Book: Заговор теней



Олеся Шалюкова

Заговор теней

Купить книгу "Заговор теней" Шалюкова Олеся

Глава 1

Бродячий цирк

Небольшой городок около Академии теней всегда был местом встреч студентов и выпускников. Кроме того, сюда приезжали их друзья и родные, случайные гости и торговцы. Так что не было ничего удивительного в том, что здесь гнездилось много таверн и гостиниц.

Одним из любимых мест состоятельных людей считалась таверна «Лики солнца». Уютное двухэтажное здание с чистыми и очень удобными номерами пользовалось заслуженной славой.

На первом этаже располагались две гостиные. Одна из них была общей, а другая – своеобразной ВИП-зоной, куда попадали только самые важные гости. Здесь же находилась и небольшая сцена, на которой выступали певцы, танцоры и заезжие менестрели.

У самой сцены стоял небольшой столик, всегда накрытый белоснежной скатертью, с шестью стульями. На нем красовалась ваза с фруктами и свежие цветы. Это было самое удобное местечко, но оно почти все время пустовало.

Его когда-то отвели для пятерых друзей, спасших от смерти дочь хозяина таверны. Но частыми гостями они здесь не были – свои дела и заботы, свои проблемы. А стол и хозяин ждали редких посетителей.

В тот день, когда они все же выбрались в «Лики солнца», на сцене выступали приезжие циркачи.

По дороге в никуда

В море темная вода…

Нет волны, как нет и дна.

В путь отправишься – беда

Следом выйдет за тобой.

Не ходи, прошу, постой!

Кто отправится вперед,

Тот назад не повернет!

У дороги нет конца,

Не ходи, прошу тебя!

– Хотите – верьте, хотите – нет, но у меня от этой песни мороз по коже, – пожаловалась высокая девушка с золотыми волосами, откидываясь на спинку стула.

Компания, сидевшая вокруг стола, ответила ей понимающими усмешками. Мороз по коже действительно прошелся. Слишком уж песня была созвучна их состоянию. Напряжению, некоторому страху и ожиданию дороги.

Высокий черноволосый парень взял руку златовласки в свои, поднес к губам, легким поцелуем коснулся запястья.

– Мы же вместе. Чего ты боишься, малыш? Беда настигает только одиночек, а мы пока разбегаться не собираемся. Да и не получится у нас. Я так думаю.

– Икнук думал, да в суп попал, – фыркнула девушка с алыми волосами, потянувшись. Платье обрисовало тонкую талию, грудь, и сидящий напротив блондин с фиолетовыми глазами поспешно отвел взгляд. – В конце концов, – девушка поставила локти на стол и оперлась подбородком на свои ладони, – у нас уже богатая практика выживания.

– Это точно, – признала златовласка, прислонившись щекой к плечу черноволосого.

Высокий парень с каштановыми волосами, из-под которых проглядывали острые уши, повернул голову и проследил за девушкой в цветастом наряде, покидающей таверну.

– Знаете, – начал он.

Компания хором ответила:

– Знаем!

Эльф покачал головой:

– Все-таки это ненормально. У других кровников такая связь – до слышимости ненаправленных поверхностных мыслей – устанавливается хорошо если лет за двести. А у нас всего за шесть! Это ненормально!

– Да ладно тебе, Вир. – Лея потянулась к нему, положила ладонь на плечо. – Во всем чувствуется рука Высшего Провидения.

Эльф вздрогнул.

– Лея! – взмолились остальные.

Демонесса смущенно пожала плечами:

– Простите. Забылась.

Улыбнувшись, Вир взял руку девушки и потерся щекой о ладонь.

– Наверное, у нас просто развилась паранойя. В конце концов за эти шесть лет длань Судьбы ни разу нас не коснулась. Так что это все надуманное. Нервничаем к концу выпускного курса, вот и все.

– Еще бы, – фыркнула Лея. – Нервничаем… Ты же слышишь ветер перемен! А значит… А, ладно, – девушка махнула рукой, – забудьте.

Вир засмеялся, наклонился к Лее, что-то шепнул ей на ухо, а затем посмотрел на остальных. Нейл откинулся на спинку стула, раскачиваясь на двух его ножках. Дракон старательно отводил взгляд от двух парочек по соседству. Но его рассеянный взгляд и спокойный вид уже давно не могли никого обмануть. В душе Нейла начала отчетливо проявляться злость. Хихикнув, Карен отодвинулась подальше от Стара, но свою руку у вампира так и не забрала.

Лея кивнула Виру и посмотрела на дракона, обезоруживающе улыбаясь и разводя руками:

– Все-все! Прости!

– Вернемся к тому, с чего начали? – предложил Нейл. – Стар?

– Итак, – вампир нарисовал в воздухе руну, устанавливая вокруг стола щит безмолвия, не дающий никому подслушать их разговор, – в город приехал бродячий цирк. Не сказать, что там собрались мегаталанты, но есть на что посмотреть. Артисты у нас уже пятый день, в афишах было указано, что они пробудут здесь неделю. В первый же вечер в цирке пропал ребенок одного из горожан. На второй – ребенок женщины-мага. На третий день исчез сам горожанин, а вчера уже и магичка. Директор дал задание разобраться в происходящем нашей звезде и еще трем пятеркам, правда, что очень странно, с младших курсов.

– Действительно странно. – Вир протянул ладонь, словно пытаясь что-то поймать. – На этой певице был ветер, порывы которого касались нас…

– Сегодня здесь выступать должны только циркачи. Значит, и она тоже из их труппы, – предположила Карен, скользнув по залу взглядом.

– Возможно. – Лея поднялась и тут же приложила к губам палец. – Нет-нет, не вставайте. Я сейчас вернусь.

Выйдя в темный коридор, девушка прислонилась к стене и мучительно застонала. Такое знакомое и родное тепло окутало ее, сильные руки подняли с пола.

«И когда только успела сползти?» – удивилась демонесса.

Уткнувшись лицом в грудь мужчины, Лея судорожно вздохнула, стараясь не разреветься, и затихла. Изящная кисть Вира запуталась в алых волосах девушки, вторая рука скользнула по ее спине, крепче прижимая к себе.

– Может, стоит все это бросить? – прозвучал теплый голос над ухом демонессы.

Лея покачала головой:

– Осталась пара финальных штрихов, и они попадутся в наши расставленные сети.

– Как-то это прозвучало… цинично, что ли, – хмыкнул Вир.

– Разве мы виноваты, что наши половинки удивительно недогадливые создания?

Эльф тихо засмеялся, наклонился ниже:

– Я читаю в твоих мыслях совсем другие эпитеты.

– Ну, так то мысли, – развела руками Лея.

Вир покачал головой, растрепал волосы на макушке подруги, которую последние три года все считали его возлюбленной.

– Но согласись, это была хорошая идея, – заметила Лея, снова прислонившись к груди Вира.

– Хорошая, – кивнул эльф.

Их план вначале был просто дружеским сговором.

После того как во время второго курса они смогли вернуть целостность демиургу вселенной – Судьбе и одновременно с этим разобрались с ее врагом, творец в качестве награды оставила звезду в покое. Никаких сверхъестественных вмешательств, никаких лишних проблем и сведенных вместе личностей. Вот только оказалось, что способности ребят по нахождению неприятностей на свои же… головы и их таланты зашкаливают и без вмешательства Судьбы.

За шесть лет обучения, со второго курса по седьмой, когда звезда осталась без покровительства Судьбы, ребята умудрились влипнуть в такое количество неприятностей, что их хватило бы на сотню других обычных магов. Принять участие в двух грандиозных войнах, причем в первый раз – на стороне победителей, потом – на стороне побежденных. Побегать от инквизиции на четвертом курсе, когда из лабиринта они попали на планету, где магия была страшным грехом. Посоревноваться в гонках на космолетах. Разнести вдребезги город. Сначала поднять, а затем упокоить кладбище. А еще никто не отменял личных проблем… В учебе и делах все было хорошо: росли магические силы, копились знания, расширялись дружеские и просто полезные связи. А на личном фронте хронически не везло почти всем.

Началось это в конце второго курса, когда распалась пара Нейла и Леи. Разошлись они тихо-мирно, как только демонесса поняла, что дракон уже не испытывает к ней и толики любви.

Когда браслет верности Вира снова проявился, все надеялись, что у него с Ари все получится. Но амулет тускнел на глазах, и хоть эльф его не снимал, но над парой больше не было благословения светлой богини, а значит, и их брак уже считался недействительным. Несмотря на то что Вир сопротивлялся, боролся за свою любовь, он все же проиграл.

В конце третьего курса, не желая видеть эльфа, Ари упросила директора отправить ее на стажировку в Академию некромантов и некромагов, чтобы наверстать упущенные знания по современной некротехнике, которую она не могла изучать, пока была в призрачном состоянии. Там она провела все лето. Потом весь следующий четвертый курс она бегала от Вира с виртуозностью вора. Загнав ее в угол на одном из официальных мероприятий где-то в середине года, эльф получил в лицо: «Ненавижу тебя! И видеть больше не хочу!» Виру все же пришлось отступить.

Весть о том, что место девушки эльфа вакантно, немедленно облетела всю академию. Кстати, Лея небезосновательно подозревала, что слух этот пошел от самой Ари. И на Вира началась охота. Его привораживали, поили любовными зельями, наводили на себя гламур и пытались соблазнить, шли на такие ухищрения, о каких даже в дамском романе не всегда прочитаешь. Эльф был непреклонен.

С Леей, также оставшейся одной, парни вели себя осторожнее. Демонесса могла очень быстро поставить зарвавшегося поклонника на место. Достаточно было изобразить фирменный оскал «Повелительница народа демонов в гневе». Тем не менее всегда находились желающие попробовать свои чары. Девушка какое-то время это терпела. В общей массе были поклонники, ее развлекавшие. Но в конце концов рвущиеся в алхимическую лабораторию студенты с серенадами, конфетами и признаниями ей надоели. Тем более что чаще всего они делали это очень не вовремя, и дело редко ограничивалось одним локальным взрывом.

Вернувшись с летних каникул в начале пятого курса, Вир и Лея заключили договор – они изображают из себя влюбленную пару и при этом, не отвлекаясь на поклонников, пытаются придумать, как вернуть своих любимых. Точнее, как раскрыть им глаза на то, что их настоящие половинки – рядом и не надо никуда ходить и искать.

Если ничего не получится (а каждый допускал такую возможность), то брак будет заключен уже между Леей и Виром, и пускай остальные катятся подальше!

– Возвращаемся? – спросил эльф, мгновенно уловив, что демонесса успокоилась.

Лея покачала головой:

– Нет, идем сюда! Скорее!

– Сюда?

Темнота коридоров рассеивалась от двух тусклых магических светильников. Эльф тихо скользил вслед за девушкой, летевшей по коридору в паре десятков сантиметров от пола.

Подойдя к двери в конце коридора, Лея показала на нее и начертила руну подслушивания. Вир повторил ее движения, уловив за дверью ветер… Примирившись с сущностью палача, которую раньше ненавидел, эльф приобрел больше, чем потерял. Он открыл в себе дар ветра перемен: то, что раньше он чувствовал еле-еле (засады, опасность смерти, близость врагов) и приписывал чутью убийцы, оказалось частью его темной стороны. Ветер пел тогда, когда в жизни ожидались перемены, когда произносились важные слова или происходили значимые вещи.

– Я говорил! И повторю тебе еще раз! Это была отвратительная идея! Стоило только отвернуться – и что вы натворили? Я же вам сказал, что здесь, на территории академии, не должно и камня с дороги пропасть! Не то что люди и дети!

– Да ладно, мастер! Ну, пропали и пропали. Никто же не забеспокоился. Все в полном поря-адке!

– Не забеспокоились? – Мастер зарокотал от гнева. – Да сегодня на представлении будет полно магов!

– Ну и что? Наше представление совершенно! Пускай полюбуются. Все равно ничего не найдут и не поймут!

– Так… – Судя по грохоту, мастер ударил по столу кулаками, зазвенела разбивающаяся посуда. – Людей уже отправили на переработку?

«Чего? – Лея посмотрела на Вира и мысленно спросила: – Я не ослышалась, переработка?»

«Мне больше нравится то, что все похищенные живы. Надо будет найти людей и вернуть их».

– Нет. – У таинственного собеседника слегка задрожал голос.

– Значит, перепрятать их. Стереть память. Когда будем ехать, высадим их в другом городе и уже там убьем.

– Мастер, – ахнул второй, – но это же напрасная трата драгоценного топлива!

– Не спорить! Завтра покидаем это место.

– Но билеты…

Лея отодвинулась от двери и показала Виру на потолок. Эльф понятливо кивнул и через миг, закрепив магией веревку с кошкой, всегда висевшую у него на поясе, был уже наверху, следом подтащил и Лею.

Дверь номера, где происходил такой интересный разговор, распахнулась, ударившись о стенку. В коридор выскочил мужчина с двумя топорами. Оглядевшись по сторонам и никого не увидев, он вернулся в комнату, что-то бормоча себе под нос.

– Теперь возвращаемся, – тихо шепнул Вир. – И скорее – к цирку.

Лея кивнула.


Проводив взглядом ушедшего вслед за Леей Вира, Нейл с кислым видом уставился в кружку с пивом.

Карен взглядом указала Стару на дракона, а сама поднялась.

– Пойду куплю чего-нибудь поесть, – промурлыкала она, удаляясь.

Вампир повернулся к другу:

– И?

Нейл развел руками:

– Бесполезно. Она закрыла от меня дракончика. Я не могу прочитать ничего сверх того, что она желает мне показать.

– А показать она желает очень мало и все не то, что надо. – Губы вампира исказила циничная усмешка. – И почему ты никогда не думаешь перед тем, как что-то сделать? Горячая голова в некоторых вопросах приносит только проблемы.

Дракон понурился:

– Ну дурак я, дурак! Что же теперь поделаешь? Голову посыпать пеплом я не буду. Просить на коленях прощения? Так уже поздно. К тому же Лея постоянно с Виром – не стану же я отбивать девушку у лучшего друга.

Вампир покрутил пальцем у виска. Нейл вздохнул и замолчал. Ну да, он повел себя очень глупо.

Поначалу все шло хорошо. Он и Лея понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Очень медленно, неуверенно, но демонесса начала открываться. Теперь она, непробиваемая железная леди, все знающая и умеющая, становилась хрупкой девушкой, которая хочет спокойствия и уверенности в завтрашнем дне и которой есть на кого опереться. А главное, Нейл понял, что Лея устала постоянно казаться сильной и просто хочет побыть самой собой.

И хоть это было весьма неожиданно, но очень… приятно. А потом Нейл задумался о том, что будет дальше. И пошло-поехало.

Он сам придумал себе и Лее миллион отговорок. Демонесса же уловила, к чему идет дело, и мягко разорвала отношения. Нейл же, к своему удивлению, после этого встречаться с другими девушками не смог. Вольно или невольно он постоянно сравнивал их с Леей, и сравнение редко оказывалось в пользу новой «пассии».

Вздохнув еще тяжелее, Нейл скользнул взглядом по залу, знакомых в нем не оказалось… Грядущая ночь обещала быть холодной.

Вернулась Карен, поставила на стол тарелки с жареным мясом и гарниром, устроилась рядом с вампиром. На недоуменные взгляды молодых мужчин весело пояснила:

– Мама меня учила, что голодный мужчина – злой мужчина.

– А Вир?

– А Вира сейчас Лея накормит. Вон она с поваром воюет. – Карен мило улыбнулась.

Курсе на четвертом девушке начали сниться сны с участием ее умершей мамы. Аника пробудилась в кровной памяти и рассказывала своей дочери об истории их рода, о способностях второй половины души Карен, в которой была частица сущности могущественного демиурга, и о многом другом.

Спустя пару минут Лея и Вир присоединились к ребятам.

– Что у нас с собой из оружия? – спросил эльф. – Не в магическом кармане, а при себе?

Дракон и вампир переглянулись и удивленно повернулись к Виру.

– Однако странный вопрос. – Поняв, что друг не шутит, Стар задумался. – Помимо полуторника у меня с собой кастет, кинжал, пара боевых зелий.

– У меня двуручник. – Нейл поразмыслил и добавил: – Все.

– Цепь. – Карен улыбнулась и начала перечислять, загибая пальцы: – Звездочки, шесть ножей, два кинжала, пара томагавков, складной арбалет, боевые веера.

– Поделишься? – Лея дернула подругу за рукав. – Хочу веера! Веера!

– Ладно.

Нейл и Стар закатили глаза. Им довелось в начале второго курса попасть на тренировку Леи с боевыми веерами. Большего кошмара они, прирожденные воины, себе представить не могли.

Карен же, зная, как обстоят дела на самом деле, вытащила веера и отдала их подруге:

– Прошу.

– Спасибо! – Лея прижала к себе оружие, как мягкую игрушку, и затихла.

– У меня два арбалета и пара кинжалов. – Вир посмотрел вначале на дракона, потом на вампира. – Маловато будет.

– Маловато? У нас что – война? – воодушевился Нейл.

– Нет, скорее небольшая заварушка. Если нам не повезет, – уточнил эльф и пересказал подслушанный разговор.

Карен посмотрела на Лею:

– Но почему нельзя использовать магию?

– Боюсь, что магия может послужить для циркачей приманкой. Разумность спасует перед жадностью, и, почувствовав, что кто-то пытается спасти пленников, они сразу же пустят их на переработку. Даже если мы попадемся, нам абсолютно ничего не грозит. А вот людей убьют. – Лея вздохнула. – К тому же не стоит забывать о том, что ТерАль просил сделать все как можно тише, не привлекая внимания.



– ТерАль то, ТерАль это! – Стихиария поморщилась. – Как же мне это надоело, слов нет!

– Ничего, смирись. – Демонесса подмигнула. – Еще два дня – и управлять нами и нашими неприятностями будет уже Судьба. Так что потерпи немного!

– Это ты меня сейчас вроде утешила? – прищурилась Карен.

– Да.

– Знаешь, больше так не делай!

Лея засмеялась и кивнула:

– Я постараюсь.

– Значит, наша цель сейчас – пойти в цирк и попробовать найти людей, – подытожил дракон. – Идемте. Пора.

Расплатившись за всех, Вир покинул таверну последним. Именно поэтому он заметил, как увесистый мешочек перекочевал из одних рук в другие, и вслед звезде было показано простое движение – ногтем большого пальца по горлу.

– Кого-то из нас хотят убить, – «порадовал» друзей Вир, догоняя их на темной улице.

– Начинается, – вздохнула Карен.

Остальные вынуждены были с ней согласиться. Лавина событий, любовно подготовленная для них Судьбой, угрожающе накренилась. Но удержалась на месте – женская рука поймала маленький камень еще в полете. Тихий мелодичный голос прошептал в пустоту: «Нет-нет. Еще не время. Еще чуть-чуть…» – и убийцы из таверны, нанятые молоденькой аристократкой, желающей отомстить дракону за его невнимание, по дороге попались магическому патрулю, были арестованы, а вскоре депортированы обратно в Гильдию убийц.

Одной этой неприятностью дело не ограничилось, и хоть больше на ребят никто не покушался, шли они долго. Вначале встретили излишне болтливых знакомых, которых пришлось убеждать, что они всей звездой просто гуляют. Потом завернули в алхимический магазин – Лее потребовался какой-то редкий ингредиент, который ей как раз должны были привезти. Затем по дороге попался ювелирный, и Нейл забежал купить камни для артефакта…

В общем, время промчалось как-то слишком быстро. Пятиминутная дорога растянулась на добрых полчаса, и друзья вышли к цирку, когда стемнело окончательно.

Большой огненно-красный шатер циркачей кишел зрителями. Оттуда доносились взрывы смеха, гул голосов, привычный шум толпы. Вокруг главного шатра были раскиданы палатки поменьше. Сейчас они пустовали – их хозяева веселили гостей на большой арене.

Около одной из таких маленьких палаток сидела уже знакомая звезде девушка с гитарой в руках. Тихая, щемящая мелодия захватила магов в свой плен, притянула ближе, прежде чем кто-либо из них успел опомниться. Тронув струны гитары, певица из таверны подняла на подошедших взгляд. Не все сразу поняли, что белая пленка на глазах девушки означает, что она слепа.

– Хотите, я спою для вас? – предложила сидящая.

Лея отрицательно покачала головой и приложила палец к губам, призывая друзей не отвечать.

– Молчите… – Певица вздохнула. – Чувствуете опасность? Я вас все равно не отпущу. – Хихикнув, девушка отложила в сторону гитару и встала. – Еще я могу для вас станцевать! Нет? Тоже не желаете смотреть? Кто же из вас такой умный, что успел предупредить остальных, кто лишил меня законной добычи? – Ладони незнакомки скользнули по лицу Нейла, погладили по щекам, прошлись от виска к подбородку, небрежно задели губы. – Не ты. У тебя на лице удивление и непонимание происходящего. Может, ты? – Девушка перешла к оцепеневшему Стару. – Нет… – Приблизившись к Виру и ощупав его лицо, певица снова вздохнула: – У тебя такой ледяной и неприступный вид. Но твое сердце бьется быстро-быстро. Ты уже догадался, кто я, но совсем недавно. – Подойдя к Карен, незнакомка нахмурилась: – А ты меня не боишься. Более того, какая-то часть тебя хочет попробовать меня на вкус. Значит, и ты не знаешь. Но и уточнять я это не хочу. Ты еще не ведаешь до конца своей власти…

Дойдя до Леи, девушка остановилась напротив нее.

– Остаешься только ты. Но мне не хочется тебя касаться. Я чую в тебе… отблески безумия. Плати ты. Иначе я скажу тебе слова заветные, да не те, что поведут по дорогам. Не ровные плиточки под ноги лягут, а рытвины да ухабы.

Демонесса улыбнулась, щелкнуло лезвие одного из вееров, и в воздухе едва уловимо повис запах ее крови. Втянув носом этот запах, певица распрямилась. Ее белое лицо порозовело. Слепые глаза перестали быть такими пустыми. Шагнув назад, девушка показала на маленький крытый фургончик за алым шатром:

– Вход там.

И, не добавив больше ни слова, она вновь взяла гитару и села у своего шатерка. Звезда отошла достаточно далеко, прежде чем Лея разрешила говорить. Ночным зрением было видно, как сильно она побледнела.

– Лея? – встревожился Вир, подходя к девушке. Порез на ее руке затянулся сам собой.

– Ferhel Feian Aejr! – пробормотала демонесса себе под нос. – Еще чуть-чуть, и из лап этой пиявки мы бы выбрались не скоро. И хорошо, если бы вообще выбрались.

– Кто это был? – полюбопытствовал дракон, подумывая о том, чтобы вернуться и познакомиться поближе с заинтересовавшей его девушкой. Эти мысли так явно пропылили на поверхности его сознания, что Лея с трудом удержалась от злобного шипения.

Впрочем, сарказм в ее словах все равно бил наповал:

– Можешь идти. Но прихвати с собой три черных быка, три белых коня и три рыжих коровы.

– Зачем? – ахнули все.

– Откупаться. Это была сирена, – буркнула Лея.

Минутное молчание сменилось взрывом… недовольства.

– Лея, не сходи с ума! – Стар коснулся было девушки, но она увернулась от его руки. Вампир мог узнать много лишнего.

– Помнится мне, сирен нет! – Вир задумался, пытаясь вспомнить лекции профессора по нежитеведению.

– Их же не существует! – подтвердил Нейл. – Это детские страшилки!

– Только что с этой страшилкой ты познакомился, – ответила демонесса, поджав губы.

– Сирена. – Карен моргнула. – Стоп-стоп-стоп! Это те создания, которые, заполучив жертву, желательно мага, пускают ей кровь, а потом, вдыхая ее запах, вытягивают еще и жизненные силы?

– Верно, – кивнула Лея. – Повезло еще, что она была не очень голодна, а то лишилась бы я половины своих сил одним махом.

– Она настолько прожорлива? – удивился Стар, допуская на миг возможность того, что все сказанное подругой – правда.

– Не то слово.

– Ну и откуда ты все это знаешь? – спросил неожиданно Нейл.

Лея замерла.

– В… В книжке прочитала! – торопливо ответила она.

Почему-то ей никто не поверил. Но настаивать на немедленном ответе не стали. Крытая кибитка была уже совсем рядом.

Дверь открывал Вир.

Открыл, недолго вглядывался во тьму за порогом и закрыл обратно.

– Варианты, как туда попасть, будут? – поинтересовался он, не оборачиваясь.

– Угу. – Карен вытащила из волос две шпильки, украшенные маленькими звездочками. – Пропусти. И посмотрите, чтобы мне никто не помешал.

– Желательно не убивать, – напомнила Лея, и четыре луча звезды рассыпались вокруг фургона.

Карен осталась одна. Впрочем, девушка точно знала, что это впечатление обманчиво. Кровная связь укрепилась за годы обучения так, что чувство одиночества просто не могло пробиться через четыре живых щита.

Выбросив из головы отвлекающие мысли, стихиария сосредоточилась на своем деле. Осторожно ковырнула шпилькой внутри замка и услышала ровно то, что ожидала, – далекий и тягучий звук.

«Магический замок. Простейший. С ловушкой на дурака. Надеялись, что маг не откроет. Правильно, обычный – нет. Тут нужен маг-вор».

Позволив себе легкую усмешку, Карен вытащила из правого уха сережку, подсоединила с ее помощью одну шпильку к другой так, что получилась буква «х», пару раз повернула ей, и замок тихо щелкнул.

«Вот и все. Можете возвращаться», – уронила девушка по кровной связи.

– Быстро ты, – заметил Стар, спрыгивая с крыши кибитки.

– Да это же было старье, – фыркнула Карен, открывая дверь.

В грязной тесной каморке стояла клетка. В ней спали четверо – мужчина, женщина и двое детей.

– Забираем, – сказал Нейл, осторожно отодвигая стихиарию в сторону и проходя вовнутрь.

Вынеся так и не проснувшихся людей на улицу, звезда предоставила Карен право закрыть дверь. А потом так же тихо, как и пришли, друзья со своей «поклажей» растворились в темноте.

Сирена довольно улыбнулась.

– Отлично сработано, – прошелестела она себе, а затем послала свой голос вперед, вдогонку той крови и силе, что накормили ее до отвала: – А мы с тобой еще встретимся.

И ветер, игриво спорхнувший с ветвей, коснулся плеча сирены.

– А я в этом даже не сомневаюсь. У меня к тебе много вопросов, Аюми.

– Не уверена, что отвечу на все. – Сирена тихо хохотнула, но ее уже никто не слышал. – Впрочем, Лея, у меня к тебе не меньше.

Скрылась в темноте довольная Аюми, зная, что теперь цирк развалится благодаря трем оставленным «подаркам» – рунам. Звезда не собиралась ничего прояснять: ни причины, ни следствия. Она просто вынесла приговор, и цирк должен был прекратить свое существование.

Все затихло.

Судьба с интересом смотрела сверху. Встречу Аюми и Леи она не планировала. Более того, она никак не могла понять, когда успели познакомиться эти две девушки?

В большом шатре пока продолжалось представление бродячего цирка.

Звезда уходила все дальше и дальше к академии, а перед ними расстилалась дорога в никуда…

Глава 2

Выпускной бал

В полутемном зале стоял трон из белых костей. Он производил жутковатое впечатление. На троне, поджав под себя озябшие ноги, сидела девочка, укутанная в белое меховое манто. Перед ней на одном колене стоял мужчина в черном костюме. Опущенная голова не позволяла разглядеть черты его лица.

– Чем меня порадуешь? – спросила девочка. Звонкий приятный голос эхом отразился от стен и вернулся обратно к хозяйке. – Говори спокойно. Нас никто здесь не слышит. И можешь не быть столь почтительным. Ты не мой слуга. Ты лишь выполняешь то, о чем тебя просят. Сейчас плачу тебе я и узнаю то, что мне надо. А потом тебе заплатят другие.

– Вы утрируете, моя леди, но я нашел тех, о ком вы мне говорили. Пятерка друзей.

– Ты уже успел что-нибудь выяснить о них?

– Немного.

– Рассказывай, – приказала девочка. – Мне о них интересно все! Даже то, что тебе может показаться неважным и пустым!

– Как скажете, леди. Блондин с фиолетовыми глазами – дракон. Имя – Нейл. Возраст пока непонятен. Может ли он оборачиваться, тоже неясно. Социальное положение высокое. Привык командовать. Одевается очень дорого. Украшения не любит, но те, что носит, по стоимости сравнимы с лучшими скакунами из конюшен Ар Аб Аски. В компании самый опасный.

– Он? – удивилась девочка. – Я слышала немного другое…

– Артефакт на нем просто разбился.

– Ух ты. – Девочка захлопала в ладоши, но тут же подалась вперед. – Ты проверил его последним?

– Да, моя леди. На остальных артефакт показал насыщенный красный цвет, а самой слабой из них оказалась девочка с алыми волосами. Ее цвет оказался черным со слабыми алыми искрами.

– Как странно. Дальше. Имя девочки? Раса? И почему девочка-то? Она разве маленькая?

– Нет. Она даже не самая младшая в их компании. – Мужчина задумался. – А вот почему «девочка», даже не знаю. Зовут Лея, она демонесса. Занимается в академии алхимией и считается одной из лучших в этой науке. Социальное положение, кажется, невысокое. Одевается неброско, украшения не любит и не носит. Самая яркая деталь в ее внешности – волосы. Алые, как кровь. Самая младшая в этой пятерке – златовласая девушка с синими глазами Карен, и она человек.

– Карен? – Девочка поджала губы. – Ты уверен, что у нее именно синие, а не светло-голубые глаза? И что она человек?

– Да, леди. Артефакт определил, что она человек.

– Ладно. Он мог ошибиться… Дальше.

– Черноволосого воина, вампира, зовут Стар. Рассеянный, хладнокровный. Считается хорошим прорицателем и опасным воином. С ним боятся связываться. Положение, скорее, высокое. Последний – эльф. Вир. Рассеянный. Был без оружия, но что-то в нем не так, леди. Светлые эльфы с простым даром магии воздуха или леса, будь они даже десять раз сильными воинами, не ведут себя так… просто.

– Просто? – удивилась девочка. – Ты о чем?

– Когда воин движется, он замечает опасность краем глаза, – попытался объяснить мужчина. – Он инстинктивно определяет, когда и где его может ждать засада. А этот был спокоен. Так, словно точно знал, что ему ничего не грозит. В то же время мне показалось, что он смотрел в мою сторону.

– Он тебя не видел?

– Нет. Я был неприметен.

– Это радует. Тогда, – девочка задумалась, – ты должен быть рядом с ними. Пока не придет твой черед сделать то, ради чего тебя сюда отправили. Держись от них на расстоянии. Не попадись им на глаза. Если сможешь, уточни вопросы вот по этому списку. – Девочка вытащила откуда-то из воздуха свиток, ткнула ноготком в восковую печать и сломала ее. Свиток развернулся в длинный лист, конец которого лег у ног мужчины. – Эта звезда слишком интересна, чтобы я могла просто так выпустить ее из вида.

Мужчина даже не повел бровью:

– Срок, леди?

– Не ограничиваю. – Указав пальчиком в угол листа, девочка привлекла внимание мужчины к длинной полоске серого цвета. – Как только она станет алой хотя бы чуть-чуть больше половины, все бросаешь и несешься ко мне. Понятно?

– Да, леди.

– Тогда можешь быть свободен.

Отдав честь на весьма непривычный для девочки манер, – прижав кулак к сердцу и следом ударив себя в грудь, – мужчина покинул комнату. Подхватив манто, тут же ушла и девочка. Устроившись в соседнем кабинете, она налила себе в большую чашку горячего чая, добавила туда пару щепоток корицы, а затем бросила взгляд на письмо на столе.

Порыв ветра подхватил конверт, скинул его со стола, мелькнула фотография пятерых молодых людей, взгляд девочки скользнул по многократно прочитанным строчкам:

«Нижайше прошу… Личные интересы… Неограниченная сила… запредельная выносливость… Посылаю вам слугу… Демонесса – носительница… вампир – хозяин… пара… С уважением к Вам…»

Откинув надоедливую челку резким движением головы, девочка щелкнула пальцами – конверт с письмом и фотография занялись ярким голубым пламенем и тут же распались пеплом.

– Так-то лучше. – Девочка свернулась клубочком на диване, задумчиво глядя сквозь окно на улицу. – Но откуда же у тебя личные интересы, дядя? Да еще и к этой звезде. Вот уж действительно странные они. Надо узнать поближе…

Фыркнув, девочка приподнялась, сделала глоток горячего чая и улыбнулась своим мыслям. Если бы кто их узнал, ему бы это ничего не дало. Химические и магические формулы, живые игрушки, круги преобразования, привязанности, старые знакомые. В голове девочки была такая каша, в которой стороннему человеку вряд ли бы удалось разобраться.


В комнате звезды стояла тишина. Казалось, никто даже не дышал.

Фанты – детскую игру, принесенную в академию Виром, друзья превратили в особое испытание друг для друга. С утра перед важным событием каждый придумывал задание и бросал листик с текстом в общую чашу. Магию не применяли, более того, использовался артефакт, полностью поглощающий магическую силу. Именно это, пожалуй, и позволяло говорить о честной игре.

Благодаря таким фантам на зимнем балу третьекурсников Нейлу пришлось прятаться по углам от девушек – его обязали ни с кем не танцевать (а ведь к этому моменту он был свободным и завидным кавалером). На церемонии, посвященной переходу на четвертый курс, Карен украла хрустальную люстру из главного зала (ох и шуму было!). Вира заставили залезть в обтягивающие шортики и топик из кожи пантеры и появиться в таком виде на балу. Поклонницы эльфа были в восторге. Преподаватели давились от смеха. Случайные гости жались по углам. Лея строила из себя на официальной встрече с представителями других академий утопленницу. Белое платье до пола с прорехами, синяки на шее, вода, непрерывно сбегающая по телу, и мокрые спутанные волосы. Стару «благодаря» фантам пришлось отправляться на бал верхом на барсе. И многое, многое, многое другое.

Вытащив пять бумажек, каждый по одной, ребята перевели дыхание.

– Открываем? – неуверенно спросила Карен.

– Чур, я не первая, – слабо отозвалась Лея, которой не везло последние несколько раз.

Стар пожал плечами и раскрыл свою бумажку.

– Съесть три порции мороженого. О, спасибо! Мороженое я люблю!

Вира нещадно перекосило. Он мороженое не переносил на дух. Нейл фыркнул и отвернулся. Он очень надеялся, что данный конверт все-таки попадет к эльфу.

– Говорить комплименты каждой встречной блондинке… Лея! – Вир возмущенно посмотрел на демонессу. – Ты представь, сколько их в академии, если учесть, что светлый цвет волос снова в моде!

– С чего ты взял, что это я? – возмутилась в ответ девушка.

– Твои духи, – ровно ответил эльф.

– Ой… Ну прости, Вир! Я не думала, что этот фант вытащешь ты! Честное слово! Я вообще считала, что он попадет… Ну прости, пожалуйста!

– Лея, Лея. А ты не подумала о том, что это будет неверно понято другими?

– Вали тогда все на фанты, – весело предложила демонесса. – В конце концов ими даже учителя заразились! Кио, правда, рассказывал, что у них они более… хм… смелые, что ли.



Стар открыл бумажку Карен и прочитал вслух:

– После бала не спать три часа.

Златовласка облегченно выдохнула и улыбнулась:

– Это не страшно. Составишь компанию?

– Если ты пожелаешь этого.

– Желаю.

– Тогда безусловно.

– Прийти в четыре часа ночи в беседку у трех фонтанов, – прочитал дракон и недоуменно посмотрел на друзей. – И что мне там делать?

– Это не я, – прошептала демонесса, вздрогнув от названия площади – самого главного места встреч расстающихся парочек. В академии даже традиция появилась – если свидание назначено у трех фонтанов, значит, пара расстается.

– И не я, – поддержала ее Карен.

Вир и Стар только пожали плечами.

– Не понял. Откуда у нас в чаше чужой фант? – насторожился Нейл.

– Сходим и выясним, – предложил Вир разумно, наблюдая краем глаза за Леей, открывающей свой фант. – Ну, принцесса, что у тебя?

– Не защищать себя ни словом, ни магией, ни делом, – прочла демонесса. – Гады! Вы зачем написали такой фант! А если ко мне кто привяжется? На этом же балу приглашенных до туманности синих ежиков! Я же… Я же…

– Лея, – Вир осторожно положил ладонь на плечо своей девушке и встряхнул ее, – никто из нас этого не писал.

Демонесса застыла и успокоилась, взглянула на эльфа, и в его бирюзовых глазах нашла ту поддержку и сочувствие, в которых так нуждалась.

– С ума сойти, – простонала Лея, прижимаясь к Виру. – А может, перетянем?

Нейл за ее спиной перевернул чашу для фантов… демонстрируя пустое дно:

– Похоже, кто-то решил обеспечить выполнение именно этих желаний. Руна договора сзади. И хочешь не хочешь, а выполнять придется.

Стар нахмурился:

– Кажется, мы за последние дни слишком расслабились, друзья, раз даже не почувствовали руны.

Вир медленно покачал головой:

– Или нам просто не дали этого сделать.


Бал-маскарад был в самом разгаре. В зале кружились пары. То тут, то там проводились конкурсы, со всех сторон доносились взрывы смеха.

У стойки бара на высоком стуле сидела девушка, все присутствующие мужчины не сводили с нее глаз. Чужие взгляды скользили и оценивали. Длинные ноги в чулках, туфли на высокой шпильке. Белое короткое платье, кромка кружев на котором кончалась, даже не доходя до середины бедра. Глубокое декольте.

На длинных изящных запястьях девушки звенели браслеты. Короткие, неровно обрезанные волосы были чуть выше плеч. А злые каштановые глаза под полуопущенными черными ресницами изучали бокал с коктейлем.

Девушка зашевелилась, положила ногу на ногу, и окружающие ее мужчины прерывисто вздохнули.

– Это была плохая идея, – пожаловалась красавица своему бокалу. – А все директор!


«Бал-маскарад – это не то, что вы привыкли видеть и устраивать в своих доменах. Никаких масок, грима и прочего. Считайте это еще одной проверкой на профессиональную магическую пригодность. У вас есть лишь ваши сила и знания. И ничего больше. Вы должны сменить расу. Цвет волос и глаз. Можете изменить пол и возраст.

Главное, никто из пятерки не имеет права знать, в кого превратились его друзья. Но при этом до часа ночи все лучи звезды должны найти друг друга в зале и занять вместе одну из нарисованных звезд в амфитеатре.

Как вы это сделаете, меня не волнует. Желаю вам удачи и приятно провести время…»


К слову, этот год был очень урожайным на пятерки. Их выпускалось четыре! И это притом, что последний рекорд был более трех веков назад – всего две пятерки.

До бала ребята самонадеянно считали, что с легкостью найдут друг друга по связям – кровной или телепатической. Но какое там! Стоило только пересечь порог зала, как все нити заблокировались.

– Позволите вас угостить? – раздался голос, и рядом с черноволосой девушкой возник высокий вампир.

– Нет, – отозвалась красотка, презрительно дернув плечом.

– Может, все-таки позволите вас угостить? Чем-нибудь более приличным, чем этот… коктейль. Таким красивым девочкам не пристало портить свое здоровье!

– Оставьте меня в покое, – рыкнула девушка, спрыгнув со стула, и растворилась в толпе.

Вампир плеснул на ладонь немного коктейля из бокала беглянки, лизнул и улыбнулся своим мыслям. А затем двинулся вслед за красавицей.

Та же шла быстро и не разбирая дороги, пока не врезалась в кого-то.

– Ой! – ахнула девушка, неожиданно обнаружив себя на полу. – Я столкнулась со стеной?

Высокий зеленоглазый брюнет с черными щеголеватыми усиками лукаво улыбнулся и легко поднял девушку на ноги.

– Всего лишь со мной. Прошу прощения.

– Как всегда, не рассчитал вес, Нейл?

– Не всем же быть такими великолепными в расчетах, как ты, Лея, – сказал дракон, предлагая девушке руку. Демонесса с неохотой, но все же оперлась на нее. – Как ты догадалась?

– Вес – это раз. Значок ученика – это два. Ну и еще кое-что.

Нейл мягко улыбнулся, посмотрел на Лею:

– А это «кое-что» ты не откроешь?

– Увы. – Уголок губ девушки дрогнул, словно она старалась не улыбнуться. Но возвращающееся хорошее настроение все же победило.

– Эй, пижон, убери руки от моей девочки! – раздалось тихое и угрожающе шипение позади.

Дракон и демонесса недоуменно обернулись.

– Он это мне? – уточнил Нейл, смерив взглядом худощавого вампира, который был ему ровно на один удар кулака.

– Кажется, да, – немного неуверенно сказала Лея, заправив за ухо челку. – Я его видела в баре… И вообще-то он маг. И не вампир.

– Я уже понял, – тихо ответил Нейл. – А если не уберу? – поинтересовался он громко у нахала.

– Сотру тебя в порошок, – процедил тот сквозь зубы.

– А ты хоть знаешь, с кем связался? А то таких желающих, как ты, за последние годы было много, а у меня до сих пор не просто шкура не попорчена – ни одна чешуйка не отбита! Так что таким бутафорским вампирам лучше не соваться туда, где свой запал даже драконы подрастеряли.

– Ничего. – Незнакомца сентенция дракона явно не впечатлила. В его темных глазах разгорался огонь. – Ради моей куколки я найду, чем тебя удивить.

Демонесса побледнела:

– Нейл?

– Что такое?

– Мне же нельзя сегодня защищаться. Я же… беззащитна, как никогда!

– И что? – Дракон обнял девушку за плечи, успокаивая. – В конце концов сейчас с тобой я. Что мне сделает вот это?

– Много чего могу, – отозвался свистящим шепотом вампир. – Но предлагаю в последний раз по-хорошему – отдай мою девушку и уходи.

– Я, вообще-то, не ваша девушка! – сказала Лея, осторожно убирая руки дракона со своих плеч.

– Так это только сейчас. А затем выйдешь за меня замуж. Будешь у меня дома убирать, стирать, готовить. Детей мне нарожаешь.

Демонесса представила такую картинку и упала как подкошенная. Нейл еле-еле успел ее поддержать.

– Эй, принцесса, – встревожился он, – что это с тобой?

Обхватив шею дракона руками, Лея замотала головой. Ее горячий шепот буквально обжег Нейла:

– Не отдавай меня ему! Пожалуйста! Что угодно сделаю, только не отдавай!

– Что угодно? – размеренно повторил Нейл.

Лея была настолько напугана представленной вампиром перспективой, что не заметила простейшей смысловой ловушки, в которую и угодила.

– И даже согласишься на Авалоне разыграть мою невесту, чтобы родители перестали проводить свои попытки меня женить?

Демонесса закивала, не вслушиваясь в слова:

– Да, да, да! О… стоп. Что сделать?

Нейл довольно улыбнулся, развернулся, осторожно отодвинув Лею в сторону:

– Детали, принцесса, обговорим позже. Но я надеюсь, ты хорошая актриса, ибо мама вознамерилась добиться своего любой ценой. А я еще слишком молод и не нагулялся, чтобы становиться женатым императором и сидеть безвылазно на Авалоне!

– А… но… как же…

– Виру я сам скажу. В конце концов, это просто игра на публику, – сообщил довольный дракон, поняв, что угроза быть окольцованным на время отступила. – А дракончика, пусть он и был когда-то моим, я перетяну на себя, он все же венчальный.

– Хо… хорошо… – Лея грустно посмотрела в спину удаляющемуся Нейлу.


«Игра? Игрушка… Может быть, прав был Вир, говоря, что ну их, эти наши половинки, раз уж они ничего не понимают и нас не ценят?»


Дракон резко обернулся:

– Лея, что случилось?

Девушка быстро-быстро помотала головой, вскинула ладони, слащаво улыбаясь:

– Нет, ничего! Все в порядке.


«Ну я тебе покажу… Ты еще пожалеешь… Только дай срок – и обязательно пожалеешь! За боль, за каждую нанесенную тобой рану я отомщу!»


– Точно?

– Конечно! – Сложив большой и указательный пальцы в колечко, девушка шагнула назад, чтобы тут же попасть в чьи-то теплые объятия.

– Нейл сам нашел неприятности? – уточнил высокий мускулистый человек лет сорока, поцеловав демонессу за ушком.

Лея зажмурилась и покачала головой:

– Моя вина, Вир. Не знаю, с чего этот псих ко мне прицепился!

Место в середине зала стремительно освобождалось для спонтанной дуэли.

– Не знаешь? Он орк. Горный. А они всегда западали на демонов. Особенно на сильных. Вспомни, для них ваша сила как наркотик.

Демонесса закатила глаза и посмотрела на эльфа:

– Как ты меня нашел?

– Не понимаю сам. Я просто увидел вас двоих. И ощутил, словно зазвенели две туго натянутые нити. Понимаешь?

– Я то же самое почувствовала, когда с Нейлом столкнулась. Слушай, а может, все же стоит их остановить? Как-никак орк – наш гость. В академии горных орков нет и не было.

– Не надо. Лучше расскажи, что такого тебе опять ляпнул дракон, что ты так резко погрустнела?

Девушка покачала головой, но рассказала. Вир улыбнулся:

– Не так хорошо, как могло бы быть, но теперь ты можешь приступать ко второй части нашего плана. На Авалоне он от тебя никуда не денется, ему придется изображать к тебе любовь.

– Это точно, что изображать. И кстати, почему ты не с Ари? Ты же с таким трудом уговорил ее прийти на наш выпускной!

– Она опять сбежала, – эльф развел руками, – и мне никто не сказал куда.

– Как-то она слишком хорошо бегает, – заметила Лея, глядя на Нейла, возвращающегося к ним.

– Слабак, – констатировал обиженно дракон, показав на поверженного противника. – Он норовил ударить со спины, а мне не удалось даже нормально размяться!

– Ничего, скоро будет тебе и разминка, и противники, – вздохнула тяжело демонесса. – Идемте, что ли, искать нашу парочку?

Нейл вздохнул, смерил взглядом подошедшего к Лее мужчину и улыбнулся:

– Решил ради разнообразия тоже притвориться человеком, Вир?

– В отличие от тебя, – ехидно отозвался эльф, – я ничего не перепутал в векторах и константах веса.

Нейл склонил голову, принимая заслуженный упрек, и спросил уже мысленно:

«Тебе не кажется…»

«…что этот псих был слишком странен?»

«Да».

«Кажется. Да еще и этот загадочный фант…»

«Присмотрим за Леей?» – предложил Нейл.

«Но так, чтобы она не поняла», – согласился Вир.

Эльф пристроился слева от девушки, дракон справа.

– Конвой? – мило улыбнулась Лея, беря их обоих под руки.

Ребята взглянули друг на друга поверх алой макушки и улыбнулись.

– Так удобнее.

– Так правильнее.

– Ладно-ладно. Идемте, я уже чувствую, где наши друзья.

– Может, стоило бы оставить их наедине? – предложил неожиданно Нейл.

– После бала – сколько угодно, – тут же отозвалась Лея. – Но сначала церемония выпуска. К тому же вряд ли в таком виде у них получится хорошее свидание. – Девушка засмеялась, первой увидев друзей.

Они стояли около балконной арки, что-то жарко обсуждая. Он – диковатого вида подросток с русыми волосами, серыми глазами и морем веснушек – держал за руку рыжеволосую, черноглазую кроху…

Хохотали все.


Зал, в котором проводилась церемония выпуска, больше всего напоминал амфитеатр. Такая же круглая арена в центре и ряды сидений вокруг. В этот раз все места были заняты.

– Это что, настолько красивое зрелище? – спросила Карен, нервно оглядываясь по сторонам.

Лея повернула к ней голову:

– Питательное.

– Что? – Возмущенную девушку на миг окутала пелена огня.

Дернув Карен за руку к себе, Стар мгновенно утихомирил разбушевавшуюся стихиарию. К тому моменту, когда звезда пересекла порог амфитеатра, все вернулись к своей первоначальной внешности.

– Наша энергия… – пояснил тихо вампир своей девушке, – она перемешается и брызнет в разные стороны. И да, это все очень красиво.

Карен надулась, хотела спросить что-то еще, но очень вовремя погасли лампы. Церемония началась.

Золотистый свет очертил большой круг в центре, потом через него промчалась одна линия, соединив Карен и Стара, следом вторая – от Леи к Виру, еще одна протянулась от Леи к Нейлу, другая – от Стара к Виру, пятая – от Карен к Нейлу, остальные линии вспыхнули почти мгновенно.

Сверху для зрителей это выглядело так, словно в какой-то огромной бездне неожиданно загорелась звезда.

Некоторое время начерченная на полу фигура просто пульсировала, а потом от концов лучей потянулся свет, заключил в круг каждого из друзей, начал сжиматься и подниматься вверх, создавая странный «стакан» с тонкими золотистыми стенками.

Вдруг загорелся дракон. Его охватило ярко-фиолетовым пламенем с ног до головы. Огонь нетерпеливо дрожал, а потом рванулся в разные стороны, ударил в золотые стенки и негодующе загудел. Столб доходил до крыши амфитеатра и терялся где-то вверху.

Напротив дракона, невидимая для остальных, появилась тень Нейла, созданная еще на первом курсе учебы в академии.

Вторым был Вир. Бирюзовая сила эльфа заворожила многих. Такого яркого, чистого оттенка многие себе даже не представляли.

Затем белый, с кружащимися внутри колкими снежинками столб силы Стара.

Странный столб Карен, в котором смешались четыре основных стихии.

И последним загорелся кроваво-алый столб силы Леи.

