном германцы. Генрих Лев, Альбрехт Медведь, Конрад Церингенский, Конрад Мейсенский и многие другие: саксонцы, тюринги, франки, итальянцы, ломбардцы, лужичане, моравы и церковные армии десятка епископов, а помимо них на битву выйдут поляки и датчане. И это значит, что как ни считай, но общая численность врагов, наверняка, будет превышать сто тысяч воинов.

  - Так-так, и чего же крестоносцы будут добиваться?

  - Главный девиз этого Крестового похода прост и понятен: "Крещение или смерть!"

  - И каковы были результаты в твоем времени?

   "Можно подумать, что Ждан и Огнеяр тебе об этом не рассказали. Но если спрашиваешь, то я отвечу".

  - Бои будут идти два года подряд. Крестоносцы понесут большие потери и отступят. Однако не просто так. Поляки еще раз разорят города поморян, и то, что в этих землях уже находится Камминская епархия, а князь и вся верхушка племени христианизированы, их не остановит. Датчане понесут большие потери от действий варяжского флота и вернутся домой. Лютичи и бодричи потеряют до трети своих соплеменников, а так же почти все свои войска, и будут вынуждены пойти на уступки. Князь Никлот станет немецким данником и, для вида, вместе со всем своим народом примет новую веру. Однако ненадолго. Через пару лет он снова выступит против врагов, и будет крушить их и уничтожать без всякой жалости. Вот только силы будут неравны, и Никлот погибнет в бою под замком Верле. После этого сыновья князя продолжат борьбу и, в конце концов, потерпят поражение. Младший сын Никлота попадет в плен, будет ослеплен и убит, а другой окончательно и бесповоротно примет власть немцев. Столица бодричей - Зверин станет Шверином, а потомки храбреца Никлота, династия Никлотингов, князьями Мекленбургскими.

  - А князь лютичей Прибыслав и Вартислав Грифин?

  - Насчет Прибыслава ничего точно неизвестно. Вроде бы он погибнет в бою за Ретру, и больше князей у лютичей не будет. А Вартислава Грифина перед самым Крестовым походом поймают поморянские лесовики, которые некогда избрали его правителем, и после пыток убьют. Ему будет наследовать брат Ратибор, который станет герцогом Померании и продолжателем династии Грифинов.

  - Вот как... - жрец осуждающе покачал головой, словно мудрый дедушка, который недоволен действиями расшалившихся внучат, и продолжил: - Ну, а про Руян что скажешь?

  - После официального окончания Крестового похода против вендов и разгрома датчан Руян продолжит сражаться. Один остров против всего мира, без какой либо помощи со стороны. Будут попытки замириться с данами, и инициатором этого станет князь Тетыслав, который поможет викингам при осаде Волегоща. Но это ни к чему не приведет и в одна тысяча сто шестьдесят восьмом году на остров высадится армия христиан. Датчане короля Вальдемара и отряды епископа Абсалона пойдут в первой волне, а следом за ними появятся полки Генриха Льва, войска изменника Прибыслава Никлотинга и куча проходимцев со всей Европы. И мало того, на сторону захватчиков переметнется князь Тетыслав со своим сыном Яромиром. Аркона будет держаться несколько месяцев и много крестоносцев падет под ее валами. Но конец один - поражение, после которого произойдет уничтожение города и храмов, и продвижение врагов вглубь острова. Тетыслав в это время умрет или будет убит, а его место займет Яромир, который признает себя вассалом датчан. Так все было в моей истории.

  Векомир помедлил и задумчиво произнес:

  - Злые слова ты говоришь Вадим. Очень злые.

  - Однако это правда.

  - Хм! Что ты, человек из будущего, можешь знать о правде? Она ведь разная бывает, тем более та, которая узнается из книг. Листы пергамента и бумаги могут лгать, ибо на них писали люди, которые преследовали свои интересы, да и ты, насколько я понимаю, не историк, а любитель.

  - Так вы мне не верите?

  - Верю, насчет этого не переживай. Однако не все, что ты говоришь, может быть истиной. - Жрец обернулся к мальцу у костра и повысил голос: - Яромир, подойди!

  Босоногий мальчишка подскочил, рукавом запачканной рубахи вытер мокрый нос и поклонился:

  - Я здесь учитель.

  Жрец, лицо которого по-прежнему было на удивление спокойным и равнодушным, вновь кинул на меня взгляд, и сказал:

  - Посмотри на этого мальчика Вадим. Он чист, честен и будет хорошим воином. Разве может такой предать?

  - Так это... - уже догадываясь, кого вижу перед собой, начал я.

  - Да-да, - жрец меня остановил, - это Яромир старший сын князя Тетыслава и лучший ученик нашего храма.

  Паренек опасливо посмотрел на меня и выпалил:

  - Что-то не так, учитель?

  - Все хорошо Яромир, - старик кивнул. - Продолжай следить за огнем.

  Сын князя убежал к костру, а я, проводив его взглядом, сказал:

  - Жизнь такова, уважаемый Векомир, что и добряк может стать злодеем. Вам ли этого не знать? И то, что сейчас Яромир чудный мальчик и прилежный ученик меня ни в чем не убеждает.

  - Возможно, что ты прав, Вадим, и хроники, которые тебе довелось листать, не лгут. Время покажет, кто ближе к истине, тем более что есть возможность изменить весь ход событий. Верно?

  - Да, вне всякого сомнения, - подтвердил я очевидную истину.

  - Тогда движемся далее. Ждан и Лучеврат о тебе самого наилучшего мнения и оба сказали, что ты готов нам помочь.

  - Так и есть.

  - В таком случае сейчас мне хотелось бы узнать твое мнение о причинах нашего поражения. Не стесняйся и ничего не опасайся. Как думаешь, так и говори, здесь тебе опасность не грозит.

  "Хочешь знать причины своего поражения без прикрас? Что же... Изволь. Сейчас я тебе про них расскажу, а то ты старик, чего-то совсем берега потерял, сидишь тут на скале, в темную даль смотришь, философствуешь и каменное лицо делаешь. Э-э-э, нет! Так не пойдет. За Родину необходимо душой болеть. Впрочем, начинаю".

  - Причин вашего поражения много, уважаемый Векомир, но основных четыре. Первая, славянские племена не имеют единого военного лидера и разобщены. Вторая, насколько я успел заметить, волхвы совершенно не агрессивны и в большинстве своем очень медлительны в принятии решений, в то время как их соперники христиане и мусульмане не стесняются отдавать приказы, которые касаются не только простолюдинов, но и королей. Третья, у венедов нет союзников, а они жизненно необходимы. Ну и четвертая, может быть, самая главная. Венеды обороняются, а не наступают, хотя иногда отвечают ударом на удар. И выходит, что вы ждете шагов противника, упускаете инициативу, и враги имеют возможность выбрать направление для нового наступления и собрать в кулак силы, которым вы противопоставляете сборную солянку из княжеских дружин, варягов и ополченцев. Таковы первопричины.

  - Ты прав и в то же самое время не прав Вадим. Но это и понятно. Между нами несколько веков и ты слабо представляешь себе кто такие волхвы. Мы наставники, учителя, хранители знаний, лекари и проводники божественной воли. И мы стараемся не заставлять людей нашего племени делать то, что кажется нам правильным, ибо каждый волхв это свободный человек, который признает свободу другого человека.

  - А как же Аркона? Это город, который живет по вашим законам, и установленные здесь правила распространяются по всему острову и дальше.

  - Аркона - исключение. Да и не настолько велика наша сила, как может показаться. Лучеврат ведь говорил тебе о том, что мы утеряли связь с богами?

  - Да. Но еще жрец Триглава сказал, что помимо божественных имеются силы природы, которые всегда доступны людям, пока живет мир вокруг нас.

  - Это так и мы их используем, - обернувшись ко мне, каким-то монотонно-скучным будничным речитативом забубнил жрец. - Однако этих сил недостаточно, чтобы противостоять темным магам. И все, что мы можем, это держать оборону.

  Неожиданно для самого себя (между прочим, для подполковника Вадима Соколова это крайне неестественно), я разозлился. Да как так!? Почему жрец ведет себя настолько спокойно, хотя я слышал, что он человек очень активный? Млять! Я махнул рукой на приличия, и меня понесло:

  - Векомир, ну какие к едреней фене темные маги!? - приподнимаясь, воскликнул я. - Какие там божественные силы!? О чем вы говорите!? Сидите тут на острове, жопы греете, а крестоносцы уже мечи куют, которые вашу кровь пить будут. И ладно бы вашу. Но ведь помимо ведунов и воинов, которые без помощи жрецов не смогут защитить свой народ, есть тысячи женщин и детей, а они хотят жить, и имеют огромное желание быть свободными. Так о чем мы с вами сейчас разговариваем!? Причем здесь магия, небожители и темные чародеи? Я не мистик и не эзотерик, а материалист и практик, и для меня все просто. Есть враги, наверняка, как и вы, обладающие экстрасенсорными и парапсихологическими способностями, и они стремятся заполучить власть над миром. Это я могу допустить. Поскольку в этом нет чего-то такого, о чем бы я ничего не знал. Но наверняка их немного, по крайней мере, не больше вас. И они побеждают не за счет колдовства, а потому что движутся вперед, не стесняются в средствах и четко понимают, чего хотят достичь. Вот именно поэтому они бьют вас, а вы все время отступаете и умываетесь кровью. Мне-то что!? Если удерживать не станете, сяду на попутную лодью и уеду в Новгород, где в ближайшие триста лет будет относительно спокойно, а вы останетесь и примите лютую смерть. Хотя, конечно, лично вам ничего не грозит, Аркона падет только через двадцать семь лет, а к тому времени вы, скорее всего, умрете от старости. Однако подумайте о своих детях и внуках, преемниках и святынях, за которые вы готовы отдать жизнь...

  Посмотрев на жреца, я резко осекся, так как старик наблюдал за мной, и улыбался. Маска равнодушия была сброшена и, наконец-то, передо мной предстал нормальный адекватный человек, который только что заставил меня потерять над собой контроль. Причем сделал Векомир это легко и непринужденно, без грубостей и хамства, и без использования алкоголя или медицинских препаратов типа скополомина. Только жесты, выражение лица и слова. Ай да жрец! Мастер, сказать нечего. Психолог-провокатор, блин на! Заранее продумал беседу, потом прощупал меня, а затем взял и заставил сорваться.

  - Сядь, - видя, что я замолчал, бросил жрец.

  Я снова упал в кресло и спросил:

  - Вы намеренно вывели меня из себя?

  - Конечно, - услышал я. - Мне хотелось узнать, каков ты на самом деле.

  - И в храм меня по этой же причине сразу не пустили?

  - Да.

  - Ну и как вам Вадим Сокол?

  - Жрецы Триглава правы. С тобой можно говорить на равных, ибо ты не сморчок, имеешь внутри стержень и всегда, не взирая на статус собеседника, сможешь высказать свое мнение.

  - А если бы я ушел из города?

  - Тогда тебя догнали бы, и ты все равно рассказал то, что нас интересует.

  - Пытали бы?

  - Нет. Все гораздо проще. Есть у нас умельцы, которые могут подчинить разум человека, так что обошлись бы без крови и криков. Но ты не ушел, хотя мог попробовать, благо, за городскими валами много иноземцев, которые бы могли тебе помочь.

  - Ну, раз так, продолжим наш разговор?

  - Пожалуй, - волхв вновь позвал мальчишку: - Яромир!

  - Да, - закидывая в огонь новый кусок дерева, незамедлительно откликнулся княжич.

  - Сбегай на кухню и принеси нам горячего взвара. Свежего и в глубоких кружках.

  - Понял!

  Яромир отправился выполнять просьбу верховного жреца, а он вновь сосредоточил свое внимание на мне:

  - Итак, Вадим, ты назвал четыре причины, которые нас погубят и ты уверен в том, что историю можно изменить. После того как ты принес послание богов, я это тоже знаю. Однако нам было сказано, что помощи не будет, и мы должны выстоять, полагаясь лишь на свои собственные силы. Они невелики, и я хочу узнать, как ты, человек из будущего, видишь выход из сложившейся ситуации. Понятно, что ты мало знаешь о нашем времени, плохо владеешь языком, который я с трудом разбираю, и не в курсе какова политическая ситуация вокруг Венедского моря. Но ты обладаешь трезвым умом, весьма сметлив и можешь подать свежую идею. В этом твоя ценность для нас, тем более ты сам говорил, что у себя на родине был воином, который помогает военачальникам выбирать верную стратегию. Это так?

  - Да, я был аналитиком. И проезжая по землям венедов, по профессиональной привычке я многое подмечал и из увиденного сделал некоторые выводы. И раз вы меня спрашиваете, то я отвечу. Опять таки по пунктам. Первое, необходим лидер, который поведет за собой все племена, а он сейчас один - это князь союза бодричей Никлот из Зверина, и значит, ему надо помочь.

  - И как, по-твоему, это сделать?

  - Надо примирить бодрича с Прибыславом и лютичами, и рассорить с нынешними союзниками, Вартиславом Грифином и Гольштейнским графом Адольфом Шауэнбургским. Это возможно, если заниматься делом всерьез и привлекать волхвов, служителей Перуна из Зверина и Радегаста из Ретры.

  - Я тебя услышал. Продолжай.

  - Второе, следует провести психологическую встряску среди жрецов всех уцелевших славянских культов, и тут можно использовать события, которые произошли в Волине, Колобреге и Щецине. При этом нельзя обвинять в измене простой люд. Нет. Главным врагом требуется объявить Вартислава и всех его близких, тем самым сконцентрировать народный гнев на семье Грифинов, которая должна быть либо уничтожена, либо разобщена. Кроме того, необходимо увеличить храмовые дружины, и брать в них придется не только профессионалов с золотыми поясами, но и рядовичей, и смердов, ибо если христиане и мусульмане используют фанатизм, то и мы должны.

  - Так-так. Дальше.

  - Третье, союзники. Венедам нужна помощь, но просто так ее никто не даст. Новгородцам война не нужна, так как они активно расширяются на север и северо-восток, и главный прибыток для них это морская торговля. Но я уверен в том, что с ними можно договориться, и если Новгород вмешается в эту войну, то Руян никто не сможет взять. А помимо восточного соседа есть Швеция, где идет гражданская война, а так же дикие племена вдоль всего морского берега: помезане, галинды, ятвяги, пруссы, самбы, жемайты, курши, ливы, эсты, латгаллы, карелы и суомы. Опять таки Русь не должна остаться в стороне. Ведь если там идет война между княжескими родами, то, наверняка, имеются воины, которые могут перебраться сюда. Однако для этого придется пообещать им землю и деньги, которые у вас, уважаемый Векомир, между прочим, имеются.

  Услышав про деньги, жрец нахмурился, но мне не возразил, и буркнул:

  - Что-то еще?

  - Да. Четвертое, нельзя сидеть и ждать, пока племена венедов накроет буря. Чтобы выжить и выстоять надо поднять собственную бурю, которая схлестнется с вражеской, переможет ее и погонит крестоносцев обратно в грязную и зачуханную Европу. Таково мое мнение, а правильное оно или нет, покажет время.

  Старый волхв покивал головой и огладил свою бороду. Одновременно с окончанием моего эмоционального спича появился княжич Яромир, который принес две глубокие глиняные кружки. Одна оказалась в ладонях Векомира, а другая в моих. На автомате я глотнул горячего сладковатого компота, к которому никак не мог привыкнуть, и кинул взгляд на жреца, а тот дождался пока мальчишка отойдет, и произнес:

  - Ты сказал, что хотел, Вадим Сокол. И кое-что из того, о чем ты говорил, уже делается. Не во всем ты прав, конечно, однако в основном я с тобой соглашусь. Время спячки закончилось, и мы должны действовать. Медлить нельзя, но мне будут нужны помощники, такие люди как ты.

  - Хотите предложить мне остаться?

  - Разумеется.

  - Я не против. Однако скажу сразу, мне не интересно становиться жрецом.

  - Хм! - Векомир весело усмехнулся. - Жрецом не становятся специально. Это призвание и зов души, а значит, насильно тянуть Вадима Сокола в храм никто не станет. В тебе есть способности ведуна, которые необходимо развивать, и ты должен стать сильным воином, не хуже, чем рядовой боец в Дружине Святовида. Вот это да, на сие стоит обратить внимание, тем более что Ждан говорил мне, будто ты сам желаешь пожить на Руяне какой-то срок.

  - Так и есть, я хотел бы остаться на острове, возможно на год, а может быть, что и на два. Пока и сам не знаю. Мне нужно освоиться в новом для себя мире, а это дело такое, что ничего не распланируешь.

  - Значит, договоримся. На один год ты станешь моим советником по общим вопросам, а жить станешь в храме, так спокойнее. Двенадцать месяцев срок немалый, и за это время ты передашь нашим хронистам большую часть имеющихся у тебя в голове знаний, мне поможешь и сам многому научишься. Такой расклад тебя устраивает?

  - Полностью.

  - Это хорошо. Завтра вместе с Сивером переедете в храм, и начнется твоя новая жизнь. Ну, а пока давай-ка, оставим политику и обсудим открытия, которые сделало человечество за восемь с половиной веков.

  - Согласен.

  Сделав большой глоток взвара, я постарался скомпоновать в голове все, чему меня учили в школе. После чего, словно Шахерезада, продолжил дозволенные речи и начал вторую часть разговора, которая касалась исключительно науки, техники и географических открытий.

Глава 11.

Руян. 6649 С.М.З.Х.

  Меня толкнули в плечо, и я услышал голос Сивера:

  - Вадим, вставай.

  Левая рука на автомате откинула в сторону легкий полушубок, который служил мне одеялом. Тело заняло горизонтальное положение, а правая ладонь подхватила портки. Все делалось привычно и легко, а потому спустя всего несколько секунд мои босые ноги соприкоснулись с деревянным полом, и я встал. На этом все. Вадим Соколов был готов к проведению физзарядки, которая должна начать его новый день.

  Сивер уже выходил во внутренний двор святилища. Я направился за ним, выскочил на свежий воздух и мое по пояс обнаженное тело сразу же покрылось мелкими мурашками. Бр-р-р! Свежо! С моря задувал прохладный ветерок и после теплой комнаты в казарме храмовых воинов, он бодрил и подстегивал. Отлично! Ибо сейчас это именно то, что нужно. Можно начинать пробежку. Однако перед этим неизменный ритуал, к которому меня приучили руянские витязи и Сивер.

  Полоборота направо. Взгляд на восток. Над морем появился желтый диск солнца и, слегка прикрыв веки глаз, я посмотрел на него. После чего полной грудью вдохнул чистый воздух и тихо прошептал:

  "Слава тебе Пресветлое Солнышко, катись по небу и не оставляй нас навечно во тьме. Желаю мира всем добрым людям. Здоровья соплеменникам и успеха им в делах праведных".

  Выдох! Вдох! Выдох! Вдох!

  Сонное состояние окончательно уходит, а голые подошвы ног чувствуют землю, и в этот момент я ощущаю сердцебиение самой природы. Тук! Удар пульса. Тук! Еще один. Превосходно. Так и должно быть. Поскольку единение с природой, как меня учат витязи-храмовники, придает потенциальному ведуну, коим я являюсь, дополнительные силы, увеличивает его адаптивность и сопротивляемость болезням, а так же повышает скорость всех его физических реакций и регенеративность.

  - Обуваемся, - прерывая мое неслышное общение с силами природы, произнес витязь Триглава. Из ящика, который стоял у входа в помещение, мы взяли тренировочную обувь. Натянули на ноги легкие кожаные чувяки, и Сивер отдал следующую команду: - Побежали!

  Вдвоем мы начали бег вокруг пустой казармы, которую сам для себя я обозначал как третья. Почему именно такой номер? Все просто. В храмовой дружине триста воинов. Однако в мирное время, а сейчас мир, в святилище обычно только одна сотня. Сто воинов в храме. Сто в городе, где проживают их семьи. И еще сто в небольшой лесной крепости за городом, которая является учебно-тренировочным центром Дружины Святовида. Соответственно, у каждого отряда своя казарма. Сейчас на дежурстве первая сотня, которая заступила в месячный караул два дня назад, а мы с Сивером проживаем в жилище третьей, и потому для меня это казарма номер три.

  Приподняв и согнув руки в локтях, я начал движение. Круг, по которому мы бегали, небольшой, всего-то триста пятьдесят метров. Ежедневно мы наматываем шестнадцать кругов, итого пять километров и триста метров. Это немного и мое молодое тело выдерживает подобную нагрузку с легкостью. Однако бег только разминка, которая предваряла более серьезную тренировку, и я воспринимал каждый круг как отдых. Поэтому втянулся легко, бежал спокойно и быстро впал в легкую нирвану, которая объяснялась очень просто. Я не сижу в инвалидном кресле, а являюсь полноценным человеком, который имеет реальную возможность начать все с самого начала, так что можно улыбаться солнцу и радоваться жизни аки невинный младенец. И пока я находился в таком состоянии, мой разум несколько отстранено перебирал события минувших дней...

  Итак, ровно два месяца назад пришелец из будущего Вадим Соколов имел честь побеседовать с верховным жрецом Векомиром. Разговор прошел хорошо, можно даже сказать, что конструктивно, и мы достигли взаимопонимания. Он услышал меня, а я понял его. И после этого моя жизнь резко изменилась. Утром я вернулся в город. В полдень встретился со своим однофамильцем, а возможно, что и далеким предком из Новгородской республики, который уже не смотрел на меня диким волком, и поведал ему басню о моем степном происхождении. Ну, а вечером мы с Сивером перебрались в святилище, и были определены на постой в пустую казарму воинов-храмовников.

  Так прошел тот знаменательный день, который на неопределенное время встроил меня в систему культа Святовида, а все последующие были похожи один на другой. Сегодняшний, судя по всему, будет протекать по типовому распорядку. И дабы было более понятно, чем я занимаюсь и каковы мои интересы, расскажу о нем настолько подробно, насколько смогу, ибо в мелочах суть...

  Хух! Начинаю.

  Подъем производится до рассвета, и он уже был, а после него в свой черед пробежка. Ноги в мягких чувяках, которые плотно облегают ступню, чувствуют себя отлично, и хотя это далеко не кроссовки и даже не армейские ботинки, все в норме - бегать можно. Шестнадцать кругов вокруг третьей казармы мы одолели быстро и остановились у стены, где лежал наш нехитрый спортивный инвентарь: четыре булыжника весом примерно в десять, пятнадцать, двадцать и двадцать пять килограмм, пара крупных круглых чурбаков из дуба и толстое сосновое бревно. После пробежки у нас по плану силовые упражнения, и мы приступаем.

  Сотня отжиманий и качание пресса. Затем поднимаем булыжники и до изнеможения начинаем толкать их перед грудью. Устали и снова пресс. Потом чурбаки на плечо и приседания. Ноги болят и опять отжимания. Все это занимает полчаса нашего времени. Однако мое тело болит так, словно я весь день мешки таскал. Ничего. К полудню это пройдет, а пока следующий пункт в распорядке дня, который можно обозначить как приведение себя в порядок.

  У дверей казармы мы с витязем скинули потную обувь - позже ее помоет и почистит храмовый служка, который прячется за стенами святилища от кровников, и ударным трудом отрабатывает свой кусочек хлебца. После этого вошли в казарму, и здесь нас уже ожидал большой деревянный таз, который был наполнен водой. Надо сказать сразу, что большим недостатком Арконы является то, что в ней нет собственных питьевых источников, и вся пресная вода доставляется из-за городских валов. Это крайне неудобно и опасно, и данный факт послужил причиной того, что в одна тысяча сто тридцать шестом году, пять лет назад, когда к стенам подступила армия датчан, Аркона была вынуждена открыть врагам ворота.

  Ну, а кто из строителей этого города думал о том, что настанут такие времена, когда презренные даны окажутся сильнее варягов и смогут диктовать им условия? Да никто, ибо это выглядело слишком неправдоподобно. Однако прошли столетия, и наступила Ночь Сварога. Благодаря помощи со стороны, датчане резко усилились и для высадки на Руян выбрали очень удачный момент. Варяги и воины храма в это время находились под Ольденбургом, где вместе с князем Никлотом били саксов, и викинги об этом знали. Вот и вышла нехорошая история. Правда, с более или менее нормальной концовкой.

  Жрецы эвакуировали статую бога Святовида, Алатырь, библиотеку и артефакты, которые по скале спустили на пришвартовавшуюся к берегу лодью. Горожане в это время откупились от врагов и согласились принять крещение. Ну, а викинги, которые уже знали о том, что варяги и храмовники возвращаются, сделали вид, будто поверили ранам и ушли. После чего жители Арконы, лишь только полосатые паруса драккаров скрылись за линией горизонта, пинками выгнали священников за валы и постарались сделать из всего произошедшего верные выводы. Это у них получилось. Поэтому воды сейчас в городе много, так как запас пополняется постоянно. Подземные резервуары заполнены до краев и строится новый, однако драгоценную жидкость стараются экономить, и это правильно.

  Впрочем, возвращаюсь к тому, что происходит сейчас. Мы умываемся и чистим зубы. Да-да. Я не оговорился. Чистим зубы, так все и есть. К гигиене, как я смог убедиться, славяне подходили всерьез, ибо девиз "В здоровом теле - здоровый дух" для них не пустой звук, а краеугольный камень всей жизненной философии. Поэтому моются они минимум два раза в день, и для этого имеется простейшее мыло, щелочи и примитивный зубной порошок из березового угля. Правда, вместо привычной для меня щетки используются мягкие волокна веток, а то и просто пальцы. Однако это лучше чем ничего. В Китае, например, местные аристократы на данный момент чистят зубы порошком из черепа сожженной обезьяны. Что же касается Европы, то там и того нет, а если где-то за гигиеной и следят, то используют пемзу, толченые кораллы и жемчуг. Дикари-с.

  Спустя двадцать минут, свежие и бодрые, в чистой одежде, надраенных сапогах и при оружии, мы с витязем вновь покинули наше временное жилище и отправились в общую столовую, которая находилась под длинным навесом между тремя казармами. Присели, естественно, с воинами, и приступили к поглощению пищи.

  На завтрак была приправленная коровьим маслом вареная гречка, жареная селедка, еще теплый черный хлебушек, вишневый взвар и сморщенные прошлогодние яблоки. Все хорошо, вкусно и сытно, хотя мне бы хотелось кофе или чая, к которым я привык в своем родном времени. Но это удовольствие не из дешевых, ибо товар заморский и чрезвычайно редкий[19], а я пока не в том положении, чтобы перебирать еду-питье и делать заказ на отдельное меню, и по этой причине не возмущаюсь.

  После завтрака мы с Сивером расстались. Витязь Триглава уходит в город, где в храме своего бога он ежедневно производит набор лихих и отчаянных рубак-наемников, которые ближе к осени отправятся в земли поморян, так сказать, для организации народно-освободительного движения и свержения Вартислава Грифина. Ну, а у меня до обеда теория и общение с самыми культурными и образованными представителями руянского общества.

  Сивер ушел, а я направился в находящуюся рядом с храмом школу, где проходят обучение три десятка мальчишек в возрасте от девяти до тринадцати лет. Все они из знатных ранских семей, которые составляют гражданскую элиту этого племени и, совершенно понятно, что с ними занимаются самые лучшие учителя-наставники, которых здесь называют боянами. По сути бояны сказители и хранители народной мудрости. И после общения с ними я могу сказать, что люди они серьезные, так как каждый такой сказитель повидал жизнь и является знатоком в какой-то определенной области человеческих познаний. Один историк. Другой философ. Третий эзотерик. Четвертый тяготеет к механике и точным наукам. Пятый прирожденный целитель. Ну, а шестой знатный географ и прекрасно разбирается в картах, на некоторых из которых, между прочим, даже Северная Америка имеется, вот только отмечена она как Винланд.

  Всего боянов в храме Святовида девять человек, а когда-то было почти четыре десятка, и вот они-то мной пока и занимаются. Вчера, например, я долго беседовал с Ярославом Мазуром, выходцем из Польши, которого интересовало местоположение Южной Америки, Австралии и других, пока еще неизвестных мировой общественности, географических точек. Позавчера общался с Ирьяном Копылко, коего весьма занимали перспективы развития огнестрельного оружия. А сегодня со мной будет заниматься Бранко Ростич, надо отметить, весьма примечательный человек с непростой судьбой.

  Этому бояну пятьдесят лет. В прошлом он был превосходным воином, имел собственный кораблик и верных товарищей, которые шли за ним в бой, и все у него было относительно неплохо. Однако двадцать лет назад ему крупно не повезло. Невдалеке от острова Фальстер его лодья столкнулась с большим датским драккаром, на борту которого находился тогдашний шведский конунг Магнус Сильный. Уйти не получилось, и венеды приняли неравный бой. Полсотни варягов против полутора сотен викингов-гвардейцев. Расклад паршивый и исход боя был очевиден, однако славяне не сдались. Они пошли на сближение, подожгли свою лодью и сами атаковали вражеский драккар. Бились венеды яростно и красиво, настолько, что датчане про это даже вису[20] сложили. Но, в конце концов, все морские волки с Руяна погибли. Все, за исключением вождя, который потерял много крови, получил десяток ран и был контужен ударом палицы по шелому, однако выжил и оказался в плену, где много претерпел от данов пока его не обменяли на захваченного венедами ярла.

  По возвращении на родной остров, искалеченный Бранко Ростич с огромным трудом, превозмогая боли, пришел (хотя правильней будет сказать, что приковылял) в святилище Святовида. Здесь он преподнес богу благодарственную жертву - черного ягненка, посидел, подумал о своей жизни и, решив, что идти ему больше некуда, остался при храме. Остался и правильно сделал, так как благодаря местным целителям здоровье его резко улучшилось и вот уже пятнадцать годков Бранко учит молодежь, и время от времени, по слову Векомира, совершает кратковременные путешествия в Новгород, где у него есть побратим, который заседает в Совете Господ. Короче говоря, интересный человек, с которым мне нравится общаться больше чем с другими храмовыми наставниками. Почему? Думал над этим и пришел к выводу, что мне импонирует то, что, несмотря на тяжелые травмы и инвалидность он не сломался, продолжает жить, приносить посильную помощь своему племени и сохраняет здравый рассудок. Опять же мы с ним похожи по складу ума и по характеру, любим конкретику и четко понимаем к чему должны стремиться, а коли так, то наши разговоры всегда идут в одном направлении, которое обозначается просто и ясно: "Как сделать так, чтобы "нашим" было хорошо. Ну, а "чужакам", которые желают нам зла, конечно же, плохо?"

  Вот такие вот они люди - славянские бояны, среди которых лично я выделяю Бранко Ростича.

  Увлеченный своими думами, я вошел в храмовую школу, длинный барак у самого скального обрыва слева от святилища Святовида. Это здание делилось на несколько секций. Комнаты боянов и учеников. Общие классы, один для младшей группы до одиннадцати лет, а другой для старшей. Большая библиотека, где постоянно находилось несколько хронистов и пара больших клетей на крыше, верхушку которой украшала голубятня для летучих почтарей.

  На входе я замер и прислушался. По коридору разносились тихие голоса. Понятно. Занятия уже начались и, стараясь не шуметь, я двинулся по проходу. В одной комнатке Ярослав Мазур рассказывал мальчишкам постарше, будущим варяжским вождям, о географии Венедского моря. Не то. Мне сюда не надо. Шагаю дальше и нахожу того, кто мне нужен. Бранко Ростич, сгорбленный старик в длинной шерстяной рубахе, которая скрывала его изломанное тело и следы зверских пыток, встряхивал густыми черными кудрями в коих, что удивительно, не было ни единого седого волоска, и рассказывал младшей группе одну из своих многочисленных историй. Краем глаза он заметил меня и взмахнул рукой, мол, подожди. Ладно, могу и подождать, тем более что торопиться мне некуда, а Ростич хороший рассказчик и послушать его всегда интересно.

  Без шума я проник в помещение и присел на лавку у стены. Ученики, которые расположились полукругом слева направо от бояна, внимания на меня не обратили, видимо, привыкли. Раскрыв рты, они с горящими глазками смотрели на Ростича, и тот, дождавшись тишины, начал свое повествование:

  - Отроки, сегодня я расскажу вам про Яровита - одного из самых уважаемых наших богов, который не родился небожителем, а подобно нам с вами был обычным человеком из плоти и крови. Он появился на этот свет тысячи лет назад в степях за Уральским хребтом, когда наш народ воевал против людей с раскосыми глазами и желтоватой кожей. И кто знает, кем бы стал Яровит, если бы жил во времена всеобщего мира и благоденствия? Может быть, кузнецом или пахарем, а возможно рыбаком, охотником или бортником. Это неважно, ибо судьба сама выбрала для него стезю. Так случилось, что на поселение, в котором жил юный Яровит, напали враги, которые убили всех его близких, а он уцелел, и после этого посвятил свою жизнь ремеслу воина. Сначала парень был отроком в пограничной дружине. Затем он повзрослел и стал полноценным дружинником. Потом овладел ведовскими приемами, и его назвали витязем. А после того как Яровит показал себя хорошим командиром, под его руку встал отряд в сотню лихих всадников. Слава его и воинское умение росли год от года, и Яровит не останавливался. Словно вихрь, бесстрашный воин, которому нечего было терять, носился по лесам, горам и степям, и поражал врагов нашего племени. И дошло до того, что разорители мирных кочевий и поселений дрожали при одном только упоминании его грозного имени...

  Голос бояна звучал глухо и негромко, но очень внушительно и почему-то ассоциировался у меня с рокотом военных барабанов. Но я то что? И не такие спецэффекты видел, а мальчишкам это било по нервам и один из них, самый младший, от напряжения даже вскрикнул. Ростич посмотрел на него, удовлетворенно кивнул, наверное, был доволен эффектом, и продолжил:

  - Итак, Яровит стал великим воином-ведуном и все, чего он хотел, это мира для соплеменников, и ради этого витязь обрек себя на одиночество и никогда не покидал тревожную границу. Однако воины из его отряда не были похожи на своего вождя, ибо являлись обычными людьми, за спиной которых была семья и хозяйство. И однажды, когда на границе объявили перемирие, дружинники не выдержали. Они подошли к герою и попросили дать им немного времени, чтобы навестить своих близких. Командир согласился, отпустил воинов, остался на пограничной заставе один-одинешенек и тут примчался гонец, который сообщил, что враги вновь нарушили мир, напали на отдаленный поселок и ведут пленников в свое государство. Яровит не медлил. Он заседлал своего богатырского коня, одел броню, взял верный клинок, мощный лук и полный колчан стрел. Свистнул, гикнул воин и помчался вслед за находниками, которых догнал через четыре дня бешеной скачки. Наш воин был один, а врагов больше сотни. Но Яровит в себе не сомневался, а воззвал к силе предков, разбудил кровь ведуна и кинулся в бой. Сильно и умело рубился богатырь. Его гнедой конь топтал врагов копытами, а меч героя десятками сбивал их наземь, словно они колосья пшеницы, а он косарь, который сваливает их в снопы для обмолота. И так разошелся Яровит, что изничтожил врагов всех до единого, и никого не взял в плен, после чего освободил пленников и отправил их домой. Люди ушли, и остался только один старый седой дед, который подошел к воину и захотел узнать его имя. Яровит назвался, а старик спросил его, чтобы он делал, если бы стал богом. Задумался воин и ответил, что хотел бы украшать матушку-землю новыми растениями и поливать ее добрыми теплыми дождями. Усмехнулся старче и задал витязю новый вопрос, а чем бы еще он хотел заниматься. А вот тут воин уже не думал. Он приподнял свой грозный меч и произнес: "Хотел бы я дедушка народ свой защищать, врагов бить без всякой жалости и пощады, забирать все их неправедно нажитое добро, а затем раздавать его тем, кого они обидели". Услышав это, старик повел плечами и перед Яровитом предстал сам Сварог - отец богов, грозный и справедливый небожитель, который увидел, что витязь не боится его, и сказал, что на небесах ему нужен такой боец, который встанет рядом с ним. Яровит, которого на земле ничто не держало, принял волю Сварога, отправился вместе с ним на небеса и вот так на одного небесного покровителя у нас стало больше.

  "Вот это история, - подумал я, - интересная, познавательная и настраивающая молодежь на определенный лад. Молодец Ростич, хорошую подводку делает, мол, каждый воин и защитник родины это потенциальный бог. Прямо Ницше, хотя тот двигал эту тему в свете того, что богом можно стать через череду поколений. Однако, черт бы с ним, с этим Ницше, так как сейчас мне интересно, продолжит Бранко такую интересную тему или оставит на потом?"

  Боян меня не разочаровал, ибо человек умный, и ковал железо пока оно горячо. Поэтому ткнул пальцем в одного из учеников, кстати сказать, уже знакомого мне княжича Яромира, и спросил его:

  - Скажи, какова мораль моего рассказа?

  Яромир поднялся с лавки, шмыгнул носом, немного помедлил и выпалил:

  - Наверное, в том, учитель, что каждый человек нашего рода-племени, поступая по совести и выполняя свой долг перед родом, сможет стать небожителем или встанет рядом с великими предками.

  - Хм! - Бранко прищурился, смерил ученика цепким взглядом и сказал: - И как же, по твоему мнению, должен жить настоящий венед?

  Мальчишка нахмурился, машинально почесал русый затылок и, сохраняя серьезность, по взрослому произнес:

  - Мы должны защищать свой народ, ибо жизнь родичей это наша жизнь, и тот, кто потерял свои корни, не может уже называться венедом. Мы обязаны хранить память о предках, ибо если не сохраним ее, то кто будет помнить о нас? Мы должны любить матушку-землю и укладывать в нее всякого, кто наносит ей вред, Всегда и несмотря ни на что, в первую очередь мы будем ценить свое, а только потом чужое. Мы обязаны почитать своих старших, помогать сородичам, жить по законам Прави и славить родовых богов, ибо мы православные люди. Нам не надо без нужды чужой земли, так как у нас есть своя, которую надо сберечь для потомков. И еще нам надо хранить в чистоте свои тела, не употреблять нечистой пищи, не осквернять себя дурными помыслами и завистью, и не одурманивать разум крепкими горячительными напитками.

  Ученик замолчал и боян одобрил слова парнишки:

  - Все правильно сказал. Садись.

  Княжич присел и одновременно с этим в комнату вошел следующий учитель, тот, кто и должен был вести сегодняшнее занятие, сухопарый молодой брюнет Изяслав Волховец, который преподавал морское дело и чтение звездного неба. Бояны обменялись уважительными кивками. Изяслав продолжил занятие, а мы с Ростичем вышли и направились в библиотеку.

  В хранилище знаний, которое представляло из себя просторную полутемную комнату, где вдоль стен стояло множество сундуков с пыльными книгами, пергаментами и даже папирусами, мы оказались через минуту. Присели за грубо сколоченный массивный дубовый стол подле узкого рубленого окошечка и, помолчав, начали беседу на нашу излюбленную тему. Как венедам жить дальше и какую бы пакость сотворить проклятым крестоносцам, дабы отсрочить их наступление?

  Первым, как у нас было заведено, заговорил боян.

  - Вернулись наши разведчики из Дании, - кинув взгляд в окно, которое было обращено в сторону храмового вала, сказал Бранко.

  - И что они сообщили?

  - Еще раз подтвердили твои слова. После скоропостижной гибели Кнуда Лаварда и смерти короля Нильса у данов с королями не очень хорошо. Сначала Эрик Второй был, который Аркону захватил, а сейчас Эрик Третий, больной и несчастный человек. Наследника у него нет, зато от других ветвей семейства есть целых три претендента на корону. За каждым стоит семья и верные ярлы, и они постоянно дерутся между собой. Но, несмотря на кровь и ненависть, по слову церковников они готовы заключить между собой мир и выступить против нас. Первый сильный вождь - незаконнорожденный сын короля Эрика по имени Свен и его поддерживает половина Ютландии. Второго зовут Кнуд - он первенец Магнуса Сильного, а значит, имеет право на престол как потомок короля Нильса. За него большая часть Зеландии. Ну и третья фигура, сын Кнуда Лаварда и киевской княжны Ингеборги Мстиславны, юный Вальдемар, тот самый который в твоей истории разрушил Аркону. Его прикрывают католические священники-цистерианцы и воеводы отца. Однако он пока в битвы не лезет, поскольку сейчас этому потомку Владимира Мономаха по матери всего одиннадцать лет и вместе с тринадцатилетним Абсалоном, будущим епископом Лундским, он проживает в замке Ассера Рига.

  - И что, Векомир уже принял какое-то решение?

  - Да. - Бранко тяжко вздохнул и сказал: - Верховный жрец одобрил твой план и послал в Данию наших витязей, которые должны уничтожить Вальдемара и Абсалона. Они убьют этих сопляков, а след, который воины оставят, укажет на ярла Свена. Сторонники и верные сподвижники грозного Кнуда Лаварда начнут мстить, а сын Магнуса Сильного им в этом с радостью поможет. В итоге должна вспыхнуть гражданская война, во время которой мы постараемся отследить и уничтожить посланцев Бернарда Клервоского и наиболее рьяных священнослужителей Христа.

  Ростич замолчал, а я подумал о том, что с этого момента история начинает свой разворот на другое направление. И отменить ничего не получится, так как витязи уже в пути и, зная их профессионализм, можно быть уверенным, что приказ Векомира будет выполнен без каких либо колебаний и сомнений. Это точно, ибо для воинов храма, которые считают, что исполняют волю богов, Вольдемар и Абсалон всего лишь цели. Да и для меня, честно говоря, тоже, поскольку я считаю, что судьба целого народа гораздо ценнее, чем жизни двух датских мальчишек, которые мечтают о славных подвигах и покорении язычников. Поэтому моя совесть чиста и спокойна, позывов покаяться я не ощущаю и продолжаю беседу.

  - А что по другим венедским соседям? - спросил я у Бранко.

  - Ты торопишься, - усмехнулся боян. - Мы не в твоем времени, где были летающие корабли и самобеглые повозки. Разведчики делают свое дело, но Польша не близко, а земли германцев и франков обширны и находятся еще дальше.

  - Но Швеция-то рядом?

  - Это да, до берега свеонов при хорошем попутном ветре плыть всего сутки. Однако там война и неразбериха, хотя уже сейчас можно сказать, что слова ярла Фремсинета подтверждаются. Приверженцы старой веры пока еще цепляются за острова и замки на озере Меларен, но вскоре их добьют.

  - Вот-вот! И я про то же самое. Нельзя медлить. Надо помочь шведским язычникам, а потом они помогут нам.

  Боян искоса посмотрел на меня и неодобрительно покачал головой:

  - Тебе легко говорить, мол, надо помочь, а для нас свеоны враги, которые не раз с варягами насмерть резались и не одну сотню венедских голов во славу Одноглазого Отца Дружин срубили. Мы, впрочем, тоже немало викингов уничтожили и у ранов половина Швеции в кровниках. Поэтому сразу кидаться на помощь к свеонам не стоит. Сначала посланцы Векомира найдут Сигтунского лагмана Гутторма Тостерена, последнего языческого лидера в тех землях, и если они с ним договорятся, возможно, мы окажем детям Одина поддержку. - Ростич увидел, что я нахмурился и добавил: - Не торопись Вадим. Не надо. Придет срок, и мы до всех доберемся. До Вартислава Грифина, до германского короля Конрада Третьего, до его племянника герцога Фридриха Швабского, которого ты называешь Барбаросса, до Бернарда Клервоского, Генриха Льва и остальных наших врагов. Однако это случится своевременно, а пока мы должны следить за большим миром, ковать клинки, собирать в кулак силы и готовить воинов, которые смогут отправиться в любой конец Европы и сделать то, что нужно для выживания нашего народа.

  - Да я это все понимаю. Но результата хочется не потом, а сейчас.

  - Всем хочется, - Бранко усмехнулся и немного сменил направление беседы: - Кстати, как у тебя с учебой? Грамоту нашу уже освоил?

  - Да, понемногу дело движется. Буквицы, вроде бы и незнакомые, а в то же время свои, так что письмецо уже прочесть или написать смогу.

  - А с остальными науками что?

  - Так же. География привычная, хотя многие города и реки носят старые названия. Язык теперь знаю хорошо, благо, разговорной практики много. Морское дело в теории идет. С оружием занимаюсь каждый день. Так что в Арконе я уже могу сойти за своего. А к чему это спрашиваешь? Векомир поручил узнать о моих успехах?

  - Да.

  - С чего бы это он такой заботливый? Задумал что-то?

  - Верховный жрец запомнил твои слова о том, что противника необходимо опережать. И вчера он приказал мне собрать смешанную группу из витязей, волхвов, торговых гостей, ведунов и боянов, которая станет заниматься сбором сведений о крестоносцах и планированием всех наших ударов по врагам.

  - Центр аналитики и координации? - вырвалось у меня.

  Ростич слегка ударил раскрытой ладонью по столешнице и возмутился:

  - Вот почему у вас в будущем язык такой поганский!? Сейчас ничего не понял.

  - Бывает, - я пожал плечами и поторопил бояна: - Так что там насчет группы?

  - Она будет создана, и ты войдешь в нее как один из руководителей.

  - Но я ведь человек со стороны.

  - Уже нет. Деяниями и помыслами ты доказал свою близость к нам, и потому мы, все кто с тобой общался в минувшие два месяца, тебе доверяем.

  - Ясно. И каковы будут мои обязанности?

  - Сейчас от тебя нужны идеи по устранению вражеских лидеров. В чем-чем, а в этом ты соображаешь. Ну, а что будет потом, время покажет.

  - Ага! Понятно. А кто еще будет в этой группе?

  - Пока в ней всего три человека. Ты, Сивер и я. Завтра появится Зареслава, верховная жрица Макоши из Колобрега, и воевода Крут Зима из Кореницы. Еще через пару дней присоединятся купцы, Радим Менко и его племянник Лют Святыч, а позже уже знакомый тебе Мстислав Выдыбай из Ругарда и волхв Берест, который в Новгородских землях больше известен как настоятель храма Николая Угодника в городе Торжок отец Аввакум. Это основа, а рядовых исполнителей станем привлекать, когда в них появится нужда.

  - Да-а-а... - протянул я. - Знатная компания собирается. Витязь Триглава, человек двадцать первого века, боян, воевода, два купца, наверняка, шпионы, варяг из первого десятка руянских мореходов и "наш человек" из рядов ортодоксальных христиан. Серьезно. Только вот я не пойму, а зачем нам верховная жрица Макоши?

  - Культ Макоши весьма сильно почитают во всех венедских землях, в Новгороде, в Польше и на Днепре. Поэтому Зареслава обладает большим влиянием на женщин и она может получить сведения там, где их не получит никто другой. Кроме того, вместе с вохвами Радегаста и Перуна она уже помогает нам примирить Никлота и Прибыслава.

  - С помощью ночных кукушек?

  - Именно.

  - Все понял. Работать начинаем с завтрашнего дня?

  - Да.

  - Собираемся в храме?

  - Нет, в городе. Недавно скончался один из знатных Арконских купцов Братило Треск, и он оставил храму Святовида свое подворье и все припасы. Вот там и будет наше гнездо. - Боян кивнул подбородком. Вопросов с моей стороны не последовало, пока все ясно, и он спросил: - Ну что, давай еще разок обсудим политику германских королей и императоров в Италии?

  - Я не против.

  - Хорошо...

  Беседа сместилась на европейские политические процессы, и мы с Бранко проговорили три часа без малого до самого полудня. После чего, довольные друг другом, расстались. У бояна занятия со старшей группой учеников, а у меня обед, а затем тренировка с оружием.

  Витязь Триглава уже ждал меня за столом, и за обе щеки уплетал местную стряпню. На обед, кстати сказать, был наваристый борщ, только блеклый, ибо томатов нигде не наблюдалось. Опять таки жареная рыба, вареная репа, овсяная каша, масло, а так же свежий хлеб. Ешь, сколько хочешь, и при виде всего этого съестного припаса, во рту сама собой стала выделяться слюна. Однако, понимая, что впереди серьезные нагрузки, набивать желудок я не стал. И потому, когда спустя час, облачившись в душный войлочный доспех и надев на голову толстую бесформенную шапку, я вышел на тренировочное поле за третьей казармой, то чувствовал себя вполне терпимо.

  Следом за мной там же появился Сивер. Он перекинул мне тяжелый деревянный клинок, который я ловко поймал, затем замер напротив и спросил:

  - Готов?

  - Да.

  - Тогда, прежде чем мы начнем, скажи мне, что за минувшие два месяца лично для себя ты усвоил?

  Свои реальные возможности как фехтовальщика, я оценивал весьма критично и над реалиями современного боя думал неоднократно, так что с ответом не медлил:

  - Во-первых, я усвоил, что противники бывают разные и против каждого необходима своя тактика. Если против меня выйдет ополченец с мечом, то я его убью без всяких затей, потому что быстрее и уверенней. Если рыцарь в полном пехотном доспехе или викинг, то бой может идти очень долго, ибо сразить такого врага одним ударом практически невозможно, и значит, выиграет тот, кто опытней и имеет больше сил. Ну, а если я столкнусь с конником, то он меня попросту стопчет копытами и понесется дальше, разумеется, если дело будет в чистом поле. Во-вторых, я четко понимаю, что за два месяца смог разобраться в основах боевого фехтования, но до профессионала мне далеко. Однако потенциал у меня есть и силу ведуна я в себе чувствую. Так что через год-другой, наверняка, смогу и с серьезным противником потягаться, например, с тобой.

  - Ну-ну! - Сивер легко крутанул в руке тяжелую палку, которая копировала прямой славянский меч, и продолжил опрос: - Теперь по приемам. Покажи простые секущие удары, которые мы вчера изучали.

  Я начал движение. Прием и слово.

  Резкий взмах клинка снизу вверх, от правого бока.

  - Подплужный!

  Сверху вниз, от головы к земле.

  - Засечный!

  Очередной взмах от правого плеча к низу.

  - Диагональный.

  - Что же, основные удары знаешь, и то хлеб, - Сивер был удовлетворен и кивнул на оружейную стойку у стены: - Бери щит, побьемся малость.

  Щит, удобный и не очень тяжелый кавалерийский образец с толстым бронзовым умбоном в центре, лег на левую руку. Ремни были крепкими и сидели плотно. Норма. Можно начинать.

  Повернувшись к Сиверу, я выставил перед собой щит, и направился на витязя. Острие деревянного клинка смотрело в ничем не прикрытую голову чубатого вояки, и хотя я прекрасно понимал, что не смогу победить моего учителя, все равно шел на него. Наука не дается легко и за все приходится платить. Временем, болями в избитом теле, уязвленным самолюбием и разочарованием в собственных умениях. Однако иначе никак. Сначала схватка, потом падения и синяки, а только после этого объяснение приемов. Практика - вот что является основой для каждого мечника, ну и талант, само собой, поскольку то, что ведун освоит за месяц, рядовой гражданин-реконструктор из моего родного века будет изучать годами. Плюс к этому многое зависит от наставника, а у меня он профессионал, который не одного витязя для культа Триглава вырастил. Так что быть мне великим воином, а иначе никак, но перед этим будут тысячи потраченных на тренировки часов.

  Расстояние между мной и Сивером сократилось до трех метров. Можно начинать. Вперед!

  Рывок на наставника. Взмах клинка и глухой удар. В последний момент учитель принимает мой меч на свой и отбрасывает его в сторону. Очередной шаг вперед. Ноги слегка полусогнуты. Взмах. И четкий диагональный удар, который кажется мне неотразимым. Однако опять неудача. Сивер делает резкий скачок в сторону и в мой правый бок бьет палка. Войлочный доспех удар держит неплохо, но мне все равно больно.

  Поворот. Я отмахиваюсь от наставника и надеюсь на то, что сейчас мой меч все же достанет его, но Сивер приседает. Палка пролетает над ним, а он быстро приподнимается и отталкивает меня левым плечом. С трудом я удерживаю равновесие и отступаю. Черт! Был бы это реальный бой, витязь добил бы меня, но пока, слава богам, идет учеба и передо мной не враг.

  - Двигайся быстрее! - выкрикнул воин Триглава. - Не думай! Не выбирай направление! Доверься инстинктам! Твое тело само знает, что делать, но ты сдерживаешь его! Живее! Шевелись!

  Ответ не требовался, поскольку серьезный разбор будет позже, и я перешел в новую атаку. Наступление. Взмах. Удар. Мимо. И так раз за разом. Сивер либо уходил с линии атаки, либо отбивал каждый мой удар. Но я не сдавался, пощады не просил и продолжал тренировку.

  Вскоре подкралась усталость. Глаза застилал пот. Руки одеревенели. Ребра побаливали, а ноги держали меня уже не так хорошо, как в начале учебной схватки. Но вот в чем сюрприз. Несмотря на это я все сильнее втягивался в бой. Разум уже не так сильно контролировал тело, и оно стало действовать само. Выпад. Витязь Триглава хочет защититься клинком, но моя правая рука меняет направление удара, и Сивер вынужден отскочить. Кончик учебного клинка пролетел всего в паре миллиметров от его носа, и я расценил это как добрый знак. Значит, атака продолжается. Рывок на противника. Засечный удар. Палка движется быстро, и снова мой наставник был вынужден отскочить назад.

  - Молодец! - заметив маленький прогресс, подбодрил меня витязь. - Давай! Еще быстрее! Вот так!

  Деревянный клинок свистит в воздухе. Сталкивается с мечом Сивера. Жесткая отдача в кисть и наставник бьет меня ногой в щит. Падаю. Поднимаюсь и новый натиск. Опять размен ударами. Клинок витязя ударяет аккурат в бронзовый умбон щита. Отлично! Грохот. Толчок. Однако я устоял. Наверное, уже в сотый раз за эту короткую тренировку клинки бьются один об другой, и еще одна моя атака. Меч идет от правого плеча с одновременным поворотом корпуса тела, и я наношу красивый горизонтальный удар. Но снова он пришелся в пустоту, а я полетел наземь.

  Хлоп! Бах! Непонятно почему я сижу на пятой точке и встряхиваю слегка контуженой головой, а передо мной Сивер, который смотрит мне в глаза и говорит:

  - Сейчас хорошо бился. Правильно. Почаще так выкладывайся и станешь воином, не простым, а настоящим витязем. Устал?

  - Есть немного, - просипел я.

  - В таком случае немного поговорим...

  Снова начался разговор, во время которого Сивер показывал правильные финты, скруты телом, сбивы чужого клинка, связки, хитрые удары, которые мне пока не доступны, и так далее. После этого новый учебный бой и опять теория. И так продолжалось примерно до шести часов вечера.

  Наконец, тренировка закончилась. Пропотевший войлочный доспех был сброшен у стены. Измочаленные палки и побитый щит вернулись в оружейную стойку, и мы с Сивером вернулись в казарму. Здесь снова привели себя в порядок, помылись, сменили одежду и отправились на ужин. Вот только есть не хотелось, ибо после тренировки я мечтал о том, чтобы тупо упасть на лежанку и заснуть. Однако не судьба, ибо мой трудовой день пока еще был не окончен.

  После ужина появился храмовый летописец Зван, молодой и весьма талантливый парнишка-грамотей, которого жрецы в свое время приметили в Волине и вывезли в Аркону. Ну, а чем мы занимались с летописцем, понятно и без объяснений. Он учил меня грамоте, а я отвечал на его многочисленные вопросы. В общем, рутина, и когда он ушел был уже десятый час вечера.

  Усталый и голодный, скинув сапоги и носки, я вышел на ставшее таким родным тренировочное поле и, задрав голову вверх, посмотрел на усыпанное крупными яркими звездами темное небо. Хорошо. Тихо. Спокойно. Босые ступни соприкасаются с прохладным грунтом, и я чувствую сердцебиение матери-земли. Вокруг меня никакой суеты и можно сказать, что я счастлив. Хм! А с чего бы мне печалиться? Прошел еще один день. Я получил очередную порцию знаний и поделился с предками своими. Все идет своим чередом и пока меня это устраивает.


Глава 12.

Дания. Фьеннеслев. 1141 Р.Х.

  Тихий летний вечер. Ассер Риг, ярл Фьеннеслева из благородной семьи Виде, крупный бородатый мужчина с широкими плечами, закутавшись в толстый кожаный плащ, стоял на стене своего родового замка и смотрел на пустую дорогу. Несмотря на разгар лета, день был прохладным, а ночью, скорее всего, будет холодно, и ярл подумал о том, что в море сейчас наверняка бушует сильный шторм. Невольно крупные ноздри Ассера раздулись, и он втянул в себя воздух. Ярл хотел почуять запах соли и выброшенных на берег водорослей. Однако море находилось далеко от Фьеннеслева и все, что Риг уловил, это аромат конского навоза, перегнивающего на заднем дворе, и дым от кухонных печей.

  - Эх-х! - Ассер, который тосковал по морю, резко встряхнулся. Затем до хруста потянулся, снова закутался в плащ, кинул взгляд на дорогу, прислонился к зубцу деревянной стены, которая защищала его жилище от незванных гостей, улыбнулся и крепко задумался. Кажется, о чем бы таком серьезном мог бы размышлять далеко не самый могучий датский ярл, вся дружина которого состояла всего из четырех десятков воинов? О хлебе насущном и мелкой склоке с соседом? Да, это вероятней всего. Но так мог подумать лишь тот, кто не знал Ассера Рига и не был в курсе того, насколько велико его влияние на судьбы тысяч людей. И дабы понять, что он за человек, можно более пристально рассмотреть его жизненный путь. Благо, интересных моментов и поворотов в судьбе этого ярла хватало.

  Начиналось все просто и незатейливо. В небогатой семье Виде, которая проживала в деревне Фьеннеслев, что на острове Зеландия, родился очередной ребенок, которого назвали Ассер. Он был таким же, как и все его братья, бегал, веселился, вечерами слушал рассказы стариков, помогал по хозяйству отцу и мечтал о славе. И единственное, чем он отличался от своих многочисленных сородичей, как родных, так и двоюродных, это умением читать латинские тексты и с одного раза запоминать молитвы, а так же тем, что Ассир дружил с монахами, которые ходили от одного зеландского поселения к другому и рассказывали жителям острова о Христе. Для старших родичей увлечение Ассера значило очень мало, поскольку превыше всего они ставили умение владеть мечом и обрабатывать землю, а грамота считалась для них чем-то пустым и глупым. Поэтому книгочея в семейной иерархии никто не выделял и особо не ценил. Однако вскоре все изменилось, так как в большом мире произошли некоторые события, которые заставили мужчин провинциального клана Виде взяться за оружие и покинуть родные края.

  Умер король Эрик Эстридсен и новым правителем Дании стал его брат Нильс. Десятилетний сын Эрика Первого, которого звали Кнуд, по слову дяди стал ярлом Южного Ютланда, и когда Кнуд подрос, то он собрал дружину и напал на стародавних врагов своего народа вендов. При этом, естественно, он постоянно увеличивал свой флот и количество воинов, и однажды промозглым зимним вечером в Фьеннеслев прибыл старый друг семьи Виде ярл Гудмунд Дунгадссон, который предложил провинциалам отправиться в очередной поход против вендов-бодричей. Глава семейства обвел взглядом лица сыновей, племянников и внуков, глаза которых горели предвкушением подвига. Затем прошелся по своему убогому хутору, в центре которого лежали горки из коровьих лепешек. Вернулся в дом, отметил, что на столе нет ничего кроме заплесневелого серого хлеба, сушеной рыбы и прокисшего пива, и задумался. Однако размышлял он недолго и, решив, что младших ему в узде не удержать, он сказал свое веское слово:

  - Мы идем в поход!

  - А-а-а! В поход! На войну! - Молодежь встретила вердикт старика радостными криками, и громче всех звучал голос Ассера, который давно жаждал путешествий и новых впечатлений, и уже не раз подумывал о том, что надо бы покинуть отчий дом.

  Сборы были недолгими и по весне почти все мужчины рода Виде, за исключением дряхлых стариков и совсем уж молодых парней, отправились к морю. В городе Росскиль их уже ждал корабль ярла Дунгадссона и вскоре в составе эскадры из семи кораблей они вышли в море, и в проливе между островами Мен и Фальстер зеландцы соединились с флотом Кнуда Эстридсена. Сотня драккаров была готова обрушиться на бодричей, и юный вождь данов, определившись с местом высадки и целями, отдал приказ о выступлении.

  Развернулись во всю ширь полосатые паруса. Попутный ветер погнал корабли викингов к славянским берегам и лодьи варягов, которые встречались на их пути, торопились поскорее убраться прочь. Соленые морские брызги били в лицо Ассера и, сжимая в руке щербатый дедовский меч, он смотрел в небеса, и молил Христа о том, чтобы он укрепил в бою его руку, и даровал победу благочестивому ярлу Кнуду. Так начинался этот поход, который закончился для данов весьма плохо.

  Драккары ткнулись носами в берег. Воины посыпались на грунт, разделились на отряды-экипажи, выстроились в боевые порядки и началось наступление вглубь вражеской территории. Горели деревни и небольшие города венедов, кричали их женщины и дети, и меч Ассера пролил наземь первую кровь. А потом случилось то, чего даны не ожидали. С моря флот викингов блокировали раны, а с берега на них навалилось ополчение бодричей, которых вел за собой молодой и талантливый воевода Никлот. Разгорелась жаркая битва, и много людей погибло с обеих сторон. При этом часть датского флота, потеряв половину кораблей и треть воинов, с богатой добычей смогла вырваться в открытое море и уйти. Однако на берегу остался раненый Кнуд Эстридсен и воины нескольких экипажей, чьи корабли были сожжены богомерзкими язычниками-руянами во время неожиданной атаки.

  Близился рассвет, а вместе с ним и неминуемая гибель от рук бодричей. И в этот момент взошла счастливая звезда Ассера, которому, сам бог, не иначе, подсказал, как выбраться из ловушки. Он прикинул, что кромка берега врагами почти не охраняется и если идти по мелководью, то можно обойти вражеский заслон, спрятаться в лесах и, следуя вдоль моря, добраться в Любек. Никто из соратников ярла ничего не предлагал и тогда Ассер решился на поступок. Он пробился на прием к Кнуду и тот, выслушав его, с полусотней наиболее опытных воинов и экипажем Дунгадссона, бросив на произвол судьбы случайно прибившихся к его флоту викингов, вошел в воду.

  Ассер оказался прав. Бодричи охраняли кромку берега, но не мелководье. По этой причине Кнуд спасся, лесами прошел к Любеку, а уже оттуда добрался домой. И ступив на родной берег, первое, что он сделал, это задал Ассеру вопрос:

  - Что ты желаешь получить от меня за свой добрый совет?

  Молодой Виде ответил без раздумий:

  - Мне ничего не надо, славный ярл. Только дозволь дать тебе клятву на верность и всегда быть рядом с тобой.

  Кнуд усмехнулся. Свежий морской ветер взметнул его светлые кудри и, хлопнув Ассера по плечу, он объявил:

  - Да будет так. Отныне ты в моей дружине, а звать я тебя стану Риг[21].

  - Почему? - удивился Ассер.

  - Хитрец потому что.

  С той поры минуло много лет. Было немало боевых походов, как удачных, так и не очень. За это время в боях и сражениях полегли почти все представители семьи Виде, и кровавый счет Ассера Рига к венедам очень сильно вырос. Да и сам тихий книгочей, который возвысился до личного советника ярла, к тому времени переменился, ибо он стал не только умелым воином, но и неплохим политиком. Однако Ассер не посвящал всего себя войне и служению, поскольку подобно своему ярлу, который женился на киевской княжне Ингеборг, он тоже обзавелся подругой жизни и у него родились два славных близнеца, Абсалон и Асбьерн. Его родовое поместье было перестроено в замок с настоящей церковью, которую украшали две колокольни. У Ассера появился достаток, и на его земле с радостью селились работящие бонды, которые знали, что Риг человек справедливый и сможет защитить тех, кто признает его своим ярлом.

  В общем, все было хорошо. Но вновь вспыхнула драка за престол, в которой король Нильс сцепился со своим племянником Эриком. Почти одновременно с началом очередной датской войны за престол пресекся княжеский род Наконингов, который долгое время правил бодричами. И император Священной Римской империи, пользуясь двухсотлетней вассальной клятвой, данной этим племенем Карлу Великому, не придумал ничего лучше, как отдать власть над славянскими землями Кнуду Эстридсену.

  Ярл, который ненавидел беспокойных и гордых соседей лютой ненавистью, поднял свою дружину, собрал грозный флот и двинулся к венедским берегам. Там его встретили придворные лизоблюды семьи Наконингов, которые сразу же присвоили Кнуду приставку Лавард (Повелитель) и так началось правление датчанина над славянами. Однако было оно недолгим. Только год просидел Лавард на престоле Наконингов, а потом бодричи выбрали нового князя, боевого воеводу Никлота, и изгнали данов со своей земли. Правда, тут же на них налетели германцы, которых они не смогли сдержать, но бодричи все же сохранили независимость, хотя и потеряли добрую треть своей территории.

  Ну, а что касается Кнуда Лаварда, к которому кличка Повелитель прилипла, словно в насмешку, то он объявил себя герцогом Шлезвига и стал готовиться к битве за королевский трон своей страны. И кто знает, вполне возможно, он смог бы стать королем, ибо его любили, уважали и боялись. Вот только сын короля Нильса герцог Магнус Сильный не зевал и во время охоты в лесу Харальдстед, который, кстати сказать, находился невдалеке от владений Ассера, знаменитый ярл был убит.

  Для Рига, который в свое время поклялся вождю сберечь его сына Вальдемара и жену, это было очень трудное время. Кругом разброд и шатание. Сподвижники Лаварда, будто дикие псы, стали рвать его наследство на части, обвинять друг друга в измене и точить кинжалы, которые они могли погрузить в тело малыша Вальдемара, и советник Лаварда не знал, что ему делать.

  Однако в этот переломный момент в жизни Ассера появился человек, который ему очень помог. Это был монах в белой одежде и черном фартуке-скапулярии. Звали его Шарль Понтиньи, и в Данию он прибыл по поручению настоятеля монастыря в Сито Стефана Хардинга, дабы помочь христианам решать свои конфликты миром, а не через кровь. Хозяин Фьеннеслева доверился этому человеку, помог ему освоиться и не прогадал. Шарль, который не выпячивал свою значимость, тем не менее, пользовался среди священнослужителей Христа практически непререкаемым авторитетом и смог развернуть ситуацию так, что наследник Кнуда Лаварда на время перестал всех интересовать. Ярлы собрали войско и набросились на Магнуса Сильного, который запятнал себя убийством. Война шла два года и в битве у бухты Фотевик датский богатырь, который до последнего момента не признавал, что это он подослал к Кнуду убийц, погиб. Одновременно с ним там же был убит его отец король Нильс.

  После это ярлы решили избрать нового правителя, и им стал Эрик Эстридсен, под номером два. В землях данов воцарилось временное затишье, и тут появилась армия венедов, которую вел князь Никлот. Даны были разбиты и рассеяны, а бодричи и варяги славно погуляли на берегах Зеландии и Ютландии. Язычники разорили Орхус и подступили к Роскилле. Они сжигали храмы Христа и уничтожали любого, у кого на шее был крестик. И ярость жаждущих мести венедов была настолько велика, что король и ярлы попросили мира и поклялись не нападать на земли своих славянских соседей. Никлот и представитель племени ранов воевода Крут взяли дань и покинули берега викингов, а Ассер Риг в это время перевез будущего короля Вальдемара и его мать в свой замок, пусть не сильно укрепленный, но тихий, спокойный и окруженный владениями дружественных ярлов.

  Со времени нападения венедов прошло еще полтора года и Эрик Эстридсен, нарушив клятву, обрушился на остров Руян и на удивление легко захватил Аркону. Тогда Ассер Риг и Шарль Понтиньи были в его войске, и они убеждали Эрика разрушить храм Святовида и спалить богомерзкий город вместе со всем населением. Однако король, этот чрезвычайно жестокий человек, которого ненавидели почти все ярлы и половина народа, оказался двоевером. Он не решился на святотатство и, взяв с руянского города откупные деньги, ушел к родным берегам.

  Ассер был недоволен этим походом, а Шарль сказал, что для управления Данией необходим государь, который будет воспитан по-новому, в христианских традициях и без оглядки на старые обычаи. Советник покойного Кнуда и цистерианец переглянулись и обменялись кивками. Оба знали, кто может быть таким правителем, и готовы были сделать все, что в их силах, дабы Вальдемар стал поистине христианским королем. Но на тот день это были только планы, а пока им следовало заняться неблагонадежным Эриком, и они стали действовать.

  Карательный флот датчан вернулся на родину. Сразу же был созван тинг и на нем, при общем согласии бондов, воинов, ярлов и священников, король Эрик Второй был казнен. На его место тут же посадили Эрика Третьего - болезненного и слабого человека, который верил в рыцарскую честь и придерживался прогерманской политики. В общем, ни рыба, ни мясо. Номинальный государь, который всех устраивал. В том числе и Ассера Рига, который, вернувшись домой, сосредоточился на обучении Вальдемара, коему предстояло стать великим правителем-крестоносцем.

  Однако поначалу с воспитанием Вальдемара возникли проблемы, точнее сказать одна, которая носила имя Ингеборг Мстиславны. Сын Лаварда очень любил свою мать и доверял ей гораздо больше чем кому-либо. Ну, а Ингеборг Мстиславна упорно твердила ему о том, что в вопросах веры необходимо быть терпимым. А когда Вальдемар спрашивал почему, объясняла это просто. Твои предки малыш, по обеим линиям, потомки богов, а значит с язычниками, среди которых есть твои родичи по крови, легче договориться, чем воевать. Вальдемар ей верил и на уроках, которые были посвящены изучению Святых Писаний, в отличии от детей Ассера, набожных католиков, был невнимателен и рассеян.

  Но ничего, эта проблема была решена просто и незатейливо. Ингеборг разлучили с сыном, вывезли из замка и осенью 1138-го года насильно постригли в монахини. После чего бывшую жену ярла заперли в одном из глухих ютландских монастырей, и вскоре она скончалась от чахотки и тоски. При этом Риг подозревал, что княжна умерла от яда, поскольку он ездил ее хоронить и видел искаженное мукой лицо некогда прекрасной женщины. Однако Ассер верил в справедливость своего дела и ради его торжества был готов на многие жертвы. Ему хотелось видеть величие своей страны, и он понимал, что только христианство и "правильный" король на троне смогут поставить Данию в один ряд с могучими соседями, которые спят и видят, как бы уничтожить данов, чтобы от них и памяти не осталось. И потому шума вокруг смерти Ингеборг он не поднимал, продолжал воспитывать Вальдемара, держал постоянную связь с соратниками Кнуда Лаварда, координировал их действия, обрастал соратниками и надеялся на помощь Шарля Понтиньи и его братьев по ордену, которые продолжали оказывать ему всемерное содействие. Кстати сказать, сегодня Гийом прислал ему очередное письмо, которое встревожило Ассера Рига, и выгнало на стену, где, прогуливаясь вдоль стрелковых зубцов, он размышлял над будущим, не только своим собственным и своей семьи, но и всей страны.

  Цистерианец писал, что недалек тот день, когда Вальдемар наденет на свое чело королевскую корону. Сначала вместе со своими старшими родичами Свеном и Кнудом, как соправитель. Но это ненадолго, ибо трем королям на одном троне не усидеть, а победит тот, кого поддержит церковь. Намек был прозрачным и Ассер его, конечно же, понял и возрадовался. И что его еще порадовало, это слова Шарля о том, что об успехах главы семейства Виде знает сам Бернард Клервоский, а через него папа римский, который благословляет его. Для Ассера это значило очень много, и по совету цистерианца он решил подготовить одного из своих сыновей для отправки на учебу в Париж, где тот станет изучать церковное право, теологию и другие нужные священнослужителю науки. Вот только кого послать, Абсалона или Асбьерна? Оба парня талантливы и прилежны, и этот вопрос весьма беспокоил его.

  Впрочем, время в запасе еще было. И не определившись, кто же поедет в Париж, ярл решил отправиться на покой.

  Было, он развернулся в сторону двора, но резко остановился. Ему показалось, что один из придорожных кустов дернулся. Ассер всмотрелся в сгущающиеся сумерки и ничего подозрительного не обнаружил. Есть лента дороги, кустарник вдоль нее и больше ничего.

  "Нет. Показалось, - решил ярл и мысленно добавил: - Надо не забыть с утра отправить в поле слуг, пусть окрестности почистят и ров углубят".

  Хозяин Фьеннеслева, настроение которого почему-то резко испортилось, правой ладонью помассировал грудь в районе сердца и спустился со стены. Во дворе он увидел одного из своих воинов, бывшего телохранителя Кнуда Лаварда, по имени Бьерн, и окликнул его:

  - Торвальдссон!

  - Ярл, - кряжистый пожилой мужчина в перепоясанной ремнями кольчуге лениво обернулся к Ригу и отвесил ему небрежный поклон.

  - Кто сегодня на страже?

  - Я и мой десяток, - ответил Бьерн, который считал, что в первую очередь он служит сыну своего прежнего вождя, а только потом Ассеру.

  - На ночь усиль караулы и предупреди Вестильда, чтобы был готов поднять свой десяток. И еще... Ближе к полуночи выпусти во двор собак.

  - Как скажешь ярл, - воин кивнул и спросил: - Есть из-за чего беспокоиться?

  Риг пожал плечами и ответил:

  - Пока нет.

  Бьерн Торвальдссон, который знал, что Ассер ничего не делает и не говорит просто так, нахмурился и направился в казарму, поднимать десяток своего друга Вестильда и псарей, коим предстояло всю ночь дежурить во дворе с волкодавами. Ну, а Риг вошел в жилой донжон. Здесь он на миг замер и подумал, что неплохо бы было навестить детей, покои которых находились под крышей башни и охранялись двумя самыми лучшими воинами из его дружины. Но вместо этого, решив, что мальчишки уже спят, ярл поднялся в свою спальню. Здесь он увидел, что жена, которая в последнее время сильно растолстела, утратила былую красоту и подвижность, уже спит, и подумал о том, что старость подступает все ближе. Однако она его не пугала, ибо есть дети, наследники и продолжатели дел. Да и сам он еще крепок и многое успеет сделать.

  Вздохнув, Ассер постарался прогнать прочь беспокойные мысли, выглянул в узкое окошко, за которым было темно, разделся, погасил дорогую масляную лампаду, подарок Шарля Понтиньи, и лег спать. Было, он прижался к теплому боку жены и задремал, но неожиданно вздрогнул всем телом и глаза его открылись.

  - Ты чего? - сонно пробурчала его супруга. - Хочешь любви?

  "Какая там любовь!? - мелькнула в голове Ассера мысль. - Что-то не так, а мы спим! Что ты корова, что я старый дурень!"

  Но вслух Риг этого не сказал, а поднялся, подошел к окну и при лунном свете стал одеваться.

  - Случилось чего? - жена приподнялась, села на постели и посмотрела на него.

  - Спи! Все хорошо! - Эти слова Ассер бросил, снимая со стены тяжелые ножны и покидая комнату.

  Без промедления Ассер спустился вниз. В замке уже все спали и во дворе тихо скулили волкодавы. Полумесяц луны скользнул за большую рваную тучу, и темнота окутала все вокруг. И только у казармы, где был виден огонек факела и стоял караульный воин, происходило какое-то движение.

  "Может быть, поднять тревогу? - спросил себя Риг и тут же сам себе возразил: - Нет. Все спокойно. Просто я волнуюсь из-за письма Шарля. Накручиваю себя, и от этого в голову лезет всякая чепуха".

  - Да, старею, - отпуская рукоять меча, тихо произнес ярл, и решил пойти на кухню и выпить вина, а потом, возможно, навестить рыжую красотку Йофред, которую он специально поселил невдалеке от своих покоев в отдельную комнату.

  Ярл повернулся к двери. Но тут снова из-за туч показалась луна, которая озарила все вокруг своим призрачным светом, и он увидел, что подле крыльца лежит окровавленное тело одного из псарей, а волкодавы, которые должны были разорвать всякого, кто покусится на их друга и кормильца, лежат рядом с ним на животах и тихо вполголоса скулят.

  - Тревога! - без долгих раздумий выкрикнул Ассер. - К бою! Воины! К оружию! Все сюда!

  - Ширх-х! - с характерным звуком сталь клинка покинула ножны, и ярл бросился обратно в донжон.

  Он бежал наверх, в комнату, где проживали его сыновья и Вальдемар. В замке убийцы - это понятно, точно так же как и то, за чьей жизнью они пришли. Охранники на стенах их прозевали или уже убиты, собак они обошли, а воины в казармах дрыхнут без задних ног.

  "Господи! - на бегу взмолился Риг. - Помоги! Спаси Вальдемара и моих детей! Пусть их телохранители не спят и сдержат убийц! Господи! Храм в твою честь поставлю! Только не оставь!"

  Длинными прыжками Ассер взлетел по лестнице наверх и осознал, что опоздал. На площадке перед комнатой детей лежали трупы стражников, а из спальни донесся звон разбитого оконного стекла.

  - Держитесь! - надеясь, что дети еще живы и услышат его, выкрикнул ярл и, выставив перед собой клинок, бросился в спальню. Но в проеме двери появилась темная тень, которая преградила ему дорогу. Клинок Ассера метнулся в голову врага. Однако тот отступил в помещение, а ярл последовал за ним. Шаг. Другой. Он оказался в комнате, и в лунном свете увидел перед собой убийц, которых было всего двое. Враги, средних лет неприметные светловолосые мужчины, сжимая в руках длинные кинжалы, стояли в центре комнаты и выглядели чрезвычайно спокойно. Кровати у стены находились на своих местах. Однако одна, на которой спал его сын Асбьерн, была пуста. А две другие покрыты окровавленными одеялами.

  - Кетиль, прикончи его! - скомандовал один убийца своему подельнику и его говор Риг определил как речь выходца из Северного Ютланда.

  Убийца, тем временем, поигрывая кинжалом, пошел на ярла и на рукояти клинка наблюдательный Ассер заметил крупную дорогую чеканку - серебряного ворона. Это был знак избранных гвардейцев Свена Эстридсена и Риг понял, кто пришел за жизнью Вальдемара. Впрочем, все это он отмечал машинально. Главной задачей было не дать уйти врагам, и он решил, что не отступит.

  Клинок Рига отбил стремительный выпад убийцы, затем другой, а потом ярл нанес ответный удар. Однако враг ловким прыжком ушел в сторону. Риг кинулся на душегуба, но он был один против двух. Второй убийца бросился ему в ноги, сбил его на пол и раскрытой мозолистой ладонью ударил по лицу. Ассер поплыл, но все равно постарался подняться, а ночные гости, которые, наверняка, слышали, как в донжон вбегают дружинники, рванулись на выход. Хозяин замка попытался еще раз достать врагов, но они не хотели тратить на него время и силы. Один из убийц на бегу слегка подпрыгнул, ударил Ассера ногой в голову и он потерял сознание...

  В себя владетель Фьеннеслева приходил долго. Лишь под утро Ассер смог открыть заплывшие фингалами глаза и оглядеться. Голова болела просто ужасно, а в глазах все двоилось. Однако, проморгавшись, он смог разглядеть, что находится в своей спальне. Рядом была жена, чье заплаканное и распухшее от слез полное лицо он не сразу узнал, а так же хмурый десятник Вестильд.

  - Пить... - еле слышно прошептал ярл.

  Ему дали напиться. Ассер почувствовал себя немного лучше и обратился к Вестильду:

  - Расскажи, что произошло.

  Воин тяжело вздохнул и сказал:

  - Ярл, убийцы проникли через стену. Собаки на них даже не зарычали, словно они ульфхеднары какие-нибудь. Торвальдсон был убит сразу. Вместе с ним пять его парней. Затем убийцы прикончили Олафа-псаря и прошли в донжон. Ты проснулся, а они пропустили тебя мимо и поднялись наверх. Халли и Брандт не спали, но подпустили их близко, и даже пикнуть не успели. Затем убийцы ворвались в спальню, зарезали Вальдемара и Абсалона, но не достали Асбьерна. Твой сын не спал, и когда увидел, что происходит, выбросился в окно. Потом появился ты, и они сбежали. Догнать их не получилось. Душегубы проскользнули мимо моих воинов, словно они юркие ящерицы, спрыгнули со стены и были таковы. Нам неизвестно, кто они и откуда пришли, но сейчас мы поднимаем на ноги всех соседей и начинаем поиски. Результатов пока нет, но нам сообщили, что пару дней назад в Соре гостили гвардейцы Свена Эстридсена и они расспрашивали о том, как поживает будущий король Вальдемар.

  - Асбьерн жив?

  - Да. Но у него сломаны обе ноги и что-то со спиной.

  Жена ярла начала скулить и по ее щекам потекли слезы. Ярл повернулся к ней и просипел:

  - Замолчи. Лучше к сыну иди.

  Женщина всплеснула руками и выскочила, а Ассер снова обратился к Вестильду:

  - Я знаю, что это люди Свена. Вызови ко мне самых крепких воинов и приготовь лучших лошадей. Я пошлю гонцов с вестью ко всем ярлам Зеландии и Ютландии. Весь белый свет узнает, кто таков Свен Эстридсен, а потом он захлебнется собственной кровью. Клянусь в этом!

=========================================================

  *=========================================================

Глава 13.

Руян. 6649 С.М.З.Х.

  Внутренний мир каждого человека это целая Вселенная. В его душе есть холодная пустота космоса, свои звезды, планеты, кометы, астероидные пояса и черные дыры. Все это имеет место быть и целой жизни не хватит, чтобы разобраться в этой Вселенной и ее странной механике. Нет таких специалистов, и вряд ли они когда-нибудь будут, а потому мне кажется, что умники, которые говорят, будто они способны управлять другими людьми, просто-напросто самонадеянные глупцы и бахвалы.

  Да, есть какие-то простейшие чувства и мотивации, надавив на которые можно побудить человека совершить определенный поступок или шаг по жизненному пути. Да, я не отрицаю, что есть рефлексы, воспитание, инстинкты, рефлексы и бытие, которое определяет сознание. Однако в разумном существе всегда, не взирая на цвет кожи, расу, национальную, религиозную или сословно-кастовую принадлежность, будет некая загадка и недосказанность. И особенно хорошо мы это понимаем, когда тот, кто кажется нам близким, простым и понятным, неожиданно уходит за Кромку. В этот момент мы всегда вспоминаем странные и необычные поступки покойника, а затем частенько сетуем на то, что не успели сказать ему все, что хотели. И правы мудрые люди, когда говорят, что душа человека потемки.

  Почему я задумался над этим и немножко затронул философию? Да потому, что сижу за широким круглым столом в просторной горнице бывшего купеческого терема, который стоит в самом центре Арконы, а вокруг меня в обитых темно-серым сукном удобных креслах расположились люди. Все они славяне и язычники из разных слоев нашего общества. Каждый из них в своей жизни повидал много непотребства и зла, и оттого на одни и те же слова, которые сегодня мне предстоит им сказать, они будут реагировать по-разному.

  Ну, это и понятно. Чай, передо мной не алконавты, не наркоманы и не потомственные холопы, которых пустыми обещаниями можно легко поднять на бунт и кинуть на пулеметы. Нет. Это элита нашего народа, так что на фу-фу и патриотические лозунги здесь и сейчас никого не взять. Тем более что с этими людьми мне придется работать. Как долго - этого не знаю, но явно не один день или месяц. Следовательно, надо отвечать за каждое свое слово и быть очень осторожным, ибо от первого общего схода членов совета ОБК (так для себя я обозначил нашу группу, Отдел по Борьбе с Крестоносцами) зависит очень многое. По этой причине я не тороплюсь. Слева направо смещаю взгляд вдоль стола. Всматриваюсь в лица и сам себе даю на каждого человека краткую характеристику.

  Ближе всех ко мне Бранко Ростич, который находится по левую руку. С ним все просто и понятно. Он временный глава нашего отдела, координирует действия шпионов, а помимо того представляет в нашей компании интересы культа Святовида и лично верховного жреца Векомира.

  Далее, Сивер. Витязь Триглава, который имеет огромное желание вернуться в Щецин и устроить в родном городе кровавую баню всем, кто предал старую веру и пресмыкается перед иноземцами. Однако он вынужден быть рядом со мной, собирает ватагу лихих бойцов, которых вскоре отправит в земли поморян, и надеется на то, что начальство в лице верховного жреца Лучеврата отдаст ему приказ покинуть Аркону. Но это вряд ли.