Зрители вздрогнули. Показалось, что с потолка потекла кровь, заливая золотой свет горящей внизу звезды…

– Моя тень, мой страж, – прошептала демонесса, начинающая обряд. Зная, что слова никто, кроме нее, не услышит, она могла говорить спокойно, но казалось кощунством нарушить эту тишину громким голосом. – Моя заколдованная вечность, вручаю тебе ключи от тайны моей судьбы. Ты тень моя, мое отражение, мое замещение. Что скажут для меня через тебя – да услышу я.

Переведя дыхание, как уже было когда-то, Лея напоила тень своей кровью. Та исчезла, а демонесса с трудом устояла на ногах. Пока остальные произносили текст клятвы, девушка пыталась понять, отчего на душе стало так нехорошо. Что именно изменилось…

Возможно, будь у демонессы немного больше времени, она смогла бы догадаться, но начавшееся дальше представление заставило ее забыть обо всем. Пять «стаканов» с силой двинулись в большой центральный круг. Их золотые края медленно растворялись, зато одновременно утолщались стенки круга. Сила, словно живая, растекалась, стремясь заполнить собой все.

В конце концов в центральном круге остался один золотой столб, пульсирующий в ритме чьего-то сердца. Потом он завибрировал, откуда-то донесся глухой рокот, и все стихло.

В напряженной тишине было слышно биение все того же сердца, а потом столб взорвался. Золотые всплески разлетелись по залу, превращаясь в маленькие монетки с профилем какой-то девушки.

Звезда же, словно очнувшись, изумленно рассматривала такие же монетки в своих руках.

«И? – уточнила мысленно Лея. – Что это такое?»

«В первый раз! – обрадовалась Карен. – Ура! В первый раз наша умница чего-то не знает!»

Демонесса обиженно нахмурилась:

«Все знать невозможно!»

«Глядя на тебя, иногда складывалось обратное впечатление, – пояснил Нейл, пряча монетку в нагрудный карман рубашки. – А вообще-то это монета желаний. Загадываешь желание, и его исполняет демиург. О, другая звезда зажигается! Смотрите! Поговорим, когда вернемся к себе».

«Обещаешь?» – спросила Лея.

«Тебе – безусловно».


– И не особо это было красиво, – констатировала Карен, пока Стар нес ее на руках по подземному ходу. – Ста-а-ар.

– Что?

– А что ты задумал?

– Не могу сказать. Просто немного потерпи и увидишь все своими глазами, мы почти пришли.

– Хорошо, – вздохнула девушка, уловив в голосе возлюбленного легкую нотку насмешки. – Дальше от любопытства изнываю молча.

– Не надо изнывать. – Вампир поставил девушку на ноги. – Можешь открывать глаза.

– Но здесь же темно! А через магическую тьму без заклинаний я видеть не могу!

– Верно. – Стар не отказал себе в удовольствии и прикоснулся к шее любимой вампирским поцелуем, зажал губами бьющуюся жилку, ощущая пульс Карен. – Волнуешься?

– Немного…

– Так и было задумано. – По голосу отошедшего в сторону мужчины чувствовалось, что он улыбается.

– У-у-у, – обиженно буркнула Карен. – Злой ты!

– Ну я же вампир. Мне положено. – Обняв стихиарию за талию, Стар привлек ее к себе, положил подбородок на ее плечо. – Смотри.

Повинуясь легкому щелчку пальцев, загорелись огоньки. Вначале осветился небольшой постамент, затем дорожка… и наконец стол с накрытым ужином.

– По условиям фанта тебе нельзя спать еще три часа. Так не соблаговолите ли, прекрасная леди, составить мне компанию за ужином?

Карен величественно кивнула, поджала губы, вздернула нос и нахмурила грозно брови, но тут же, не удержав гримаски, весело расхохоталась. Опустившись на выдвинутый для нее стул, с интересом огляделась по сторонам:

– Ну и?

– Что «ну и»?

– Зачем-то ты все это сделал.

Стар улыбнулся:

– Читаешь мысли?

– Нет. Просто немного тебя знаю.

Вампир сел за стол, посмотрел на Карен:

– Хорошо. Ты права. Есть еще одна причина, по которой я решил устроить нам такое свидание. Я попробую объяснить. Не обещаю, что это будет очень понятно и… лестно, но честно. Так что дослушай до конца.

– Конечно.

– После разрыва того хитрого заклинания Уны ты так меня ни о чем и не спросила. Не потребовала объяснений. Не задавала сложных вопросов. Ты просто приняла все так, как есть. Приняла меня таким, какой я есть. Немного холодным, немного взбалмошным. Провидцем и воином, магом и вампиром… Не раз и не два я хотел вернуться к нашему разговору, попытаться тебе все объяснить. Но в последний момент я находил кучу отговорок и успокаивался.

– Сейчас… что-то изменилось? – тихо спросила Карен.

– Дальше молчать нельзя. Я не хочу обнаружить однажды, что мое молчание обернулось против меня на каком-нибудь этапе выпускного экзамена. Я не хочу, чтобы ты покидала академию с тяжелым сердцем или гнетущими мыслями.

– Я? Значит… Это важно?

– Да. Когда я родился, то с самого начала все пошло неправильно, не по принятым у нас вековым законам. Моя мать – первая женщина-старейшина в нашей общине – довольно жестко порвала с моим отцом и пошла против традиций, оставив ребенка себе, а не отдав отцу, как это полагалось сделать. Я воспитывался как обычный вампир, но однажды обнаружил, что… я с дефектом. Я умел любить. Руководствуясь аргументом, что это для моей же пользы, старейшина заморозил мое сердце. Чтобы я не выделялся. Чтобы вампиры нашего клана не знали, что может быть как-то по-другому. Что можно быть вместе не потому, что так выгодно. Или не потому, что так надо ради потомства, а потому, что хочется ловить улыбку другого и улыбаться ему в ответ… Потому что ты любишь и знаешь, что любят тебя. Тогда я этого не понимал, и мое ледяное сердце стало для меня трагедией.

Затем была учеба. И ко мне прикрепили ярлык – лучший. Лучший воин. Лучший маг. Лучший охотник клана Ледяных вампиров. Лучший во всем. У меня впереди было безоблачное будущее, когда в ночь Взросления я неожиданно получил дар соединять сердца, и все рухнуло. Я стал изгнанником. Без рода и племени. Без места, куда можно вернуться…

На следующий день, изгнанный из своего мира, я оказался на пути в Академию теней, где и встретил самую сумасшедшую компанию, которую только можно себе представить. Но вначале я узнал тебя…

Ты стояла около озера, такая растерянная и одновременно с этим опасная. Тогда я понял, что никому тебя не отдам. Я бы не сказал, что это любовь с первого взгляда – я не умел любить с ледяным сердцем в тот момент. Я просто понял, что никому тебя не отдам. Я почти догнал, почти поймал тебя, почти доказал, что я достоин, несмотря на свое прошлое, но ты ускользнула из моих рук, как птица счастья, оказавшись принцессой. Куда мне было до тебя?

– Стар, – потрясенно сказала Карен. – Но ведь…

– Дослушай, – мягко продолжил вампир. – Я тебя люблю. Ради тебя я готов на что угодно. Но я не мог предложить тебе себя целиком, просто потому что рая в шалаше не бывает. А у меня за душой ничего и не было. Выход нашла Лея. Демонесса дала мне в аренду имение. Теперь, через несколько лет, я могу предложить тебе маленький замок, конюшню с лошадьми, поля и фруктовые сады, пару деревенек… Но самое главное, – Стар соскользнул на пол и встал на одно колено, – я все-таки осмелюсь предложить себя. Я не сокровище, и я это отлично сознаю. Но я не представляю свою жизнь без тебя.

Вытащив из кармана алую бархатную коробочку, вампир открыл ее. На гранях четырех разноцветных камней блеснули искры света.

– Милая Карен, – вампир смущенно улыбнулся, став от этого еще прекраснее, чем был, – окажешь ли ты мне честь стать моей женой?

Златовласка вздохнула, открыла рот и закрыла. Нервно откашлялась:

– У меня пропал дар речи. Что говорят в таких случаях?

– Да. Нет. Я подумаю.

– Я… я… – Карен вздохнула.


«Подумаю? А чего тут думать? Делать надо… Я столько раз представляла себе эту сцену, но все равно, как обухом по голове».


– Карен?

– Я… я согласна! – Девушка протянула дрожащую ладонь, и Стар осторожно надел на безымянный палец кольцо, затем поцеловал каждый пальчик девичьей руки.

– Я рад. Я боялся, что ты откажешь.

– Тебе? Да никогда! – Карен скользнула в объятия своего вампира. – Я же тебя люблю! И никого другого мне не надо.

– Ты же моя. – Стар поцеловал девушку. – И я никому тебя не отдам.

– До скончания веков?

– И после них – тоже.

– Беседка у трех фонтанов, полночь. Я здесь. Что дальше? – Нейл огляделся по сторонам.

Удобно устроившись на широких перилах беседки, Вир окликнул дракона:

– Может быть, имелось в виду, что ты должен прийти один?

– Думаю, это было бы указано отдельно. – Дракон посмотрел на Лею, засыпающую на ходу. Сделав пару кругов по беседке, девушка сдалась и устроилась на тех же перилах, что и эльф, положив голову ему на колени.

– Я спать, – буркнула она. – Желательно не будить.

– А если спасать, то в первую очередь? – подмигнул эльф. В ответ на это демонесса демонстративно фыркнула и отключилась.

– Что это ее так утомило? – удивился Нейл, чувствующий себя отлично.

– Осмелюсь предположить – сирена, а затем выпускная церемония. Нас в очередной раз немного обманули. Сирена тянет силы из донора до тех пор, пока не насытится полностью. А если вспомнить, как была бледна та певица, она все же проголодалась. Сильно.

– Понятно. – Дракон укоризненно покачал головой, потом добавил: – Впрочем, эту девчонку уже не переделать. Меня больше интересует, зачем мы здесь.

– Я думала, об этом уже никто не вспомнит, – раздался приятный голос, и из тени в беседку шагнула высокая молодая женщина. – Лови!

Озадаченный до крайности, Нейл посмотрел на гладкий округлый камушек в своих руках, затем на Судьбу:

– Что это? И зачем?

Демиург пожала плечами:

– Это начало вашего выпускного задания. Поймете, откуда он, узнаете, что надо сделать. Срок – двадцать шесть дней по местной шкале времени. Отсчет начнется через семнадцать часов по меркам академии. За это время вам необходимо освободить комнаты, узнать правила выполнения задания и приступить к нему. Ну все, пока, мальчики! Увидимся позже!

Судьба исчезла. Эльф и дракон переглянулись.

– С этим надо переспать, – вздохнул Вир.

Дракон кивнул и подхватил Лею на руки.

– И куда ты ее? – прохладно спросил эльф уже в спину Нейлу.

– В свою комнату.

Вир усмехнулся.

– Ну-ну, осторожнее. Она спросонок пускает в ход когти. Не попади под удар, – посоветовал он и исчез.

Нейл прижал девушку к себе покрепче и ушел в Тайный город телепортом.

В углу качнулась тень, вытащив свиток, некто торопливо писал ответы на вопросы. Полоска в углу даже на миллиметр не окрасилась цветом.


Лавина, нависшая над звездой, задрожала и пришла в действие, ведь самый маленький камешек из ее основания был вынут и небрежно кинут рукой Судьбы дракону. И он его поймал…

Глава 3

Регламент выпускного задания

Сидя за столом в своей комнате, Лея изучала письмо, пришедшее с магическим курьером на ее имя несколько минут назад.

С утра демонесса осталась одна. Звезда разбрелась в разные стороны. Нейл разговаривал с преподавателем по артефакторному делу – дракон, помимо выполнения общего выпускного задания, должен был сдать отдельный экзамен на звание мастера-артефактора.

Карен и Стар застряли в Тайном городе. Вир искал по всей академии Ари, но не находил. На эльфа и демонесса была обижена. За то, что из беседки ее забрал не он, а дракон. Нет, девушка, конечно, понимала, что Вир действовал в ее интересах. Вот только утром Лея проснулась раньше Нейла, нечаянно хватанула его сон, рациональный и довольно злой по отношению к ней, и сбежала. Тем более что и дракончик, удобно устроившийся на теле девушки, передал чувства молодого мужчины. Там было превосходство, радость, оттого что дракон получил желаемое, и легкая надежда на то, что расслабившаяся поутру демонесса будет более сговорчива.

Надо ли пояснять, что Лея была невероятно уязвлена и письмо от Уны встретила с радостью.

«Мамочка, пишет тебе Уна, Тайган крепко обнимает, но писать помогать не будет – занят. Пытается сделать место, пригодное для сна и закрытое от ветра. Ой, подожди, сейчас объясню подробнее!

В общем, мы попали в такое странное место! Я, если честно, ума не приложу, как именно искать здесь того самого третьего из новой звезды порядка. Леди Судьба сообщила, что мы, когда найдем его, – поймем сами. Кроме того, она сказала, что мы можем считать это своим выпускным заданием. До сих пор в толк не возьму, зачем она все это задумала. Чтобы собрать звезду, нужно пять лучей, а до того, пока Джин подрастет, еще столько времени.

Хотя нет, зачем надо забрать отсюда третьего ребенка, я еще могу понять. Во-первых, тут очень странная магическая аномалия, которая не дает развивать свои силы, хотя пользоваться не мешает. Но есть одно «но» – после простейших чар валяешься пластом как минимум пару часов! Во-вторых, тут ужасные перепады временных потоков. Бывает, день длится два-три часа, или, наоборот – за сутки проходит около года. Наконец, весь этот мир населяют поистине дикие племена. У них нет жилья. Нет никакого оружия, и они почти не пользуются подручными… э… предметами, что ли? Короче, взять в руки палку, чтобы сбить плод с ветки, – выше их понимания! Спят они на деревьях, питаются фруктами, ягодами, а еще, что самое интересное, на этой планете невозможно развести огонь, вообще! Даже магией, огнивом, спичками. Мы перешли на подножный корм и время от времени бегаем на другие планеты, чтобы нормально поесть. А то от этих фруктов организм нормально не работает!

Кстати говоря, вот эти временные петли на нас не действуют, хотя портят нам нервы. Ну, представь, перед тем, как началась ночь, под боком было племя, а утром проснулись – его нет! И так постоянно!

А еще из-за отсутствия тепла я в первую же ночь замерзла настолько, что просто слов нет! Утром проснулась под боком у Тайгана. Теперь стыдно ему в глаза смотреть. Как он на такое отреагирует…

Мамуль, ты знаешь все-все-все, а у Тайгана есть девушка? А то все шесть лет он пробыл рядом со мной, а я так и не знаю ответа на этот вопрос. В общем, буду надеяться, что ты сможешь мне подсказать. Ой, нет! Не подумай ничего такого… просто… не знаю, наверное, мне немного стыдно. И я боюсь. Вдруг он уйдет… Ой, ладно! Перейдем от дел моих к делам более важным.

Регламент выпускного задания имеет не просто подводные камни, а, по меньшей мере, подводные скалы! Это мы недавно узнали.

Во-первых, срок. Самое главное, что я должна вам всем сказать, – задание нельзя выполнять раньше времени! Извращайтесь (уж извини за выражение) как хотите, но оно должно быть завершено ровно в тот срок, который указан. Если это сделать быстрее, то за каждый день начисляется своеобразный штраф – увеличение срока контракта на шесть целых четыре десятых процента.

Тайган пытался выяснить, откуда такая странная цифра, но так ничего и не нашел. Зато узнал следующее: звезда обычно выполняет задание в два раза быстрее, и в общей сложности срок вырастает на шестьдесят четыре процента. Этого вполне достаточно, чтобы, не знаю уж как, но снизить эффективность звезды.

В дальнейшем задания выполняются на скорость (чтобы уменьшить срок контракта), но после этих самых шестидесяти четырех процентов звезда, особенно такая сильная, как ваша, попадает практически в кабалу.

Три недели назад, когда ТерАль отправился к Судьбе, мы вскрыли его сейф. Срок вашего контракта в тот момент составлял шестьсот сорок четыре года! Это рекордная цифра. А если вы еще и нарушите правило выпускного задания, то срок вашей службы увеличится! Вы должны будете отработать на Судьбу больше тысячи лет! А ведь продолжительность жизни обычного светлого эльфа как раз примерно такова. Если вспомнить, что дяде Виру уже триста… Дальше считай сама.

Теперь неофициальные правила: с куратором не связываться, лучше вообще забыть о его существовании. Последние несколько часов проведите вне стен академии, от греха подальше. Если воспользоваться ее тайниками для выяснения того, какое вам дали задание, можно получить штраф. И вообще-то это запрещено. Звезда обязуется рассчитывать только на свои силы.

И самое главное, никому нельзя открывать цели своего пребывания. Для местных жителей в идеале надо остаться невидимками, но при всем этом, согласно тому же регламенту, с собой нельзя брать еду, воду, золото, вещи на обмен или продажу, запрещено воровать ради обогащения и убивать коренных жителей. Даже если они будут откровенно нарываться.

Исключение – чужаки или те, кто угрожает равновесию. Какому равновесию – понятия не имею.

Вот такие драконовские законы распространяются на выпускное задание. Ах да, чуть не забыла: брать какое-либо побочное задание на месте, чтобы заработать деньги, также нельзя.

В общем, мамуль, мы желаем вам удачи! Если что-то понадобится, посылай магического вестника, все, что будет в наших силах, – сделаем.

Уна. Тайган».

– Однако, – констатировала Лея, испаряя письмо. – И зачем все это надо? Хотя нет, не хочу ничего знать.

Взяв со стола камень, по которому предполагалось определить выпускное задание, Лея отправилась собирать звезду. Надо было упаковать вещи и срочно убираться из академии. Полезными советами пренебрегать не хотелось.


– А-а, всю игру Уна поломала. – Судьба отодвинулась от тяжелого резного зеркала в кабинете директора и стерла отражение на нем. – Я-то надеялась, что звезда выполнит задание сверхбыстро, и я получу их в свое пользование навечно.

– Навечно? – ТерАль оторвался от бумаг. – Как ты это себе представляла, любимая? У них, вообще-то, действительно срок жизни несколько ограничен.

Сев на стол, демиург покрутила в руках хрустальный кубик, потом начала объяснять:

– Я все это придумала, еще когда собрала их на первом курсе, а потом не пересматривала, как-то упустила из виду, что многое изменилось. Тогда, с моей точки зрения, все было очень логично. Уна же все написала верно. Продолжительность жизни сыграет с ними дурную шутку. Они сейчас этого еще не понимают. А поскольку я демиург, то мне достаточно пожелать, чтобы увеличить срок жизни. В общем, они и попали бы ко мне в рабство по собственному желанию.

– А ты не боишься, что их запечатанные руны придут в движение? И вместо звезды порядка ты получишь звезду хаоса? – иронично спросил директор академии и добавил: – В вечное владение.

– Ой, – Судьба вздрогнула, – с твоих губ только что сорвались ужасные слова. Впрочем, я жутко соскучилась по этой звезде, по их нелогичным поступкам, когда по идее они должны пойти одним путем, а идут другим. Да к тому же, – повернувшись, молодая женщина решительно стряхнула со стола все бумаги и устроилась полулежа, – ты сам говорил, что долго плясать под чужую дудку они не будут. Так что все равно, сами или с чьей-нибудь подачи, но они начнут искать, как разорвать наш контракт.

– Неужели я слышу в твоем голосе радость?

– Да. – Демиург внимательно посмотрела на мужа. – Мне надоели покорные пятерки. Этой звезде, я просто в этом уверена, действовать по правилам скучно. А значит, рано или поздно они все же начнут плести свой заговор. Пусть даже они не всегда будут понимать, что делают, реальность все равно изменится. К тому же у них впереди много интересного.

– И ты им в этом поможешь? – удивился ТерАль, уловив нотку предвкушения в голосе демиурга.

– Помогать им в этом я не буду. Важнее другое – я не буду им мешать. Ни им, ни Уне с Тайганом.

– Обещаешь?

– Конечно. – Судьба засмеялась. – Как ни крути, а я все еще перед ними в долгу. И скоро буду в еще большем, если они все же вытянут свое выпускное задание.

– А могут и не вытянуть?

Демиург посерьезнела:

– Да. Я взвалила на их плечи тяжелую ношу, и если они не соберут все свои силы… то могут и не вернуться обратно. Впрочем, пока еще они маленькие и глупенькие. Для них все вокруг – интересная игра. Но на этом задании они повзрослеют. Знать бы еще, какой ценой…


– В общем, – закончила Лея пересказ письма Уны, – на все про все у нас ровно двадцать шесть дней почему-то по нашей временной шкале. Судьба вряд ли бросила это невзначай, тут какой-то подвох. Вопрос в том, какой именно и чем нам будет это грозить. Но выясним все уже на месте.

– До того, как начнется задание, у нас всего четыре часа, – Нейл злобно взглянул на часы на запястье, – а мы за камень еще не брались.

– Успеем, – отозвался Стар.

Звезда устроилась на соседней с академией планете, где никто не жил. Открыли они ее для себя курсе на пятом и с тех пор были здесь частыми гостями, но никогда никого не встречали… и, в общем-то, довольно закономерно решили, что планета необитаема. И на ней можно делать все, что угодно. Только Карен своей частью души, которая отвечала за воздух, ощутила, что на планете бывают, впрочем не очень часто, настоящие хозяева. И не будь на то их соизволения, этого места звезда никогда бы не нашла.

Правда, о своих мыслях Карен молчала, считая, что расстраивать остальных не стоит. Ведь получалось, что опять ими манипулировали, предоставив место, где можно спокойно развивать свои силы и разучивать новые, зачастую запретные заклинания.

– Ладно. – Вир улыбнулся Лее, осторожно заправил за ушко девушки прядь волос. Та ответила ему взглядом, полным обожания. – Рассмотрим камень, Лея?

Девушка вытащила из кармана камень и, создав воздушную ловушку, повесила его точно в центре между сидящими друзьями.

– Это камень, не сотворенный землей, не сотворенный магией. Он никогда не принадлежал ни одной планете, – озвучила растерявшаяся Карен. Воспользовавшись своей силой, она слилась с камнем, чтобы немного «расспросить» его.

– Ни одной планете? Не касалась магия? – удивился Вир. – Как это?

Лея и Нейл переглянулись, одновременно подумав об одном и том же.

– Если это то… – дракон развел руками, – о чем мы подумали, то магии, для того чтобы создать этот камень, не надо было. Достаточно одного желания.

– Намекаешь на Судьбу? – Стар покачал головой. – Я проходил сквозь место, созданное нашей леди. Оно имеет свой особый отпечаток. Не магии, но чего-то иного. В камне этого «иного» я не чувствую.

– Лея? – Вир посмотрел на демонессу. – У нас, вообще-то, есть еще один знакомый с аналогичной силой. Нет ли тут ощущения…

– …Ворона? Нет. – Демонесса содрогнулась, вспомнив, как с ее рода снимали последние следы проклятия. То, что это было больно, не пугало, а вот с унижением девушка смириться не смогла.

Вир взял ее за руку, потянул к себе, и девушка тут же прижалась к нему, ища тепла. Нейл отвернулся, старательно подавляя ехидность, обиду и ревность, не давая этому коктейлю вырваться на свободу. Сбежавшую утром из комнаты демонессу он так и не смог отловить, чтобы поговорить один на один.

– Все это не отвечает на вопрос, что это такое? – Стар легко толкнул камешек. В тот момент, когда он коснулся серой поверхности, белая искра проскочила от его ногтя по краю камня.

– Упс. – Лея приманила камешек к себе. – А я знаю, что это такое!

– И почему никто не удивлен? – съехидничала Карен, вытягивая ноги. – Просвети нас, незнающих!

– Не проблема, это телепорт.

– Что? – Хор голосов заставил девушку съежиться и огрызнуться:

– Нечего было прогуливать пары! Тогда знали бы. Это на артефакторном деле рассказывал Кио.

– На артефакторном деле? – озадачился Вир.

– Кио? – Еще большее изумление прозвучало в голосе Нейла.

Демонесса вздохнула, напустила на себя серьезный лекторский вид и начала рассказывать:

– Была тема: «Двойные боевые артефакты». В тот день, я это помню точно, – Лея улыбнулась, не поясняя причину, по которой она помнит именно тот день, – Карен отозвал на срочное задание ТерАль. Причем ты, мелкое чудо, даже не сказала потом, что именно тебе пришлось утаскивать по его просьбе. Вир валялся в маглечебнице после неудачного заезда на гробах, куда отправился без меня, и потом даже не сделал вид, что ему стыдно. Стар и Нейл были с младшекурсниками на практике вместе с леди Янигдой, в Сумеречном урочище вы охотились на каменных грифонов. Вот на той паре, которую вы все дружно пропустили, а потом не удосужились полистать мои лекции, и был рассказ о боевых артефактах с двойным дном. Выполняя определенные действия, целью которых является нанесение вреда другим, они могут и переместить своего хозяина в другое место. Но называть их телепортами немного неверно. У них другой принцип работы. Функционируют они тогда и только тогда, когда маленький отколотый кусочек стремится воссоединиться с целым. Потом этот принцип стали применять в псевдотелепортах, с которым мы сейчас и имеем дело.

– И как это все активируется? – уточнил практичный Стар.

– В общем, несложно. Строится воздушная арка. В самую верхнюю точку этой арки в воздушной ловушке помещается кусочек. Затем чертится круг переноса, и простейшей цепочкой рун активируется камень.

– Однако, – Нейл задумался, – если я правильно помню теорию, Лея, у нас никто эту арку не построит!

– А Карен? – удивилась демонесса.

– Построю, – согласилась стихиария, – но только если ты мне рассчитаешь высоту и диаметр ее основания.

Стар фыркнул и отвернулся. Выстроить некое подобие арки из сгущенного воздуха было, с одной стороны, просто, сил на это требовалось немного, но сложность представлял расчет параметров арки. Так что немудрено, что это дело Карен спихнула на свою подругу. Лея, навострившись в алхимических формулах, такие расчеты делала на раз. Это было ее сильной стороной.

К исходу назначенного времени арка была готова, а затем полыхнул телепортационный круг, и звезда исчезла.

Появившийся на планете соглядатай опоздал всего на пару секунд. Постоял, сплюнул и исчез докладывать о провале.


Трон из белых костей на этот раз возвышался над водой… Вокруг – куда хватало взгляда – простиралось море, над которым низко нависло небо злобного темно-синего цвета. Хотя сложно было бы объяснить, почему небо казалось злым.

Девочка скучала. Заметив своего подчиненного, она усмехнулась. На мгновение она повзрослела до невозможности. Мужчина старался не смотреть под ноги, чтобы не увидеть, на чем именно его несет к его временной нанимательнице.

Болтая в воде босыми ногами, девочка посмотрела на коленопреклоненного мужчину:

– Упустил?

– Да, моя леди.

– Жаль. – Девочка откинулась назад. Трон угодливо изогнулся, принимая более удобную форму.

– Вы… не сердитесь? – потрясенно спросил мужчина.

– Нет, этого следовало ожидать. Они не какие-нибудь доходяги, за которыми ты обычно охотился. Это совершенно иное, то, с чем ты еще никогда не встречался.

– Леди…

– Ничего-ничего, Маво. Я должна была подумать об этом раньше. – Девочка капризно поджала губки. – Но у меня из головы совершенно вылетело то, что звезде предстоит выпускное задание. А уж с тем учетом, что их очень «любит» демиург, все становится еще интереснее и одновременно сложнее. Теперь понятно, почему именно меня дядя попросил о помощи. Переиграть демиурга на ее же поле будет непросто… – Девочка задумалась. – Но возможно. Решено! Мы сделаем так: я дам тебе кое-какой артефакт. Он один раз переместит тебя туда, где сейчас находится звезда. Ты останешься с ними.

– Но, леди, как я незаметно попаду к ним? Ведь я не должен вызвать подозрений!

– Верно. Поэтому смени форму. В конце концов, у тебя большой выбор. Только не становись маленьким и слишком умным зверьком. Ветряной демон рядом с человеческой девочкой не потерпит конкурентов, хотя на выпускном задании они, кажется, не имеют права пользоваться силой тотемных зверей. Ты все понял?

– Да, леди.

– Тогда можешь быть свободен!

– Да, леди.

Опять уже знакомый девочке жест – мужчина отдал честь и шагнул в воду, чтобы тут же исчезнуть. А она вытащила из полости своего костяного трона удочки и пожаловалась кому-то невидимому:

– Представляешь, впервые за последние шестьсот лет выбралась в отпуск и никак не могу нормально отдохнуть!

– Это еще почему? – спросил некто.

– Олуха этого Маво дядя подкинул! Вот он притопал и все настроение испортил! Перед ним приходится изображать маленькую девочку-капризулю.

– Зачем?

– Да когда дядя мне его подсунул, я была из себя вся такая маленькая и приличная! Тьфу!

– Да какая тебе разница, – удивился кто-то. – Не хочешь, не строй из себя никого.

– Да ну. – Девочка откинулась на троне, глядя в небо. – Этот Маво такой смешной. Он так отчаянно пытается понять меня! Это меня немного… развлекает.

– Ну-ну, не заиграйся.

– Я постараюсь.

– Ладно, маленькая. Уди своих рыбок. Надо будет – зови.

– Спасибо!

Незримое существо затихло. Девочка с интересом уставилась на поплавок.

– Ловись, рыбка большая, ловись, рыбка маленькая, – промурлыкала она себе под нос.

Над одним из миров вселенной Судьбы вставало солнце. Гостья на отдыхе увлеклась рыбалкой слишком сильно и не почувствовала чужого взгляда.

Леди демиургу было очень интересно, что за сила появилась в ее вотчине.


Тьма… Только здесь каждый из звезды понял, что у тьмы на самом деле намного больше оттенков, чем они себе до этого представляли. Тьма была бархатной, ластилась, ее прикосновения окутывали теплом и насыщали силой.

Первой о том, что это такое, догадалась Карен:

– Первородная изначальная стихия, не втиснутая ни в какие рамки, противоречащие ее сущности. Я слышала, что такие места еще существуют, но то, что я своими глазами увижу одно из них, мне и в голову не могло прийти! Это… это же… – У Карен не хватило слов, и она замолчала.

– Такие места являются самой большой тайной народов, в них не допускаются чужаки. Они священны, а значит, охраняются так, чтобы никто не нарушил их границ, – дополнил Стар. – У нас на планете был один источник первородной силы. Так к нему имели доступ только старейшины. А в стражу выбирались лучшие из лучших.

– Мне это не нравится, – вздохнул Нейл, немного нервно оглядываясь по сторонам.

Лея оторвалась от Вира и хмыкнула:

– Да кому же это понравится-то? Не мне точно, хотя…

– Ты же говорила! – хором закончили остальные.

– Бяки вы, – обиделась демонесса. – Вот возьму и уйду от вас.

– Куда же ты от нас денешься? – засмеялась Карен. – Ты же наша!

– Вот возьму и пойду! – Лея в прямом смысле слова оттолкнулась от воздуха и стрелой взметнулась вверх.

– И… исчезла! – ахнула стихиария. – Мы что, так сильно ее обидели? Я… я не хотела!

«Хватит комплексовать, – возмутилась в мыслях у всех демонесса, – хотели, не хотели, невелика разница. Обидели. А вообще, летите сюда. Кажется, я нашла наше задание».

Немного смутившись, ибо упрек был достаточно справедлив, звезда последовала примеру демонессы.

Вверху, пробившись через вязкую пробку, ребята сначала увидели Лею, а потом и то, на что она смотрела.

– И? – спросил Вир, обозревая огромный прямоугольный столб. – Что это?

– А я откуда знаю? – возмутилась Лея. – Я такого никогда не видела! Не слышала! И даже идей нет, что это такое.

– И как будем определять? – начал было Стар.

Но его перебил Нейл нарочито бесстрастным голосом, словно дракон прикладывал неимоверные усилия, чтобы не прорвались его истинные чувства:

– Кажется, я подозреваю, что это такое.

– О?!

– Много лет назад, очень давно, один из наших драконов из рода ар Зейнов был в личных… отношениях с леди Судьбой.

– Роман? – ахнула Карен.

– Почти, – уклончиво ответил Нейл. – И однажды демиург рассказала, как создавалась ее вселенная, точнее, ее метафизическая часть. Чтобы иметь возможность свободно влиять на планету и ее жителей, плести нити их судеб, защититься от хаоса, губительного для самой Судьбы, она сотворила четыре полюса и наполнила их первородными силами: Тьмой, Светом, Порядком, Хаосом (хотя последний и таил опасность). В каждый из полюсов была вставлена ось. На всех четырех гранях этих осей были выбиты руны. Как только происходил перекос в сторону, например, зла, ось вращалась и магически выравнивала полюс, влияя на те планеты, которые относились к ее области действия.

– Это все, конечно, очень познавательно, – Лея подбросила на ладони камешек, перенесший их сюда, – но при чем тут мы?

– Подножие оси украшалось драгоценностями и артефактами, которые и приводили ее в движение. – Нейл развел руками. – Большего я сказать не могу, но очевидно то, что мы сейчас у оси Тьмы.

– Замечательно, – скривилась демонесса. – Но все-таки что мы должны сделать в своем выпускном задании?

– Все очень просто. – Эльф показал на столб, первым поняв, что случилось. – Артефактов нет!

– О нет. – Карен потрясла головой, растерянно посмотрела на Нейла. – Только не говорите мне, что демиург дала нам задание отыскать эти артефакты и вернуть их обратно?

– Думаю, именно это мы и должны сделать, – вздохнул тяжело дракон. – Давайте, что ли, осмотрим столб. Необходимо понять, сколько артефактов тут было и какие именно. Должны же быть хоть какие-то подсказки, раз уж нас направили сюда.

«Что-то он не удивлен», – заметила демонесса, отправляясь к столбу.

Вир кивнул:

«Думаю, он что-то скрывает. Но лучше не спрашивать… пока».

Через некоторое время лучи звезды собрались около огромных водных часов, которые в первый момент они не заметили из-за того, что их загораживал столб. Рядом с ними были разбросаны осколки от других разбитых часов меньших размеров.

– Итак, – Нейл с трудом оторвал взгляд от часов, – у меня получилось двенадцать.

– У меня шестнадцать, – призналась Лея.

– Семь. – Карен.

– Восемь. – Стар.

– Девять. – Вир.

– Однако, – озадачился дракон. – Как минимум артефактов семь, а как максимум шестнадцать? И на все про все у нас двадцать шесть дней? Не густо, друзья мои.

– Да ладно, – улыбнулся Вир. – Их могло оказаться и сто, и триста. А от семи до шестнадцати – это немного.

– Значит, у нас на каждый артефакт около двух дней по местному времени, – подытожила Лея и замерла. – А местное время – это как?

– Прикажете запустить часы? – раздался тихий механический голос. От неожиданности все перепугались.

– Приказываю, – кивнула демонесса, придя в себя.

Огромные водные часы, возникшие в воздухе, медленно перевернулись и одновременно с первой каплей воды, упавшей на противоположный край чаши, неведомая сила выкинула прочь всю звезду.

Глава 4

Лукавая жертва

Нейл откинулся на спину и разглядывал небо. Ничего похожего на солнце или луну он не нашел, но вокруг было светло. После того как некая сила стремительно вышвырнула их всех из тьмы, они оказались на незнакомой планете, где не водилось ни зверей, ни насекомых, зато можно было спокойно обсудить случившееся.

– Сдается мне, друзья, что мы что-то напутали, – сообщил дракон о своих мыслях. – Не может такого быть, чтобы мы так сильно разошлись в расчетах.

– Почему нет? Может, просто каждый видел не то, что остальные, – предположила Карен, разглядывая свои любимые ножи, затупившиеся невесть с чего. Поежившись под острыми взглядами ребят, златовласка торопливо продолжила: – Нам надо показать друг другу, кто что видел, ибо мои знаки характеризуют только свойство артефакта, а не его самого. Так что загадка с разницей в количестве, думаю, решится очень просто. Короче, давайте свои образы сюда и будем разбираться. А то это спокойствие уже надоело, дела хочется, дела!

– Застоялась, – фыркнула Лея, делая ленивый взмах и подвешивая в воздухе странные руны, не знакомые никому из присутствующих. – Угу, – кивнула демонесса сама себе, – копировала верно.

Вир что-то прошептал себе под нос, и над его головой напротив рун Леи появились фигурки людей немного чудного вида. По крайней мере, на обычных людях вряд ли можно увидеть такие белоснежные хламиды или короткие набедренные тряпочки.

Следующим свою картинку открыл Нейл – значки, немного знакомые каждому из звезды с уроков артефактологии.

– Дерево, золото и так далее, – прокомментировала задумавшаяся о чем-то Лея.

Когда Карен подвесила в воздухе свои значки, звезда уже даже не особо удивилась тому, что они отличаются от остальных. Они изображали стихии. Самыми непонятными, как всегда, знаки оказались у Стара – восемь странных темных контуров.

– Что это такое? – нарушил тишину Вир.

– Очевидно, какая-то загадка. – Стар задумчиво скользил взглядом по группам символов. – И я даже осмелюсь предположить, что всего артефактов…

– …восемь, – подхватила Карен.

– И каждый характеризуется какой-то совокупностью знаков, – продолжил вампир, легко щелкнув стихиарию по носу.

«Не зазнавайся».

«Бя-я-ка!»

– Раз вы оба такие умные, – Нейл покосился на Лею и продолжил, – может, объясните, что у нас за знаки, и главное, по какому принципу мы их видели. Логичнее было бы, если бы каждый из нас видел то же, что и остальные!

– Не логичнее. – Демонесса отозвалась раньше, чем Стар признался в незнании ответа на заданный вопрос. – На самом деле, с самими значками все проще, чем с определением их количества. Карен у нас стихиария, знаки, которые увидела она, символизируют стихии артефакта. Раз у Карен их семь, значит, два артефакта принадлежат к одной стихии. Нейл – артефактор, поэтому видит их суть, первооснову, заложенную при создании. Стар – жрец Судьбы, он читает ее знаки и видит общее очертание того, что мы должны найти. А вот дальше, признаться, у меня ступор. Я не знаю, зачем вот эти руны у меня. И уж тем более я понятия не имею, что за фигурки у Вира. Уф, – Лея откинулась назад и положила голову эльфу на колени, – я все сказала. А дальше уже думайте вы.

– А ты? – Вир поправил седые пряди у висков девушки, внимательно глядя на нее.

– Мне не нравится это место. Оно слишком странное. Оно не звучит так, как нормальная планета. Так что я пока просканирую его своими силами. Вдруг узнаю что-то интересное.

– Хорошо. Но будь осторожна.

– Я всегда осторожна.

Устроившись удобнее, Лея мгновенно отключилась. Умение погружаться в созерцательный транс, когда маг сливается с планетой, было одним из немногих, которое она одна освоила из звезды. Остальным не хватало терпения, а еще способности принимать ту безграничную пустоту, что зарождалась в душе.

Перебирая алые пряди волос демонессы, Вир задумчиво посмотрел на знаки над собой.

– Подумаем? – предложил он остальным.

Лежа на спине, Нейл пытался понять, что ему напоминает крайняя фигурка. Он точно ее где-то видел. Давно. Но память подсказывать не хотела.

– Да это же фигурки богов! – растерянно сказал дракон, неожиданно вспомнив яркий день и свидание с Леей, когда их занесло в музей богов на какой-то планете. – Вот тот крайний дедок в богато расшитой мантии с песочными часами в руках – бог времени Хронос.

– А вон там богиня войны и подлости Лилит, – подхватил Стар, быстро понявший, что к чему. – Ее почитают ледяные джинны! Я помню, потому что на моей планете джинны выстроили в честь нее храм.

Впрочем, больше никого из богов не узнали. Но даже две фигурки привели всех в еще большее смятение.

– Как боги могут указывать на артефакт? – спросила Карен, растерянно глядя то на дракона, то на вампира.

– Да очень просто, – очнулся вампир, сложив два и два.

– О чем ты?

– Они указывают где, а точнее, у кого искать артефакты! Один из восьми скрыт во владениях ледяных джиннов, ведь Лилит их богиня! Чей бог Хронос, Нейл, драконов?

– Нет, наши боги выглядят не так, – отозвался смущенный дракон. – Правда, я ни разу не видел их канонического изображения.

– Почему? – поинтересовался Вир.

– Зачем мне изображения, если я мог в любой момент пообщаться с оригиналами? – буркнул Нейл.

– Это привилегия будущего императора? – уточнил Стар.

– Нет, это особенность моей семьи.

– Мы опять отвлеклись, – сказала Карен, понимая, что еще чуть-чуть, и дракон обидится. – Так чей бог Хронос?

– Людей. – Нейл задумался, на этот раз обращаясь к памяти родовых колец. – Если мои предки не ошибаются и ничего не изменилось, то Хроноса почитают всего на трех планетах. Интересно то, что несколько сотен лет назад между этими планетами царили мир и согласие, а потом они передрались.

– Просто так? – спросил Вир.

– Нет. Просто так в таких делах ничего не бывает. Так… что там у нас в летописи? Ага, вот. Шел тысяча шестьсот двенадцатый год от заточения Хроноса. В боевом монастыре Ос-Ро был обычный вечер. Но в ту же ночь в келье настоятеля появился незнакомец. Он скрывался от преследования. Тяжело раненный, он сказал, что у него есть величайшая святыня трех планет – Песочные часы Хроноса. И если ему дадут приют, то часы останутся у настоятеля. – Нейл вздохнул. – Вот это и было началом. Об этом узнали на двух других планетах, и началась бойня, в результате которой вся триада была отброшена в своем развитии назад.

– И это все? – насторожился Стар.

Дракон покачал головой:

– Нет. Примечательно здесь несколько фактов. Буквально полуживой незнакомец незаметно исчез из монастыря Хроноса, оставив на своем пути мертвые патрули, а сам артефакт раскололся на три части, по одной на каждую планету триады.

– То есть для того, чтобы собрать Песочные часы Хроноса, – вампир ткнул пальцем в теневое изображение часов, – нам придется обыскать три планеты?

– Верно.

– Это безнадежно, – выдохнула Карен, вспомнив, как искала один артефакт в сокровищнице некромага.

– Нет, – Нейл покачал головой, – возможно.

– У тебя есть идея?

– Я создам компас, который и поведет нас по следу артефакта, но мне понадобится ваша помощь.

– Хорошо, – решились остальные.

А через полчаса подготовки работа закипела.


Судьба закинула ногу на ногу, стерла изображение звезды с матового зеркала на потолке и вздохнула. ТерАль показался на пороге спальни и удивленно посмотрел на свою жену, лежавшую на кровати с задумчивым видом.

– Что-то случилось?

– Потрясающе умные детки. – Женщина повернулась на бок, изучая своего вампира. – Они уже поняли, что за артефакты они должны собрать, для чего они нужны и как приблизительно работают. А что самое интересное – они уже вот-вот приступят к поиску.

– Разве это плохо?

– Нет, хорошо, наверное. – Судьба пожала плечами. – В любом случае раньше времени они не закончат. Даже чтобы уложиться в срок, им придется очень и очень постараться.

– Ты меня удивляешь! Я считал, что ты хочешь, чтобы звезда пришла раньше и продлила контракт.

– Я этого хотела. – Демиург тяжело вздохнула. – Почти хотела. Но в игру вмешался кто-то еще. Кто-то, кто будет звезде помогать, но и тормозить когда следует, не давая прийти к цели раньше срока.

– Разве есть кто-то, кому такое под силу? – нахмурился ТерАль.

– Есть. – Судьба тоскливо покосилась на свое отражение. – Есть. А так как я проложила звезде путь по этому заданию, я больше не могу вмешиваться в их дела даже косвенно. Могу только наблюдать… Нет, посмотреть на них интересно, но все же я не в праве корректировать происходящее, и это плохо. Или хорошо?

– Ты вообще определилась, чего ты хочешь? – прямо спросил запутавшийся вампир.

– Я хочу, чтобы они вернули в рабочее состояние ось, – ответила демиург. – Очень хочу. И если честно, если бы они вернулись раньше и продлили контракт, это был бы не более чем очень приятный бонус, но не обязательный.

– Тогда я не понимаю, с чего ты так расстроена. – ТерАль посмотрел на жену.

Та помолчала, потом неохотно, но все же выдавила из себя:

– Цена контракта еще меняется. Их руны до сих пор окончательно не установились. Это не звезда порядка и не звезда хаоса. Да, они сильны, но магия контракта не считает их особенными. Вчера цифра в договоре уменьшилась просто невероятно! С почти шестисот лет всего лишь до шестнадцати! Что потом? Пройдет их выпускная практика, и будет ноль? Или цифра увеличится? Кто знает, что будет дальше…

– Кто знает? – удивился ТерАль. – Ты что, не видишь?

– Нет. – Судьба закуталась в плед, ее немного знобило. – И это меня тоже немного пугает. Как только звезда начала свою дорогу, я перестала видеть ее будущее. Но ведь Нейл еще не до конца овладел своим даром. Все это может значить только то, что его сила пробудится именно на этом задании. И не хотела бы я тогда оказаться с ним рядом.

– Почему?

– Потому что он будет подобен богам. Хотя в один-единственный момент, во время активации, он будет сильнее, гораздо сильнее!


Когда Лея открыла глаза, рядом уже никого не было. Она лежала на плаще Вира, под головой была свернутая накидка Карен, а сверху еще два плаща – самой демонессы и вампира.

«Попробуй тут замерзнуть, когда о тебе так беспокоятся». – Девушка села и огляделась по сторонам.

В обозримом пространстве никого не наблюдалась. Впрочем, по кровной связи доносились: азарт Нейла, захваченного чем-то, восхищение Карен, усталость Стара и легкая ирония Вира.

«Очередная «умная» идея?» – спросила мысленно Лея у эльфа.

Тот хмыкнул:

«Возможно, это и сработает. Как ты себя чувствуешь? Только честно!»

«Немного кружится голова. Но скажу я тебе, мы попали в очень непростое место».

«Что в нем такого?» – вмешалась в разговор стихиария.

«Мы находимся в месте, которого нет».

«Нет? Как нет? – удивилась Карен. – Здесь же есть все! И сила, и воздух, и вода, и земля. Это…»

«…просто создано. – Лея прислонилась к дереву, мгновенно выросшему за ее спиной, стоило ей только пожелать. – Не буду говорить, есть ли у этого столба какая-либо разумность, но отрезок пространства, где мы сейчас, исчезнет сразу же, стоит нам только покинуть его. Именно здесь и настраивается местное время. Нам достаточно вызвать те самые водные часы и перевернуть их столько раз, сколько нам нужно. А так день будет тянуться целую вечность…»

«То есть, – первым основную идею уловил Стар, – здесь мы можем быть сколько угодно, не боясь того, что драгоценные дни пройдут напрасно?»

«Верно. – Лея вздохнула. – Все верно. Более того, это место настолько податливо, что можно всего лишь пожелать, чтобы изменить окружающий мир».

«Это хорошо или плохо?» – поинтересовался дракон, последним подключившийся к мысленной цепи.

«Хорошо, – пожала плечами демонесса. – Мы можем в комфортной обстановке отдохнуть, привести себя в порядок, восстановить силы. Пополнить запас еды, воды, оружия, денег. Все это будет появляться просто по нашему желанию».

«Тогда это замечательно». – Нейл вышел из-за низкого кустарника, что-то сжимая в ладони.

– Но нам все же пора покидать это гостеприимное убежище и отправляться на одну из планет триады Хроноса. Я нашел приблизительные координаты того места, рядом с которым есть сигнал сильного артефакта стихии времени.

Вир обогнул дракона, поднял Лею на руки – после созерцательного транса демонесса была не в силах нормально двигаться около получаса. Плащи забрала Карен.

– Веди уж, – хмыкнул эльф.

Дракон кивнул ему, создал портал, и звезда исчезла. Планета немного повисела в пространстве, а затем лопнула, как мыльный пузырь. В соседних мирах не почувствовали ни появления странной аномалии, ни ее исчезновения.


У капитана Ссера ан Шейна было плохое настроение. Элитный полк гвардейцев короля вот уже третьи сутки ждал появления видящего в какой-то Хроносом забытой дыре. В маленькой деревеньке недалеко от перевала стоял отвратительный трактир, в котором подавали ужасную еду и препротивнейшее пойло. Здесь не с кем было сыграть в карты, сразиться на дуэли или просто потренироваться. Но даже не это казалось самым страшным! В деревне ему не встретилось ни одной мало-мальски красивой девушки. Глупые, забитые курицы бравого капитана никогда не интересовали.

Ссер сидел и тоскливо изучал колыхание свечи, когда хлопнула дверь и пролетевший по залу сквозняк задул огонек. Рыкнув, как раненый зверь, капитан схватил оружие и поднялся на ноги.

У дверей стояли пятеро. Трое мужчин и две девушки. Причем все были экзотической наружности. По крайней мере, от рыжеволосых, белокожих и темноглазых жителей деревни отличались они разительно!

– Хе. – Довольно кивнув, Ссер направился к вошедшим в трактир. Кулаки чесались от желания подраться.

Гвардейцы собрались вокруг, воякам было интересно знать, зачем капитан лично отправился к пятерке потрепанных людей, в растерянности застывших у дверей.

«Мне не нравится взгляд этого толстомордого! – запаниковала Карен, прячась за спину Стара. – Он же не может нас видеть! Мы под мороком обычных людей!»

«Он не замечает нашу иллюзию, – ответил Нейл, осторожно проникнув в мысли идущего. – Он видит нас настоящих».

«Это же невозможно!» – осторожно заметил Стар.

«Возможно все. Так что на всякий случай приготовьтесь к бою», – отозвался дракон, опуская ладонь на рукоять своего меча.

Не доходя пары метров до незнакомцев, Ссер остановился и скривился. В приоткрывшуюся дверь скользнул невысокий бритоголовый монах и застыл, разглядывая скульптурную композицию под названием «Нелюди».