  Следующий, Мстислав Выдыбай. Как я уже говорил ранее, он настоящий варяг. Воин, путешественник, наемник, торговец и пират. Вот только он не такой простак, каким хочет казаться, ибо с одной стороны Мстислав вожак всего лишь одного экипажа, однако среди своих собратьев-мореходов Выдыбай имеет настолько серьезную репутацию, что без особых проблем может сколотить и вывести в море эскадру в двадцать-тридцать вымпелов. Мне это показалось странным. Поэтому я собрал на него некоторую информацию, и узнал, что этот морской волчара имеет очень хорошую родословную. Как и руянский князь Тетыслав он Виславит, то есть прямой потомок легендарного венедского князя Вислава и родич всем Рюриковичам. Занимательный факт? Возможно. Но если учесть, что верховный жрец Святовида знает о возможном предательстве Тетыслава, то очень может статься, что следующим островным правителем и водителем дружин станет Мстислав Первый. Ну, а если он не захочет стать князем, то ничего страшного, на Руяне Виславитов около сотни, так что достойного кандидата на пост номинального главы племени ранов найти не проблема, было бы желание.

  За варягом, нахохлившись, словно сыч, и настороженно посматривая на соседей, расположился облаченный в простой потертый кафтан низкорослый и полноватый брюнет с прической под горшок. И, глядя на этого пожилого гражданина, можно подумать, что с нами за одним столом находится плутоватый огнищанин, который выбрался в город на торг, и совершенно случайно попал на закрытый совет ОБК. Однако это не рядович, а воин, и не простой, а самый лучший местный стратег воевода Крут. Он верный сторонник жрецов и по их воле готов биться против любого врага, сжигать города и стирать с лица земли целые народы. Для него самое главное это приказ, равнозначный воле богов, и сейчас он его имеет. Ему велено готовиться к отражению Крестового похода, и поэтому он здесь. При этом стоит обязательно отметить, что князь Тетыслав для него хоть и авторитет, но не вожак.

  Рядом с Крутом, прямо напротив меня, сидит королева. Не больше и не меньше. Потому что обозначить одетую в темно-зеленое платье верховную жрицу богини Макоши по имени Зареслава как-то иначе я не могу. Гордая осанка, стройная фигурка, высокая грудь, идеальные пропорции тела, заплетенные в две косы золотые волосы и властный взгляд. Ей бы еще корону и все, не дать и не взять, супруга великого владетеля, завоевателя и основателя империи. Но рядом с ней никого нет и она одинока, хотя краем уха я слышал, что у жрицы есть дети, которых после ее побега из Колобрега переправили на Руян. Ну, а от кого они и кем был счастливчик, который делил с этой ослепительной красавицей ложе, мне не известно, ибо сие не мой уровень. Да и не важно это, поскольку сейчас я воспринимаю ее не как женщину, а как соратника и союзника с большими связями и возможностями.

  Мой взгляд скользнул дальше и на пару секунд задержался на румяных и русоволосых мужиках кровь с молоком в новых рубахах из кутни[22]. Это местные купцы Радим Менко и Лют Святыч. Люди они самые обычные, типичные купчины. Однако помимо того, что через свои представительства и приказчиков они ведут торговлю по всему Венедскому морю, попутно Менко и Святыч поставляют жрецам свежую информацию из-за рубежа. Оба купца далеки от религии, и о людях судят по размеру их кошелька. Но на них можно положиться, ибо своим благосостоянием они обязаны волхвам, которые в свое время откупили попавших в долговую яму купцов от кредиторов и помогли им вновь приподняться. Торгаши не выездные, вместе с семьями проживают в Арконе и, естественно, кровно заинтересованы в том, чтобы город оставался таким, каков он сейчас.

  Ну и последний человек за столом, сутулый и несколько неопрятный седобородый дед в потрепанной одежде и с большим медным крестом под рубахой. Зовут этого полубомжа Берест, а для ортодоксов он отец Аввакум из Торжка. Берест один из последних новгородских волхвов и верный служитель Перуна, который днем руководил храмом Христа, а ночами посещал капище своего истинного бога и делал все возможное, чтобы переиначить чужеродное византийское учение на русский лад. И надо сказать, что у Береста и его соратников это получается. Новгородская ветвь христианства сильно отличается от киевской, и священнослужители Христа не имеют на севере такой власти, какой они обладают на юге. Что характерно, иерархи церкви все видят и подмечают. Но поскольку на Руси сейчас смута, на активные действия против еретиков и чистку рядов они не решаются.

  Поэтому если взглянуть на Новгородскую республику со стороны, то в вопросах веры там все чинно и пристойно. Строятся новые храмы. Князья, купцы, горожане и крестьяне молятся и несут в святилища дары. Однако и про старых богов не забывают, отмечают языческие праздники и кладут требы духам, а когда женятся, то впереди свадебного кортежа едет поп, а позади него жених и волхв. Что же касается временных городских князей, то они люди грамотные и используют это в своих целях. Вон, хоть Святослава Ольговича вспомнить, который правил Новгородом четыре года назад. Этот Рюрикович надумал жениться на девушке из местных жителей, а епископ Нифонт это запретил, мол, невеста язычница, не благородных кровей и давно уже не девственница. Князь хмыкнул, промолчал, вызвал к себе на двор волхвов-попов, и те его обвенчали. Среди них, кстати сказать, был настоятель одной из новгородских церквей отец Аввакум, который после отъезда Святослава Ольговича из Новгорода был сослан в Торжок, так сказать, пошел на понижение. Но там он надолго не задержался, и после пары доносов его по-тихому и без скандала отправили к Студеному (Белому) морю в поселок Матигоры, где ему предстояло построить новый храм. Но ехать на холодный север Берест не захотел, сбросил рясу, распустил слух, что его похитили дикие язычники-карелы, и с первым же попутным кораблем отправился на Руян. Здесь он был хорошо принят Векомиром и определен в нашу группу как специалист по Новгородской республике.

  В общем, компания подобралась серьезная, и если все мы будем работать, как одна команда, то многое сможем сделать. Однако до этого еще далеко и прежде чем у нас что-то выйдет много воды утечет...

  Я посмотрел на Бранко Ростича, а он на меня. Мы обменялись взглядами и боян, которому я вчера выкатил целый ряд претензий по неудовлетворительной организации нашей группы, произнес:

  - Итак, начинаем наш сход. - Короткая пауза. Бранко оглядел всех присутствующих и продолжил: - Первым желает выступить Вадим Сокол, коему есть, что нам сказать. Прошу.

  Машинально, сам того не заметив, пальцами я выбил на лакированной дубовой столешнице дробь и заговорил:

  - Господа, - ничего лучше, дабы начать разговор, я не придумал и обратился ко всем присутствующим именно так, - все вы знаете, кто я и откуда, точно так же как и то, ради чего полтора месяца назад создал нашу группу верховный жрец Святовида. Вдумайтесь в это. Полтора месяца. Сорок пять дней. А что было сделано нами за этот немалый срок? Ничего. Мы еле-еле, с огромным скрипом, впервые собрались вместе, а до сего дня каждый был загружен личными заботами и делами. Перед нами поставлена серьезная задача, настолько серьезная, что дальше некуда, а мы, вместо того чтобы заниматься ее решением, шебуршимся по своим углам. Но ведь это недопустимо! Так нельзя! И я скажу вам как есть. Если бы мы с вами так относились к делу в моем времени, когда страной руководил поистине великий лидер, то нас с вами, отправили бы валить лес. Поймите же, наконец, что Крестовый поход это не миф, а реальность. Против нас не дикари какие-нибудь, а серьезная организация, которой мы можем противопоставить очень и очень мало. За нас варяги и материковые венеды, а на стороне противника вся Европа. За родную веру стоят триста воинов Святовида и около сотни бойцов из других культов, но они не смогут выстоять против армии в сотню тысяч воинов, среди которых будет множество рыцарей и профессиональных наемников. На острове накоплены немалые богатства и есть казна Святовида, но эти деньги должны быть использованы, а пока они лежат мертвым грузом и толку от них нет. Услышьте меня. Крестовый поход состоится в любом случае, и чтобы выжить нам необходимо бросить на противодействие врагам все наши силы и всю нашу энергию без остатка. Надеюсь, вам это понятно?

  Снова мой взгляд прошелся по лицам людей, чей взор был не слабее моего. И дождавшись одобрительного кивка со стороны каждого присутствующего за столом человека, я продолжил свою речь дальше:

  - Вот видите, вы понимаете, что я прав, и готовы работать не ради себя, а ради того чтобы наш народ жил и процветал. Так давайте же заниматься конкретными делами, а не разговорами на отвлеченные темы. За минувшие шесть недель я виделся с каждым из вас, и знаю, что все вы серьезные люди. Поэтому и к нашему общему делу подход должен быть серьезным...

  - Да понятно все Вадим, - перебил меня Ростич. - Ты нас пристыдил. Но я тебя прошу, не передергивай. В твоем времени неорганизованности тоже хватало, и ощущалась острая нехватка честных вождей и лидеров, а иначе бы ваша империя не развалилась. Что же касается сегодняшнего положения, то у нас за родину и народ тоже душа болит, и на печи никто бока не вылеживал. Все мы думали об одном и том же, и не только думали, но и делали. Благодаря нам, в Дании вот-вот разгорится гражданская война, в которой викинги понесут серьезные потери, а князья лютичей и бодричей задумались о том, что пора прекратить пограничные стычки и ненужную грызню. Так что некоторые результаты уже есть. И потому все! Хватит выступлений, не надо никого обличать, переходи к сути.

  - Хорошо, - моя правая ладонь прошлась по гладко выбритому подбородку, и я коснулся следующего пункта своей речи: - Я предлагаю всем присутствующим собираться здесь каждый день. Время сбора полдень. Сообща мы станем решать самые важные вопросы, обрабатывать поступающие от шпионов сведения и планировать удары по противнику. Затем наши планы отправятся на рассмотрение Векомиру, а он будет решать в каком направлении бросить воинов и кем из вражеских командиров должны заняться витязи Святовида. Кто за мое предложение?

  - Не торопись Вадим, - снова остановил меня Бранко. - Сообщения из-за моря приходят не каждый день, а помимо того близится осень с ее штормами, так что собираться ежедневно нет никакого смысла. Два-три раза в седьмицу, пока хватит, а позже, когда обвыкнемся и притремся, можно будет и чаще встречаться. Принимаешь?

  Резон в словах бояна был и, отметив, что мой посыл дошел до всех, я с ним согласился:

  - Да, принимаю, тем более, что ты старший, а я среди вас всего лишь советник.

  - Тогда, дорогой ты наш советник, разъясни всем нам, что мы должны делать, дабы выстоять.

  - Можно и объяснить. Но перед этим давайте определимся в том, кто наш враг и кто может стать нашим союзником. Сначала о противниках. Во-первых, это папа римский, а рядом с ним знаменитый проповедник, теолог и мистик Бернард Клервоский, вся католическая церковь и ее монашеские и боевые ордена. Во-вторых, константинопольский патриарх и подчиняющиеся ему ортодоксы. В-третьих, европейские феодалы и короли, которые жаждут добычи и территорий, и понимают, что пока есть Венедия, где жива память людей о том, что именно народ главный правитель своей страны, им покоя не будет. В-четвертых, нарождающийся класс балтийского купечества, для которого торговые гости с острова Руян конкуренты, коих необходимо уничтожить. Это основные наши недоброжелатели, а в случае войны к ним могут примкнуть новгородские купцы, которые неизбежно начнут нести потери в торговле, и князья языческих приморских племен, коим, наверняка, будет сделано предложение о поднаеме их воинов в войско крестоносцев. Вот такие вот невеселые дела.

  - Ну, а союзники? - спросил меня хмурый Берест, который в местной политике пока понимал не очень много.

  - Союзники? - переспросил я, улыбнулся и на уровне груди раскинул открытые ладони. - С ними все в порядке, уважаемый Берест, так как союзников у венедов нет. Вот потому-то в моей исторической реальности они и потерпели поражение. Однако есть возможность перетянуть на нашу сторону свеонов, новгородцев, пруссов и суомов, и мы должны попробовать. Где-то станем действовать подкупом, где-то шантажом, где-то уговорами, а где-то, как в Швеции, окажем местным жителям помощь, и будем требовать ответной.

  - Ясно, - буркнул Берест, после чего, видимо, по привычке, едва не перекрестился. Однако он сдержался, вовремя отдернул ото лба сложенные персты и улыбнулся.

  Все присутствующие это заметили, ибо люди наблюдательные, и тоже заулыбались. Негатив, который стал накапливаться, немного развеялся и я продолжил:

  - Теперь коснемся того, что мы должны сделать. Общую мою задумку вы уже знаете и, как сказал Бранко, - я кивнул в сторону бояна, - кое-что уже делается. Так что давайте займемся частностями. Нам нужна хорошая заграничная разведка и не менее хорошая внутренняя контрразведка, ибо шпионов в нашем распоряжении весьма мало. Требуется увеличить армию и держать силы Руяна в кулаке. Нужно подготовить и послать тертых жизнью и уверенных в себе людей к нашим соседям: в Новгород, к суомам и прибалтийским язычникам. Необходимо подготовить эскадру, которая будущей весной, если у нас будет договоренность с лагманом Тостереном, ударит на Сигтуну. Следует закупать вооружение, строить новые боевые корабли, возводить крепости, укреплять старые и копить продовольственные запасы. Надо уничтожить Вартислава Грифина, выбить с поморянских земель католиков и вновь поставить на этой земле храмы славянских богов. А помимо того, необходимо отправить людей в Гранаду, где уже сейчас появились первые пороховые пушки. Пока они никому не нужны и эти примитивные орудия ставят в один ряд с катапультами, баллистами и требучетами. Но настанет день, и огнестрелы покажут себя во всей красе. Так почему бы нам, не переманить к себе мастеров-литейщиков и пороховщиков, над которыми сейчас все смеются? Для этого нет никаких препятствий, ибо эти мастера переедут туда, где им будут рады, и это шаг на перспективу. Ну и ко всему прочему хочу напомнить, что нам потребуются воины. Много воинов. И для их набора можно послать вербовщиков в Польшу, Новгород, Киев, Владимир и дальше, в Тьмутаракань и южные степи.

  Я прервался и тут же услышал звонкий голос Зареславы:

  - Ох, и планов у тебя Вадим Сокол. Слишком много. А ты уверен, что мы сможем потянуть такое дело?

  - Уверен, - ответил я без колебаний и посмотрел на жрицу, голубые глаза которой полыхнули огоньками смешинок.

  - Это хорошо, когда мужчина уверен в том, что собирается сделать.

  Поддерживая меня, Зареслава слегка кивнула, и в разговор вклинился Берест:

  - Вот слушаю я вас и думаю, что неправильные это планы, ибо слишком все сложно. Суета, беготня, поиск людей, посольства, разведка, дорогостоящее строительство и война. Все это не то. Есть лучшие в мире воины - витязи Святовида. Пусть они отправятся в гости к папе римскому и Бернарду Клервоскому, и просто отрежут этим темным их головы, да и все. Почему мы не поступаем так?

  Вопрос был адресован не мне, а Бранко Ростичу, и боян, который обратил внимание, что Береста поддерживают Сивер, Крут, купцы и Мстислав, ответил:

  - Была такая задумка, Берест. Еще на прошлогоднем сходе верховных венедских жрецов, некоторые предлагали отправить в Рим, Париж и Константинополь наиболее подготовленных витязей, дабы они устранили наших врагов. Однако от этой идеи пришлось отказаться...

  - Но почему!? - не сдержавшись и перебив речь бояна, воскликнул Сивер. - Ведь мы могли бы...

  Ростич поднял вверх раскрытую ладонь, остановил витязя и пояснил:

  - Папа римский, константинопольский патриарх и самые уважаемые католические теологи, вроде упомянутого здесь Бернарда, все они темные или служат им. Сомнений в этом нет. Однако вот в чем дело други мои. Они всего лишь вершина той горы, которая скрыта от нас, и каждого такого служителя темных сил охраняют воины, по мастерству, не уступающие нашим витязям. И коли так, то возникает вопрос. А чего мы добьемся, отправив в Европу своих бойцов? Смерти некоторых исполнителей, за жизни которых заплатим жизнями своих лучших воинов. Вот и все, а крестоносцы так и будут идти в бой с молитвами Христовыми на устах, ибо место убитых займут новые проповедники. Вражьей силы не станет меньше, а немедленная гибель иерархов церкви не снимет наших забот. Чтобы выжить, нам необходимо изменить себя и свой образ жизни, и в этом основа. Ради потомков мы обязаны уцелеть и сохранить наши знания, а иначе враги уничтожат нас, одержат победу и на долгие века весь мир станет их кормушкой. Вот потому-то, до поры, мы не станем пытаться убрать наиболее серьезных вражеских лидеров, тем более что темные часто враждуют между собой, а значит, у нас есть шанс дождаться того времени, когда они сцепятся между собой. Ну, а пока нам придется держать оборону, готовиться к битвам и наносить удары по королям, герцогам, графам и баронам, ибо они главная опора наших противников. Этого объяснения достаточно?

  - Вполне, - новгородский волхв мотнул головой.

  - Все понятно, - поддержал его Сивер.

  Остальные промолчали. Новых вопросов не последовало, и боян посмотрел на воеводу Крута:

  - Воевода, можешь сделать доклад по воинам и кораблям, какие сейчас есть на Руяне?

  - Могу, - пробасил Крут и кивнул в сторону Выдыбая: - Но пусть лучше молодой Виславит расскажет, а я его поправлю, если что.

  С этого момента совет вошел в колею и покатился по расписанной Бранко схеме. Мстислав сделал доклад по вооруженным силам и варяжскому флоту. Затем выступила Зареслава, которая взяла в свои руки примирение князя Прибыслава с его беспокойным соседом Никлотом. После нее свое слово сказал Сивер. Потом встали купцы, которым для развития шпионской сети и на вербовку агентуры требовались серьезные финансовые вливания. Ну, а в конце высказался доложивший об обстановке в Новгороде и республиканских вотчинах Берест.

  Разговоры, обсуждение планов и споры. Вот так прошел первый совет ОБК.

  Расходились уже в темноте, и в доме остались только два человека, витязь Триглава и я. Почему? Живем мы тут, вот уже третью неделю. Здесь тренируемся и охраняем дом от возможных воришек, коих в Арконе никогда не бывало. Ну и попутно подумываем над тем, что надо бы попросить в храме пару человек, которые бы взяли на себя хозяйство и следили за порядком, а то нам все как-то некогда. Вот и сегодня, много думали о судьбах племен, народов и государств, решали стратегические задачи, а про себя забыли. Ростич ушел, а насчет обслуги мы с ним так и не поговорили. Опять же печь не топлена и еды нет, а кушать, блин на, хочется.

  - Бу-р-р-р!

  При мыслях о еде в моем животе заурчал зверек, и стоящий рядом Сивер кивнул на ворота и спросил:

  - Пошли на постоялый двор?

  - Да, надо идти, а то околеем здесь с голодухи.

  - Это точно, - согласился со мной витязь.

  После этого, взяв личное оружие, мы направились в сторону ближайшего постоялого двора, и пока шли по темным городским улочкам крепко надеялись на то, что там будет чем подкрепиться, а то в прошлый раз к ужину опоздали, и пришлось кушать холодную говядину с черствым хлебом. Эх-ма! Жизнь моя жестянка, ни сна, ни отдыха, ни покоя, ни нормального пропитания. И когда все это закончится? Наверное, лишь тогда, когда я обзаведусь семьей и собственным домом. Но случится это, судя по всему, очень не скоро, ибо времечко сейчас беспокойное, а впереди, насколько хватает взгляда, лишь война, интриги и кровь.


Глава 14.

Волегощ. 6649 С.М.З.Х.

  - Слава! Слава! Слава!

  Рев сотен сильных мужских глоток всколыхнул тишину алтарного зала храма Яровита, и сразу же забряцал металл. Боевые клинки вышли из ножен, практически одновременно взметнулись вверх и вновь дружное приветствие:

  - Слава! Слава! Слава!

  Люди, коих славили, два человека в одинаковых красных плащах, замерли перед дубовым идолом семиглавого божества и, несмотря на то, что внешне они были не похожи, у них имелось много общего. Осанка, взгляд и повадки. Все это было идентично, ибо они потомственные воины и настоящие лидеры, за которыми готовы идти соплеменники. Между ними стоит верховный жрец Яровита мудрый Огнеяр, и в руках облаченного в белые одежды жреца красивый серебряный кубок с медовухой. Совершенно неслышно для меня он произнес какие-то слова и передал кубок крепкому темноволосому бородачу справа от себя. Это тридцатипятилетний князь бодричей Никлот, который поклонился волхву, принял чашу и сделал из нее большой глоток. Затем, как только жрец отступил в сторону, он передал емкость человеку напротив, русоволосому старику лет шестидесяти, князю лютичей Прибыславу. Тот в свою очередь выпил из кубка и с уважительным поклоном вернул его Огнеяру, а жрец на показ медленно его перевернул. Емкость была пуста. Все, кто в этот час собрался в алтарном зале, увидели это, и вновь тишину сотряс общий рев, в который вплетался мой голос:

  - Слава! Слава! Слава!

  После этого Змиулан вернулся в ножны. Все! Ритуал завершен. Перед ликом бога, который некогда был человеком, два правителя заключили между собой мир и поклялись стоять один за другого до самого конца. На минуту в храме воцарилась тишина, ибо к князьям двинулся Векомир. До события, которое должно было сильно повлиять мою жизнь оставалось всего несколько минут. Однако я этого не знал и, глядя на верховного служителя Святовида, отматывал ленту событий немного назад, и вспоминал, как оказался в этом месте...

  Итак, своим чередом наступила осень и в конце вересня, так наши далекие предки называли месяц сентябрь, произошло событие, которого я давно ожидал. Князь бодричей Никлот все же не выдержал напора с разных сторон и выслал к своему соседу Прибыславу послов из самых авторитетных соратников. Старый лютич хотел мира, а потому не ломался и цену себе не набивал. Посланцы Никлота были приняты с честью, и Прибыслав обговорил с ними условия мира, которые оказались очень просты. Бодричи и лютичи прекращали все боевые действия вдоль своей границы и заключали договор о совместной обороне венедских земель в случае иноземной агрессии. За это Никлот обещал не притеснять подчиненных ему черезпян и хижан, которые являлись природными лютичами, и в стычках между войсками Прибыслава и Вартислава Грифина поклялся выступить на стороне своего нового союзника.

  Свершилось. Конфликт между братскими племенами затух, и я расценивал это как личную победу. При этом, конечно же, свои заслуги не переоценивал, поскольку над примирением князей в основном работали волхвы Перуна, Яровита, Велеса, Радегаста и, разумеется, служительницы Макоши. Все они трудились ради достижения одной цели и тянули общее дело, и результат был на лицо. Уже в этом году рядовичи могли вернуться в родные веси и заняться мирным трудом, а отряды воинов перебрасывались на другие, более опасные направления. В общем, я был рад. И отметив это знаковое для всех венедов событие кувшином слабого полусухого вина из Бургундии, которое мы распили на пару с Сивером, Вадим Сокол продолжил заниматься своими делами. Тренировки, сходы ОБК, составление планов, изучение местных наук, пара учебных выходов в море на лодье Мстислава Выдыбая и бесконечные разговоры с самыми разными людьми. Все довольно размеренно и буднично. Но два дня назад произошло то, чего я никак не ожидал.

  Меня и Сивера вызвал Векомир, который объявил, что он отправляется в Волегощ, где в храме Яровита под взглядом бога будет официально заключен мир между Никлотом и Прибыславом, и мы с витязем Триглава отправляемся с ним. Сиверу было все равно, а мне интересно, так как хотелось увидеть реальные исторические личности в их естественной среде обитания, тем более что поездка должна была быть короткой. Сутки на морское путешествие, еще одни сутки в Волегоще и сутки на обратную дорогу. Итого семьдесят два часа. Чепуха. Поэтому сборы были недолгими. Храмовый подскарбий, по приказу верховного жреца, выдал мне и воину Триглава по два комплекта добротной одежды, толстые кожаные плащи, кое-что из амуниции, новые пояса и по паре серебряных гривен на расходы. Сюрприз, конечно же, приятный, поскольку моя собственная казна истощилась, а одежда обносилась, и тут, на тебе Вадим Соколов, жалованье. Неожиданно, но закономерно. И подумав о том, что верховный жрец мог бы быть и щедрее, вместе с Векомиром я погрузился на "Морского Волка", самую большую лодью храмовой дружины, и отправился в путешествие.

  Погода стояла, как на заказ. Пока еще не сильно холодно. Небеса чистые. Дождевые тучи разошлись и нам в корму дул попутный ветер. Помимо "Морского Волка", на котором находилась вся вторая сотня витязей Святовида, верховного жреца сопровождали еще три варяжских корабля. Воды вокруг родные и войны нет, так что до пункта назначения добрались весьма быстро. Ранним утром вышли из Арконы, а уже вечером пришвартовались к причалам Волегоща, где нас встретили, как положено, хлебом и солью. Фанфар, правда, не было, но зато имелся местный князь Прибыслав, с которым Векомир отошел в сторону и о чем-то беседовал тет-а-тет. Немного позже, уже в полной темноте, в порту появились четыре боевые лодьи из Дубина - это главный портовый город бодричей на морском побережье, который является не только центром торговли, но еще и мощной твердыней. Поэтому, совершенно понятно, что на борту этих кораблей были дружинники Никлота и сам князь, который первым, еще до швартовки, по-молодецки соскочил с борта лодьи на причал и сразу же направился к Прибыславу и Векомиру. Попутно в эту группу влился Огнеяр, и мне было интересно наблюдать за ходом этого разговора со стороны, тем более что возникли определенные ассоциации из прошлой жизни.

  Ну, а чего? Ночь. С моря задувает промозглый ветер. На причале горят факела. Тут же свыше четырехсот самых лучших славянских воинов, которые на всякий случай одеты в броню и готовы к бою, а венедские князья и духовные лидеры стоят у самой воды и о чем-то беседует. Вот же, йок макарек! Прямо бандитская сходка где-нибудь под Люберцами в лихие девяностые. Братва, сплошь спортсмены, в оцеплении и охране, а паханы при посредничестве уважаемых авторитетов делят районы, коммерсантов и подконтрольных барыг. Да уж, навеяло. Настолько, что, несмотря на серьезность момента, я даже заулыбался, за что удостоился неодобрительных взглядов со стороны нескольких храмовников. Для них все всерьез. Хм! Для меня, впрочем, тоже. Но юмор помогает мне абстрагироваться от того, что происходит, и дает возможность воспринимать жизнь немного легче, чем она есть на самом деле.

  Короче говоря, вожди и волхвы беседовали долго, не меньше часа, после чего лютич и бодрич ударили по рукам и обменялись клятвами, а жрецы Святовида и Яровита выступили их видоками. Однако все это было неофициально, а с утра все действие началось по новой. Порт Волегоща находился за пределами городских стен. Поэтому гости провели ночь на кораблях и в палатках на берегу, а когда рассвело, витязи и дружинники Никлота покинули причалы, и в полном вооружении выстроились в две колонны по три человека в ряд. Князь бодричей, Векомир и полтора десятка приближенных к обоим верховодам людей, среди которых был и я, встали между храмовниками и дружинниками. Затем прозвучали команды сотников и колонны выступили в сторону приморских ворот.

  Сияли на солнце щиты. Воины держали строй и шли в ногу не хуже парней из парадного кремлевского полка. Зрелище было впечатляющим и не хватало только зрителей. Но ничего, вскоре они появились. Ворота Волегоща были распахнуты настежь. И когда воины вошли в город, выстроившиеся вдоль улицы горожане встретили их радостными криками.

  Мощная звуковая волна ударила в строй. Однако он устоял. Невозмутимые воины мерно печатали шаг и вскоре оказались перед храмом Яровита. Рядом со святилищем гостей ожидали охранники Прибыслава. А вход в храм был перекрыт десятком храмовников. Это все, что осталось от дружины Яровита, которая, подобно Священным отрядам Святовида и Триглава, в лучшие времена насчитывала три сотни всадников, с той лишь разницей, что одни храмовники имели белых лошадей, другие вороных, а третьи гнедых.

  - Да-х-х! Да-х-х!

  Тишина.

  - Да-х-х! Да-х-х!

  Приветствуя гостей, лютичи и витязи Яровита ударили в щиты, видимо, специально готовились, так как у каждого воина правая ладонь была в латной или кольчужной перчатке. Бодричи и витязи Святовида ответили тем же, и все это действие перемежалось криками горожан. После чего местные храмовники расступились, и в святилище вошел князь Прибыслав. За ним Никлот и Векомир, а следом их приближенные, жрецы других славянских культов, командиры военных отрядов и лучшие люди города Волегощ.

  Мы с Сивером были одними из первых, кто оказался в алтарном зале, все-таки верховного жреца сопровождаем, а не какого-то там боярина, так что заняли самые лучшие места, поближе к идолу божества. Впрочем, нас быстро потеснили, слишком много людей набилось внутрь, но, тем не менее, зрители поместились, и началось то, ради чего все мы сюда сошлись. К идолу вышли князья, и появился Огнеяр, который разразился пламенной речью.

  Жрец говорил очевидные, но правильные вещи. Бодричи, лютичи, раны и поморяне - братья по крови и должны держаться вместе. Это всем ясно и понятно. Однако говорить об этом, дабы такой очевидный факт не забывался, надо постоянно. Затем, после краткой речи на патриотическую тему волхв напомнил всем собравшимся о заветах предков, которые призывали славян быть заодно, помянул достоинства Никлота и Прибыслава, и в конце призвал их помириться. То есть для народа именно Огнеяр выступил миротворцем, и весь славный город Волегощ будет об этом знать. Следовательно, верховный жрец местного храма и все служители Яровита получат уважение горожан и дополнительных прихожан, а сейчас для них это чрезвычайно важно, так как культ собирается в срочном порядке довести численность собственного Священного отряда до штатной численности. Раньше ведь как было? Жрецы растили своих воинов, потомственных ведунов, а когда наступал кризис, они устраивали турнир и из победителей выбирали самых лучших рубак, которые были готовы служить Яровиту. Сейчас не то. Кадров не хватает, а воины нужны. Поэтому Огнеяр был готов без турнира взять в Священный отряд любого профессионала, лишь бы только он знал с какого конца держать меч, являлся славянином и Яровита уважал...

  Однако возвращаюсь к тому, что происходит здесь и сейчас, поскольку храмовое событие было лишь прелюдией перед тем, что со мной произошло...

  Огнеяр окончил свою речь, и князья примирились. Воины это одобрили, а затем Прибыслав и Никлот получили благословение Векомира и, сопровождаемые священнослужителями, вышли. Следом за ними направились зрители и ближние люди основных участников сегодняшнего мероприятия, а я остался. Хотел выйти и даже сделал первый шаг вслед за Сивером, но случилось нечто странное.

  Мои ноги, словно прилипли к полу, а Змиулан, который находился в ножнах, стал таким тяжелым, будто он весил не полтора килограмма, а целую сотню. Со мной происходило что-то не то, а что именно я не понимал. Меня парализовало. Руки и ноги не действовали. Однако почему-то я ни капли не нервничал, поскольку в моей душе царило спокойствие и какое-то умиротворение. Ничего не хотелось делать, и не было никаких желаний. Стою как столб. Вокруг меня полное безмолвие, хотя за стеной святилища сотни людей, а в ушах легкий звон и все, что я могу, это смотреть.

  Есть покрытый яркими пурпурными полотнищами пустой зал, где у стены стоит высокий идол Яровита, который в одной руке сжимает чашу, а в другой обнаженный меч. Под его ногами алтарь из серого мрамора, а напротив статуи бога я, ничего не понимающий и апатичный пришелец из будущего Вадим Соколов. Где-то в голове бьется мысль, что надо бы позвать на помощь, благо, люди рядом, во дворе храма, но делать этого не хочется. Просто лень. И вроде бы голова соображает, но в чувствах полнейший неадекват.

  Проходит минута. Голова сама по себе слегка задирается вверх и мой взгляд сталкивается со взглядом деревянного идола. Одно из лиц Яровита прямо передо мной и кажется, что выразительные мудрые глаза бога слегка светятся и всматриваются в меня. Что это? Глюк? Возможно. А может быть небожитель, чей клинок нес в мир людей покойный витязь Ратибор, в самом деле, почтил меня своим вниманием? Ха! С чего бы вдруг? Жрецам не отвечает, потому что не может, а со мной решил пообщаться? Это вряд ли, хотя все возможно.

  "Ну же, - думаю я, глядя на идола, - может быть, что-то скажешь?"

  Нет. Все та же глухая тишина. Небожитель не хотел, а скорее всего, просто не мог со мной общаться и все, что мне оставалось, это ждать каких-то изменений.

  Наконец, слабость стала меня отпускать. Я получил свободу воли и смог пошевелить руками. Левая ладонь при этом машинально легла на рукоять Змиулана, и ее ожгло огнем.

  - Ай! - Воскликнул я и отдернул руку. Затем посмотрел на ладонь и увидел на своей коже четкий красный оттиск - чудная птица с телом грифона и головой сокола. - Что за чепуха!?

  Звук моего голоса прокатился по залу и растворился в его темных углах, а я взглянул на рукоять меча, которая, что поразительно и совершенно непонятно, изменила свою форму. Всего пять минут назад яблоко рукояти было обычным металлическим шариком, который уравновешивал клинок и мог быть использован для удара в череп противника, а сейчас этот шар приобрел ровные бока и на каждом из них красовалось изображение Рарога[23], который выставил перед собой острые длинные когти. Что бы это значило? Не ясно. Еще одна загадка, которую мне пока не разгадать.

  Тем временем, качнув ножны, я отметил, что Змиулан стал весить столько, сколько ему и положено. В мое тело окончательно вернулась прежняя легкость, а голова стала соображать, и я подумал, что надо обязательно поговорить с Сивером и Векомиром, уж они-то, наверняка, объяснят, что со мной произошло. Однако консультант уже был здесь:

  - А клинок-то у тебя не простой Вадим, - позади меня раздался голос вернувшегося в храм Огнеяра.

  Я обернулся, посмотрел на сурового старика, чей взгляд был устремлен на рукоять Змиулана, и спросил его:

  - И что же в нем не так?

  - Это магическое оружие, - ответил верховный жрец Яровита.

  - Допустим, - не стал я ним спорить. - Но почему вы этого сразу не почуяли?

  - Таланта и силенок не хватило, - Огнеяр пожал плечами и подошел ко мне вплотную. - Опять же, если истинную суть этого меча не смог почуять никто из венедских волхвов, то и темные беды не почуют. Ха-ха! - он усмехнулся. - Они ничего не будут понимать до тех пор, пока Змиулан не вонзится в их тела и не выпьет души.

  - Вы наблюдали за мной?

  - Нет. Но я верховный жрец Яровита и мне известно обо всем, что происходит в этом храме. Поэтому я знаю, что с тобой только что произошло.

  - Ну и что же это?

  - Зов Яровита, - жрец помедлил и пояснил: - Бог призывает тебя стать его витязем. Он не может сообщить тебе это голосом и не в состоянии появиться в нашем мире лично, ибо сейчас не его время. Однако он дал тебе знак. Посмотри на свою ладонь.

  Левая рука перевернулась тыльной стороной, и я ничего не увидел, ни ожога, ни оттиска, просто чистая кожа, которая испещрена "линиями судьбы".

  - Знак исчез, - произнес я.

  - Да, - Огнеяр мотнул седой головой. - Метка не видна никому. Но каждый раз, когда ты будешь входить в святилище Яровита, на краткий миг она будет проявляться, а когда рядом окажутся темные маги или их слуги, знак станет гореть огнем и предупредит тебя об опасности.

  - Это меня к чему-то обязывает?

  Жрец тяжко вздохнул и медленно покачал головой:

  - Нет. Наши великие предки-небожители наградили своих потомков свободой, и мы сами решаем, что нам делать, во что верить, кого любить и как поступать. Зов Яровита это приглашение стать в ряды его воинства, но не приказ, который ты обязан выполнить.

  - Значит, все в моих руках?

  - Конечно. Надумаешь стать витязем, хорошо, а нет, так нет. Со временем знак исчезнет, а зачарованный клинок найдет себе нового владельца. Так было, так есть и так будет.

  Волхв замолчал, а я задумался:

  "Стать витязем. Хорошо это или не очень, и надо ли мне им становиться, если я уже являюсь вольным ведуном, знания, и способности которого, благодаря хорошим учителям, день ото дня растут? Вопрос таков, что от ответа на него зависит вся моя жизнь. Однако прежде чем сделать выбор необходимо очень хорошо подумать. Ведь кто таков ведун? Человек, который обладает сверхъестественными способностями, уважает родовых богов и духов, общается с природой, приумножает знания своего народа и является хранителем родовой традиции. Он ведает тайные знания и, одновременно с этим, его ведут по пути самосовершенствования, ибо почти всегда ведун является частью какого-то культа и способен стать волхвом, то есть достичь в своем развитии следующего уровня. Что же касается витязя, то он человек системы и в то же время вне ее, поскольку, как и ведун, он человек со сверхъестественными способностями, но заточенными исключительно на войну. А ко всему этому витязи имеют свой особый канал связи с богами и родовыми духами, и это придает им дополнительные силы. Взять хотя бы меня и Сивера, а затем сравнить нас. Храмовник настоящий витязь, истинный "вит азм есть", проводник божественной воли, а я ведун, и в честном бою мне его никогда не одолеть, потому что на фоне своего наставника Вадим Соколов всегда будет оставаться бойцом, который выйдет против воина. Разница между воином и бойцом очевидна? Думаю, что да.

  Впрочем, мой жизненный опыт не позволяет мне сразу принять приглашение бога, поскольку обновленному Вадиму Соколу хочется свободы, а ее, если я стану витязем, может и не быть. Хотя с другой стороны, а чего ерепениться? Это новые знания, силы и возможности, а взамен служение своим соплеменникам. Плюс, право выбора, ибо витязь не всегда подчиняется волхвам. Это справедливо и если взглянуть на все происходящее с этой стороны, то предложение стать воином Яровита выглядит весьма заманчиво. Однако поразмыслить и перебрать варианты все равно необходимо, так что торопиться не стану".

  - Я могу подумать? - обратился я к Огнеяру.

  - Конечно, - волхв развел руками. - Один год, начиная с этого дня.

  - А что потом?

  - Придешь в этот храм и огласишь свое решение. Впрочем, можешь не появляться, ибо боги хоть и не имеют возможности с нами общаться, но они все видят и слышат, а значит, твое слово в любом случае достигнет их ушей.

  - Ясно. Вот только непонятно, почему я не получил такой Зов, когда в прошлый раз был в этом храме?

  - Наверное, Вадим, ты был не готов к тому, чтобы стать витязем. Да и вообще, в тот момент ты мало что понимал и больше напоминал дикаря, который вылез из лесов в большой мир и радуется тому, что он вновь молод, здоров и впереди у него новая жизнь. Разве не так?

  - Все так.

  - Вот и я про то же самое говорю. Ни понимания того, где ты на самом деле оказался. Ни знания традиций, обычаев и языка. Ни умения владеть клинком. Ничего этого в твоей голове не было, и ты сам не знал, чего хочешь на самом деле. Кому такой нужен? По большому счету никому.

  - Логично. А почему тогда я не услышал подобный Зов от Святовида?

  - Змиулан. В нем основная загвоздка. Ты носишь меч моего сына, который не смог вернуться домой. Но вместе с клинком ты взял на себя часть его обязательств, а он был лучшим витязем Дружины Яровита.

  - Вижу, что у вас, уважаемый Огнеяр, есть ответы на все вопросы?

  - Ты не первый, кто услышал Зов Яровита, а если мы выстоим, то и не последний. У всех одни и те же вопросы, так что в этом нет ничего сложного.

  - И что? Многие из тех, кто услышал Зов, отказались стать храмовниками?

  - Раньше отказов не было, а в наше паскудное время, когда ломаются устои, каждый второй воин говорит нет.

  - И в чем причина?

  - У каждого она своя. Кто-то думает, что служение свяжет его. Другие считают, что на чужбине им будет лучше, сытней и привольней, и покидают землю отцов. Третьи мечтают о власти, но забывают, что король вандалов и венедов Радагаст, князья русов Олег Вещий, Рюрик и Святослав, тоже были витязями. Ну, а иные, ничего не говорят, ибо просто боятся стать воинами родного бога и бегут от ответственности, словно дикие звери от лесного пожара. - Огнеяр замолчал и понурился, наверное, нелегко старику, хотя его воля подобна стальному клинку. Но молчал он недолго, вновь посмотрел на меня, хлопнул по плечу и усмехнулся: - В общем, Вадим, выбор за тобой. Не всякого человека бог отметит, но принуждать тебя никто не станет. Живи как жил, учись, осваивайся и работай на благо нашего народа, а когда придет срок, скажешь свое слово. Ну, а пока ступай. В городе уже столы накрывают. Так что отпразднуй примирение князей и повеселись от всей своей души, благо, ты молод.

  Кивнув, я прихватил ладонью рукоять Змиулана, поклонился жрецу и вышел. В голове кружилось множество самых разных мыслей, которые никак не желали выстраиваться в четкие логические цепочки. Однако вскоре все размышления отошли на второй план, ибо в городе шла такая гулянка, какой я в этом времени еще никогда не видел.

  Прямо на улицах и площадях Волегоща горожане накрывали столы. Женщины ставили на них закуски: салаты, мясо вареное, жареное и пареное, дичину, птицу, рыбу, соленья и копченья. Мужчины выкатывали из княжеских амбаров бочонки с медом: ставленым, хмельным и варенным; свежим пивом, вином, березовицей, квасом и элем, который здесь назывался ол. Улицы украшались ветками ельника, поздними лесными цветами и гирляндами пожелтевшей листвы. Кругом гомон разговоров и радостные вскрики, много праздничной пестрой одежды, преимущественно красного цвета, а самое главное, что меня поразило до глубины души, атмосфера, которая наполняла город.

  Да, это нечто, ибо люди радовались миру с соседями настолько искренне, что описать их эмоции словами я просто не мог. В моем времени такая чистота чувств редкость и в любом коллективе или группе людей всегда найдется кто-то, улыбающийся только для вида. Здесь же этого не было. Поэтому все мои заботы рассосались сами собой и к столу, за которым расположились воины Святовида, Сивер и приближенные Векомира, я подошел уже с улыбкой на губах. Мне тут же налили кубок хмельного ола, я его выпил, и ни о чем серьезном в этот день уже не думал, ибо верно сказано мудрыми людьми. Любить так любить! Воевать так воевать! Ну, а гулять, так от души и ни на что иное уже не отвлекаться.

==================================================

  *Рарог - огненный дух в виде хищной птицы.

==================================================

Глава 15.

Померания. Бортничи. 1141 Р.Х.

  - Господин, может быть, нам лучше сделать крюк?

  Вартислав Грифин, рослый подтянутый мужчина с длинными русыми волосами, которые мокрыми прядями спадали на его слегка продолговатое лицо, посмотрел на пожилого широкоплечего сотника, задавшего ему этот вопрос, и остановил своего Златко. Крупный саврасый жеребец, переминаясь с ноги на ногу, стал месить дорожную грязь и коситься на кобылку начальника княжеской охраны, а князь поморянских племен поправил сбившийся назад капюшон и натянул его на уровень глаз. После чего он плотнее закутался в плащ, с коего на круп Златко стекали ручейки холодной влаги, и задал сотнику встречный вопрос:

  - Ты чего-то опасаешься Генрих?

  - Да, мой князь, - Генрих Лауде, на одну половину сакс, а на другую лужичанин, опытный воин и наемник на службе Вартислава, ответил как всегда прямо и без обиняков. - Разведчики докладывают, что в лесах вокруг Грифица неспокойно. Окрестные смерды недовольны вами и вашими нововведениями, а деревенька, где нам предстоит встать на ночлег, гнездо этих бунтарей. Кроме того, недавно мне донесли, что местные мальчишки закидали ваших гонцов конским навозом, а когда они хотели вернуться и наказать наглецов, на их защиту встал весь поселок. Из-за дождя нам придется заночевать в домах этих пейзан и мне кажется, что холопы могут устроить нам какую-нибудь каверзу. Давно надо было выжечь это осиное гнездо, но вы запретили его трогать...

  - Этот поселок называется Бортничи, и в дни нашей юности мы с братьями провели здесь немало времени, - губы князя искривились в недоброй усмешке. - Раньше я любил бывать в этих краях. Однако сейчас меня здесь ненавидят, что есть, то есть. Но объезжать деревню все равно не будем. Я владетель этой земли и не намерен проявлять слабость. Лучше вышли вперед десяток воинов на самых свежих лошадях и пусть они подготовят смердов к тому, что перед ними предстанет их хозяин.

  - Как скажете, господин.

  Сотник кивнул и умчался в голову колонны. Вскоре, перекрывая шум дождя, зазвучал его сильный голос. В деревню, которая находилась между Колобрегом, откуда ехал князь, и замком Грифиц, княжеским домом, умчались воины, а сотня дружинников и несколько телохранителей Вартислава, продолжили свой путь. Златко вновь понес своего хозяина по дороге. Кованые копыта жеребца подкидывали вверх крупные комки грязи. С нависающих над дорогой больших деревьев падали крупные дождевые капли, а шум хлюпающих по лужам и размокшему грунту копыт убаюкивал князя, так что если бы не сырость, он, наверняка бы, задремал. Но в лицо Вартиславу ударил сильный порыв холодного ветра, который скинул с его головы капюшон. Вновь князь натянул его на голову, левой ладонью подтянул кожаные завязки, оглядел понурых воинов вокруг себя и поморщился. Может быть, это было вызвано влагой, которая попала под одежду Вартислава, а возможно, воспоминаниями, которые каждый раз посещали его, когда он ехал через Бортничи.

  Кажется, что в этой деревеньке особенного? Обычное лесное поселение бортников, медоваров и охотников на три десятка дворов. Но с этим местом было связано слишком многое. Именно в лесу под Бортничами юный Вартислав из уважаемой среди поморян, богатой и очень влиятельной семьи Грифинов, свалил своего первого медведя. Здесь он познал первую любовь и впервые провел ночь с женщиной. Сюда привозил на отдых своих младших братьев Ратибора и Свантибора. И сюда, после того как он попал в плен к полякам и принял христианство, уже будучи князем, он сослал большую часть своих наложниц, которых у него было не много и не мало, а двадцать четыре. Почему-то, он посчитал, что лесовики этому обрадуются, так как женщины у князя были красавицами, которых незазорно взять в жены. Однако жители Бортничей, которые вместе с наложницами приютили и незаконнорожденных отпрысков семьи Грифинов, кстати сказать, не только бастардов Вартислава, но и его братьев, князя возненавидели.

  Сначала Вартислав не придавал этому никакого особого значения. Ну, дуются рядовичи, которые с недавних пор стали считаться холопами. Так что с того? Ничего. Со временем все пройдет, тем более что лесовиков никто не трогал, и оброки они выплачивали самые незначительные. Вот только год от года отношения с местными жителями лишь ухудшались, а минувшим летом местный целитель древний старик Липка, подлец такой, был пойман за тем, что вбивал в след княжеского коня длинный железный гвоздь. Вартислав, в отличии от своих приближенных, этому факту значения не придал, ибо в проклятья и заговоры не верил. Поэтому наказание для знахаря, который в свое время с помощью трав вылечил его от лихорадки, назначил очень легкое. Липку выпороли, сожгли ему бороду и бросили его за околицей, а князь по настоянию близких к нему людей пересел на Златко. Кстати сказать, правильно поступил, поскольку прежний конь Вартислава вскоре взбесился и вместе с воином, который его выезжал, бросился в глубокий овраг и сломал себе шею.

  С тех пор минуло несколько месяцев. Князь, который все это время был занят очень важными делами, про этот случай не вспоминал, а сейчас, после слов сотника Лауде, все вернулось, и он подумал о том, что надо бы поговорить с деревенским старостой и лучшими людьми. Ведь они люди неглупые и должны понять, что не все зависит от него. Да, по договору с польским королем Болеславом он принял христианство. Да, по настоянию священнослужителей Распятого, он избавился от наложниц и незаконнорожденных отпрысков. Да, по слову епископа Адальберта, уничтожены все крупные языческие капища поморян. Да, он привечает иностранцев и ставит их выше соплеменников. Да, усиливает нажим на рядовичей. Но ведь когда-то они сами выбрали его князем и сказали "Веди нас!". Так чем же они тогда недовольны, особенно жители Бортничей? Нет бы, радоваться, что живы и князь их привечает, а они возмущаются. Скоты!

  "Нет, - в такт движению князь слегка качнул головой, - прав епископ Адальберт. Каждому свое и кесарю кесарево. Смердам никогда не понять поступков правителя, ибо они глупы. И хотя порой по старой памяти я ставлю их в один ряд с собой, мы не ровня. Хватит с бортничанами в равноправие играть. Пусть только кто попробует косо посмотреть, велю дружинникам всю деревню перепороть, а баб воинам на потеху отдам. Всех? Нет, ибо я помню тех красавиц, с которыми проводил жаркие ночи. Да и молодняк трогать не стоит, ибо негоже своих бастардов лупцевать. Хотя, чего это я сразу про силу думаю. Ведь есть иной путь".

  Он придержал жеребца и дождался появления патера Стефана, который следовал позади него. Священнослужитель, мордастый бритоголовый тип с масляным взглядом пройдохи, который находился в свите Вартислава потому что ему покровительствовал камминский епископ Адальберт, посмотрел на Грифина, а князь сказал:

  - Отец Стефан, сегодня вечером у вас будет работа.

  - Какая? - священник заулыбался и обнажил желтые подгнившие зубы.

  - Надо будет в деревеньке на пути нашего следования проповедь прочесть. Справитесь?

  - Ну, я не знаю... - протянул Стефан и, заметив, что Вартислав нахмурился, сразу же поправился: - Все будет сделано, Ваша Милость. Дело это для меня хоть и новое, но с божьей помощью я справлюсь. На какую тему нужно прочесть проповедь?

  - Смирение, отец Стефан... Смирение, перед властителем, которого благословил сам Господь.

  - Понимаю...

  Вартислав замолчал, а священник, который всегда тонко чувствовал настроение хозяина, его не тревожил. Дождь на некоторое время прекратился, всадники повеселели, лошади зашагали быстрей и, за час до наступления темноты, князь и его воины въехали в Бортничи.

  Лесная деревенька, которая раскинулась на широкой поляне невдалеке от дороги, выглядела точно так же как и двадцать пять лет назад, когда Вартислав Грифин впервые остановился в этом месте на ночлег. Несколько десятков продолговатых зданий образовывали квадрат и были обнесены колючей изгородью. Разбойников в этих краях отродясь не водилось. Опасное зверье своевременно истреблялось. Иноземные воины, если и появлялись, то селяне увозили все свое имущество в тайные схроны, а сами прятались в дремучие чащобы. Так что опасаться жителям Бортничей было некого, и поэтому строительством частоколов и палисадов они себя не утруждали. В общем, типичные лесовики, спокойные, гостеприимные, уравновешенные и без вредных привычек. Вот разве только нетерпимые к обманщикам и двуличным людям, в число которых они зачислили князя Вартислава, не сдержавшего свою клятву править по заветам предков, а так, идеальные подданные.

  Жеребец князя остановился на просторной деревенской площади. Вартислав кинул взгляды вправо и влево. Вокруг него суетились спускающиеся с седел на землю воины. Вроде бы все как обычно, но что-то было не так. Он еще не до конца осознал, в чем дело, видимо, сказывалась усталость после дороги, и тут рядом с ним остановился Генрих Лауде, который выпалил:

  - Крестьян не видать и дружинников из моего первого десятка. Непорядок.

  В самом деле, посланных в деревню дружинников нигде не было, да и лесовиков, которые были обязаны встретить князя хлебом-солью и принять повод его коня, ни одного.

  - Наверное, гонор показывают, - спрыгнув на землю, произнес Вартислав. - Сидят в домах и ждут, когда я сам к старосте в гости зайду. Глупцы! Сейчас воины их плетками поучат и они быстро поймут, что мне характер показывать не стоит, а иначе об этом можно пожалеть.

  - Лесовики ладно, но наших воинов нет.

  - Это да, странно.

  Вартислав передал повод жеребца молоденькому дружинному отроку и уже хотел отдать сотнику приказ начать обыск зданий, когда раздался истошный крик одного из телохранителей:

  - Княже, берегись!

  Где-то невдалеке с характерным звуком щелкнула тетива и в Грифина полетела стрела, не охотничья, а боевая, с граненым наконечником и выпущенная из мощного тугого лука. Стрелок, силуэт которого мелькнул в одном из дверных проемов, наверняка бы, попал. Однако на пути метательного снаряда возник храбрый мальчишка-коновод, который метнулся вперед и прикрыл своего князя. Стрела, пронзив плащ, одежду и теплое нательное белье, вонзилась в грудь отрока и он, нелепо раскинув руки, свалился под ноги Вартислава.

  - Прикрыть князя! - тут же разнеслась над площадью команда сотника Лауде, а следом пошли другие: - Второй, третий и четвертый десятки! Поймать стрелка! Пятый, шестой, седьмой! Убрать лошадей! Восьмой, девятый, десятый! Одеть брони!

  Воины бросились исполнять приказы и в этот момент со всех сторон на площадь обрушились десятки стрел, коротких сулиц, камней и несколько метательных топоров. Противник дружинников, местные жители, не только из Бортничей, но и из других близлежащих поселений, встретили своего князя и его воинов, словно они заклятые враги. Стрелы и копья свалили нескольких воинов, которые думали, что находятся на своей земле, а потому были без кольчуг. И над площадью, одновременно с криками раненых и умирающих, разнесся зычный голос деревенского старосты Божедара Берко:

  - Уби-ва-ай!

  За первым залпом на воинов Вартислава обрушился второй, а там и третий не замедлил. Князь, которого телохранители стиснули со всех сторон, не мог ничего разглядеть, и руководство боем взял на себя сотник Лауде. Он уклонился от короткого копья, вонзившегося ему под ноги, быстро разобрался в том, что происходит, и своими приказами заставил десятников суетиться. После чего опытные наемные воины, среди которых практически не было поморян, вытащив мечи, сабли и кинжалы, бросились в сторону здания, откуда был сделан выстрел по князю.

  Дружинники вломились внутрь и столкнулись с противником лицом к лицу. Десяток лесовиков, косматых мужиков с разнообразным оружием в руках, от дубин до купленных по случаю скандинавских мечей, против матерых убийц, которые прошли не через одну битву. Одни люди с криками бросились на других, и завязалась жестокая рукопашная, которая продлилась недолго, так как дружинники сломили сопротивление рядовичей и перебили их, а затем они выскочили на плоскую крышу, откуда вели стрельбу лучники и занялись уже ими. Взмах клинка, Крик человека и его смерть. Все быстро и четко.

  Через несколько минут после начала боя первый опорный пункт бортничан был захвачен. Воины Грифина уже пришли в себя и начали зачистку остальных домов. Ну, а охранники князя, прихватив свои переметные сумки, в которых находились их брони, без промедления перетащили Вартислава в здание. Здесь князь оттолкнул их в стороны и выкрикнул:

  - Лауде!

  Вооруженный мечом сотник заскочил в дверь, в косяк которой воткнулась стрела, на этот раз не боевая, а обычная охотничья, и спросил своего нанимателя:

  - Что прикажете, мой князь?

  Вартислав, лицо которого было красным от злости, а глаза пошли слегка навыкат, кулаком ударил по окровавленному столу и прошипел:

  - Генрих, всех под нож! Всех до единого, кроме старосты! Живее! Никто не должен уйти в лес!

  - Слушаюсь, господин. Но здесь только мужчины. Женщин, детей и стариков нет, а значит, бортничане готовились к бою заранее. Думаю, что это ловушка, а я не могу вами рисковать. Поэтому я прошу вас покинуть деревню и вместе с тремя десятками воинов скакать в Грифиц.

  - Нет! Я останусь, и лично буду пинать трупы тварей, которые посмели поднять руку на своего хозяина, а затем сожгу здесь все, а пепел развею по ветру. Лауде, исполнять приказ!

  Сотник, который во второй раз за день не смог настоять на своем, выскочил наружу и продолжил руководить боем. Князь в это время, наблюдал за всем происходящим через небольшое окошко. Телохранители просили его отойти в сторону, вдруг, какой-нибудь меткий лесовик всадит стрелу в узкий проем, с которого содрали бычий пузырь, но Вартислав никого не слышал и не слушал. Он видел, что его воины уже взяли под свой контроль половину деревни, а лесовики не могут им ничего противопоставить, и по этой причине начинают оттягиваться к окраине села. Победа была близка, и Вартислава это радовало, хотя если бы его дружинники были готовы к бою, потерь бы удалось избежать.

  - Кольчугу мне! - наконец, оторвавшись от окна, потребовал князь.

  Приказ был выполнен. Вартиславу помогли надеть броню и затянуть ремни. Далее он прикрыл голову превосходным миланским шлемом, который напоминал ведерко с крестообразными лицевыми щелями. После чего князь взял в левую руку треугольный щит, на котором красовался вставший на дыбы грифон, а в правую отличнейший рыцарский меч.

  - Я лично приму участие в бою.

  Сказав это, князь, не обращая внимания на телохранителей, которым предстояло его прикрывать, направился на площадь. Однако лишь только он вышел на порог, как вновь перед ним предстал Лауде. По лицу сотника из-под наспех одетого остроконечного шлема со стрелкой для защиты носа текла темно-красная струйка крови, и он, без колебаний, толкнул князя обратно в дом. Было, Вартислав Грифин хотел накричать на Генриха, но старый вояка выдохнул:

  - Все! Конец нам! Я же говорил, что это ловушка!

  - Какой конец!? - возмутился Вартислав. - Что ты мелешь!?

  - Поднимись на крышу, княже. - После этого обессиленный сотник повернулся к одному из телохранителей и кивнул на снаряженный арбалет, который находился у того в руках. - Готовьте ваши самострелы, сейчас наших прикроете. Если есть еще что-то стреляющее, все сюда тяните, пригодится.

  Телохранители метнулись к своим ковровым сумкам, а Вартислав, в сопровождении двух воинов по узкой лесенке поднялся на крышу и обомлел. Бортничи были окружены со всех сторон. Из леса выходили небольшие группы местных жителей, которые прибежали на помощь землякам с охотничьих заимок, и они сходу кидались в бой против дружинников. Но лесовики были далеко не самой главной опасностью для воинов, которые могли перебить их всех. Основная проблема была в других противниках, которые приближались к деревушке по дороге. Один отряд, сплошь наемники, около восьми десятков всадников на неплохих лошадях, с хорошим оружием и в добротной броне, по виду варяги. А во втором отряде, который двигался по следам княжеской дружины, около двухсот смердов и десяток витязей Триглава. И что было особенно плохо, над ними реяло расчехленное боевое знамя языческого бога, украшенное древними знаками черно-красное полотнище с несколькими длинными плетеными косицами на верхушке.

  "Дело дрянь, - князь как-то сразу сник и задал себе вопрос: - И что теперь делать?"

  Ответа не было и, помянув недобрым словом епископа Адальберта, который утверждал, что после уничтожения храмов, язычники, как обычно, забьются в болота и не посмеют оказать ему сопротивления, Вартислав сбежал вниз. Здесь он подскочил к Лауде, прижал его голову к своей и прошептал:

  - Вырваться сможем?

  - Поздно, - копируя шепот князя, ответил сотник. - Пробиться сможем только все вместе, а дружинники по деревне разбежались, пока их в кулак соберем, время уйдет.

  - До наступления ночи всего ничего осталось. Можем попробовать уйти в темноте.

  - Нет. Колечко уже замкнулось, судя по всему, на нас специально засаду готовили. Так что единственный шанс уцелеть, это послать пару ловких парней в Грифиц и Колобрег. К утру, кто-нибудь из них будет на месте, а к полудню подойдут резервные сотни.

  - А продержимся столько времени?

  - Должны. Иначе никак.

  - Хорошо. Командуй...

  Лесовики, которые еще удерживали добрую треть зданий в Бортниче, получив поддержку, под командованием витязей Триглава перешли в наступление. К тому времени уже стемнело, и схватка шла в полной темноте или при свете факелов. Резкие быстрые тени группами перемещались по деревне и насмерть схватывались в проходах между домами и в помещениях. Свистели стрелы, звенела сталь, ржали кони, многие из которых в суматохе и неразберихе боя получили раны, и стонали умирающие воины. Однако продолжалось все это недолго. В течении часа язычники, среди которых самыми активными, разумеется, были витязи Триглава, загнали христиан в здание, где держал оборону князь. Однако пробиться внутрь они не смогли. Дружинники встретили идущих в атаку наемных варягов и лесовиков выстрелами из арбалетов и трофейных луков, а Лаудер организовал правильную контратаку, которая сбила наступательный порыв местных жителей, рванувшихся на врага без поддержки храмовников.

  После этого на некоторое время в деревушке наступила тишина. Лошадей княжеской дружины вывели в лес, раненые лесовики и варяги из Арконы, которых в помощь товарищам прислал витязь Сивер, были перевязаны, а воины Вартислава добиты. Сам князь в это время сидел подле большого очага, грел руки, изображал полнейшее спокойствие и пересчитывал своих воинов.

  "Пять. Семь. Пятнадцать. Двадцать три. Тридцать пять и шесть стрелков на крыше. Все. И из этого числа дружинников две трети имеют ранения. Ах, если бы я послушал сотника. Сейчас бы все мои воины были живы, а я бы спал мирным сном в Березце или Круче, и ни о чем плохом бы не думал. Но, что случилось, то и есть. Нам бы до завтрашнего полудня продержаться, а потом придет помощь, и предатели умоются кровью".

  Князь еще раз пересчитал уцелевших бойцов, которые ждали нового натиска врагов, и подумал, что кого-то не хватает. Кого? Верно. Священнослужителя.

  - Кто видел патера Стефана? - громко спросил князь.

  - Он в самом начале боя исчез, - ответил кто-то.

  - Среди мертвых его не было, - добавил второй воин.

  - Наверное, сбежал, паскуда, - вторя им, прошипел один из раненых и добавил: - Повезло гаду.

  Последнему дружиннику никто не возразил, хотя еще вчера, за оскорбление священнослужителя ему бы пришлось ответить. Однако здесь и сейчас вера никого особо не интересовала. Главная цель одна - уцелеть, а остальное не суть важно, хотя некоторые по привычке, дабы успокоить себя, вполголоса шептали молитвы.

  - Эй, Грифин! - разорвал настороженную ночную тишину окрик со стороны площади. - Сдайся, и за это мы пощадим твоих воинов.

  Вартислав выглянул в окошко. Он встал так, чтобы его не подстрелили и в свете факела, который горел на другой стороне площади, князь разглядел силуэт по пояс обнаженного воина с чубом на голове и золотым поясом.

  - А ты кто таков будешь!? - в свою очередь спросил князь.

  - Я Рагдай, витязь Триглава.

  - Тогда слушай мое слово витязь сраный, - Вартислав подпустил в голос насмешки и ехидности, - беги отсюда пока цел, а то вскоре здесь мои воины будут и всех вас перебьют. Давай-давай, руки в ноги и бегом в болота, куда вы словно крысы забились. Все! Пшел вон!

  Рагдай не сорвался на ответные оскорбления, а спросил:

  - Что, на гонцов надеешься? - князь промолчал и витязь добавил: - Так зря надеешься. Мы всех поймали, двух воинов и монаха. Сюда их!

  Рядом с Рагдаем появилось несколько варягов в броне и шлемах, а перед ними стояли избитые люди, два лучших княжеских разведчика и патер Стефан, лицо которого было превращено в кровавое месиво. Варяги на миг застыли, а затем вместе с пленниками, которых казнят позднее, ушли в темноту, и витязь трехголового божества продолжил свою речь:

  - В последний раз предлагаю Вартислав. Сдавайся.

  - И что будет, если я выйду?

  - Допросим тебя, а потом прикончим, быстро и без мучений. Обещаю. Ну, а воинов разоружим и пешком в Грифиц отправим, чтобы рассказали твоим братьям, кто и за что тебя убил. Если нет, то смерть примут все.

  Вартислав оглянулся на своих воинов, часть из которых, наверняка, желала, чтобы князь принял предложение Рагдая. Но ответ Грифина был все тем же:

  - Нет. Будем биться.

  - Это твой выбор.

  Витязь равнодушно пожал плечами, а князь взмахнул назад рукой:

  - Подстрелите его!

  - Щелк! Щелк! Дзан-г! Дзан-г!

  Сразу три арбалета и несколько луков отправили свои стрелы в язычника, но тот, словно ждал этого. Легким грациозным прыжком он ушел с линии стрельбы, а затем в его руке оказался клинок. Взмах! И последний метательный снаряд отлетел в сторону.

  - Глупец ты, Вартислав! - голос отступившего в темноту витязя услышали все, точно так же как и его следующую команду: - Всем быть наготове! Начинаем!

  Некоторое время ничего не происходило, а потом раненый дружинник, который поминал недобрым словом патера Стефана, просипел:

  - Княже, за стеной какой-то шум.

  Сотник Лауде, Вартислав и еще несколько человек приникли к глухой стене, которая выходила на поляну за деревенькой. Там двигались люди, слышался говор и глухой стук. Что делают враги, было понятно всем. Дружинников и князя собрались подпалить, и помешать бортничанам не было никакой возможности, разве только приказать стрелкам на крыше, попробовать достать поджигателей.

  - Стрельцы! - Вартислав поднял голову к проему в потолке. - Не зевать! Бей!

  Было, лучники и арбалетчики выстрелили в темноту, но безрезультатно. После этого они попробовали подойти к самому краю крыши и тут же со стороны поля ударили стрелки язычников, которые видели христиан, словно бой происходит днем, и дружинники потеряли сразу троих. В итоге от перестрелки пришлось отказаться, а спустя несколько мгновений под стеной разбили пару больших горшков с топленым свиным жиром. Снова затишье, а затем в кучу хвороста метнули факел.

  Пламя разгоралось очень неохотно, так как земля, хворост и стены все еще были сырыми. Но ничего, огонь добрался до жира, поджег его и к темным небесам взметнулся столб пламени. Стрельцы на крыше были вынуждены спуститься вниз, но стена стала тлеть, и помещение быстро наполнялось дымом. Князь, который не был трусом, встал возле двери, приказал своим людям приготовиться к бою и дал последнее наставление:

  - Значит так, сейчас пойдем на прорыв. Шанс есть. Хоть кто-то, два-три человека, но уцелеет. Самое главное, не разбегаться раньше времени и держаться всем вместе. Пробиваемся к правому выходу, что ведет к Грифицам. Идем по дороге. Убиваем всех, а за околицей рассыпаемся. Вперед!

  Князь резко вскинул вверх клинок, дождался боевого клича воинов и во главе дружинников выскочил на освещенную пожаром площадь. Язычников было не видно, бунтовщики, как и все злодеи, предпочитали прятаться во тьме, и Вартислав направился к выходу из Бортничей. Тут же с крыш и соседних домов в дружинников вновь полетели стрелы, и немало воинов свалилось наземь. Однако их никто не подбирал. Воины, князь и сотник Лауде торопились поскорее вырваться в поле. Но дорогу им, как они того и ожидали, преградили враги, которых было всего десять человек. Витязи Триглава, а это были они, стояли молча. Князь и его воины на миг замерли. Стрельба прекратилась, видимо, кто-то из бунтарей отдал такую команду. Все дружинники, кто еще был на ногах, сбились в бронированный клубок из двадцати человек, прикрылись щитами, ощетинились клинками и пошли на свой последний прорыв.

  Рагдай и его братья стояли на месте, и когда расстояние между противниками сократилось до нескольких метров, он выкрикнул:

  - Триглав! Прими жертву во славу твою!

  - Прими!!! - поддержали его храмовые воины.

  Один миг, и начался бой. Рагдай прыгнул прямо на вражеские мечи и врезался в броню и щиты дружинников. Весом своего тела он проломил их строй и ни один клинок не смог его задеть. Удар ногой. Князь отлетает в сторону. Взмах булатного клинка. И рядом с оглушенным Вартиславом падает мертвый сотник Лауде. Кто-то из телохранителей Грифина попытался ударить витязя со спины, но он не стоял на месте. Рагдай прыгнул дальше, а на его месте оказался другой храмовник, который встретил противника встречным выпадом и острие клинка вонзилось в горло дружинника.

  Кровь залила всю землю вокруг и витязи Триглава, которые один за другим втягивались в схватку, убивали своих врагов с такой легкостью, что Вартислав поражался их мастерству. Но что он мог сделать? Пожалуй, что ничего. И пока его воины погибали, он попробовал удрать, хотя и знал, что сделать это, у него не получится.

  С трудом, Грифин поднялся на колени, затем на ноги и, слегка покачиваясь, побежал в темноту. Перед ним не было никого, и на краткий миг в его душе забрезжил огонек надежды. Однако не тут-то было. Свистнула стрела, которая клюнула его в ногу, и он споткнулся. Остановился. Замер. Обернулся. Правая нога князя подломилась, и земля приняла его тело. Удар и темнота...

  Когда князь очнулся, то над горизонтом вставало солнце, первые лучи которого озарили окрестные леса, деревню, площадь, на которой он находился и догорающий дом. Перед Вартиславом стояли Рагдай, староста Божедар и волхв Ждан из Щецинского храма Триглава. Несмотря на боль в ноге, коленопреклоненную позу, связанные за спиной руки и безвыходную ситуацию, князь был спокоен и, посмотрев на Ждана, коего он знал лично, Вартислав спросил:

  - Вот и все?

  - Да, - волхв коротко кивнул.

  - Какой будет моя смерть?

  - Посмотри.

  Ждан отступил в сторону и за его спиной князь увидел, как жители Бортничей роют ямки, и готовят длинные острые колы. И поняв, каким способом его казнят, Вартислав испугался. Он выбрал жизненный путь, который привел его к поражению и бесславной гибели, и ничего уже не изменить. Князь это осознавал, но все же попросил волхва:

  - Отпустите меня за выкуп. Освободите, и я прогоню прочь иноземцев и служителей чужого бога. Клянусь.

  - Ты уже клялся, когда надевал на свои плечи красный княжеский плащ. И где твои клятвы? Свободу народа не берег, родную веру не чтил, братьев по крови и потомков своих обижал. Поэтому нет тебе доверия. Молись своему богу, ибо старые тебя уже не примут.

  Несостоявшийся герцог Померанский задрал голову наверх, посмотрел на темные небеса, которые сулили земле очередной дождь, и впервые искренне уверовав в Христа и его отца, прошептал:

  - Господи, прими душу раба твоего! Господи, прости! Господи, не оставь!

  Однако небеса молчали.

Глава 16.

Руян. 6649 С.М.З.Х.

  Кисточка окунулась в баночку с краской и на миг зависла в воздухе. Я хотел сделать первую запись, но не судьба. С кончика кисточки вниз сорвалась толстая темная капля, которая упала на сероватую бумагу и на листе образовалась жирная неровная клякса. Хреново! Еще один дорогостоящий лист запорол.

  - Что, опять не получилось? - спросил меня Сивер, который сквозь мутное оконное стекло смотрел, как на Аркону падает первый снег, но все равно услышал падение чернильной капли, хотя, скорее всего, он уловил мои эмоции.

  - Да, - удобней устраиваясь в кресле, ответил я витязю. - Погубил очередной лист.

  - Эдак на тебя никаких запасов не хватит, - усмехнулся он. - Бумага у нас дорогая и доставляется издалека, а ты все никак кисточкой мазать не обвыкнешь. Взял бы бересту и на ней сначала попробовал что-то намалевать.

  - Да-а, не получается. Кстати, надо бы сказать Векомиру, чтобы озаботился производством своей бумаги. Дело-то перспективное.

  - А сам что? - Сивер кинул на меня косой взгляд. - Возьми и сделай.

  - Мне это не интересно.

  - Ну-ну. Тебе, значит, взваливать на плечи заботу не хочется, а кто-то другой должен все сделать? Нет, Вадим. Хочешь хорошую бумагу? Так нет никаких препятствий. Посиди, подумай и начинай работу. Ты ведь сам рассказывал, что знаешь, как ее делать. Или я ошибаюсь?

  - Все верно, было такое, говорил я про бумагу и чернила для перьев. Точной технологии не знаю, но если помучаться, результат будет. Однако где найти людей в помощь, когда я кроме тебя, жрецов и наших друзей по ОБК никого не вижу? Где организовать предприятие, если этим заниматься всерьез? И где достать денег на сырье и оплату рабочих?

  - Попроси помощи у Векомира и он не откажет. Благо, человек он умный и выгоду от твоей задумки увидит сразу же. Значит, поможет людьми, приставит к тебе человека, который будет следить за твоими успехами, да и землю он может выделить, треть острова в собственности храма.

  - Думаешь, у меня это получится?

  - Лично я в тебе не сомневаюсь. Ты, Вадим, человек пробивной, среди нас уже освоился и стал своим, а до весны еще очень далеко. Вот и попробуй наладить производство бумаги и чернил.

  Сивер замолчал, а я почесал затылок. Бумага и чернила говоришь? А чего, можно заняться. Семьи у меня пока нет. После осенних штормов наша группа по борьбе с крестоносцами собирается всего один раз в седьмицу, а на тренировки и занятия уходит только первая половина дня. Правда, во второй половине я не бездельничаю, поскольку читаю книги из храмовой библиотеке и начал вести свои собственные заметки. Однако это время можно потратить с большей пользой.

  Итак, бумага. Что я знаю про ее производства в том веке, в котором на данный момент нахожусь? Не так уж и много, но основа есть. Делать ее можно из всякой дряни и отходов, лишь бы в материале имелась целлюлоза. Это опилки, ветошь, солома, конопля, некоторые виды луговых трав и даже сушеные водоросли. Почти все это на Руяне и в близлежащих районах имеется в достатке, так что проблем не возникнет. Далее перетертый и измельченный целлюлозосодержащий материал вываливают в котел и варят. Постепенно в эту бурду добавляется вода и клей, как правило, сок каких-то деревьев, и мел для белизны. В процессе варево превращается в однообразную густую массу. И когда это месиво готово, его выливают на мелкие решетки, где оно высыхает, и становится бумагой. Как-то так и пусть первые результаты, наверняка, будут паршивыми, это задел на будущее.

  Теперь чернила. Здесь все одновременно и проще и сложнее. Нужна вода, красители: сажа, чернильные грибы или сок каких-то деревьев; загустители и растворители, вот, пожалуй, и все. И единственная проблема, которую я вижу в этом проекте, это правильный подбор компонентов и пропорций. Однако если у меня будут люди, а Векомир, как правильно сказал витязь Триглава, скорее всего, мне не откажет, помощники сделают это и без моего непосредственного участия.

  Вот и выходит, что если браться за производство бумаги и чернил, то за мной только первый шаг, организация этого маленького предприятия, обеспечение секретности и контроль за производством. Ну, а про выгоду, которую я получу с этого предприятия можно и не говорить. Бумага стоит очень дорого и почти вся Европа пишет на пергаменте или коре, так что Вадим Сокол имеет реальный шанс стать местным олигархом. Значит, решено, займусь этим проектом. Завтра же навещу Векомира и, если старик даст добро, начну крутиться.

  Невольно я улыбнулся, Сивер вновь кинул на меня взгляд и тоже усмехнулся, ибо понял, что его слова были услышаны. После этого витязь, который скучал без дела и тосковал по родным местам, где, как мне недавно стало известно, у него есть семья, вновь сосредоточился на созерцании городской улицы. Ну, а я, оставив в покое китайские чернила и рисовую бумагу, которые крохотными партиями поступали на Руян из Киева, задумался над тем, что хотел записать. Информации имелось много, и вся она была чрезвычайно важной, поскольку касалась полезных ископаемых Балтийского региона и наших ближайших соседей. Было, попробовал оформить ее самостоятельно, но результат нулевой. Я испортил несколько листов бумаги и извел полфлакона краски, так что теперь придется идти в храм и работать с писцом. Ладно, схожу и потрачу на это время. Однако перед этим надо бы все сложить в голове, утрясти и подготовить для быстрой диктовки.

  С каких бы территорий начать? Пожалуй, что со Швеции, поскольку посланцы верховного жреца все же отыскали лагмана Гутторма Тостерена, который прятался от воинов своего короля на острове Бирка. После недолгих переговоров лидер северных язычников принял все условия Векомира и заявил, что готов оказать венедам поддержку в борьбе против крестоносцев и католической церкви, и сейчас в Арконе гостят его доверенные люди. Кроме того, в самое ближайшее время в городе появится ярл Фремсинет, которого за шапку сухарей вместе с его воинами откупили у князя Прибыслава. И если все пойдет так, как мы планируем, вскоре свеоны могут стать нашими стратегическими союзниками и деловыми партнерами.

  В общем, сначала Швеция. И что же там есть? Да много чего, но главное богатство этой страны, конечно же, железо, запасы которого у шведов просто огромны. Но вот в чем интересная закавыка. Швеция моего времени в три раза больше Швеции, которая есть сейчас, ибо в 12-м веке свеоны, геты и готландцы - три племени, составившие основу шведов будущего, держат только несколько южных областей, а земли дальше к северу контролируют лапландцы и несколько диких племен из полукровок и смешанных народностей. Ну, а поскольку главные залежи скандинавского железа находятся вокруг горы Кабнекайсе и в районе Кирунавар, а это все на севере, со временем их можно отжать в пользу венедов. Ну, а свеонам и Бергслагена, что в Средней Швеции, хватит.

  Впрочем, у шведов и помимо железа еще немало добра, поскольку на Скандинавском полуострове имеется Норландское плоскогорье. И вот там-то, если его отбить у лапландцев раньше норгов и свеонов, можно получить настоящее богатство, ибо в тех краях есть практически все: цинк, свинец, немного серебра, золота и титана, мышьяк, пирит, уран, серный колчедан и очень много меди. Медь! Это то, из чего сейчас делают мелкие деньги, а в связи тем, что в Норланде ее охренеть как много, можно добывать сей цветной металл и больше ни о чем не думать. Сел на печатный станок и сколько он тебе монет отчеканит, столько у тебя и финансов. Конечно, я все утрирую, но ненамного, ибо медь в средние века ценность очень большая.

  От Швеции перехожу к Норвегии и там с ресурсами тоже все весьма неплохо. Есть железо, титан, ванадий, цинк, немного угля, свинца и опять таки меди. Все, как и у соседей, с тем отличием, что у норвегов большая часть ресурсов на юге, в районе Эгерсунна. Однако нам норвежские викинги пока не интересны, так как в драку против венедов они не лезут, ибо численность народонаселения у них не очень велика, и никак не увеличивается, поскольку кланы норгов постоянно враждуют между собой и дерутся со шведами, да и климат там суровый. Поэтому они нам не враги, но и не друзья.

  Далее можно рассказать про Данию, но там с полезными ископаемыми совсем негусто - одна радость, земля хорошо рожает и рыба много. По этой причине двигаюсь к следующему кусочку суши, который в моем родном временном периоде известен как Финляндия. Сейчас там живут суомы, которых добыча подземных ресурсов не заботит, ибо они в основе своей охотники, собиратели, рыболовы и оленеводы. Зато развитие промышленности, рано или поздно, будет заботить нас, и я знаю, что находится в недрах озерной страны и за ее пределами, далее к берегу Студеного моря, где спрятано много богатств. Ванадий и никель, железо и свинец, цинк и хром, титан и кобальт, пирит и медь, асбест и апатиты, магнезит, стеатит, мрамор, гранит и так далее. При этом, само собой, про какие-то месторождения я знаю столько, что могу примерно указать район добычи, а про иные мне неизвестно ничего. Однако есть информация, и если венеды выживут как народ, то им не надо будет ради никеля переться за тридевять земель, а проще и легче поискать необходимый ресурс в почти безлюдных областях севера.

  Смотрим дальше, и подходит очередь нашего дорогого Господина Великого Новгорода вместе с вотчинами и подчиненными территориями. В Карелии полно интересных глиноземов и минералов. Ближе к Венедскому морю есть бокситы, фосфориты, сланцы, ценные пески, янтарь, торф и известняк. У Студеного моря в пределах Мурманской области, которой, разумеется, еще нет, вообще все круто: уголь, самые разные металлы, как ценные, так и не очень, цирконий и тантал, ниобий и титан, кианит (сырье для получения алюминия и силумина), магнезиты и хром. На северо-востоке в Перми опять же металлы есть, серебро, драгоценные камушки и соль. Да и в самом Новгороде не бедствуют, поскольку имеют немного уголька, хороший песок для стекловарения и глину для производства керамики.

  Так-так! Про ресурсы вроде бы, без упоминания Польши и Германии, что знал, утряс, и тут следующий момент. А что толку от записей, если некоторые металлы и минералы до сих пор неизвестны? Правильно. Никакого. И это значит, что помимо росписи возможного местонахождения тех или иных руд, их придется еще и описать. Хотя бы примерный состав, вид, свойства и характеристики. Но если этой темы касаться, то она тянет ряд других. Методы плавки, теория применения, плюс таблица Менделева. Ой-й! Только начни, и пошло поехало. Однако, как бы мне не хотелось, не лезть в научные дебри, в которых я, несмотря на свое относительно неплохое образование, путаюсь и теряюсь, сделать это придется. Правда, надо сказать сразу, что волхвы и без того обладают многими знаниями, и для них не секрет, что планета круглая и возможны полеты в космос, и потому работать с ними достаточно легко. Но, как ни крути, все же они люди своего времени и на многие вещи смотрят через призму эзотерики и мистики, а только потом думают о практических аспектах...

  От таких мыслей захотелось как-то развеяться, и я подумал о том, что хорошо бы сейчас упасть в постельку с девкой хорошей, чтобы не коряга была, и провести с ней ночку-другую, тогда, глядишь, усталость и легкое раздражение как рукой сняло бы. Но таких веселых подруг, на одну ночь, в Арконе не было, все-таки жреческий город и нравы здесь патриархальные. Вот в Ральсвике или Ругарде, там да. На любой постоялый двор зайди, скажи, чего хочешь, и ты это получишь. Естественно, не за бесплатно.

  - Эх! - потянувшись всем телом, я посмотрел на Сивера и сказал: - Пойду-ка я прогуляюсь.

  - Иди-иди, - витязь кивнул. - Только внимательней будь. Наши люди из Любека сообщают, что католические священники обеспокоены начинающейся войной в Дании, которую никто не ожидал, смертью Вартислава Грифина и примирением Никлота и Прибыслава. Так что кое-кто уже тыкает пальцем в сторону Руяна, мол, это Аркона виновата. Доказательств нашей причастности, само собой, нет, но когда-нибудь католики поймут, что происходит, и тогда по нашу душу придут неприметные дяди с длинными кинжалами.

  - Хорошо, буду осторожен.

  Витязь был прав, и потому я с ним не спорил. Спустился вниз, оделся потеплее, накинул поверх толстого вязаного свитера плащ, на пояс прицепил меч, а в голенище сапога спрятал кинжал. Слегка подпрыгнул, ничего не звенит, можно выходить. Но перед этим я навестил кухню, где отдыхали присланные нам в помощь люди, две пожилые семейные четы из деревеньки невдалеке от Арконы. Предупредил кухарок, что буду поздно, а их мужей о том, что ворота закрывать не надо, и только после этого покинул терем, вышел со двора и зашагал по заснеженной улице, куда глаза глядят.

  Сначала я вышел к городским воротам, а потом двинулся обратно, к храму Святовида. Вокруг меня текла размеренная мирная жизнь горожан. Все были заняты своими делами и заботами, и не обращали на меня никакого внимания. Ну, а я, находясь среди них, отдыхал душой, думал о том, что должен сделать завтра, ловил лицом крупные белые снежинки, которые, соприкоснувшись с кожей, тут же таяли, и ближе к вечеру решил вернуться в свое временное жилище. Вот только до терема я не добрался, так как по дороге меня перехватил один из членов нашего ОДК Радим Менко. Солидный купец в богатой шубе из новгородских соболей, подъехал к своему дому, который находился рядом с нашим подворьем, покинув закрытый возок, и тут увидел меня.

  - Вадим! - услышал я позади себя и обернулся.

  - А-а, Радим, - улыбнувшись, я подошел к торгашу, с которым быстро нашел общий язык, моментально прикинул, сколько стоит его шуба, и спросил его: - Ты откуда? Не из порта?

  - Да, оттуда, - подтвердил Менко.

  - И что, есть новости от наших соседей?

  - Нет. На море шторм. Поэтому я на складах был, товары пересчитывал.

  - Ну и как, удачно?

  - Все хорошо, ничего не пропало и не испортилось, так что я всем доволен. А ты куда идешь?

  - Так известно куда, - я кивнул в сторону нашей штаб-квартиры.

  Менко помедлил, цыкнул зубом и спросил:

  - Вадим, а ты в кости играешь?

  - Нет, - я отрицательно покачал головой.

  - Жаль.

  - А что-то не так?

  - Нет, все в порядке. Просто хотел тебя в гости пригласить. У меня почти каждый вечер компания хорошая собирается, играем по мелочи и разговариваем на разные темы. Тебе, наверняка, интересно будут.