– Господин видящий, – неохотно выдавил из себя капитан, – вы очень вовремя.

– Не лгите, капитан, – прошелестел монах, – вы абсолютно не рады меня видеть.

С недюжинной силой, которую сложно было заподозрить в таком тщедушном теле, монах неожиданно схватил Лею и Карен и швырнул их в центр зала, а их спутники, к своему ужасу, обнаружили, что даже не могут пошевелиться, чтобы защитить своих девушек. Время остановилось, и они замерли вместе с ним.

Обойдя вокруг Карен, видящий поморщился и ударил девушку в грудь. Точнее, хотел. Стихиария обернулась воздухом и взметнулась под потолок, но тут же обнаружила, что так же, как и друзья, покрылась временной пленкой.

«Лея, беги!» – из последних сил крикнула стихиария и замерла, поглощенная временем.

Лея убегать не стала. Взгляд демонессы остановился на странном амулете на груди монаха. Больше всего он напоминал часть песочных часов.


Довольно далеко от Леи маленькая девочка радостно хлопнула в ладоши:

– Ура, получилось! У меня получилось! А дальше без меня…


– Хороший артефакт, – заметила демонесса, пока видящий обходил по кругу уже ее.

– Мне тоже нравится, – согласился монах, потом отступил. – Сегодня, капитан, нам с вами изумительно повезло.

– Повезло, господин видящий?

– Да-да! Прежде чем отправляться в лабиринты, нам надо вознести благодарность богу нашему Хроносу.

– Но мы не брали с собой ни белого жертвенного барана, ни выдержанного столетнего вина, – растерялся Ссер.

– Как же вы тогда собирались идти на гоурланов? – удивился монах. – Без благословения великого Хроноса? Это означает отправиться на собственную смерть! Гоурланы дьявольски быстры! Даже взгляд видящего не всегда улавливает их передвижения. А обычные люди только и успеют что умереть.

– Но что тогда делать, господин видящий? Вряд ли в этой деревеньке найдется вино, достойное нашего бога, или белые жертвенные ягнята…

– Нет, капитан. Чтобы охота удалась, нам нужно особое благословение, а значит, сегодня у нас будет необычная жертва. – Видящий повернулся к Лее, покрытой пленкой времени. – Вот эта юная леди станет замечательным подарком для Хроноса.

– Но почему, господин видящий?

Монах потер руки, словно желая согреть их:

– Все просто, капитан. В жилах этой изумительной статуэтки течет кровь настолько древняя, что первый предок этой девочки жил тогда, когда наш Хронос еще не был заточен в обители пустынников. Кровь этого дитя прольется на жертвенный алтарь и даст силу высшему господину нашему! А нам благословение.

Карен на потолке устроилась поудобнее, временная пленка немного поддалась, до конца из своего плена все же не выпуская.

«Долго из себя марионеток изображать будем? – поинтересовалась стихиария у вампира. – Вообще-то, объединив силы, мы сможем кого-то одного освободить из стазиса».

Стар с едва уловимой иронией хмыкнул:

«Не будем портить Лее игру. Этот монах действительно владеет частью артефакта Хроноса. И чтобы его забрать, нашей прекрасной демонессе придется разыграть из себя жертву».

«Почему придется? – оскорбилась девушка, потом весело добавила: – Я сделаю это с большим удовольствием. К тому же как ни крути, а пока заморозка не сойдет окончательно, вы беззащитны, как малые дети».

«Ты тоже», – заметил Нейл.

«А я нет, – хихикнула Лея. – Я успела немного раньше, чем этот видящий. Так что на мне моя же заморозка. В отличие от вас, я оказалась более предусмотрительной и проворной!»

«Лея!» – хором возмутились остальные.

«А нечего было прогуливать пары! – отозвалась демонесса и задумалась: – Или это было в одной из проклятых книг?»

«Безнадежно», – вздохнул Вир.

Лея смущенно улыбнулась, пользуясь тем, что видящий и капитан о чем-то спорят.

«Я буду в порядке, – шепнула она всем и добавила только для Вира: – Тебе ли не знать, что те, кто здесь есть, для меня мелочь?»

«И все же будь осторожна. Помни, что недооценивать противника нельзя».

«Да-да, я помню!»

Лею унесли, а когда вернули обратно уже без личины, в трактире раздался протяжный свист. Не будь демонесса под заморозкой, она бы залилась краской с головы до ног, а так только тихо шипела про себя.

«Какая красота», – протянул мечтательно Нейл.

«Лапы и мысли прочь! – возмутился Вир. – Это моя девушка!»

«Они… они…» – У Леи от злости кончился запас слов. Но искреннее восхищение Вира и Нейла, словно покрывало, окутало ее, успокаивая.

Ссер обошел по кругу золотую статуэтку, на которой была надета только тонкая полупрозрачная сорочка.

– Она настоящая?

– Вполне. – Монах водрузил девушку на небольшой постамент, разложил вокруг нее четыре черных свечи и встал рядом.

Взгляд невысокого монашка оказался как раз напротив животика демонессы, причем вокруг пупка Леи змеилось одно малоизвестное заклинание, которое знали только Карен и Вир.

Любопытство сгубило не только кошку. Завороженный монах подошел еще ближе, почти коснулся ладонью сорочки и остановился. Но было уже поздно. Легкий запах духов Леи, красивое, почти ничем не прикрытое тело сделали свое дело. Монах шагнул вперед, снимая девушку с помоста. Пленку времени он накинул на всю таверну, чтобы ему не помешали, и потянулся к демонессе, сгорая от желания…

– Подрасти сначала, – порекомендовала Лея, опуская на голову монаха тяжелую пивную кружку с соседнего стола, затем наклонилась и сдернула с шеи своей жертвы цепочку с артефактом. – Ash Tan Arono! – крикнула демонесса, освобождая своих друзей из плена заклинания.

В следующую минуту, пока девушка пыталась вытащить свою одежду из пространственного слоя, а друзья отходили от временной заморозки, к шее демонессы прижался изогнутый кинжал видящего.

– Шевельнетесь, и я убью ее, – крикнул он звезде и лично для Леи добавил: – Действительно, убью.

– У тебя крепкий череп, – посетовала Лея.

А потом в глазнице монаха расцвел нож, и, отпустив несостоявшуюся заложницу, бывший видящий свалился на пол.

Прежде чем закончилось действие заклинания, демонесса сама заколдовала гвардейцев, чтобы они не помешали, и подошла к Виру. Эльф мгновенно закутал девушку в свой плащ, прижал к себе.

– Я же просил не рисковать! – укорил он.

– Ну я же в порядке, – прошептала демонесса.

Вир покачал головой, но промолчал.

Напряженное молчание разбила Карен. Завистливо вздохнув, стихиария выдала:

– Из тебя получилась красивая жертва! Как насчет того, чтобы повторить на бис?

Дружный хохот стал ей ответом.

Глава 5

Гоурланы

Спокойствие уютного офиса на Новом Арбате было нарушено резко и очень возмутительно. Дверь в кабинет директора распахнулась, ударившись о стену. На белоснежной стене осталась небольшая вмятина.

– Молодой человек! – пискнула вслед разгневанному посетителю девушка-секретарь из приемной. – Туда нельзя!

Мужчина, волосы которого были цвета платины, обернулся, гневно взглянул на посмевшего перечить ему человечка, и девушка упала в обморок, успев запомнить только его янтарные глаза.

– Когда ты научишься правилам хорошего тона, Интессо? – Высокий мужчина с ярко-синими глазами положил трубку телефона и посмотрел на своего старого друга и подчиненного. – Что случилось, что ты такой взбудораженный?

– Пришли результаты инспекции! – Рассерженный мужчина метался по кабинету, потом резко остановился, ударил по столу директора кулаками. Хозяин кабинета равнодушно покосился на две внушительные вмятины, провел ладонью, восстанавливая целостность поверхности. – Если бы я лично не убил этого… этого…

– Спокойнее, Тессо.

– Спокойнее? Этот демиургишка уничтожил двадцать семь вселенных! Из населения более чем шестидесяти планет он сделал армию, которая только и хочет убивать! Причем не пожалел ни женщин, ни детей! Стариков, которые были не годны для армии, – убил на месте! Планеты пока погружены в стазис, а наши специалисты не могут найти кодовое слово, чтобы снять заклятие, а затем остановить зомбирование, толкающее несчастных на убийство! В результате у нас множество пороховых бочек, каждая из которых может рвануть в любой момент! Просто потому что стазис, потерявший источник силы, угрожающе трещит по швам! Еще создания этого психа! Идеальные машины для убийства богов! Кроме того, сила разрушения от двадцати вселенных ушла в никуда! В никуда, понимаешь?

– Тессо, тихо, тихо! Сядь!

Беловолосый обиженно отвернулся и сел в кресло. Секретарь, пришедшая в себя, принесла поднос с чашечками из тонкого старинного фарфора, над носиком пузатого чайника курился парок. Опустив свою ношу на край кофейного столика, девушка бросила кокетливый взгляд на Интессо и ушла обратно в приемную, плотно закрыв за собой дверь.

– Послушай, Тессо, я все понимаю, но у нас никто из аналитиков не может предсказать, что можно сейчас сделать с этими планетами.

– Вмешайся ты! А еще лучше – попроси отца!

Мужчина покачал головой:

– И первый, и второй вариант приведет к беде гораздо большей, чем та, что может случиться сейчас, если эта армия начнет войну.

Беловолосый отвернулся, сжав зубы.

– Что? – насторожился хозяин кабинета. – У тебя в этом деле личный интерес?

– Этот Ворон… он оставил несколько своих смертоносных сюрпризов во вселенной Судьбы!

– Боишься за своих юных друзей?

– Они мне не друзья! – поспешно открестился Интессо.

– Они не успели ими стать, потому что ты им не позволил. Успокойся. По твоему отчету я могу со стопроцентной уверенностью сказать, что твои друзья не пострадают.

– Отправь меня туда! Я сам разберусь с этими ловушками!

– Тебе туда дорога заказана, и ты сам это отлично знаешь. Есть правила. И были прецеденты, из-за которых они созданы.

– Да знаю, – неохотно выдавил Интессо. – А для меня есть работа? Я просто не могу сидеть на одном месте!

– Вот это уже лучше. Узнаю своего друга.

Когда Интессо ушел, директор кабинета покачал головой. Лучший друг его беспокоил. Он стал слишком человечен, а значит, уже недалек тот день, когда коса станет для Тессо слишком тяжелой.

Развернув в воздухе перед собой карту вселенной Судьбы, мужчина взял телефон, набрал номер.

– Да? – весело ответили на том конце.

– Как успехи?

– Я их подстраховала, как могла. Но они уже залезли в пасть ко льву.

– Какие у них шансы?

– Нулевые! – весело ответили на том конце и положили трубку.


Спрыгнув с потолка, Карен ткнула пальчиком в ближайшего к ней замороженного.

– Восхитительно! У этого, – кинула она в сторону тела монаха презрительный взгляд, – стазис был совершенно не такой. Гораздо слабее, твой же изумителен, – повернулась она к подруге и встревожилась: – Лея, Лея, да что с тобой?

Пустой взгляд демонессы скользнул сквозь друзей, через стены к одной только ей видимой цели.

– Нам даже не удалось сразиться, – возмутился тихо Нейл, снимая с себя остатки стазиса. – Слов нет! Все, как всегда! Кто у нас в каждой бочке затычка? Лея! Кто у нас собой жертвует? Лея! Кто у нас… Надоела!

Подняв голову, дракон встретился взглядом с демонессой. Скрестив на груди руки, она с каким-то странным выражением лица смотрела на Нейла и слушала его пламенный монолог.

– Надоела, да? Не буду говорить, что все тобой сказанное для меня большой сюрприз, но все же я не думала, что на самом деле ты ко мне относишься как к выскочке.

– Лея, – Нейл вздохнул, – да пойми ты. В последнее время ты ведешь себя очень глупо. Постоянно лезешь на рожон, постоянно ищешь неприятности!

– И что тут такого?

– Это неправильно, в конце концов, ты алхимик и маг! Но не воин. И так откровенно пренебрегать своей безопасностью ты не должна!

– Ты не забыл, что меня убить может только тот, в чьих руках моя смерть? А я еще пока не нашла того, кто держит ее! И кстати, тебе не кажется, что к нашему выпускному заданию это не имеет никакого отношения? То, что я пожертвовала собой, а точнее, просто сыграла эту роль, дало нам время. А оно важнее.

– Не уходи от темы! – Дракон явно злился. – Это было глупо с твоей стороны и небезопасно!

– Со своей безопасностью я… – демонесса взглянула на Вира, улыбнулась и поправилась, – мы разберемся самостоятельно.

– Лея, – возмутилась стихиария, – а мы значит ни при чем?

– Отчего же? Все на добровольных началах! – Посмотрев на дракона, демонесса пожала плечами и добавила: – То, что я везде сую свой нос, никак не повлияет на наше задание. Так что попрошу в следующий раз помолчать и не заикаться об этом. В любом случае, – Лея покачала на цепочке артефакт, – я в курсе, где лежит второй кусочек, и более того, я знаю, что нам туда лучше бы и не соваться!

– Почему? – спросил Стар.

– Там правят бал гоурланы.

– И кто это такие? – уточнила стихиария.

– И откуда ты это знаешь? – словно и не состоялось только что неприятной размолвки, поинтересовался Нейл. Внешне он был спокоен, но внутри у него кипела буря.

«Двуличный», – сказала в его сторону Карен мысленно.

– Артефакт подсказал. В нем есть чужая воля, которая указывает, куда идти и где искать. Второй осколок – на шее у одного из гоурланов. А они, – демонесса вздохнула, зажмурилась и выдала, – генетически модифицированные люди! Артефакт сообщил, что это вроде магического изменения, только с помощью какой-то тех… тен… тип… логии.

– Технологии, – помрачнел на глазах Вир.

– Генетика, – добавил задумчиво Нейл.

– Знаете, что это такое?

– Гадость редкостная! – хором отозвались мужчины.

– И лучше бы с этим действительно не сталкиваться, – тихо добавил дракон.

– Увы, – Лея развела руками, – у нас нет другого выбора, кроме как отправиться туда.

Вир и Нейл переглянулись.

– Магия там не поможет. – Эльф открыл свой пространственный карман и зарылся в него с головой. – Более того, магия в случае ее применения подействует против нас.

– Почему? – удивилась Карен.

Лея задумалась:

– Они магию либо поглощают, либо отторгают.

– Отражают. – Вир вытащил из подпространства свою любимую саблю и короткий кинжал к ней в пару. – Вокруг них действуют законы их вселенной, правда на небольшом расстоянии.

– Встречались с гоурланами? – уточнил Стар.

– Да. – Нейл вздрогнул. – И мне этого воспоминания хватило надолго. Так что, Лея, Карен, вам лучше остаться здесь. Вы в первую очередь маги.

– Без меня вы не найдете осколок артефакта. А этот уже ни к кому не перейдет, – отозвалась девушка, завязывая вокруг своего запястья простую белую ленточку. Та вначале полыхнула белым светом, потом алым, черным… и засветилась ровным золотым сиянием, которое вскоре потухло. Одновременно с этим исчезла и вся магия вокруг демонессы.

– Ух ты! Я тоже так хочу! – обрадовалась Карен, первой догадавшись, что Лея полностью блокировала свой магический дар. – Поможешь?

– Конечно, – кивнула Лея, подходя ближе к подруге.

– А как ты теперь найдешь артефакт? – спросил Нейл, еще надеясь под каким-нибудь предлогом оставить девушку в таверне.

– Я? Никак! У меня больше нет магии. Зато она есть у артефакта, так что дальше он поведет нас сам.

– Слишком все просто, – себе под нос прошептал Стар, но его услышали все.

– О чем ты? – спросил Вир.

– Осколки должны находиться на разных планетах, а мы прибыли в место, которое приблизительно указывало на наличие артефакта, и тем не менее уже нашли один осколок и отправляемся за вторым. Это мало похоже на совпадение. Скорее уж на…

– …чью-то волю.

– Верно. Но это не Судьба. Не ТерАль и даже не наша старая знакомая Смерть. Я чувствую чье-то чужое и незнакомее внимание.

– Злое? – спросил Нейл, собирая свое оружие.

Вампир покачал головой:

– Нет. Это не зло и не добро. Для кого-то это довольно скучная, обыденная работа. Правда, еще я ощущаю небольшой интерес. Но чувства очень расплывчаты…


– Оя-оя, кажется, меня заметили. – Девочка на троне из белых костей хихикнула. – Бедные, вы сами идете к своей смерти, и здесь я уже не в силах вмешаться. Интересно знать, сколькие из вас погибнут, прежде чем остальные обратятся в бегство?


– Расплывчатые? – Лея переоделась, затем натянула сапоги на плоской подошве и с высокой шнуровкой, попрыгала на одном месте под ошеломленными взглядами друзей. – Что вы так на меня смотрите? Вы же не думали, что я отправлюсь на охоту без оружия?

Окинув взглядом демонессу, дракон сдался первым:

– Не могу даже представить, куда в обтягивающих брюках, водолазке и приталенном жакете можно спрятать оружие!

Карен за спиной Леи сдавленно хихикнула.

– Нашла? – тут же обернулась к ней демонесса.

– Увы, ученик превзошел учителя, – развела руками стихиария. – Могу только сказать, что у тебя два кинжала, один из которых на спине, а второй в сапоге.

Лея засмеялась:

– Как ты тогда сказала, классика жанра?

Девушки шутливо раскланялись.

Эльф присвистнул, и все обернулись посмотреть, на что он так отреагировал. Вампир вытащил из своего пространственного кармана меч, который получил на вступительных экзаменах в академию. Меч не желал даваться в руки вампиру, пока тот не научился владеть другим оружием на профессиональном уровне. Полуторник с боевыми заклинаниями шинковал на кусочки даже камни. Стар пользовался теперь этим оружием виртуозно, но не любил его за своеволие в начале знакомства. То, что он вытащил Драгар, означало, что угроза от этих гоурланов гораздо больше, чем по наивности посчитали подружки.

– Как-то мне и идти перехотелось, – сказала Лея, немного нервно покачивая на цепочке артефакт.

Карен лукаво на нее покосилась:

– Меня больше интересует, не будет ли там еще и третьего осколка?

– Не знаю. – Демонесса задумалась. Потом накинула на плечи плащ и посмотрела на остальных. – Мы идем?

– А как же гвардейцы? – поинтересовался Вир.

– Заморозка кончится часа через три. Думаю, у них хватит ума не идти по нашим следам.

– А вдруг?

– Без «вдруг», – отрезала Лея, потом смягчилась: – За гоурланами они пойти не смогут. У них не карта, а так… примерный набросок местности. Идемте. Нам пора.

– Ну идем, – согласилась звезда.


В небольшой комнате было тихо. Через закрытые окна не вырывалось ни одного звука, хотя внутри царила песня. Она свободно скользила по воздуху, касалась то одного окна, то другого, пыталась выбраться на волю, рождая в воздухе образы.

Наконец песня стихла, а в центре комнаты повисла водяная линза.

– Итак, Сайни, Омели, – Анжелика, мама Нейла, показала на линзу, – перед вами водяное зеркало. Ваша задача – разобраться, какое именно заклинание из традиционной школы его создает и активирует. А уже затем перевести его в песню.

Лунные близняшки переглянулись.

– Зеркало Миргарда, – сказала Сайни.

– Было создано сто лет назад, – подхватила Омели.

– Чокнутым ученым Миргардом.

– Никто из традиционной школы…

– …так и не нашел способа…

– …которым можно активировать…

– …водяное зеркало.

– А разве можно его активировать песенным рядом? – хором спросили близняшки.

Анжелика улыбнулась уголками губ:

– Вполне. Если вы будете внимательны, то не только сможете открыть его, но и физически воздействовать на то, что там отражается.

– Только физически? – огорчилась Сайни.

– И никак-никак магически? – подхватила Омели.

– Если поймете, как обойти ограничения.

Девочки вновь переглянулись. Они за шесть лет подросли только на пару сантиметров. Ведь по меркам драконов шесть стандартных лет человека не были равны даже одному драконьему году. Так что за время учебы Нейла его сестрички не изменились.

Немного посовещавшись, девочки пропели одно заклинание на двоих и застыли. В зеркале был Нейл.

– Но это… не то, что мы заказывали! – возмутились девочки.

Лика подошла к водяной линзе и всмотрелась в лицо сына, отмечая и легкую усталость, и тревогу:

– А что вы заказывали?

– Лею! Лею!

Изображение в линзе мягко сдвинулось в сторону, показывая всю остальную звезду, а вместе с ней и Лею.

Демонесса неожиданно вскинула голову вверх.


– Лея, что с тобой? – спросил Вир, поддерживая споткнувшуюся подругу.

– Показалось, кто-то на меня посмотрел, – неуверенно ответила та.

– Не отвлекайся, – посоветовала Карен, обходя по стеночке подозрительный камень.

Еще в самом начале подземного лабиринта звезда столкнулась с каменной ящерицей. Небольшая, но дьявольски проворная тварь успела оставить звезде россыпь синяков и кучу царапин, прежде чем попала под Драгар Стара.

– Хор-р-р-роший меч, – хором признали девушки, оглядывая мелкое крошево.

После этого случая разные подозрительные камни обходили десятой дорогой. Сигнал осколка артефакта то становился сильнее, то пропадал, и приходилось замирать, ожидая нового импульса. Во время такой паузы звезда наткнулась на первый разведотряд гоурланов. Больше всего они напоминали обычных людей.

О скорости этих существ друзья были предупреждены, но увернуться от неожиданно атаковавших стражников смогли только Карен и Вир. Нейл, Стар и Лея, словно кегли, разлетелись в разные стороны.

Вампир распахнул крылья и затормозил в воздухе. Нейл долетел до потолка, оттолкнулся от него и прыгнул обратно. А вот Лея ничего сделать не успела. Артефакт на ее груди возмущенно загудел, полыхнул, движения гоурланов немного замедлились, зато ускорилась звезда. И получила бы Лея синяки, если не переломы, но стена неожиданно стала мягкой.


– Успела, – прошептала Анжелика, потряхивая обожженными руками.

Лунные близняшки перевели взгляд на нее, затем повернулись к зеркалу:

– Косвенная магия…

– …проходит, – сообщили они друг другу.

– А это значит, что мы можем помочь, – добавила женщина.


Приземлившись на пол, Лея пришла в себя. Артефакт на ее груди качнулся, вновь появился сигнал. Резкий, четкий и очень близкий.

Демонесса рванулась вперед. Еле-еле, но она успела загородить собой сражающихся (разведывательный отряд к этому моменту был сокращен уже более чем наполовину) и принять весь удар стазиса на себя. Осколок часов Хроноса на груди демонессы сверкнул и поглотил всю волну магии.

А из перехода вышел еще один гоурлан. За его спиной были отряды. Много отрядов.


– Опоры!

– Мы должны подбить опоры! – сообразили близняшки.


Сделав шаг вперед, гоурлан скинул с плеча на пол какой-то тюк, махнул рукой, пропуская мимо себя один отряд за другим. Первый успел пройти, а перед остальными неожиданно рухнул потолок. Отдаленный грохот подсказал, что тоннель завалило, и тем, кто остался в живых, придется искать обходные пути.

Гоурлан вскинул голову и пронзительно, по-птичьи засвистел, словно обещая кому-то большие проблемы за вмешательство в его дела.


Но прежде чем капитан подземной стражи успел завершить свое смертельное проклятье, маленькая девочка хлопнула в ладоши, обрушивая водяное зеркало во дворце на планете драконов, а затем повернулась к своему:

– Ну, что будет дальше?


Лея осторожно отступила в сторону, разглядывая командира гоурланов. За спиной раздались злобные и азартные выкрики. Звезда приветствовала новую партию смертников.

То, что у Леи появился свой противник, они не видели. А демонесса точно знала, что этого гоурлана пропускать дальше нельзя. Против заклинания стазиса опытного и сильного мага никто из звезды ничего сделать не сможет. Только она и только благодаря уже найденному осколку. Приблизившись еще на шаг, демонесса остановилась. Капитан стражи хохотнул, его мысли скользнули по мыслям девушки, принимая ее правила.

– Твой мужчина дурак. Такое сокровище надо закрыть в башне на десять запоров. Пропусти. И ты не пострадаешь.

– Извини, – Лея развела руками, – они мои друзья, и я должна защищать их. По мере своих сил.

Визгливый смех гоурлана ввинтился в уши, привлекая внимание ребят.

– Друзья – это сказка для романтиков. Только когда каждый за себя, можно выжить и хорошо провести время.

– Тут наши мнения расходятся.

– Пропусти меня. – Гоурлан наклонился к Лее, обнял ее, привлек к себе, прижимая голову девушки к своему плечу. – Какая тебе разница, что будет с твоими так называемыми друзьями? Драться со мной ты не сможешь. Ты самая слабая здесь. Да и оружия у тебя сейчас нет, ведь так, сокровище? Скажи, это ведь так?

Объятия стали угрожающе крепкими, на миг демонессе показалось, что у нее сейчас захрустят ребра.

– Зачем тебе сопротивляться? – продолжал шептать гоурлан. – Ты станешь моей игрушкой. Драгоценной и любимой жемчужиной. Никто, кроме меня, не посмеет тебя коснуться. Разве это не прекрасно?

– У тебя отвратительные мысли, – сказала резко Лея, срывая цепочку с осколком артефакта с шеи гоурлана. Нейл и Вир оттолкнули ее в сторону.

Стар добивал последних двух разведчиков, когда Карен, разобравшись со своим противником, подошла ближе и помогла подняться Лее.

Встав на ноги, девушка слила два осколка в один и слабо улыбнулась:

– Я знаю, где третий.

– Где? – поинтересовалась стихиария, снимая белую ленточку со своего запястья и открывая свои силы.

– Вон тот куль, который был на плече главного. Эту девчонку нам надо забрать с собой и пора уходить.

– Понятно. Эй, нам надо поторопиться! – крикнула стихиария Виру и Нейлу. – Хватит там играться! Тут сейчас будет целая толпа стражников!

Тихий птичий вскрик заставил Лею вздрогнуть. Последней мыслью побежденного капитана было: «Они все равно тебя предадут!»

Обратно по своим же следам звезда бежала. Шум отдаленной погони то приближался, то немного стихал, когда срабатывали косвенные ловушки, оставленные щедрой рукой Карен позади.

Незнакомую девушку нес Нейл.

Выбравшись на поверхность, стихиария резко обернулась, торопливо избавляясь от тяжелой куртки и всего серебра, которое на ней было.

– Лея, Стар, будете направляющими.

Оба кивнули, прочитав в мыслях Карен, что именно она хотела сделать. Стихиария не желала выпускать на свободу агрессивных психов. Она намеревалась навсегда оставить их в земле. Присев на одно колено, девушка склонила голову. Ее тихий шепот был слышен только земле, к которой она обращалась.


Ой, а что это она такое тут делает? Что-о-о-о? Эти сумасшедшие из звезды решили замуровать гоурланов! Эй! Эй!!! Бесполезно! Слышите вы? Бес-по-ле…

Мать-Земля, услышь меня,

Дщерь твоя и часть тебя,

Я о помощи прошу,

Твой закон в душе ношу.

Из-за леса, из-за моря

В мирный край пробралось горе.

Если не сдержать его,

Будет пепел и ничто.

Я прошу помочь тебя,

Мать-Земля, услышь меня!

Это было не в первый раз, но все равно от силы, которая прошла сквозь Стара и Лею, у них волосы встали дыбом и все тело покрылось мурашками.

Карен же приливающая сила причиняла боль, но она не торопилась. Взгляд стихиарии скользил по подземным коридорам. И, повинуясь ее желанию, пустоты заполнялись землей.

Энергия Карен разрушала оболочку гоурланов, и их перерабатывала земля, быстро и без мучений. Когда все было закончено, ребят колотило от перенапряжения.

Закутав друзей в покрывала и раздав восстанавливающие зелья из запасов Леи, Вир заварил крепкий чай, найденный в сумке спасенной девушки, и заставил всех выпить. Карен, которой досталось больше, чем проводникам, добралась до вампира и свернулась клубочком на его коленях.

– Карен? – Демонесса коснулась ледяной руки подруги.

– Я в порядке. Слишком много сил пришлось пропустить через себя. Я ожидала увидеть один, ну два города. А их там оказалось около двадцати! И гоурланы уже готовили армию, чтобы начать свою победоносную войну! А так тут теперь будет открыто месторождение высококачественной руды – и никакой войны.

– Это радует, – кивнула Лея, разглядывая, как Нейл суетится около спасенной.

Минут через двадцать она пришла в себя настолько, что смогла рассказать свою историю:

– Я Селенита, дочь короля Табасского. На эту планету, – девушка сморщила курносый носик, – попала случайно. Просто вышла в сад. Я… не очень сильный маг. Поэтому прошу вашей помощи, чтобы вы вернули меня домой. Естественно, ваши заслуги перед троном будут высоко оценены и в вашу честь будет устроен бал.

«Мы разве нанимались спасать избалованных принцесс? – желчно спросил Вир у Нейла.

Дракон вздохнул, признавая правоту друга, открыл рот, чтобы отказать, но его перебила Лея:

– Никаких сомнений, ваше высочество. Мы сочтем за честь проводить вас до дома.

«А?» – Мысленные вопли мужчин звезды заставили демонессу едва уловимо поморщиться и потрясти головой. Все же она пояснила:

«Я же говорила! Вот этот избалованный ребенок – наш ключ к третьему и последнему осколку артефакта».

«К третьему? – Нейл посмотрел на Лею. – А второй когда ты успела получить?»

«Не думал же ты, что я просто так обнималась с тем гоурланом, пока он говорил мне кучу гадостей? Я сняла его, когда вы так вовремя пришли мне на помощь».

Едва уловимая ирония в голосе демонессы насторожила Вира. Решив понаблюдать за подругой внимательнее, эльф промолчал о своих подозрениях.

– Ваше высочество, – Лея мило улыбнулась, – если изволите, то мы отправимся немедленно.

– Да. Я бы хотела привести себя в порядок и как можно быстрее показаться отцу. – А затем Селенита добавила для Леи: – Спасибо.

– За что? – удивилась демонесса.

– Если бы не вы, то остальные отказались бы.

– У нас одни цели, – мягко улыбнулась аловолосая девушка, не желая принимать благодарность.

Селенита пожала плечами:

– Какими бы они ни были, вы все равно не отказали.

Друзья переглянулись, затем Нейл создал портал, и поляна около бывшего входа в катакомбы опустела.


Водяная линза с жутким всплеском обрушилась вниз, и Лику, и близняшек окутало чужой силой, защищающей от острых капель.

Затем в воздухе над кристально сверкающей лужей появилась фигура в серебристом балахоне. Склонившись в легком поклоне, она весело произнесла:

– Спасибо за помощь и извините за прерванный урок! Всего вам доброго!

Некто исчез, а Лика долго пыталась прийти в себя, ибо сила их спасителя зашкаливала настолько, что причинила ей боль. Она была выше божественной…

– Так, – императрица обернулась и подмигнула близняшкам, – девочки, это будет наш секрет!

– Но что…

– …это было?

– А вот это мы узнаем уже у Нейла. – Лика задумчиво провела пальцем по застывшим в воздухе острым капелькам. – Когда этот мальчишка соизволит заглянуть домой…

Глава 6

Часы Хроноса

Сидя в комнате, которую им с Карен предоставили в королевском дворце, Лея смотрела в окно. На серые дворцовые дорожки падали капли осеннего дождя. Незнакомые и какие-то узловатые деревья были сплошь покрыты маленькими и одуряюще пахнущими цветами. Демонесса себя несколько минут убеждала, что, если она спустится в сад и обдерет одно дерево догола, ее не так поймут, а значит, делать этого не стоит.

Но цветы так пахли, что Лея решила вандальский акт все-таки совершить, но попозже, когда не будет свидетелей и появится чуть больше сил…

Всегда стильная и со вкусом одетая, сегодня Лея старалась не смотреть на себя в зеркало. Длинное, пышное и какое-то бесцветное платье сидело на девушке, как на корове седло. Карен покрутилась у зеркала, вспомнила ненавистную бытовую магию и ловко подогнала свой наряд по фигуре.

– Ты не собираешься что-нибудь сделать со своим платьем? – осторожно спросила стихиария. – А то оно тебе немного… не идет.

– Немного – это слишком скромно сказано, – отозвалась демонесса. Ее волосы неожиданно укоротились до неровных косых прядей и приобрели какой-то ломкий и безжизненный вид.

– Лея, что ты делаешь?

– О, предпринимаю меры предосторожности! – Девушка накинула на плечи теплое меховое манто, вытащив его из пространственного кармана. Она надеялась, что легкую заминку при этом стихиария не заметила. Во дворце было достаточно тепло, но Лею немного знобило.

– Лея! – Карен подошла к замолчавшей и застывшей на месте подруге. Взгляд демонессы туманился, и выглядела она больной. Дотронувшись до лба девушки, стихиария тихо ахнула: – Да у тебя же жар!

– Я знаю.

– Тогда ты никуда не идешь!

– Не получится. – Лея устало улыбнулась. – Не переживай, со мной будет все в порядке. Просто там нам вручат наши подарки, я получу последнюю часть артефакта, и все.

– Что значит «и все»?

– После этого я сразу же вернусь сюда, в комнату, выпью зелья и немного посплю.

– Лея…

– Не переживай. Все хорошо. Правда, хорошо. Я сильная, а легкий жар – это от нервов-с, как повторял наш лекарь. Ничего не говори нашим, пожалуйста. Не надо, чтобы они волновались.

– Они все равно заметят! Твой вид…

– Нет. Никто ничего не поймет.

Демонесса взяла со столика браслет и застегнула его на запястье. По телу девушки пробежала алая сияющая волна. Под ее влиянием волосы уложились в аккуратную прическу, платье село по фигуре, а из меха получилась красивая газовая шаль, исчез и землистый цвет лица.

Стихиария молчала. Шестым чувством она ощущала, что где-то есть подвох. Демонесса покружилась перед подругой:

– Вот видишь! Все в полном порядке.

Карен неохотно кивнула. Она не считала, что все в порядке, но переубедить Лею, если та что-то втемяшила себе в голову, мог только Вир. Всех остальных она выслушивала, принимала их мнения к сведению и все равно поступала по-своему. Легкий стук в дверь отвлек стихиарию от тягостных мыслей.

– Да, войдите.

Возникший на пороге молодой человек в ливрее лакея склонился в приветствии, когда смог отвести взгляд от прекрасного золотого видения:

– Позвольте сопроводить вас до бального зала.

Карен вздохнула и благосклонно кивнула:

– Конечно. Лея?

– Уже иду.

Демонесса показалась со стороны гардеробной, разгладила шелестящие оборки платья, поправила края высоких перчаток:

– Я готова.

– Прошу сюда.

Лакей провел девушек по парадной лестнице. Двое стражников торопливо распахнули огромные двери, и подруги окунулись в шум большого бала.

Принцесса Селенита была единственной дочерью давно овдовевшего короля, и в ней он души не чаял. Те несколько дней, в течение которых принцессу искали по всему королевству, погрузили дворец в траур.

Так что звезду, вернувшую Селениту, ожидали почести, которые и не всем заезжим королям оказывали. Им были немедленно предоставлены комнаты, наряды, ужин и все, чего только пожелала душа.

А на вечер (ребята с принцессой прибыли в замок под утро) был назначен большой бал, на котором король Табасский собирался представить спасителей своей ненаглядной дочери всему высшему свету королевства и заодно наградить их.

Казначей возненавидел принцессу, когда увидел, что именно из сокровищницы вытащил король и какие толстые мешочки с золотом были перевязаны ленточкой с королевской печатью.

Девушки к началу бала опоздали, точнее, принцесса попросила привести их немного позднее. После первого вальса, которым они вместе с Нейлом открыли бал.

Стар и Вир ждали девушек на балконе, а Селенита увивалась вокруг дракона, который был не против приятного общества.

– Мы опоздали? – удивленно переспросила Карен у вампира, недовольно смотревшего на нее. – Но ведь за нами пришел лакей.

– Успокойся, – Лея устроилась на нешироких перилах, разглядывая друзей, – мы пришли именно тогда, когда и должны были по замыслу одной избалованной принцессы.

– Но почему? – возмутилась стихиария. – Приходить позже короля – нарушение этикета!

– Не кипятись, – улыбнулся Вир. – Краем уха я слышал, как Селенита убеждала своего отца, что это хороший способ отблагодарить двух девушек. Кто-нибудь из знати, покоренный их красотой, обязательно предложит им руку, сердце и кошелек.

– Селенита, кажется, посчитала самым важным последнее. – Стар покачал головой. – Честное слово, эти богачки начинают уже действовать мне на нервы.

Лея прыснула, вспомнив, как однажды на вампира вешалась графиня с младшего курса. Апофеозом ее приставаний стало золото, которым она попыталась подкупить вампира. Демонессе пришлось варить отворотное зелье, а Карен долго успокаивать Стара, впавшего чуть ли не в истерическое состояние.

– Надоели и надоели, – успокаивающе согласилась со своим возлюбленным стихиария. – Ты же знаешь, что я тебя ни на кого не променяю.

– Вне зависимости от титула и кошелька, – подсказал эльф.

– Вне всякой зависимости, – согласилась златовласка, и звезда засмеялась.

Выглянув на балкон, Нейл обрадованно сказал:

– Вот вы где! А мы с Селенитой вас уже потеряли!

Лея перевела взгляд на сплетенные пальцы дракона и человеческой принцессы и заставила себя улыбнуться:

– Мы не терялись. Просто решили немного поболтать.

В глазах Селениты мелькнула легкая жалость. Ее мысли уловил Нейл, а вместе с ним и остальные: «Бедная. Наверное, впервые на таком балу, вот и не знает, куда себя деть. Остальные вроде аристократы, а эта нет. Как она вообще в такую блистательную компанию попала?»

Лея заледенела, Вир шагнул вперед, словно хотел помочь ей слезть с балконных перил, а на деле закрывая собой от принцессы и дракона.

«Лея! – Нейл опустил голову. – Извини. После второго обряда мой слабенький дар мага разума стал чаще ловить чужие мысли. Я не хотел».

«Ничего. – То, что улыбка на губах демонессы фальшивая, видел только Вир. – Все в порядке».

– Идемте? – поторопила всех Селенита. – Папа приготовил для вас исключительные подарки!

И вновь слишком громкая мысль ударила Лею:

«Но аловолосой лучше надо было дать золотых, чем треть старого никому не нужного артефакта».

– Никогда не думала, что меня можно принять за нищенку, – пожаловалась Лея, выходя в шумный зал.

Вир, идущий вдоль стены, то и дело посматривал на демонессу. Еще пару лет назад после таких невольных оскорблений она бы закрылась от всех и отправилась на полигон, а сейчас идет как ни в чем не бывало.

«Что это?»

«Взросление, – мягко ответила Лея. – От того, что я буду прятаться, вымещая свою боль на спортивных снарядах, никому легче не станет. Еще и вы будете волноваться, где я, с кем, что со мной. А так я у вас на глазах».

Эльф кивнул. Его чувства утверждали, что демонесса уже успокоилась, относится к происходящему с легкой иронией и наслаждается яркими красками бала. Но зрение палача показывало черный ветер, кружащийся вокруг Леи. Да, поверхностные мысли демонессы были прозрачны, но именно эта простота больше всяких слов и заверений настораживала Вира. Да и взгляды стихиарии, которые она то и дело бросала в сторону подруги, спокойствия не добавляли.

Подошедшая к трону короля Табасского звезда выстроилась чуть ли не по линейке. Еще не старый мужчина поднялся, торжественно простер длань в сторону гостей:

– Досточтенные подданные наши. Все вы знаете, что несколько дней назад из дворца пропала принцесса Селенита. Поиски ее ничего не дали. Более того, жрецы молились богу нашему Хроносу три дня и три ночи, заклиная его послать знамение, дабы могли мы знать, где принцесса возлюбленная наша! На исходе третьей ночи, когда почти погасла последняя жертвенная свеча, пришел ответ, что возлюбленной принцессы нашей нет на земле Табасского королевства!

Тихие охи, ахи и стоны ужаса прокатились по залу.

«Балаган», – навесил ярлык на короля с его речью мрачнеющий Стар.

«Терпи, – посоветовала Лея, – сейчас еще больше пафоса будет».

– Еще три дня и три ночи, – возвысил король голос, – молились жрецы, чтобы узнать, жива ли кровиночка наша!

«Кровиночка? – изумилась Карен. – Из уст короля?»

Очередная громкая мысль, на этот раз от жреца у трона короля, коснулась мыслей звезды:

«Разглагольствует тут. Плетет словесные кружева. А попробовал бы сказать правду, что, когда мы во второй раз чаровали, все метлы из-под контроля вышли, по головам нам настучали, и сердитый голос сообщил, что жива избалованная курица и скоро появится, а мы бога уже заколебали со своими песнопениями».

Лея нервно усмехнулась, представив себе такую картинку. А потом на нее накатил легкий приступ головокружения, и очнулась она лишь тогда, когда король дошел в своей речи до восхваления звезды.

– Пятеро воинов из страны неведомой красотой своей и величественностью покорили сердце королевства Табасского и вернули нам принцессу Селениту! Так возрадуемся да воздадим почести им! Спасителям!

Зал взорвался аплодисментами. Вир стоял с каменным лицом, Нейл дурашливо раскланивался, Стар мрачнел еще больше, а девушки, как самые мудрые, сделали вид, что их сказанное никоим образом не касается.

– Долго мы думали, чем наградить храбрецов, которые не побоялись бросить вызов тварям диковинным, быстрым, опасным! И решили мы подарить за дочь нашу возлюбленную артефакт магический! Аловолосой девушке, которая дочь нашу проводить вызвалась, – треть артефакта песочных часов бога Хроноса!

– О, – Вир встрепенулся, – вот это королевский подарок.

– Лея знала, – тихо сказала Карен.

– Что?

– Лея знала о том, что на этом балу ей в подарок отдадут треть артефакта.

– Откуда это она могла знать? – насторожился Стар. – Она же так и не научилась видеть будущее!

– Не научилась, – кивнула Карен. – Но ответа я тоже не знаю. Можете так укоряюще на меня не смотреть. Все равно не поможет. Я бы сама не отказалась узнать, откуда и почему… – Стихиария не договорила.

Лея подошла к королю, присела в легком аристократичном реверансе. Накидывая на шею девушки цепочку и лично ее застегивая, король брякнул на весь зал:

– Становитесь моей королевой!

Знать замерла. Селенита застыла с открытым ртом, звезда не сводила шокированного взгляда с Леи.

– Нехорошо отказывать, когда остальные слышат это, – медовым голосом пропела она, – но долг, который сильнее участи моей и желаний моих, ведет меня в дорогу.

Зал выдохнул, король посмурнел. В мешочек с золотом для Леи упал личный перстень короля. И на этот раз очень тихо, так что слышало лишь ближайшее окружение, мужчина сказал:

– Ежели передумаете, мы примем вас с распростертыми объятиями.

Лея покачала головой:

– Благодарю вас. Но помимо долга у меня есть мой клан. И не думаю, что жрецы разрешат мне выйти замуж за кого-то с чужой земли.

Король вздохнул:

– Но вы все-таки подумайте.

– Безусловно.

– Прекрасной золотоволосой красавице, что по стенам, аки по полу, перемещается, вручаем мы гарнитур из червонного золота с паучьими сапфирами под цвет глаз ее!

Прислонившись к стене, Лея наблюдала за тем, как каждый из звезды получил по мешочку с золотыми монетами и памятные сувениры. Карен, как известно, достались драгоценности, эльфу – кинжал ручной работы (пользоваться такой дорогой игрушкой неудобно, зато в коллекцию то, что надо). Вампиру подарили толстую золотую цепь, украшенную драгоценными камнями.

«На ней только вешаться», – вздохнул Стар, созерцая подарок.

Нейлу вручили меховое манто.

«Дорого, но безвкусно», – констатировал дракон, раскланиваясь с королем.

– А теперь милостью нашего сиятельства, – вышла вперед принцесса, – да продолжится бал!

Нейл и опомниться не успел, как Селенита подхватила его за руку, провела в туре вальса по залу и увлекла за собой за тяжелую портьеру. А затем по подземному ходу прямо к покоям, предоставленным мужчинам звезды.

В комнате был накрыт стол, стояла бутылка с вином, ваза с розами и свечи…

– Бал будет долго, – принцесса улыбнулась, – потому я взяла на себя смелость заказать небольшой ужин. Мы немного перекусим и вернемся обратно. Как тебе такое предложение?

– Достаточно интересное, – кивнул Нейл, устраиваясь в кресле.

– Ты знаешь, я так испугалась, когда папа сделал предложение вашей наемнице! Не могу даже передать словами!

– Ты подумала, что она согласится?

– Да, – кивнула девушка. – Папа еще не стар. Он богат, влиятелен. Я, честно, ожидала, что девушка согласится не раздумывая. Нет, она, конечно, любит тебя, но сразу понятно, что ей ничего не светит. Вот… Чуть не забыла, а кто ей подсказывал, как говорить? У нее была очень правильная речь.

– Никто. Она сама.

– Сама? – не веря переспросила принцесса. – Да… даже обычные люди, общаясь с аристократами, могут многому научиться!

Нейл тяжело вздохнул. Избалованная вниманием окружающих, Селенита его слушала, но не слышала.

– А еще знаешь, я была так удивлена, что папа отдал за мое возвращение кусочек часов Хроноса! Он, конечно, никому не нужен, но лежит в нашей сокровищнице триста лет! Это очень, очень много поколений!

– Много? – удивился Нейл. – Это же…

– Вот ты сколько проживешь? – перебила дракона девушка.

– Ну, так как я не человек, несколько десятков тысяч лет.

Селенита смотрела на Нейла широко распахнутыми глазами.

– Здорово, – прошептала она наконец. – А мы, наш народ, мы живем около тридцати лет.

– Так мало?

– Да… теперь я понимаю, этого мало. Но дело не в этом! Я, вообще-то, хотела, чтобы ты пришел… Ну, понимаешь, дело вот в чем. Э…

Девушка замолчала, дракон вздохнул, помедлил, опять вздохнул и мягко подтолкнул девушку:

– Так в чем дело?

– Я… Я… – Селенита смутилась. – Понимаешь, папе осталось около пяти лет. Я должна найти соправителя для себя. Сильного. Мудрого. Смелого. Такого, как ты!

Нейл поперхнулся. Откашлявшись, он с ужасом посмотрел на девушку:

– Ты о чем, принцесса?

– Я… Конечно, обычно предложение делает мужчина, но на что не пойдешь ради счастья! Женись на мне! Одно твое слово, и большой бал внизу станет нашим свадебным.

«Сговорились все, что ли? – подумал Нейл. – Родители. Стар и Карен. Теперь вот эта девчонка. Что вообще происходит? И главное, как сказать этой мелкой «нет» и при этом не обидеть ее?»

– Селенита.

– Да, – кивнула принцесса. – Я понимаю, что это очень неожиданно. Но поверь, у моего предложения только плюсы. Так что скорее говори «да» и пойдем вниз! Жрецы Хроноса проведут обряд, и мы станем мужем и женой.

– Нет.

– Что? – С лица Селениты сошли все краски. – Ты не можешь мне отказать!

Бросившись на шею Нейлу, одним махом испарив стол и его содержимое, девушка принялась его целовать, языком тела убеждая в правильности и положительности своего предложения.

Открывшуюся и тут же закрывшуюся дверь она не заметила. Не услышал и Нейл, сосредоточившийся на магии разума. Дракон намеревался изменить мысли принцессы. Жениться на девушке он не собирался. Но и проблем с приютившим их королевством не хотелось. Мало ли какую армию предоставят для их уничтожения…


Как только части Песочных часов соединились, Лея почувствовала сильное головокружение.

Артефакт был слишком сильным для нее. Нет, раньше, на первом курсе, демонесса с легкостью смогла бы и носить артефакт, и одновременно кастовать заклинания. Вот только шесть лет в академии ей на пользу не пошли совершенно. Остальные набирали силы и развивали их, а она свои теряла. И при этом первый показатель магического могущества демонов – длина волос увеличивалась, а энергии у Леи оставалось все меньше и меньше.

Головокружение утихло. Зато сильно затошнило, и демонессе пришлось перебираться на балкон. Свежий воздух прояснил голову, и появилась довольно трезвая мысль, что надо вернуться в свою комнату и принять зелье от лихорадки.

Двигаясь осторожно, по стеночке, Лея смогла подняться по лестнице, но на втором этаже в коридоре к гостевым покоям ей пришлось долго стоять, пережидая очередной приступ головокружения и предательскую слабость.

Слабость не проходила. Более того, девушке стало еще хуже. Жар, который донимал демонессу во время бала, усилился. И Лея поняла, что надо позвать на помощь. Хоть кого-то из звезды.

Вот только… телепатическая связь оказалась заблокирована. А сил на то, чтобы ее разблокировать, не было.

Лея понимала, что спуститься вниз она уже не сможет. Оставалось надеяться на то, что Вир, или Стар, или, на худой конец, Нейл будет в гостевых покоях.

Лея считала, что сил у нее хватит лишь на то, чтобы открыть дверь.

На самом деле хватило их еще и на то, чтобы закрыть ее за собой. Показалось на какой-то момент, что от сердца сейчас отвалится кусок, но обошлось… Сердце несчастной демонессы просто приобрело еще одно «украшение» в виде очередной кровоточащей раны.

Крупные слезы катились по лицу и с легким хрустальным звоном разбивались об пол.