  Почему купец зовет меня в гости, причем уже не в первый раз, я знал. У него две дочки и две племянницы на попечении, все девчата на выданье, и Менко ищет им пару. Про это мне рассказал Ростич, который добавил, что я рассматриваюсь как подходящий вариант, ибо ведунов в Арконе уважали, а тех, кого выделял верховный жрец, особенно. Соответственно, по мнению Радима и его племянника Люта Святыча, я был жених хоть куда. Не богатый и не знатный, конечно, но это дело наживное, ведь главное на плечах голову иметь, а не тыкву, и все сложится. Поэтому купцы ко мне прислушивались, и после того как я обронил, что хорошо бы было отправить экспедицию, которая бы привезла из Америку в Европу картофель, маис (кукурузу), подсолнечник и другие экзотические для наших краев растения, они меня шибко зауважали. Правда, я в первую очередь думал о перспективах развития сельского хозяйства, а они, хоть и торгаши, о военном походе, который принесет варягам, а значит и им, повышение материального благосостояния.

  Впрочем, все это планы на далекое будущее, а сейчас, прикинув, что дома мне делать нечего, я принял приглашение Менко:

  - С радостью буду твоим гостем, уважаемый Радим. Кости, правда, не моя игра, но понаблюдать за тем как люди становятся заложниками азарта можно.

  - Вот и ладно. Пойдем.

  Купец расплылся добродушной улыбкой, и вскоре мы были в его двухъярусном тереме. Молодые служанки сразу же поднесли нам горячего взвара. Все чинно и согласно традициям. Мы выпили и прошли в горницу, отогрелись возле большой печи, которая занимала добрую четверть помещения, и вскоре стали подходить другие гости, в основном островные купцы и приказчики, но были среди них и воины. Кого-то я знал, видел в порту, в храме или в городе, а с остальными познакомился в течении вечера.

  В общем, вместе со мной в горнице собралось одиннадцать человек, и вечер покатился по накатанной колее. Разговоры, стук костей, азартные выкрики игроков, новые знакомства, а затем был сделан перерыв, так как появились дочери и племянницы купца. Девушки-красавицы принесли вино и закуски, дабы мужчины могли промочить горло и немного подкрепить силы, и все мы в этом момент смотрели только на них, ибо посмотреть было на что. Четыре юные стройные красавицы с роскошными волосами цвета спелой пшеницы, которые заплетены в длинные косы. Одеты в белые шелковые платья, каждое из которых расшито затейливыми и неповторимыми узорами. На плечах платочки, опять таки, шелк. На тонких белых шейках ожерелья из янтаря. На ножках сапожки из красного сафьяна. Но самое главное, походка. Девушки шли, словно плыли, и смотреть на них уже было удовольствием. Правда, мне так и не удалось ни с одной из красных девиц перемигнуться или перекинуться словечком, но выход ведь не ради этого затевался. Увидеться с девушками можно днем, в городе, поскольку женщина в обществе венедов имеет такие же права, как и мужчина, и при желании может даже стать воином, а значит, в состоянии сама выбирать себе спутника жизни. Ну, а здесь просто смотрины.

  Гости выпили, и девушки нас покинули. Игра и общение продолжились. Вечер прошел неплохо и, размышляя над словами Менко, который недвусмысленно дал понять, что готов оказать мне финансовую поддержку помимо Векомира, я отправился на отдых. Но сразу упасть в теплую постель у меня не получилось, так как у нас с Сивером был гость.

  Кто бы мог подумать, сам ярл Хунди из Мунсе по прозвищу Фремсинет, который влетел в городские ворота перед самым их закрытием, а затем из храма Святовида был направлен к нам. Как оказалось, свеон высадился в Ральсвике и в Аркону попал по суше. Он уже знал о том, что у Векомира есть договоренность с Гуттормом Тостереном и торопился поскорее включиться в работу по планированию атаки на шведского короля Сверкера Кольссона. Однако какая сейчас работа? Зима на дворе. Большую эскадру в бой не кинешь, а с малой выступить против окруженного церковниками, наемниками и гвардейцами правителя равнозначно самоубийству. Но все равно разговор затянулся далеко заполночь и, в итоге, оставив Сивера и Фремсинета одних, я все-таки отправился спать.

  В общем, вот таковой вот был вечер и засыпал я в ту ночь с чистой совестью и спокойной душой, ибо Вадим Соколов все плотнее вживался в реалии двенадцатого века и находится при деле. Интересы венедов становились моими интересами. Про то, чтобы навсегда покинуть остров и уехать в Новгород я уже не думал. Местные обычаи и нравы меня полностью устраивали. Девушки здесь красивые и душевные, и пару себе найти не проблема, чай не черные дикарки с Мадагаскара. Язык я освоил, и перспективы были. Храмовники меня ценили и не прессовали. Мой быт налаживался, и каждый день был в радость. А это ли не счастье, жить полноценной жизнью, ощущать, что ты кому-то необходим, и быть частью народа, который близок тебе по крови и менталитету? Определенно, у меня все именно так, и потому можно с уверенностью сказать, что я счастлив.

Глава 17.

Руян. 6650 С.М.З.Х.

  Утро первого весеннего дня застало меня в пути. Невысокая приземистая лошадка, типичной северной породы, лохматая и неприхотливая, подковами разбивая хрупкий ледок, несла Вадима Сокола по грунтовой дороге. Над морем, которое находилось слева, всходило солнышко, с коим я уже по привычке поздоровался. Настроение было бодрое, а мысли исключительно светлые. Поэтому, время от времени, посматривая на синее безоблачное небо и, прислушиваясь к пению птиц, обосновавшихся в придорожных рощах, я думал только о хорошем и старался представить себе встречу с верховным жрецом культа Святовида, который вызвал меня на ковер.

  Векомира интересовали мои успехи в области производства бумаги, и я мог ему кое-что показать. Благо, результат уже есть, и я везу ему образцы, которые он должен увидеть. Хотя если сказать по чести, вид они имели весьма непрезентабельный. Всего лишь не очень ровные куски сероватого картона. Однако эти куски, несмотря ни на что, все же являлись бумагой, которая не трескалась во время сгибания и сохраняла форму, так что плодами своего труда я был горд. Ну, а почему бы и не гордиться? Я поставил перед собой цель, смог добиться ее реализации, угробил на организацию производства и опыты половину зимы и получил то, что хотел. Хм! Здесь я немного слукавил, признаю, поскольку хотел большего. Но и то, что есть, меня устраивает. Да и нанимателя моего, коим является дед Векомир, первые образцы должны удовлетворить.

  Впрочем, о событиях минувшей зимы, которая в трудах и заботах пролетела, словно один день, и моих потугах на ниве прогрессорства, надо бы рассказать по порядку, ибо до Арконы еще пять километров, и время в запасе имеется. Поэтому можно спокойно, и никуда не торопясь, прокрутить в голове неделю за неделей и вспомнить наиболее примечательные моменты моей жизни...

  Итак, после разговора с Сивером, помимо тренировок и общения с волхвами, я решил заняться производством бумаги и чернил. Сказано, сделано. И на следующий день я уже был на приеме у Векомира.

  Перед моим появлением у жреца был гость, его старинный друг финский шаман Онни Коскинен с реки Кемийоки, коего я уже имел честь мельком видеть в первый день моего пребывания в Арконе. Что обсуждали два авторитетных языческих мистика, мне неизвестно. Но явно не цены на лосося, которым богато устье Кемийоки, так как Векомир был чем-то очень сильно озабочен. Однако старик быстро собрался и задал мне резонный вопрос, что меня к нему привело. Мой доклад был готов, и я не медлил. Коротко и по существу дал жрецу расклад по своей задумке, по перспективам развития отрасли, по предполагаемым расходам и доходам, а затем попросил его о помощи.

  Верховный жрец меня не перебивал, выслушал и задумался. И взгляд у старика в этот момент был настолько отстраненный, что мне показалось, будто он думает о чем-то совершенно постороннем. При этом мысленно я посетовал на то, что для разговора выбрал неблагоприятный день и даже немного расстроился. Однако Векомир был внимателен и когда он заговорил, сомнений в том, что мои слова до него дошли, уже не было, поскольку свои мысли он излагал четко и ясно.

  - Значит, хочешь заняться делом, которое в будущем станет приносить тебе постоянную прибыль? - уточнил Векомир.

  - Да, - согласился я и тут же дополнил его слова: - Именно прибыль. Однако не только мне, но и храму Святовида. Разумеется, если вы окажете мне поддержку. Если же ресурсов не будет, то не беда, я найду компаньона в другом месте.

  - Купцов о помощи попросишь?

  - Да.

  - Что же, мысли у тебя здравые, так что будет тебе помощь. Но займешься только бумагой.

  - А как же чернила?

  - Как их делать ты толком не знаешь, а значит, будешь разрываться на два дела сразу. Это нехорошо, ни там не успеешь, ни здесь.

  - Но для бумаги нужны чернила...

  - Это да, никто не спорит. Однако их производством займется другой человек, который в чернилах понимает гораздо больше тебя.

  - Кто?

  - Зван Дубко.

  - Это молодой храмовый летописец, который мои рассказы записывает?

  - Он самый.

  - А откуда он знает про производство чернил?

  - Эх... - Векомир вздохнул. - Вадим, мы не настолько дикие люди, какими нас принято считать в ваше время. Мы знаем про бумагу и про чернила, и про многое другое. Что-то это старые знания, а что-то изобретается и придумывается вновь. Что же касательно Звана, то этот молодой грамотей еще три года назад приходил ко мне с предложением сделать жидкость для письма, и приносил старые книги, в которых была рецептура самых разных чернил. Но тогда мы стояли на перепутье и просто не знали, что волхвам делать дальше и каким должен быть наш следующий шаг. Поэтому всем было не до того, и у Звана ничего не получилось. Теперь же, когда храм стал больше времени и внимания уделять всему, что происходит вокруг Руяна, пришло понимание простой истины - культам родовых богов необходимо распространять свои знания. Ибо, чем больше обычные люди будут знать о небожителях, о природе, мире и его свойствах, тем меньше вероятность того, что они станут слепыми орудиями в руках черных магов. И коли так, то для распространения знаний необходимы не только бояны и сказители, но и книги, которые будут доступны любому грамотному человеку. Вот только для этого храму потребуется бумага, чернила и краски. Ну, а после того как они появятся, можно будет подумать о книжных томах, которые напечатает машина. Над этим вопросом я и мои ближайшие советники уже думали и, не спеша, присматривались к тем, кто может взвалить на свои плечи такую работу. И тут неожиданность. Гость из будущего сам пришел и горит желанием сделать нечто нужное не только для себя, но и для всего нашего народа. - Старик взял паузу и усмехнулся. - Ха-ха! Правда, ты желаешь получить с этого какую-то прибыль, но я тебя понимаю. Ты молод и ретив, торопишься жить, и потому хочешь иметь семью, собственный угол и жаждешь общественного признания. Ну, а деньги, как известно, помогают все это получить.

  Верховный жрец замолчал и я спросил:

  - Значит, мы договорились?

  - Да, - подтвердил жрец.

  - И на каких условиях?

  - Все расходы и помощь людьми на нас, на жрецах культа Святовида. От тебя требуется наладить работы по производству бумаги и к концу зимы предоставить мне первые листы. Успеешь это сделать за два с половиной месяца?

  - Думаю, что успею. Но прежде чем браться за дело, хотелось бы уточнить вопрос прибыли.

  - О деньгах не думай. Сделаешь все хорошо, получишь достойное вознаграждение.

  - Однако мне хотелось бы долевого участия.

  - Этого не будет Вадим. Святовид ни с кем не делится. Никогда. Он может что-то подарить или отобрать, но свое он не отдаст никому. Таков наш бог, а мы его последователи.

  - Но я...

  - Послушай меня, - жрец поднял на уровень груди раскрытую ладонь, дождался пока я замолчу, и сказал: - Если я буду доволен твоей работой, то ты получишь столько серебра, что сможешь развернуть собственное производство. Ну, а то, что ты хочешь сделать сейчас это только проба сил.

  - А конкуренции не боитесь, если я свое производство организую?

  Векомир наморщил лоб, видимо, слово "конкуренция" было ему не знакомо. Однако общий смысл он все же уловил и, качнув седой бородой, произнес:

  - Нет, не боимся, а даже наоборот. Чем больше будет бумаги, тем лучше. Со временем она подешевеет и станет общедоступным предметом. Люди будут писать на ней не только письма, но и доверять ей сокровенные мысли, а там, кто знает, глядишь, появятся на нашем острове литературные бояны, которые смогут обессмертить свое имя. Разве это плохо? Конечно же, нет. Мы не христианская церковь, которая объявляет себя единственной хранительницей истины. Наш культ это душа и думы народа. Поэтому если кто-то помимо нас будет выпускать бумагу, то Святовид в моем лице это начинание только благословит.

  - Ясно.

  - Еще вопросы есть?

  - Да. Где будет развернуто производство?

  - В Новосалаве - это деревенька в паре часов езды от Арконы. Раньше там жили рыбаки, но после нашествия данов они перебрались в Ругард. Поэтому сейчас там обитают беженцы из жарян, люди нам не чужие, ибо все они, так или иначе, в родстве с последними волхвами этого племени. Однако пристроить их к какому либо ремеслу не получается, поскольку они горожане, а не рыбаки и не крестьяне, да и воинов среди них почти нет. Пока мы им помогаем, снабжаем продовольствием и одеждой, но долго так продолжаться не может. Думал, перевести жарян в Ральсвик, но как-то забыл про них, а тут твое предложение подоспело. Так что ты дело начнешь и добьешься первых успехов, а тамошний староста, мужик головастый, его продолжит.

  - И много в этой деревеньке людей?

  - Полсотни душ.

  - Когда можно начинать работу?

  - Да хоть сейчас, - жрец хмыкнул. - Но лучше, конечно, с завтрашнего дня, ведь тебе надо получить варочные котлы, жернова и еще много чего.

  - Да.

  - Вот и ступай к нашему подскарбию. Я распоряжусь, и он выделит тебе все, что необходимо, а в Новосалаву тебя проводит Ростич...

  Так между мной и жрецом была достигнута договоренность. Зачинатель всего дела, то бишь я, был готов направить всю свою энергию на благо народа. Поддержку мне обеспечили. Препятствий на пути не имелось. И все завертелось. Спустя сутки я оказался в деревеньке жарян Новосалава, которая была названа так в честь родного города беженцев. Бранко Ростич представил меня местному старосте Перваку Пакомилу, который с этого момента должен был мне подчиняться. Затем втроем мы обсудили технологическую цепочку по производству бумаги, и приступили к работе.

  Сначала из Арконы привезли ручные жернова для измельчения сырья и большие варочные котлы, между прочим, очень дорогие, поскольку сделаны они были из железа. После этого из Ральсвика, где находились руянские судоверфи, доставили несколько видов клея, в основном сваренного из рыбьей чешуи, но были и растительные, и мездровые, и костные. Потом появились ветхие тряпки, собранные по приказу Векомира со всей Арконы, а следом доставили солому, опилки, проволоку, мел и всякую мелочь. И пока все это происходило, в одном из продолговатых лодочных сараев жаряне оборудовали варочный цех, а в соседнем сложили пару сушильных печей. На подготовку мы потратили три недели, и только затем начался сам процесс, который заставил нас побегать и покрутиться, а так же выявил кучу неизбежных недоработок и нестыковок.

  Во-первых, жернова. В них засыпали уже мелко рубленую солому, опилки и куски ветоши, но чтобы перекрутить эту смесь в пыль требовалось очень много сил. Вывод: работать можно, но требуется большая дробилка, такая, чтобы лошадь механизм крутила, а еще лучше ветряк поставить, да вот в чем беда, ветряные мельницы в Европе только-только появляются, и делать их могут единицы. Кстати, зарубка в памяти, помимо пороховых дел мастеров поискать механиков, которые в состоянии сделать водяную или ветряную мельницу.

  Во-вторых, процесс варки. Бурда, которая должна была стать бумагой, источала жуткое зловоние, настолько сильное, что один из приставленных помешивать ее людей даже сознание потерял. Вывод: помещение должно иметь хорошую вентиляцию, а рядом с котлом необходимо сделать порог, с которого удобно длинным черпаком мешать смесь.

  В-третьих, клей, который нам поставили. Не знаю, каким способом корабелы Ральсвика его варили, но толку с большинства предоставленных образцов было мало. Как правило, корабельный клей быстро застывал и буквально цементировал варочную смесь, а когда мы добавляли в котел воду, либо терял свои свойства, либо испарялся. Но зато растительный клей на основе древесной смолы, которого у нас было очень немного, показал себя с самой наилучшей стороны. Вывод: нужны запасы растительного клея, а значит, необходимы люди, которые станут добывать в окрестных лесах смолу.

  В-четвертых, решетки. Они должны были быть мелкоячеистыми и пару штук примерно метр на метр были сделаны. Но тут возникла очередная проблема. Варочная смесь, зараза такая, все равно просачивалась сквозь щели, и в итоге на решетках оставались только ошметки. Попробовали после этого делать сырье более густым, но тогда приходилось его вычерпывать из котлов, а потом размазывать по решетке. И тут опять двадцать пять. Размазывали смесь, а она под давлением уходила вниз. Но не боги горшки обжигают. Мы со старостой посидели, покумекали и решили делать ровные поддоны с разъемным дном, которые подкладывались под решетки. Это значит, чтобы сырье немного подсохло и обросло корочкой, и только после этого поддон снимался, а решетка с сырым листом переносилась на печь. Вывод: что-то я делаю не так, и над процессом еще работать и работать.

  В-пятых, сама бумага. После нескольких неудачных варок, незадолго до наступления весны, у нас стали получаться более или менее приемлемые листы бумаги, толстые и жесткие, картон картоном, вот только ломкий очень, чуть согнул и все. Хрусь! И нет листика. Ладно, попробовали опять, и получилось уже получше, и по варке, и по сушке, так что первую партию бумаги, на которой можно что-то написать, я все таки сделал. Вывод: если постоянно что-то видоизменять и не стесняться экспериментировать, бумага на Руяне будет. И не просто картонка, вроде той, какая лежит у меня в заплечной сумке, а настоящая, тоненькая и беленькая.

  Впрочем, до получения "настоящей" бумаги еще очень далеко. И Перваку Пакомилу, который с сегодняшнего дня полностью взял управление производством в свои руки, еще пахать и пахать. Ну, а пока я еду в Аркону, и мои мысли перескакивают на другие события, которые никак не были связаны с опытами по созданию бумаги. И самое главное из них, конечно же, планирование варяжского похода на озеро Меларен, а если быть точнее, в шведский город Сигтуна, где в настоящий момент находился король Сверкер Кольссон вместе с основными силами своей армии.

  По понятным причинам я военные вопросы не решал, ибо в современной тактике и стратегии пока дуб дубом, да и влияния не имею, а занимались ими четыре человека - воевода Крут, Мстислав Выдыбай, Сивер и Хунди Фремсинет. Ну, а я был при них, прислушивался, присматривался и набирался опыта. И надо отметить, что общение с этими бывалыми вояками для меня даром не прошло. Поэтому в настоящий момент я четко представляю себе, какие силы будут задействованы в походе, сколько воинов и церковников в армии Сверкера и каковы намерения наших полководцев.

  Что представляет из себя Сигтуна в настоящий момент времени? По современным меркам это достаточно большой город на двадцать пять тысяч жителей. Самый главный порт и торговый центр Шведского королевства, а следовательно отправная точка всех купеческих караванов, которые идут из этой страны в Новгород и далее, по пути "из варяг в греки" вниз по Днепру в Черное море и Константинополь. До того как Сигтуна, которая находится в шестидесяти километрах от моря и стоит на берегу сообщающегося с ним Меларенского озера, стала главным торговым центром, эта функция была за городом Упсала, а еще раньше за островом Бирка. Однако Бирка зачахла, поскольку на этом острове собиралось слишком много буйных северных воителей, а Упсала потеряла свой статус после пожара, который в ней учинил король Инге Первый. В итоге, новым местом для проведения торгов стала Сигтуна, куда перебралось большинство богатых шведских язычников и служители старых богов.

  Сверкер Кольссон, который принял новую веру, разумеется, не мог позволить язычникам держать под контролем такой жирный кусок и перешел на них в наступление. Воинов у короля было больше, и потому он победил. Вот уже несколько лет Сигтуна принадлежит ему, но окончательно истребить язычников он пока не в состоянии, слишком много в Меларенской провинции укромных мест, да и на островах, которых на озере весьма немало, полно крепких замков, острогов и поселений. Поэтому он вырезает своих противников одного за другим. Что ни лето, три-четыре замка разоряет. Земли отдает церковникам-цистерианцам и своим новоявленным графам-баронам, вчерашним вольным ярлам, а на захваченные трофеи содержит воинов. Практика стандартная и если все оставить, как есть, то через пару лет он очистит Меларенское озеро от непримиримых противников и обратит свой взор на восток, в сторону Новгорода. Неизвестно почему, но новгородских купчин он очень не любит, пожалуй, даже больше чем варягов. И эта нелюбовь Сверкера позже передалась его преемникам и всем благочестивым христианским рыцарям, вроде ярла Биргера, которого князь Александр Ярославич на Неве разбил.

  Однако это событие, Невская битва, скорее всего, не произойдет, так как в дело вступаем мы. И действовать варяги станут не сами при себе, а при поддержке местного населения, которое готово по слову последнего выборного Сигтунского лагмана Гутторма Тостерена нам помочь, а помощь для разгрома Сверкера Кольссона нам понадобится. В первую очередь, само собой, нужны опытные лоцманы, которые проведут корабли венедов через узкие проливы и шхеры к городу. Затем необходима поддержка "пятой колонны", которая поможет штурмовикам захватить прикрывающий Сигтуну с моря замок Альмарстек. Потом предстоит атака самого города, а вокруг него высокая деревянная стена и, кроме того, гавань этого города в случае появления противника может быть перекрыта цепью. Такие вот дела, а ведь есть еще два сухопутных замка, защищающих город со стороны суши и их тоже придется брать. И получается, что если проводить операцию исключительно собственными силами, то мы умоемся кровью, а своих целей можем не достигнуть. Но, слава всем светлым богам, поддержка местных язычников будет. Поэтому шансы на успех у варяжской эскадры есть и они немалые.

  Теперь надо бы сравнить силы врага и наши. В конце осени Сверкер распускает своих ярлов по домам и, до наступления третьего весеннего месяца, с ним остаются только наемники и воины церкви. Это около двух тысяч бойцов, которые раскиданы гарнизонами вокруг Сигтуны, сотня гвардейцев и примерно двести-двести пятьдесят "добровольцев" из Европы, в основном из Франции и Германии. Против них выступит эскадра, которую должен возглавить Мстислав Выдыбай. И предварительно, под его командой соберется тридцать кораблей, на борту которых будет две с половиной тысячи варягов и сотня витязей Святовида. Плюс к этому Гутторм Тостерен обещал выставить полную тысячу преданных старой вере людей. Так что объективно мы будем сильнее короля и его воинов, которые не ждут удара. Я говорю "мы", потому что тоже приму участие в этом походе. Несколько раз просил Векомира меня отпустить, но он не говорил да, впрочем, так же как и нет. Однако недавно, после того как за меня сказал свое веское слово Выбыбай, пообещавший верховному жрецу сберечь столь ценного кадра, каковым является Вадим Сокол, верховный жрец все же разрешил мне поучаствовать в моей первой в этом времени войне.

  Ну, а если коснуться общего плана по атаке врага, то он прост. Варяжская эскадра выдвигается к шведским берегам, входит в шхеры и неожиданным ударом захватывает Альмарстек. Далее наши корабли по озеру подходят к Сигтуне, варяги соединяются с язычниками и атакуют город. После чего битва, победа, и казни совмещенные с торжествами. Таков первый этап, а второй заключается в продвижении на юг, сожжении монастырей и освобождении всех прилегающих к Меларену территорий, где тут же будет установлена власть Тостерена, который двигает в массы правильные лозунги на все времена: "Вся власть народу! Даешь сбор тинга и выборы нового короля!". То есть, по факту, наш поход повторяет действия новгородцев в 1187-м году, которые произошли в моей исторической реальности. Тогда шведы обрубили русичам всю балтийскую торговлю, и новгородцы отреагировали быстро и жестко. Совет Господ выделил средства на сбор боевой эскадры из уцелевших руянских варягов, которые отошли к ним после падения родного острова, усилили венедов карелами, финнами и ушкуйниками, и вся эта лихая ватага напала на Сигтуну. Город был взят, а затем разграблен и из него вывезли все, что только возможно, включая украшенные красивыми рисунками на христианскую тематику железные церковные ворота, позже установленные в Софийском соборе. Вот только новгородцы не развили успех, а для нас это жизненно необходимо и взятие Сигтуны только начало войны со шведскими христианами.

  В общем, такие вот дела и, можно сказать, что в эту зиму наиболее приоритетными для меня делами, была работа в ОБК и опыты с бумагой. Ну, а все остальное, тренировки, беседы с волхвами и учебные выходы в море шли как вспомогательные направления...

  За размышлениями и думами, совершенно незаметно, я выбрался на дорогу между Арконой и портом. До города оставалось всего ничего, и я ударил стременами по бокам своей лошадки. Однако тут же натянул поводья и остановился, так как мне навстречу верхом мчался Сивер, который был одет по-походному, а у его седла я заметил притороченную ковровую сумку с личными вещами храмовника. Увидев меня, витязь Триглава тоже сдержал коня, улыбнулся, поднял вверх раскрытую правую ладонь и произнес:

  - Здрав будь, Вадим.

  - И тебе того же, Сивер, - приближаясь к нему, поприветствовал я своего наставника и вопросительно кивнул на сумку: - Куда это ты собрался?

  - Домой, - в голосе витязя проскочили радостные нотки.

  - В Щецин?

  - Да.

  - А чего так неожиданно? Помнится, еще три дня назад ты никуда не собирался.

  - Все так. Но человек предполагает, а судьбина располагает. Ратибор Грифин, который после смерти Вартислава, стал поморянским князем, решил в Щецине погром устроить и за брата отомстить. Однако горожане бесчинств терпеть не стали, видать, не забыли еще люди про свободу, и подняли его дружинников на копья и рогатины. Князь вовремя сбежал. Кирху, которую на месте нашего храма поставили, горожане сожгли. Христианских проповедников и иноземцев выгнали, а потом послали в леса гонцов, которые Лучеврата и волхвов обратно позвали, ну а дальше все понятно. Верховный жрец велел мне вернуться, и я этому рад.

  - Но ты ведь не один в Щецин возвращаешься?

  - Конечно, нет. Со мной пять лодей с варягами.

  - Против дружин Свантибора и Ратибора этого мало.

  - Это ведь не все. Прибыслав с Никлотом обещали выслать в поморянские земли сильные отряда своих воинов. Так что, коль началась заваруха, то будем бить всех, и Грифинов, и камминских монахов, и проповедников, и наемников. Думаю, что сдюжим.

  - Хорошо бы.

  На слова витязя я одобрительно кивнул, а сам подумал о том, что восстание в Померании может быть использовано врагами венедов, дабы начать Крестовый поход раньше. Впрочем, это вряд ли. Темные, которые выступают против волхвов и толкают впереди себя проповедников и воинов, еще не готовы. Да и кровопролитие в племени поморян, скорее всего, будет истолковано ими как доброе событие, ведь чем меньше непокорных славян, тем лучше.

  - О чем задумался? - Сивер подбоченился в седле.

  - Думаю о том, кто же меня теперь воинским премудростям учить станет.

  - Это не беда. Витязей у нас, слава богам, пока еще хватает, так что найдешь себе наставника. - Воин протянул вперед руку и сказал: - Ладно, Вадим, бывай. Отныне наши пути-дорожки расходятся, надолго или нет, неизвестно, но мне кажется, что мы еще встретимся, и не раз. Удачи тебе!

  Наши руки сплелись в крепком рукопожатии и, отпуская кисть Сивера, который без промедления погнал своего конька в порт, где его ожидал корабль, я выкрикнул:

  - И тебе удачи, Сивер! Мы обязательно увидимся!

  Услышал меня витязь или нет, не знаю. Вряд ли, так как с моря задувал ветерок. Но мою добрую эмоцию, которую я кинул ему вслед, он не мог не почуять.

  "Вот и попрощались, - продолжив путь, подумал я и спросил себя: - И что дальше? Да, ничего. Все по-прежнему. У каждого своя дорога и, следуя по той, которая предназначена мне, через час Вадиму Соколу придется встретиться с Векомиром. Что он мне скажет? Без понятия. Однако надеюсь, что мою работу он примет, и деньжат насыплет щедро, а то без золотого запаса, который должен быть у каждого справного атамана, в моем случае варяжского командира, ярла или конунга, как-то тоскливо".

Глава 18.

Швеция. Сигтуна. 6650 С.М.З.Х.

  Как и положено, первым на шведский берег высадился наш командующий Мстислав Выдыбай. Сильное тело варяга метнулось в туманную предрассветную хмарь и приземлилось на песок пляжа, в который только что уткнулся нос "Стратима". За Мстиславом, который, никого не опасаясь, двинулся в сторону горящих на недалеком взгорке сигнальных костров, последовали его воины. Один за другим, не дожидаясь пока отроки приладят сходню, облаченные в броню и до зубов вооруженные варяги прыгали вниз. После чего, не медля, они бегом устремлялись за своим вождем.

  Первый десяток на берегу. За ним второй и третий. Ну, а там и моя очередь подошла. И как был, в кольчуге, надетом на голову шишаке и со щитом в левой руке, я совершил прыжок.

  Недолгий полет. Колени полусогнуты, а пятки сомкнуты вместе. Типичный прыжок десантуры.

  Удар! Ноги спружинили и я выпрямился. Остроконечный шишак с полумаской, которая прикрывала верхнюю часть лица, слегка съехал назад. Это непорядок, необходимо подтянуть ремень. Кольчуга, которая своим нижним краем доходит мне почти до колен, напротив, сидит как влитая. Значит, мой размер и я хотя бы в этом не ошибся, когда перед самым походом в арсенале храмовников подбирал себе снаряжение. А так-то все в норме. Вадим Сокол высадился на вражеский берег без переломов и растяжений.

  - Вадим, давай вперед! - услышал я позади чей-то окрик.

  Все верно. Стоять нельзя, так как за мной еще семь десятков воинов, которые должны как можно скорее высадиться, а я им мешаю.

  Не оборачиваясь, быстрым шагом я двинулся вслед за Выдыбаем, фигура которого была четко видна на фоне костров. И пока шел думал о том, что апофеоз главного действия, ради которого затевался весь варяжский поход на Сигтуну, уже близок. Позади остались сборы эскадры, комплектование экипажей, легкий ремонт кораблей, споры Выдыбая с князем Тетыславом, который желал возглавить экспедицию, но пролетел мимо, гадания в храме Святовида, жертвоприношения на удачный путь, а так же заговоры и заклятья волхвов. Все это уже в прошлом, точно так же как и переход через Венедское море, перехват двух шведских драккаров, которые везли Сверкеру Кольссону подкрепления, захват замка Альмарстек, без нашего участия взятого местными язычниками под контроль, и короткое плавание по озеру Меларен. Теперь впереди сражение, и я приму в нем участие.

  Спрашивается, а зачем я отправился на войну, если мог отсидеться под крылом верховного жреца? Ответ прост. Я воин, а не инженер и не прогрессор, и потому мое призвание воевать за свой народ. Ну, а коль скоро я решил осесть на острове Руян и стать настоящим венедом, значит должен заработать себе авторитет и репутацию. Ведь варяги ребята лихие и, вне всякого сомнения, серьезные бойцы. И потому какому-нибудь левому гражданину, за которым нет военных кампаний и серьезных дел, они подчиняться не станут. Правда, их можно нанять за деньги, которые после опытов с бумагой у меня имеются. Но серебро и золото это всего лишь металлы, и уважение настоящих воинов на них не купить, а мне, если я хочу стать по настоящему вольным человеком и предводителем собственного отряда, оно необходимо. Поэтому я здесь, вминаю подошвами сапог сырой песок пляжа, и готов к пролитию вражеской крови.

  - Бух! Ши-и-и-ирр!

  За спиной раздался шум, и я обернулся. Кинул взгляд назад и увидел, что в берег уткнулся "Морской Волк", на борту которого вторая сотня витязей Святовида, а за этим грозным кораблем из полутьмы выползают другие венедские суда. Силуэты уже вполне различимы и мой взгляд, фиксируя резные носовые фигуры, определяет название кораблей эскадры, которые идут вслед за первыми лодьями. Вот "Серый Ворон" старого морехода Судибора Рутенца. За ним "Внук Вилы"[24] - большая лодья, скорее даже драккар, одного из самых знатных Виславитов юного Будимира. Следом "Соболь" однорукого и очень удачливого Авсеня Беридраговича. Потом "Злой Ветер" хитрого Володаря Годуна. Далее "Догода"[25] ярого язычника Сбыслава Русая и "Бессон" капитана Третьяка Уветича. На каждом корабле закаленные воины, самые лучшие, какие только есть на Руяне после витязей Святовида, и они будут драться так, как им было приказано. Никаких грабежей. Только бой и уничтожение вражеских бойцов, короля и церковников. Ну, а добыча будет позже, в замках преданных Сверкеру Кольссону дворян. Плюс к этому Гутторм Тостерен обещал выплатить весьма кругленькую сумму. Так что никто из воинов в накладе не останется и обиженным себя не почувствует. Однако все это будет потом. Сначала врага надо одолеть и только после этого делить его денежку и хабар дуванить.

  Снова мой взгляд направлен вперед. Я вышел на спускающуюся почти к самой воде неширокую грунтовую дорогу и вместе с варягами из четвертого десятка, которые высадились вслед за мной, поднялся на приозерную высотку, где у костров обнаружил Мстислава Выдыбая. Полководец был не один. Рядом с ним стоял заранее посланный на историческую родину Хунди Фремсинет и средних лет приземистый крепыш в превосходном ламеллярном доспехе, черная борода которого была заплетена в три толстые и длинные косицы, не иначе, сам лагман Гутторм Тостерен. Опасности не было. Ни я, ни витязи Святовида, ее не чувствовали, так что можно было немного расслабиться. Поэтому я снял тяжелый шлем, подошел к полководцу и застал окончание его беседы с предводителем местных язычников.

  - Значит, Гутторм, твои люди откроют нам Восточные ворота? - уточнил у лагмана Мстислав.

  - Да, - подтвердил Тостерен, который говорил на венедском с ужасным акцентом. - Можешь не сомневаться варанг. Вы прибыли вовремя, а Сигтуна рядом, и если твои воины поторопятся с высадкой, то мы подойдем к городу на рассвете. Ворота как раз откроют, а преданные старым богам люди удержат их и дадут нам возможность проникнуть за стены. Первыми в город войдут наши бойцы, у каждого из которых на левой руке будет белая повязка. Вот только, воинов под моей рукой не так много, как казалось раньше...

  - Сколько? - венед нахмурился.

  - Со мной всего четыреста клинков, не считая тех, кто сейчас в Альмарстеке. Но каждый боец стоит двоих, а то и троих врагов.

  - Посмотрим, - Выдыбай, который рассчитывал минимум на восемь сотен скандинавских язычников, явно был недоволен.

  - Да мы... - видимо, лагман хотел возмутиться, но сдержался и промолчал. После чего он резко развернулся и ушел куда-то в темноту, где я чувствовал присутствие большого количества людей.

  Я встал рядом с нашим командующим и поприветствовал Фремсинета, а Мстислав, бросив на меня косой взгляд, сказал:

  - Вадим, держись все время рядом. Я за тебя отвечаю.

  - Конечно, - спорить с Выдыбаем было ни к чему, все равно поступлю по-своему. И ослабив левую ногу, я застыл в ожидании.

  Одна минута сменяла другую. Время текло, как ему и положено. К Выдыбаю постоянно подходили командиры отрядов-экипажей, и он отдавал им распоряжения. Высадка на берег проходила без сбоев и спустя полчаса ударный кулак варягов в двадцать четыре сотни мечей, оставив на пляже двести воинов, был готов к выступлению. Прикрытые броней суровые мужчины, с авангардом из витязей Святовида, выстроились на дороге. Вновь появился Сигтунский лагман, который сообщил, что его бойцы уже начали движение, и Мстислав, оглядев наше воинство, в котором каждый командир знал свой маневр, взмахнул рукой и выкрикнул:

  - Пошли!

  Одновременно все вокруг заскрежетало и загромыхало. Металл ударялся об металл и ведомая Гуттормом Тостереном и Хунди Фремсинетом славянская армия начала движение. Опытные варяги, которые умели биться любым правильным строем, хоть клином, хоть фалангой, быстро поймали шаг и двигались исключительно в ногу. Мы с Выдыбаем и охранявшие своего вождя воины присоединились к экипажу "Стратима", который шел сразу за тяжеловооруженными витязями. На ходу я надел шлем и подтянул завязки. После чего, совершенно неосознанно, по привычке, держа равнение на тех, кто был справа и слева, попытался проанализировать то, что чувствовал перед боем, в котором меня могли убить.

  Во-первых, я был спокоен и уверен в собственных силах. Может быть, даже чересчур. Я знал, что могу победить почти любого среднего бойца, который выйдет против меня, а в ножнах на моем боку дремал верный "Змиулан", который был готов испить вражьей крови. Кроме того, я понимал, в чем причина этого похода и четко осознавал, что в этом самом месте, на самой окраине цивилизованного мира, творилось будущее. Ну и самое главное, я верил в себя. Ведь за минувший год под руководством опытных наставников Вадим Сокол прошел такую психологическую подготовку, что теперь мне сам черт не брат, ибо страха нет и я давно уже не испытывал какой либо неуверенности. И это закономерно, поскольку основным моим учителем был витязь Триглава.

  Невольно вспомнились наставления храмовника, и тут же в своих ушах я услышал его ровный негромкий голос, так, словно он находился где-то рядом:

  "Запомни, витязем станет лишь тот, кто преодолеет свой страх, ибо, переступая через него, человек становится вровень со своими предками-небожителями".

  "Не забывай, твоя главная сила не в остром мече или огненных копьях, которые были в твоем времени, а в готовности без сомнений и колебаний, доверившись лишь одной своей интуиции, пустить оружие в ход".

  "Всмотрись в себя, и ты увидишь заготовку, из которой можно сделать все, что угодно. Но тот, кто силен духом, сам делает себя. Это закон природы, и если твоя сила воли будет крепка словно сталь, то ты переможешь любую беду и найдешь выход из любой сложной ситуации".

  "Знай, что воин, павший в бою с врагами своего народа, бессмертен, ибо его душа не умрет и не растворится в пространстве, а отправится прямиком к богам, которые встретят младшего сородича с честью и даруют ему новое перерождение. Поэтому настоящий русич, идя на верную погибель, не боится смерти, хотя и не торопит ее, поскольку на земле всегда есть какие-то незавершенные дела".

  "Пойми, что лишь тот, кто воюет ради мира, достоин почестей, а война ради крови, богатств и материнских слез, чужда нашему народу, даже витязям, которые рождены для битв и сражений".

  "Верь, что сила богов в каждом из нас, и знай, что когда нам становится совсем худо, мы в состоянии разбудить ее. И если с тобой произойдет нечто подобное, то запомни это состояние своей души, а позже попробуй вновь вызвать его. Так ты станешь сильнее".

  "Усвой простые истины, ради чего стоит биться и проливать кровь, как свою, так и чужую. Витязь лишь тогда любимец богов, когда он воюет ради своего народа, родины и чести. И если это так, то Правда всегда будет на его стороне, а твердость духа и воля к победе, не оставят воина в трудную минуту".

  Да-а, правильные вещи говорил наставник Сивер, с которым по прожитым годам мы ровесники, а по сути, несмотря ни на что, он старше и мудрее бывшего подполковника Вадима Соколова. Ведь дело здесь не в знании арифметики, геометрии или физике. Все это чушь по сравнению с жизненным опытом и пониманием того, как и по каким законам живет мир и мать-природа. Это я готов признавать всегда и в итоге хотел бы стать таким, как Сивер, не полной его копией, конечно, а со своими личностными характеристиками. Но это потом, а пока захват города...

  - Фух! - Выдохнув, я отвлекся от посторонних мыслей и огляделся.

  Наступил рассвет. Примерно, восьмой час утра. Слева был глубокий овраг. Справа небольшая деревушка и дубовая роща. Дорога под ногами широкая, значит, мы вышли на основной тракт. Ну, а перед нами, всего в полукилометре, город Сигтуна, чьи высокие деревянные стены я уже могу разглядеть. Ворота, которые носят название Восточных, были открыты. В них потоком вливались размахивающие обнаженным оружием воины, наверняка, бойцы Гутторма Тостерена. И если судить по тому, что на стенах виднелись бегающие люди, то отнюдь не все проходило ладно и гладко. Что-то определенно пошло не так. Это факт, ибо лагман обещал, что в город мы войдем тихо, и на мягких лапах, аки пардусы. Однако я заметил, что один из стражников подбежал к бронзовому диску, который висел над воротами, а затем в его руках появилась какая-то палка, а может быть меч или копье, слишком далеко, чтобы разглядеть в подробностях. Секунда. Другая. И воин начал бить тревогу. Звук голосистого гонга, который предупреждал короля и его воинов об опасности, раскатился по окрестностям и над городом. Нам следовало поторопиться, и я посмотрел на Выдыбая. Мол, чего медлишь? Но наш полководец и сам все понимал, и над строем разнеслась его команда:

  - Бе-гом!

  Повинуясь команде, две с лишним тысячи мужчин в броне рысью устремились к воротам. Земля тряслась под нашими ногами, и если бы я смотрел на все происходящее со стороны, то, наверное, вспомнил бы молодость, родную учебку, жаркое среднеазиатское солнце и бронежилет, из-под которого потоком лился пот. Ну, а затем, улыбнулся бы и проводил взглядом удаляющуюся колонну. Однако я был в строю, и потому ненужные мысли посетили меня лишь на долю секунды и не более того. Впереди была схватка, и мой разум стал вгонять тело в боевой режим. Взгляд стал резче, движение пошло легче, а пот, который с коротко стриженных темно-русых волос стекал на лоб и попадал на глаза, воспринимался исключительно как досадная мелочь, ибо я шел в бой за настоящим лидером и ради правильной цели. Все это придавало мне дополнительные силы, и я был готов порвать на куски любого гада, который выступит против меня.

  Раз! Раз! Раз! Быстрее! Быстрее! И еще быстрее! Вес кольчуги и шлем уже не чувствовались, а щит стал продолжением тела. Поэтому пятьсот метров я проскочил на одном дыхании и в ворота города влетел сразу же за витязями Святовида. Змиулан моментально оказался в моей руке и, продолжая бег, вместе с экипажем "Стратима", я рванулся вперед по улице. Городских стражников, которые находились на стене, к тому моменту уже сбросили вниз и труп одного из них, возможно, того самого, кто поднял тревогу, оказался под моими ногами. Прыгать было некуда, со всех сторон люди, и я сделал то же самое, что и все, то есть наступил на труп, оттолкнулся от него и двинулся дальше, в сторону центра и резиденции Сверкера Кольссона.

  Вокруг меня и моих товарищей были дома, где прятались перепуганные горожане. Время от времени на нашем пути попадались трупы, часть из которых имела на левом рукаве белую повязку, и чем дальше мы продвигались вглубь Сигтуны, тем больше этих трупов становилось. Да уж, видать, королевские вояки отреагировали на опасность быстро, кинули навстречу местным язычникам городские патрули и дежурные десятки, если таковые здесь имелись, и наемники отработали свое жалованье на все сто процентов, погибли, но противника задержали. Ненадолго, правда. Но сейчас королевским сторонникам дорога каждая минута.

  - А-а-а! Бей! Святовид!!! - впереди нас по улице разнесся боевой клич храмовников, а затем вдоль домов прокатился грохот металла. Все ясно, витязи вступили в бой и викингам, которые оказались перед ними, не позавидуешь.

  - Поворот влево! - практически сразу после того, как экипаж "Стратима" услышал шум битвы, раздался голос Мстислава. - Обходим! Живее!

  Передовой десяток свернул в узкий проулок и через него выскочил на соседнюю улицу. Снова поворот и мы продолжаем свой бег, однако, бежим недолго, так как перед нами возникают первые за сегодняшний день противники. Два десятка мужиков в наспех одетой кожаной броне и с обнаженным оружием в руках. По их растерянным и полусонным лицам было заметно, что они еще толком не понимали, что происходит. Ха! Это плохо. Разумеется, для них.

  Варяги сходу врубились в королевских вояк, и завязался встречный бой, в котором я не участвовал. Звон стали. Яростные всхлипы. Неразборчивые выкрики. Прошла всего минута, и все было кончено. Викинги лежали на улице и заливали своей красной кровью утрамбованный в грунт серый щебень. Несколько человек при этом попытались сбежать, но куда там, от варягов из экипажа Выдыбая уйти практически невозможно.

  Рассекая воздух, вслед врагам устремилось несколько метательных топоров, которые, пробивая броню, вонзились в тела свеонов. Ну, а за остальными помчались самые быстрые венеды, которые догнали их буквально через полсотни метров.

  Прошла еще минута. Экипаж собрался в кулак, и снова прозвучала команда полководца. Варяги прикрылись со всех сторон щитами и, мимо длинных жилых бараков-домов, уже шагом продолжили свое продвижение вглубь города.

  Грохот сапог разносился по пустынной улице. Поворот. Еще один. И перед нами главная городская площадь. На одной стороне мы, а на другой враги, около двухсот наемников в разномастной броне, от кольчуг до кожаных доспехов. Шведы прикрывали королевскую резиденцию, трехэтажное здание, рядом с которым находилась небольшая церквушка, а нам предстояло их разбить и медлить было нельзя, потому что только дай им слабину и на защиту короля соберется не две сотни бойцов, а пять или шесть. Жаль, конечно, что витязей и язычников Гутторма заслон остановил, но ничего, за нами шли свежие варяжские сотни и они вот-вот должны были прибыть на площадь.

  - Клин! - Услышал я команду Мстислава, после чего плотнее сомкнул свой щит со щитами соседей, и сразу же прошла следующая команда: - Ломай!

  Тупоносый клин двинулся на врага. Мы все ближе к свеонам, которые выстроились в три шеренги и лихорадочно формировали в тылу четвертую и пятую. Из окон королевской резиденции вылетело несколько стрел, и пара из них арбалетные, которые пробили щиты и ранили двух варягов. Получивших раны воинов втянули в строй, а на их место заступили те, кто находился за ними. Я шел в ногу со всеми, и в этот миг мы являлись единым живым организмом, бронированным хищником, который вот-вот покажет врагу смертоносные клыки. Шаг! Шаг! Шаг! И без команды, общий рывок вперед.

  - Бей!!! - дружный выдохнула вся сотня, и бронированный зверь сделал прыжок. Только что мы были от наемников в десяти метрах, а тут раз, и уже идет рубка. Клин рассек ряды вражеского войска, но окончательно его не прорвал, так как застрял в живых телах. Ну, это и понятно, ведь короля охраняют не ополченцы какие-нибудь, а профессионалы, пусть и полусонные, но настоящие воины.

  Бронированный зверь метался среди шведских бойцов, рвал живые тела и кромсал их зубами-клинками. При этом наши щиты и кольчуги были чешуйками звериного панциря, и сталь чужаков находила в ней прорехи. Вот один варяг упал, и я сделал шаг вперед. Вот второй, грудь которого была залита хлещущей через распоротую кольчугу кровью, отскочил назад. И снова я шагнул навстречу схватке. Вот третий, получил удар окованной металлом палицей по голове, поплыл и накренился на меня. Пришел мой черед, это было ясно, и я, скользнув мимо контуженого морехода, оказался в гуще кровавой резни.

  Перед глазами взмах палицы. Опасность! Я принял на щит добивающий удар шведского рыцаря, мощного блондинистого мужика в добротной кольчуге с наплечниками и дорогом глухом шлеме с прорезями для глаз. Удар здоровенной дубины, которую мой противник держал обеими руками, сотряс щит, и на некоторое время левая рука словно отсохла. Еще один такой удар и я должен был отступить. Но шаг назад означал разрыв варяжского строя, и я решил атаковать.

  Сквозь прорези в рыцарском шлеме я увидел красные зрачки глаз, и мои чувства подсказали, что передо мной потомок берсерка. Он был быстр, силен и находился в идеальной физической форме. Трудный противник. Однако я тоже был не простак и, наверняка, двигался быстрее него, а значит, мог это использовать.

  Рывок на врага и стремительный выпад. Однако берсерк или кто он там на самом деле, отпрыгнул назад. Сделал он это красиво и как-то привычно, опытный боец. Однако за его спиной находились люди, и он сбил пару простых пехотинцев. Наемники барахтались на земле и пытались встать, а один, в поисках опоры, даже уцепился за рыцарский сапог. Швед стряхнул с себя эту надоедливую мошку, которая мешала ему наслаждаться боем, а я воспользовался случаем, снова кинулся на шведа, и острие Змиулана вонзилось в его ничем не прикрытую бычью шею. Острый булат проткнул плоть, рассек вены, и из них толчками стала вырываться кровь. Зрелище, конечно, не для слабонервных, но я в своей жизни и не такое видел, а потому был спокоен и, отмахнувшись от следующего противника, вернулся в строй.

  Опять мой щит оказался в ряду таких же щитов. Вокруг меня шла резня и я видел, что мы побеждаем, так как с тыла подошли еще два наших отряда. Силы сторон сровнялись, и мы проломили строй врага. Прозвучала команда Мстислава и пошло веселье.

  Шаг на противника и щит уперся в чужую броню. Сзади на меня давит масса в полторы-две сотни людей. Толпа против толпы, и наша оказывается сильнее. Новый шаг в сторону резиденции и враг отступает. Еще шаг. Наемники уже не могут нас сдержать, и приходит черед клинка. Змиулан проскальзывает в щель между щитами и вонзается в чью-то ногу. Слышен полузадушенный всхлип человека, который хочет выдохнуть свою боль, но не может, потому что его грудная клетка сдавлена. Отлично! Так и должно быть, а значит новый рывок.

  С грохотом, вражеские шеренги распались на части, и мой меч сверху вниз упал на голову подранка. Хрясь! Клинок раскроил круглую каску, и очередной противник рухнул на тело поверженного мной рыцаря-берсерка. Вперед! Свистит сталь и острие вонзается в живот следующего врага. Королевская охрана против сбитых в строй варягов сделать ничего не могла, и венеды валили наемников одного за другим.

  Однако в этот момент мое солнечное сплетение сдавило чувство тревоги, очень неприятное чувство, надо сказать. Это опасность, которую я не вижу, без сомнений. И в такие моменты Сивер учил меня не стоять на месте и делать то, что подскажет тело, которое обязано самостоятельно отреагировать на беду. Я так и сделал и моя рука, сама по себе, поднимая украшенный вмятым назад бронзовым умбоном щит, взметнулась ввысь. Вовремя, так как в него сразу же впилась стрела, а следом короткий арбалетный болт, который пробил крепкое дерево и прямо перед своим носом я обнаружил подрагивающий на толстом древке тупорылый кусочек металла.

  "Вот же суки! - мысленно возмутился я и, опуская щит, посмотрел на окна королевского жилища. - За малым не прикончили".

  Взглядом, я стал выискивать, откуда в такого хорошего человека каким является Вадим Сокол, выстрелили. Но тут меня толкнули в плечо, и в ухо ворвался рев Выдыбая:

  - Не зевать! Вперед! Быстрее! К стене! Не стоять на месте, а то перестреляют всех, словно курят!

  Это был приказ, и я ему подчинился. Внешняя охрана короля была уничтожена, и пришел черед заняться цистерианцами и гвардейцами. От городских ворот к нам на помощь подошли еще варяги, а затем, немного опоздав, подбежали витязи Святовида и воины Тостерена. Чаша весов сразу же склонилась на нашу сторону, и начался бой за резиденцию Сверкера Кольссона. Местные богатыри, два десятка здоровяков в простых кожаных доспехах, не взирая на обстрел, притянули от недостроенной церквушки тяжеленное бревно и, на раз-два, вышибли защищающую шведского правителя и его друзей парадную дверь. При этом они потеряли пять человек убитыми, а если бы не наши стрелки, которые не давали вражеским лучникам и арбалетчикам прицелиться, то они бы полегли все до единого.

  Смерть пятерки шведов была не напрасной. Они пробили проход, и мы рванулись внутрь. На острие удара, как и следовало ожидать, находились храмовники, а за ними пошли варяги из разных экипажей. Внутри нас встретили. Однако врагов оказалось на удивление немного. Поэтому сопротивление мы подавили быстро.

  На этом моменте бой за город можно было считать оконченным, ибо уцелевшие королевские вояки, узнав о захвате центра, сдавались в плен, а радостные горожане приветствовали Тостерена и Фремсинета. Правда, радость была далеко не всеобщей, так как многие сигтунцы боялись репрессий со стороны христиан или сами носили на шее крестик. Но это временно, до тех пор, пока лагман не проведет зачистку города.

  В общем, к полудню Сигтуна была под нашим полным контролем. Однако, как это случается, нарисовалась неожиданная проблема. Сверкера Кольссона в городской резиденции не оказалось, поскольку этот гад, совершенно неожиданно, еще вчера вечером вместе с сыном Карлом выехал в гости к одному из своих новоявленных баронов в замок Валлеборг. Ну, а раз король не уничтожен, то, несмотря на захват Сигтуны, победа неполная.

  Впрочем, наш полководец в уныние не впал, а сразу, лишь только выяснилось, что Кольссона в городе нет, позвал на совет Хунди Фремсинета, Тостерена и командира витязей Святовида сотника Доброгу. Я в это время был рядом, поэтому их разговор слышал.

  - Гутторм, - Мстислав надвинулся на лагмана, который в бою лишился двух своих косиц из бороды, - почему твои люди не проследили за королем? Ты понимаешь, что если он вырвется в Гетланд, то уже через месяц здесь будет огромная армия? Мы так не договаривались, лагман. Одно дело помочь вам, когда между ярлами идет драка за королевскую корону, а совершенно другое биться против большого войска под предводительством опытного в военном деле правителя.

  Лагман насупился, исподлобья посмотрел на варяга и явно намеревался сказать что-нибудь вроде: "Ну и катись на свой Руян!" Но его опередил Фремсинет, который в бою лишился половинки левого уха, но держался бодрячком.

  Так вот, он встал между Тостереном и варягом, а затем сказал:

  - Выдыбай, давай не ссориться. Мы не знали о том, что король так резко покинет город. Просто не знали. Я тебе в этом клянусь. Веришь мне?

  - Верю, - Мстислав согласно мотнул головой.

  - А раз так, то давай подумаем, что нам дальше делать.

  - Да чего тут думать. Надо попробовать взять Кольссона в замке. Далеко он отсюда?

  - Нет, не очень. Если сейчас выедем, то еще до вечера будем на месте.

  - А лошади в городе есть?

  Фремсинет и Тостерен переглянулись, и ответил лагман:

  - В королевской конюшне сотня верховых лошадок найдется. Это точно.

  Мстислав обратил свой взор на сотника Доброгу, и витязь, уже понимая, чего Выдыбай от него хочет, кивнул и произнес:

  - Воины Святовида возьмутся за это дело, тем более что с Кольссоном из города уехали все главные церковники королевства. Они наши.

  - Отлично. Вы отправляйтесь сейчас, а пехота подойдет к замку утром. Если получится укрепление сходу взять, хорошо, а нет, тогда не рискуйте. Просто возьмите замок в кольцо и ждите подхода подкреплений. - Мстислав смахнул со лба пот и обратился к Фремсинету: - Нужны проводники. Пойдешь?

  - Да.

  - Вот и ладно. Расходимся.

  Короткий совет был окончен, и я, сам не знаю почему, подошел к Выдыбаю и попросил его:

  - Мстислав, отпусти меня с витязями.

  - Что, еще не навоевался? - губы полководца скривились в невеселой усмешке. - Лучше помойся, а то весь в крови, а вечером с пехотой пойдешь.

  - Нет.

  - Ладно, я не против, отправляйся с витязями, но в драку не лезь.

  - Понял. Благодарю.

  Варяг, развернувшись на пятках, отправился в королевское жилище. Ну, а я, не торопясь бежать вслед за Доброгой, задержался. И стоя на ступенях резиденции, оглядел ставшую полем битвы площадь, где моя скромная персона приняла свой первый серьезный бой в новом теле.

  У стены здания аккуратно в два ряда лежат наши павшие воины, которые уже этой ночью будут сожжены на кострах, после чего их души отправятся к престолам родовых богов. К своим товарищам варяги проявляют уважение, все чин чином. Поэтому на поле боя только трупы врагов, которые должны убрать горожане.

  В воздухе стояла нестерпимая вонь. Искромсанные человеческие кишки валялись поверх мертвецов, многие из которых и при жизни были настоящими вонючками, ибо в этих краях, как и в Центральной Европе, моются далеко не все, ведь мытье тела считается сарацино-языческим грехом. Вона как. И хорошо еще, что в Скандинавии почти нет мух, по крайней мере, весной их не видно, а то бы уже слетелись сюда на пир, мерзкие существа. Хотя, здесь и без них паразитов хватает. Вон из бороды убитого мной рыцаря-берсерка блохи ползут, чуют твари, что кровушка остыла, а значит, они пойдут искать нового носителя.

  - Бр-р-р! - от вида мелких кровососов, меня всего передернуло и я, машинально отступив назад, подальше от мертвеца, поправил ножны и направился к витязям, которым Доброга объявил общее построение. В теле после всего, что сегодня произошло, поселилась усталость, и мне захотелось прилечь в тихом месте и вздремнуть. Однако нет, я сам напросился на новое приключение, и отказываться от него не собираюсь.

  Впрочем, немного времени в запасе есть и прежде чем рвануться в погоню за королем, следовало сменить щит, умыться, переодеться и привести себя в порядок. Так что бегом, начинающий ведун Вадим Сокол! Поторопись и ты везде успеешь!

=======================================================

  *=======================================================

Глава 19.

Швеция. Замок Валлеборг. 1142 Р.Х.

  - Хр-р-р! - еле слышный скрип, словно где-то неподалеку открывали дверь с плохо промазанными петлями, разорвал ночную тишину, и Нерейд дочь Равартан проснулась. В небольшой каморке, которая являлась ее спальней, было темно, а в воздухе витал запах мышей. Девушка прислушалась, но больше ничего не услышала. И подумав, что шум ей только померещился, она свернулась калачиком, плотнее закуталась в легкое полотняное покрывало, и стала проваливаться в дрему. Но на душе у Нерейд было неспокойно. Поэтому сон никак не приходил, и девушка стала вспоминать родимый дом, любимую маму и свою прежнюю жизнь.

  Кто был отцом Нерейд, никто не знал. Просто в один ничем не примечательный осенний день, жители рыбацкой деревушки Уурас, которая находилась на северо-западном берегу озера Меларен, узнали о том, что у проживающей на отшибе знахарки Равартан родилась дочь. Потомственную целительницу в деревушке уважали и немного побаивались, а значит, ненужных и нескромных вопросов ей не задавали. Ну, родила красивая пожилая женщина ребенка, так и что с того? Она не рабыня и не чья-то собственность. Человеческие жизни спасала, хорошо лечила хвори, особенно ломоту в костях, которая была профессиональной болезнью рыбаков, и принимала роды у местных женщин. При этом, что немаловажно для крестьянок, на чужих мужиков Равартан никогда не заглядывалась и на их ухаживания взаимностью не отвечала. По этой причине претензий к ней не было и, решив, что дочь знахарки это плод ее любви с кем-то из заезжих викингов, которые появлялись в Уурасе пару раз в год, рыбаки и их жены вернулись к своим делам и заботам.

  Шли годы. Нерейд росла и внешне ее жизнь была такой же, как и у всех юных жителей Уураса. Она рано научилась ловить, разделывать, вялить и сушить рыбу, собирала вместе с матерью травы и коренья, присутствовала при родах и со временем готовилась сменить Равартан на ее поприще. Самая обычная дочь знахарки, которая была не лучше и не хуже своих сверстниц. Однако к шестнадцати годам Нерейд стала настоящей красавицей, и все резко переменилось.

  Длинные светлые волосы, которые летом выгорали и становились похожими на водопад из серебра, сразу же выделяли ее среди других деревенских девушек. Тонкая талия, белые ровные зубки, зеленые колдовские глаза, миловидное личико с прямым носиком, пухлые алые губки и высокая грудь девушки - все это привлекало к ней внимание молодых парней и даже женатых мужчин. Поэтому дальнейшие события развивались по сценарию, который был легко предсказуем. В дом Равартан зачастили сваты. Но гордая Нерейд выходить замуж не торопилась и всем посланцам отвечала отказом. Женихов это, конечно же, сильно обижало и в Уурасе стали считать Нерейд заносчивой стервой, а вчерашние подруги плевали девушке вслед и проклинали ее. И неизвестно, к чему бы все это привело, если бы в жизни Нерейд не появился тот, кого она полюбила с первого взгляда всем сердцем и всей своей душой.

  Однажды в деревню зашел небольшой торговый караван из Сигтуны и в тот же день от деревенского старосты в дом знахарки прибежал гонец, который сообщил, что в дороге один из торговцев сильно вывихнул себе ногу и ему требуется срочная помощь. Равартан в этот день отсутствовала, так как собирала в лесах целебные травы, и Нерейд, переступив через обиду, сама отправилась в Уурас, где и встретила своего будущего мужа Оттара Эгильссона, который оказался ее пациентом.

  Купца вряд ли можно было назвать красавцем, но и уродом он тоже не был. Обычный тридцатилетний мужчина. В меру высокий, широкоплечий, синеглазый и русоволосый. Не богат и не беден. Влиятельной родни нет. Скитается по свету и торгует всякой мелочевкой: лесками, крючками, сетями, тканями, подковами и ножами, а с невеликой прибыли сыт, одет и невдалеке от Сигтуны построил небольшой домик. Однако было в Оттаре нечто такое, что привлекало провинциальную красавицу, какая-то необъяснимая природная доброта и душевная чистота. И потому, при первой же возможности, бросив все дела, она торопилась встретиться с заезжим гостем и взглянуть в его голубые глаза, которые дарили ей радость и умиротворение.

  Оттар человеком был опытным, и интерес Нерейд, которая ему понравилась, заметил сразу же. Ну, а поскольку все решения он принимал быстро, то не тянул, прямо сказал девушке о том, что готов на ней жениться, и когда она ответила согласием, незамедлительно направился в гости к Равартан. Знахарка, которая в последние годы сильно постарела, выслушала его. Затем она спросила дочь о ее решении, немного всплакнула и благословила молодых на брак.

  Через три дня состоялась свадьба, на которой от души гуляла вся деревня, а когда праздник был окончен, чета новобрачных перебралась в дом мужа. И зажила Нерейд после этого, словно в сказке. Свой дом, в котором все есть, сильный и ласковый муж, а впереди долгая счастливая жизнь рядом с тем, кого она любила.

  Однако счастье семьи Эгильссонов было недолгим. Вокруг озера Меларен и на его водной глади постоянно вспыхивали ожесточенные схватки между язычниками и христианами. Король Сверкер Кольссон увеличивал количество воинов в этих землях, а пришедшие вместе с ним чужаки, священнослужители Распятого бога, уничтожали всех, кто мог числиться сторонником родовых богов. И одним из таких сторонников была объявлена знахарка Равартан, которую наемники короля, словно бабочку, накололи на копье, а затем сбросили ее тело в воды озера.

  Нерейд почувствовала смерть матери сразу. Однако увлеченная своей новой жизнью не предала этому никакого значения, и о постигшем ее горе узнала только спустя неделю. Тогда дом Эгильссонов навестил деревенский староста, посоветовавший новобрачной уехать подальше из этих мест и затаиться. Но Оттар заверил жену, что сможет ее защитить и, оплакав мать, Нерейд вместе с мужем отправилась в Сигтуну, где они оба собирались принять крещение, которое бы избавило их семью от возможного преследования со стороны христианского культа.

  Обряд, который совершался в королевской церквушке, прошел тихо и неприметно. Под песнопения нескольких забитых тусклых мальчиков, из которых словно вынули душу, Оттар и Нерейд склонились перед алтарем чужого бога. После этого священник обрызгал их водой, пробубнил несколько фраз на латыни и одел на шею мужа и жены деревянные крестики. Купец и его супруга поцеловали большой серебряный крест, встали с колен и вышли на свежий воздух. И тут их поджидала очередная беда.

  Белокурую длинноволосую красавицу Нерейд заметил верный воин короля барон Фредерик Валле, пожилой и грузный распутник, который был славен тем, что имел три десятка бастардов. Новоявленный дворянин, который не так давно был обычным самозванным ярлом, не сомневаясь, оттолкнул конем Оттара и предложил замужней женщине стать его наложницей. Муж, хоть и был человеком спокойным и не воинственным, этого не стерпел и бросился на барона с кулаками. Но рядом находились дружинники Валле и в ходе завязавшейся драки Оттара проткнули клинком. После чего, тут же, во всеуслышанье барон объявил мертвого купца мятежником, который злоумышлял против короля.

  Видевшая смерть своего любимого, Нерейд застыла в ступоре, и ее схватили. Барон, свесившись с седла, сальной рукой потрепал ее по белой щеке и, оскалившись гнилыми пеньками передних зубов, просипел:

  - Вот и все курочка, потрепыхалась и теперь ты вдовушка.

  Девушка хотела плюнуть ему в лицо. Но в этот момент на площади в сопровождении нескольких конных охранников появился подтянутый рослый брюнет на отличном скакуне и в богатой одежде. Конем он уверенно раздвинул собравшуюся вокруг тела мертвого Оттара и дружинников барона толпу и посмотрел на девушку. Все люди вокруг притихли, а Валле торопливо спрыгнул с лошади. После чего он поклонился богатому всаднику и, вскинув вверх сжатую в кулак правую руку, громко провозгласил:

  - Слава нашему доброму королю Сверкеру Кольссону!

  Король, а это был он, поморщился, лениво взмахнул затянутой в перчатку ладонью и спросил барона:

  - Валле, что здесь произошло?

  - Ваше Величество, - с ответом барон не медлил, - был опознан язычник, который поддерживал подлеца Тостерена. Я приказал его схватить, но он оказал сопротивление и был убит.

  - Нет! - надеясь на справедливость короля, воскликнула Нерейд. - Он все врет! Мы честные люди и новообращенные христиане! Ваше Величество...

  - Молчать, тварь! - Пощечина барона в кровь разбила губы девушки, и она замолчала, а Валле вновь обратился к королю: - Эта шлюха лжет, мой король.

  Сверкер, который многое позволял своим преданным псам, усмехнулся и пальцем поманил к себе барона. Валле приблизился, прижался к королевскому седлу и снизу вверх посмотрел на Кольссона, а правитель шведов, понизив голос, прошипел:

  - Ты зарвался Валле и за это будешь наказан.

  - Как пожелаете, Ваше Величество, - выдохнул барон. - Я приму любое наказание.

  - Ха-ха! - король рассмеялся, потрепал барона по грязным космам и кивнул в сторону Нерейд: - Я заберу у тебя эту женщину.

  - Но Ваше Величество... - в голосе дворянина появились какие-то плаксивые нотки, словно он маленький ребенок, у которого отбирают любимую игрушку.

  - Заткнись! - Валле сник, а король продолжил: - Эта девка будет жить в твоем замке. И не дай Бог ты ее хотя бы пальцем тронешь - пожалеешь, что на белый свет родился.

  - Слушаюсь, господин.

  Полусогнувшись, барон отступил к Нерейд, которая слышала этот разговор, затем дождался пока король покинет площадь, и еле слышно прошептал:

  - И зачем ему женщина? Не понимаю. Ни себе, ни людям.

  В тот момент, потрясенная всем тем, что произошло, Нерейд не поняла слов Фредерика Валле и вспомнила о них лишь когда вновь встретилась с королем Сверкером, коего после полученной пару лет назад тяжелой раны женщины интересовали исключительно как собеседницы и танцовщицы. Правда, монахи-цистерианцы во главе с личным королевским исповедником Альбрехтом Зюгау обещали Сверкеру божественное исцеление. Однако лишь тогда, когда будут уничтожены все язычники Меларнской провинции, среди которых самый главный Гутторм Тостерен.

  Что же касательно участи Нерейд, то ее отвезли в замок Валлеборг, и у нее началась новая жизнь. Девушку кормили, поили и перед приездом короля, который любил поохотиться во владениях барона Фредерика, выдавали хорошую одежду. Со временем Нерейд даже выделили небольшое личное пространство с окошком на двор замка, и дозволяли иногда выходить на свежий воздух, а барон Фредерик, повинуясь воле Сверкера, не пытался к ней приставать, благо, наложниц у него хватало. Однако Нерейд, которая постоянно горевала по своему мужу, по матери и по свободной жизни, это не радовало. Но что она могла сделать, дабы изменить свою судьбу? Ничего. И потому все, что ей оставалось, это ждать редких приездов короля, развлекать импотента беседами, танцевать перед ним, рассказывать ему на ночь сказки и древние истории, и надеяться на то, что когда-нибудь Сверкер будет в хорошем настроении и отпустит ее на волю.

  Так минул год. Наступила весна и Нерейд, несмотря ни на что, стала еще прекраснее, чем прежде. Барон Валле вновь стал коситься на нее, и в его жадном взгляде девушка видела похотливое желание обладать ее телом. Сверкер был занят войной. Люди в замке воспринимали ее как чужачку, постоянно следили за ней и шансов выбраться из Валлеборга у Нерейд не было.

  В общем, все было весьма плачевно. Однако недавно жена барона, старая толстуха Бьяртей рожала своему мужу очередного сына и Нерейд помогла ей разродиться. Супруга Валле этого не забыла и недавно сказала девушке, что поможет ей бежать. И хотя Нерейд, которая, после всех обрушившихся на нее бед, Бьяртей не поверила, в ее душе все же затлел крохотный огонек надежды. Но опять таки горел он недолго.

  Позавчера в замок приехал король и не один, а вместе с приближенными и своим старшим сыном Карлом, которому вскоре предстояло стать ярлом Гетеланда. Юный принц заметил Нерейд и попросил отца подарить эту красивую девушку ему. Ну, а король, недолго думая, выдвинул ему условие. Если Карл в одиночку убьет на охоте матерого секача, то Нерейд его, а если нет, то пусть его постель согревает кто-то поплоше.

  Наследник Сверкера условие принял, и сделал то, что хотел его отец. И за это, само собой, он был вознагражден. Вот только воспользоваться своим новым имуществом принц не смог, ибо вечером был сильно пьян. Но это ничего, времени у него в запасе было много, а дочь деревенской знахарки Равартан лежала в своей каморке, где ей предстояло провести последнюю ночь, и думала о том, что она лучше убьет себя, чем станет чьей-либо наложницей. При этом в голове девушки было множество сумбурных мыслей, но все они сводились к одной, что без Оттара и матери жизнь не имеет смысла, и раз уж не получается сбежать, то можно умереть.

  Почему-то мысли о самоубийстве, которое считается грехом не только в христианских, но и во многих языческих культах, воспринимались Нерейд очень спокойно. Она перебирала разные варианты и, в конце концов, решила, что проще всего выпрыгнуть в окно. Замковый двор усеян острыми и плохо обработанными булыжниками, а она, словно сказочная принцесса, обитает на самом верху, практически под крышей главного донжона. Значит, будет недолгий полет, один удар и смерть, которая спасет ее от бесчестья и измены любимому.

  Решение пришло в голову само собой и пленница короля, отбросив покрывало, встала. Прохладный воздух обволок ее тело, проник под грубую ночную рубаху и она вздрогнула. Затем девушка повернулась к окну, и ей показалось, что в слюде возникло лицо Оттара. Муж улыбался так, как мог только он один. И эта улыбка звала и манила девушку бросить все и соединиться со своей второй половиной в ином мире. Невольно Нерейд улыбнулась в ответ и протянула к окну ладонь. Но морок моментально рассеялся, и девушка увидела, что на слюде нет никакого лица, просто отблески огня, которые отражаются от гладкой поверхности.

  "Пожар? - мысленно удивилась Нерейд. - С чего бы это? Может быть, гости перепились, и кто-то решил поиграть с огнем? Да. Это возможно".

  Девушка прильнула к окну и посмотрела вниз. Пожара не было, но зато в замковом дворе из одного его конца в другой перемещались десятки факелов, и сквозь щель в оконном проеме Нерейд уловила звуки. Звон стали и человеческие крики.

  "Это нападение! - сразу же поняла девушка, и следом пришла другая мысль. - Враг в замке, и кто он мне неизвестно. Однако враги Кольссона или барона Валле могут оказаться моими друзьями, например, воинами Гутторма Тостерена, которого так опасается король. Хотя, очень может быть, что это кто-то из бешеных морских ярлов, который жаждет заполучить королевскую корону. И в таком случае нападавшие, чтобы не оставлять свидетелей, вырежут весь замок, ибо так делается всегда. Ну и что же в таком случае делать мне?"

  Задав себе этот вопрос, девушка решила, что необходимо посмотреть на бой со стороны, и если воины, ворвавшиеся в замок через ворота, скрип которых ее разбудил, не язычники, то она попробует перебраться через стену и убежать. Мысли о самоубийстве рассеялись, словно их никогда и не было, и Нерейд, быстро одевшись, покинула свою каморку и выскользнула на лестницу, которая пронизывала каменную башню замка снизу и до самого верха.

  На миг она замерла и прислушалась. На нижних этажах шел бой и девушка, взяв себя в руки, начала спуск. Один этаж. Другой. Шум приближался, и вскоре она вышла на этаж для гостей, который постоянно освещался масляными лампадами.

  В этот момент, мимо нее, отталкивая Нерейд в сторону, с оружием в руках вниз устремились гости барона Валле и она услышала яростный окрик:

  - В сторону!

  Девушка прижалась к стене и посмотрела на того, кто так спешил на битву. Это был король Сверкер, на котором из одежды имелись только штаны и распахнутая на груди шелковая рубаха. Зато с оружием у правителя Швеции все было в порядке. В одной руке длинный меч, а в другой острый кинжал. Он спускался прыжками, и на его лице была радость. Истинный воин - он жаждал схватки и потому нападению радовался так, словно это подарок судьбы.

  После короля гостевой этаж покинуло еще несколько человек, а затем в коридоре появились полуголые служанки, которые метались из комнаты в комнату, плакали и причитали так, будто наступил Конец Света. Нерейд не обращая на них никакого внимания, подняла с пола длинную и острую мизеркордию[26], которую обронил кто-то из королевской свиты. После чего, набравшись смелости, она продолжила спуск по лестнице.

  Каждый шаг давался ей с трудом. Поджилки вздрагивали, но разум упорно заставлял ее продолжать движение и не останавливаться. Шум яростного боя, который разгорелся в холле донжона, был все ближе и, наконец, Нерейд остановилась.

  Лестница закончилась, и девушке очень сильно захотелось шмыгнуть в сторону кладовки, где был черный ход на хозяйственный двор. Но снова она сдержалась и, приблизившись к двери, которая вела в холл, осторожно выглянула.

  В просторном помещении, стены которого были увешаны головами животных, коих убивали гости барона, шла кровавая драка. С одной стороны было около трех десятков шведов, а с другой множество закованных в броню грозных воинов, которые, наступая, постоянно взбадривали себя кличами "Святовид!" или "Руян!". Кто выкрикивает такие слова, Нерейд знала. Это были кровожадные убийцы с далекого острова на востоке Венедского моря. Они не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей, которых съедали заживо. От них не было спасения, ибо они, словно дикие волки, набрасывались на своих соседей, убивали, насиловали и грабили всякого, кто не поклонялся их грозному многоликому богу.

  От страха ноги девушки подкосились, и она едва не упала. Однако, схватившись за дверной косяк, она удержалась, и подумала, что пока есть немного времени необходимо бежать. Было, она начала разворачиваться в сторону кладовки. Но тут ее внимание привлекли стоящие за спинами королевских воинов монахи-цистерианцы, которые в отличии от короля и его дворян были одеты. И машинально отметив, что священнослужители ведут себя спокойно и о побеге не думают, девушка осталась месте.

  Последователи Роберта Молемского и Бернарда Клервоского, которых было четверо, тем временем, встали в круг, взяли друг друга за руки и все вместе начали говорить на латыни. Их слова, сначала тихие, не были никем услышаны. Просто зазвучала католическая молитва "Отче наш", стандартная форма восхваления бога. Но когда священнослужители начали ее повторять, все резко изменилось. Разом притухли все факела и масляные светильники, а воины, что венеды, что шведы, вдруг остановились. На какой-то миг битва прекратилась, и все люди смотрели только на цистерианцев, которые размеренно проговаривали свою молитву:

  - Pater noster, qui ts in caelis, Sanctrticetur nomen Tuum. Adveniat regnum Tuum. Fiat voluntas Tua, sicut in caelo et in terra. Panem nostrum quotidianum da nobis hodie. Et dimitte nobis debita nostra, sicut et nos dimittimus debitoribus nostris. Et ne nos inducas in tentationem, Sed libera nos malo. Amen!

  Последнее слово произнес только один монах, личный королевский исповедник Альбрехт Зюгау. И в этом слове была такая сила, что волосы на голове Нерейд зашевелились и начали вставать дыбом, а в холле стало происходить то, чего никто не ожидал.

  - Бам-м! - звякнув кольчугой и выронив из руки меч, на пол упал один из венедов.

  - Бам-м! Бам-м! - следом за ним, словно подкошенные, без сил, рухнули еще двое.

  Альбрехт Зюгау увидев это, удовлетворенно кивнул, и священники начали повторять молитву в третий раз:

  - Pater noster, qui ts in caelis, Sanctrticetur no...

  Продолжить у них не получилось, так как из рядов нападавших вылетел прямой меч. Клинок летел точно в цель и попал прямо в раскрытый рот исповедника. После чего, от мощного удара Альбрехт вылетел из круга, и упал на спину. Из глотки цистерианца потоком хлынула кровь, а в центре монашеского круга образовался ослепительно белый шар.

  Воины с обеих сторон и монахи смотрели на это чудо, а затем шар лопнул, и помещение буквально затопил свет. Нет. Не так. Не просто какой-то там свет, солнечный, лунный или огненный, а настоящий истинный Свет, глядеть на который было невозможно.

  Шведы и венеды, бросив оружие, одновременно упали на колени и закрыли лица руками. То же самое сделала и Нерейд. При этом она попробовала отползти в сторону, но у нее ничего не получилось. А потом в голове девушки, словно что-то щелкнуло, и она погрузилась в спасительную тьму беспамятства...

  Сколько она блуждала в мире грез, Нерейд не знала, а очнулась оттого, что кто-то легонько встряхивает ее тело и говорит слова на незнакомом языке. Она открыла глаза и увидела перед собой сидящего на корточках Оттара, лицо которого было чем-то обеспокоено.

  "Какой дурной сон мне приснился, - подумала девушка. - Смерть мамы, гибель мужа, заточение в замке барона и битва. Какая чепуха".

  Однако, проморгавшись, Нерейд разглядела, что находится именно там, где она лишилась чувств, перед дверью в холл замка Валлеборг, а человек перед ней вовсе не ее ненаглядный Оттар, а венедский воин, который просто похож на него.

  - Ну что, очнулась? - вставая и подбирая с пола щит и мизеркордию девушки, произнес воин и улыбнулся.

  Вопроса Нерейд не поняла, но улыбка у венеда была добрая и искренняя, как у Оттара, и она, сама того не желая, улыбнулась в ответ.

  - Вот и ладно, - продолжая улыбаться, воин протянул ей ладонь, которая была украшена крупными мозолями от постоянного использования меча.

  И вроде бы, сейчас девушке стоило бы бояться чужеземца, который происходил из злобного и дикого племени венедов. Однако Нерейд чувствовала, что теперь в ее жизни все будет хорошо, и она без колебаний вложила свою нежную ладонь в руку воина, на боку коего висел тот самый меч, который убил королевского исповедника Альбрехта Зюгау.


Глава 20.

Швеция. Замок Валлеборг. 6650 С.М.З.Х.

  К замку, где гостил король Сверкер Кольссон, неполная сотня витязей из Дружины Святовида, которая в бою за город потеряла двух воинов убитыми и трех человек тяжелоранеными, подоспела вовремя. Шведский правитель про падение Сигтуны еще ничего не знал, видимо, гонцы-доброходы сюда пока не добрались, и в Валлеборге шла славная гулянка по случаю удачной охоты. Нам это, разумеется, было только на руку. Поэтому, прежде чем кидаться в бой, расположившись на опушке примыкающего к замку леса, мы смогли немного отдохнуть.

  Четыре часа пролетели как один миг. Кажется, что только мгновение назад я закрыл глаза, а меня уже будят. Вставать не хотелось, так как все мое тело после боя в городе болело, а ноги после стремительной скачки от Сигтуны к замку Валлеборг ныли так, словно это не лошадь бежала, а лично я пятнадцать километров по холмам и косогорам отмахал. Но раз тебя назвали ведуном, а вокруг витязи, каждый из которых наделен каким-то необычным даром, будь добр, соответствуй, и я старался изо всех своих сил.

  Подъем! Распаковал кольчугу и шлем, накинул на себя броню и шишак, затянул ремни, пару раз подпрыгнул и проверил насколько легко Змиулан покидает ножны. В лунном свете острый прямой клинок тускло блеснул, и по моему телу пробежала легкая дрожь, словно меч и в самом деле, как говорил верховный жрец Яровита, был живым существом, которое может делиться со мной малой толикой своих сил. Я встряхнулся, немного взбодрился, подхватил с конской попоны, на которой отдыхал, круглый щит и присоединился к ближайшему десятку храмовников.

  Вскоре мы выступили. Десяток за десятком, витязи Святовида покинули лесную чащобу и двинулись в сторону заснувшего после знатной пирушки Валлеборга.

  Полночь. Ночная дорога. Под ногами твердый утоптанный грунт. Окутанные темнотой фигуры облаченных в доспехи людей. Изредка появляющаяся на небосводе луна. Еле слышно скрипит кожа. Позвякивают кольчуги, которые, как маслом не смазывай, при ходьбе все равно будут издавать шум. И на фоне всего этого ровное дыхание сотни крепких мужчин, которые хотят закончить дело, ради коего они покинули свой храм и семьи, а затем пересекли море и взяли на меч самый крупный город Шведского королевства.

  Наконец, мы останавливаемся. Рва вокруг замка, который расположен от нас всего в полусотне метров, нет. Ну, а деревянные стены невысоки, метров пять, не больше. Охраны наверху не видно, хотя она должна бдить, и я подозреваю, что караульные находятся в состоянии полудремы, а виной тому витязи, которые обладают способностями баюнов. Вот подкрадется такой человек к врагу поближе, начнет нашептывать часовому про усталость и тот, поймав чужую эмоцию, заснет. Хм! Навечно, ибо пока он дает храпака, его берут на нож.

  Так-так, ну и что же нас ожидает дальше? Как Доброга будет брать замок? Приемлемых вариантов имелось несколько, но командир выбрал самый простой. Одновременно к стене подскочило сразу пять витязей. В руках воинов находились свернутые в круг веревки, и на конце каждой была закреплена металлическая абордажная кошка из стандартного джентльменского набора викингов, варягов и прочих лихих мореходов, которые не прочь захватить зазевавшийся купеческий кораблик.

  - Шить-шить-шить! - с легким посвистом, веревки, которые раскручивали витязи, рассекали воздух. Затем точный бросок, недолгий полет, глухой удар металла об дерево, крючья впиваются в податливую древесину, и сильные мозолистые руки тянут концы на себя.

  Дерг-дерг! Крепкие веревки натягиваются, словно струны, и ни одна не падает вниз. Норма, можно начинать проникновение в замок.

  Ловкие витязи, самые лучшие руянские мастера скрадывания, у которых мои современники из спецназа, наверняка, многому могли бы научиться, ползут наверх. Все делается быстро и четко. Освещенные луной призрачные фигурки проникают за стену, и нам остается только ждать дальнейшего развития событий. Я прислушался к своим чувствам и попробовал разобраться в том, что происходит за стенами. Но почуял немногое. Уверенное и неторопливое движение людей-охотников, подкрадывающихся к караульным, которые оберегают ворота замка, да полусонное состояние воинов барона Валле. Что происходит дальше, в глубине замка, не знаю, ибо там все словно в тумане. Смутные образы, пьяные всхлипы, сладострастные стоны занимающихся сексом людей и равнодушная усталость слуг, коим предстояло навести в главном донжоне порядок, а на похмельное утро приготовить господам рассольчик и сытный завтрак. Больше ничего, а жаль, поскольку я хотел услышать цистерианцев из ближнего королевского круга, а то слухов про них много, а в живую представителей этого закрытого и многослойного ордена пока не встречал. Но ничего, наша встреча впереди, в этом я уверен. Поэтому когда мы столкнемся, то я обязательно постараюсь вытрясти из них все, что они знают о структуре родной для них организации и планах своего руководства.