Сидящие в беседке Карен и Стар встревоженно переглянулись и бросились во дворец. Вир прервал на полуслове разговор с королем, витиевато извинился и помчался к лестнице.


Лея с трудом добралась до предоставленной ей комнаты, открыла дверь и упала. Браслет морока рассыпался на куски, открывая истинный вид демонессы. Увидел бы ее кто сейчас, сказал бы: «Труп», но смотреть было некому.

Сознание уплывало…

Когда Лея открыла глаза, вокруг была пустота. Серая, бескрайняя пустота.

– Кто же так делает? – укорил девушку кто-то.

Лея покрутилась по сторонам, но никого не увидела:

– Кто здесь?

– Я.

– А «я» это кто? – подозрительно спросила девушка.

– Я – это бог Хронос.

– И где ты?

– В Песочных часах.

– А? – Схватившись за цепочку, демонесса вытащила артефакт. – Здесь?

– Здесь, – покорно согласился Хронос.

– И что ты там делаешь?

– Не знаю, запечатан я здесь. – Бог тяжело вздохнул. – Я сейчас слабее обычного мага. Не столько бог, сколько недоразумение. Выпусти меня, а?

– Зачем тебя посадили в часы?

– Чтобы их охранять, – вздохнул Хронос еще тяжелее, – и узнать – тот, кто собирает часы, делает это для себя или чтобы активировать столб Тьмы. Так что выпускай меня уже.

– На вопросы ответишь?

– Выпустишь – отвечу на три вопроса. Переверни часы. Только быстрее!

Немного подумав, Лея все же сделала сказанное. Силой, которая вырвалась из артефакта, ее отшвырнуло в сторону. Но упасть ей не дали, подхватили в воздухе и галантно поставили на ноги.

Бога, появившегося рядом, окружало тусклое золотое сияние, не дающее его разглядеть.

– Спасибо, – тихо сказала Лея.

– Тебе спасибо за освобождение. По всем правилам, я могу ответить только на три вопроса, так что будь внимательна.

– Почему нужно было так срочно выпустить тебя? Я почувствовала, как ты нервничал…

– Потому что каждая минута, после того как часы были собраны полностью, добавляла мне сил. И вешала на твои плечи очередную порцию непрожитых кем-то лет. А ты и так очень много сил потеряла, пока была носительницей артефакта. Сам артефакт жадно пил из тебя энергию, восстанавливаясь. А затем уже я…

Демонесса криво усмехнулась, принимая сказанное к сведению, и задала следующий вопрос:

– Столб Тьмы регулирует мироздание в отдельном секторе, чтобы не было особых перекосов в каких-то областях жизни. А раз ты был в нем, значит, ты должен знать еще о каком-нибудь артефакте?

– Да, об одном знаю. Виноградная лоза бога Диокура. – Хронос замолчал.

Лея разглядывала тусклые облупившиеся часы в своей ладони, потом подняла голову. Вопросов накопилось очень много, но важно было спросить о том, что касалось всей звезды.

– Часы… – тихо проговорила она. – Часы в таком вот виде надо ставить в столб?

– Нет. – Бог тихо засмеялся. – Какая же ты умная девочка. Их необходимо зарядить.

Приложив палец к часам, Хронос что-то тихо прошептал, а потом исчез, оставив Лею одну. Вокруг нее кружились золотые песчинки и втягивались в часы. Исчезли трещины, облупившаяся краска, пятна ржавчины. Настоящее произведение искусства лежало на ладони девушки. Чистый тонкий хрусталь переливался под сиянием магического света, золотая инкрустация, золотой песок и тонкая дорожка изумрудов…

– Уф, – вздохнула девушка, приподнимая часы. – А все-таки исключительная красота. Теперь пора вернуться в свое тело, а затем к столбу Тьмы. И надо же было придумать такое! Ну Судьба, ну затейница!

В глазах потемнело, а потом все вокруг поглотила темнота.

Глава 7

Песочные часы

Темнота перед глазами рассеялась от вспышки сразу трех магических светлячков. Сидя на полу, если можно так назвать ту плотную субстанцию, которая была внизу, Лея подняла голову, глядя на испуганные лица друзей.

– Вы чего? – спросила девушка устало.

– Это лучше ты скажи, «чего»? – Вир опустился рядом с девушкой, осторожно вытер с ее щек дорожки слез. – Ты опять плакала, – укоряюще сказал он.

– С чего ты… – Демонесса вздрогнула. – Вы что, все-таки поставили на меня маячок?

– Поставили, с тобой же по-другому нельзя, – буркнула Карен, успокаиваясь от вида пусть и бледной, но здоровой подруги. Ей на какой-то момент показалось, что она перестала ее слышать, что они не успели, и… Передернувшись, стихиария резко сказала: – Это же надо было дойти до такого состояния! Ты больше похожа на привидение! Симпатичное, но зареванное до жути! Что случилось?

Лея пожала плечами:

– Ничего страшного. Просто увидела то, что было не предназначено для чужих глаз. Да и, Нейл, извини за испорченный вечер.

Дракон улыбнулся:

– Ну что ты! Ты очень вовремя! Еще чуть-чуть, и мне пришлось бы звать на помощь.

Демонесса вздрогнула и отвернулась.

«Лицемер», – проскочило в ее мыслях.

– Так, почему нас всех вернули сюда? – спросила Карен, приходя подруге на помощь.

– Надо поставить на место первый артефакт.

– Часы собрались? – уточнил Нейл, игнорируя довольно колючие взгляды Стара и Вира. Дракон не чувствовал за собой никакой вины.

– Да. – Лея показала всем изумительную вещицу. – Более того, я знаю, какой артефакт нам надо найти следующим.

После того как Хронос покинул часы, силы понемногу стали возвращаться к демонессе, а вместе с ними и хорошее настроение. Лея приложила артефакт к столбу, полюбовалась на дело своих рук. Часы заняли предназначенное им место и, словно вокруг был не камень, а пластилин, начали увеличиваться. Мягкий свет от изумрудов озарил неяркими бликами подножие столба, сверху вниз по нему пробежали искры, словно кто-то щедрой рукой разбросал зеленые песчинки, и часы перестали восприниматься как украшение, став функциональной частью огромного артефакта Тьмы.

«Мои руны…» Лея подвесила над головой руны, которые увидела в первый раз на столбе. Светящейся цепочкой они кружились вокруг девушки, поворачиваясь к ней то одним боком, то другим.

Друзья, не желая мешать подруге, шагнули немного назад и потеряли Лею из виду. Дозваться ее по кровной связи не получалось. Демонесса исчезла. Что самое странное, не смогли они и вернуться обратно к оси. Тьма сгустилась, стала стеной и никого не пускала, а потом немного напружинилась – и вышвырнула звезду со своей территории.

Лея осталась одна, еще даже не зная об этом.

Руны мягко кружились вокруг нее, завораживая своим сиянием, а потом одна отразилась в ярком боку песочных часов.

– Вот ты как! – На губах демонессы появилась довольная улыбка. – Все так просто! По крайней мере, для твоей пары. Rax Sesh! Перевернись! Отзовись!

Часы выехали из камня, перевернулись и засияли еще ярче, песок начал пересыпаться по узкому горлу.

Свет, который разгорался все сильнее, причинял Лее боль, и она шагнула назад, спасая свои глаза. Пол ушел из-под ног.

Девушка вскрикнула, а в следующий миг над ее ухом мягко фыркнул Нейл:

– Все, все, успокойся. Я тебя поймал.

Распахнув глаза, Лея испуганно посмотрела вниз. Там было небо, бескрайнее небо без каких-либо следов земли.

– А где остальные?

– Немного левее есть плотные облака, – ответил с легким смешком дракон, делая вид, что не обратил внимания на то, как Лея мысленно отгородилась от него. – Сидеть в них жутко непривычно, но забавно. – Золотые широкие крылья мягко качнулись, поднимая дракона немного выше. – Может, пошалим?

– Пошалим! – На губах демонессы появилась улыбка.

– Тогда держись!

Лея вцепилась в гребни ярко-алого цвета. Вторая линька дракона привела к тому, что алыми стали гребни, края крыльев и «носочки» на лапах. Нейл заложил крутой вираж и рухнул вниз. Ветер, бьющий в лицо, и запредельная скорость привели демонессу в восторг. Такое счастье, как полетать с драконом, ей выпадало редко.

Крутые виражи, мертвые петли и «бочки». Нейл отдался ветру, ни на миг не забывая о своей всаднице. Но девушка искренне наслаждалась полетом, забыв обо всем. В ее мыслях было только небо, и небо же пело в ее душе…

Уже когда впереди показалось облако, на котором их ждали остальные, Нейл немного замедлил полет.

– Извини, – сказал он виновато.

– О чем ты? – с блаженной улыбкой переспросила девушка. – Я не очень понимаю.

– То, что ты увидела, ничего не значит! Это даже была не моя инициатива! Не отшвыривать же девушку. Это как-то неправильно. Помимо синяков, которые получил бы я, мы могли бы настроить против себя все королевство. Мы бы ушли, но сколько их полегло бы при этом?

– Нейл, зачем ты оправдываешься? – пожала плечами Лея, даже не вслушиваясь в его объяснения. – Я все поняла. Успокойся.

Дракон вздохнул. То, что девушка на него до сих пор обижена, он понял совершенно отчетливо. Также он чувствовал еще и застарелую обиду и боль. Но разбираться во всем этом было некогда.

Обернувшись еще в полете над облаком, Нейл мягко приземлился, держа Лею на руках.

– У меня все получилось! – улыбнулась Лея, высвобождаясь из рук дракона и подбегая к Карен.

– А мы и не сомневались, – улыбнулась в ответ Карен, протягивая подруге кружку с горячим шоколадом и пару круассанов. Стихиария точно знала, чем подкормить и подкупить усталую подругу.


Тихому офису на Арбате в последние дни не везло. Не успели починить дверь и стену после беловолосого буяна, как пришла новая посетительница.

Хотя ее появление на первый взгляд не предвещало никаких неприятностей. Когда рабочий день начался, в офис директора «Эдема» – туристического агентства высшего класса, вошла невысокая школьница. Черная юбка, белая блузка и серый жакет. Туфли на невысоком устойчивом каблуке и объемный ранец с книгами. У девочки были тяжелые каштановые волосы, вьющиеся мелким бесом, загорелая кожа, словно она не вылезала из соляриев, и яркие синие глаза, почти такие же, как и у директора агентства. А еще на лице крохи была улыбка до ушей. Эта улыбка и подкупила девушку-секретаря.

– Добрый день, – мягко улыбнулась секретарь. – Чем могу вам помочь?

– Мне к Михаилу Андреевичу, – пропела девочка.

– Он вас ждет?

– Должен. Я Аня Гурова.

– Да, ваша фамилия есть в списке. Прошу.

Мило улыбнувшись, девочка вошла в кабинет, закрыла за собой дверь и щелкнула пальцами, устанавливая звуконепроницаемый щит.

– Ну? – нахмурилась Аня. – И как это все понимать?

Мужчина за столом отложил в сторону стопку бумаг, а затем попросил:

– Аня, сядь.

Девчушка демонстративно закатила глаза, прошла к столу и села.

– Ну я тя слушаю.

– А повежливее никак? Что за сленговые словечки появились в твоем лесиконе?

– А вот не надо было меня отправлять в школу для избалованных лентяев и балбесов, если уж хотел, чтобы меня научили чему-то путному! – огрызнулась девочка.

Мужчина вздрогнул, поднял руки, признавая свое поражение:

– Ладно. В следующий раз обязательно спрошу у тебя, где ты хочешь учиться.

– Надеюсь, – поджала губы посетительница.

– Хорошо, Анюта. Давай…

– Я же просила меня так не называть! – сорвалась на визг девочка.

Стекла в кабинете опасно задрожали. Хозяин покосился на них и вздохнул. Поставил магический щит.

– Чуть сбавь обороты. В прошлый раз после твоего посещения мне пришлось ремонтировать не только свой офис, но еще и соседний.

– Нечего было учить меня жизни, – отозвалась Аня, откидываясь на стуле и закидывая ногу на ногу. Голос от детского звонкого плавно перешел к хрипловатому контральто. – Я не ребенок.

– Я помню, не переживай.

– А иногда кажется, что забываешь! – вновь выпустила свои иголки девочка.

– Хорошо. Буду внимательнее.

– И кстати, может быть, мы все же перейдем к делу, Михаил Андреевич? – с явной издевкой спросила Аня.

– Давай к делу. Только еще тише, милая.

– Хорошо. Если честно, я поняла, почему дядю так зацепила эта компашка.

– Они все погибли?

Девочка засмеялась:

– Не поверишь! Я их недооценила! Они не пострадали! Синяки, мелкие царапины… и все! Даже демонесса, ставшая на время хранительницей артефакта, быстро восстановила свои силы!

– И все?

– Ага! А гоурланов можешь вычеркивать из своего списка.

– Совсем?

– Да. – Аня подтянула ноги к подбородку. – Я даже не знаю, как это объяснить! Понимаешь, у них всех изумительная сила. При этом они звезда, истинная звезда!

– И кто у них «батарейка»? – заинтересовался Михаил.

– Имеешь в виду тот луч, который накачивает силой остальные лучи, доходя до предела, а потом благодаря катализатору рывком поднимается сам? – уточнила девочка.

Директор «Эдема» кивнул.

– Ну, я не сразу, конечно, смогла это понять. Но вообще «батарейка» – Лея. Катализатор – Нейл. Но если дракон не поймет, что к чему, демонесса скоро перегорит. Она тратит запредельное количество сил. И при этом она приняла то, что слабее остальных, как норму. Хотя раньше все было наоборот. Признаться, она меня пугает.

– Почему? Из-за ее силы?

– Нет. Она похожа на нас. Она стала бы идеальной тенью Смерти.

– Я знаю, – кивнул Михаил. – И хотя эта тема интересная, оставим пока звезду в покое. Я тебя попросил прибыть не затем, чтобы поговорить, хотя и это тоже. В общем, я отзываю тебя из отпуска.

– Что?

Секретарь в приемной вздрогнула, повернулась к стеклу, которое покрылось сеточкой мелких трещин.

– Меня? Из отпуска? Да ни за что!

Стекла задрожали уже во всем здании…

– Аня! Сядь обратно! – рявкнул взбешенный мужчина.

Закипающая на глазах девочка опустилась на стул, сложила ручки на коленках, как примерная школьница.

– Ты будешь во вселенной Судьбы, – немного успокоившись, продолжил Михаил. – Недавно сняли стазис с планет, и многие армии, оставленные Войрэно, смогли раскодировать. Но осталось несколько опасных планет, проблему с которыми мирным способом не решить. Тебе предстоит зачистить две из них. Потом возвращайся в отпуск.

– Ну почему не Интессо? – чуть не расплакалась Аня. – У меня шестьсот лет нормального отпуска не было! И тут, только я настроилась на отдых, только начала получать удовольствие, опять отзыв!

– Если ты помнишь, Тессо уже был во вселенной Судьбы. И если он туда вернется и встретится с этой звездой, то очень быстро станет человеком.

– Ну и что? – непонимающе переспросила Аня. – Все мы рано или поздно станем обратно людьми. Кто-то раньше, кто-то позже. В чем сложность с ним?

– Аня, ему нельзя, понимаешь? Он должен вначале выработать свой ресурс. Найти преемника. И только потом угасать.

– Н-да, не вовремя он встретил эту девочку. Кстати, а какой у меня уровень допуска?

– Высший. Демиург тебя встретит.

Аня вздохнула:

– Ладно. А контакты с местной тенью Смерти?

– Разрешены.

– Коса?

– Запрещена, – отозвался Михаил.

– Издеваешься? – опять завопила девочка.

Стекла в кабинете директора и приемной не выдержали звуковой волны и треснули. Стеклянный дождь просыпался вниз, завис над асфальтом и медленно начал подниматься вверх.

А Аня, сбросив пар, неожиданно успокоилась. Закинула в рот мятную жвачку, натянула наушники, приготовилась включить плеер и посмотрела на Михаила:

– Сроки?

– Неограниченны. – И уже в спину выходящей девочке, мужчина добавил: – Можешь даже немного развлечься. Ну, или кому-нибудь помочь. Если будет на то твое желание.

Даже не показав, что услышала сказанное, Аня покинула кабинет.

Секретарь лежала в обмороке. Подойдя к окну, девочка махнула рукой, восстанавливая из поднявшихся вверх осколков стекло, потом вернулась к столу секретаря, подула на лоб девушки и покинула приемную, точно зная, что мистическая сопровождающая ее визита из памяти служащей сотрется.

Войдя в метро, Аня пробежала по эскалатору, заскочила в самый последний момент в поезд, и вскоре даже самый придирчивый взгляд не нашел бы в школьнице с ярким томиком манги в руках ничего особенного…


Обычно безлюдный пляж у океана в этот раз облюбовала пара демиургов.

Судьба вышла из воды, подхватила любимое мохнатое полотенце, торопливо растерлась и рухнула на широкое покрывало.

ТерАль отвлекся от книги и посмотрел на жену:

– Почему ты опять сама не своя?

– Потому что я твоя, – отозвалась демиург, отбирая у вампира книгу.

– А если серьезно?

– Нам ждать приезда тени Смерти. Эмиссара, подчищающего хвосты за Вороном. Оказывается, этот псих оставил в моей вселенной несколько армий, и тень должна их обезвредить.

– И что тебя волнует? Это же хорошо!

– Было бы, если бы не личность эмиссара.

– Опять тот беловолосый?

– Если бы… Среди демиургов ходит байка о ребенке. Ей лет двенадцать. Хорошенькая, смугленькая, вежливая, начитанная. На вид настоящее сокровище. А на деле – одна из самых сильных и опасных среди теней Смерти, с «милым» прозвищем – Пожирательница миров.

– Разве мы в случае чего с ней не справимся? – спросил ТерАль, стараясь казаться спокойным.

– Справимся. – Судьба села, глядя на раскинувшийся перед ними океан.

– Тогда что тебя беспокоит?

Демиург покачала головой:

– Не знаю. Может, то, что я не понимаю природы ее сил. Может, то, что она похожа чем-то на меня. А может, просто потому, что, несмотря на свой опыт и все прочее, она была и остается ребенком.

ТерАль вздохнул и притянул любимую к себе:

– Просто оставайся собой, и все будет хорошо.

– Думаешь?

– Уверен. – Мужчина успокаивал свою жену, но при этом у него на душе было тоскливо.

Ту, что сейчас стала Пожирательницей миров, он называл когда-то Анюткой и по утрам дарил ей анютины глазки. Маленькие и нежные цветочки, каждый из которых имел свою историю, когда нежную или веселую, когда грустную.

Аня принимала цветы и весело хохотала. Она постоянно смеялась.

Их вселенная, одна на двоих, часто ставилась в пример остальным. Они показывали, как на самом деле должны действовать демиург мира и его тень Смерти.

Между ними были и ссоры, и радости. Вместе они отмечали дни рождения. Вместе изучали другие вселенные, вместе спускались вниз на планеты, чтобы немного отвлечься от своих дел.

Именно в одно из таких путешествий Аня влюбилась. В нелюдь, темного эльфа. Коса была заброшена. Был забыт долг. Первая любовь искорежила душу тени Смерти. Возлюбленный оказался исключительным подлецом.

ТерАль не раз пытался спасти свою девочку. Вот только Анютка увязала все сильнее и сильнее. А потом произошла ссора…

Был обычный день, каких миллионы. В темно-сером небе медленно кружились три маленьких дуги – светила планеты Тайран. На этой планете ТерАль был герцогом и имел фамильный замок.

В тот день он сидел в парке, разглядывая яркие белые лилии на своем гербе. Во сне он видел, как эти лилии обагряются кровью. Дурное предзнаменование было во всем. Плакали цветы, стонали деревья и земля, предчувствуя беду. Ветер неистовствовал. Люди закрывались в домах. Нелюди, наоборот, стремились на улицу.

Маги искали, что вызвало такую аномалию, но ничего не находили…

ТерАль сидел на бортике фонтана, когда перед ним появилась Анюта. Взбешенная девочка, сжимая кулаки, крикнула ему в лицо:

– Я ненавижу! Ненавижу тебя! Почему ты всегда вмешиваешься в мою жизнь? Уходи! Убирайся!

– Куда? – спросил растерявшийся ТерАль, не понимающий, чем обидел девочку.

Но та его не слышала, швырнув в грудь демиурга белоснежный с алыми кончиками цветок, она крикнула:

– Отсюда! Убирайся из моей жизни! Навсегда!

Гром прогремел над планетой, молнии раз за разом били в вампира, а он даже не шевелился. У каждого демиурга есть свое условие, чтобы покинуть вселенную. ТерАля могла прогнать тень Смерти. И она это сделала…

Когда молния попала точно в вампира и мир померк в глазах, он еще успел увидеть, как плакала его Анюта, стоя на коленях.

Вселенная начала разваливаться сразу же после исчезновения демиурга, слишком многое там было выстроено на его любви. Как потом узнал ТерАль, Аня лично уничтожила каждую планету, каждый мир, поглотив их…

О том, что ТерАль выжил, она не знала. Он не попадался больше ей на пути и надеялся, что так будет и дальше. И вот эта встреча… могла перевернуть его жизнь…


Растянувшись во весь рост на облаке, Нейл посмотрел на Лею:

– Ну и? Куда мы должны отправляться?

– Куда именно, не знаю, – отозвалась девушка. – Я знаю лишь, какой артефакт мы должны получить следующим.

– Ладно. Пусть так. И какой же? – повторил свой вопрос дракон.

– Виноградная лоза Диокура, – озвучила демонесса и торопливо добавила: – Я о таком боге никогда не слышала.

Ребята переглянулись и погрузились в раздумья. Один за другим они признавали свое бессилие. Только Нейл перелистывал память драконов. Лицо блондина мрачнело, судя по всему, он уходил все дальше и дальше в память рода.

– Это надолго. – Стар поднялся. – Нейл, мы не будем тебе мешать и отвлекать своими мыслями. Поэтому отойдем немного дальше.

– Хорошо, – отозвался дракон, оставаясь в одиночестве.

Хотя разговор, ради которого друзья отдалились, стоил того, чтобы уделить ему внимание.

Под пристальными взглядами друзей Лея смутилась, начала оглядываться, словно желая отыскать пути к отступлению.

– Итак. – Карен заметила беспокойство подруги и смягчилась: – Да не ершись ты так. Никаких нотаций, воспитательных речей и никакого недовольства твоей скромной персоной. Мы здесь по другому поводу.

Демонесса изумленно вскинула бровь:

– О как! Интригующее начало.

– Не паясничай, – укоризненно сказал Вир. – Лея.

– Что? – насторожилась демонесса. Серьезные и решительные взгляды друзей ее пугали. – Вы опять что-то задумали?

– Можно и так сказать, – кивнул эльф. – Послушай. Просто немного послушай.

– Эта идея пришла мне в голову давно, – начал Стар, – но я никак не мог решиться ее предложить. Сегодняшний бал помог мне.

– Стар, ты сейчас о чем? Я… тебя не понимаю.

– Мы устали смотреть на твои страдания, – прямо сказала Карен. – Ты гордая, сильная, решительная. Ты умудряешься делать несколько дел одновременно, заботишься о нас, помогаешь нам. Защищаешь, не щадя себя. Но стоит Нейлу что-то отколоть в очередной раз, как ты плачешь. Это очень больно. Ты никогда ни с кем не делишься своими печалями. Ты закрываешься ото всех! Но не мне тебе говорить, что таким образом ты вычерпываешь свои силы. Лея, ты понимаешь, что ты маг? Ты отдаешь себе отчет в том, что ты можешь просто перегореть?

– Ты уже была на этом пороге, – добавил Вир. – Сегодня ты чуть не сгорела! А сколько раз было так, что ты исчезала, и мы не знали, где ты и что с тобой? А потом дух академии бил тревогу! Даже твоя тень бледнела и почти пропадала!

Демонесса молчала, опустив голову.

– И что вы предлагаете? – тихо спросила она.

И этот вопрос сказал звезде гораздо больше, чем все мысли, чувства и действия вместе взятые. Лея устала. От своей безнадежной любви. От одиночества, когда вокруг есть друзья. От постоянных слез и боли. Девушка готова была сдаться.

– Лея, мой дар, – вампир откашлялся, – он немного изменился, расширился. Я могу перекинуть полюс твоей любви на Вира. Ты будешь осознавать, что любила Нейла. Но… ты решишь, что разлюбила его, такое ведь бывает! Ты полюбишь, по-настоящему полюбишь Вира. Все будет очень естественно. Ваши чувства друг к другу уже сейчас невероятно сильны, но они ближе к семейным узам, а я переведу их в сферу страсти.

Лея долго не поднимала голову, разглядывая свои ладони.

– Вир, как же ты? У тебя есть Ари. Как ты отреагируешь на то, что я… полюблю тебя как мужчину, а не как брата?

Пересев к демонессе ближе, эльф взял ее ледяные ладошки в свои:

– Посмотри на меня.

Девушка подняла голову:

– Ты не сердишься?

– Это было в том числе и мое предложение. Твои слезы причиняют мне боль. Каждый раз, когда ты плачешь, у меня останавливается сердце. Больно тебе, больно и мне. Понимаешь?

Лея кивнула:

– Но все равно, Вир, это будет несправедливо! У тебя есть Ари. А я не могу… я не могу мириться с кем-то еще, понимаешь, я… я устала… мое сердце…

– Уже надорвано, я знаю. – Эльф бережно стер слезу со щеки демонессы. – Не будет никакой другой. Стар сделает то же самое и со мной.

– А Ари?

– Я ей не нужен, – спокойно ответил эльф. – Я не хочу гоняться за синей птицей, которая на самом деле даже и не синяя.

Порыв ветра растрепал волосы Леи.

– Нейл идет, – предупредила Карен.

– Мне нужно подумать, хорошо? – взмолилась демонесса.

– Конечно, когда будешь знать ответ, скажешь, – тихо ответил Стар. – Вир, у тебя также есть время подумать. Договорились?

Эльф и демонесса синхронно кивнули.

Подошедший Нейл был мрачен и на то, что друзья немного скованны и чем-то озадаченны, даже не обратил внимания.

– Что случилось? – Но все же на какую-то краткую, обжигающе-ясную секунду Лее показалось, что Нейл все понял и сейчас запретит Стару пользоваться своим даром.

– Я узнал, на какой планете есть бог Диокур.

– И? – насторожился Вир. – Должна же быть причина тому, что у тебя вид, как у медведя, чей малинник обобрали браконьеры.

Дракон хмыкнул:

– Сейчас я на вас посмотрю.

– А что на нас смотреть? – мягко возразила Карен. – Вот они мы. Белые и пушистые. Сидим спокойно, тебя ждем.

– Ну-ну. Для начала вот что. Диокур – это не бог-виночерпий, как можно подумать с учетом вида артефакта, а бог злобы.

– А при чем тут виноград тогда?

– Не знаю, – вздохнул дракон. – Но это предлагаю узнать на месте.

– И, кстати говоря, злоба злобой, – Стар присмотрелся к Нейлу, – а что это у тебя вид такой позеленевший?

– Дея – мир Диокура (он там, кстати, единоличный владелец) – это мир, не имеющий магии.

– Вообще? – возмущенно-испуганные крики слились воедино.

Дракон кивнул:

– Более того, жрецы Диокура, чтобы увидеть знамение своего бога, вырезают целые деревни! А иногда и города.

– О, о, о. – Лея откинулась на облако. – И нам надо отправиться туда?

– Да-а. – Стар задумчиво почесал бровь. – Друзья, кажется, мы с вами попали в очень неприятное положение.

– Предчувствие или предвидение? – уточнил Вир.

– И то, и другое, – отозвался вампир.


Посреди ночи песчаные дюны недалеко от небольшого оазиса внезапно окрасились ярким светом. Пять песчаных звезд взбухли на поверхности.

Отплевываясь от песка, с трудом вырвавшись из плена песчаных пут, поднялся Вир и оглянулся по сторонам. Помогая выбраться Лее, он заметил:

– Ты просто гений, что заставила нас нацепить образы людей заранее.

Демонесса улыбнулась:

– Считай, что это было что-то вроде минутного озарения.

Вир кивнул и перевел взгляд на Нейла.

– Ты уверен, что наши звезды не исчезнут? – поинтересовался эльф.

Дракон чуть пожал плечами:

– Я уверен только в том, что если наши звезды исчезнут, то вернуться обратно нам будет очень, очень сложно.

Стар и Карен переглянулись и расхохотались.

– А когда это было иначе? Не припомним такого.

– И не будет, – грустно уронила Лея.

И спорить с ней почему-то никто не стал…

Глава 8

По следам песчаного дождя

Город появился на горизонте почти под утро. Россыпь темных точек, едва заметные башенки. То, что он далеко, – ясно было всем. А вот сил туда идти уже почти не осталось. Карен, в образе человека чувствующая себя очень неуютно, после выматывающей ночной дороги просто рухнула под сень незнакомых деревьев в сине-зеленом оазисе.

– Все. Я туда не дойду, – простонала она, стирая пот с лица, и взмолилась: – Давайте отдохнем! Хоть самую чуточку! Сколько можно-то! Время нас не гонит! Никто не гонит! Куда мы так летим? На пожар? На собственные похороны? Отдыха мне! Отдыха!

Лея откинула за спину толстую косу, поправила пояс с метательными ножами, потянулась, наклонилась, достала ладошками до земли, покрутилась на месте и только потом перевела взгляд на подругу.

– Если ты устала, то давай отдохнем, – согласилась она наконец, хотя сама была полна сил, как никогда. И ей хотелось или прыгать, или бегать, ну на худой конец – летать!

Мужчины попадали кто где стоял. Они последние пару часов шли уже только из гордости.

– Уж на что я люблю тепло, но идти по такой жаре я больше не могу, – озвучил Нейл общие мысли, буквально растекаясь на траве у воды в низинке, где было хоть немного прохлады.

– Вы чего? – Лея закружилась на месте, потом резко остановилась. – Разве это жара?

– А разве нет? – Стихиария жадно выпила почти полфляги воды и опять откинулась на траву. – Уф! Хорошо. Лея, да в моем Арнасе в самом центре пустыни не было такого пекла!

Демонесса задумалась, развела руками:

– Ну я даже не знаю, что вам сказать, мне очень хорошо. – Хихикнув, она раскинула руки, словно желая обнять весь мир. – Мне просто невероятно хорошо! И у меня сил много! Очень много!

Вир встревоженно посмотрел на девушку, потом сделал резкую подсечку, и демонесса рухнула вниз, прямо в руки заботливого эльфа. Дернувшись, она получила легкий щелчок по носу и тут же послушно замерла, глядя в небо. На губах Леи бродила шальная улыбка.

– Мне здесь нравится! – прокричала она внезапно. – Мне здесь невероятно нравится!

И захохотала. Наклонившись над Леей, Вир коснулся ее лба, провел ладонью по шее, проверил пульс. Зрачки демонессы сузились до булавочной головки, кожа немного пылала, у нее явно был жар. Пульс же при этом был замедленным.

– Лея, что с тобой? – спросил Нейл, протягивая руку к демонессе.

– Со мной все в полном порядке! – На лице девушки проявилась странная недовольная мина, и она оттолкнула руку дракона. – Не касайся меня! Я в порядке! О! – Покрутив головой, словно слепая, и услышав далекий звук, она бросила: – Наш транспорт сейчас подойдет. А вы сидите, я позову, когда надо будет.

Встав и оттряхнув брюки, Лея перекинула косу через плечо и, играя ее кончиком, двинулась к дороге. Переглянувшись, остальные остались на своих местах. Спорить с такой Леей было чревато.

Минут через двадцать подошел караван. Груженные тюками верблюды двигались в сторону города. Около оазиса караван остановился, повинуясь дикому крику погонщика на первом верблюде. Звезда осмотрела караван несколько раз. Людей, кроме погонщика, не было. Только он и верблюды.

«Здесь никогда не бывает бандитов?» – удивился Стар, но ему никто не ответил… На Дее не было силовых потоков, и кровная связь, имеющая магическую основу, уже не соединяла звезду.

– Заработать желаете? – спросил мужчина, перегнувшись к демонессе.

Лея усмехнулась:

– А сколько предложишь?

– Ну так как до города еще приличное расстояние, да и разбойники пошаливают… Внакладе не останетесь.

– Внакладе, не внакладе. Ты мне скажи, сколько заплатишь, – улыбнулась Лея. – Только с учетом того, что ты еще не договариваешь.

– Не договариваю, – согласился тускло погонщик. – Мой караван считается проклятым.

– Про-о-оклятым? – протянула демонесса. Нейла, который все-таки попытался встрять в разговор, она ударила локтем в живот и, пока дракон восстанавливал дыхание, продолжила свою игру. Остальные, мало что понимая в происходящем, подошли ближе, но вмешиваться не спешили. Наглядная демонстрация отношения к этому Леи была очень убедительной. – Разве так бывает? Сколько слышала про Дею, только и говорили, что ни сил тут нет, ни магии, ни проклятий, ни чего еще. Все тихо и спокойно.

– А я проклятый, – вздохнул тяжело погонщик, разведя руками. – В моем караване происходят странные вещи. Появляются люди, потом исчезают. Причем посреди пустыни. От этой участи не застрахованы даже жрецы, которых можно считать неприкосновенными, настолько они… возвышенны и недоступны для обычного народа.

– Ну мы люди бедовые. – Лея довольно потерла ладошки. – Нам бы до города только добраться. Что нам до проклятий? Если мы с тобой дальше двинемся, то можешь быть уверен, что ни разбойники, ни стражники тебя не потревожат. Если согласен – то я Лея. А имена остальных тебе пока ни к чему.

– Ну как скажешь, Лея. Я купец Тернами Тор. Можете называть меня дядюшка Тор. Или просто Тор. Я часто по дорогам разъезжаю, меня все знают. Кого ни спроси, все про дядюшку Тора расскажут. И хотя люди ненавидят то, чего не понимают, но мой товар уникален. Нигде, ни в одном месте, невозможно найти что-то столь же обворожительное и совершенное! Я торгую с теми странами, до которых другие купцы доехать не могут.

Ребята, рассевшись по верблюдам, двигались рядом с Тором, слушая его неторопливую речь.

– Пустыня Древнего зла – самый короткий путь, соединяющий четыре крупнейших торговых пути. Вот только пересечь эту пустыню почти никто не может.

– Почему? – спросила Карен.

Тор усмехнулся:

– Странные дела в пустыне этой творятся. Говорят, что обитает в самом ее сердце, на пересечении четырех караванных дорог, сам бог Диокур. И нельзя без платы мимо него пройти, а плату он берет странную, как ему в голову придет. Когда кровью, когда жизнью, бывает, пылью под ногами, или золотом звенящим, или песнью. Странный мир Дея, очень странный, – констатировал Тор и внезапно обмяк в своем седле. Затем встрепенулся и как ни в чем не бывало направил своего верблюда дальше.

«И… что это было?» – задался вопросом Нейл, и его мысли неожиданно услышала вся звезда.

«Это был местный бог. Диокур, – с некоторой заминкой ответила Лея. – Решил посмотреть, кто соизволил заглянуть в его мир, не популярный в среде магов. А то, что мы маги, было понятно сразу».

«Бог… просто так вселился в тело обычного купца?» – удивилась Карен.

«Нет, не просто так, – вздохнул тяжело эльф. – Ты не почувствовала? Это немного навредило купцу. Интересно, почему бог решил посетить нас?»

«Не обольщайся, – снова вмешалась в разговор демонесса. – Дело не только в нас. Бог постоянно вселяется именно в это тело. Причем он подолгу живет в нем. Остаточная сила бога злости и сделала этот караван проклятым. Благодаря этой силе мы можем сейчас разговаривать. Стоит нам покинуть караван, как мы перестанем слышать друг друга».

«Лея… – Вир замер, но сказал совсем не то, что собирался: – Всем приготовиться. Впереди засада».


Для стороннего наблюдателя все выглядело интересно и даже в чем-то примечательно. Остановившийся около небольшого оазиса караван проклятого купца Тора захватил попутчиков и двинулся дальше.

Город по-прежнему виднелся на горизонте. Воздух был настолько чист и прозрачен, что искажал расстояние. Верблюды шли мягко, неторопливо, и их спокойный ход словно укачал нанятых охранников.

Купец Тор оглядывался на своих попутчиков и каждый раз убеждался, что прогадал. Мужчина никак не мог понять, отчего на дороге черноволосая девчонка показалась ему такой убедительной и опасной. Чем ближе караван подходил к месту, где обычно стражники ставили заставы, тем больше мрачнел купец.

Когда же на дороге появился бородач с двумя топорами за поясом, купец тяжело вздохнул, прощаясь в этот раз со всем своим караваном и товарами.

«Неподкупный» стражник Ххотойхой. Обдирал купцов до нитки. А тех, кто смел ему возражать, отправлял на плаху. Мимо него могли пройти без потерь только купцы, которые были под покровительством капитана городской стражи.

– Эй вы, головотяпые! – крикнул бородач. – Забирайте свои манатки и шуруйте в обратную сторону, тут заслон! Дальше вы не…

Ххотойхой подавился на полуслове. Худощавый, хрупкий, не мужчина, а мальчик, с глазами хладнокровного убийцы, невесть как оказавшийся рядом, поощрительно вскинул бровь:

– Что же вы замолчали, достопочтенный? Вы остановились на том, что здесь заслон. Значит, мы вам монету за отличную службу, а вы заслон снимаете и пропускаете нас дальше. Верно я говорю, уважаемый?

Жадность боролась с рассудительностью, и разум победил. Склонившись в вежливом поклоне, стражник отошел в сторону и подал знак своим напарникам.

С каждой пройденной заставой форма глаз купца приближалась к правильному кругу. Стражники-обдиралы, взяточники и шантажисты, ну просто ужасно отвратительные редиски получали уставную серебрушку и давали дорогу, кланяясь.

До города оставалось две заставы, и Тор уже понадеялся, что довезет свой особый товар без происшествий, когда впереди заклубилась пыль…

Обернувшись к нанятым стражникам, купец склонил голову.

– Простите, – шепнул он горько, – по невежеству своему я обрек вас на смерть.

– Почему? – поинтересовалась девушка с золотыми волосами.

– Пыль видите? У нас есть стражники, которые не прочь поживиться за чужой счет. А есть кочевники. Они выбирают один караван, ведут его почти до города, а потом нападают, вырезая заодно и пару ненавистных застав. Эти никогда никого в живых не оставляют. Диокур был милостив ко мне, и я ни разу еще не встречал их. Но, видимо, сегодня он от меня отвернулся.

Лея пожала плечами.

– Их там всего тридцать-сорок человек. Это мелочи, – отмахнулась она.

Вир, внимательно наблюдавший за демонессой, заметил, как злобно сверкнули ее глаза.

«Люди, – позвал он мысленно, – Лея разбушевалась. Не попадите под горячую руку».

– Караван остановите, – ровно приказала демонесса.

И Тор ее послушался.

Обойдя караван, Лея встала впереди, еще в радиусе досягаемости мысленной связи, но уже достаточно далеко, чтобы в танце не захватить своих.

«Ты решила станцевать? – В голосе Вира зазвучала паника. – Лея, не надо! Не надо! Слышишь!»

Девушка дернула плечом, вытащила из ножен на запястьях боевые веера, распахнула их с тихим шелестом.

«НЕНАВИЖУ КОЧЕВНИКОВ».

Чужая мысль властно ткнулась в виски звезды. Застонав от боли, Карен сползла со своего верблюда на песок. Стар и Нейл пошатнулись в седлах. Вир и Лея как будто ничего не слышали.

«У КОЧЕВНИКОВ ЕСТЬ СТРАХ. ОСОБЫЙ СТРАХ».

На этот раз проняло и Лею. Хрипло вскрикнув, она подняла ладонь к носу, чтобы не забрызгать кровью одежду. Но все равно горячие алые капли обагрили песок у ее ног.

«СЕГОДНЯ ДОСТАТОЧНО ИХ НАПУГАТЬ».

Затрещал воздух. Черные ветвистые молнии били вокруг Леи.

«ТЫ ПОХОЖА НА ИХ ПОКРОВИТЕЛЬНИЦУ – БОГИНЮ КРОВИ».

Налетевший ветер растрепал косу девушки, потоки воздуха бережно и нежно подхватили алые волосы, держа их, словно мантию королевы.

Золотое тело в ореоле сверкающих песчинок, окутанное белыми узкими лентами, и злые алые глаза.

«БОГИНЯ В БЕШЕНСТВЕ – ЕЩЕ ОДНА ДЕТАЛЬ».

И вокруг демонессы заклубился черный туман.

Кочевники не были готовы к тому, что увидят. В привычном им сценарии нападения впереди каравана не фигурировала злобная богиня. Лошади вставали на дыбы и бесновались, ощущая потоки незримой силы. Кочевники же не знали, что им делать…

Глаза демонессы полыхнули бешенством.

– Прочь! – прошипела она.

Эхо разнеслось в стороны. Поднялась песчаная буря, с неба полетели ветвистые молнии.

И кочевники не выдержали. Разворачивая своих лошадей, они умчались обратно в пустыню, а за ними, подгоняя, по пятам неслись никому не видимые твари.

«ХОРОШАЯ РАБОТА».

И все исчезло. Черноволосая девушка свалилась в песок и потеряла сознание. К ней бросился Вир… а Нейл все оглядывался по сторонам, ища источник странного голоса.

Когда Лея открыла глаза, над головой был потолок, темный от дыма. Демонесса села на кровати, прижимая одеяло к груди, встретилась взглядом с эльфом.

Вир молчал.

– Ты… меня раздевал?

Эльф кивнул:

– Извини. Но одежда расползлась буквально по швам, стоило только тебя коснуться. Пятнистые лохмотья на веревочках вряд ли могли прикрыть тебя.

– Понятно. А где мы?

– В доме купца. Восхищенный такой поездкой, он нам предоставил свой дом, чтобы мы могли прийти в себя.

– Это он очень удачно, – девушка опустилась обратно в кровать, – ибо даже под страхом смерти я все равно не в состоянии встать.

– Ты слишком много сил потратила.

– Возможно. А может, все из-за того, что Диокур устроил перед кочевниками.

– Это был он? В начале… когда мы увидели его в теле Тора, он не производил такого ужасающего впечатления.

– Ну, если честно, это и не он был…

– Как это? – удивился Вир.

– Это было ну что-то вроде наших теней. Самого бога мы слышали перед появлением кочевников.

– Вот как…

Оба помолчали.

– Теперь надо отыскать эту лозу, – задумчиво сказала Лея. – А я, если честно, даже не представляю где. Да и компас Нейла тут не поможет.

– Положимся на волю провидения, – предложил лукаво эльф.

– Это ты сейчас о чем? – насторожилась девушка.

– Подумай сама. Раз нас сюда отправила Судьба, значит, она должна была подставить нам того, кто приведет нас к артефакту.

– Но… мир-то не магический!

– Верно. Значит, это все произойдет случайно, так чтобы ни у кого не появилось подозрений.

– Почему? – изумилась демонесса.

Вир весело хмыкнул:

– Да потому что Судьба не любит топорной работы. Ладно, я пойду вниз, а ты еще немного поспи. Тебе нужно восстановиться.

Эльф уже положил ладонь на ручку двери, когда позади раздалось тихое:

– Не уходи.

– Лея. – Вир обернулся и замер. В глазах девушки стояли слезы. – Лея…

– Пожалуйста, не уходи!

Вернувшись к кровати, эльф обнял девушку, прижал к себе, покачивая:

– Глупенькая, ну куда же я от тебя денусь? Разве я могу тебя оставить? Конечно же нет! Ты моя, вот и все. Ты моя маленькая. Я обещал, что буду тебя защищать. Ты же знаешь, что в твоих руках половина моей души. И я не оставлю тебя.

– Обещаешь?

– Конечно же обещаю.


Карен и Стар сидели в гостиной вместе с купцом. Горячий винный напиток с травами приятно согревал тело и успокаивал взбудораженный разум.

– Тор, спасибо, что согласились принять нас, – тихо сказал вампир. – Не уверен, что с двумя пострадавшими девушками мы бы смогли быстро найти достойное жилье.

– Ничего, ничего, – лучился счастьем купец. – Если бы не вы… В этот раз я вез очень старинную и дорогую вещь по заказу жрецов Диокура.

Погладив шкатулку, Тор открыл ее – мягкий блеск зеленой ветви и алой виноградной лозы изумил Стара и Карен.

– Какая красота! – воскликнула девушка, невольно прикинув стоимость украшения. – Что это?

– Копия Виноградной лозы Диокура.

– Копия?

– А что за лоза такая?

Купец засмеялся:

– Тише, тише. Оригинальную лозу еще никому не удавалось получить. Она спрятана в центре песчаного дождя.

– В центре песчаного дождя? – завороженно повторила стихиария.

– И все-таки что это за лоза? – перебил ее вампир.

– По легенде, наш мир родился из виноградинки. Упав в пустоту, семя укрепилось на клочке земли и проросло. Цветок лозы породил Диокура. А Диокур создал планету. Но она была пуста и безжизненна. Наш бог не хотел никого видеть на ней и играл сам с собой. Но однажды ему стало скучно. И он решил, что пора уже появиться на его земле и людям. Дея первоначально была похожа на сад. Огромный цветущий сад. Люди были сильными магами. И они в корысти своей и гордыне решили, что и сами могут изменять Дею как пожелают. И вот появилась пустыня.

Песчаный дождь, разбуженный магами, все лился и лился на города-сады Деи, порождая пустыню. Только кое-где маги отдали свои жизни и силы, чтобы не позволить песку замести их жилища.

Диокур не вмешивался, каждый рубец, каждая песчинка на теле Деи изменяла его. И скоро он стал богом злобы. Людей не научили ошибки предков, и они хотели попробовать еще раз побороться за власть, но пропала магия. У всех. В одночасье. А Диокур создал себе пустыню зла.

В сердце этой пустыни есть оазис. В центре оазиса растет виноград. Среди настоящих веток есть одна особая – Виноградная лоза Диокура. Та самая лоза, которая выросла из виноградинки, породившей нашего бога.

Карен и Стар переглянулись.

«Неужели это оно?» – прочли они в глазах друг друга.

– Спасибо, – кивнул вампир. – Это замечательная история. Но все же завтра мы должны отправляться в дорогу. А поэтому нам пора спать.

– Конечно, – согласился Тор. – Спокойной ночи.

Карен и Стар откланялись и ушли. Глаза Тора полыхнули черным.

– Встретимся в сердце пустыни, странные гости. Встретимся, когда вы пойдете по следам песчаного дождя…


Утро встретило всю звезду в полном составе в маленькой кухне. Лея, устроившись на подоконнике, рассматривала сад за окном.

Карен и Стар рассказывали о том, что им вчера сообщил купец.

– Красивая, но какая-то очень мрачная легенда, – подытожил Вир. – Вроде бы и все гладко, но какая-то недосказанность осталась. Все на месте, и все-таки что-то не то.

– Вот-вот, – согласилась Карен. – Обязательно подвох какой-то должен быть, прямо хоть и не ходи никуда.

– Не обольщайся, у нас нет выбора, – вздохнул вампир. – Впрочем, если ехать в сердце пустыни, сначала стоит посетить местный рынок. Тор сказал, что купцы выбирают для своих караванов верблюдов, а кочевники и курьеры – песчаных лошадок. Обычных тоже можно, они более быстрые, но менее выносливые. Им нужно больше воды.

– А где Тор? – спросила демонесса внезапно.

– Он отправился торговать, – ответил Нейл. – Сказал, что был рад с нами познакомиться, и если ветра Диокура еще раз закинут нас сюда, то мы всегда можем рассчитывать на его гостеприимство.

Демонесса кивнула, словно услышала какой-то иной подтекст.

– Что же, – нарушила Карен повисшую в воздухе напряженную тишину, – не пора ли нам с вами отправиться на рынок?

– Пожалуй, пора, – согласились с ней друзья.


Перед входом на рынок все разбрелись кто куда. Лею, не иначе как ветром Диокура, занесло на скотобойню. Три дюжих мужика волокли к бойне лоснящегося черного жеребца. Конь бил в воздухе передними копытами, черная грива развевалась. Дикое ржание наполняло двор. Жеребец лягался, кусался, но проигрывал.

– Эй, уважаемые, зачем такого коня на бойню волочете? – спросила Лея.

– Да не конь это, а душегуб! Скольких уже наездников погубил! Не иначе как Диокур на нем проехал!

– Диокур проехал? – озадаченно повторила демонесса.

– Не местная, шо ли? Ах ты ж, шайтан! – ругнулся высокий мужик, когда конь все же вырвался. Отирая пот со лба, он посмотрел на девушку. – Если Диокур на коне проедет, то ни один человек более на коня сесть не сможет.

Лея покивала, но не отступила. Конь понравился ей с первого взгляда.

– За сколько уступите, уважаемые? Хорош конь. И норовом, и статью, и проклятьем.

Жеребец злобно забил копытами, отгоняя от себя одного из работников скотобойни.

– Да так забирай, – махнул рукой один из мужиков. – Жалко животинку. Да и нам уже за его усекновение заплатили.

Лея кивнула, в воздухе сверкнули три золотых монетки.

– Зайдите в питейную да выпейте за мое здоровье!

– Хорошо, госпожа.

– Госпожа с пониманием.

Мужчин и след простыл. Лея подошла к жеребцу, мгновенно успокоившемуся, и улыбнулась:

– Быть тебе моим.

Конь топнул копытом и мотнул головой.


Карен оказалась в цирке. Устроившись на скамеечке, девушка с неожиданным для себя самой интересом наблюдала за выступлением циркачей.

Один номер сменялся другим, а девушка все не могла скинуть оцепенение и уйти, словно попала под чью-то власть. Так было до того момента, пока не объявили песню.

Вышедшая на сцену девушка была знакома. Та самая сирена, которую они встретили в цирке у академии! Но что она делает здесь, в этом месте, рядом со звездой? Случайность?

Над миром пролился дождь из песка,

И в сердце пустыни явилась звезда.

Побеги лозы один луч захватили,

И в сердце проникли, и ум полонили…

Песчаный поток захватил луч второй —

Он погиб под песком, не дойдя за лозой.

Третий луч ничто спасти не могло —

Светило горячее дотла его сожгло.

Два луча от звезды в тент Смерти зашли,

Они искали души, но только боль нашли.

Четвертый луч без воздуха погиб,

От пятого в пустыню донесся только крик.

– Какая замечательная песня! – растроганно пробасила женщина сбоку от Карен.

Дико взглянув на нее, стихиария выбежала на улицу. Ей вслед неотрывно смотрела сирена Аюми, предсказательница пустоты и пожирательница чужих душ.

Глава 9

Перевернутое предсказание

Схватив Лею за широкий воротник рубашки, Карен ожесточенно трясла подругу. Недоуменно на разворачивающуюся сцену смотрели остальные.

– Или ты мне немедленно объясняешь, кто такая эта сирена, или я возвращаюсь и убиваю эту… предсказательницу!

Демонесса вздохнула и осторожно отогнула пальцы златовласки от своего воротника.

– Послушай, Карен. Для начала успокойся. И объясни мне нормально, что случилось. А то из твоих гневных речей я не поняла ни слова!

– Случилось? Ты еще спрашиваешь, что случилось? Я видела сегодня эту твою сирену! И она пела! Что она вообще такое?

– Она всегда поет, – согласилась лениво Лея. – И она не «что», она сирена. Я же говорила. Зовут ее, кстати, Аюми.

– Лея!!!

Рык с четырех сторон заставил девушку подпрыгнуть.

– Вы меня так заикой сделаете, – прошептала демонесса, картинно прижав руку к груди и закатив глаза.

– То есть ты с этой девчонкой еще и знакома! – прошипела Карен, сжав кулаки. – Или ты рассказываешь, что это означает, или мы идем ее убивать!

Неожиданно для всех (и для самой себя, кстати, тоже) Лея согнулась… и… истерически захохотала.

– Ну вы даете, – прорыдала она сквозь смех. – Карен, ты бы еще сказала, что пойдешь и убьешь тень Смерти нашей вселенной. Эффект будет тот же.

– А при чем тут Смерть? – задумчиво спросила стихиария, прикладывая ладонь ко лбу демонессы. Вспышка смеха Леи очень быстро привела Карен в себя. – Лоб холодный. Но ты, подруга, странно как-то на все реагируешь. Ты уверена, что ты в порядке?

– Конечно, – поспешно согласилась Лея и посерьезнела. – Есть вещи, о которых я не имею права рассказывать. Только на таких основаниях я могу владеть информацией. Знакомство с Аюми относится к той части моей жизни, о которой вы не должны знать. По крайней мере, молчать об этом меня обязали. Прошу простить, извинить, что там еще в перечне?

– Лея, – в голосе Вира прозвучала безнадежность, – может быть, ты перестанешь увиливать от темы?

Демонесса пожала плечами:

– Должна же была я попробовать! К тому же я не уверена, что от того, что я вам расскажу, где, когда и как я познакомилась с Аюми, вам станет все гораздо понятнее.

– Мы попробуем понять. А ты при этом говори так, чтобы нам не пришлось переспрашивать, – решительно сказал Нейл.

Уголок губ Леи приподнялся, словно девушка хотела усмехнуться, а потом резко передумала:

– Значит, ставите условия. Ладно, сыграем по вашим правилам. Итак, как вы знаете, вселенную создает демиург. Каждый творец делает это по-своему. Но иногда в его владениях появляются выходцы из других миров. Такое случается, когда чужая вселенная разрушается или сходит с ума демиург, ее сотворивший. Другой вариант – когда кто-то становится неугоден своему создателю или же когда он достаточно силен, чтобы самостоятельно пробить барьер между вселенными.

– Аюми… относится к одной из этих категорий?

– Да. Мир Аюми не такой, как наш. И чтобы жить, ей нужны чужие души. Вир, думаю, отлично поймет, о чем речь.

– У нее дар палача? – изумился эльф.

Лея покачала головой:

– Не совсем, Вир. Тебе нужна смерть. Ей – душа. Потом душа возвращается в круговорот всеобщей магии, но она обезличена – весь ее опыт, все то, что она накопила, переживая жизни, навсегда остается у Аюми. Именно этим она и питается. А еще она предсказательница пустоты.

– Кто? – удивился Нейл. – Легендарная антипредсказательница? То есть бери то, что она сказала, и выворачивай наизнанку?

– Нет-нет, – демонесса усмехнулась, – ты путаешь ее с местными предсказательницами. Ах, как я люблю ее предсказания…

– Лея? – Карен тряхнула за плечи подругу. – Да объясни ты!

– Все очень просто. – Девушка развела руками, лукаво сверкая глазами. – Она пророчит пустоту. Размывает чужую судьбу. Делает ее пустой. Предсказывая, Аюми просто сообщила тебе, что именно было нам предначертано, и стерла это.

– И все? – уточнил тихо Стар.

Лея метнула в его сторону горящий взгляд и усмехнулась:

– Нет.

– И?

– А вот «и» уже из той области, которая вас не касается по условиям нашего с ней договора.

– Ты еще и договор с ней заключила? – Теперь Вир навис над Леей. – Ты же мне обещала! Никаких договоров ни с кем не заключать! Ни на каких условиях!

Демонесса смущенно пожала плечами:

– Это было до. Извини.

– До? – Голоса слились в единый хор.

– Это было до того, как вы с Виром стали парой? – Карен отступила к своему вампиру, прижалась спиной к его груди. Стар обнял ее за талию. Стихиария немного дрожала.

– Да, – кивнула Лея. – Это было на втором курсе. В конце Радужной седмицы, где-то после того, как мы расстались с Нейлом.

Вир вздрогнул и посмотрел на демонессу. В его памяти всплыл один день, который он старательно пытался забыть, но все время помнил.


Он зашел в гараж случайно. Не думал туда идти, не собирался готовить свой гроб к гонкам или что-то забрать. Просто какая-то сила потащила его из академии в Тайный город настолько властно, что ей нельзя было воспротивиться.

Он стоял у полок, задумчиво разглядывая бутылочки с разноцветным содержимым (часть гаража Лея использовала для своих зелий, и не всегда можно было понять, что именно в той или иной бутылочке).

Дверь тихо скрипнула, пропустила узкий луч света, и в гараже появилась демонесса.

Вир повернулся:

– Ты пришла. Я как раз хотел…

Что именно он хотел, эльф не сказал, Лея посмотрела на него дикими глазами и рванула ручку на себя. Вир успел немного раньше. От демонессы пахло кровью… Не чужой – ее собственной.

Заблокировав дверь, Вир быстрым шагом подошел к испуганной демонессе, развел в стороны ее хрупкие руки, удерживающие у горла тяжелый плащ. Черные полы разошлись, обнажая золотистую кожу, покрытую пятнами грязи, и две довольно крупных раны, чуть выше и ниже сердца. Обе были перетянуты лентами, оторванными от подола некогда белого платья. Демонесса злобно сверкнула глазами, попыталась вырваться и обмякла.

– Лея, – Вир приподнял подбородок подруги, заставляя взглянуть в свои глаза, – ты в порядке?

– Прикинь, – усмехнувшись, демонесса отшатнулась, избавилась от разодранного платья, теперь на ней осталась только короткая комбинация, – меня убили… – Она истерически хихикнула. – Аж два раза подряд!

– Что?

– Причем самое интересное, меня даже предупредили, а я так и не поняла! Ой, дура я…

– Лея… – Мужчина совсем ничего не мог понять.

А по щекам девушки потекли слезы, прочертившие грязные дорожки на лице.

– Вир… – Тихий всхлип заставил застыть сердце в груди эльфа. – Как же я устала. Я больше не могу. Это слишком тяжело.

Мужчина шагнул ближе, снял свою рубашку, закутал Лею в нее и обнял. Маленькие кулачки пару раз стукнули по его груди, и через закусанные губы вырвался вой:

– Я больше не могу! Не могу! Это больно! Слишком больно!

Вир прижал девушку к себе еще крепче. Демонесса затихла, и стало еще страшнее. Ее пустые глаза пугали.

Дверь гаража приоткрылась. И из тени соткалась девушка в черном балахоне. Подойдя к Виру, бережно укачивающему на своих руках демонессу, незнакомка посмотрела на него:

– Ты что предпочитаешь: не помнить об этом дне или молчать о нем?

– Молчать.

– Хорошо. Разверни ее к себе спиной и крепко держи. Она не должна вырваться.

– Конечно.

Глубокий капюшон скрывал лицо пришедшей, и только глаза, как два осколка неба, смотрели на него. Яркие, манящие.

– Не смотри, – попросила тихо она. – Сомневаюсь, что Лея потом простит тебе, если ты увидишь.

Вир кивнул и закрыл глаза.

Тихий шелест… она сняла капюшон… потом раздался странный шорох. И воздух опять наполнился ароматом крови.

Потом опять какой-то звук. Скрипнула дверь… и незнакомка исчезла.

Тело Леи в руках эльфа обмякло.

– Отпусти, – довольно трезвым голосом попросила она.

– Что это было? – спросил требовательно Вир.

– Договор, – ответила непонятно демонесса, потом добавила: – Прости, больше сказать ничего не могу. И было бы намного лучше, если бы ты забыл об этом дне.

– Нет.

– Как скажешь, – кивнула Лея.

Вир отпустил ее. Девушка выпрямилась. Эльфу не надо было видеть, чтобы знать, что алые глаза сейчас полны слез, а губы закушены.

Шагнув вперед, мужчина обнял девушку, привлек к себе:

– Запомни. Раз и навсегда. Я на твоей стороне. Да, я не смогу защитить тебя от всего на свете, но я постараюсь сделать так, чтобы ты плакала поменьше…

Лея кивнула, запрокинула голову и заставила себя улыбнуться:

– Спасибо.

Вир улыбнулся в ответ:

– Всегда пожалуйста.


Эльф посмотрел на демонессу. В алых глазах он увидел беззащитность, доверие и легкую сумасшедшинку.

«Я прав? В тот день. Это была Аюми?»

«Да», – кивнула Лея.

А затем посмотрела на остальных:

– Так как мы прояснили несколько спорных вопросов, вызвавших у вас такую бурю негодования, может быть, мы наконец-то покинем сей гостеприимный город и двинемся за нашей целью?

– Стой! – возмутилась Карен. – Ты еще не все объяснила.

– Ну что еще? – тоскливо уточнила демонесса.

– Ты говоришь, что… Как ты ее назвала, Аюми? Она стирает предсказанное. То есть то, о чем пела эта сирена, должно было с нами случиться. Так?

– Да.

– Значит, по примерному плану Судьбы мы должны были… погибнуть?

– Нет, – Лея покачала головой, – вряд ли. Но послушайте, давайте все же обсудим это немного позже. Лучше бы нам покинуть этот город.

– Почему так срочно? – спросил Стар.

Демонесса посмотрела прямо в его глаза:

– У меня плохое предчувствие.

– У тебя?

– Я знаю. Но посмотри, пожалуйста.

Вампир вздохнул, отстранил от себя Карен и вытащил из кармана мешочек со своими магическими рунами – на тринадцати черных костяшках были выгравированы магические знаки, открывающие будущее, четырнадцатая кость была пустой. Но в этот раз что-то пошло не так. Стар даже не успел произнести заговор, диктующий рунам отвечать правду, как мешочек, в котором они хранились, истлел. Сейчас по столу застучали четырнадцать деревянных черных плашек. Все до одной были чистыми… Магические знаки исчезли.

– Классно! – восхитилась Лея и засмеялась.


Кони мчались вперед, все дальше и дальше удаляясь от безлюдного тракта и забираясь в пустыню Древнего зла.

Песок под копытами коней не рассыпался, словно кто-то ждал друзей и предусмотрительно стелил им дорогу.

«Так-так, что у нас тут такое? Ой, ой, ой!» Маленькая девочка отошла от своего водяного зеркала и поджала губы. Затем взглянула на часы. До встречи с демиургом оставалось меньше часа. А звезда… Звезда уже попала в ловушку.

Очередная высокая дюна сменилась обрывом. Внизу клубился черный туман.

Конь Леи затормозил, забил копытами в воздухе, отчаянно заржал.

– Эй, эй! – возмущенно крикнула в спину друзьям демонесса. – Вы куда?

Нейл оглянулся, в его фиолетовых глазах, к удивлению Леи, считавшей, что золотых драконов магически подчинить невозможно, царила пустота.

– Нам туда, – сказал он медленно.

– Тьфу, дурак, – вздохнула демонесса, натягивая поводья своего коня, и спешилась.

– Ты идешь? – уточнил дракон.

– Да, конечно. Сейчас догоню.

Мужчина согласно склонил голову и скрылся в черном тумане.

– Что скажешь? – спросила Лея, обнимая за шею своего коня.

Аюми соткалась из воздуха, поправила волосы и развела руками:

– А что я могу сказать, они мое предсказание слышали. Может, поймут, что это подсказка. Не поймут, значит, туда им и дорога. А ты куда?

– Я должна идти за ними, – вздохнула девушка.

– Зачем? – удивилась сирена.

– Я ЖДУ.

Вскрикнув, Лея зажала уши.

– Слушай, Диокур! – крикнула она в воздух. – Говори потише!

– ЗАЧЕМ?

– Мне больно! Имей совесть!

– А ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

– О! – Демонесса застонала и повернулась к Аюми. – Наш договор еще в силе?

– Безусловно, – согласилась сирена. – Все, как обычно. Твоя боль – моя еда. Только не доводи до того, чтобы мне пришлось опять появляться на твоем пути, так близко от леди демиурга.

– Я постараюсь, – кивнула Лея.

– Слушай, а чего тебя так переполняла боль? – заинтересовалась Аюми, распрягая коня демонессы. Та быстро переодевалась.

– Да ну, Нейл.

– Опять! – Сирена возмутилась до глубины души. – Слушай, когда ты его забудешь? Давай я помогу.

– Нет. – Аловолосая покачала головой. – Это неправильно!

– А правильно выть от боли каждый день? – рявкнула Аюми. – Конечно же ты говоришь, что, когда я пью твою боль, – это небольно! Но я-то знаю правду! Ты совсем сошла с ума.

Лея обернулась, заправила волосы под повязку и лихо улыбнулась:

– Вообще-то довольно давно. Присмотришь за моим конем?

– Куда же я денусь. Вон, кстати, и остальные лошади идут. Твои же дру… напарники, видимо, уже попали в плен пустыни.

Демонесса кивнула.

Когда черный туман, словно преданный пес, уже лизнул край ботинка Леи, Аюми крикнула вслед:

– Будь осторожна и не дари безрассудно поцелуи!

– Постараюсь! Но обещать не буду…

Черный туман сомкнулся за спиной демонессы. Сирена ушла, ведя за собой коней тихой песней.

Устроившись в маленьком, уютном оазисе, она вспомнила о том, как все началось.


По дороге небольшого городка шла девушка. Две тонких седых пряди вдоль лица и две толстых алых косы за спиной. Смеющиеся алые глаза. Чистый черный костюм. В руках маленькая корзинка с зельями.

Лея приехала сюда по заказу академии. Необходимо было собрать некоторые очень редкие травки. Прибыла она вместе с небольшой группой, но от них отстала почти сразу же – магические растения не любили чужих взглядов и прятались, если их искали больше чем двое существ.

Быстро справившись со своим заданием, девушка решила подождать тех, кто прибыл с ней. В маленьком, чистеньком гостином дворе девушка устроилась за столиком, чтобы как следует поужинать.

Аюми на этот раз танцевала, и весь зал следил за ней, затаив дыхание.

– Прекрасна, правда? – тихо спросил кто-то.

Лея повернулась.

Рядом с ней стояла сгорбленная невысокая старушка.

– Она хорошая девочка. А про нее постоянно говорят гадости.

– Зачем вы говорите мне?

– Приходи к ней.

– Что?

– Приходи к ней, – повторила старушка и ушла.

Лея задумчиво посмотрела ей вслед.

Ужин прошел замечательно. Поднявшись в свою комнатку, демонесса переоделась. Подошла к зеркалу и набрала комбинацию рун вызова для дракона. Так хотелось с ним поговорить. Рассказать о камнях, которые она видела в небольшом магазине, и спросить, не нужны ли они для артефакторного дела дракона.

Зеркало осталось пустым.

С лица девушки сбежала улыбка.

«Не хочет разговаривать или просто занят?»

Хвостик, пририсованный к одной руне, – и на зеркальной поверхности возник значок маленького конвертика.

Распечатав его, Лея завороженно смотрела на появившегося в зеркале дракона.

Оперевшись на не видимый демонессе стол, Нейл растерянно взъерошил свои волосы:

– Знаешь, я трус. Я не смог сказать тебе всего этого лично. Конечно, такие вещи нельзя доверять зеркалам. Но видеть тебя… видеть твои слезы… видеть пустоту в твоих глазах… Я не хочу. Прости меня.

Демонесса застыла.

– Простить…

– Я могу предположить твою реакцию. Не бей только зеркало, пожалуйста. Плохая примета. Я уверен, что мы обязательно сможем остаться хорошими друзьями. Не думай, пожалуйста, что… Когда мы были вместе, мне… нам… было очень хорошо. Но быть просто подружкой – это не для тебя. А предложить тебе руку и сердце я не могу. Ты прекрасна. Невероятно умна. Ты совершенная невеста. Представь я тебя в таком качестве моей семье – и они были бы рады. Очень рады. Но я не могу.

– Почему? – вывели пересохшие губы Леи.

– Я знаю, что ты сейчас спросишь «почему». Я не знаю тебя так, как Вир. Тот чувствует тебя до того, как ты появишься. Наверное, вы стали бы замечательной парой. Если бы он не встретил Ари. А ты меня. Лея, нам лучше не быть вместе. Я устал притворяться, что меня все устраивает. Это слишком тяжело.

– Тяжело…

– Ты изящная. Умная. Аристократка. Восхитительная и обворожительная. Вначале я видел только твои недостатки. Теперь же я их не вижу вообще! Ты слишком хороша! Но вместе нам не быть. Наверное, это конец. Прости меня, но… мы больше не пара. Прости, что я решил все это без тебя, но так будет лучше… Для тебя, для меня. Для нас. Впрочем, нас больше нет…

Конвертик помигал еще немного и исчез, гладь зеркала стала вновь темной, завораживающей и пугающей.

Застонав, Лея ударила кулаками об стену. Прихватила пару фамильных клинков, вышла на воздух.

К девушке с пустыми глазами никто не смел сунуться. Все улицы и повороты слились воедино, пока неожиданно демонесса не обнаружила себя в маленьком тупике. У стены двое высоких и сильных наемников нависали над съежившейся в углу девушкой.

Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что наемники – не местные и что они с серьезными намерениями. А девушку эту Лея видела, когда та танцевала на сцене маленькой таверны…

– Мальчики, – пропела демонесса, – пожалуйста, давайте сегодня жить мирно. Вы отпустите вот это дитя, а я ничего вам не сделаю.

– Имя? – спросил один из наемников, резко обернувшись к Лее.

Глаза той недоуменно распахнулись.

– А?

– «А» достаточно странное имя. Но все же, А, вали отсюда, пока цела.

Демонесса усмехнулась, демонстративно прокрутила в руке клинок.

– Девушка у стены, да-да, я к вам обращаюсь. Скажите, пожалуйста, вам помощь нужна?

– Да! – крикнула загнанная жертва. Пустые глаза, покрытые тонкой белой пленкой. Сбивающееся дыхание. Кажется, девушка была больна и ей требовалась помощь…

– А, иди отсюда.

– Ага, сейчас!

Через две минуты, стряхнув кровь с клинка, Лея перевела взгляд на стоящую у стены девушку. Лицо той порозовело, и она уже не выглядела такой полумертвой, как раньше.

Склонившись в легком поклоне, она произнесла:

– Спасибо за еду. А теперь приступим к десерту.

Демонесса не успела даже дернуться, как оказалась прижата к стене. Клинки обиженно зазвенели на брусчатке. Незнакомка перехватила запястья Леи словно стальным капканом.

– Не бойся, – прошептала она тихонько. – Я постараюсь не больно.

Еще короткий миг, и она прижалась губами к бьющейся на шее Леи жилке. Тихо вскрикнув, демонесса на короткий миг потеряла сознание. А когда открыла глаза, оказалось, что ее голова лежит на коленях девушки.

И та тихо мурлычет старую колыбельную демонов.

– Ты… Кто ты?

– Меня зовут Аюми. Я пожирательница душ. Предсказательница пустоты. Если хочешь, я могу заключить с тобой договор. Ты меня защищаешь. А взамен я забираю твою боль.

Лея наклонила голову:

– Духовную?

– Совершенно верно, – кивнула Аюми. – Так что?

Прислушавшись к себе, демонесса согласно кивнула:

– Я даже думать не буду. Договор!

Сирена улыбнулась:

– Спасибо за еду, красавица.

Демонесса улыбнулась в ответ:

– Лея. Меня зовут Лея.


Солнце клонилось к закату. Сидя в кабинете ТерАля, Судьба ждала посетительницу. Сам вампир стоял у окна, задумчиво что-то рассматривая на улице. Директор академии почему-то очень нервничал и старался этого не показать. Правда, получалось у него плохо.

– Знаешь, – тихо сказала Судьба, – у меня плохое предчувствие.

ТерАль не успел ничего добавить. Ровно в девять тридцать в дверь кабинета постучали.

Вампир сжал кулаки и отвернулся от своей жены. Черные глаза той недоуменно распахнулись, в них была боль, но мужчина этого не увидел.

– Войдите, – сказала леди демиург.

В первый момент, когда в комнату вошла маленькая девочка, Судьба даже растерялась. Потом она увидела древние глаза. Затем – как побелела гостья.

– Не может быть, – прошептала посетительница.

ТерАль медленно повернулся от окна:

– Здравствуй, Аня.

– Вы… знакомы? – спросила тихо Судьба.

Вампир и тень Смерти словно ее не замечали. Они не сделали ни шага друг к другу. Но между ними протянулась ниточка.

– Я… – Аня откашлялась и отвернулась от ТерАля, опустила голову в легком поклоне. – Меня зовут Аннет. Аня. Я тень Смерти, эмиссар, отправленный для того, чтобы разобраться с войсками, оставленными в вашем ведомстве Вороном. Заранее приношу свои извинения, если могу поставить вас своим появлением в неловкое положение. Или же каким-то образом помешаю вашим планам.

Судьба миролюбиво улыбнулась. Сжатые до боли кулаки были спрятаны под столешницей.

– Добрый вечер, Аня. Меня зовут Судьба. Я демиург этой вселенной. Вы наделены высокими полномочиями и можете пользоваться любыми своими ресурсами. Никаких ограничений я ставить не буду. Надеюсь, вы легко справитесь со своей задачей. И естественно, чинить никаких препятствий я вам не буду.

– Спасибо.

– В любой момент вы можете обращаться ко мне за помощью, привлекать любые средства вселенной. – Судьба резко встала. – А теперь прошу меня простить. Я вижу, что вы были знакомы ранее. Оставлю вас наедине. Мне необходимо вернуться к делам.

Легкий поклон, и она покинула кабинет.

– Ух ты! – восхищенно протянула Аня, проводив Судьбу глазами. – Вот это у тебя начальница, Аль.

– Не начальница. – Вампир посмотрел в глаза своей бывшей тени Смерти, растерянно и как-то горько развел руками. – Она моя жена, Аня. Жена.


Черный туман был магического происхождения. В плену его объятий стали отчетливо слышны мысли каждого из звезды.

«Лея?»

«Карен!»

«Стар?»

«Вир?»

«Нейл!»

«ТИХО»

Звезда замерла кто где стоял.

«ЭТО МОЙ ТУМАН. И Я УСТАНАВЛИВАЮ В НЕМ ПРАВИЛА. НЕУЖЕЛИ ВЫ НЕ ЗНАЛИ ЭТОГО, КОГДА ВХОДИЛИ ПОД ТЕНТЫ ЭТОГО ПРОКЛЯТОГО СВОДА?»

«Бог Диокур», – крикнула Карен.

«ВЕРНО».

«Зачем этот туман?» – спросил Стар.

«ПРАВИЛЬНЫЙ ВОПРОС. ЭТО КЛЮЧ».

«К дверям вашей обители?» – уточнил Нейл.

«НЕ К ДВЕРЯМ. К НЕЙ САМОЙ».

«Что надо сделать, чтобы пройти туман?»

«ИНТЕРЕСНЫЙ ВОПРОС. КОНЕЧНО ЖЕ ПРИНЕСТИ ЖЕРТВУ».

«Нам говорили, – плавно вмешалась в разговор Лея, появившаяся в радиусе видимости остальных, – что плату вы назначаете каждый раз новую».

«ДА».

«Так какую плату вы назначите нам?»

«ЧЕРНЫЙ ТУМАН НАЗНАЧИТ ЕЕ САМ. ПОСТАРАЙТЕСЬ НЕ ПОРАНИТЬСЯ. ИНАЧЕ ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ ПРОДОЛЖИТЬ СВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ».

Лея посмотрела на друзей и шагнула назад, мгновенно пропав из их зоны видимости.

Позади нее стоял высокий мужчина.

«Ты отмечена, – довольно тихо сказал юог. – Я вижу на тебе печать другого бога».

«Именно поэтому я не такая, как всегда? Не могу сдерживать свои эмоции. Оттого и кажусь другим, да и себе немного… безумной?»

«Да. Тебя коснулся Хронос, а он долгое время провел в заточении».

«Откуда вы…»

«Я же бог. Пусть только Деи, но все же…»

«Раз уж туман меня не забрал, значит, вы сами назначите для меня плату?»

«Да. Я тоже поставлю на тебе свою печать».

«Зачем?»

«Ты интересная. Не переживай. Вреда от печатей нет».

«Тогда зачем они нужны?»

«Потом. Закрой глаза».

Нагнувшись ниже, мужчина коснулся губами вначале одного века демонессы, затем другого.

«Вот так-то лучше, добро пожаловать в мою обитель, Лея».

Распахнув глаза, девушка увидела вокруг себя зеленый оазис. В центре него был черный круг из песка, а в этом круге росла виноградная лоза.


Черный туман не был колючим. Он не вредил друзьям, он просто был. Звезду окутывало теплое пуховое облако, и ребята ничего не могли понять.

– Долго так стоять будем? – спросила Карен, разглядывая свои ладони. – А то, если честно, я себя чувствую глупой…

– А куда идти? – уточнил Вир. – Нам же надо через туман к воротам обители.

Туман скрутился у ног эльфа, мягко скользнул вверх по его телу, оплетая черными жгутами, а потом резко рванул вниз, сквозь песок…

– Вир! – Карен кинулась вперед и вскрикнула.

Подняв к глазам ладонь, девушка озадаченно посмотрела на длинную царапину, оставленную чем-то острым. Черный туман жадно лизнул кровь с пореза… и стихиария исчезла вслед за эльфом.

– Карен! Карен! – Стар дернулся в оплетающих его воздушных нитях.

«Все в порядке, – донеслось до него. – Просто пожелайте оказаться у ворот обители».

Вампир и дракон переглянулись. И пожелали.

Черный туман вспыхнул яркими искрами…

А когда ослепленные глаза снова обрели способность видеть, Нейл и Вир обнаружили, что стоят в зеленом оазисе.

Тихо журчала вода в низких фонтанах. Пели диковинные райские птицы. Дорожки были уложены немного вычурными плитками. Изумрудная трава так и манила растянуться на ней и немного отдохнуть.

Золотой песок закручивался маленькими смерчиками под порывами ветра, ближе к центру оазиса он неожиданно темнел и становился черным. А в середине круга из черного песка росла виноградная лоза, и ее побеги, словно цепи, держали в плену демонессу.

Глава 10

Плата черному туману

Аня опустилась обратно на стул, растерянно посмотрела на вампира.

– Жена? – тихо и не веря повторила она.

ТерАль кивнул:

– Да.

– И давно? – еще тише спросила тень Смерти.

Старый вампир развел руками:

– Она согласилась стать моей женой совсем недавно. Но наши отношения длятся уже несколько тысяч лет.

– Больше… чем наши?

– Не намного, – уклончиво ответил ТерАль.

Аня прерывисто вздохнула, опустила голову. В голосе прозвучали слезы.

– Я не знала, что ты здесь.

– А если бы знала?

– Тогда ни за что не взяла бы этот заказ. Я была уверена, что ты погиб. Я была уверена, что тебя больше нет ни в одной вселенной.

– К сожалению, я все-таки остался жив.

– Почему? – Аня посмотрела на ТерАля. – Ты же знал, что я жива! Ты знал, что я разрушила твою вселенную! Почему же ты не пришел ко мне?

– Ты сказала, что не хочешь меня видеть. Твое слово – закон. И не мне нарушать законы мироздания. Так что ни моя, ни твоя жизнь теперь не имеет никакого значения. И ничего не будет следовать из того, что мы встретились.

– Ничего… не будет следовать?

– Нет, – согласился ТерАль. – Все, что связывало нас, уже в прошлом.

Аня закусила губу. Спокойно. Ее вампир говорит спокойно. И она должна отвечать тем же. Она должна доказать, что уже выросла. Что уже может… стать для него спутницей жизни.

Сколько лет она мечтала вернуть все назад. Вернуться в тот злополучный день и промолчать! Не сказать ничего… Не обидеть своего демиурга, ради которого была отправлена в новую вселенную. Того, ради кого была рождена.

Тень Смерти создается для демиурга не просто так. Тень Смерти должна во всем поддерживать создателя вселенной, быть для него опорой. Утешать. Успокаивать. Любить, наконец!

Очень редко тень Смерти не может достучаться до своего демиурга. А с Аней такое случилось. Она смотрела на своего мужчину и не видела его. Она искала любовь и проходила мимо нее.

– Значит, вот как.

– Вот так, – согласился вампир. – Я надеюсь, то, что я муж творца этой вселенной, не станет для тебя помехой в выполнении работы?

Аня медленно покачала головой:

– Я… повзрослела. Не думай…

ТерАль улыбнулся:

– Я буду надеяться на это. Судьба просила передать, что ты можешь остаться в нашем доме. Здесь есть удобные гостевые комнаты и линии силы, позволяющие мгновенно пополнить магический баланс.

– Нет, спасибо. – Девочка улыбнулась, поднялась со стула. – Я остановилась в одном милом мирке. Там уютная гостиница и просто потрясающие завтраки. К тому же я здесь по делам, а не на отдыхе. И мне надо приступать к своим обязанностям. Хотя думаю, мы еще увидимся.

– Конечно, – вежливо склонил голову мужчина.

Заставив себя улыбнуться, Аня исчезла. ТерАль разжал кулак и посмотрел на смятый цветок в своей ладони. Анютины глазки… белые тонкие лепестки с золотыми прожилками…


Первое, что звезда услышала, было злобное чертыханье Леи.

– Уф. – Карен прижала ладонь к сердцу и закричала: – Лея! Тебе еще не надоело находить неприятности на свою за… золотую голову?

– Я бы и рада обходиться без них, – отозвалась демонесса, изгибаясь в немыслимой позе, чтобы дотянуться до чего-то невидимого друзьям, – но это не в моей власти!

– А в чьей? – насмешливо спросил Вир, подходя ближе.

Диокура рядом не было, но ощущение чужого пристального взгляда не исчезало. Кажется, богу было очень любопытно, как именно поступит звезда, попав на его территорию.

– Не знаю, – отозвалась Лея, выныривая из переплетения лоз. В руках девушки была странная ветвь… виноградная кисточка с некогда, наверное, зелеными листочками.

Артефакт был изумителен, но… тускл. В нем не чувствовалось ни капли той силы, которая нужна была, чтобы вставить его в ось Тьмы.

– И? – спросил Нейл, подходя ближе.

Лея пожала плечами:

– Я свою задачу выполнила – вытащила его. А дальше думать уже вам.

– Нечестно! – возмутилась Карен.

Демонесса подмигнула ей и прыгнула вниз. Эльф поймал девушку и поставил на ноги.

– Разве она когда-то поступала честно и справедливо по нашим меркам? – вздохнул Стар. – Лея, от часов Хроноса начало отчетливо фонить силой только после того, как мы переместились. До этого он также напоминал красивую безделушку.

Девушка задумчиво кивнула:

– Так оно и есть. Артефакт зарядил Хронос. А вот кто зарядит вот это?

– Может быть, Диокур? – предположил Нейл.

– Нет. И не подумаю, – прозвучало откуда-то сбоку и сверху.

Вскинув головы, звезда с удивлением уставилась на бога, удобно возлежавшего на темно-фиолетовых облаках.

– Почему? – спросил дракон.

– Потому что я все-таки не совсем бог злости. Я бог плодородия, земли, всего живого. Так что как его наполнять, подумайте сами. Раз вас сюда закинуло – значит, вы знаете, что делать. Ну или узнаете.

– И ты нам даже не поможешь? – спросила демонесса.

– Лея! – хором воскликнули остальные.

– Что? – удивилась девушка.

– К богу на «ты»? – выразила общее возмущение Карен.

Лея невозмутимо ответила:

– Если бы вы не были так заняты своими мыслями, то обратили бы внимание на кое-что очень интересное. Второй бог, у которого мы оказываемся, очень молод. Я бы сказала, преступно молод…

– К тому же я сам дал девушке такое разрешение, – кивнул Диокур. – Так стоит ли так надрывать горло?

– Но… но… – Вир покачал головой. – Это неправильно.

– Почему же? – спокойно возразил бог. – Я пока еще так, божок, бог с маленькой буквы. Мне еще очень мало лет. По объему нашей силы, естественно.

– Например, моему деду было больше, чем Диокуру, – кивнула Лея. – Да и я сама… по меркам моей расы, могу дожить до такого возраста. Если раньше не найду того, в чьих руках… Но это неважно.

– То есть, – подытожил Нейл, мало вслушиваясь в слова девушки, – мы должны наполнить эту гроздь… злостью?

– Верно, – кивнула Лея, потянувшись всем телом. – Впрочем, не знаю, как вы, а я хочу поесть и лечь спать.

– Спать? – спросила Карен удивленно. – Ты же встала недавно!

– Лоза и черный песок вытянули силу из вашей демонессы, – пояснил Диокур, глядя на Лею, потирающую глаза кулачками. – Могу предоставить вам палатку в своем оазисе.

– Мы с удовольствием примем ваше предложение, – обрадовалась Лея.

Возражений остальных, которые тут же последовали за ней, она словно и не услышала…

Все лучи звезды после купания в горячих источниках и сытного ужина неожиданно поняли, что очень устали. И уже через несколько минут все спали.

В кои-то веки Лее ничего не снилось. Зато остальные похвастаться этим не могли.


Оглядывая странный замок, словно сошедший с картинки, Карен пыталась понять, что за сумасшедший архитектор возвел его.

– Любуешься? – раздалось позади, и девушка обернулась.

Подпирая высокое дерево, стоял черноволосый парень. На его белую кожу падал свет, подчеркивая совершенные черты его лица. Его хотелось коснуться. И еще возникло странное чувство дежавю. И вот этот парень… вампир? Стар!

– Стар. – Карен улыбнулась и шагнула вперед. – Стар! Слушай, а ты…

– Любоваться этим? – презрительно отозвались позади, и прямо сквозь стихиарию скользнула высокая девушка. Голубая кожа немного мерцала под лучами солнца. Пронзительно синие волосы струились по спине. Откинув мелкие косички, сдерживающие массу волос, ледяная джинния презрительно скривилась: – Нет, безусловно, нет. И я не могу понять, Стар, что именно заставило тебя пожелать учиться здесь. Дыра. Как есть – дыра!

– Неправда, – мягко улыбнулся вампир. – Это замечательное место. Здесь я встречу…

– Встретишь? – Джинния покачала головой. – Это был просто сон. Слышишь? Ну скажи, что может свести вместе дракона, демона, эльфа, вампира и человека? К тому же в твоем сне не было меня. Я не верю, что мы с тобой попадем в разные пятерки.

– Ладно, Верита, не кипятись. Идем.

– Стар, – прошептала Карен.

Вампир даже не обернулся, и пришло понимание: он не видит девушку. Он даже не подозревает о том, что она рядом…

Бредя по коридору часом позже, стихиария чувствовала себя так, словно весь мир ополчился против нее. Словно целая планета поставила своей целью уничтожить одну маленькую стихиарию. Это была не ее альма-матер! В ее академии было несколько этажей (ТерАль все-таки осуществил свой план и перестроил основное учебное здание), в ее академии не было единой формы, каждый носил то, что хотел.

Скажи кто, что в Академии теней запрещены татуировки и драгоценности, никто бы не поверил!

Но все же это была академия. Ее сила, стены. Ее дух. Кабинеты и студенты. Абсолютно непривычная, незнакомая. Чужая…

С Нейлом Карен встретилась в конюшне. Заводя в стойло белоснежного скакуна, дракон разговаривал с какой-то девчонкой. И что было самым удивительным – Нейл не флиртовал. Он просто что-то выспрашивал.

Улыбка, легкий поклон, и дракон ушел восвояси. Карен не последовала за ним. На оклик Нейл тоже не отозвался.

– Да что же это такое! – крикнула стихиария, ударяя ладошкой по стене.

Но никто ей не отозвался…

Лею Карен встретила случайно в парке. Точнее, стихиария сидела на скамейке и отчаянно плакала, после того как и Вир прошел мимо с какой-то вызывающе прекрасной темной эльфийкой.

Демонесса вошла в парк и огляделась.

– Странно. Мне показалось, я слышала, как кто-то плакал, – задумчиво сказала она.

– Лея! – Карен вскочила со скамейки, бросилась к демонессе и коснулась ее ледяной руки. – Лея!

– Ничего не понимаю. – Демонесса зябко поежилась, отстранилась. – Кто-то крикнул мое имя?

– Лея, Лея! Пожалуйста…

– Тьфу ты. – На лице девушки неожиданно появилась улыбка, и она крикнула: – Эй, блондин с вершины дерева, ты меня таким странным образом интригуешь?

– Я тебя? Да вроде бы не планировал.

– Правда? – Лея улыбнулась. – Ну тогда пока!

Махнув рукой, демонесса двинулась в обратную сторону.

У Карен создалось ощущение, что ее со всех сил ударили в грудь. Боль разлилась по каждой клеточке. Из глаз опять потекли слезы. Быть преданным кем-то в своем же сне – это было слишком страшно, обидно и попросту несправедливо…

Черная вязкая субстанция обняла девушку со спины, тихим голосом кто-то осведомился:

– А с чего ты взяла, что это сон? Отныне это твоя жизнь!

Дикий крик расколол окружающий мир…


Вир открыл глаза, с удивлением посмотрел на темный потолок над головой. Затем сел. Тонкая шелковая простыня скатилась вниз.

Эльф потянулся, вздохнул и в удивлении замер, увидев девушку в углу комнаты.

Она сделала ему знак молчать.

В памяти Вира что-то шевельнулось.

– Сирена!

– Аюми, – вздохнула девушка, распрямляясь и подходя ближе к эльфу. – Почему в твоем голосе прозвучал такой ужас? Ты же знаешь, то, чему вы стали свидетелями, было просто разыгранной сценкой.

– Разыгранной… сценкой? – удивленно переспросил Вир.

– Не знаешь? – удивилась сирена. – Странно. Я думала, что Лея объяснит тебе, что к чему.

– Нет. Она никогда ничего не объясняет.

– Никогда? – Аюми фыркнула. – Не смеши меня, мальчишка. Если бы она никогда ничего не объясняла, то ты бы здесь не сидел.

– Это еще почему?

– Потому что, если бы Лея все держала в себе и никогда ни с кем не делилась, она бы давно умерла, не выдержав веса проклятья, или сгорела бы из-за своего дара. Так что не говори странных вещей или хотя бы думай перед этим.

– Странные вещи здесь говоришь ты, – вздохнул Вир.

– Правда? Не замечала за собой такого.

– Вот-вот. Точно такими же словами на все возмущения отвечает Лея.

– Тебя это злит?

– Конечно. Я хотел бы, чтобы она доверяла мне хоть немного больше…

Аюми внезапно покачала головой:

– Оно тебе надо?

– О чем ты?

– Сейчас Лея многое прячет в себе. – Прислонившись к стене, сирена немного помолчала. – Но поверь, она делает это именно потому, что доверяет. Иначе она бы говорила больше.

– Но среди всего сказанного не было бы ни слова правды?

– Что-то вроде этого, – кивнула Аюми. – Но я позвала тебя не за этим.

– Позвала?

– Конечно. Сейчас вы все сладко спите во дворце Диокура. А бог-мальчишка не предупредил вас, чем именно черный туман берет свою плату.

– И чем же?

– Сном. – Сирена улыбнулась. – Сном-прошлым, сном-настоящим, сном-будущим. Иногда измененным. Порой реальным. Бывает, сон причиняет боль. Или приносит радость.

– Откуда ты это знаешь?

– Я здесь уже была, – пожала плечами Аюми. – К тому же я недалеко от вас.

– Недалеко?

– Да. В том оазисе, где вы оставили лошадей. Лея попросила присмотреть за ними, а я не смогла отказать ей.

– Но если ты рядом и если ты пришла в сон, то почему не к Лее?

– Потому что я не хочу оказаться в ее кошмаре, – неожиданно серьезно ответила сирена. – Она также коснулась черного тумана, и платить ей придется. Не сегодня. Диокур сделал все, чтобы отсрочить этот кошмар, но… я боюсь, если я вмешаюсь, то этот сон придет к ней гораздо раньше, чем мы все покинем Дею.

– Мы все? Ты хочешь присоединиться к нам?

– Нет, конечно же нет!

– Неужели в твоем голосе я слышу испуг?

– Да. Я не хочу путешествовать с вами, потому что вы идете к разрушению и смерти.

– Мы? – неподдельно удивился Вир. – Мы умрем?

– Нет, с чего ты взял? – больше эльфа удивилась Аюми. – Вы принесете все это.

– Это еще зачем?

– А как вы собираетесь активировать артефакт? Чтобы наполнить лозу злостью, вам придется хорошенько поработать. Палачами.

– Мы? Но зачем? Почему…

– Вы впятером пойдете в пустыню. Обратно к тому городу, из которого началось ваше путешествие. Присоединитесь к каравану. Вы – охранники, везущие двух драгоценных рабынь своему хозяину. Около города на вас нападут кочевники. Вы должны будете попасть в их караван. Вы трое должны выглядеть сильными и выносливыми, чтобы они забрали вас с собой. Попав в их лагерь, убейте их. Всех. До единого.

– Женщин и детей тоже? – с ужасом спросил эльф. А палач в его душе радовался предстоящему развлечению.

– Нет. У них нет ни женщин, ни детей. Они чужаки на Дее. Люди, которые не дают развиваться ни планете, ни ее богу.

– И при чем тут тогда мы?

– А вам Судьба прописала разборки с этими кочевниками, – развела руками Аюми. – И вмешиваться и переписывать именно этот кусок я не буду. Я изменю тот эпизод, который касается вашего возвращения и кое-чего еще.

– Ты опять будешь петь?

– Не тебе. Мою песню услышит только тот, кто сможет понять, о чем она.

– Лея?

– Нет, нет. – Сирена покачала головой. – Хватит все сваливать на демонессу! Она слабее, чем тебе кажется и чем привыкли считать остальные. И кстати, Вир, совсем скоро тебе придется решать.

– Решать?

– Стар еще ждет ответа на свой вопрос. Подумай, чего ты хочешь. И какую цену ты готов заплатить за фальшивое счастье, – сказала Аюми, начиная исчезать.

– Почему фальшивое-то? – крикнул Вир, протягивая к ней руку.

Но сирена уже растворилась в темноте, и тишина поглотила все вокруг.


Тихая мелодия звучала, казалось, сразу отовсюду.

Открыв глаза, Стар был неприятно удивлен. Он сидел в парке на мокрой и холодной скамье. По обе стороны дорожки возвышались голые деревья. А с низко нависшего свинцового неба падали колючие снежинки.

– Что это за место? – спросил вампир сам себя.

В воздухе пахло морозом и дымом. Мелодия притягивала к себе, как бабочку манит огонь. Стар не видел смысла противиться ей. Он пошел по протянутой нити, зная, что на том конце не враг.

Когда вампир вышел на широкую площадь, первое, что бросилось ему в глаза, был замерзший фонтан. А на верху своеобразной чаши сидела девушка с флейтой в руках. Закрыв глаза, немного покачиваясь, она пела. Флейта играла сама по себе. А Стар не мог понять ни слова, только музыка очаровывала, удерживала на месте…

Когда же сирена открыла глаза, вампир был на грани бешенства.

– Не кипятись, – попросила Аюми скромно.

– Что за песня?

– Антипредсказание. Ты его выслушал, а значит, оно не исполнится.

– Тогда почему я не понял ни слова?

– Потому что еще не время, – засмеялась сирена, спрыгивая с чаши.

– Не время для чего?

– Не время для того, о чем я спела. Не хочется тебя обманывать, поэтому просто поверь.

– Ты… ты…

– Слов нет? Не переживай. У Леи тоже никогда на меня их не хватает.

– Леи? Вы близко знакомы?

– Да, – кивнула Аюми. – Она меня потом, конечно, отругает за выданную тайну, но, по крайней мере, мне не придется представляться сразу всем. Вир меня уже знает лично. Остальным пока еще эта честь не выпадала.

– Вот как. – Стар нахмурился, потом рявкнул: – Ты хочешь сказать, что приволокла меня в это место, только потому что должна была спеть что-то непонятное, якобы ради нашей же выгоды?

– Верно. Да ты не злись. Я недолго буду крутиться у вас под ногами.

– Недолго?

– Да. Совсем скоро та, кому я постоянно оказываю услуги, перестанет во мне нуждаться.

– Не скажу, что понял хоть что-то.

– Но поймет тот, кому ты передашь мои слова.

– Я должен кому-то их передать? – возмутился Стар. – Ты издеваешься?

– Да ну что ты! – вскинула ладони Аюми. – Не сердись, прошу тебя. Я действительно не могу сказать больше, чем сказала. Так, а теперь…

Сирена неожиданно толкнула вампира в грудь. Рука прошла сквозь ребра, и от резкой боли Стар проснулся.

В комнате раздался крик…


Лея сидела на узкой скале, поджав под себя ноги. Перед ней простиралась черная долина, в конце которой был сгоревший лес.

Нейл обнаружил, что стоит за спиной демонессы, но при этом она его не видит. Словно на какой-то момент он стал призраком или же вошел в чужой сон.

– Знаешь, – Лея повернула голову, с кем-то разговаривая, – если бы мне кто-то сказал, что все закончится вот так… глупо, я бы не поверила.

Видимо, тот, с кем разговаривала Лея, что-то еще спросил, потому что демонесса пожала плечами:

– Не знаю… я не могу объяснить. Я всегда считала, что теперь, после того как я преодолела проклятье, у меня много времени. Достаточно только найти то… Впрочем, ты сама знаешь, о чем я говорю.

– Знаю.

Нейл моргнул. На краткий миг ему показалось, что напротив демонессы проявилась и тут же исчезла какая-то фигура.

– Вот-вот. – Губы Леи исказила усмешка. – Надо же было так ошибаться.

– Может быть, ты все же…

– Вернусь? Не смеши меня. Ты сама первым делом сказала, что я обречена.

– Если к тебе не придут на помощь, безусловно.

Фигура напротив Леи, обрела объем. Но понятнее от этого не стало. Дракон мог поклясться, что никогда не встречал эту маленькую девочку.

– Но они не придут.

– С чего ты взяла?

– Откуда они узнают, что я в очередной раз влезла туда, где могу погибнуть? Взялась за задачу, которая мне не по зубам?

– А такое бывало?

– Конечно. Достаточно вспомнить наше приключение с кочевниками. Но кто же знал, что я настолько приглянусь этим разбойникам, что они решат сразу же вырезать весь караван, чтобы искупать меня в крови невинных? – спросила тоскливо Лея, сжимаясь. – И мне пришлось несколько минут танцевать с ветром, прежде чем мои спутники смогли присоединиться ко мне.

– И я недоглядела, – вздохнула девочка. – Но у меня этих кочевников не было в списке.

– Все это странно. Очень странно. Ладно, – демонесса поднялась, – чем больше я сижу, тем тоскливее становится на душе. Наверное, я пойду.

– Лея, ты еще можешь передумать.

– Нет.

– Почему? Ты же…

– Мне некуда отступать. У меня нет заранее заготовленных позиций. Стар и Карен затаили на меня обиду за то, что я сказала в очередной раз «нет». Вир понял, но… он тоже немного обиделся. Как я могу ему объяснить, что он для меня гораздо важнее, чем неясное и фальшивое счастье?

– Так почему фальшивое-то? – вздохнула девочка. – Не фальшивое, а очень даже правильное! Я бы сказала – изначальное.

– Изначальное?

– Я… – Девочка замялась. – Наверное, не должна была этого говорить, но… все же я расскажу…

Картинка поблекла и исчезла, разговор оборвался на самом интересном месте. Нейл поморщился. Чернота вокруг действовала на нервы. Наконец дракон резко прошипел сквозь зубы:

– LightO!

Свет появился. Очертил круг вокруг мужчины, высветил изломанные стволы того самого черного леса, который он видел с утеса.

Было тихо. Но мертвая тишина уже давно не пугала Нейла.

Прислонившись к стволу дерева, дракон пытался понять, что он делает в этом месте и как вообще в нем очутился.