  Со скрипом открылись ворота, и мы вошли в замок. Рядом с караулкой лежали вязанки факелов, и некоторые витязи на бегу хватали их, поджигали в жаровне, подле которой грелись ныне покойные охранники, и бежали дальше. Кто-то устремлялся к деревянной казарме слева от ворот. Кто-то в конюшне, где на сеновалах и в подсобках отдыхали слуги, которые могли бы придти на помощь своим хозяевам. Ну, а основная часть нашего отряда атаковала главный донжон.

  - Да-да-хх!!! - от мощных ударов незапертая дверь широкой каменной башни влетела внутрь и началась наша атака, которая, как ни странно, сразу же застопорилась.

  Как оказалось, проход внутрь был достаточно узкий, и в нем несли дежурство молодые оруженосцы рыцарей и несколько королевских охранников. Это не простолюдины, которых опытный воин всегда перережет как баранов, а настоящие воины, и хотя половина из них спала на лавках, сопротивление они оказать смогли.

  Саму битву за проход в донжон я не видел, поскольку находился позади атакующей волны. Однако если судить по звукам, которые всполошили всех обитателей замка, витязи сломили сопротивление заслона с немалым трудом. Пару минут я топтался у входа и думал над тем, что, наверное, зря сюда приехал, ибо храмовникам Вадим Сокол только обуза. Но вот охрана из королевских гвардейцев была уничтожена. Мы ворвались в донжон и оказались в просторном зале. Из внутренних помещений нам навстречу бежали вооруженные гости и охранники местного хозяина барона Фредерика Валле. Все они, так или иначе, являлись воинами, поэтому были готовы сражаться до конца и сами кинулись в драку, и в этот миг боевой задор закованных в броню варягов столкнулся с яростью полуголых шведов.

  Зал наполнился шумом, посвистом и звоном клинков, проклятьями и боевыми выкриками. По свежевымытому и еще сырому деревянному полу потекли струйки крови, и кто-то из умирающих свеонов зацепил висящий на стене масляный светильник. Грохот ударов. Разлившееся масло. Взвившееся к потолку пламя, которое потушили телом погибшего. Тошнотворный запах паленой кожи и волос, и искаженные ужасными гримасами бородатые лица королевских защитников. Именно таким было начало этого боя. Кровавый хаос и дикие эмоции людей. Невероятная смесь из злобы, ярости, праведного гнева, застарелой ненависти, презрения, страха и боли. Плюс к этому шум, который бил по барабанным перепонкам настолько сильно, что мне хотелось заткнуть уши руками.

  Впрочем, так было только первую минуту, а потом я вступил в бой, и мне уже было не до анализа всего происходящего. Поскольку из прикомандированного к храмовникам малоопытного ведуна я превратился в простого мечника первой линии, который должен убивать, а иначе прикончат его. Все просто и предельно понятно.

  Вслед за первым десятком витязей я бросился вперед. Левое плечо на врага, и мой щит принимает на себя вес разогнавшегося полуголого бугая, который весил не меньше сто двадцати килограмм. Бум! Удар! В глазах темнеет, и я делаю полшага назад. Мой противник замахивается непомерно широким мощным мечом и делает четкий вертикальный замах. Я готов принять оружие свеона на щит, а затем ударить его из нижней стойки в живот. Но меня опережают. Один из витязей, словно пантера, плавно скользнул по полу, и его клинок, снизу вверх, вонзается в подбородок шведа.

  Есть! Первого противника я сдержал, вот только одолел его другой. Но это не беда, ведь война игра командная, и здесь все очки идут в общую копилку, так что обид на витязя, который "украл" у меня победу, нет и быть не может. Поэтому вперед! Шведов много и хватит на всех.

  Храмовник передо мной, несмотря на броню, ловко ушел в сторону, освободил пространство, и я зарубился со следующим противником, не абы кем, а как выяснилось позже, с самим королем Сверкером.

  Размен базовыми диагональными ударами. Звон стали. Удар бронзовым умбоном щита в тело врага и король отлетает назад. Двигаюсь за ним. Но один из подраненных витязей справа от меня, наваливается на плечо и я, поддерживая храмовника, прикрываю боевого товарища от бойца, который хочет его добить.

  Выпад в лицо молодого темноволосого парнишки, и острие Змиулана втыкается ему в глаз. Свеон падает и снова передо мной король, багровое бородатое лицо которого искажено гримасой ненависти, а рот выплевывает грязные оскорбления, которые я, само собой, не понимаю. Да и не нужно мне их понимать, ибо и так все понятно. Порву! Убью! Тебе конец! Выпущу кишки, а задницу на британский флаг порву! Знаем, слышали. Так что пошел бы ты через пошел, вояка. Будем биться.

  Пригибаюсь и пропускаю лезвие чужого клинка над головой. Затем резкий подъем. Щит уводит в сторону кинжал в левой руке Сверкера, который был готов продырявить мне ногу, и прикрытой шлемом головой я бью шведа в переносицу. Смазал! В нос не попал, но вскользь задел висок противника и тот, пошатываясь, снова отступил. Его тут же прикрыли два крепыша, одинаковых с лица, с секирами в руках и я, все больше погружаясь в пучину боевого безумия, когда тело дерется само по себе, а разум лишь слегка корректирует его движения, выставил перед собой щит и приготовился продолжить бой.

  Однако в этот момент рукоять Змиулана в моей руке заметно нагрелась, а ладонь, на которой был невидимый знак Рарога, слегка дернулась. Машинально, я подумал, что это мне только кажется, но тут же в голове сформировалась мысль:

  "Вспомни слова волхва Огнеяра! Враги! Темные! Они рядом! Меч чует их! К бою!"

  Была ли эта мысль моей или она пришла откуда-то со стороны, этого я не знал. Однако это было и неважно. Я поверил прозвучавшим в моей голове словам и кинул взгляд влево, туда, где находился сотник Доброга. Он обязательно должен был знать о том, что среди шведов есть враги, которые наделены способностями, лично мной обозначенные как экстрасенсорные, но я опоздал. Темные уже начали действовать, и в глухой тишине, которая совершенно внезапно накрыла зал, где все воины без исключения прекратили смертоубийство, я услышал слова латинской молитвы. Что это за молитва и к чему она призывает, было непонятно, но то, что в словах монахов, читавших ее, имелась Сила, это факт.

  Неожиданно, на мои плечи навалилась огромная тяжесть, голова закружилась, а глаза стали слипаться.

  "Сейчас упаду, - совершенно отстранено подумал я, в каком-то глупом отупении наблюдая за тем, как витязи Святовида, эти суперпрофессионалы боя, теряют сознание и валятся на пол, - а затем меня прикончат. Хреново это, а значит, надо действовать. И как поступить? Отступить назад и попробовать выскочить на свежий воздух, где не будут звучать в ушах эти латинские слова, или попробовать прикончить того, кто насылает на нас эту мерзость? Конечно же, вариант номер два. Убить вражину! Изничтожить! Растоптать! Сжечь и превратить в ничто! Да, именно так и надо действовать. Но хватит ли у меня на это сил? Должно, ибо я не раб и не потомок обезьяны. Я, как и все мои соплеменники, кто еще не забыл, чья кровь струится в их жилах, наследник богов! И потому способен преодолеть любые трудности и проломиться сквозь любые преграды! Так меня научил Сивер, дай боги ему здоровья и удачи, и так меня научила моя непростая жизнь. Не сдавайся и тогда победа будет за тобой, а не за твоими врагами. Не стой! Двигайся! Убивай!"

  Думы в голове были сами по себе, а руки, тем временем, делали свое дело. Правая ладонь подкинула ставший необычайно легким клинок, а затем поймала его и кинула в сторону четверки цистерианцев, которые находились за спинами шведов.

  Булатный клинок Змиулана, который по идее должен был воткнуться в молодого монаха в ослепительно белом смешном переднике, у меня на глазах совсем чуть-чуть, самостоятельно изменил направление и вонзился в пожилого монаха рядом с ним.

  - Хрясь! - в полной тишине, которая царила в зале, я услышал как украшенная древними ведовскими рунами сталь, проникшая в раскрытый рот человека, вонзилась в кость, а затем произошло нечто странное и необъяснимое. Монахов окружил нестерпимо яркий свет, словно взорвалась световая граната или крохотный ядерный боезаряд, и я, вместе со всеми людьми, кто находился в помещении, упал на колени.

  "Вспышка!"

  Неожиданно и совершенно не к месту вспомнилась команда из далекого армейского прошлого. Однако эта мысль добавила мне какого-то внутреннего нахальства. И ощущая, как ко мне, а значит, и к другим участникам схватки, возвращаются силы, я поднялся. Смотреть было больно, так как ослепительный свет еще не рассеялся, а в глазах плавали зайчики. Но стоять на месте было нельзя и, прикинув примерное местонахождение своего оружия, сквозь шведов, я двинулся к нему.

  Толчок щитом, а затем плечом. Еще один. И еще. Со всех сторон шведские дворяне, от которых исходят далеко не самые приятные запахи. Пот. Грязь. Кровь. Перегар. Запах нечищеных подгнивших зубов, прелых ног, дорогих специй и ароматических смол. Все это смешивается и словно обволакивает меня со всех сторон. Неприятно, но не смертельно. И сделав полтора десятка шагов, я уперся в стену, рядом с которой находились цистерианцы. Тел, которые должны были принадлежать монахам этого католического ордена, под ногами не оказалось, ибо каким-то чудесным образом они испарились или растворились, а вот клинок обнаружился быстро. Змиулан, словно искал меня. Звон. Носок сапога чувствует перед собой продолговатую металлическую полоску с крестообразной рукоятью, и я поднимаю его. Зрение понемногу восстанавливается, необычный свет почти рассеялся и вот, сквозь муть, я уже различаю перед собой спины врагов, которые не собираются сдаваться, а готовы продолжать бой не на жизнь, а на смерть. Ну, что же, это их выбор.

  Я шагнул вперед. Клинок взлетел в классическом горизонтальном замахе. На долю секунды он завис в воздухе, качнулся, и опустился. Свист булатной остро заточенной полоски. Удар. И голова одного из шведов, который только-только поднимался на ноги, подобно футбольному мячику, падает на окровавленный пол, подпрыгивает и катится под ноги другим свеонам.

  Следом, без промедления, новый замах. Однако в этот раз противник, невысокий толстяк с бритой головой, уже на ногах и в его руках клинок. Он успевает отреагировать на опасность и, даже будучи наполовину ослепленным, встречает мой меч своим. Сил у него немного, но чтобы отбить Змиулана их хватило. И продолжая бой, верхней кромкой щита я ударил его в лицо. Окованное железом дерево врубается в переносицу шведа, и он пытается отскочить назад, но я его не отпускаю. Удар ногой в туловище и он теряется, а я добиваю его выпадом в горло.

  Еще один противник убит. Однако вокруг меня много других, и если бы не витязи, которые вновь начали бой, меня, скорее всего, убили бы. Ну, а так еще и нормально все вышло. Отмахнулся от одного, от другого и, отступая, прижался к стене, как раз между головами лося и оленя. После чего продержался пару десятков секунд и рядом встал Доброга, который отбил предназначенный мне выпад очнувшегося Сверкера Кольссона и выкрикнул:

  - Молодец Вадим! Красиво все сделал! Видать, не зря с тобой Сивер столько времени проводил!

  - Это точно! - на выдохе, отбивая очередной удар Кольссона, ответил я, а затем нам стало не до разговоров.

  Битва продолжалась, и шведы, которые поняли, что помощи не будет и их конец близок, попытались продлить свою агонию. Десяток самых быстрых и наиболее сообразительных бойцов, подхватив под руки бешеного Сверкера, рванулись наверх, а остальные, кто раненый, а кто просто тугодум, остались их прикрывать. Этот заслон, конечно же, смяли. Однако король и часть дворян заняли оборону на лестнице и на втором этаже.

  Оставлять свеонов в покое было нельзя, так как они могли укрепиться, и построить на лестнице баррикаду. Поэтому витязи помчались за ними следом. Впереди узость. На нижней ступеньке, размахивая огромным боевым молотом, стоит седоусый вояка, который не подпускает к себе никого. Но этому храбрецу в череп вонзается метательный абордажный топор, и силы короля уменьшаются еще на одного бойца. За молотобойцем следующий воин, меченосец в одних подштанниках, и против него выходит витязь. Быстрый размен ударами, и венед, метнувшись на врага, щитом сбивает его через перила вниз. Швед падает прямо под мои ноги, и я, не задумываясь, опускаю на его голову клинок.

  - Шмяк! Хрусь! - мертвец дергает ногами и затихает.

  Один за другим храмовники поднимаются по лестнице, и бой смещается на второй этаж донжона. Было, я хотел последовать за ними, но рядом прозвучал голос Доброги, который привлек мое внимание:

  - Красивая девка. Редкая.

  Я обернулся и увидел, что сотник стоит над человеческим телом, судя по светло-зеленому платью, женским, а рядом с ним один из десятников, кажется, Военег Печора, который посмотрел на женщину и подтвердил:

  - Это так. Красивая и дорогая. Как думаешь, командир, если ее в Скирингасалль, Любек или Хедебю отвезти, сколько за нее дадут?

  - Нисколько.

  - Ну да, нас там не любят, и какой товар не привези, его попытаются отобрать. Однако не бросать же такую красу в замке.

  - Не бросим, - Доброга приподнял голову, прислушался к тому, как на втором этаже добивают шведов, пожал плечами и добавил: - В Аркону отвезем. Скоро летние торга начнутся и новгородцам ее продадим. Они за такую девицу десять гривен точно дадут. Все равно ее потом в степь продадут и втрое больше возьмут.

  - Ты, командир, как всегда, прав.

  Моя помощь в бою, который уже почти закончился, не требовалось, и я подошел к Доброге и Военегу. Мельком я взглянул на красавицу, которая лежала рядом с дверью в охотничий зал и мои глаза, словно прилипли к ней. Почему? Наверное, потому, что лицо свеонки было на удивление знакомым, будто я его уже где-то видел. И переворошив память, я вспомнил, где мне попадался подобный типаж. Хм! Привет из прошлого, кинофильм "Кольцо Нибелунгов", в котором роль Брунгильды была исполнена красавицей Кристанной Локен. Да. Все верно, девушка, которая лежит передо мной на полу, очень на нее похожа. Вот только если у Кристанны носик был слегка курносый, то у этой прямой и аристократический. Да уж. Забавно.

  - Что, нравится девка? - прерывая мои размышления, спросил Доброга, который не мог не заметить моего несколько странного поведения.

  Не знаю отчего, но я хотел ответить, что мне все равно. Однако вместо этого утвердительно кивнул и сказал:

  - Да. Очень нравится.

  Сотник и десятник переглянулись, и Доброга хлопнул меня по плечу:

  - Забирай. Она твоя.

  - В смысле, забирай?

  - В самом простом. Отныне это твоя личная добыча. Захочешь, дашь ей вольную и отпустишь, а можешь сделать холопкой или убить. Она не наших кровей и захвачена в замке врага. Оков на ней нет, одета неброско, а значит, скорее всего, это чья-то ночная грелка без каких либо прав. В общем, сам решай. Ты сегодня очень сильно отличился, так что тебе можно немного больше, чем остальным воинам.

  Сказав свое веское слово, Доброга кивнул десятнику в сторону лестницы, и витязи ушли, а я, толком еще не понимая, зачем мне эта красавица, присел перед ней на корточки и стал ее встряхивать. Раз. Другой. Девушка открыла зеленые глаза и, заглянув в них, я понял, что пропал. Как там Утесов пел: "Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь"... Вот-вот и со мной произошло нечто подобное. Бегаешь, воюешь, строишь четкие планы на будущее, и тут на тебе, из-за угла да по темечку, очнулся, а на пальце уже обручальное кольцо.

  Впрочем, разве любовь или то, что я сейчас за нее принимаю, плохое чувство? Конечно же, нет. Так что нечего гундеть. Здесь, наоборот, радоваться надо и подстраивать все свои планы и движения под этот факт.

  Сами собой, мои губы расплылись в улыбке, а девушка улыбнулась в ответ. И поднимаясь на ноги, я подумал, что жизнь, кажется, начинает налаживаться...

Глава 21.

Швеция. Озеро Венерн. 6650 С.М.З.Х.

  Странно. Никогда не думал, что в Скандинавии может быть жарко. Но факт остается фактом, пара летних месяцев здесь вполне даже ничего. Температура воздуха в районе Средней Швеции примерно плюс двадцать семь-двадцать девять градусов по привычному для меня Цельсию. Это то, что надо, и после очередного кровавого боя, пользуясь тем, что ни за что не отвечаю и в рамках разумного сам себе командир, я спустился на берег озера Венерн, скинул щит, шлем и кольчугу, разделся и вошел в воду.

  По распаренному телу немедленно ударило холодом, поскольку, несмотря на жару, вода толком так и не прогрелась, и если головой не думать, то можно запросто, подобно великому завоевателю Александру Македонскому, нырнуть, заболеть и помереть. Однако нырять я не собирался, мне бы только перышки почистить. Поэтому остановился на мелководье и стал умываться. Копоть, чужая кровь, пот и грязь - все это пластами смывалось с меня. Чистая прозрачная вода вокруг сразу же замутилась, а вся накопившаяся за минувшие беспокойные дни усталость на время исчезла.

  - Йех-ха!!! Хорошо-то как... - раскидывая руки, выдохнул я и обернулся к берегу, на котором разбивали временный полевой лагерь воины нашего войска: четыре десятка конных витязей Святовида, триста пеших варягов и около двухсот язычников Гутторма Тостерена.

  Все делалось без спешки и как-то буднично. И если бы не многочисленные раненые и несколько убитых, которые лежали в центре лагеря, да не поднимающиеся в чистое синее небо жирные смолистые клубы дыма дальше по берегу, то можно было бы решить, что это учебно-тренировочный выход отряда реконструкторов. Однако здесь не реконструкция, а реал со всеми своими мелкими будничными заботами. Раненые и павшие в бою воины самые, что ни на есть настоящие, а дым идет от догорающего замка Свенборг, который до недавнего времени являлся родовым жилищем одного из ревностных свейских христиан барона Бьорна Свенссона, а заодно опорной точкой цистерианцев в этом районе.

  Вчера наш отряд, часть большого войска, которое от озера Меларен начало свое победоносное наступление на юг Швеции, подступило к стенам его замка и сотник Доброга предложил дворянину сдаться. Однако гордый Свенссон ответил отказом, и за это поплатился. В ночь мы атаковали замок и взяли его приступом, а затем, после сбора трофеев, укладка которых забрала у нас половину ночи и половину дня, покинули его и подожгли. Уничтожать хороший укрепрайон было, конечно же, жаль. Больно место для обороны удобное и труда в постройку деревянного замка было вложено немало. Но иначе никак. Дальше этого места, северо-восточного побережья озера Венерн, мы не пойдем. Неделю-другую здесь постоим, окрестности разорим и начнем марш на Сигтуну. Охранять эти места некому, язычников здесь практически не осталось, а оставлять родовое жилище Свенссонов противнику, который его обязательно займет, нам не интересно. Поэтому гори-гори ясно, чтобы не погасло.

  Я стал зябнуть и выбрался обратно на сушу. Здесь накинул на себя высохшую рубаху и присел на щит, который нагрелся на солнце. И глядя на ровную водную гладь озера, над которой парили серые чайки, задумался о положении дел в Швеции и мысленно перефразировал фразу Шекспира: "Разброд вершится в Шведском королевстве". Да, все правильно и верно, разброд, ибо кругом, куда ни взгляни, все катится в пропасть, по крайней мере, на первый взгляд, и это легко объяснить.

  После смерти Сверкера Кольссона, который пал в бою с витязями Святовида на третьем этаже замка Валлеборг, минуло почти три месяца и северное королевство стало стремительно рассыпаться на куски. Шведы и так-то жили совсем недружно и постоянно между собой делились на племена и цапались, а тут неожиданный удар венедов, гибель жесткого авторитарного правителя и понеслось. Началась ожидаемая борьба за корону, которая пока находится в распоряжении хитрого лагмана Тостерена, объявившего, что зимой в Сигтуне он соберет большой тинг и символы королевской власти из его рук получит только настоящий язычник. И сразу же, куда и что делось? Больше половины свейских ярлов, ведущих свои корни от Инглингов, вдруг стали родноверами, вспомнили про Одина, Тора и Хеймдаля, и стали истреблять соседей-христиан. Южане-геты в свою очередь не растерялись и при поддержке цистерианцев, которых на всю Швецию не больше семи-восьми десятков, провозгласили новым королем Юхана Сверкерссона, второго сына покойного Кольссона, и выступили против свеев. Ну, а ярлы Готланда, которые ни за тех, ни за других, объявили, что они в вооруженном нейтралитете и станут бить всякого, кто на них полезет.

  В общем, в Швеции идет гражданская война и, воспользовавшись этим обстоятельством, экспедиционный корпус Мстислава Выдыбая разделился на несколько рейдовых групп и начал атаку на замки католиков. Помощь местных жителей и немалого количества независимых ярлов имелась, карты земель тоже, а планы были расписаны еще на Руяне, поэтому каждый наш удар был в цель. Что ни день, так горел один из вражеских замков или церковь. Обозы с богатой добычей и пленные каждую неделю отправлялись в Сигтуну, где их сортировали и грузили на варяжские лодьи. Свейские язычники мстили за своих погибших братьев и сестер и не щадили никого. Противостояние нарастало, кровь христиан и последователей родовых традиций орошала землицу, и все шло своим чередом.

  Ну, а я, вольный ведун Вадим Соколов, на фоне всей этой кровавой вакханалии, заводил знакомства с местными князьками и варяжскими командирами, повышал свое воинское мастерство, набивал мошну, нарабатывал авторитет и обрастал людьми, которым мог хотя бы немного доверять. Да-да, кому война, а кому мать родна. Ведь я не все время клинком махал, но и о будущем думал. Благо, дележка трофеев у варягов и витязей Святовида производился по справедливости, а война так играла судьбами людей, что за время участия в боевых действиях ко мне прилипло не много и не мало, а пять человек.

  Кстати, о трофеях и "моих" людях. Пока есть немного времени, можно рассказать об этом немного подробней, и я расскажу.

  Сначала о добыче. Каждый вражеский замок или поселок, который мы захватывали, подвергался полному разграблению. Лошади, скотина, предметы обихода и продовольственные запасы, как правило, забирали скандинавы, а все остальное, наиболее ценное, доставалось венедам. После этого варяги и витязи собирались в круг, все как у казаков. Специально выделенные выборщики, наиболее уважаемые и опытные воины, по одному от каждой сотни, сортировали золото, серебро, дорогие ткани, ценное оружие и доспехи, благовония, драгоценности и прочие мелочи, а затем делили все это на три части. Командир отряда, в нашем случае Доброга, тыкал пальцем в одну из них и все, что было в этой груде, отходило храму Святовида.

  После этого две оставшиеся кучи добра раскидывались на доли и по жребию распределялись между воинами. Одна доля рядовому бойцу. Две десятнику или витязю-храмовнику, который автоматом приравнивался к младшему командному составу, и две на каждого погибшего в бою воина. Пять полусотнику и десятнику витязей. Десять сотнику. Ну и по двадцать долей владельцам кораблей, кстати сказать, они же полусотники и сотники. Плюс к этому шла специальная раздача долей по итогам боя, своего рода бонус за геройство и результативность. Так что после всех боестолкновений, в которых я принимал участие, и после трех награждений дополнительными долями за Валлеборг, Кирстэнстек и Брекхамн, у меня, без учета драгоценного металла, накопилось немало дорогостоящих вещей и одежды. Во сколько все это оценивалось, точно я пока и сам не знал, но примерные прикидки говорили о том, что тридцать новгородских кун у меня есть точно, и это, не считая двух долей за Свенборг. И если принять во внимание, что в Арконе, на хранении у купца Радима Менко находилось еще двадцать пять моих кун, вознаграждение от Векомира за бумагу, то я богатый человек. Правда, не настолько богатый, чтобы построить свою собственную лодью, пусть даже небольшую, но ватагу лихих парней собрать и вооружить смогу.

  Далее перехожу к людям, и первый человек, про которого нельзя не упомянуть, это девушка Нерейд из замка Валлеборг. Красавица с неопределенным статусом, про которую я могу сказать, что она мне очень сильно нравится. Настолько, что можно даже говорить про влюбленность. При этом, как и всякий нормальный мужчина, я хотел бы затащить ее в постель, и чем скорее, тем лучше. Но война есть война, а торопиться в таком деле как серьезные отношения с противоположным полом не стоит, и я отправил ее в Сигтуну, где она пока числится моей одерноватой холопкой.

  Сбежать Нерейд не пытается. Да и некуда ей бежать от того, кто спас северную красавицу от продажи на рабском рынке и пообещал даровать свободу. Так что подруга ждет меня и надеется на то, что для нее все сложится хорошо. Я, впрочем, тоже имею надежду, что ее симпатия ко мне, которую при общении почувствовал в душе Нерейд, не просто нечто мимолетное, а раз так, то мы поладим и обойдемся без насилия. Ведь мы же люди, а не животные, в конце концов. Поэтому при любом раскладе все хотим любви, ласки, уюта и тепла, а вот что будет потом, надо будет посмотреть и с решением не торопиться. Возможно, женюсь, а если пойму, что мы с Нерейд не сходимся характерами, то разбежимся как в море кораблики, да и все.

  Второй и третий кандидат в ближние люди Вадима Сокола, попали в поле моего зрения после захвата замка Кирстэнстек, оказавшегося под ударом сразу после падения Валлеборга. Тогда наш отряд под прикрытием стрелков по штурмовым лестницам проник за стены замка и перебил всех, кто посмел оказать сопротивление. Моя скромная персона шла в третьем десятке витязей, но, несмотря на опоздание, я все же сразил одного шибко здорового шведа в тяжелом рыцарском доспехе и, прохаживаясь по замку, уже прикидывал, чтобы такое попросить у Доброги в дополнительную долю.

  Ходил, бродил, и тут из подвала голоса, наши, славянские. Выбил дверь, а там несколько новгородцев, расшиву которых в море перехватили верные подручники покойника Кольссона. Товары новгородские, разумеется, давным-давно были разграблены и разошлись, а сами мореходы пару месяцев находились в плену. И когда после радостных воплей и расспросов встал вопрос о том, что с ними делать дальше, то выяснилась вот какая штука. Венедам они не нужны, поскольку здоровье новгородским путешественникам подорвали, и воевать они не могли, да и не желали. Заплатить за транспортировку до родных берегов им было нечем. А значит, единственным приемлемым для бывших пленных вариантом оставалось с обозом добраться в Сигтуну и ждать попутного корабля на родину.

  Вроде бы все просто и ясно. Тем более что при прежних королях у новгородских купцов в Сигтуне даже торговое подворье имелось, а сейчас, при старом городском правителе, торговля опять пойдет. Однако два человека возвращаться домой не желали.

  Один, бывший приказчик и начинающий мелкий купец Ставр Блажко, который за разграбленный шведами товар был должен денег. Ну, а поскольку в долговую тюрьму ему не хотелось, то он всерьез думал над тем, как бы ему остаться в Швеции или перебраться к венедам.

  Другой невозвращенец, старый вояка Славута Мох. В прошлом ротник[27] Господина Великого Новгорода, коему в морском бою клинками исполосовали левую ногу, и она стала усыхать. Однако он не сдавался, в отчаяние не впадал и крепко надеялся на то, что в Арконском храме Святовида ему смогут помочь.

  Такие вот люди, которые никому не были нужны и, подумав, что пора бы собирать вокруг себя какую-то группу людей, после разговора с Доброгой, я предложил обоим новгородцам поступить ко мне на службу. Денежный вопрос при этом, как таковой, пока всерьез не обсуждался, это отложили до Арконы, куда я обещал доставить Блажко и Мха. И после того как мое предложение было принято, а воинский коллектив подтвердил нашу сделку, слуги Вадима Сокола отправились в Сигтуну, где они находятся по сей день и не просто так, бока вылеживают, а занимаются тем, что нужно их нанимателю. Охраняют мое добро, присматривают за Нерейд и изучают город, в коем со временем я намеревался неплохо расторговаться, или закрепиться как потенциальный разработчик природных ресурсов Норландского плоскогорья.

  Четвертый человек прибился полтора месяц назад в поселке Брекхамн, который наш отряд взял сходу. Бились мы с местными жителями, которые не сдавались, жестко, и последняя схватка шла в сельской церквушке. В итоге из поселковых в живых мало кто остался, да и те, старики или совсем дети. Но парочка интересных персонажей уцелела. В частности, священник-цистерианец и при нем пара молодых отроков на обучении, и что с ними было дальше, совершенно понятно. Монаха пытали, а затем вместе с учениками казнили. Дело рядовое. Но перед смертью один из учеников сдал потайной подвал рядом с церквушкой, где настоятель спрятал серебряные подсвечники, книги и немножко денег. Кинулись туда, а там уже пусто, ибо нас опередили.

  Что примечательно, если бы тайник обнаружили варяги, то дело спустили бы на тормозах. Однако витязи Святовида люди необычные и упрямые. На что нацелились, все равно возьмут. Поэтому они кинулись по следу потрошителя чужих схронов и вскоре ловкий человечек, оказавшийся рыжеволосым тринадцатилетним парнишкой-рабом, коего освободили воины Тостерена, был пойман.

  После этого паренька собирались выпороть и вновь низвести до состояния раба, ибо негоже в одиночку и втихаря хабар прихватывать. Однако чем-то мне этот дикий мальчишка, практически звереныш с минимальным словарным запасом, приглянулся. Наверное, глазами, в которых светился недюжинный ум и его внутренней уверенностью в том, что он все равно сбежит. И посмотрев на исполосованную плетьми спину паренька, а затем на выжженное в районе левой лопатки клеймо в виде католического креста в окружении двух лавровых венков, я взял его под свое крыло. Ну, а поскольку убивать Торарина, так звали мальчишку-раба, никто не собирался, то мне его отдали без всяких проблем.

  Дальше, через штатного переводчика, я объяснил ему ситуацию, и он, как оруженосец, остался при мне. Толку с Торарина, правда, пока немного, поскольку он ничего не умеет, а неприятности из-за него возникали периодически. Но я думаю, что это пока. Пройдет время и мальчишка, который не помнит ни маму, ни папу, ни родовой фамилии, и половину своей не очень долгой жизни просидел на цепи возле церкви, оклемается, а затем перестанет воровать еду и прятать ее под спальное место, и не будет вздрагивать по ночам от каждого шороха. Конечно, над этим придется поработать и многому его обучить. Однако если Торарина правильно воспитать, а я считаю, что это мне по плечу, то через три-четыре годика из него может получиться хороший помощник в делах, который будет в состоянии присматривать за какими-то мелкими делами.

  Впрочем, сие только планы и я перехожу к пятому человеку в моей компании.

  Это венед. Среднего роста крепкий сорокапятилетний мужчина с совершенно седыми волосами, неоднократно сломанным носом, кучей рваных застарелых шрамов по всему телу и отрезанным языком. Когда-то он был воином и, если судить по его поступкам и ухваткам, очень даже неплохим, а происходил из племени вагров, остатки которого в настоящий момент входят в союз бодричей. Откликался вагр на кличку Немой или на имя Ястреб. Но общаться с кем-либо не желал, и после того как его, прикованного к большому жернову, нашли в одной из деревень на нашем пути, а затем освободили, он объяснялся только с троими. С командиром "Соболя" Авсенем Беридраговичем, который с огромным трудом опознал его как воина из экипажа пропавшей двадцать лет назад лодьи "Пресвет". С Доброгой, который хотел отправить его в Сигтуну. Да со мной, когда, получив приказ сотника витязей покинуть лагерь, он поймал мой взгляд, а затем на ходу выхватил из кучи трофейного оружия короткий меч, приблизился ко мне, поцеловал клинок, опустился на колени и протянул его на вытянутых руках вперед. Что это значило, я понимал. Просьба взять его на службу и, решив, что Ястреб ничем не хуже неудачливого купца Блажко, увечного воина Мха и звереныша Торарина, я принял меч, а затем вернул его обратно. И хотя я не до конца понимал, почему Немой из всех людей вокруг выбрал именно меня, ведовские таланты шептали, что это неважно. Главное, что рядом со мной появился достойный боец. Битый жизнью и покалеченный врагами, что есть, то есть, но не потерявший веру в себя, желающий биться с врагами своего народа и служить тому, кому он поклялся в верности.

  Короче говоря, вот такая вот у меня собирается ватага. Слабая и несколько непутевая, но это ничего. Других людей рядом с собой я пока все равно не вижу. Так что подобно всем серьезным историческим личностям на первых порах мне придется работать с теми, кто есть под рукой. И поскольку, как я уже неоднократно говорил, впереди у меня целая жизнь, успеть можно многое. Вон, с момента моего появления в двенадцатом веке от Рождества Христова прошло немногим более года, а столько всего сделано, что история, которую я знал, с каждым днем все больше превращается в полный бред. Даты смещаются, лидеры исчезают и на их месте возникают новые. Народы идут по другим путям развития, а технологический процесс, может ускориться. Так что в космос вполне реально полететь не в двадцатом веке, а в восемнадцатом или на крайний случай девятнадцатом.

  Однако для этого необходимо выстоять и выдержать натиск крестоносцев, которые, как показал мой личный опыт, тоже не лыком шиты. Одна только молитва цистерианцев в замке Валлеборг чего стоит. Да-с! Это в моем родном времени, религиозные речитативы и мантры ничего не стоят, а тут, нате вам, пожалуйста, очень даже серьезная вещь, которая способна преобразовывать силу верующих в нечто реальное и с применением на практике. И если монахи среднего звена, вроде Альбрехта Зюгау, которому клинок Змиулана заткнул глотку, настолько сильны, что способны парализовать витязей-храмовников, то каков же сам Бернард Клервоский и его сотоварищи, вроде Томаса Хардинга? Наверняка, они специалисты не слабее Векомира, Лучеврата или Огнеяра, и коли, верна информация, что главы цистерианцев и других орденов стараются, как можно реже покидать свои монастыри и твердыни, то достать их будет весьма проблематично. Поэтому правы волхвы, что не посылают своих витязей на убой. Иначе необходимо действовать, иначе, но как, лично я до сих пор не сообразил, и единственное, на что меня хватает, это на активную оборону и создание в районе Венедского моря мощного государственного противовеса всем темным экстрасенсам мира. Вот только как ты ни крутись и какой героизм не проявляй, но против всей Европы, а возможно, что и Киевской Руси, все одно не выстоять...

  - Как водичка Вадим? - рядом со мной, кивнув на озеро, остановился сотник Доброга и мысли о будущем сразу же отошли на второй план.

  - Холодная, - ответил я.

  - Это хорошо, - начиная скидывать одежду, произнес витязь и добавил: - От Мстислава гонец с письмом прискакал.

  - И что наш командующий пишет? - заинтересовался я.

  - О тебе беспокоится, - Доброга ухмыльнулся.

  - Но это ведь не главное?

  - Нет. Выдыбай приказывает начать немедленный отход в Сигтуну.

  - Почему так рано? Мы ведь собирались задержаться.

  - Его Векомир подгоняет. Возможно, потребуются наши клинки.

  - Где?

  - В землях поморян. Лучеврат, Сивер и отряды соседних племен вышибли Грифинов с венедских земель, а они, паскуды, к ляхам побежали. Так что по осени, скорее всего, начнется вторжение.

  - Но ведь князю-принцепсу Владиславу Второму не до войны. У него с младшими братьями Болеславом, Мешко и Генрихом грызня идет.

  - Чего не знаю, Вадим, того не знаю. Видать, замирились ляхи, а иначе бы Векомир нас не трогал.

  - Понятно.

  - Кстати, - сотник сменил тему разговора, - твой Немой сегодня ночью одного шведского воина на куски изрубил, я самолично это видел. Значит, не такой уж он слабак, как мне в начале показалось. Ошибался я в нем, признаю.

  - Это да, Ястреб воин хороший. Ему бы еще восстановиться после рабства немного, да с мечом поработать. Но нет, он сразу в бой. И вот еще что. Если хочешь сказать ему о том, что зря про него плохое подумал, то сам подойди и скажи.

  - Уже с ним переговорил. Он послушал, а я прощения попросил. Мне не зазорно... - эти слова сотник произнес уже в движении.

  Разогнавшись, Доброга метнулся в воду и сильными мощными гребками поплыл вдоль берега, а я, проводив его взглядом, встал и направился в лагерь. И пока шел, естественно, мыслями снова вернулся к ходу исторических событий.

  Млять! Что такое не везет и как с ним бороться? Только в паре мест прорехи на будущее залатали, данов и свеонов из грядущей большой войны вывели, а поморян на сторону Руяна перетянули, и тут незапланированное наступление поляков. Почему!? Ведь в моей реальности Владислав Второй проиграл своим родичам и через несколько лет, если я не ошибаюсь, должен был бежать в Чехию, а оттуда в Австрию. Но нет, как выясняется, есть вероятность того, что он объединит свою армию с дружинами светлейших князей и пойдет в Померанию восстанавливать Грифинов на троне и возрождать торжество католической церкви.

  С чего бы это вдруг такие несовпадения? С чего, с чего? Да с того, что наш противник, судя по всему, тоже не дремлет. Мы сделали ход, а цистерианцы и другие христианские ордена ответили. Черти бы побрали этих темных! Сидели бы себе тихо и спокойно в Риме и Константинополе и бились бы за Гроб Господень и Святой Град Иерусалим. Так нет же. Надо им волхвов добить, ой как надо, и они стараются изо всех своих сил, которых за ними весьма немало. Ну и ладно. Мы еще поборемся, и ляхов, братьев-славян, если надо в землю утрамбуем, и остальных защитников папы римского и константинопольского патриарха, за ними следом отправим.

  "Да уж, - подумал я, приближаясь к растянутому Торарином на кольях пологу и, посматривая на пленных из Свенборга, которые немного в стороне от нашего лагеря стояли на коленях, истово молились и ждали смерти от рук свейских язычников, может быть, своих братьев по крови. - Знал бы великий пророк иудейский Христос, как извратят его учение, наверное, дал бы обет молчания и сидел бы на попе ровно в родной деревне до самой смерти.

  Впрочем, темным все равно, чьим именем прикрываться. Не Христос с Яхве, так Дионис с Бахусом или Кернуннос с Эпоной. Главное это порыв верующих. Надежда на то, что добрый дядя на небесах решит все за него. Рабский отклик в человеческих сердцах и та жизненная сила, которую отдают по настоящему религиозные люди своим пастухам. Ну, а все остальное дело техники, поскольку идеология подстраивается и трансформируется уже походу движения, и вот против этих зомби мне приходится драться, и я буду делать это впредь, ибо если мы сдадим Руян, то все, привет. Начнется уничтожение народной памяти и родовой памяти, а дальше больше, войны и крестовые походы на Русь, а я маму-родину люблю и уважаю не меньше чем культуру венедов, и потому мне отступать некуда".


Глава 22.

Швеция. Сигтуна. 6650 С.М.З.Х.

  После приказа Мстислава Выдыбая все части варяжского экспедиционного корпуса стали стягиваться в Сигтуну, и отряд сотника Доброги был одним из первых. Остальным группам, особенно тем, которые находились в предгорьях хребта Даларн, к северо-западу от озера Меларен, вернуться было сложнее. Поэтому, совершенно естественно, нам предстояло их дождаться, и только после этого мы могли погрузиться на корабли и отчалить. И если кто-то торопился на Руян, то я никуда не спешил и причины для этого были.

  Во-первых, весь командный состав варягов и наиболее уважаемые воины Руянского корпуса, среди которых оказался и я, от щедрот Гутторма Тостерена получили в Сигтуне временные жилища. Благо, пустых подворий, после того как лагман зачистил город от католиков, которых частью обратили в рабы, а частью выгнали из Сигтуны, хватало. Поэтому мне и моим подручным достался просторный домик с баней и, пользуясь затишьем, я забил на все проблемы-заботы и отдыхал, хорошо питался, гулял, ловил рыбку, загорал, тренировался и присматривался к тому, что происходит в городе.

  Ну, а во-вторых, рядом со мной находилась красавица Нерейд, которая за минувшие три месяца довольно таки неплохо освоила венедский язык и мы много общались. Говорили о разном, о жизни и былых временах, о наших близких, коих уже не вернуть, и будущем, которое обязательно должно быть чистым и светлым. И что примечательно, в этих разговорах не было пошлости или каких-то скабрезных намеков с сексуальным подтекстом. Нет. Просто встретились два одиноких человека, которых тянуло друг к другу, словно магнитом, и день за днем, совершенно естественно, мы становились все ближе, а царящее вокруг нас спокойствие этому только способствовало.

  Вот так я прожил целую неделю и дотянул до сегодняшнего дня, который начинался просто великолепно.

  Я проснулся. Сквозь приоткрытое окошко в просторную спальню проникал свежий морской воздух, в котором угадывался запах выброшенных на берег водорослей. Первые солнечные лучи, падая на стену, образовывали причудливую картинку из кружочков и поперечных палочек, а мое тело было расслаблено, и вставать не хотелось. Однако привычка оказалась сильнее желаний и природной лени.

  Подъем. Зарядка вместе с Торарином, который с недавних пор стал во всем брать с меня пример. Далее тренировка с Немым, который заметно окреп и обучал меня разным подлым приемам мечного боя. Ну, а затем умывание и утренний развод.

  За общим столом, который накрыла хозяйственная Нерейд, собрались все примкнувшие ко мне граждане и, набив желудок, под кружечку горячего взвара, я стал раздавать приказы.

  - Славута, - обратился я к увечному воину.

  - Да? - хромой новгородец, которому наша знахарка подобрала пару остановивших усыхание его ноги неплохих целебных мазей, полотенцем обтер седоватые усы, и посмотрел на меня.

  - Ты как сегодня?

  - Хорошо, - он кинул благодарный взгляд на Нерейд и слегка ей поклонился. - Нога уже не болит.

  - Тогда возьмешь с собой Торарина и отправитесь к оружейную лавку Астура Ариссона. Он мне за трофейное оружие четыре гривны должен. Возьмете серебро, а потом зайдете на рынок и закупите продовольствие, чтобы его минимум на неделю хватило. Через два-три дня мы отправляемся на Руян, а значит, солонина и сухари нужны с запасом, дабы нам у витязей не одалживаться. Справишься с этим?

  - Все ясно. Сделаем. Дело-то знакомое. - Славута легонько, чтобы не напугать, толкнул в бок Торарина, который никак не мог остановиться, и запихивал в род очередную лепешку: - Слышал рыжий? Со мной пойдешь.