– Мы не должны этого говорить… – раздался тихий шепот. – Но ты так похож на тех, кто проходит мимо нас… Если кто-то пройдет по этой тропинке… Он никогда не вернется обратно. Это…

Нейл проснулся неожиданно, так и не узнав, о чем говорили незримые помощники. Правое запястье обожгло болью, и, скосив глаза, дракон с удивлением увидел черный браслет, медленно тающий.

– Что это? – спросил мужчина вслух. И что удивительно – ему ответили.

– Сила черного тумана. Он взимает плату и погружает в сон, – сказал Диокур, появляясь за столом с кувшином черного вина. – Иногда сон изменчив, иногда правдив. На тебе печать. Ты видел то, что будет в будущем. Рекомендую запомнить то, что ты видел, и применить во благо.

– Запомнить? – Нейл вздохнул, перебираясь за стол. – Запомнить-то не проблема, но вот понять…

– Поймешь, когда придет время, – отозвался Диокур. – Выпьешь?

– А мы тоже на «ты»?

– Ты общался с такими драконами, рядом с которыми я – песчинка времени, – напомнил бог. – К тому же мне так редко удается с кем-то спокойно посидеть и поговорить.

Нейл вздохнул и кивнул:

– Наливай.

Диокур улыбнулся и разлил вино по бокалам.


Довольно далеко от них, сидя на краю высокого бархана, Аюми тронула струны любимой гитары.

Тихий голос наполнил пески, сливаясь с ночным бархатом неба:

Той ночью мир на миг растаял,

Тебя коснулась смерти длань.

С тобой сыграем мы без правил,

Отдай же мне свою печаль.

Терять тебя я не хочу,

Сдаваться просто не умею.

Я целый мир переверну,

Но все ж спасти я не успею…

Глава 11

Потухшая лоза Диокура

Стар сел на кровати, огляделся. Посреди комнаты, скрутившись в дрожащий комочек, висела Карен, она плакала.

– Карен? – Поднявшись, вампир обернул простыню вокруг себя на манер римской тоги и подошел к девушке. – Карен, ты в порядке?

Пустой взгляд девушки скользнул сквозь вампира, заставив того тревожно приглядеться к девушке. То, что слова здесь не помогут, стало понятно сразу же, стоило привести в действие заклинание медицинского осмотра.

Бить по щекам, пусть даже в профилактических целях, не хотелось. Использовать воду было бесполезно. Даже в бессознательном состоянии стихиария испаряла ее сразу же (да, было дело, пробовали, в качестве мести хотели искупать спящих девушек – в результате мокрой оказалась вся сильная половина звезды).

Нашатырь на Карен не действовал.

В общем, оставался единственный способ, которым Стар не хотел пользоваться… Судьба из города-перевертыша сказала правду: дар вампира немного изменился, теперь он мог менять чужие души, хотя и не любил этого делать.

Переложив девушку на свою кровать, Стар наклонился к ней, провел по щеке. И в его запястье тут же вцепились ледяные ладони.

Глаза Карен медленно открылись.

– Не уходи, – прошептала она, – пожалуйста.

– Милая, что с тобой такое случилось?

– Не уходи.

– Карен?

Но девушка его не слышала. Ее взгляд не становился осмысленнее. В них была бездна. На миг промелькнула идея дойти до Леи и попросить ее помочь, но Карен отпускать вампира не спешила, и Стар присел рядом с ней на кровать. Стихиария прижалась к нему всем телом, закрывая глаза. Ее по-прежнему трясло, и в какой-то момент она опять потеряла сознание.

А в мыслях вампира за это время словно взорвалась бомба.

Согревшись спустя несколько минут, девушка перестала трястись и расслабилась. Теплота ее тела, едва уловимый запах духов, шелк рассыпанных по кровати волос и так соблазнительно бьющаяся жилка на шее.

Вампир всегда контролировал свою жажду крови, но в эту ночь в этом странном месте она взяла над ним верх. Зверь в крови очнулся, взревел и потребовал своей доли. Стар сопротивлялся наваждению изо всех сил, но с каждым ударом сердца Карен жажда становилась еще сильнее…

Черные глаза зажглись алым светом.

«Невинная жертва…» – промелькнула в голове последняя разумная мысль и исчезла. Не спасло даже осознание того, что Карен может и не простить.

Короткий и даже безболезненный укол, и Стар глотнул крови девушки, а в следующий момент сплюнул ее на пол. Кровь Карен была отравлена тем самым черным туманом, через который они прошли.

Жажда не утихала… но пить эту кровь не было никакой возможности.

«Стар? – внезапно пришло по ментальной связи. – Карен у тебя?»

«Да. И у нас проблемы, Лея».

«Сейчас буду».

Но демонесса так и не появилась…

А около прокола вниз по шее текла черная маслянистая жидкость. Кровь, впрочем, остановилась.

Вампир вздохнул, попробовал позвать Лею, но внезапно оказалось, что рядом никого из звезды нет. Стерев черные потеки возле раны, Стар укусил Карен еще раз. Кровь девушки показалась менее горькой, и мужчина понял, что надо делать.

Когда через десять минут дверь открылась и на пороге появилась взбешенная демонесса и хладнокровный эльф, Стар и Карен спали, обнявшись. Сон девушки из кошмара перешел в обычный и без сновидений – вампир справился со своей задачей.

Пол и простыни были испачканы словно черными чернилами. Лицо Леи исказила гримаса боли.

– Вызывай сюда Нейла, – попросила она, – и сразу же уходим.

– Почему?

– Карен опасно оставаться здесь. Кажется, она все-таки поранилась, когда нас переносил черный туман. Теперь либо мы уходим отсюда, либо вся ее кровь достанется туману.

– О чем ты?

– Зови Нейла, – повторила демонесса.

Через несколько минут звезда покинула чертоги бога Диокура. Артефакт был на поясе у Нейла. Да и вообще дракон выглядел очень странно, но в тот момент на это никто не обратил внимания.


Песок шуршал под копытами коней. Своих питомцев и всю поклажу звезда нашла нетронутой в оазисе. Над костром висел котелок с горячей водой, ветер еще не успел смести с песка чьи-то следы, но уже никого не было.

Стар, немного пришедший в себя, и Вир посмотрели на Лею с немым вопросом. Демонесса поморщилась, но кивнула.

Стар устроил Карен на свернутых шкурах, рядом со стихиарией присела демонесса, а вампир отошел к друзьям.

– Предлагаю поменять план, – резко сказал Нейл, привлекая к себе внимание. – Я имею в виду охоту на кочевников и наполнение лозы.

– Поменять? – недоуменно спросила Лея, оглядываясь. – Но зачем?

– Так нужно, – ответил дракон. – Я не могу ничего объяснить. Просто поверьте, что это очень важно. И так нужно.

Остальные переглянулись. Вир развел руками и озвучил общее мнение:

– Странно слышать от тебя предложение по изменению плана, но раз ты сказал, надо, значит, так и поступим.

Нейл улыбнулся, и встревоженной Лее показалось на миг, что он до последнего не верил в благополучный исход своей задумки.

Своей?


По пустыне под ярким палящим светилом ехала изящная девушка на мощном коне. Закутанная в белоснежный плащ, с лицом, скрытым под маской, она была похожа на картинку, но при этом ругалась, как извозчик.

Будь здесь один нахальный дракон, его уши скрутились бы в трубочку еще на втором обороте. Будь здесь симпатичный эльф, он бы долго хохотал, узнав свои некоторые очень характерные фразы. Флегматичный вампир пожал бы плечами, стихиария бы мысленно сделала пару заметок.

А демонесса была в бешенстве. План дракона оказался, как всегда, просто неподражаем! Нейл решил, что раз у Леи так хорошо получилось изобразить из себя жертву в деревне перед походом к гоурланам, значит, и роль приманки она исполнит с блеском. Кочевники точно не устоят перед такой красавицей. От нее только и потребуется, что отправиться по пустыне в одиночку.

Нейл бил себя в грудь и клялся, что, даже если демонессу поймают, ей ничего не грозит! Все будет в полном порядке.

Лея кипела от злости, а лоза радостно сверкала, впитывая ее чувства. Ожили зеленые листочки, на них появились маленькие росинки. Но ягоды оставались пока сухими. Злоба демонессы для них не подходила точно так же, как и злоба остальных. Это выяснили опытным путем, когда сидели на привале.

Именно поэтому, несмотря на все возражения Леи, ее отправили в пустыню…

– Гады, – вздохнула девушка, перевешиваясь на седле, и ласково потрепала своего коня.

Тот заржал, словно понимал демонессу и соглашался с ней.

– Один ты меня понимаешь, один ты… – вздохнула Лея.

А потом что-то просвистело в воздухе. Девушка чудом успела увернуться от мелькнувшей стрелы.

– Все, – оскалилась она, – приехали.

Кочевники показались из-за барханов, длинной цепью окружили девушку, о чем-то тихо переговариваясь на своем языке.

«О чем меня так друзья просили? – попыталась вспомнить Лея, пока ее накрывало волной безумия. – А, точно! Развлечь гостей. Ох, как мы их развлечем».

Спрыгнув с коня, девушка равнодушно разделась. Плащ, маска, сумка – все отправилось на седло.

За спиной в потертых старых ножнах ждали своего часа фамильные мечи рода демонов.

– Как хорошо, – простонала Лея, когда на светило набежала тучка. – Просто замечательно. Вот теперь можно и станцевать…

Лоза в сумке на седле полыхнула, а разум кочевников и демонессы поглотила тьма, в которой царствовало лишь одно желание – убить.


Аня подошла к зеркалу, посмотрела с тоской на свое отражение, а затем решительно вызвала звезду.

По зеркалу прошла длинная изломанная трещина…

Маленькая девочка ахнула, когда увидела, что звезда разделилась. Когда же Аня поняла, где именно Лея и что с ней происходит, глаза тени Смерти заволокло туманом гнева.

– Я не для этого так долго ждала, чтобы вы мне все уничтожили! – завопила она, направляя свою силу на ожидающую условного сигнала четверку. – Ну все. Вы меня достали! В бой!


Когда перед глазами потемнело, а ребят словно выдернули огромной удочкой, никто из них не ожидал, что окажется в гуще боя.

Кочевники гомонили на своем языке и кидались на демонессу. Вихрь стальных крыльев окутывал девушку, когда она танцевала с мечами.

Нейл почувствовал себя дураком, а увидев, как Лея в последний момент успела отразить стрелу, летящую в сердце, бросился вперед… В один короткий миг дракон решил больше не бежать от своих чувств, а встретить их, признать их существование и наконец-то получить эту сумасшедшую девчонку! Нет, не подчинить ее, покориться самому.

Эльф улыбнулся, радуясь за свою демонессу. А потом кровавое безумие накрыло и его…


Уна растянулась на широком теплом камне, подставляя идущему снизу теплу то один бок, то другой.

Дух академии тихо пел ей колыбельную.

Уна и Тайган вернулись в академию пару часов назад с маленьким ребенком. Теперь их ждал отпуск на две недели, а потом опять в дорогу, на этот раз за каким-то там артефактом, который не должен никому попасть в руки.

Что самое интересное, название этого артефакта скрывалось. Чем-то встревоженный ТерАль отделался короткой фразой: «Все узнаете потом» – и исчез.

Судьбы в обозримом пространстве не наблюдалось. Не то чтобы Уна волновалась за нее, просто это было слишком странно.

Тайган тренировался в зале с тенями Нейла и Вира, когда дух академии позвал его и Уну в зал, где хранились личные руны всех выпускников и студентов.

Пять рун полыхали ярким светом. Они менялись, превращались во что-то другое.

– Мама! – ахнула Уна, вцепившись побелевшими пальцами в камень. – С ними что-то происходит!

– Возможно, что-то ужасное, – отозвался над головой девушки дух.

– С чего ты взял?

– Их пятерка застыла в развитии. Они были уже не звездой порядка, но еще и не стали ничем иным. А сейчас их рунный рисунок очень близок к звезде… хаоса.

– Это очень плохо, – задумчиво бросил Тайган. – Ладно, дух, спасибо. Уна, быстрее.

– Быстрее?

– Мы должны отправиться к ним.

Девушка промолчала.

– Уна? – повернулся к ней дракон.

На глазах девушки показались слезы.

– Мы не должны, – тихо прошептала она.

– О чем ты? Мы должны немедленно отправиться к ним и помочь!

– Нет. Нет. – Уна отрицательно замотала головой. – Нет! Если мы вмешаемся, они нарушат пункт контракта о выполнении обязательств!

– Чем это им грозит? – мгновенно уловил главное Тайган.

– Кабала, вечная кабала у Судьбы, без возможности заняться своей жизнью, своей семьей, без права любить или ненавидеть.

– Так. Значит, вмешиваться нам нельзя. Мы даже близко не должны к ним приближаться.

– Да. Мы можем лишь наблюдать… По крайней мере, пока не выполнен их контракт.

Руны мигнули еще один раз… и замерли.

– Все остановилось, – прошептала тихо Уна. – Дух?

– Нет. Это еще не хаос… – ответил тот. – Но уже близко. Слишком близко.


Ноги подогнулись, и Лея свалилась на песок, с ужасом смотря на творящееся вокруг.

Рядом тяжело дышала Карен. Во время боя она умудрилась обернуться огнем и хорошенько прогуляться по рядам кочевников. Но сил у нее это отобрало немерено.

Вампир сидел на куче сваленных вещей и рассматривал что-то у себя под ногами. Нейл и Вир о чем-то разговаривали в стороне.

– Красивая картина, – ехидно констатировала Лея, поднимаясь.

– Твоя работа, – отозвался Нейл, подходя ближе и поддерживая девушку.

– Моя? – Демонесса вздохнула и покачала головой. – Ошибаешься. Я здесь ни при чем.

– А чья?

– Ее.

Девушка указала на седло своего коня, где в сумке лежала лоза.

– Еще что скажешь? – фыркнул Нейл. – При чем тут… Подожди, лоза?

– Да. Она подчинила мое сознание, но и обезоружила кочевников.

– Вот как… – Дракон вздохнул. – Покажи, насколько она заполнилась.

Лея покачала головой:

– Послушай, может, лучше не надо?

По ходу разговора к демонессе подтянулись остальные, встревоженное выражение ее лица не понравилось никому.

– Лея? – мягко попросил Вир.

Девушка сглотнула, вытащила из мешка… пустую лозу. Алыми искорками подмигивали только две крайних ягодки.

– Замечательно, – констатировала Карен. – Вся вот эта резня была напрасна!

– Нет, – покачал головой Стар.

– Нет? – повернулись к нему остальные.

Вампир кивнул:

– Я… увидел, коснувшись вещи кого-то из кочевников, что у них есть артефакт – старый, потрескавшийся от времени колокол, полный злобы кого-то из древних. Он вполне подойдет для того, чтобы напитать нашу лозу.

– И? – спросил Нейл, выпрямляясь.

– Предлагаю наведаться к ним в гости, – спокойно сказал вампир и улыбнулся.

– И говорят, что это я авантюристка! – возмущенно брякнула Лея.

Ей никто не ответил. Остальные не сводили недоуменного взгляда со Стара. Но то, что его идея будет принята, никто даже не сомневался. Хотя услышать такое от вампира… это было нечто невероятное!

– Я этого не планировала, – задумчиво сказала Судьба, подслушав последний разговор.

– Это вы куда? – возмутилась Аня, услышав то же самое. – Вам в другую сторону!

Но когда она попыталась повлиять на звезду своей силой, то обнаружила, что… у нее не получается. Никакая, даже самая простейшая магия не затрагивала звезду…


Лея открыла глаза на утесе, огляделась по сторонам.

– Ну? – хмуро спросила она. – Куда ты меня опять затащила?

Аюми выглянула из-за толстого ствола незнакомого дерева с темно-синей листвой и вздохнула:

– Ну наконец-то ты одна! Я тебя уже третий раз зову! Первый раз откликнулся эльф, второй – вампир. И только на третий я вижу тебя.

– Что-то случилось? – встревожилась немного Лея.

– Нет, не совсем. – Вздохнув еще раз, сирена подошла поближе и опустилась напротив демонессы. – Как-то разговор пошел не по тому пути.

– Не по тому пути?

– Нет. Я собиралась накричать на тебя, но ты выглядишь такой усталой и разбитой… Я не думала, что все эти разборки с кочевниками так на тебя повлияют.

– А могло быть иначе?

– Да. Видно, силу лозы я все-таки рассчитала неверно. Как бы там ни было, Лея, ну сколько раз тебе повторять, чтобы ты запомнила, – не тарань своей головой препятствие! Если уж тебе так хочется, используй для этого, например, дракона. У него все равно ума ни капельки нет! Интересно, – после некоторой заминки добавила Аюми, – ты когда-нибудь научишься думать и рассуждать в таких вопросах?

– Вряд ли, – отозвалась Лея. – Я это я, и меня уже не переделать.

– И не надо, – улыбнулась сирена. – Я бурчу по привычке, ты же знаешь, что я за тебя волнуюсь.

– Зачем? Все равно мне ничего не грозит. Не в этой жизни.

– Возможно. Лея…

– Что?

– Давай так, я тебе скажу, как наполнить лозу. Точнее, подскажу, каким способом можно это устроить, а ты взамен сделаешь то, что я скажу.

– То, что ты скажешь?

– Да. Совсем скоро мы с тобой расстанемся… Я не хотела бы, чтобы ты запомнила меня такой… как… В общем, неважно. Пока это все неважно.

– Ты меня пугаешь.

– Да… я пугаю сама себя. Если честно… – Аюми опустила голову. – Если честно, я боюсь. Я не хочу вмешиваться в это дело, потому что ни мои песни, ни путь, проложенный Судьбой… ничто не предвещает счастливого исхода. Но мне действительно нравится твой чокнутый дракон. И я еще надеюсь, что он поумнеет и поймет, что ты действительно для него идеальная подруга по крылу…

– Аюми, не говори таких вещей, – попросила Лея, укутываясь в плащ.

На утесе дул холодный ветер. Где-то внизу, в расщелине, заполненной черным туманом (таким знакомым), кто-то тоскливо выл.

– Я-то могу и не говорить. Но от правды все равно не убежишь. Лея. Это не приказ. Это не предвидение и не антипредсказание. Это просто просьба…

«Аюми! Правила!»

Сирена замерла. Демонесса нервно огляделась по сторонам:

– Кажется… я что-то только что слышала.

– Нет, тебе показалось, – быстро замотала головой сирена.

– Показалось? – недоверчиво переспросила Лея. – Ну может быть…

– Лея, Вир… и предложение Стара…

– Ты уже об этом знаешь?

– Конечно. Я слышала все почти с самого начала. Так вот, Лея, ты должна отказать им.

– Что?

– Я понимаю, – сирена прикусила губу, глядя куда-то поверх плеча подруги, – тебе больно. Грустно. Ты устала. Но не лишай себя того, что изменит тебя навсегда. Тебе осталось потерпеть всего немного, и скоро вся эта ситуация разрешится тем или иным способом. Ты сама сказала это!

– Я… сама?

– Да. Однажды ты распутывала вероятности при мне и видела этот… кусок. Ты сама стерла себе память о том, что увидела, боясь, что не захочешь сражаться за то, свидетелем чего оказалась! Забудь. Забудь о том, что Вир может стать тебе любимым. Он останется рядом с тобой тем, кто есть. Скорее братом, между прочим младшим.

– Я… разбирала вероятности? И сама это сказала. – Демонесса покачала головой. – Н-да. Чем дальше, тем больше интересного о себе узнаю.

– То ли еще будет, – горько улыбнулась Аюми. – А теперь то, ради чего я тебя позвала.

«Аюми, ты все-таки нарушила правила…»

Сирена склонила голову:

«Приму любую кару».

И продолжила:

– Итак. Чтобы наполнить лозу злобой…

– Злобой?

– Да. Предки Нейла неправильно расшифровали легенды. Лоза – это артефакт именно злобы, а не злости.

– А в чем разница?

– Во многом. В первую очередь, злость мимолетна. Она вспыхнула и промчалась. Злоба же растет с годами, чтобы однажды обратиться против своего хозяина.

– Аюми, – простонала демонесса, – ты меня запутала!

– Просто слушай. Злость вспыхнула в тебе, когда ты узнала о плане своего дракона. Злоба – это то чувство, что горит в сердце разбойника, который каждую ночь приходит к дому женщины и планирует убить ее за то, что она ему отказала. Понимаешь?

– Допустим.

– Чтобы наполнить лозу, вам надо… просто-напросто забрать чужие мечты, которые наполнены этой злобой.

– А? – недоуменно спросила Лея.

– Не переживай! Сами вы, конечно, не справитесь. Но Диокур с удовольствием вам поможет.

– И зачем ему это надо?

– Ему это выгодно. Он еще очень молодой. И из него ни бога злости, ни бога злобы не выходит и не выйдет. С каждым годом Диокур угасает. А это значит, что он схватится за любой план, который поможет возродить его величие. Вернуть ему истинное имя.

– Ой, ой, ой. – Демонесса схватилась за голову. – А не слишком ли много Судьба на нас взвалила?

– Она торопится, – тихо сказала Аюми. – Очень торопится. Процесс уже начался. И она предполагала, что так и будет.

– Процесс?

– Да, ваши руны пришли в движение. Еще немного, и они изменятся.

– Наши руны… – Лея задумалась. – А, вспомнила! Это ты о тех, которые нам присвоили на первом курсе? Я про них совершенно забыла.

– Вот этого делать как раз не стоило. Эти руны очень много значат. Особенно ваши. Вы были звездой порядка. Недолго, правда.

– Недолго? – удивилась демонесса.

– Да. В конце первого курса, после кое-каких событий, ваши руны дрогнули и изменились. Они дошли до середины оборота, почти приблизились к рунам хаоса, но замерли, так и не двинувшись дальше.

– Хаоса? Мы что…

– Осталось всего чуть-чуть, и вы станете звездой хаоса, – кивнула Аюми.

«Терять мне уже нечего, – подумала сирена, – а значит, надо воспользоваться сегодняшним днем по полной программе».

– Станем?

– Процесс опять замер. И теперь все зависит только от вас. Вы можете осознанно стать звездой хаоса и навсегда освободиться от влияния Судьбы. Не спеши отвечать. Расскажи остальным. Груз этого решения ты не должна нести одна на своих плечах. Они тоже должны поучаствовать.

– В чем?

– В заговоре… теней.

– Чушь какая-то!

– Нет. Это пока только начало. Вы собрались на свою беду, – тихо сказала Аюми. – Но все, хватит с тебя на сегодня. Дальше тебе расскажет, если, конечно, захочет, кое-кто другой.

– Аюми, раз у нас сегодня вечер таких странных ответов и вопросов. Откуда ты появилась в нашей вселенной? И кто именно тебя послал? Ты же не случайно возникла в моей жизни?

«Только попробуй ей сказать».

«Нечего было разводить тайны китайского двора».

«Китайского-то почему?»

«А только у них от интриг голова болит в первую очередь у заговорщика».

Сирена вздохнула:

– Интессо.

– Что?

– Меня послал Интессо. Пару тысячелетий назад он вытащил меня из умирающей вселенной. Дал способность жить, любить, творить. И только недавно он попросил меня даже не столько об ответной услуге, сколько о помощи. Он сказал, что есть одна девушка, которая заставила его вспомнить о любимой. О том, что она бы не хотела, чтобы он грустил и губил себя. И в подарок за то, что ты помогла ему возродиться, он попросил позаботиться о тебе троих своих должников. Одна из них – я.

– И ты, как я понимаю, говорить об этом мне не собиралась.

– Нет.

– Тогда почему ты сказала мне это сейчас?

– Потому что я не уверена, что мы еще сможем поболтать. Лея…

– Что?

– Спасибо, что ты была. – Аюми накрыла руку демонессы своей. – Честное слово, спасибо. У меня никогда не было такой подруги, как ты… Ты научила меня, что даже такая, как я, имеет право на счастье.

– Аюми…

– Не переживай. Все будет хорошо. Обязательно. И у тебя. И у меня. И у Интессо тоже!

«Болтушка».

Аюми улыбнулась:

– Ну все, хватит. Тебе пора спать. Завтра тяжелый день. Еще увидимся, Лея.

– Еще увидимся, Аюми, – кивнула демонесса, улыбнувшись в ответ.

Потом тьма поглотила мысли Леи, и в измученное тело девушки пришел сон.

А под утро в сон ворвался черный лес. Старые изломанные деревья, покрытые паутиной и плесенью, шуршали на ветру, и чудилось демонессе, что это стучат кости…

Глава 12

Встречи или расставания?

Под утро вся звезда собралась в оазисе у небольшого озера. Лея сидела, болтала ногами в воде, и на лице у нее было задумчиво-мечтательное выражение. Устроившись рядом с ней, Вир обнял подругу за плечи, привлек к себе.

– Ну, – поинтересовался эльф, – что такое случилось?

– Привет из прошлого, – засмеялась тихо девушка. – Причем привет приятный такой!

– От кого? – спросил Нейл, устраиваясь рядом с Карен и Старом на широком пледе.

Демонесса повернула голову в его сторону:

– Какая разница?

– Неужели это такой большой секрет, что ты даже не поделишься с нами?

– Не поделюсь, – кивнула девушка.

– Почему? – удивился Вир.

– Потому что это секрет! Кстати говоря, а я знаю, как наполнить лозу силой. – Лея улыбнулась и крикнула: – Диокур! Выходи!

– Ты еще добавь – «подлый трус», – буркнул себе под нос Вир.

Непонимающий взгляд демонессы скользнул по его лицу.

– Ты о чем?

– Да так, мелочи, – отозвался эльф с усмешкой. – Ну открой нам тайну нашего задания.

– Будешь ерничать, ничего не скажу, – обиделась Лея.

– Хорошо-хорошо! Больше не буду.

– Мне тоже интересно. – Диокур вышел из-за деревьев, посмотрел на демонессу.

– Итак, артефакт злобы. Чтобы его наполнить, надо отобрать чужие мечты! – радостно протараторила демонесса.

Тяжелое молчание было ей ответом.

– Э? – Карен подошла ближе, приложила прохладную ладонь к голове Леи. – Подруга, ты не перегрелась? Ты в порядке?

– В полном!

– И как ты тогда представляешь себе этот процесс? – усмехнулся Нейл.

– В принципе, – возразил Вир, – это…

– …вполне реально, – продолжил вампир. – Достаточно просто немного подумать, чтобы понять…

– …что единственный вопрос в том, где найти нужные нам мечты, – опять продолжил Вир. – Ведь я правильно понял, абы какие нам не сгодятся?

Лея кивнула:

– Верно! И вот тут нам нужна помощь бога Деи.

– Какая? – заинтересовался Диокур.

– Ну если я правильно поняла того, кто мне все это подсказал, – Лея ухмыльнулась, – нам нужны тюрьмы и кладбища.

– Кладбища-то зачем? – ахнула Карен.

– Как зачем? – удивилась демонесса. – Там обычно собирается очень специфичный народ. А Диокур нам нужен будет для того, чтобы нарисовать такую бумагу, против которой никто не сможет ничего возразить.

Бог хмыкнул:

– А ты наглая.

– Какая есть.

– ДА БУДЕТ ТАК…


Город просто оглушал своей тишиной. Улицы были пустынны.

Поежившись, Лея накинула на плечи белоснежный мех, покосилась по сторонам. Она была одна.

– И? – спросила девушка у пустоты. – Неужели нельзя было отправить нас по парам?

– Я так и сделал, – согласилась пустота. – Но вас пятеро. А дракон и эльф на грани ссоры. Так не лучше ли дать им возможность выговорить друг другу накопившееся.

– А ты не подумал, что я одна могу попасть в беду?

– Ты? – Бог захохотал. – Рассказывай сказки кому угодно, принцесса, но не мне. Я вижу шлейф смертей, тянущийся за тобой. Я вижу след печати твоего проклятья. Я вижу поцелуй смерти на твоем запястье. Я вижу ожоги от косы Смерти на твоей ладони. Девочка, ты опаснее меня.

– Ну вот, – Лея надулась, – обидел ни за что ни про что маленькую девочку, которая даже меч держать в руках не умеет! И, кстати говоря, артефакт-то всего один! Как мы будем собирать чужие мечты?

– Посмотри в правом кармане.

– У меня еще есть карманы? – удивилась девушка, оглядывая себя.

Те три тряпочки, которые составляли ее одежду, действительно, вызывали сомнение. Оказалось, карман есть – тоненькая полоска на крючках, в которой оказалась ракушка.

– И? Что с ней делать-то?

– Выбираешь подходящую жертву, подходишь к ней. Помещаешь эту ракушку жертве на грудь, и готово.

– И сколько мне придется так искать?

– Долго. Но разве такие мелочи тебя когда-нибудь останавливали?

Лея вздохнула:

– Не припомню такого.

– Тогда вперед.

– Куда?

– В этом городе нет тюрем. Нет больниц. Только кладбище и дворец султана Аль Хафар Ан Дар Он Рашида.

– Слишком длинное имя.

– Есть такое, – засмеялся бог. – Ну подсказку я тебе дал, а дальше думай, принцесса.

Вздохнув, Лея двинулась по улице. Иногда позади девушки хлопали ставни, слышались чьи-то торопливые семенящие шажки, но стоило оглянуться – и взгляду представала пустота.

Дворец султана поражал своей безвкусной роскошью. По дорожкам гуляли странные птицы с пышными хвостами. Золотые фонтаны лили воду из бездонных кувшинов, которые держали обнаженные каменные гурии.

Тихие и пугливые наложницы бледными призраками скользили по двору.

– Брр, отвратительное местечко, – вздохнула Лея.

– Вы тоже так считаете? – раздалось позади.

Девушка обернулась.

– Мужчина, – вырвалось у нее, – где вы были семь лет назад?

– Еще не появился на свет, – усмехнулось создание позади.

Алая кожа сияла огоньками, завораживающие желтые глаза манили и обещали вечное блаженство, золотые волосы с черными кончиками, такие же крылья с ободками и черные тонкие «антенны» на голове. Они то и привели девушку в сознание.

– А вы кто? – спросила Лея.

– Э… – Незнакомец искренне смутился. – Знаете, это не мой настоящий облик. Просто…

– Нет, не уходите от ответа. Что это за раса у вас такая?

– Полуифрит, полуфей.

– Кто кем был?

– Папа ифрит, мама фея.

– Отпад! – Демонессу заворожила игра света на черно-золотых крыльях. – Слушайте, а я могу узнать ваше имя?

– Вас не смущает то, что я не человек, и то, что я был создан?

– Ни капельки! – кивнула Лея.

Мужчина улыбнулся и стал на одно колено.

– Меня зовут Маво. И для меня будет самой большой честью, если вы позволите мне служить вам.

– Служить? – Демонесса вздохнула и покачала головой. – Нет. Это слишком опасно. И… больно.

– Находиться вдали от вас мне еще больнее, госпожа.

– Госпожа? – Лея нахмурилась.

– Я создан ради вас. Я создан для вас. Меня зовут Маво, что означает в переводе «созданный рукой бога». Я должен оберегать и защищать вас.

Склонив голову набок, Лея скривилась:

– Надо ли говорить, что мне это уже не нравится?

– Если госпожа прикажет, я уйду, – отозвался мужчина тут же. – Если госпожа прикажет, я приму любую форму. От коня до заколки. Признайте, из меня получился отличный конь.

Демонесса вздохнула:

– Конь? Значит, тот самый красавец, которого я купила на рынке – это ты.

– Я, госпожа. Но если вы прикажете, я в любой момент поменяю масть, стану послушным и бессловесным.

– Все! Хватит! – Лея поежилась. – Интессо?

– Да.

Девушка задумалась.

«Аюми говорила, что он попросил троих. Сама Аюми. Маво. И значит, есть еще кто-то третий, с кем, скорее всего, я должна скоро встретиться. Но что-то пугает меня во всем этом, здесь точно есть подвох. Моя интуиция его ощутила, а вот голова, как всегда, с озарениями опаздывает».

– Ладно, Маво. Твое служение я приму, но с двумя условиями. Первое – я не госпожа. Лея и только Лея. Второе… о тебе не узнают мои друзья.

– Как скажете, Лея.

Девушка вздохнула:

– Раз пока я ничего с этим не могу поделать, идем со мной. И хоть твой вид просто потрясающий, лучше будет, если ты станешь менее заметным.

– Не проблема.

В один миг волосы девушки поднялись наверх, сложились в аккуратную прическу и украсились золотой бабочкой-подвеской.

– Так пойдет? – спросил Маво тихим голосом.

– Да.

«Но лучше бы этому чуду не обольщаться. Как только подвернется удачный случай, отпущу его на свободу. Не хочу быть рабовладелицей, в конце концов я обычная девушка, с немного необычными способностями…»


Дворец султана казался вымершим. В нем было пусто, тихо и… грязно. Пыль по углам, паутины, застарелые пятна крови – все это заставило девушку насторожиться и идти по коридорам, постоянно оглядываясь по сторонам.

Раскатистый храп Лея услышала, еще не подойдя к огромным дверям, инкрустированным золотом и драгоценными камнями.

Около дверей лежали две хрупких фигуры. Одна слепо смотрела в потолок. У второй шея была повернута неестественным образом. Обе были мертвы, причем как минимум пару часов.

«Наложницы, – тихо прошептал Маво. – Это постоянная картинка, из-за которой дворец султана давно покинули все, кто мог».

Демонесса начала потихоньку злиться. Такое положение вещей ее не радовало. Алые искорки едва-едва заметно заскользили в волосах демонессы. Толкнув дверь, девушка обнаружила, что та заперта.

– Итак, – Лея улыбнулась своим мыслям, – Маво, вопрос: как лучше убрать это препятствие? Аккуратно или быстро?

– Лучше быстро.

Дикий грохот, который раздался от упавшей двери, пробудил бы и мертвого. Но огромная жирная туша на кровати с грязными засаленными простынями только повернулась на другой бок.

На лице демонессы появилось отвращение.

– Это и есть мой клиент?

– Скорее всего, да.

– Не прельщает.

Подойдя ближе, девушка опустила на грудь султана ракушку. Легкий, едва уловимый запах диких роз наполнил комнату. Ракушка начала стремительно темнеть. К тому моменту, как артефакт зазвенел, давая знать, что полон, глаза демонессы приблизились по форме к кругу.

– Ух ты, – хмыкнула она, забирая ракушку. – Вот это мечты у этой туши.

Огромная лапа сцапала Лею за тонкое запястье. Отвратительный запах ударил в лицо, когда проснувшийся султан притянул девушку к себе.

– Туша? – повторил он задумчиво и сел на кровати, отшвырнув демонессу.

В воздухе за спиной Леи раскрылись зеленые полупрозрачные крылья и опустили ее на пол.

«Маво».

«Да, госпожа?»

«Спасибо».

– Я не туша, мотылек. Я хозяин этого места. Я прикажу, и остальные выполняют. Так что слушай мой приказ и повинуйся. Сейчас ты раздене…

Тяжелая хрустальная ваза прервала монолог напыщенного султана на полуслове. Сдавленно хрюкнув, он рухнул на кровать. Мебель не выдержала таких издевательств, ножки подогнулись… и кровать сложилась.

– Отличный бросок! – констатировал Маво.

– Старалась, – согласилась Лея, направляясь к дверям.

Длинная тонкая спица вошла в косяк дверей в миллиметре от ее виска.

– О, – девушка повернулась, – охранники?

Из-за длинной газовой занавеси в небольшой альков выскользнула девушка в темном костюме.

– Нарушитель порядка, – проговорила она холодным голосом. – Нарушитель должен быть устранен.

Лея выдернула спицу из проема, прокрутила ее в руках и посмотрела на девушку.

– Может быть, разойдемся по-хорошему?

– Приказ, – отозвалась незнакомка, выходя из тени алькова.

Глаза демонессы изумленно расширились.

– Аю…ми?


Стар еле успел развернуться, подставляя руки и ловя Карен в свои объятия. Обхватив вампира за шею, девушка вздохнула:

– А Диокур шутник, оказывается.

– С чего ты взяла? – улыбнулся вампир, ставя свою любимую на ноги.

– Ну как же, смотри, вместо того чтобы опустить нас на землю, он швырнул меня вниз с высоты в несколько метров.

– Наверное, знал, что я в любом случае тебя поймаю.

– А ты меня поймаешь?

– Конечно.

– Ладно, будем считать, что он прощен.

– Он? Прощен? – Стар засмеялся. – Мы от Леи нахватаемся вредных привычек, что будем делать с ними потом?

– А у нас есть это потом? – тихо спросила стихиария.

– О чем ты?

– Да так. Поговорим об этом… потом.

Улыбнувшись невольному каламбуру, Карен огляделась по сторонам.

Вокруг простиралась пустыня. На сколько хватало взгляда, нигде не было ничего, хоть отдаленно напоминающего жилье.

В воздухе висело дрожащее марево, от раскаленного песка вверх поднимался жар, доставляя некоторое неудобство вампиру. Девушке было гораздо легче благодаря огню в ее крови.

– Ну? – скучно спросила Карен. – Мы где-то… в пустыне. Как здесь искать что-либо вроде тюрьмы?

– Не знаю, – отозвался Стар, – но думаю, тюрьму мы здесь и не найдем.

– А что мы тогда должны найти?

– Помнишь, я говорил, что, дотронувшись до вещей кочевника, видел древний артефакт, полный злобы?

– Да.

– Так вот, мы где-то рядом с ним.

– С чего ты взял?

– Это место кажется мне знакомым. Не могу сказать, что я точно знаю, куда именно нам надо идти, но мы в нужном месте и в нужное время.

– В нужное… время? – Стихиария вздохнула. – Когда ты начинаешь применять свою силу жреца Судьбы, я начинаю тебя бояться.

– Это еще почему?

– Ты становишься таким… пугающим и классным! – Карен проказливо улыбнулась. – Ладно, раз уж время правильное…

Присев на корточки, девушка приложила ладонь к песку.

– Отзовись! – приказала она.

По песчаному морю пробежала рябь. Короткие волны причудливыми фигурами рванулись вверх и застыли под палящим солнцем.

– Вот так. – Выпрямившись, Карен небрежно отряхнула ладони. – Нам вот туда.

– Туда? – уточнил Стар, созерцая странные подобия людей.

– Да, вон к той фигуре, самой последней в ряду.

– Почему нельзя пойти к ней по прямой? – спросил вампир, удивленно изучая предложенный зигзагообразный маршрут.

– А тут полно разных ловушек, – отозвалась Карен. – Ты же не хочешь попасться в лапы мантикоре? Или огромному песчаному крабу?

– Не думаю.

– Вот и я тоже. Так что не отвлекайся, а осторожно иди за мной.

– Решила покомандовать? – Стар поймал надувшуюся стихиарию, привлек к себе, прикусив ушко. – Карен, не сердись. Просто ты такая смешная, когда командуешь.

– Ну я же не Лея, чтобы повелевать!

– И скажи спасибо, – неожиданно серьезно сказал вампир. – Идем уж, чудо. Командуй.

– Имей в виду, ты напросился сам, – буркнула девушка.

Тот путь, которым она вела Стара, чтобы не задеть охранные линии, заставил бы позеленеть от зависти любого сумасшедшего создателя ловушек.

Стихиария честно предупредила, что если они заденут эти линии, то на песок упадут уже пеплом. Вот несчастному вампиру и приходилось то пригибаться, то ползти на четвереньках, то прыгать вверх из положения раздавленной лягушки или вперед, стоя на левой ноге, когда колено правой ноги прижато зачем-то к локтю левой руки.

В общем, к тому моменту, когда под указующим перстом последней статуи показался люк, Стару не хотелось уже ничего. Только, пожалуй, пить и хотя бы немного передохнуть. С некоторым злорадством вампир отметил, что Карен выглядит не лучше.

Сидя на корточках перед люком, она что-то пела-проговаривала. А потом люк дрогнул и открылся, приглашая в свой темный зев. И что-то ни мужчине, ни девушке не захотелось принимать такое настойчивое предложение.

– Пожалуй, у нас нет другого выбора, – вздохнула стихиария.

Вампир развел руками:

– Пожалуй, что так. Идем?

Карен кивнула и первая прыгнула в темноту лаза. Снизу донесся легкий вскрик, неясный шум борьбы и злобная ругань девушки…

Когда же следом спрыгнул вампир, он увидел изумительную картину. Девушка сидела на грязном полу старинного коридора, в окружении подушек, разбитых черепков и… маленьких зелененьких человечков. Впрочем, мужчине было не до них. Гримаса боли на нежном, хотя и немного грязном лице была важнее.

– Карен, что с тобой?

Девушка подняла голову и смущенно улыбнулась.

– Представляешь, подвернула ногу. Познакомься. Это дэвы. Первый народ Деи.

Стар повернулся, окинул смущенных малышей колючим взглядом:

– Ну? И как это понимать?

Маленький мальчик с венком из белых ромашек на голове вышел вперед.

– Мы дэвы, первый народ, который появился на Дее, до того как сюда пришли люди. Нас можно было увидеть в любом красивом местечке. Нам было легко и привольно, хватало меда и нектара. Мы получали для жизни все, что нам было нужно, и платили взаимностью, наполняя Дею волшебством зелени и прославляя Диокура, бога плодородия. Шли дни… годы. И на исходе третьего столетия нашего пребывания на этой земле появилось… оно, нечто чужеродное.

– Чужеродное?

– Да. Это было порождение не нашего бога. Что-то полное злобы. Творение, которое хотело разрушений и крови! – продолжил малыш. – Мы не желали такой жизни для Деи. Диокур также. А комок злобы все разрастался и разрастался, захватывая умы магов и обычных людей. Все шло к тому, что наша прекрасная Дея должна была исчезнуть навсегда!

– И тогда образовалась пустыня? – спросила мягко Карен, протягивая ладонь, чтобы погладить малыша по голове.

Дэв даже не тронулся с места, но девушка отпрянула, зажимая порезанную чем-то ладонь.

– Смерть пришла на нашу Дею. Понадобились все силы Диокура и наши жизни, чтобы остановить эту злобу, запечатать ее в древних копях.

– То есть… – Карен хлопнула глазами, зализывая ранку на ладони. – Как это запечатать? Это творение что… до сих пор здесь?

– Да. Остатки нашего народа живут в древних копях, охраняя его. Каждый, кто приходит сюда, может попасть под действие враждебной силы, все здесь пропитано злобой.

– Пропитано злобой. – Карен посмотрела на Стара. – Это то, что нам надо?

– Думаю, да, – кивнул вампир.

– А тебе не кажется, что это как-то слишком просто? – спросила девушка, выпрямляясь.

– Я не думаю, что это долго продлится, – тихо ответил вампир. – Рекомендую наслаждаться моментом.

– Почему?

– Потому что дальше, думаю, боги к нам не будут столь благосклонны, как Диокур или Хронос.

– Это дар или просто предчувствие? – спросила Карен.

– Ни то ни другое, – покачал головой Стар. – Считай это… отголоском будущего.

– Отголоском? – удивилась стихиария. – Как это? Ты видел… Подожди! Ты видел то, что нам спланировала Судьба?

– Да, – ответил вампир.

И больше спрашивать ничего уже не захотелось.


Нейл и Вир после перемещения оказались в маленьком дворике, окруженном толстыми высокими стенами, под прицелом многочисленных арбалетчиков.

– О! – Дракон быстро осмотрелся. – А мы с тобой в тюрьме.

– Разве это плохо? – вздохнул эльф. – Думаю, мы быстро наберем ракушку, достаточно будет спуститься на нижние этажи и прогуляться по ним в поисках преступников, приговоренных к смертной казни.

– Почему на нижние этажи? – заинтересовался Нейл.

– Скажем так, традиция подобных тюрем-цитаделей, – отозвался Вир. – Слушай… Разговор есть.

– Какое совпадение! – съязвил неожиданно дракон. – У меня тоже есть.

– И как? Разберемся с теми, что вокруг? Или вначале между собой?

– Остальные подождут, – ответил Нейл. – Есть более важный вопрос. Мне уже надоело пытаться понять, что происходит между тобой и Леей. Я устал от того, что эта несносная девчонка от меня бегает! Она что…

– Сбавь тон, – холодно сказал Вир. – Если ты не можешь ее понять, почему я должен тебе помогать?

– Она же не твоя девушка! Это просто спектакль! Она любит меня!

– Я тебя уверяю, это ненадолго.

– Ненадолго? – Нейл злобно прищурился. – Что это значит? Стар! Его дар! Он что…

Вир повернулся, глядя на дракона.

– Ты еще начни хвостом бить, – порекомендовал он. – А вообще успокойся. И подумай. Ради разнообразия головой! А не… чем ты там обычно думаешь! Самовлюбленный гордец.

– Хватит. В конце концов, я не мальчишка, чтобы так меня отчитывать! – От летевшей стрелы дракон отмахнулся как от надоедливой мухи.

Ни в чем не повинная (ну просто мимо пролетала) стрела оказалась в стене… Эльф вскинул бровь:

– Ты не мальчишка? А как по-другому все это называется? Или ты забыл, что мне уже триста лет? И я вполне по возрасту гожусь тебе в старшие братья? Нейл… – Вир неожиданно успокоился, сделал глубокий вдох. Короткий арбалет, вытащенный из рукава, злобно вжикнул, посылая три болта в сторону самых нахальных стрелков. Звезда отлично помнила правило: «Не убий местных». – Пойми. Ты наделал уже столько ошибок, что я, честное слово, не могу понять, как Лея тебя до сих пор не разлюбила. Что в тебе такого хорошего, что тебя можно так любить?

– Разве любят за что-то? – возразил Нейл тихо.

– Нет, – согласился Вир. – Но пойми и ты. Ей нужно тепло! Хоть немного. Хоть иногда. А ты исчезаешь, когда нужен ей. Ты уходишь, когда она тебя зовет, ты отворачиваешься, когда она кричит. Тебе не кажется, что это уже показатель?

– Не кажется! – огрызнулся Нейл.

– Ладно. – Эльф вздохнул. – Ты еще не готов меня услышать. Просто запомни. Ты уже опаздываешь, и если ты однажды пожелаешь заполучить Лею, то тебе придется доказать, что ты этого достоин.

– Кому доказать-то? – спросил Нейл.

– Себе, – спокойно ответил Вир.

И в какой-то момент дракону показалось, что уж лучше бы эльф не отвечал.


Встревоженный капитан тюрьмы в это время отправил вниз к странным пришельцам, которые не нашли ничего важнее, чем ссориться в окружении врагов, элитный отряд стражей.

Задачей их было не схватить – убить, капитану тюрьмы не нужны были такие безумные и опасные постояльцы, как эти двое…


ТерАль поправил на переносице тонкую дужку очков, оглянулся. Отчаянно потягиваясь, за его плечом стоял мастер Аден, преподаватель боевых искусств.

– Слушай, – Кио опять зевнул, – нам обязательно было отправляться именно сюда? Должен тебе напомнить, что на Цаяне начинается ежегодный маскарад. Народу много, цены взвинчены до предела.

– Только здесь мы сможем найти все сразу. А цену всегда можно сбить, если поторговаться.

– Ты умеешь торговаться?

– Нет, конечно, – хмыкнул директор. – Но я думаю, нам поможет одна твоя знакомая.

– Моя… знакомая?

– Да. О, а вот и она.

Из-за угла яркой цветастой палатки вынырнула девушка. Коричневые туфли на невысоком каблуке, черные брюки с изображением алого дракона, коричневая блузка и черный жилет. Поправив русые волосы и сверкнув серебристыми глазами, КэРидана, смотрительница библиотеки в Тайном городе, некромантка с более чем столетним стажем, ясно улыбнулась ошарашенному урсаилу и повернулась к директору:

– Я готова к подвигам и обороне!

– Тогда идем, – кивнул ТерАль.

Они удалялись по широкой улице небольшого городка, а вслед им тоскливо смотрела маленькая девочка, сидящая на крыше приземистого здания.

На ее коленях, на подоле темно-синего платья, лежал растоптанный белый цветок с золотистыми лепестками.


Около небольшого озера с темной водой стояла девушка. Край короткого белого платья трепал ветер, его же озорные порывы хватали за черные пряди, он напевал своей хозяйке последние новости: рассказал о том, как замечательно звезда справляется со своими обязанностями, поделился тем, как интересно проходит соленый маскарад на одной маленькой полянке.

Дернув девушку за ладонь, ветер предложил:

– Давай отправимся туда, как и раньше! Посмотрим…

Судьба покачала головой:

– Сегодня на этом маскараде гуляют другие. Лучше будет, если я там не появлюсь.

– Но почему? – удивился ветер. – Ты же можешь все! Тебя никто не узнает!

– Я ничего не могу. – Запрокинув голову, девушка отчаянно желала, чтобы слезы не чертили на щеках соленые дорожки. Но они все катились и катились, отравляя траву под ногами.

Стихия скользнула по лицу девушки, высушивая мокрые дорожки.

– Почему ты плачешь?

– Оказывается, я не всесильна.

– Это хорошо или плохо?

– Это больно…

Глава 13

Соленый маскарад

Лея отступила подальше от той, которая была похожа на ее подругу. В пустых белых глазах не было и следа разума и доброй иронии, которые всегда были спутниками Аюми.

– Маво, кто это?

– Думай, – прошептала в ответ бабочка в волосах. – Я не могу ответить.

– Вот как… Значит, думать.

Тень скользнула вперед, отбрасывая за спину толстый хвост из множества мелких косичек.

«Аюми никогда не заплетала такие косички, она их ненавидела», – подумала Лея и сделала еще один шаг назад.

– Кто ты? – спросила она, уворачиваясь от очередной ядовитой спицы.

– Я – твоя смерть.

– Это вряд ли, – вздохнула демонесса. – Хотя я, правда, не отказалась бы от такого варианта.

– Ты сумасшедшая?

– Что ты, скорее просто слишком устала от жизни!

– Ты?

– Я, – согласилась Лея.


«Знаешь… – Аюми покрутилась на месте, раскидывая руки в стороны. Вокруг ее стройных ног вились золотые ленты ее разрезного платья. – Я ведь всегда выглядела по-другому…»

– Маво? – Демонесса увернулась от очередного снаряда. – А Аюми… когда появилась в нашей вселенной, как она получила тело?

– Думай, – опять отозвалась бабочка.

Подпрыгнув, девушка пропустила лезвие меча под собой и ушла от следующей атаки псевдосирены.

«Аюми была пожирательницей душ… Соединим все вместе и получим…»

– Она просто захватила чужое тело! А когда пришла пора вернуться обратно в ту вселенную, откуда она появилась, – душа вернулась в свое тело! То есть это то тело, которое раньше занимала Аюми.

– Молодец, быстро догадалась, – согласился Маво.

По плечу в руку Лее скользнул необычный меч.

Поудобнее перехватив рукоять, демонесса поинтересовалась:

– А это зачем?

– Хочу быть как можно полезнее, – отозвался Маво. – К тому же не забывай, Аюми не смогла бы получить любое тело. Ей нужно было особенное. Это не человек. Но и не нечисть. Твои фамильные мечи из серебра на нее бы не подействовали.

– А ты сейчас обычный?

– Нет. Я из… соли.

– Соли? – Лея распахнула глаза.

– Да. Так что меня хватит всего на один удар. Дрогнет рука – и будешь бегать от нее по всему дворцу.

– Не дрогнет, – улыбнулась демонесса.

– Обещаешь?

– Конечно. Это же не Аюми.

– Н… нет, – отозвался с некоторой заминкой Маво, но Лея ее не заметила.

Девушка в черном шагнула вперед, швырнула два меча, но Лея увернулась. Ненастоящая Аюми рванулась к стене за коллекционными кинжалами, но демонесса была быстрее.

Соленое лезвие скользнуло по телу девушки. Белые глаза потемнели, приобрели цвет.

– Спасибо, – прошептали посиневшие губы. – Спасибо, Лея.

– Аюми?

– Да… я наконец-то вернусь домой.

– Аюми… – У демонессы задрожали руки. Прижимая к себе подругу, она опустилась на пол.

– Не вини себя. Все именно так, как должно быть. Считай, что я закрепила свое слово. Так что потерпи, тебе осталось всего чуть-чуть.

– Почему… За что ты меня так? – Лею трясло.

– Глупенькая. – Ледяная рука Аюми коснулась золотистой щеки демонессы. – Я же не умру. Я просто вернусь домой. К своему младшему непутевому брату. К тем, кого теперь смогу, благодаря тебе, назвать своими друзьями.

– Ты бросаешь меня, – прошептала Лея.

– Нет, что ты. Я приду к тебе, но только уже не подчиняясь ничьим приказам. – Глаза Аюми сверкнули. – Потерпи, слышишь? Совсем скоро для тебя все закончится.

– Насовсем?

– Нет. Да… и опять нет. Но пусть пока это будет для тебя сюрпризом. А сейчас… пора просыпаться, Лея!

Сирена улыбнулась, вздохнула и вдруг растаяла в воздухе. На миг Лее показалось, что на нее смотрит с легким укором и в то же время с теплой улыбкой Интессо.

А потом все пропало. В глазах потемнело, а когда прояснилось, демонесса обнаружила, что лежит на руках у эльфа.

И Вир, и Нейл потом утверждали в два голоса, что Лея никуда не ходила. Перед отправлением «на дело» звезда обнаружила, что подруга уснула, и будить ее не стали.

В пользу того, что это Лее все приснилось, говорило отсутствие синяков, которые девушка получила во время спонтанной драки. А еще то, что, по словам Диокура, такого человека, как Аль Хафар Ан Дар Он Рашид, на его планете не существует. А против того, что Лея все видела во сне, свидетельствовали: ракушка, полная злобы приснившегося султана, и бабочка в волосах.


Нейл тяжело вздохнул, огляделся.

– Как-то странно… – заметил он.

Вир оторвался от своего арбалета и посмотрел на него.

– Что случилось?

– Обрати внимание, стрелки со стен исчезли. Воцарилась та тишина, про которую в книге обязательно бы написали, что она давящая, грозящая обрушить в любой момент вихрь стали на наглых нарушителей границ замка.

– Предлагаешь нам уносить ноги?

– Конечно же нет, это не выход.

– Не выход, – согласился эльф. – Нам вообще-то надо в тюрьму.

– А ты знаешь, где вход в нее?

– Вход? – Вир удивленно выпрямился и замер.

Только сейчас эльф смог осмотреть место, где они оказались. Маленький двор, огороженный вокруг стенами, не имел никаких дверей, арок или проемов – словно колодец.

– Тупик?

– Не думаю, – отозвался дракон. – Скорее всего, сейчас у нас будут гости.

– У нас вообще-то оружия нормального нет, – заметил Вир, услышав далекое бряцанье железа и постукивание доспехов.

– Отберем, – флегматично сказал Нейл, выдирая из стены стрелу, так неосмотрительно подаренную стрелками.

– Ну-ну, – ухмыльнулся Вир.

Через пару минут появились тяжело вооруженные рыцари. Массивная стена провернулась, закрывая тайный вход.

– Нечестно, – вздохнул Нейл. – Их слишком мало для нас двоих.

– Могу скромно постоять в сторонке, – тут же предложил Вир.

– Издеваешься?

– Ну если только самую малость.


В конце концов тайную дверь дракон с эльфом все-таки вышибли, использовав для этого любезно предоставленных рыцарей.

А прогулявшись по нижним этажам и без происшествий заполнив ракушку, оба попали в телепортационную воронку и оказались рядом с Диокуром.

Но прежде чем Вир или Нейл успели задать свои вопросы, бог показал на эльфа и швырнул его в сторону…


Дэвы вели Карен и Стара вперед по широкому коридору. Пара держалась подальше от стен, но все равно то и дело на них обрушивались какие-то камни или пласты породы.

Злобно шипя, стихиария с трудом сдерживалась. Вампир молча шел впереди, прикрывая ее от самых крупных осколков.

Впрочем, это мало помогало.

– Еще чуть-чуть, и я все тут разнесу, – констатировала Карен.

Малютки оглядывались на девушку со священным ужасом в глазах. Никому из них не пришло в голову, что она лжет. Решимость выполнить сказанное ощущалась физически.

– Она у вас всегда такая? – спросил старейшина дэвов, усаживаясь на плечо Стара.

Мужчина осторожно покачал головой:

– Нет. Эти коридоры плохо влияют на нее.

– Зло иногда может подчинить, – заметил малютка.

– Нет, – вампир улыбнулся, – зло такого уровня ей не помеха.

– Но почему?

– Это тайна.

Малютка дернулся, подскочил, но почти тут же успокоился и что-то тихо замурлыкал себе под нос.

– Странная песня, – озадачилась Карен, поворачиваясь. – Мне все время кажется, что я вот-вот пойму ее слова…

Девушка замерла.

В коридоре они были одни. Стар больше напоминал столб. Опущенная голова, расслабленные плечи. Показалось неожиданно, что вампир попал под власть наваждения.

– Стар! – Подскочив и тряхнув мужчину за плечи, Карен добилась осмысленного взгляда.

– Что-то случилось?

– Случилось, – кивнула девушка. – Мы непонятно где без еды, без воды, без магии и не знаем, куда идти!

– А дэвы?

– А они убежали, – язвительно отозвалась стихиария. – И у меня тут возникла парочка предположений, маленьких таких. Вариант первый. Либо нам навешали лапшу на уши, а мы поверили. Либо дэвы действительно существовали, но те человечки, которые встретили нас, к ним никакого отношения не имеют.

– И какой вариант тебе больше нравится? – заинтересовался вампир.

– Никакой.

– Почему же? – Стар то лукаво посматривал на девушку, то начинал оглядываться по сторонам.

– Ты что-то ищешь? – уточнила Карен.

– Откуда-то ветер дует.

– Ветер?

– Да… пожалуй, нам вот в тот коридор.

Вампир показал на едва заметное ответвление в узком коридоре, по которому они все это время шли.

– Почему туда? – удивилась девушка. – Мне туда идти не хочется. Там такое же ощущение, как и около люка. Там зло.

– А нам оно вообще-то и надо, – вздохнул Стар. – Но то, что эти дэвы исчезли, мне не нравится. Это опасно.

– Опасно? – Стихария покачала головой. – А у нас хоть когда-нибудь было не опасно? Или нормально? Тихо и спокойно?

– Нет. И в ближайшее время не предвидится, – отозвался вампир.

– Я могу помочь… Я могу сделать так, чтобы вам больше никогда не пришлось страдать.

Карен вскинула голову:

– Кто здесь?

– Всего лишь я… древний, всеми забытый артефакт.

– И что ты от нас хочешь? – спросил Стар.

– Все, что я хочу, – это только помочь вам!

– Не нуждаемся, – отрезала стихиария.

Голос артефакта стих, но и мужчина, и девушка отчетливо понимали, что это временно, что если они вступят в этот коридор, то голос вернется, он будет обещать много чего, лишь бы получить согласие на помощь.

– Может, мы туда не пойдем? – предложила Карен.

– Должны, – отозвался Стар. – К тому же думаю, у Леи, как обычно, задание посложнее нашего будет.

– Думаешь?

– Конечно. Так что нам негоже отставать от нее, идем.

– Идем…

Конец одного коридора и начало второго, своеобразная граница между ними ощущалась физически. Казалось, что ребят обволокло что-то склизкое, неприятное…

– Вы вошли на мою территорию! – обрадовался артефакт.

– Ты этого не ожидал? – спросил Стар. – Дэвы тебе приводят жертв постоянно. Разве не так?

– Вы знали?

– Догадались. Почти сразу же, – отозвался вампир.

Карен пугливо жалась к его плечу.

– Не хочу идти дальше! Не хочу!

– Не ходи, – согласился артефакт. – Я могу тебе помочь! Перенести тебя туда, куда ты скажешь.

– Нет, спасибо, – отозвалась язвительно девушка.

– Это еще почему? Неужели вам не хочется сейчас оказаться где-то далеко отсюда? Только вдвоем. Только ты, он и море…

– Ненавижу море! – буркнула стихиария.

– Как это? Все девушки любят…

– А я не все!

Стар посмотрел на любимую, показал ей большой палец. До артефакта надо было дойти, но при этом надо было отвлечь его внимание.

– Слушайте. – Голос артефакта неожиданно стал жалобным, просительным. – Ну что вам стоит? Давайте я выполню другое ваше желание – заменю вам одежду, обувь! Исправлю…

– Не надо.

– Ну хотя бы… хотя бы выслушайте меня!

– Не желаем.

– Вы не хотели по-хорошему… – Артефакт злобно шипел.

А вместе с его злостью по стенкам коридора побежали волны.

– Значит, останетесь здесь! Навсегда!

– Пугает. – Стар взял Карен за руку и потянул за собой. – Мы почти пришли.

Стенки коридора внезапно расступились в разные стороны, открывая взгляду просторный зал, увитый темно-коричневыми, побуревшими от времени лозами. Листья лоз давно уже опали и увядшим крошевом лежали внизу. А там, опутанные тоненькими серебряными цепями, спали дэвы.

Но в каком виде! Малыши были измотаны, исцарапаны. Некогда яркие и красивые наряды поблекли, из них были вырваны целые клоки ткани. Маленькие фасетчатые крылья были поломаны и приобрели серый цвет.

Белоснежный некогда пол был покрыт темно-зелеными пятнами, в центре стоял алтарь. А на нем лежала сосулька. Грязная серая сосулька была вся увита ярко-зелеными лозами с шипами. Помимо шипов на лозах были цветы.

Дивные, яркие оттенки просто завораживали.

– Какая красота! – вырвалось у Карен.

– Хочешь? – обрадовался артефакт. – Ну так сорви! Хоть один!

Вампир вовремя поймал девушку за руку.

– Не вздумай.

– Они так прекрасны, – тоскливо прошептала девушка. – Они выращены на крови… крови других, таких же, как дэвы, и таких, как мы. Тех, кто отдавали свои жизни, чтобы не допустить освобождения артефакта…

– Карен! Очнись! – Тряхнув стихиарию за плечи, Стар вырвал ее из плена дурмана цветов. На него запах действовал не так сильно.

– Что нам надо сделать? – спросила Карен, когда немного пришла себя. От голоса артефакта обоим удалось отгородиться – рядом с измученными дэвами начала все же работать магия.

– Разбить сосульку. – Вытащив из кармана лозу, вампир покрутил ее в руках. – Думаю, этого будет достаточно.

– Нет! Нет! Нет! – Артефакт сорвался на визг. – Меня нельзя разбивать! Меня нельзя переплавлять ни во что другое! Меня нельзя использовать в друго-о-о-ом…

Карен подняла маленький осколок алтаря:

– Этого будет достаточно?

Вампир присел на корточки около дэвов, оглянулся на нее и кивнул:

– Вполне.

– Отлично, лозу отдай!

Красивая безделушка сверкнула на лету, поймав ее, стихиария опустила лозу рядом с сосулькой. Присмотрелась к камню и потянулась к нему своими силами. Камень нагрелся, налился тяжестью.

И со всей злостью, что накопились в Карен за время «прогулки» по мерзкому, склизкому коридору, девушка опустила свой осколок вниз. Сосулька треснула…

Черные ленты чужой злобы рванулись вверх, в стороны, желая получить свою жертву, попавшуюся в ту же ловушку, что и остальные «спасатели», но не дремала лоза Диокура – жадные алые ленты потянулись из нее, сплелись с черными и начали затаскивать их в себя.

Виноградинки стремительно зеленели, наполняясь силой, лоза тянула зло, разлившееся в воздухе. Исчезла та субстанция, по которой шли Стар и Карен, обнажились высокие беломраморные арки и колонны. Испарилась темная дымка.

Ребята не знали, но одновременно с лозой исчез и черный туман из той ловушки в пустыне, в которую они попали, отправляясь к богу.

Стерлась и черная метка на шее Карен, посвежел воздух, пропали цепи дэвов.

– Вот так, – Стар поднял тяжелую пульсирующую лозу Диокура, взвесил ее на руке, – почти готова.

– Почти? Значит, остатки донесут остальные. – Стихиария потянулась. – Возвращаемся?

Вампир ответить не успел. Некая сила бережно подхватила обоих и опустила в уже знакомом оазисе…


Цаян и соленый маскарад был известен всем, кто имел хоть какое-то отношение к магии.

Очень часто случалось так, что для магических артефактов требовалась подпитка. Можно было пользоваться силой магов, но выходило, что это очень долго и неудобно, так как маг временно оставался беззащитным.

Можно было брать для дела другие артефакты, из тех, которые накапливали силы, вытягивая их из окружающей среды.

Разрешалось призвать божественные силы и принести жертву. Лучше всех наполняли артефакты те боги, которым приносили кровавые жертвы. А такие жертвы соответственно плохо влияли на магические вещи.

Получался замкнутый круг.

Но случилось чудо – были обнаружены уникальные качества цаянской соли. Она позволяла улавливать излишки сил у окружающих и стягивать их к артефакту.

Такой солью пользовались, например, в академии. Она была везде – в комнатах, в учебных кабинетах, в декоративных светильниках, в горшках с растениями, в картинных рамах. Под полом полигонов для тренировок был насыпан почти полуметровый слой соли. Опасные излишки магии вытягивал дух академии и использовал силу для тех же студентов, если им срочно нужна была магическая подпитка.

Купить соль можно было в любое время, но самая лучшая соль, правильным образом добытая и обработанная, продавалась лишь во время маскарада.

Потянувшись, Ари поправила маску на лице, повернулась к директору:

– А откуда пошла традиция этого маскарада?

– Первой соль нашла Судьба, – отозвался ТерАль. – Приняв облик одной из самых почитаемых богинь и надев маску, она явилась и высыпала соль на центральную площадь Цаяна. Немного магии – и местные жрецы принялись танцевать. Соль зарядилась нужным образом и зажгла старинные магические фонари вокруг площади. Погасшие несколько сотен лет назад посреди танца, они неожиданно вспыхнули, осветив все вокруг.

На то, чтобы понять, что всему виной именно соль, не ушло много времени. И маги, и жрецы того времени были умными и талантливыми людьми. И вот результат. А маскарад стал традицией. Жители Цаяна верят, что во время этого праздника богиня опять примеряет маску и появляется здесь среди гуляющих.

Кио остановился, провожая взглядом девушку в темно-синем платье, мелькнувшую за углом.

– Кио? – окликнул урсаила директор.

– Уже иду. Просто… показалось.

По площади троица бродила до ночи. ТерАль не обманул. Ари умела торговаться, причем делала это настолько виртуозно, что продавцы не сразу понимали, когда именно и в чем их обманули.

Вернувшись в домик, снятый на пару дней, КэРидана свалилась на кровать:

– Все, я больше не могу!

– Ты сегодня отлично поработала! – заметил ТерАль, устраиваясь в глубоком мягком кресле.

– Правда? – Девушка приподнялась.

– Правда-правда, – подтвердил Кио. – Кстати говоря, ты с нами до конца? И потом вернешься обратно в академию?

– Нет. – Ари покачала головой. – Я не могу долго пробыть с вами. Так что завтра, наверное, я уже вас покину. Мне надо продолжать свои поиски.

– А что ты ищешь? – спросил Кио.

Девушка улыбнулась и развела руками.

– Не могу сказать, не обижайся.

– Хорошо. – Урсаил хитро прищурился и улыбнулся в ответ. – Тогда, директор, я пойду немного поработаю. В случае чего – я внизу, в подвале.

ТерАль согласно кивнул и посмотрел за окно. На миг в его глазах мелькнула легкая досада, но потом он взял себя в руки. Посидел на кухне за чашкой чая вместе с девушкой, а когда спустя полчаса она углубилась в купленную на маскараде книгу, покинул дом.

Аня сидела на ветке толстого дерева.

– Опять пиратствуешь, – заметил вампир, подходя ближе.

Девочка взглянула вниз:

– А что, если да?

– Ничего, – пожал плечами ТерАль. – Зачем ты здесь?

– Просто так. Не думай, не из-за тебя. Я здесь по своим личным причинам. Готовлю почву для того, чтобы… Впрочем, тебя это не касается.

Мужчина отвернулся.

– Погоди! – В голосе Ани прорвались жалобные нотки. – Ты даже со мной не поговоришь?

– Разве нам есть о чем говорить? – ТерАль повернулся, посмотрел на нее. – Аня… все, что было, осталось в прошлом. Не думай, что твое появление что-то может изменить.

– Я не думаю, – согласилась послушно девочка. – К тому же я здесь на задании и скоро должна буду вернуться назад.

– Конечно, – кивнул вампир, сжимая кулаки.

– Может быть… – Аня спрыгнула вниз, выпрямилась, поправляя темно-синее платье, – ты покажешь мне маскарад?

– Маскарад?

– Конечно. Я никогда здесь не была, а он завораживает своей магией. Вы называете это солью, – девочка разжала ладонь, разглядывая радужные разноцветные кристаллики, – но на соль это похоже только формой гранул.

– Когда это вещество добывается в шахтах, оно похоже на соль – такие же белые матовые кристаллы. Разноцветными они становятся, когда правильно заряжены, – пояснил ТерАль.

– О-о-о, – девочка вздохнула, – они могут быть заряжены неправильно?

– Безусловно.

– Понятно. – Кивнув, Аня просительно посмотрела на мужчину. – Пожалуйста, погуляй сегодня со мной. Просто погуляй.

– Ну… хорошо. – ТерАль сдался и улыбнулся. – Пойдем?

– Пойдем! Пойдем!

Аня, как уже делала это много раз, оперлась на руку ТерАля.

– Ура! Ура! Мы идем гулять!

Вампир улыбнулся. Мысль о том, что это очень напоминает предательство, он задвинул подальше.

«В конце концов, – заметил он сам себе, – от одной прогулки ничего не будет. А я так давно не видел Анюту».

– Ах да. – Вампир сжал руку в кулак и разжал ее. Маленький цветок с голубыми лепестками словно сиял в его ладони.

– Мой цветок… – прошептала Аня.

– Не будем нарушать традиций, – кивнул ТерАль, превращая ножку цветка в шпильку и закрепляя ее на волосах Ани. – Вот так будет гораздо лучше. И правильнее.

– Спасибо. – Девочка улыбнулась и посмотрела на мужчину. – Спасибо тебе.

– За что?

– За то, что не забыл меня и наши маленькие традиции. – Серьезность тут же слетела с лица Ани, и она дернула ТерАля за рукав. – А теперь на маскарад! Хочу гулять! Хочу играть!

– Ладно, ладно!

Вампир двинулся вперед по улице, Аня то шла рядом с ним, то, как веселый игривый щенок, бегала вокруг него. Только рядом с ТерАлем тень Смерти могла позволить себе быть ребенком.

Стоя на крыше высокого здания, им вслед смотрела Судьба. А потом она исчезла, так и не посетив маскарад.


Оазис был наполнен тишиной. В лозу была перенесена собранная злоба из ракушек, и она колючим алым светом полыхала на всю поляну, озаряя ее кровавыми бликами.

Лея лежала, устроив голову на коленях Вира, эльф задумчиво перебирал ее алые пряди. Демонессу хоть и не удалось убедить полностью, что она видела сон, но она смогла успокоиться, найдя нужную ей поддержку в этом мужчине.

Нейл почему-то злился и в сторону демонессы подчеркнуто не смотрел. Лее было все равно. Все эмоции проходили мимо нее, словно кто-то заморозил девушку.

Карен сидела у озерца, задумчиво зачерпывая горсть холодной искрящейся воды и переливая ее потом из одной ладошки в другую. Стар о чем-то разговаривал с Диокуром. Когда вампир подошел к ребятам, все повернулись к нему.

– Диокур очень благодарен нам за работу. Наших лошадей он пригонит к ближайшему каравану, чтобы они не погибли. К сожалению, о других артефактах ему ничего не известно. Фигурки остальных богов он также никогда не видел. Над своей он долго смеялся.

– В общем, дальше у нас сплошная неизвестность? – подытожила Карен, выпрямляясь.

– Что-то вроде, – кивнул Стар. – Впрочем, хороший совет нам все же дали. Диокур говорит, что есть замечательная религиозная библиотека. Находится на планете… – вампир взглянул на свою ладонь, – Цаян. Нам стоит прогуляться туда. И в архивах жрецов посмотреть рисунки и скульптуры богов.

– Слишком просто! – в один голос заявили Лея и Карен.

Вампир развел руками:

– Я вам просто передаю то, что мне сказал Диокур. Лея, ты себя нормально чувствуешь? Активировать-то лозу тебе.

– Да, конечно. – Демонесса с неохотой отстранилась от Вира. Эльф встал первым, затем помог подняться девушке.

– А может, будет лучше, если ты немного отдохнешь? – уточнил Нейл.

Тишина и изумленные взгляды были ему ответом. Дракон нервно дернул плечом.

– Мы всегда можем провести немного времени в том месте, вне времени и пространства, чтобы Лея смогла прийти в себя.

– Нет, спасибо, – ответила демонесса наконец. – Будет лучше, если мы поставим второй артефакт на место. А отдохнуть я смогу на Цаяне. Думаю, вы не будете особо против, если там я не пойду с вами в библиотеку. В последнее время я что-то их не люблю.

– Почему бы и нет, – согласился Стар. – Ну что, отправляемся? У кого на этот раз осколок столба?

– У меня. – Карен разжала ладонь. – Отправляемся?

Хоровое «да», и оазис опустел.

Диокур появился на поляне, устроился около воды, качая на руках маленького дэва. Глаза старейшины были открыты, но он был еще слишком слаб, чтобы взлететь.

– Они… странные, – задумчиво прошептал дэв.

– Они опасные, – отозвался бог. – И не хотел бы я попасться им на пути, когда они наконец-то познают свою силу.

Дэв кивнул:

– Думаю, мы никогда больше их не увидим…


Стоя на краю оазиса, Судьба огляделась по сторонам и поставила в тоненьком блокноте галочку напротив второй строчки в своем списке.

Посмотрела на третью строчку, вздохнула и покачала головой. Следовало позаботиться о звезде, присмотреть за ними, чтобы никто из них не пострадал на третьем артефакте. Но не было сил, и имелась маленькая причина, чтобы забыть о ребятах и заняться своими делами.

Причину звали Аня. Сейчас она была с ТерАлем в тире, и вампир расстреливал мишени, чтобы выиграть для девочки маленького белого зайца…

Глава 14

Сон-вероятность

Цаян встретил друзей неласково, швырнул в лицо пригоршню колючего мокрого снега, ударил порывами ветра, вынуждая прятать лицо за высокими воротниками плащей. После жары и зноя пустыни такая погода была не просто неприятной, она действовала на нервы. Именно поэтому звезда даже не стала выбирать место для ночлега. До приличного квартала было еще идти и идти, а холод пробирался под плащи, трепал волосы, кусал за щеки и уши.

Пожалуй, комфортно чувствовал себя только Стар, для которого такая погода была еще достаточно теплой. Хуже всех пришлось эльфу. Острые кончики длинных ушей нещадно мерзли. Вир трясся, как заяц, неожиданно на узкой тропинке повстречавший волка.

– Все, хватит поисков! – высказалась теплолюбивая Карен. – Нам срочно нужна крыша над головой.

– Тогда единственный вариант – вон туда.

Узкий вход в подвал, узкие окошки, светящиеся неярким желтым светом, – все это обещало если не покой, то тепло и укрытие от ветра.

Если бы друзья знали, что за гостиницу они выбрали, бежали бы со всех ног… Но чего не случилось, того не случилось. Те, кто должны были не допустить звезду в ненужное для данной истории место, были слишком заняты своими делами. Аня пыталась очаровать ТерАля, который видел в ней только ребенка. Судьба умчалась на дальние границы вселенной лично разбираться с одной из «бомб» хаоса…

Вот так все и получилось.

Неожиданно мягко и без скрипа открылась покосившаяся дверь, и в светлое и достаточно чистое помещение вошли пятеро друзей.

– Вы по записи? – раздался вопрос откуда-то с высоты.

Дружно подняв головы, ребята с недоумением посмотрели на… летучую мышь на потолке. Мягко цокая коготочками по карнизу, мышка ежилась под пристальными взглядами.

– Не туда, не туда! Я здесь.

Оглядев потолок, лучи звезды никого не увидели.

– Вот народ пошел, – возмутился говорящий. – Я здесь! Здесь!

Нарисованное лицо на белом потолке первой заметила глазастая Карен.

– Ты?

– Я. Так вы по записи?

– Мы случайные, – отозвалась Лея. – Нам нужно поесть и погреться.

– Ничем не можем помочь, – отрезало нарисованное лицо. – Поищите другое место.

– Не получится, – буркнул Нейл, стаскивая перчатки. – Мы устали и замерзли. И если ты сейчас же не позовешь хозяина, то мы это место разнесем по кирпичику.

– Обычные люди? – фыркнуло лицо.

– Мы что, морок не сняли? – поинтересовался Вир, нагибаясь к Стару. Меланхоличный вампир кивнул.

Яркий сгусток огня под носом у нарисованного лица убедил того в нешуточности угрозы – стихиарии совершенно не понравилась идея идти обратно на улицу в такую промозглую погоду. Надо ли упоминать о том, что переговоры с хозяином происходили в том же ключе?

Короче, через пятнадцать минут звезда сидела в общем зале, наслаждаясь теплом и неожиданно вкусными блюдами. В гостинице осталась всего одна комната, и ее сейчас спешно готовили для дорогих гостей. Очень дорогих.

Молоденькая служанка остановилась около пятерки, поставила на стол бокалы с каким-то напитком и улыбнулась.

– За счет заведения. Наш фирменный коктейль.

Напиток оказался горячим, пряным, немного горчил… и чуть-чуть туманил сознание.

– А теперь можно и в комнату, – потянулась Лея.

С ней все согласились, но для начала отправились мыться. В гостинице была большая баня и маленькие душевые кабинки. Так что до своей опочивальни звезда доползла разморенная и абсолютно сонная.

Что не помешало ребятам поставить фирменный щит, благодаря которому попасть в комнату без разрешения было невозможно.

В полночь по местному времени за дверью раздалось тихое шебуршение. Кто-то пытался открыть дверь. Вначале просто ключом. Потом, судя по грохоту, хотели дверь выбить. Ничего не получалось… и скоро шум в коридоре стих.

Звезда спала. И ничто не могло помешать забвению, вызванному напитком сна.

И сон, который они увидели, был один на всех. После того как Лея призналась, что видит вероятности будущего, ее даром никто не воспользовался. Да и сама девушка старалась пореже вспоминать о нем.

Вот только в эту ночь никто не стал спрашивать ее разрешения. Просто вся звезда видела один-единственный кошмар, где главной героиней была Лея…


Лея стояла на краю обрыва, задумчиво разглядывая волны, набегающие на изломанный камнями отлогий берег. Теплый морской ветер касался ее лица, перебирал задумчиво короткие пряди, тянул за седые косички.

– Ты опять здесь? – раздалось позади.

Демонесса обернулась. На низкой ветке сидела Карен. Постаревшая, уставшая, больная. Как никогда похожая на человека.

– Я все думаю, что было бы, если бы тогда мы успели вовремя? Что было бы, если бы я не подвернула ногу… Что было бы…

– …если бы Вир не умер на твоих руках, – тихо уронила стихиария.

Лея закусила губу, чтобы не закричать.

– Да… – Опустившись на холодный камень утеса, девушка призналась. – Я так по нему скучаю.

– Мы все по нему скучаем, Лея.

– Именно поэтому разбежались в разные стороны? И видимся раз-два в год? – грустно спросила демонесса.

– Нет. Нам просто больно видеть такой тебя. И друг друга.

– Даже тебе и Стару?

– Да. И мне, и Стару. Посмотри на меня. Я старуха. Всплеск силы, который понадобился, чтобы спасти наши жизни от той твари, отобрал у меня молодость, красоту и бессмертие. Мне осталось всего чуть-чуть… А Стар по-прежнему красив. Мужчина… Безупречный. Сильный. Зачем ему такая развалина, как я?

Лея грустно улыбнулась:

– Ты сама отказалась стать такой же, как он. ТерАль предлагал обратить тебя в вампира. Ты вернула бы…

– Нет. – Карен покачала головой. – Я устала. Эта служба у Судьбы… Эти постоянные задания… Боль и потери… Я больше не могу. С каждым днем, что приближает меня к смерти, я становлюсь все оживленнее. Звучит парадоксально, не правда ли? Я оживаю, ощущая приближение смерти.

Лея отвернулась:

– А Стар? Знает?

– Нет. Мы уже… давно не виделись. После того случая он во всем винил себя. И сорвался. Я тоже. Мы наговорили много гадостей друг другу.

– Но вы же…

– …помирились. Да. Но какой-то неприятный осадок остался. И продолжает тревожить нас. Тогда мы расходимся на некоторое время. И возвращаемся, когда соскучимся друг по другу. Вот только расставаться мы стали все чаще. И те отрезки, во время которых мы не вместе, становятся все больше…

– Тебя это злит? – спросила демонесса.

Карен покачала головой:

– Пугает…

А потом перед глазами промелькнули сухие страницы времени… И звезда во сне стояла над гробом Карен. Стихиария улыбалась и казалась такой помолодевшей, что было страшно.

Там… в этом сне… вампир молчал и только смотрел, словно пытаясь навсегда запечатлеть в памяти черты некогда любимой девушки. Нейл даже не появился.

Лея… по-прежнему молодая Лея с белыми волосами стояла около гроба на коленях…


А время все летело и летело. И вновь тот же обрыв. И такие же свинцовые волны внизу. Вот только на краю утеса стоит вампир.

А Лея сидит под деревом, разглядывая что-то в своих руках.

– О чем ты думаешь? – тихо спросила она.

– О том, что мне никогда не хватит смелости и решительности поставить твердую точку и навсегда разорвать этот круг. Эту цепь случайностей и встреч.

– О чем ты?

– Я пришел попрощаться, – повернулся Стар. – Я ухожу, Лея. Завтра. Навсегда. Я нашел то место, где заканчивают жизнь такие вампиры, как я. Ледяные.

– Но… почему?

– Я устал, – сказал вампир.

И эти тихие слова наполнили сердце демонессы печалью. Она уже слышала их. И знала, что услышит… еще раз.


Настоящая Лея пыталась проснуться, разорвать сновидение. Она не желала этого видеть и тем более показывать остальным!

«Не надо! Помогите! Кто-нибудь!»

Но прийти на помощь было некому. И сон не отпускал из своего плена.


На узкой полоске обрыва танцевала девушка. Вились белоснежные ленты, закрепленные на ее запястьях и в волосах, алое платье, словно кровь, окружало танцовщицу. Развевались алые волосы, обагряя белоснежные ленты своими касаниями.

Вскоре появился высокий статный мужчина, постоял, разглядывая своими фиолетовыми глазами представшую его глазам картину.

Почувствовав его взгляд, девушка обернулась. Опали белые ленты, опустились на плечи длинные волосы.

– Привет, – улыбнулся Нейл. – А ты совсем не изменилась.

Спрыгнув со своего утеса, Лея подошла к нему, недоверчиво вглядываясь в повзрослевшее лицо дракона. Мудрые глаза…

– Сколько мы не виделись? – спросила она.

– Дай подумать. – Мужчина мягко развел руками. – Последние пару тысяч лет.

– Так много… – Демонесса отступила в сторону.

– Так долго, – согласился Нейл. – Как твои дела?

– Еще пока не знаю.

– Не знаешь?

– Я спала… – Лея виновато улыбнулась. – Когда Стар ушел… из этой жизни, я поняла, что еще чуть-чуть, и сойду с ума. И легла спать. Боль не ушла во время этого долгого сна, но притупилась. Я немного изменилась. – Потянув за алую прядь, демонесса добавила: – Видишь, у меня даже исчезли седые волосы. Все, кроме двух прядок.

– А моя боль не ушла, – тихо сказал дракон.

– Ты пришел сказать об этом или просто навестить меня?

– Нет. Сегодня я пришел попросить тебя поставить точку во всем этом. Я… устал.

Лея отшатнулась… прочитав в фиолетовых глазах решимость.

– Я хочу уйти, – продолжил дракон. – Мне надоел этот мир. Мне надоела эта вечная кочевая жизнь. Судьба так и не оставила меня в покое, не спас даже дар… Который к тому же и не проявился толком.

– При чем здесь я?

– Мы были сплетены в этой жизни настолько тесно, что после смерти мы все встретимся еще раз. Если позволим себе это. Но я… я думаю, что нам не нужна больше такая встреча. Нам больше не надо встречаться.

– По… почему? – спросила помертвевшими губами Лея.

– Потому что мы причинили друг другу слишком много боли. И пора с этим что-то делать.

– Что-то… делать. – Демонесса опустила голову. – Что ты предлагаешь?

– Я хочу, чтобы ты убила меня, – прямо сказал дракон. – Моя смерть от твоей руки позволит нам разорвать этот круг. В следующей жизни, если она у нас будет, мы больше не встретимся.

– Я настолько опротивела тебе в этой? – усмехнулась Лея, выпрямляясь и отводя взгляд в сторону.

– Не говори глупостей.

– Если бы это были глупости, – демонесса протянула ладонь, провела по щеке дракона, – ты бы не бросил меня в ту же ночь, когда умер Вир. Ты бы не женился на драконессе. Ты бы не сказал мне, что все беды, которые случились с нами, – целиком и полностью моя вина. И сегодня… сегодня ты пришел не из-за того, что ты устал! Ты просто… струсил!

– Струсил?

– Что случилось с твоей женой? Вы же так и не провели с ней ритуал разделения вечности! Раз ты пришел, значит, она…

– …умерла.

Нейл отвернулся, чтобы не смотреть на Лею.

– Ее больше нет со мной. А кроме нее, мне никто не нужен.

Демонесса вздрогнула.

– А как же я? – тихо спросила она, а затем крикнула: – А как же я? Ты подумал обо мне?

– Зачем? – Дракон повернулся. – Зачем?

– Как я буду жить дальше? Как я…

– Я оставлю тебе яд. Алхимия – это по твоей части, но моя жена помогла мне найти совершенно особый состав. Им при желании можно было бы убить даже Судьбу. Но не будем вдаваться в подробности. Несмотря на то что твоя смерть где-то бродит, с помощью этого яда ты сможешь найти ее.

– Вот как… Ты предлагаешь мне сдаться и последовать твоему примеру?

– Нет. Ты сильная. Ты всегда была слишком сильной и слишком гордой, Лея. К тебе нельзя было подойти ближе. Ты никого к себе не подпускала и не показывала своих слабостей.

Демонесса опять отступила.

– Мне все равно, что ты скажешь. Я не…

– Нет. Ты убьешь меня. Именно сегодня. Подумай немного. Вспомни, сколько боли принесла нам наша встреча!

– Разве… – Лея без сил упала на колени, пряча лицо в ладонях. – Разве это правда? Наша история… она закончилась грустно! Плохо! Но у нас были мы! Если бы не наша встреча, то у Карен и Стара никогда не родились бы такие очаровательные близнецы! Если бы не мы, Судьба никогда не нашла бы сама свое счастье! А Уна и Тайган…

– Хватит, Лея. Вспоминай, но не цепляйся за прошлое. Не зацикливайся на нем. Хорошее было. Но теперь ничего не осталось.

– Я тебя не узнаю! – Демонесса посмотрела на дракона. Она была прекрасна.

Но в холодном сердце Нейла ничего не дрогнуло.

– Пожалуйста… – Лицо Леи скривилось в болезненной гримасе. – Если ты создал такой яд… то выпей его сам! Но не заставляй меня…

Дракон нагнулся и поднял девушку на ноги, взял ее за подбородок, заставляя смотреть в свои глаза.

– Лея.

– Нет! Нет! Не хочу! Почему?! – С неожиданной силой оттолкнув Нейла, демонесса отшатнулась в сторону. – Почему ты не попросил об этом Стара, Карен, когда они были живы? Почему ты пришел ко мне? Хотел ударить побольнее? Так у тебя это получилось! Понимаешь? Повторить? Да! Мне больно! Мне никогда не было хорошо! Последние две тысячи лет я мучилась! Даже во сне! Когда видела прошлое! Или не случившееся будущее! Или когда я видела настоящее, в котором ты был счастлив! Счастлив со своей женой! Единственный из всех! Ты хотел меня унизить? Растоптать? У тебя получилось! Так что убирайся отсюда! Убирайся!

– Лея…

– Что «Лея»? Почему за все это время ты ни разу не обратил внимание на меня? Почему все это время я только и делала, что ждала, когда ты попробуешь, хотя бы попробуешь меня понять?

– Зачем…

– Зачем меня понимать? Действительно… Знаешь, если бы Судьба пришла ко мне… всего еще один раз, я бы спросила ее… спросила ее только об одном: почему из всех мужчин ее огромной вселенной я полюбила именно тебя?

Нейл вздохнул:

– Это было давно и уже…

– Уже? Уже неправда? Да кто тебе сказал?! Ты из-за своей гордыни и замкнутости опять меня не услышал! – крикнула Лея. – Я тебя люблю! Понимаешь? По-прежнему люблю! Как любила все эти годы! Как любила тогда! Будь это по-другому… – Запрокинув голову, подставляя хищнику горло под удар, демонесса сжала кулаки. – Ну почему? – крикнула она в далекое небо.

Свинцовое небо отозвалось вспышкой молнии и грома.

Нейл подошел ближе:

– Я могу тогда тебе предложить сделку. Эта ночь… эта ночь будет твоей. Я буду твоим…

Доверительный монолог прервала пощечина.

– Убирайся, – прошептала Лея. – Я никогда не выполню твоего желания.

– Мы еще посмотрим, – злобно прищурился дракон.

Демонесса отвернулась и шагнула на утес.

– Мне очень жаль, – раздалось ей в спину.

Два тонких узких стилета пронзили воздух.

Легкое танцевальное па, и оба ядовитых «подарка» исчезли внизу.

– Это у тебя тоже не получится, – повернулась невредимая Лея. Алые глаза холодно смотрели на дракона.

«Хватит! Хватит! Проснитесь! Ну же!»

И опять замелькали страницы времени. Между двоими завязалась странная игра. Она убегала. Он догонял.

Дракон создавал девушке препятствия. Превратил ее жизнь в череду страданий. Но Лея держалась… Возможно, все это растянулось бы очень надолго. Но во вселенную Судьбы пришли пожиратели.

И оставшихся из звезды опять призвала на поле боя демиург…


Спина к спине, как было много раз, но так давно, что это казалось уже страницами чужой истории. И смешивалась кровь из многочисленных ран. А бой все продолжался и продолжался.

Погибали люди и нелюди. Умирали маги. А они все танцевали на поле боя, выкашивая врагов.

Вокруг двоих вился туман, пожиратели пытались добраться до душ таких сильных противников. Но ни Нейл, ни Лея не обращали внимания на иллюзии.

А в конце боя на залитом кровью поле появилась демиург:

– Наверное, хватит. – Судьба провела ладонью по щеке Леи, стирая брызги крови. – Я действительно была не права. Но то, сколько вы сделали, однажды поможет вам же. По одиночке. Вы больше не встретитесь.

– Почему? – спросила Лея.

Демиург покачала головой, обняла девушку, прислонила ее голову к своему плечу.

– Хватит. Пора закончить все это, – прошептала она ей на ухо. – Убей. Убей его.

И Лея обернулась. Медленно-медленно качнулась вперед, разглядывая фиолетовые глаза, полные спокойствия и ободрения.

– Не… хочу… – сорвалось у нее с губ. – Уходи… Пожалуйста.

– Я так давно этого ждал, – отозвался дракон, шагнув еще ближе.

Кинжал нашел свою цель мгновенно.

И когда Лея опускалась на колени перед мертвым драконом, в ее ледяную ладонь лег маленький флакончик.

– Яд, – пояснила Судьба и исчезла, оставив демонессу наедине со своим горем.


Ребята начали потихоньку выбираться из пучин забвения, а демонессу, наоборот, затягивало все сильнее. В ее личный кошмар…


В маленьком домике на берегу моря было пусто и тихо. Ветер врывался в открытые окна, теребил кисейные занавески, касался картин на стене.

За столом сидела девушка, в руке у нее был флакон. Она смотрела на портреты своих друзей и вела с ними неспешный разговор.

– Вы знаете, я ведь действительно считаю, что Нейл был не прав. – Встав, Лея провела ладонью по щеке нарисованного дракона. – Ты принес мне столько боли. Я сама лично поставила точку во всей этой истории. И ради чего? Все ради того, чтобы мы не встретились. Интересно, согласились бы остальные с твоим выбором? Неужели не проще было бы… уничтожить меня? Уничтожить мою душу, чтобы я никогда не вернулась?

Демонесса снова села.

– Красивый флакон. Ты всегда все делал очень красиво и на совесть. Даже ненавидел меня красиво. Мое «люблю» всегда было топливом для твоей ненависти…

Уронив голову на стол, Лея заплакала:

– Я больше не могу! Я устала. Я больше не хочу находить и терять. Почему я не могу просто жить? Почему я должна была остаться одна? Почему вы все меня бросили?

Флакончик выпал из ослабевшей ладони, завертелся на столе. Качнув его пальцем, Лея горько улыбнулась:

– Ну что же, поставим и эту точку…

Яд оказался сладким…

А вечером в окно заглянул закат, пробежался своими лучами по девушке, сидевшей на стуле и пустыми глазами смотревшей на стену с картинами.

А потом с ее губ сорвался смешок, и она произнесла:

– А яд-то… не подействовал…


Судьба сидела в своем кабинете, разглядывая официальное письмо, принесенное вестником полчаса назад.

«Многоуважаемая и прекрасная Судьба!

На Вашу долю выпало немало испытаний, которые начались еще с Вашего детства и продолжились в юности.

Счастлив Вам сообщить, что Ваша вселенная вызывает восхищение у всех ценителей прекрасного. Вы нашли себе хороших помощников. Более того, Вы смогли многому научиться у них. И это не может меня не радовать.

Впрочем, жизнь не бывает легкой, и, насколько мне известно, у Вас возникли недавно некие затруднения. Спешу сообщить Вам, что если бы я только знал, что Анюта ранее была тенью Смерти Вашего мужа, то я ни за что не отправил бы эту девочку в Вашу вселенную.

Надеюсь, вы справитесь с этой ситуацией, к какому бы логическому концу она ни пришла.

Но пишу я Вам с личной просьбой и прошу Вашего содействия.

Ваш муж был сильнейшим демиургом своего времени. Поэтому я прошу Вас передать ему, чтобы он прибыл ко мне для заключения нового договора и получения места под создание новой Вселенной.

С уважением к Вам, Отец».

Письмо выпало из рук Судьбы и обернулось белой лилией…


Когда ТерАль телепортировался домой, его жена сидела в своем кабинете, глядя на белую лилию на полу, словно на змею.

– Что-то случилось? – испугался вампир.

Молодая женщина подняла голову.

– Да, – кивнула она. – Нам надо поговорить. Сядь, пожалуйста.

ТерАль устроился в кресле:

– Милая… да на тебе лица нет.

– Да? Возможно, его скоро и на тебе не будет. – Перебирая бумажки, чтобы чем-то занять руки, Судьба спросила: – Ты был с Аней?

– Да. Вспомнил старые добрые времена. Это… это было так замечательно.

– Вот как… Значит, она…

– Милая? Что с тобой? Ты же… – На губах ТерАля расплылась легкая улыбка. – Милая, ты же не ревнуешь?

– Ревную, – просто согласилась Судьба. – Разве я не могу этого делать? Разве я не бывший человек, чтобы испытывать такие чувства?

– Что это с тобой? Послушай, Аня просто ребенок!

– Которому несколько тысяч лет, – добавила демиург.

– Да услышь же ты меня. – Мужчина встал и подошел к столу. Наклонился. – Она ребенок. Была и останется им для меня.

– Почему? Она красивая…

– Ребенок! – повторил ТерАль и засмеялся. – Как ни крути, я был для нее кем-то вроде старшего брата. И меня это устраивало. Когда я создавал свою вселенную… я лишился семьи. Со старшими, скажем так, у меня всегда были не слишком хорошие отношения. Зато младшую сестру я неимоверно любил. И Аня заменила мне ее. Помогла заполнить пустоту в моем сердце. Понимаешь?

Судьба подняла голову.

– Правда? – тихо и неуверенно спросила она.

– Правда-правда, – отозвался вампир. – И я тебе обещаю, я обязательно поговорю с Аней и все это ей объясню. Для меня ты единственная и неповторимая. Никто и никогда не сможет мне тебя заменить!

Щеки молодой женщины залил нежный румянец. Впрочем, она тут же заставила себя собраться, опустила голову и тихо-тихо спросила:

– А если меня заменить новой вселенной?

Вампир отступил в сторону, вернулся в кресло, помолчал, потом натянуто улыбнулся:

– Да кто ж мне ее даст?

– Ты… согласился бы? На новую вселенную? – уточнила Судьба, отводя взгляд.

– Возможность творить – это… Да зачем мне тебе объяснять. Ты сама прекрасно понимаешь, что это такое. Ощущение вечности. Возможность создавать и оберегать. Я директор академии, но мне в ней… тесно. Ты сама, думаю, знаешь.

Судьба промолчала.

– Почему ты заговорила об этом? – нарушил тишину ТерАль.

– Мне пришло письмо. От Отца. Он просит тебя прибыть в его резиденцию. Для… нового договора на создание вселенной.

В кабинете повисла тишина. ТерАль и Судьба смотрели друг на друга. Они были так близко, что протяни руку – и обязательно дотянешься. Но так только казалось. Сейчас они были далеки друг от друга, как никогда…

Глава 15

Не отпускай меня…

Спускаясь вниз по лестнице, Вир не обращал внимания на то, как от него шарахаются редкие встречные. И было от чего…

Эльф снял карнавальную маску и призвал свои силы. Рваный черный шлейф душ кружился вокруг него, ластился к ногам, словно огромный пес.

Сон, который видела вся звезда, Вира просто взбесил, но не расстроил так, как двух девушек в их компании. Когда Лея от слишком высокого накала чувств потеряла сознание, он смог вырваться из сна и разбудил остальных.

Но оставлять это безнаказанным эльф не собирался. Чесались кулаки от желания объяснить особо непонятливым людям о вреде негостеприимства.

Спустившись вниз, Вир стал свидетелем прелюбопытной сцены.

В небольшом зале сидел на стуле хозяин гостиницы, на столе перед ним сидел высокий мужчина, а на его коленях, прижимаясь полуобнаженным телом, – девушка.

– Что значит, не попали в комнату? – поинтересовался недоуменно хозяин. – Послушайте, доза стандартная. Что могли сделать пятеро обычных людей против вас?

– Не попали мы туда, – отозвалась девушка. – Причем знаешь, что было самое странное?

– Что? – поинтересовался высокий мужчина.

– Дверь была закрыта магией!

– Какая магия?

– Наша, – прошипел разозленный Вир, выходя в зал.

К нему повернулись.

– Вы кто? – спросила девушка, спрыгивая с коленок мужчины и облизываясь. – Ой, какой хорошенький мальчик.

Тихий нежный голос ввинтился в уши, затуманил мысли… а в следующий момент согнулась уже девчонка, отчаянно зажимая рот. Тонкая струйка крови просочилась сквозь губы.

– Ненавижу, – прошипел Вир. Яркие бирюзовые глаза затянулись черной пеленой, – таких психов, которые подливают напиток забвения кому не следует! Вот сейчас мы с вами и разберемся, – эльф закатал рукава, – по-моему.