  Подстриженная под горшок огненная голова парнишки утвердительно качнулась, и он продолжил завтрак.

  - Вот и ладно, - следующим, кому я нарезал задачу, был Немой. - Ястреб, надо дров наколоть. Затем мечи и кинжалы, которые мы с собой забираем, почистить, смазать и запаковать в непромокаемые мешки. Далее остальное походное имущество перебери и если что-то надо починить, отложи в сторону. Это все до полудня, а потом натопи баню.

  Вагр согласно кивнул, и ко мне обратился Ставр Блажко, среднего роста бородатый блондин в потертом полукафтане:

  - Вадим Андреич, а может быть мне вместе со Славутой отправиться? С Ариссоном поговорю и на рынке немного серебра сэкономлю.

  - Нет. Мох с парнишкой сами управятся. А на тебе другое дело. Помнишь, три дня назад мы с тобой говорили насчет Норланда?

  - Да, конечно.

  - Так вот, там сейчас обитают лапоны-лапландцы и вендели-полукровки. Однако сколько их и какие точно рода и племена держат за собой эту местность и торгуют с норгами и свеонами, точно неизвестно, а мне нужно это знать. Поэтому пойдешь в порт и найдешь купца Сигурда из Нерке. Говорят, у него рабы есть, природные вендели. Так ты посмотри на них, и если найдешь кого-то с разумом в глазах, кто сможет рассказать про северные земли, то попробуй такого человека купить.

  - По какой цене?

  - Больше десяти ногат купцу не давай, сейчас рабы стоят дешево.

  - Понял. А что потом?

  - Пройдешься по городу и соберешь все наиболее интересные новости и слухи.

  - Можно идти?

  - Да.

  Один за другим люди, которые связали свою судьбу с Вадимом Соколом, покидали горницу и отправлялись по делам, а я, проводив их, перебрал свой гардероб, переоделся в чистую трофейную рубаху из синего шелка с распашным воротником, и вернулся обратно. Сел на свое место во главе стола, машинально отметил, что посуда уже убрана и помыта, и дождался появления Нерейд.

  Девушка, которая как всегда, выглядела сногсшибательно, сегодня была одета в хорошо пошитое серое платье из трофеев замка Валлеборг. Она остановилась в дверях, и я, улыбкой, поспешил развеять ее сомнения, входить или нет. Нерейд, эмоции которой не были для меня тайной, расслабилась и по ее душе прокатилась волна из позитива и добра. Это был хороший знак и, указав на место слева от себя, я спросил ее:

  - Поговорим?

  - Да-а, - немножко плавно, на прибалтийский манер моего времени, ответила она и присела.

  Наши взгляды встретились, и девушка, искренне смутившись, опустила глаза долу. Я протянул вперед руку и взял в нее узкую хрупкую ладонь Нерейд. После чего начал наше ежедневное общение и спросил красавицу, какие венедские слова она еще не понимает. Девушка стала вспоминать труднопроизносимые и непонятные выражения, а я объяснял ей их значение и смысл, и так пролетел час.

  Мостик доверия между мной и шведкой становился крепче с каждой минутой и, наконец, я решил, что пора с ней поговорить всерьез. При этом, совершенно понятно, что с высоты своих восемнадцати прожитых зим Нерейд понимала жизнь гораздо лучше, чем ее избалованные благами цивилизации среднестатистические ровесницы из двадцать первого века. Но понимать и получить объяснение лично от того, кто имеет право распоряжаться тобой словно движимым имуществом, две большие разницы, и девушка ждала разговора, который бы определил ее статус, ибо это краеугольный камень всего современного общества. Ну, а я не торопился, и это будило в ней двойственные чувства. С одной стороны, она ожидала, что, возможно, вернувшись в город, я словно дикий зверь наброшусь на нее и немедленно поволоку в постель. И если бы мне было двадцать лет, то все сложилось бы именно так.

  Однако реально Вадиму Соколу уже под полтинник. Поэтому мне хотелось чего-то большего, чем просто секс и, стараясь не отпугнуть девушку, я был осторожен. Это ее немного удивляло, радовало и, одновременно с этим, смущало и расстраивало, поскольку мои реакции не укладывались в общепринятые нормы современной морали. Ведь вокруг двенадцатый век, и кто сильнее, тот и прав, а рабыню никто не спрашивает, хочет она удовлетворять желания хозяина или нет. Правда, в славяно-языческом обществе Руяна противоположный пол обладал массой свобод. Но здесь-то не венедский остров, а Скандинавия, которая совсем не похожа на бесхребетный лубок двадцать первого века, где приезжие негры кошмарят коренных жителей, как и где хотят. Так что фактор бытия, определяющего сознания, в данном конкретном случае, роль играл преогромную.

  Итак, я решил, что девушка готова, еще раз просканировал ее чувства и затронул серьезную тему:

  - Нерейд, скажи мне, а какой ты видишь свою дальнейшую жизнь?

  - Я не знаю, хозяин, - ответила она.

  - Не называй меня так, и обращайся на "ты".

  - Но вы мне волю так и не дали.

  - Да, не дал. Но если ты пожелаешь, то можешь покинуть меня хоть сегодня. Возьмешь все свои вещи, которые прихватила из Валлеборга и ступай на все четыре стороны, никто держать не станет.

  Нерейд замялась, а затем выдохнула:

  - И ты меня отпустишь?

  - Да, поскольку мне нужна жена, а не наложница.

  - Жена... - удивленно протянула девушка, и ее сердечко радостно забилось.

  - Именно.

  - Но я уже была замужем...

  - Ничего страшного. Главное, что я люблю тебя, а ты неравнодушна ко мне. Я знаю это. Поэтому мне не нужны пустые слова. Все просто и не надо придумывать ничего лишнего.

  В душе Нерейд, которая молча встала и подошла к окну, поднялась буря из самых добрых чувств и ко мне пришло понимание того, что если я сейчас не поцелую ее, то буду полным ослом. Тупым животным быть не хотелось, а поцеловать красавицу, напротив, желание имелось преогромное.

  Со спины я приблизился к девушке. Обхватил узкую талию Нерейд ладонями, развернул податливое теплое тело к себе и впился губами в ее алые губки, и она, что меня порадовало, не только не отстранилась, а ответила и подалась навстречу. И в этом ее порывистом движении было столько страсти и сексуального природного желания, что я, теряя голову, подхватил девушку на руки и без промедления направился в спальню.

  Однако на крыльце загремели чьи-то торопливые шаги. И опустив Нерейд на пол, я положил ладонь на рукоять Змиулана, и обернулся к выходу.

  - Бах!

  С грохотом дверь ударилась в стену, и на пороге возник Ставр Блажко, лицо которого было словно у вареного рака. Купец задыхался, видимо, бежал, и было понятно, что он принес мне некие важные известия.

  - Что случилось? - огладив Нерейд по спине, я шагнул навстречу купцу.

  - Вадим Андреич, - захлебываясь, выпалил Ставр, - помните, вы говорили, что хорошо бы прикупить свой кораблик?

  - Да, было такое, - подтвердил я, вспоминая одну из бесед с Блажко, когда мы посещали Сигтунский порт.

  - Есть возможность такой корабль купить. Но надо в порт бежать. Срочно!

  - И что там? - недовольно поморщившись и уже понимая, что временно секс откладывается, поинтересовался я.

  - Ярл Дунгаль Два Крыла совершил удачный набег на гетландских христиан и угнал у них три новых шнеккера, которые полностью оснащены и пришли в Сигтуну самостоятельно. Когда он причалил, я рядом был и слышал, как ярл сказал, что отдаст любой кораблик за сто кельнских марок серебром. Но прямо сейчас, чтобы до вечера забрали. Видать, торопится Дунгаль, и я подумал, что вам это будет интересно.

  Блин на! Интересно ли мне это? Еще как! Очень даже интересно, поскольку о своем кораблике я задумывался давно, а сто кельнских марок сумма хоть и большая, в перерасчете на привычную мне систему сто двадцать пять новгородских гривен или двадцать пять килограмм серебром по весу, но я могу ее собрать. Благо витязи Святовида рядом и денег займут, да и Выдыбай, если его попросить, в помощи не откажет. Ну, а дальше все просто. Кину клич по варяжским экипажам, соберу десять-пятнадцать добровольцев и вместе со всей нашей эскадрой отправлюсь на Руян, где новенький шнеккер, на самый крайний случай, коли у меня дела не пойдут, можно будет продать по двойной цене.

  Почему так дорого? Да потому, что хороший корабль строят целый год, а то и два, и на его изготовление, насколько мне известно, уходит очень много дорогостоящих материалов. Взять как пример тот же самый стандартный шнеккер на шестьдесят бойцов. Это минимум сто пятьдесят дубовых стволов, которые необходимо распустить на доски, высушить, а затем обработать ценным лаком и клеем. Полтонны смолы, которую надо собрать в лесах и сварить. Четыре с половиной тысячи железных гвоздей, которые не появляются из магазина, а должны быть выкованы кузнецами. Больше тысячи метров пенькового каната, который требуется сплести. Полторы тысячи килограмм овечьей шерсти, из которой ткачихи соткут парус. Рыбий жир, дабы обработать парусину, краски и так далее. И это все, не считая работы мастеров-корабелов.

  Поэтому предложенная Дунгалем цена была минимальна, а шнеккеры, небольшие драккары с прямоугольным полосатым парусом и двадцатью пятью парами весел, которые способны развивать скорость до восемнадцати узлов, на дороге не валяются. И эти хорошие суда, новенькие, только-только из корабельных мастерских, могут в любой момент выйти в море, пройти по любым узким фьордам или проскочить по рекам. Борт у них низкий и силуэт шнеккера со снятой мачтой среди волн различить нелегко. Так что, как ни посмотри, на сегодняшний день в регионе Венедского моря, это практически идеальное боевое судно для налетов на вражеские берега, где можно взять неплохую добычу. Следовательно, для меня это наилучший вариант и я не раздумывал. Сорвался с места, на бегу подмигнул Нерейд, мол, вечером продолжим, и помчался в сторону порта.

  Мы с Блажко торопились, как могли. Однако все равно опоздали. Местные купчишки люди хваткие, а потому не медлили и опередили меня буквально на десять минут. Они увидели, что от привалившей ему удачи и богатой добычи Дунгаля Два Крыла просто распирает, и купили все три корабля. Ну, а я полюбовался на отличные кораблики, почесал затылок, посетовал на неудачу и подумал, что не везет мне в бизнесе, так повезет в любви. После чего, раз уж все равно в порт пришел, отправился искать Сигурда из Нерке, который, кстати сказать, вовремя купил у лихого языческого ярла один из трофейных шнеккеров и потому был весел и улыбчив.

  Сигурд, несколько лет проживший в Новгороде полный солидный дядька, выслушал мою просьбу и дал свое добро на общение с пленными венделями. Дело начинало складываться, и вскоре я оказался на складе, где подсознательно надеялся увидеть здоровяков из кинофильма "Тринадцатый Воин", которые поклоняются Великой Темной Матери, то есть, являются верными последователями славянской богини Мары. Но потомки одного из славянских племен, во времена вандало-венедского короля Радегаста, из-за конфликта с волхвами Святовида и Яровита, мигрировавшие на север, все как на подбор, оказались мелкими, темноволосыми и косоглазыми задохликами. Моего языка из полутора десятков венделей, которые, гремя кандалами, таскали тюки с товарами Сигурда, никто не понимал. С разумом у этих одичавших и скрестившихся с северными племенами и народностями людей, тоже было не очень, то ли они его скрывали, то ли он изначально отсутствовал, то ли жестокие надсмотрщики выбили из них все, что только можно. По этой причине, так ничего и не добившись, я покинул воняющее перегнивающей рыбьей чешуей помещение и вышел на свежий воздух.

  После этого, собрался отправиться обратно к любимой Нерейд, но задержался, поскольку ко мне подошел Сигурд, который спросил:

  - Ну и как тебе вендели, витязь?

  Видимо, Сигурд считал, что раз рядом со мной часто мелькают храмовники, то я тоже служитель Святовида, а значит, он может обращаться ко мне как к равному. Разубеждать шведа я не стал, ибо репутация витязей автоматом прикрывала меня от множества мелких дрязг и неприятностей. И пожав плечами, я ответил:

  - Никак, уважаемый Сигурд.

  - Да, от них ничего не добиться, - купец покивал головой. - Тупые скоты.

  - И что, на севере все такие?

  - Нет, а иначе бы Норланд давно бы стал нашим. Есть у венделей несколько сильных родов, которые повадками и лицом похожи на нас и на вас, потому что они постоянно совершают набеги на земли свеев и норгов, и похищают самых красивых женщин. И вот вокруг них-то все остальные северяне и держатся.

  - Понятно. А эти, - я кивнул в сторону склада, - как к тебе попали?

  - Этих свои же сородичи продали. У них тоже между собой драки случаются, и мои рабы из рода, который потерпел поражение.

  - Скажи Сигурд, если не секрет, конечно, а как у вас с жителями Норланда ведется торговля, и чем обмениваетесь?

  Свеон хмыкнул и, немного поколебавшись, все же ответил:

  - Это не секрет, Вадим, просто мы про это не любим говорить. В Южном Норланде у нас и норгов есть укрепленные торговые посты. Летом мы свозим туда товары, а зимой вендели и лапоны собирают сильные отряды воинов и подходят под стены наших факторий. Вот тогда и начинается торг. Вендели предлагают нам слитки меди и серебра, рабов и шкурки пушных зверьков, а мы с ними расплачиваемся вином, хмельным медом, тканями и продовольствием. Торжище открыто каждый день в течении месяца, а потом от случая к случаю, как товары появляются.

  - А что насчет оружия?

  - Нет-нет! - швед всплеснул руками. - На это есть давний запрет, которому уже четыре века. Нельзя венделям железное оружие и доспехи продавать, а не то худо будет. Они ведь злые, словно полярные волки, которых эти дикари часто приручают, а мы себе не враги.

  - Понятно. А нельзя ли как-нибудь с вами на этот торг съездить?

  - На это тоже запрет, Вадим. Мы не пускаем в Норланд никого, кроме своих.

  - Мы, это кто?

  - Потомственные торговцы, четыре семьи норгов и девять семей свеев.

  - Ну, что же, благодарю за сведения, Сигурд. Удачи тебе в делах.

  - Да не за что, витязь. Ступай с миром.

  Завершив разговор с купцом, мы с Блажко развернулись в сторону Сигтуны, и отправились в наше временное жилище. На бесполезную беготню от городского центра в порт и обратно, я угробил четыре с лишним часа. Время перевалило уже за полдень, и солнечные лучи заходящего летнего светила падали на оживленные улицы шведского города. Кругом было много людей, как гражданских, так и военных. Где-то слышался смех и славянский говорок, там, наверняка, перед возвращением на Руян веселились варяги. Немного в стороне увидел знакомого витязя, десятника из сотни Доброги, который с тяжелым мешком за плечами входил в оружейную лавку. Наверняка, он пришел сдать добычу, которую не было смысла везти на родину. Дальше на перекрестке расположилась группа из нескольких вооруженных язычников Гутторма Тостерена, городской патруль. А рядом с ними, перед пустым подворьем стояли новгородские бородачи, скорее всего, купцы, подбирающие место для торгового форпоста.

  Заметив земляков, Блажко опасливо покосился в их сторону и вжал голову в плечи. Но, видать, его кредиторов среди них не оказалось, и он, повеселев, радостно произнес:

  - А все-таки хороший город Сигтуна. Да, Вадим Андреич?

  - Да, хороший, - подтвердил я, с усмешкой посмотрев на Ставра, который хоть и был на вид взрослее и солиднее, тем не менее, соблюдая вежество, всегда обращался ко мне исключительно по имени и отчеству.

  - Однако Аркона, наверное, получше будет, - Блажко вздохнул и добавил: - Скорее бы уже на Руян-остров.

  - А ты куда-то торопишься? Сам же только что сказал, что Сигтуна хороший город.

  - Но это ведь все равно чужбина. Опять же неопределенность жить не дает. Обитаем в чужом доме, который раньше принадлежал христианам. Еда непривычная, все рыба да лепешки, а я кашу с хлебом хочу. Бабы по-нашему не разговаривают. Мужики косятся. И вроде бы все неплохо, однако чувствую себя здесь, словно я гость, которого пока не выгоняют, но будут рады, если он поскорее уйдет.

  - Есть такое, - согласился я купцом. - Мы свейским язычникам помогли, и теперь они опасаются, как бы варяги здесь навсегда не остались.

  - А могли бы?

  - Конечно. Силенок хватило бы. Вот только без поддержки местного населения долго здесь не удержаться.

  На время Блажко притих, а затем спросил:

  - Вадим Андреич, а зачем ты Норландом интересуешься?

  - Не твоего ума дело, Ставр, - одернул я его.

  - Не моего, так не моего, - купец ничуть не обиделся. - Скажи просто, что не доверяешь, и я все пойму, буду молчать и лишнего не сболтну.

  - Придет время, и ты все узнаешь. Ну, а пока прими к сведению, что Норландское плоскогорье мне интересно, и если ты о нем узнаешь что-то, чего не знаю я, то за это будешь вознагражден.

  - В этом я не сомневаюсь. - Снова молчание и новый вопрос: - Вадим Андреич, а можно еще спросить?

  - Само собой.

  - А где мы в Арконе будем жить? Ты-то ладно, я слышал, что тебя в тереме покойного купца Братилы Треска привечают. Но нас-то, кто за вами пошел, это не касается. Вот я интересуюсь, что и как.

  Вопрос был непростой, потому что селить людей было негде. Ладно, день-другой, на подворье ОБК все вместе переночуем. А дальше-то что, ведь жилье-то не мое? Над этим я впервые задумался еще два месяца назад, а затем, как водится, обговорил проблему с Доброгой. Ну, а сотник только усмехнулся и сказал, что на Арконе свет клином не сходится, и вокруг религиозной венедской столицы раскидано множество деревень и поселков, в которых за небольшие деньги вполне реально купить или построить хорошее жилье. Мысль была закинута. Про пригородные поселения я знал, юркие посыльные кораблики между Сигтуной и Руяном сновали достаточно часто, так что ответ на вопрос Блажко у меня имелся.

  - Насчет жилья не переживай, Ставр, оно будет.

  - В Арконе?

  - Нет, невдалеке от нее, в деревушке Чаруша. Там уже дом достраивают.

  - Вон оно как... - новгородец уважительно посмотрел на меня. - У вас все серьезно и видать хорошие покровители имеются...

  Я промолчал, ибо нечего попусту болтать языком, мало ли что, а вскоре мы оказались на нашем временном подворье, и нам стало не до разговоров.

  Славута Мох и Торарин к этому моменту уже вернулись. Немой вагр скатал в брезент оружие и походное снаряжение, и был занят тем, что топил баню. Ну, а Нерейд, при взгляде на меня, словно девчонка, заливалась ярким румянцем и все присутствующие, в том числе и юный Торарин, понимали, что у нас двоих все хорошо и эту ночь мы проведем вместе. Кстати сказать, так оно и произошло, и красавица шведка настолько меня вымотала, что на следующее утро я впервые за несколько месяцев проспал рассвет. Однако я об этом, по понятным причинам, нисколько не жалел.

Глава 23.

Руян. 6650 С.М.З.Х.

  Ночь и вокруг темно, словно у черта в заднице. Над головой шумят кроны деревьев. До восхода солнца еще не меньше двух часов и прохладный ветерок несет с моря сырость и туман. Все точно так же как вчера и позавчера, а мне хочется спать, и помимо того сильно чешется щетина на подбородке. Блин! Ведь хотел же побриться, но решил подождать, а потом стало не до того. Приказ Векомира сорвал меня с места и вот уже трое суток, вместе с витязями Святовида из хорошо знакомой мне второй сотни, я сижу на берегу тихой бухточки примерно в двадцати пяти километрах от Арконы и жду появления незванных гостей. Вот так, а мог бы лежать сейчас в теплой постельке с Нерейд и ни о чем не думать. Но меня понесло. Не подумав, я сказал то, что говорить не следовало, и теперь за это расплачиваюсь...

  - Вадим, - донесся до меня полушепот Доброги.

  - Чего? - повернувшись в сторону разлапистого куста, за которым прятался сотник, так же полушепотом откликнулся я.

  - Ты ничего не чуешь? - спросил командир храмовников.

  Я прислушался к своим чувствам. Все тихо. В радиусе трехсот метров ни единой чужой эмоции, ни со стороны моря, ни с берега. Есть слабый отклик от нескольких неопытных витязей из последнего набора, которыми пополнили вторую сотню после похода в Швецию, да еле слышное сопение Немого рядом со мной, а больше ничего.

  - Нет, у меня чисто, - ответил я Доброге.

  - Ну, ладно.

  Витязь замолчал и снова ни одного постороннего звука. Скрип деревьев и шорох листвы на ветках кустов, еле слышный плеск накатывающих на прибрежный песочек волн, вот и все. Тоска, однако. И я опять возвращаюсь к своим мыслям...

  Седьмицу назад эскадра Мстислава Выдыбая вернулась на родину. Большинство кораблей сразу же помчалось в Ральсвик и Ругард, и в порт Арконы вошло всего четыре лодьи. На берегу нас ожидал сам верховный жрец Святовида, наиболее влиятельные люди города и родственники витязей. Откуда они узнали о точном времени нашего прибытия, было непонятно. Но, думается мне, что дело здесь не в экстрасенсорных способностях волхвов, а в том, что наш командующий своевременно выпустил из клетки почтового голубя, который с весточкой на ноге, полетел в храм.

  Встретили нас как победителей. Векомир произнес торжественную речь. Затем личный состав экипажей приступил к разгрузке добычи. Ну, а командиры и вместе с ними я, передав своих людей и Нерейд на попечение купца Радима Менко, который повез их в Чарушу, отправились в храм многоликого божества. Там были принесены благодарственные жертвы, а после этого прошел небольшой военный совет, на котором Векомир объявил, что через пару месяцев эскадра Выдыбая должна быть готова к походу в земли поморян, где варягам предстоит биться против ляхов короля Владислава.

  Мстислав был не против. Остальные авторитетные варяжские вожаки тоже. Ну, а мне новый поход только в радость, ибо, как показала практика, воевать, когда ты побеждаешь, а слева и справа не педерасты, а реальные крепкие мужчины, не только выгодно, но и интересно.

  Ближе к вечеру Векомир распустил всех на отдых и, прежде чем мы расстались, велел мне через три дня явиться к нему на прием, дабы услышать мою версию о событиях Сигтунского похода. Не проблема. Доклад у меня уже давно был в голове, и я имел, что сказать верховному волхву. Но пока мне предоставили возможность немного отдохнуть, и я двинулся в Чарушу, которая была не просто еще одним руянским поселением, где проживало без малого триста человек. А помимо всего прочего являлась пунктом обеспечения учебно-тренировочного центра витязей Святовида, лесной острог которых находился невдалеке от Чаруши. Соседство более чем подходящее, и именно по этой причине я попросил Радима Менко начать строительство моего терема именно в этом месте.

  В поселке я оказался на закате. Перво-наперво, мне предстояло расплатиться за постройку дома, и я не медлил. Поэтому, как только Менко познакомил меня с поселковым старостой Гнатом Лужко и артельным, имя коего в моей голове не задержалось, я приступил к инспекции.

  В общем и целом, не шибко большой двухэтажный теремок с парой просторных горниц и десятком комнат, который был возведен буквально за три недели, мне понравился. Работа была сделана на совесть, стены крепкие и проконопачены мхом, бревна сухие, а значит, дом не расползется, печи сложены мастерски, так что живи и радуйся. Правда, не было мебели, хозпостроек и припасов, и вокруг моего жилья, которое находилось на окраине поселка, следовало возвести забор, а лучше крепкую стену, но это уже бытовые мелочи.

  Я расплатился с артельным бригадиром, коему передал восемь гривен, и договорился с ним о постройке амбаров и сараев. Затем поблагодарил за суету неодобрительно косившегося в сторону моей женщины Радима. И после того как посторонние покинули мой дом, собрал своих близких на совет.

  Что делать дальше, понимание было. По этой причине все вопросы обсудили сразу и решения выработали быстро. Мебель можно заказать поселковым умельцам, а если не получится, то купить в Арконе, которая находится от нас всего в семи километрах. Насчет хозпостроек ясно, договор с артелью уже заключен, а после них начнется возведение внешней стены. Припасы продаются в Чаруше, но крупы и соль дешевле брать в городе. Помимо этого требовался возок и лошадка, а так же пара крупных волкодавов, которые бы стерегли хозяйское имущество.

  Так начался следующий этап моей жизни. Нерейд, которую я еще в Сигтуне перед воинами объявил своей законной женой, была счастлива. Остальные ближники тоже не горевали. Все было в норме. Все было просто замечательно. Все было вери гуд. Поэтому отпущенные мне Векомиром три "золотых дня"[28], пролетели, словно один миг. Однако сколько ни отдыхай, но рано или поздно приходит пора возвращаться к службе на благо народа. И в указанный верховным жрецом Святовида день я прибыл в Аркону.

  Настроение было не самое лучшее, а когда перед посещением храма я заехал в штаб-квартиру ОБК, оно только ухудшилось. Почему? Эх-хе-хе, да по той простой причине, что там никого кроме новгородского волхва Береста и штатного писца из главного городского храма не оказалось.

  Вся наша группа рассыпалась, ибо каждый член совета был занят каким-то важным делом. Радим Менко с племянником Лютом Святычем занимались торговлей и про разведку думали далеко не в самую первую очередь, хотя информацию из-за рубежа их агенты поставляли регулярно. Сивер находился в Щецине, где срочно пополнял и готовил к боям Дружину Триглава. Жрица Макоши прекрасная Зареслава вернулась в Колобрег и помимо того, что восстанавливала храм своей богини, выискивала тех, кто его уничтожал. Воевода Крут Зима отправился в Волин - один из самых больших городов Венедского моря, и занимался формированием боевых отрядов и подготовкой продовольствия для ведения осенней военной кампании против ляхов и недобитых Грифинов. Мстислав Выдыбай, после славного похода в Сигтуну пребывал в Ругарде, где делил меж своими воинами хабар и готовил почву для возможного переизбрания князя племени ранов. Ну, а Бересту, по большому счету, все было по барабану, скажут что-то сделать - он готов, а нет, так и не надо. Пока же он сидит на подворье и пару раз в седьмицу отправляется в святилище на доклад к Ростичу, которого вот уже третью неделю нет на месте, и с новгородцем общается сам верховный волхв.

  Было, я сразу же завелся, и решил, что выскажу Векомиру все, что скопилось за душой. Отчего группа разбрелась? Почему каждый в первую очередь думает о чем-то своем, а не об общем? Как же так!? Но это мысль была поспешной, и следующая уже была посвящена самокритике. А сам-то я что, лучше остальных членов ОБК? Нет, нисколько. В Арконе не остался, а рванул за море, славу и деньги добывать, хотя мог бы находиться в городе и работать на общее дело. Так что нечего выпендриваться и на кого-то кивать, мол, он за родину не радеет, коли сам такой же и свои интересы ставлю превыше работы во благо племени.

  В итоге, успокоившись и решив, что предъявлять кому-либо претензии смысла нет, я пошел в храм. Векомир принял меня на скале, где мы встретились в первый раз, и кроме нас двоих в этом месте больше никого не было. Жрец сидел в своем любимом кресле, грел на ласковом солнышке старые кости, щурил глаза, улыбался и явно думал о чем-то хорошем. Я поздоровался со стариком, присел рядом, засмотрелся на синеву моря, по которой скользили паруса венедских и иноземных кораблей, и за малым не впал в нирвану, ибо благостно вокруг, тихо и очень покойно. Однако релакс продолжался недолго, так как Векомир покосился на меня и спросил:

  - Ты доволен походом?

  - Да, - ответил я, - доволен.

  - И как все происходящее виделось с твоей стороны?

  - Мне рассказать обо всем подробно?

  - Не стоит. Подробный рассказ позже запишет летописец, а пока дай краткий расклад.

  - Краткий так краткий. Сил для проведения всех операций хватило. Воины в эскадре Выдыбая справные. Вооружение доброе. Тостерен не подвел и поддержку оказал. План был составлен грамотно. Конфликтов с местными язычниками почти не было. Так что теперь на севере у нас есть союзник, не очень сильный, но богатый и боевитый.

  - И на что мы можем рассчитывать?

  - Прямо сейчас Тостерен и король, которого зимой изберет тинг, нам помочь не смогут. Однако если они выстоят и смогут сколотить свое государство, то через три-четыре года тысячу воинов свеонские язычники нам дадут. Но это ведь не главное. Наша основная цель заключалась в том, чтобы шведы не смотрели на венедские земли, а грызлись между собой, а значит, можно сказать, что все сложилось просто отлично.

  - Ага! А что бы лично ты улучшил в нашей военной организации?

  - Так я ведь уже говорил об этом.

  - Ха! - Векомир усмехнулся. - Слова странного человека из другого времени это одно, а мнение бывалого воина-ведуна, который показал себя в реальных делах и в бою, совершенно другое. Вот я и спрашиваю тебя.

  - Изменения, значит... - протянул я и, собрав в кучу все свои пожелания по военной реформе варяжско-венедских войск, начал: - Что же, уважаемый Векомир, изволь. Во-первых, варяги отличные воины и этого никто не отрицает. Однако армия должна стать регулярной, а то сегодня мореходы хотят воевать, а что завтра будет, никому неизвестно. Захотят вольные командиры, плюнут на все, да и в Новгород уйдут или еще дальше, в Византию или Европу, и останется Аркона, как в моей истории, сама по себе. Во-вторых, в армии должен быть постоянный штаб, который станет вести сбор и анализ разведданных и по ходу дела корректировать военные планы. Сейчас не то. Отряды делали, что им было предписано, и дисциплина поддерживалась на высоте. Но каждая часть варяжского войска была сама по себе. В-третьих, в боевых подразделениях следует увеличить количество стрелков. Их не хватало. Однако поскольку лук освоить сложно, требуются арбалеты, и чем больше их будет, тем лучше. В-четвертых, многие воины понятия не имели, как правильно штурмовать вражеские укрепрайоны и это вело к неоправданным потерям. Ладно, корпус Выдыбая, там новичков почти не было, и эта проблема снималась сама собой, потому что в отрядах всегда находились ветераны, которые прикрывали и одергивали молодежь. Однако в случае большой войны такие профессионалы будут не везде, и получается, что молодую смену надо учить не только полевому бою и абордажной схватке, но и штурму замков. В-пятых, в некоторых случаях нам не хватало зажигательных смесей, которые были очень нужны. Выход - организация специальных воинских формирований, артиллерийских и огнеметных частей, которые до появления порохового оружия будут снабжаться чем-то вроде "греческого огня" и смогут правильно его применить. В-шестых, использование храмовых витязей как рядовой пехоты нецелесообразно. Таких бойцов очень мало, и с каждым годом становится только меньше, поэтому их необходимо беречь и использовать по уму, для тайных операций и охраны наших руководителей и управленческих центров. Это основное, то, что можно сделать сейчас, в ближайшие пять-шесть лет, а остальное пока не в счет, ибо пушек, ружей и гранат нет, и когда они появятся неизвестно.

  Векомир одобрительно покивал и стал задавать вопросы, самые разные и на самые неожиданные темы. Я отвечал, и так, совершенно незаметно прошло два с лишним часа. После чего я все-таки не удержался и обратил внимание верховного волхва на то, что Отдел по Борьбе с Крестоносцами фактически не существует, ибо он есть, но не работает. Это недопустимо и необходимо что-то менять. Понятно, что Зареславе не до того, поскольку за ней целый религиозный культ, в котором тысячи людей, не только женщин, но и мужчин. Купцы думают о наполнении мошны и выгоде. Я погружен в свои заботы и по большому счету ничего не решаю. Сивер пришел и ушел. Воевода Крут воин и может посвятить себя делам скороспелой конторы только зимой. Выдыбай, судя по всему, нацелился заполучить красное княжеское корзно[29] и все свое рвение кидает только на это. Берест пофигист, а Бранко Ростич вообще непонятно где находится и неизвестно чем занят. Вот и выходит, что в ОБК должны работать люди, которые посвятят себя этому делу не частично, а целиком.

  Как ни странно, но старик со мной согласился и сказал, что подумывает о том, чтобы поручить это дело отставным витязям Святовида, которые состарились или получили в боях тяжкие раны, и по этой причине не могут служить богу своими клинками. Уж они-то и примкнувшая к ним фанатичная молодежь смогут взвалить на свои плечи планирование операций против врагов. При этом те люди, кто уже был в составе ОБК, в нем же и останутся.

  Решение было правильным, и понемногу мы стали закругляться. Беседа пошла по второму кругу. Снова начались вопросы про Сигтунский поход, и тут появился Бранко Ростич, которого я буквально несколько минут назад вспоминал. Боян, который выглядел словно старичок-лесовичок, косматый, небритый и грязный, на ходу поприветствовал меня, наклонился к уху Векомира и что-то ему прошептал.

  Волхв нахмурился, а потом спросил бояна:

  - Это точно? Ты не ошибся?

  Бранко, который тоже посмурнел лицом, покачал головой и отчеканил:

  - Нет. Я уверен. Это был он.

  - Ты хорошо потрудился Бранко. Можешь отдохнуть. - Векомир отпустил бояна, а когда он ушел, хитренько усмехнулся, посмотрел на меня и сказал: - Вадим, в охоте поучаствовать хочешь?

  Что за охота? На кого будем охотиться и где? Надо было об этом спросить, но нет, я ответил на автомате:

  - Можно и поохотиться. Я не против.

  - Вот и ладно, - вставая, произнес волхв. - Сегодня вечером находись дома и будь готов к небольшому путешествию. На охоту отправишься вместе с Доброгой и вы лично принесете мне голову зверя.

  - А что за... - я хотел спросить, что за зверь станет жертвой, но Векомир, который широкими шагами направился в святилище, меня уже не слушал.

  Я остался один. После чего покинул храм и, посетив рынок, где прикупил пару лохматых щенков, будущих волкодавов, вернулся в Чарушу.

  Остаток дня пролетел в трудах и заботах. Вечером никто не появился, и я подумал, что старый жрец решил меня не тревожить. Однако, ближе к полуночи, во дворе появился Доброга и с ним два десятка воинов его сотни, половина бывалых, а другая молодняк. Сотник витязей был не весел и, увидев меня, пробурчал:

  - Здрав будь, Вадим. Собирайся. Векомир сказал, что ты с нами идешь.

  - И тебе здравия, Доброга. Я готов, только скажи, что с собой надо брать и какого зверя валить станем?

  - А ты этого не знаешь?

  - Нет.

  - Зверь привычный. Двуногий и с двумя руками, - Доброга криво усмехнулся и добавил: - Так что бери броню и меч. Думаю, что этого хватит. Серьезного боя не ожидается, но твой клинок лишним не будет.

  - Понятно. А надолго идем?

  - Возможно, завтра вернемся. Но это вряд ли. Скорее всего, придется в засаде сидеть. Как долго, мне неизвестно.

  Делать было нечего. Мое слово прозвучало, а назад его не вернешь. Поэтому быстро собрав нехитрый съестной припас и упаковав в дорожные сумки пару попон, броню и оружие, вместе с Немым, про себя обозвав жреца старым облудом[30], на ночь глядя я пустился в путь.

  Шли долго, всю ночь с двумя короткими остановками, а путь выбирали через такие чащобы и дебри, что вспомнить жутко. И на болоте были, и по песчаной морской отмели шли, и по лесу, и через колючий кустарник продирались. Но ничего, на рассвете вышли в точку, в узкую неприметную бухточку, которая со всех сторон была прикрыта лесом. Рядом находился источник с хорошей чистой водичкой, а невдалеке проходила дорога из Арконы в Копорицу. Сели. Немного передохнули. Затем вокруг бухты организовали несколько постов. Расположились. И только после этого я узнал, кто именно будет нашей целью. Думки имелись, конечно, и на пиратов думал, и на предателей, и на шпионов, которые могли бы использовать укромное место для каких-то своих операций. Однако действительность превзошла все ожидания, поскольку нашей жертвой должен был стать не абы кто, а сам князь Тетыслав Виславит, который в этой самой бухточке вел переговоры с купцами из стремительно набирающей авторитет и силу Ганзы.

  Как боян Ростич узнал об этом, тайна за семью печатями. Но то, что князь ранов давно уже думает, каким образом ему урезать власть волхвов и стать самостоятельным правителем, как все нормальные феодалы вокруг, неоспоримый факт. Про это я знал и предупредил служителей Святовида, а они, после того как Тетыслав стал вести себя странно, стали за ним следить.

  Наблюдение дало результат, и вскоре волхвы выяснили, с кем номинальный островной правитель встречался и о чем разговаривал, и итогом этого стало появление на берегу моря витязей из сотни Доброги, которые по идее должны сейчас жен своих мять, а не по кустам шариться. Вот только непонятно, зачем в таком деле мое участие? Но гадать об этом бессмысленно, ибо, что творится в голове Векомира и каковы логические цепи его размышлений, лично для меня, скрытая полумраком загадка. Слишком мощная и многоуровневая это фигура, про которую известно очень и очень мало. И, смирившись с тем, что меня хотят повязать кровью предателя, который по уже заготовленной официальной версии погибнет в бою с пиратами из Ольденбурга (именно оттуда люди, которые склоняют Тетыслава к предательству), я стал ждать дальнейшего развития событий.

  В томительном ожидании пролетели сутки. Потом вторые, а тут уже и третьи к своему завершению близятся. Ну, а князя как не было, так и нет. Витязи вида не показывают, но нервничают, и только Немой спокоен, словно танк. Поел. Поспал. Отдежурил. Умылся. Сделал гимнастику. Снова поел и опять спать...

  - Чирик-чирик! - над лесом разнесся громкий писк ночной птахи. Это был сигнал придорожного поста, который сообщал, что по неприметной тропинке к нам приближаются гости.

  Неосознанно я встряхнулся, напрягся, и рукоять Змиулана оказалась в моей руке. После этого прислушался к своим чувствам и поймал отголоски человеческих душ, не только на суше, но и на море. Семь или шесть человек шли со стороны дороги и не меньше десяти, приближаясь к берегу, плыли на лодке. До одной группы примерно сто пятьдесят метров, а до другой двести. Мы между ними, а значит, не ошибся Ростич, встреча будет именно здесь, и мы не зря провели здесь столько времени.

  - Чи-чи! - подал я голос в сторону Доброги, и сотник меня услышал.

  На краткий миг вздрогнули вокруг небольшого песчаного пляжа кусты, и все замерло. Прошло несколько минут и в предрассветных сумерках на берег вышли люди, семь воинов. Один, который находится впереди, явно, князь Тетыслав, высокий, костистый мужчина с узким и слегка вытянутым вперед породистым лицом в кафтане и с мечом на боку. А остальные, судя по плотному телосложению, звяканью металла и резким движениям, его телохранители. Вон как настороженно оглядываются и ко всему прислушиваются. Но в кустарник они войти не решаются и это хорошо, проживут на несколько минут дольше. Эта группа от меня всего в пяти-шести метрах и я готов броситься на этих людей и прикончить любого, кто встанет на пути. Но команды нет, и я понимаю почему. Надо дождаться германских гостей и только после этого действовать.

  Немцы не замедлили. Буквально через минуту на воде мелькнула темная продолговатая тень, и послышался плеск воды, которую рассекали весла. Князь подошел поближе к морской кромке, и вскоре лодка пристала к берегу. Шорох песка. На берег выпрыгивают люди. Телохранители и гребцы остаются на месте, а к кустам приближаются двое, Тетыслав и тот, кому он продает свой народ. Суки рваные! Один за деньги и влияние рубится, а другой за власть. Козлы! Мать их так!

  Князь и его собеседник останавливаются. Они всего в паре метров от меня и я слышу их разговор, благо, ветер дует в нашу сторону.

  - Что вы скажете, коназъ? - с жутким акцентом спрашивает немец, про которого известно, что это знатный купец Герхардт Дарен.

  Пауза. В душе князя сомнение, которое я чувствую, а затем ответ:

  - Я могу помочь вашим друзьям, Герхардт. Но мне нужна уверенность, что после падения волхвов я останусь суверенным правителем Руяна.

  - Но кто же вам их дасть?

  - Папа римский, - выдохнул Тетыслав.

  - Ниет. Папа слишком серьезная фигура, чтобы заниматься делами Венедского моря. Что ему племя ранов и какой-то там остров, если весь мир у его ног?

  - Тогда нужна бумага от германского короля.

  - Йето возможно. Пока же, коназъ, я привез вам письма от самых знатных купцов Ольденбурга, Любека и Хедебю. И поверьте мине на слово, эти письма значат гораздо больше, чем клятвы королей. Йето послания деловых людей, которые хотеть торговать на море, но не могуть этого делать из-за дикарства жрецов. Поетому все будет просто и красиво. Ми объявить, что все дела делать только с коназъ. Ми дать вам денег на наем воинов. Ми помочь вам устранить соперников, среди который главный Выдыбай. И так ви стать истинный правитель Руян.

  Снова Тетыслав в сомнениях и метаниях, но после очередной паузы он говорит:

  - Ладно, давайте ваши письма. Но в следующую нашу встречу я бы хотел общаться с аристократом.

  - Будьет аристократ. Сие не проблема, коназъ.

  Купец передал Тетыславу сверток и в этот момент куст, за которым скрывался Доброга, пошатнулся и перед князем предстал сам сотник витязей.

  - Ты кто!? - воскликнул правитель и, выхватывая меч, прокричал назад: - Воины! Ко мне!

  Доброга, не вынимая клинка, шагнул навстречу князю-предателю. Слева и справа на пляже стали появляться витязи, и мы с Немым одновременно выскочили вперед. Сотник храмовников не сказал князю ни одного слова. Он просто шагнул к нему навстречу, а когда Тетыслав взмахнул мечом, поднырнул под сталь, и ударил его голой рукой в горло. Я явственно услышал хруст хрящей и хрип умирающего Виславита. Но он мне был не интересен, ибо я уже наметил себе цель - купца, который рванулся к своей лодке.

  Прыжками, стараясь не увязнуть в песке, я помчался за ним следом, а он, понимая, что уйти не получится, все равно бежал. Однако бег германца продолжался недолго. Буквально через несколько метров я его настиг. Прыжок и ногами я сбиваю его в воду. Подъем. Кидаюсь на герра Герхардта, и в руке иноземца вижу кинжал. В его чувствах обреченность, и я понимаю, что он не хочет драться, а наоборот, жаждет смерти. Ну-ну, попробуй. Однако от нас не уйдешь.