– Сказал бы я тебе, – прошипел мужчина, – кто кому покажет, но…

Не договорив, он неожиданно рухнул вниз.

Из тени угла шагнула… Ари. Поставив на место тяжелый табурет, перебросив через плечо русую косу, она поправила плащ и улыбнулась хозяину. От спокойной улыбки девушки тот попятился.

– Го… го… госпожа… некромантка.

– Я вас внимательно слушаю.

– Зачем ты его обидела? – поинтересовался эльф, небрежно коснувшись плеча девушки.

– Разве я его обидела? – удивилась Ари. – Я просто решила ему немного помочь.

– Помочь? – Взгляд эльфа прояснился.

– В твоем состоянии ты просто убил бы мальчика. – Узким мыском сапожка девушка ударила лежащего под ребра. – Чтобы не вскочил раньше времени, – пояснила она.

Вир захохотал:

– Слушай, как мне тебя не хватало.

– Мне, пожалуй, тоже, – улыбнулась КэРидана, тряхнув головой. В правом ухе мелькнула странная сережка-сосулька.

– Что это у тебя? – поинтересовался эльф, насторожившись.

– Артефакт от передозировки. Мы работали с солью… местной магической. Но, судя по всему, меня все равно повело. Будь я более… в сознании, думаешь, я бы к тебе подошла? Вот просто так взяла бы и появилась?

– А что, – Вир сделал несколько шагов в сторону от своей возлюбленной, убрав руку, – так бы и продолжала от меня бегать?

– Конечно, – кивнула Ари. – Вот сегодня проведу с тобой приятный вечер, а затем продолжу бегать.

– Зачем?

– Как тебе сказать…

– Как есть.

– Не получается. – КэРидана развела руками. – У меня не получается принять то, что я была одновременно твоей любовницей и женой. Понимаю, что звучит до жути глупо, что скорее это плюс тебе – раньше меня самой ты собрал мой образ воедино. Но только в сердце обида.

Хмыкнув, Вир обошел Ари и, глядя ей в глаза, шагнул вперед, девушка попятилась, Вир приближался, отодвигая некромантку к стене. Злобный взгляд через плечо в сторону хозяина гостиницы предупредил того, что с ним разговор еще не закончен. Но сейчас у эльфа появилась более приоритетная и интересная задача.

КэРидана отступала шаг за шагом, пока не уперлась спиной в стену.

– Дальше идти некуда.

– Намекаешь, что загнал меня в тупик? – фыркнула девушка. Потянувшись к уху эльфа, она неожиданно прихватила губами острый кончик и тут же отпустила. – Не забывай, кто я. И что я могу в любой момент вырваться.

– Хочешь сказать, что ты сильнее?

– Говорю, что я не так уж и беспомощна.

– Я в курсе, – весело согласился Вир, – но почему-то кажется мне, что сегодня ты не будешь вырываться.

– Не боишься, что завтра я тебя возненавижу за то, что случится сегодня?

– А сегодня разве случится что-то такое… особенное? – Обняв Ари за талию, мужчина прижал ее к себе. Поцеловав изгиб шеи, он тихо прошептал: – Я просто попрошу тебя вот так немного постоять.

КэРидана помолчала, потом вздохнула.

– Может быть, мы все оставим так, как есть? – жалобно попросила она. – В конце концов, я…

– …моя любимая девушка, – осторожно намекнул Вир. – Ты же не думаешь, что за это время что-то могло измениться?

– Тебя постоянно видят с Леей, и, честно сказать, я чуть-чуть ревновала.

– Она тебе уже столько раз говорила, что…

– Я помню. Она мне не соперница. Но все же… Я боюсь. – Ари вздохнула и улыбнулась, обняла эльфа за шею, спрятала лицо у него на груди. Голос зазвучал приглушенно и немного виновато: – Знаешь. Я, наверное, еще немного от тебя побегаю.

– Раз тебе этого хочется…

– Я даже, – после некоторой заминки продолжила Ари, – объясню тебе почему.

– И почему же?

– Понимаешь, ваша компания, особенно твоя Лея, – вы очень сильные. А я обычная некромантка.

– С очень необычным даром.

– Он у меня только был когда-то. – КэРидана покачала головой.

– И Проклятая библиотека выбрала тебя за красивые глаза…

– Нет. Но… я чувствую себя какой-то ущербной. Как только я найду себя, как только я найду то, что потеряла, я обязательно приду к тебе. Приду… сама.

– Вот как. – Эльф осторожно взял лицо девушки в ладони, вглядываясь в ее серые глаза. – Ари… ты понимаешь, что даешь мне надежду? Надежду на то, что ты все же будешь… что ты все же смиришься с моими и своими чувствами.

– Я понимаю, – кивнула девушка. – Правда-правда. Сейчас я не могу тебе пообещать, что приду завтра или на этой неделе. Но я уже близко. Очень близко. И возможно, скоро вернусь к тебе.

Эльф покачал головой:

– Я боюсь уже верить в это, но… я попробую.

– Спасибо, – улыбнулась Ари, а потом попробовала отстраниться.

Вот только у нее это не получилось.

– Раз мы разобрались с одним давно назревшим вопросом, может быть, ты уделишь мне немного времени и мы… погуляем?

– А как же… твои друзья?

– Стар уволок Карен куда-то. А Нейл… решил сделать еще один шаг и попытаться наладить отношения с Леей. Именно поэтому я ушел. Я не думал, что сегодня выйдет такой замечательный день и что я встречу тебя…

– Встретил. – Девушка хитро улыбнулась. – И что ты собираешься со мной сделать?

– Закутать тебя в плащ, чтобы ты не простыла, и вытащить на улицу.

– Но там же ужасная погода!

– А это чтобы ты ко мне поближе прижалась!

– Там же снег с дождем! – уже не так уверенно возразила Ари.

– А это чтобы мы с тобой пошли под одним зонтиком, – голосом коварного искусителя добавил эльф.

– Но… эта ночь закончится, и завтра все будет…

– …по-прежнему? Нет, любимая, уже не будет.

– Почему? – удивилась Ари.

– Потому что, – отрезал мужчина.

А затем легко подхватил девушку на руки и вышел на улицу.

Поднявшись, хозяин гостиного двора покачал головой, посмотрел на мужчину – очнувшись, тот так и остался на полу, только разлегся поудобнее, закинул руки за голову. Полуголая красотка устроилась рядом, голову положила ему на грудь.

Взглянув на хозяина гостиницы, она томно промурлыкала:

– Извиняться не буду ни за какие коврижки.

– А придется, – вздохнул мужчина.

Его взгляд коснулся стен, скользнул сквозь них дальше, находя пару, стоящую на мосту. Влюбленные… Легкое белое сияние, которое окутывало их, заставило мужчину смутиться и отвернуться.

Вмешиваться в чужие дела не хотелось. А заказчику, который навел на эту странную пятерку, стоило оторвать некоторые ненужные детали, чтобы не подставлял мирных убийц Ночной гильдии.

Именно этим одна из лучших пар убийц Ночной гильдии и собиралась заняться.


Скрутившись в клубочек, замотавшись в одеяло, словно в кокон, Карен спала тяжелым сном, но все же без сновидений.

Стар, сидящий рядом с ней, осторожно погладил стихиарию по волосам. Ему не хотелось ее будить, особенно после того, как он потратил столько сил, чтобы ее усыпить и заставить выпить отвар, притупляющий воспоминания.

Но поднимать девушку было необходимо. Хотя бы для того, чтобы убедить ее, что все уже в порядке. Что та жестокая череда картин будущего, те яркие и такие болезненные чувства всего лишь иллюзия, которая приснилась. К тому же даже не им, а Лее.

Поежившись, вампир вздохнул.

«Всего лишь Лее».

Стар покачал головой. В мыслях наедине с собой можно было не лукавить. Уж на что вампир не любил свой дар, иногда подкидывающий злые предсказания, но такого красочного кошмара он бы не пожелал и врагу.

«Интересно, почему именно Лее так достается?» – задумался неожиданно для себя вампир. – Все мы в принципе достаточно легко переживаем наши приключения, а она вечно получает так, что всем остальным ее боли хватает, чтобы захлебнуться. И почему никому из нас ни разу не пришло в голову попробовать проверить это? Например, я или Тайган могли бы взглянуть в прошлое нашей демонессы и найти корни этой проблемы. Но почему-то я захотел воспользоваться своим даром только сегодня. Это случайно? Вряд ли… В этой вселенной все взаимосвязано настолько, что это немного пугает. И раз я об этом подумал, то это значит… А что это значит-то?»

Поняв, что запутался в своих же мыслях, Стар тряхнул головой и нагнулся к стихиарии.

«Подумаю обо всем этом потом. И лучше не один. А сейчас моя любимая малышка. Разбудить и не испугать. В следующий раз надо будет выучить какую-нибудь колыбельную, а пока воспользуемся опытом из сказок. Как там будили спящих красавиц?»

Наклонившись к Карен, вампир осторожно коснулся ее нежных губ.

– Знаешь, если ты меня будешь так будить, то я… просто растаю, – прошептала стихиария, открывая глаза.

– Думаю, я бы не отказался от этого.

– Считаешь, что мокрая постель – это интересно? – Девушка села, подтянув тонкую простынь и завязав ее на груди узлом.

– Нет. – Стар улыбнулся. – Просто ради твоей улыбки я согласен на что угодно.

– На что угодно? – Стихиария прищурилась.

Вампир насторожился.

– Да, – уже не так уверенно произнес он.

– Правда-правда? – Карен перебралась к нему поближе, обнимая за руку и умильно заглядывая в черные глаза.

Стар вздохнул:

– Кажется, я об этом пожалею. Что захотела моя прекрасная госпожа?

– На качельки!

Грохот кровати, у которой одновременно сломались четыре ножки, был заглушен диким хохотом вампира.

Карен наклонилась к нему, пристроила голову у него на груди. Она понимала, что Стар смеется не над ней. Мужчине надо было сбросить стресс, перебороть свой страх, который он испытал во сне так же, как и все остальные.

А из-за самой стихиарии, бьющейся в истерике, ему пришлось применить свой дар, который он так не любил, и вообще перенести ее в другое место. Чтобы помочь ей одной, оставив наедине Нейла и Лею.

– Стар, – девушка виновато улыбнулась, – прости меня.

Вампир улыбнулся в ответ, резко сел, придерживая свою невесту за плечи.

– Любой каприз, моя прекрасная. Только не думаю, что ты пожелаешь отправиться на прогулку в таком виде!

– Чем тебе не нравится мой вид? – состроив невинную мордочку, уточнила стихиария.

– Например, тем, что я буду смотреть не на тебя, а на окружающих.

– Зачем? – удивилась Карен.

– Чтобы не увели, – отозвался Стар. – Так что, прекрасная, ты еще не передумала – мы все же отправляемся на качели?

– Конечно. Ты мне обещал какое-то колесо… зрения… мирения…

– Колесо обозрения. – Вампир возвел глаза к потолку. – Ладно! Будет тебе колесо обозрения. Только оденься… и не так откровенно, как обычно.

– Это еще почему? – капризно спросила девушка и тут же серьезно добавила: – Я просто хочу нравиться тебе.

– Мне ты нравишься в любом виде.

– Даже вот в таком? В одной простыне, с растрепанными волосами, с заплаканными глазами?

– Осталось добавить только – «припухшими»… – Стар улыбнулся, но не закончил свою фразу. – В любом случае мне нравится, что ты сейчас здесь со мной. И я хочу, чтобы все так и оставалось.

Карен замерла:

– Ты… ты правда так считаешь?

– Разве я стал бы тебя обманывать?

– Но ведь я обычная девочка… бывшая воровка. А ты – аристократ!

– Тебе напомнить, что ты принцесса? – усмехнулся вампир.

– По рождению, но не по воспитанию, – покачала головой Карен.

Мужчина вздохнул:

– Давай вернемся к этому вопросу немного позже. Для начала переоденься все-таки, и отправимся. Иначе…

– Иначе что?

– Мы точно никуда не пойдем. Останемся здесь. В этой спальне. В этой…

– Все-все, хватит! – Карен приложила пальчики к губам вампира. – Не надо больше ничего говорить. Я поняла и вняла.

Стар засмеялся, отнял руку девушки, поцеловал каждый пальчик и отпустил зардевшуюся Карен.

– Я тебя жду. В коридоре.

Стихиария покивала. И когда уже вампир выходил, догнала его, крепко прижалась к спине, обнимая так сильно, как могла.

– Стар…

– Что?

– Я тебя люблю.

– Я тебя тоже, моя малышка.

– И знаешь что… этот сон… это будущее, давай сделаем все, чтобы оно не наступило? Я не хочу терять тебя, особенно так глупо. Я не хочу терять Вира так больно и так неправильно. Не хочу, чтобы для Леи и для Нейла все закончилось так жестоко. Давай сделаем все…

– Тс-с-с. – Стар обернулся, обнял Карен в ответ. – Давай мы не будем отвечать за других или за будущее, о нем мы поговорим потом все вместе. Сейчас я просто обещаю тебе, что никогда тебя не отпущу.

– Даже если ты полюбишь другую?

– Этого никогда не будет.

– Почему ты в этом так уверен? – спросила стихиария.

Вампир задумался, потом прямо сказал:

– У людей бытует мнение, что, полюбив, человек отдает половину своего сердца. У нашего народа все немного не так. Мы считаем, что если любовь все-таки приходит, а ты сама помнишь, что это запретное чувство, то мы теряем не половину сердца, а все его целиком. И отдаем нашему избраннику половину своей души.

Прижав ладонь к щеке Стара, Карен спросила:

– Почему в твоем голосе я слышу грусть?

– Потому что я слишком долго считал, что любовь – это то чувство, которое никогда не коснется меня. Но появилась ты. И оказалось, что я теперь уже не представляю свою жизнь без тебя. Без твоей улыбки, без твоего смеха, без твоих язвительных подколов, без твоей нежности и любви.

– Тогда… – Стихиария прижалась к груди вампира и прошептала: – Тогда… не отпускай меня. Никогда, никогда! А я постараюсь не отпустить тебя. Ведь в моих руках – твое, а в твоих руках целиком мое сердце…


Нейл сидел на краю кровати, бережно прижимая к себе хрупкое, обессиленное тело. Лея не плакала. Она просто смотрела пустыми глазами в потолок. Несколько минут назад ее сердце начало останавливаться.

Девушка просто не хотела жить после того, как окунулась в ту вероятность будущего, которая была им уготована.

И чтобы вернуть ее, не дать уснуть, ведь по договору со Смертью умереть Лея не могла, Нейлу пришлось прибегнуть к запрещенному приему – распечатать дракончика и снова переключить его на себя. Все ради того, чтобы разделить боль Леи на двоих.

Вот только вместо боли дракон неожиданно обнаружил в чувствах демонессы животный страх и безнадежность.

Только почувствовав чужое присутствие в своих мыслях, только поняв, что может другого увлечь за порог смерти вместо себя, Лея остановилась. И тогда Нейл, использовав магию разума, с трудом вытащил ее обратно.

А теперь сидел рядом с ней и не знал, что говорить. Просто любые слова сейчас показались бы насмешкой над ситуацией. Молчала и демонесса.

– Лея… – наконец нарушил тишину дракон.

– Что? – спросила хрипло девушка. Голос она сорвала, когда металась, пытаясь выбраться из наведенного сна или вытащить из него хоть кого-то из звезды.

– Ты всерьез считаешь, что я мог бы попросить тебя о таком жестоком одолжении, как в этом сне?

– Ты настолько непредсказуем, что я уже не знаю, чего от тебя ожидать, – отозвалась тихо девушка. – Каждый раз, когда я считала, что подошла к тебе достаточно близко, чтобы хоть немного тебя понять, ты ускользал. За всю боль, что выпала на нашу долю, за всю мою боль я просила одну-единственную плату – возможность быть с тобой. Раньше я думала, что мне достаточно будет просто видеть тебя. Потом… мне этого оказалось мало. Мне понадобилось быть рядом. Говорить. Обсуждать что-то. Действовать в паре. Я все время убеждала себя, что имею право на твое внимание. Что я одна из тех, кого ты взял под свою защиту. Что, имея твое кольцо, я могу… я имею право хотя бы на надежду, что однажды ты увидишь во мне не просто один из лучей твоей звезды. Но проходил год за годом, и судьба словно насмехалась надо мной. Если мне нужна была помощь, ты не приходил! Ни разу я не смогла дождаться тебя. Меня спасал Вир. Меня спасали Стар и Карен. Даже Интессо, который за эти годы, несмотря на мое заклинание, меня не забыл… Но не ты. Я ждала. Верила. Надеялась. Любила…

Последнее слово упало в тишину комнаты и растаяло.

Лея молчала.

Нейл смотрел на нее и не узнавал. Куда делась та романтически влюбленная в него девушка? Откуда появилась вот эта, с болью в глазах? Или он просто ничего не замечал… Она всегда была такой. А он, как слепец, смотрел и не видел.

– Я же… – растерянно сказал Нейл. – Я думал, что все прошло, – наконец признался он. – Ты постоянно была с Виром.

– А что мне еще оставалось? – робко отозвалась Лея. – По сравнению с вами я становлюсь все слабее и слабее. А значит, я должна была найти того, кто смог бы меня защитить. Выбор изначально был невелик. Ты и Вир. Есть еще Кио, но, во-первых, он преподаватель, а во-вторых, я к нему отношусь как к замечательному другу, но… не испытываю к нему нежных чувств. Можно было бы вспомнить о Тессо, но он далеко…

– Почему ты прямо не сказала мне?

– Мне не нужна была просто твоя защита. Мне никогда не нужна была просто твоя дружба! Но всякий раз, когда я пыталась поговорить с тобой прямо, ты уходил от разговора! Ты меня…

– Лея, хватит.

– Этот сон… – Демонесса даже не подумала замолчать. – Он же прямо показал мне, чем закончится все это. Тем, что я потеряю всех, кто мне дорог. Тем, что я…

– Лея.

В голосе Нейла прозвучало что-то такое, что заставило девушку замолчать. Она подняла голову и с недоумением посмотрела на дракона.

– Послушай меня наконец, – тихо сказал Нейл. – То будущее, которое нам показали, оно никогда не станет истиной.

– Почему? Почему ты так в этом уверен?

– Потому что драконы – однолюбы. И, однажды отдав сердце, мы уже не можем полюбить кого-то другого.

– Но… ты же… – Лея понемногу начала оживать.

– Нет. – Дракон покачал головой. – Нет. Наведенные чувства не имеют ничего общего с реальными.

– Тогда боюсь, я тебя не понимаю, – прямо сказала демонесса, осторожно выскальзывая из рук дракона и отправляясь к своей «лечебнице» – походной коробке с алхимическими зельями.

– Куда ты? – растерялся Нейл.

– Мне нужно зелье, которое поможет мне забыть об этом сне или хотя бы притупить воспоминания настолько, чтобы мне не пришлось просыпаться ночью от собственного крика.

– Обязательно для этого пить зелье?

– А есть другие варианты?

– Есть. Взять большую теплую грелку, во весь рост, и спокойно спать, зная, что эта грелка не подпустит плохие сны и на расстояние крыла.

– Крыла? Плохие сны? – Лея повернулась, глотая горькое зелье. Отставив в сторону опустевший флакончик, она потрясла головой. – Ты что, сейчас намекаешь на себя?

– Почему же намекаю? Говорю прямо.

– Ты хочешь, чтобы я спала с тобой в одной постели?

– Исключительно во врачебных целях.

– Да ни за что! – В алых глазах сверкнула ярость.

– Отчего же? – Нейл все больше и больше убеждался в привлекательности случайно пришедшей ему на ум идеи. – Ты только подумай…

– Нет. И точка.

– Тогда позволь мне присматривать за тобой с помощью дракончика. Я смогу следить за твоим дыханием и ритмом твоего сна. Как только я пойму, что что-то не так, я сразу же смогу тебя разбудить.

Лея задумалась. Демонесса трезво оценивала свои силы и не обольщалась, зная, что после одного такого сна-вероятности придут другие.

– В чем подвох? – спросила девушка.

Дракон развел руками:

– Абсолютно никакого.

– Ты слишком легко это сказал, и мне это не нравится.

– Раз не нравится, мы можем придумать что-нибудь еще… – мягко предложил Нейл.

– Зачем?

– Может быть, просто потому, что я не хочу тебя отпускать? Я никак не мог понять, кого именно ты мне напоминаешь. Со своими алыми глазами и волосами. – Нейл подошел ближе. Взял Лею за плечи и повернул ее к зеркалу. Встретившись с недоуменным взглядом своего отражения, демонесса попыталась отвернуться. Нейл не пустил. – Смотри. Золотая кожа. Аристократические черты лица. Нежность и элегантность. Ты совершенная, Лея. А всякое совершенство причиняет своему обладателю боль.

– Не понимаю, к чему ты клонишь.

– Тогда я скажу без обиняков. Если я кого-то полюблю, – дракон улыбнулся, сверкнул нахальными фиолетовыми глазами, – то это будешь ты, Лея. Ты очень напоминаешь «Пламя дракона» – древнюю гравюру, около которой я мог простаивать часами. Я всегда хотел знать, какие черты скрываются под черной бархатной полумаской. Но каждый раз, когда я протягивал руку, чтобы снять маску, рука натыкалась на картину и бессильно опадала. Но именно сейчас, глядя на тебя, я понимаю, что, возможно, знаю, кого увидел бы там.

Демонесса вздохнула, вырвалась из рук дракона и повернулась к нему лицом.

– А ты не думаешь, что к тому моменту, как тебе придет в голову сорвать маску, ее обладательница будет принадлежать уже кому-то другому?

– А это уже из разряда «и сам не гам, и другим не дам». – Наклонившись к девушке настолько близко, что Лея почувствовала жар его тела и запах миндаля и лимона, Нейл прошептал: – Я никого не подпущу к тебе. Пусть даже это заставит тебя ненавидеть меня. Ты будешь моей.

Рука, занесенная для пощечины, была перехвачена в воздухе. Подняв ладонь Леи к своему лицу, дракон потерся об нее щекой.

– Я тебя не отпущу, Лея. Просто помни об этом. Что бы ни случилось.

Демонесса отступила, вырывая свою ладонь. Алые глаза опять светились злостью. А потом девушка улыбнулась:

– Ты же специально. Специально наговорил все это, чтобы меня разозлить. Чтобы я и думать забыла о своем желании пересечь черту.

– Возможно, – не стал отрицать дракон.

– Ну… тогда спасибо, пожалуй.

И прежде чем Нейл успел опомниться, губы Леи мазнули по его щеке, и девушка отступила в сторону. А дракон поймал себя на мысли, что этого было слишком мало… Что ему хочется больше. И если сердце непокорной девчонки принадлежит ему, то тело, мысли и душа… у других.

А ему надо все. Целиком. Не откладывая.

Но прежде чем Нейл опомнился, комната опустела. Почуяв что-то неладное, Лея сбежала через окно. Девушка была слишком благоразумна и связываться с малость невменяемым драконом не собиралась. Опасно для жизни и для собственного рассудка.

Глава 16

«Виды магических созданий высшего уровня»

Утро началось немного необычно для звезды. Не было дружеских перепалок, подколок. Никто не хотел обсуждать то, что случилось. Ребята разбрелись по комнате в разные стороны.

Лея сидела на подоконнике, углубившись в какие-то бумаги, которые она расположила у себя коленях. Вир с мечтательным выражением лица развалился на диване в противоположном конце комнаты. Карен примостилась под боком у Стара, вампир задумчиво перебирал золотистые пряди ее волос. Раздраженный дракон, устроившийся на полу в центре комнаты, не сводил глаз с Леи, и казалось, что если бы он был в своем истинном обличье – от стен мало бы что осталось из-за ударов его хвоста.

Демонесса же не обращала на него внимания. Наконец, найдя в своих записях то, что искала, она ударила кулаком по стене. Подкрепленный заклинанием удар заставил всех посмотреть на нее.

– Пока вы приятно проводили прошлую ночь, – мягко улыбнулась девушка и подмигнула Виру, – я немного прогулялась по городу, познакомилась с его архитектурой и, самое важное для нас, полюбовалась на библиотеку.

– Полюбовалась? И даже не зашла? – удивился Нейл, вспомнив, как совсем недавно демонесса зависла в библиотеке на несколько суток, и вытаскивать ее оттуда пришлось чуть ли не клещами. Причем ему самому, ибо Вир в тот момент был у своей дочери.

– Нет. Оказалось, что эта библиотека работает всего два часа. Но самое интересное, каждый раз в разное время: то утром, то ночью, то днем. И расписание знают только те, кто лично приглашен библиотекарями. В здании три этажа и огромный подвал. Все ценные книги хранятся именно в подвале, где магией созданы наиболее подходящие для этого условия. Еще там есть одна небольшая комнатка с особыми книгами, которые созданы не людьми.

– Богами? – прямо спросил Стар.

Но, к удивлению всех, Лея покачала головой:

– Нет. Скорее, их любимчиками, аватарами или кем-то еще. Не суть важно. Нам нужно будет попасть в эту комнату. Всем.

– Всем-то зачем? – лениво спросил Вир.

– Затем, что там несколько тысяч книг. Один потратит кучу времени, но не найдет нужного.

– Тогда могу пойти я, – возразил Стар. – Мой дар…

– …там будет бессилен, – перебила его демонесса. – Там вообще не действует магия. Чтобы не возникало соблазна убежать, что-то украсть или нанести вред. В общем, туда мы отправляемся все вместе – это раз. Карен, тебе придется нас провести туда – это два.

– Что? – возмутилась стихиария. – Ты издеваешься? Я честный человек! Я уже давно не занимаюсь такими преступными вещами!

– Давно – это последние несколько дней, пока мы мотаемся с этим заданием? – улыбнулась Лея, задумчиво накручивая колечки волос магией.

– Ты! Ты! Ты! Да как ты можешь так на меня наговаривать! Я действительно…

– Карен.

Тихий голос Стара над ухом заставил стихиарию замолчать и повернуться к нему.

– Нет. Я не могу провести туда всех. Дело даже не в профессиональных секретах. Я привыкла рассчитывать на себя. Я никогда не тащу за собой обузу. Правда, я просто не могу!

– А придется. – Лея развела руками. – Туда не попасть с помощью магии. Я пробовала. А отмычками и искусством взламывать замки в совершенстве владеешь только ты.

– Но разве там нет стражей? – серьезно спросила стихиария.

Демонесса кивнула:

– Конечно же есть. Но ими займемся мы. Тебе на них не придется отвлекаться. Там хватит замков, ловушек. Страховать тебя будет Стар. Близкий круг, – вспомнила Лея термин из словаря охранников. – Нейл и Вир двигаются по среднему кругу, защищая и Карен и Стара.

– А ты? – возмутилась Карен.

– А я буду сверху. В отличие от крыльев Стара и Нейла, которые вызываются магически, мои крылья абсолютно физические. Другое дело, что я прячу их магией. А она там не действует, так что крылья будут открыты.

– Ты же не могла на них летать! – возмутился дракон, перебивая девушку.

– Это было раньше, – развела руками демонесса. – Теперь могу. И буду вам подсказывать, если кто-то появится. Идет?

– Вот, клык даю, тут какой-то подвох, – пробормотал Стар.

Карен окинула подругу внимательным взглядом.

– Ладно. За нами присмотрят Нейл и Вир. А мы присмотрим за подружкой. Вот точно же что-то задумала.

А Лея, что-то мурлыкая себе под нос, опять углубилась в свои бумаги.

– Выход через полтора часа, – добавила она неожиданно. – Имейте в виду, что этого времени вам должно хватить на завтрак, переодевание и выбор оружия из арсенала.

– Нам еще и оружие с собой тащить? – возмутился Нейл.

– Конечно. Но немного. Если появиться там с оружием, охранная сеть библиотеки все равно сработает. Но об этом позабочусь уже я. Вчера облазила все, что могла, осталось только рассчитать, как именно накладывать векторы заклинания-заглушки, чтобы мы смогли пройти.

– Лея, нам надо поговорить, – неожиданно для всех сказал Вир. – Точнее, нам всем надо обсудить то, что мы увидели в твоем сне-вероятности.

– Надо, – послушно согласилась Лея. – Действительно надо. Но будет лучше, если мы с вами поговорим об этом немного позже. Например, после возвращения из библиотеки.

Ребята переглянулись и разошлись. Демонесса осталась одна. Только убедившись, что никого рядом нет, она вытащила из волос заколку и опустила ее на пол.

Неяркая вспышка, и вот перед ней стоит мужчина.

– Тебе придется остаться здесь, – мягко заметила девушка.

– Нет. Мои превращения – это не магия. Щиты библиотеки на меня не отреагируют, не переживай. Поскольку я из другой вселенной, на меня действуют только мои законы. Местные либо искажаются в обратную сторону, либо поглощаются.

– Ладно, с этим разобрались. О чем ты хотел со мной поговорить? Перепугал до полусмерти! Я привыкла к тому, что в моей голове раздаются голоса звезды, а тут еще и твой.

– Извини. – Маво улыбнулся, но виноватым не выглядел. – О встрече с тобой просит еще одна наша общая знакомая. Она сказала, что ей надо обязательно с тобой увидеться. Желательно до того, как ты уйдешь в библиотеку.

– До того не получится. Если только после возвращения.

– Хорошо. Я передам. Позволишь временно исчезнуть?

– Конечно. Только будь осторожен.

– Буду.

Обратившись в белого голубя, Маво исчез за окном. Лея проводила его неожиданно хищным взглядом и ухмыльнулась:

– А вот теперь действительно займемся своими делами.


Проникнуть в библиотеку оказалось слишком просто. И звезда настороженно косилась по сторонам, пытаясь понять, что происходит. Почему вокруг нет людей, стражей. Только стеллажи, полные пыльных и потрепанных книг. И ощущение, что никто уже лет триста не касался этих фолиантов и даже не заходил в эти комнаты.

Немного рассеянная, Лея вела всех вперед по приметам, известным ей одной. Правда, откуда она узнала, что внутри, вызывало не меньший интерес, но на все вопросы аловолосая девчонка просто разводила руками и таинственно улыбалась. Пока, наконец, остальные не плюнули на ее секреты и не перестали спрашивать.

– Вот сюда, – сказала Лея, опускаясь на пол около низкой дверцы. – Да-да! И не смотрите на меня с таким ужасом. Туда нам придется ползти!

Карен вздохнула, окинула фронт работы расстроенным взглядом. Дверь еле-еле доставала ей до колен.

– Н-да. Ее что, гномы делали?

– И они тоже, – ответила Лея. – У нас еще около пяти минут, и библиотека закроется.

– Закроется? – чуть ли не с криком повернулись к демонессе остальные.

– А вы думали? – хмыкнула та. – Естественно, сейчас она открыта. Основные сложности начнутся, когда мы отсюда попытаемся убраться. Если мы найдем все очень быстро, – как-то излишне задумчиво добавила демонесса.

– А ты могла предупредить нас раньше? Чтобы мы не искали стражей? – рыкнул вампир. – И не дергались от подозрительных шорохов!

– Зачем? – Девушка хлопнула ресничками. – Ничего же не случилось. Внимательно оглядываясь по сторонам, вы изучили путь, по которому мы пойдем обратно. Вычислили все ловушки, чтобы в них не попасться. Так что все, что ни делается, к лучшему.

– Лея!

– Я уже много лет Лея, – развела руками демонесса. – Карен, как успехи?

– Осталось только одно. – Подставив кинжал к замочной скважине, стихиария провернула несколько раз шпильку. Раздался тихий щелчок, а затем легкий звон. – Кинжал выбрасывать, – вздохнула Карен, поднимаясь и разглядывая искореженное серебристое лезвие. – На внутреннюю ловушку не пожалели разъедающего яда.

– Время! – поторопила Лея. – Быстрее все внутрь.

Демонесса забралась в комнату последней. Скользнув в прохладную темноту, она закрыла за собой дверь, отсчитывая секунды. И в тот момент, когда ударил колокол, возвещающий об окончании работы библиотеки, она вернула замок в исходное положение с помощью магии.

– Вот так, – радостно возвестила девушка и вздрогнула. – А что это вы все так злобно на меня смотрите?

– А как на тебя смотреть еще? – хмыкнул Вир. – О чем ты там еще умолчала?

– Сек-рет! – еще радостнее пропела демонесса. И большего добиться от нее не удалось.


– Зря мы тебе не поверили, – вздохнул Стар, без сил падая на пол и разглядывая высокие стеллажи, заставленные книгами сверху донизу. – Здесь не действует магия. Не действует моя сила и дар Вира. И главное, в томах, которые мы просмотрели, нет ни слова о том, что нам надо.

Карен обернулась на него:

– Никто и не ожидал, что это будет легко.

– Но никто и не думал, что это будет настолько тяжело! – возразил эльф, отстраняясь от стопки просмотренных книг.

Нейл с трудом распрямился и посмотрел вверх.

– Лея, у тебя как успехи?

– М? Вы о чем? – Девушка перегнулась через стеллаж.

– Как у тебя успехи?

– Я почти нашла, какая именно книга нам нужна.

– Какая книга? – удивился Стар.

– Конечно. А вы что, все подряд перечитывали?

Ребята промолчали… но, судя по их раздраженным взглядам, Лее очень повезло, что она находилась временно вне зоны их досягаемости.

– Ага, вот! Нашла! – обрадовалась демонесса через несколько минут недовольного сопения со стороны друзей. – Нам нужен тяжелый коричневый фолиант с золотыми уголками. Надпись будет на магическом языке AuTerenii «Виды магических созданий высшего уровня».

– Чего? – возмутились внизу. – Каких еще созданий высшего уровня?

– Ну вообще-то, – неожиданно для всех наставительно заметил Стар, – боги и воплощения стихий и есть магические создания, сотворенные Судьбой.

– Отпад. – Карен потыкала пальцем в фолиант перед собой. – Я его просмотрела уже три раза и ничего интересного для нас не обнаружила!

– А он у тебя был? – удивилась Лея. – Ну ладно, открывай первую страницу. Видишь строчки?

– Видеть вижу, но не понимаю.

– А как ты тогда смотрела?

– По картинкам.

– И много нашла?

– Да ни одной.

Лея засмеялась:

– Отсчитывай шестую строчку сверху. Нажимай.

– Нажимать? – недоуменно повторила Карен.

– Да.

Не очень понимая, зачем именно она это делает, стихиария нажала на строчку. Та засветилась ровным золотым светом. Фолиант на глазах разбух и стал еще больше.

– А теперь лови меня! – Демонесса спрыгнула вниз, в руки Вира.

Легко подхватив девушку, эльф осторожно поставил ее на ноги, и та, чмокнув его в щеку, прошла к фолианту.

– Диокур. As Finity Finde!

Странички замелькали с бешеной скоростью. Цветные картинки сменяли друг друга так быстро, что звезда, сгрудившаяся вокруг книги, ничего толком не рассмотрела.

А потом страницы утихли, замерли на развороте: «Дея. Диокур».

– Теперь смотрим, может, здесь будет какое-то упоминание о том, кого нам искать следующим.

Но… упоминания, к сожалению, не нашлось. А через несколько часов системного поиска, от А до Я, когда уже все тихо ненавидели огромный фолиант, ребята наконец-то наткнулись на первую ссылку.

– Богиня страсти и пороков Лилит. – Лея вздохнула и выпрямилась. – Планета обитания Сен-Раш. Артефакт, который нужен нам, – Зеркало Лилит. Любимая безделушка богини, которую она так просто никому не отдаст. Есть пара предупреждений. Во-первых, свои имена не называть. Ни полное, ни короткое. Обращаться друг к другу будем по расе. В противном случае, зная имя, богиня получит власть над душой и телом и сможет менять их как пожелает.

– Отдохни, – предложил Вир, когда голос демонессы сорвался и она закашлялась. – Давай дальше я.

Поиски продолжались. Но к исходу суток, когда уже никто из звезды был не в состоянии думать, список богов был закончен.

– Бог времени Хронос, – начал эльф список. – Артефакт – Песочные часы. Найдено. Активировано. Бог злобы, ранее бог плодородия Диокур. Артефакт – Виноградная лоза. Найдено. Активировано. Далее нам нужно забрать у Лилит ее зеркало. Это уже три. Айкилл – бог-убийца. Артефакт – Меч Правосудия. Ненавистный для него артефакт, поскольку может убить самого бога – следовательно, спрятан так, что как бы не пришлось перерывать всю планету. Это четыре.

– Осталось еще четыре, – продолжила Лея. – При этом богиня всеобщего мира похоронена на Кладбище богов. Что за Кладбище богов, неизвестно. Найти невозможно. Ее артефакт Венец Света похоронен вместе с ней. Это пять. Бог добра. Местонахождение неизвестно. Артефакт неизвестен. Это шесть. Если мы правильно разобрались с иллюзиями, то он напоминает свечу, сделан из золота, дерева и какого-то драгоценного камня. Стихии – огонь и свет.

– А седьмой и восьмой? – спросила Карен.

Демонесса развела руками:

– Глухо, как в бункере. Мы просмотрели этот фолиант от корки до корки – и все бесполезно. Нет никого даже отдаленно похожего на оставшиеся две фигурки.

– Значит, – подвел итог Нейл, – нам сейчас известно только два артефакта. Зеркало и меч. Остановимся пока на этом. А затем уже займемся всем остальным. К тому же у нас очень много времени, и наверняка будут какие-то подсказки по ходу дела.

– Меня больше интересует другое. – Лея потянулась, выпрямляясь и вставая на ноги. – Совсем другое. Раз уж Судьба изначально готовила для нас это задание, она точно оставила нам по пути следования подсказки. Но вот вопрос в том, какой конец нас ожидает? По ее плану?

– Да какая разница, – пожал плечами Нейл. – И вообще, раз уж об этом зашел разговор. Предлагаю расставить все точки над «и» и раз и навсегда избавиться от присмотра Судьбы. Меня это уже утомило. Достаточно вспомнить Аюми с ее темными пророчествами – и сразу хочется куда-то спрятаться. Нам Судьба столько разных радостей приготовила, что вставить ей палки в колеса – уже стало для меня навязчивой идеей. Варианты есть?

– Вариант только один, – спокойно сказал Стар, – стать звездой хаоса. В этом случае мы избавимся от назойливого внимания нашей леди демиурга. Кстати, Лея, тебе не кажется, что, обсуждая эти вопросы здесь, мы можем привлечь ненужное внимание?

– Не можем. Это место действительно лишено магии. А все эти книги-артефакты создают такой магический шум, что нас никто не услышит, даже если будет стоять всего в нескольких метрах от нас. Так что можно спокойно поговорить. Потом, боюсь, у нас не будет на это времени.

– Почему? – спросил Вир.

Лея пожала плечами:

– Не знаю. Но эта вероятность… Мне почти никогда не снятся такие сны, если на то нет причины. Этот сон пришел, значит, меня пытаются о чем-то предупредить.

– Значит… – начал Нейл, но его неожиданно прервала Карен:

– Мне не нравится идея со звездой хаоса.

В полном недоумении к ней повернулись остальные.

– Почему? – осторожно спросила Лея.

– Если мы избавимся от внимания нашей леди, значит, мы получим возможность заниматься своими делами. Но ведь звезда хаоса несет с собой разрушения, войны, голод, болезни… Разве, Лея, ты желаешь такой участи для своей планеты демонов? Или, может быть, ты, Нейл, согласен обречь драконов на такую судьбу?

– Но ведь можно преодолеть… – возразил Вир.

Карен покачала головой:

– Нет. Года три назад… Ари показывала мне книги о звездах. Вот там и было сказано, что преодолеть рок звезды хаоса можно, но только если ее пять лучей будут находиться очень далеко друг от друга. Но проблема в том, что они все равно будут притягиваться. В прошлый раз, когда появилась звезда хаоса, Судьба уничтожила все ее лучи до единого. Сама. В общем, вы как хотите, а я не собираюсь сама подписывать себе смертный приговор.

Звезда немного подумала.

– А если обряд тишины попробовать? – предложил Вир.

– Все равно не поможет, – вздохнула Лея. – В тот раз Судьба сама натолкнула нас на мысль об обряде. Она нас привела к этому решению чуть ли не за ручку. И она же с этого решения, точнее, с выполненного потом контракта получила очень неплохие проценты. Нам нужно что-то другое.

– Но что?

– Не знаю. Но обязательно подумаю. – Демонесса вздохнула. – Впрочем, подумать придется всем. А сейчас пора уходить. Через пару минут откроется библиотека, и мы сможем ее покинуть, так и не познакомившись с ее стражами.


– В библиотеке были чужаки, настоятель, – раздался тихий голос поздним вечером.

Невысокий полный мужчина в длинной хламиде светло-серого цвета обернулся:

– О чем ты?

– Они побывали в спецхранилище. Книги стоят на своих местах. Ничего не пропало. Но нарушены все печати. Прикажете… наказать нарушителей?

– Они еще на планете?

– Нет. Они покинули Цаян несколько часов назад.

– Хорошо. Отпустить икнуков по их следам.

– Ик… икнуков? Но это же… смерть, настоятель!

– Будут знать, как проникать в спецхранилище без разрешения, – пожал плечами мужчина. – Выполнять.

– Есть!


ТерАль исчез из кабинета, не сказав больше ни слова. Судьба без сил опустилась на стул. Сейчас ей хотелось больше всего побыть одной, но… ее желание не сбылось.

В дверь постучали, и в кабинет заглянула смущенная и немного расстроенная Аня.

– Можно? Я надолго не задержусь.

– Проходи, – согласилась Судьба, перебирая на столе календарные листочки.

– Спасибо.

– Чай? Кофе?

– Лучше бы вы предложили мне яда, – вздохнула девочка.

– Могу предложить, – покорно кивнула демиург. – Вот только он на тебя не подействует.

– И это тоже верно. Леди демиург, у меня к вам просьба. Не могли бы вы мне выдать два пропуска на Кладбище богов?

– Ты решила помочь звезде? – удивилась Судьба, на мгновение выныривая из состояния апатии.

– Не совсем. На кладбище расположена одна из «бомб» хаоса. Я займусь ей. А поскольку вашей звезде все равно туда надо, я помогу одному лучу туда попасть.

– Знаешь о том, что кладбище нельзя часто открывать?

– Да.

– А ты в курсе, что… это вообще-то смертельно опасно? Для любого из звезды.

– Тоже знаю.

– И кого ты собираешься взять?

– Конечно же Лею. Она единственная из всех, над кем не властна Смерть.

– Она так еще и не нашла того, в чьих руках ее гибель? – удивилась Судьба.

– Нет. Еще не нашла. Если разрешите, я обязательно ей расскажу.

– Расскажи, – согласилась демиург. – А сейчас… позволишь, уже я задам тебе личные вопросы?

– По поводу ТерАля? – Аня грустно улыбнулась. – Я буду очень рада, если смогу ответить на них.

– У меня их немного. Ты его любишь?

– Те несколько тысяч лет, что я его не видела, – тень Смерти задумалась, осторожно подбирая слова, – я считала, что люблю. Но, оказавшись рядом с ним, прогулявшись по цаянскому маскараду, я вспомнила, как это было раньше. Старший родственник. Такой заботливый. Такой теплый. – Поджав коленки, Аня с ногами устроилась в кресле. – Несколько тысяч лет я винила себя в том, что из-за меня он погиб. Мне и в голову не могло прийти, что он настолько силен, что, покинув свою вселенную, сможет выжить. Я и подумать не могла, что на самом деле так мало знаю о нем.

– Ты хотела бы узнать больше?

– Невероятно. Я столько пропустила за это время. Мне так… стыдно…

– Тогда у тебя появится скоро такой шанс.

– О чем вы…

– Переходи на «ты», – попросила Судьба. – Кажется, я потеряла своего вампира. Ему предложено создать новую вселенную. Полагаю, Отец может вернуть тебя к нему как тень Смерти.

– Может, да, а может, и нет. – Аня вздохнула. – Понять Отца мне не под силу.

– Это никому не под силу, не переживай.

– Знаете… знаешь, я не думала, что ты такая.

– Какая?

– Взрослая. Красивая. Теперь я понимаю, почему Отец сказал мне вглядеться в твою вселенную, прочувствовать ее. Я многому смогу научиться здесь.

– Учись, – кивнула Судьба. – Учись, чтобы я могла не переживать за ТерАля. Чтобы я точно знала, что, когда ты рядом с ним, его спина прикрыта.

А потом принесли чай с тортом, и щекотливые вопросы были на некоторое время забыты.

– Ты… смирилась? – спросила тихо Аня, уже выходя из комнаты под вечер.

Судьба помолчала, потом покачала головой:

– Он и так был рядом со мной слишком долго. Я привыкла рассчитывать на него, но чужая вселенная слишком тесна для сильного демиурга. Будет правильнее, если он сможет создать свою вселенную.

– Но… будет больно.

– Это для меня уже не в новинку, – вздохнула Судьба и отвернулась к окну, пряча слезы. – Аня.

– Что?

– Пока ты здесь, присмотри за звездой, пожалуйста. Если я правильно понимаю, ты здесь еще и ради них.

– Да. Меня попросил Интессо. Но если я займусь ими, как же ты?

– Это давно уже из игры стало очень… личным. Их отношения. Их боль и радость. Они словно мои дети. Я переживаю за каждого из них… Но и я устала. От того, что они, вмешиваясь в мои планы, меняют предначертанное. От того, что они плачут, от того, что они постоянно ходят по лезвию ножа. Я боюсь, что однажды потеряю их. Таких взрослых и в то же время таких маленьких и глупеньких детей.

– Так отпусти.

– Не могу, – вскрикнула демиург. – Пока они не отработают контракт! Я ничего не могу сделать, чтобы их отпустить! Или, наоборот, что-то, чтобы навсегда закабалить.

– Я… попробую что-нибудь изменить, – предложила Аня. – Качнуть их в одну или другую сторону. Ладно?

Судьба кивнула, и за девочкой закрылась дверь.

В окно заглянул вначале закат, затем одна из двух лун, затем рассвет. А молодая женщина за столом так ни разу и не пошевелилась…

Глава 17

Разговор о прошлом

После возвращения из библиотеки звезда на Цаяне надолго не задержалась. Планета с ее тяжелым воздухом и непредсказуемой погодой не понравилась никому из друзей, и они с удовольствием поменяли ее на более дружелюбную, хотя и нежилую соседнюю планету-малышку.

Стар и Вир суетились над шашлыком. Нейла отправили за вином. Карен устраивала ночлег. На планете планировали задержаться на пару дней, чтобы прийти в себя. Бешеный темп, с которым начали выпускное задание, успел утомить. Хотелось хоть ненадолго спокойствия и тишины.

Лею, как самую полезную во время посещения библиотеки на Цаяне, премировали свободным временем, и довольная демонесса ушла к озеру с теплыми подводными ключами.

А около озера ее уже ждали. На берегу, обняв игрушку – зайца, сидела девочка.

– О, – обернулась она, – Лея.

– Привет. Ты кто?

– Аня.

– Тень Смерти?

– Откуда знаешь? – удивилась девочка, заставляя зайца исчезнуть.

– Чувствую твою ауру. Печать твоей силы, – пожала плечами демонесса.

– Странно, – Аня потерла висок, – я вроде бы замаскировалась. Не зря тебя тетка хотела на свое место.

– Уже не хочет, – улыбнулась Лея, устраиваясь рядом с Аней. – Мы дружно вернули ей желание жить в этой вселенной.

– Это точно, – вернула ей улыбку тень Смерти. – Ты уже знаешь, от кого я?

– Аюми призналась.

– Вот как… Вы с ней сдружились настолько, что она нарушила прямой приказ Тессо?

– Наверное. – Лея вздохнула. – Зачем ты здесь?

– Ну по просьбе Интессо я должна помочь вам разобраться с Судьбой и ее планами на вас. А по просьбе Судьбы я должна качнуть вас в одну или другую сторону, чтобы цифра в контракте окончательно установилась. После этого она даст вам пару быстрых заданий, чтобы вы наконец-то ее покинули.

– Мы ей надоели?

– Не знаю, – уклончиво отозвалась Аня. – Наверное, дело в том, что ей сейчас не до вас.

– Что-то случилось? – спросила тихо демонесса.

– Да. Она может… навсегда потерять ТерАля.

– Не могу сказать, что меня это радует.

– Ты ее… не ненавидишь?

– Разве можно ненавидеть дождь или снег за то, что он идет? Или солнце за то, что оно греет землю? Разве можно ненавидеть Судьбу за то, что она не такая, как мы?

– Ты… меня удивляешь, – вздохнула тень Смерти. – Мало кто в твоем возрасте понимает такие вещи.

– Глядишь, поживу, еще и не такое начну понимать. Кстати, а ты не знаешь, что такое Кладбище богов?

– Знаю.

– А расскажешь?

– Могу рассказать. Могу показать. И могу провести.

– А плата? – уточнила Лея.

– Никакой. Считай, что я расскажу тебе это просто так.

Демонесса прищурилась:

– Ладно. Попробую поверить тебе. Рассказывай.

– А тебя искать не будут?

– Пока нет.

– Ладно. Тогда… с чего бы начать? С истории кладбища начну, пожалуй. Матрешку себе представляешь? – Дождавшись кивка Леи, Аня продолжила: – Вот и кладбище вроде маленькой матрешки, которая находится в центре большой. Оно закрыто для посещения, и попасть туда можно только с разрешения Судьбы, имея при себе своеобразный пропуск. Мне туда надо по работе, я хотела взять напарника. А поскольку тебе туда надо за артефактом, со мной прогуляешься ты.

– А почему…

– Терпение. Планетка стала такой случайно. Магическая накладка. И Судьба не сразу поняла, как можно ее использовать. Пока не случилась… беда. Довольно давно. Около пятидесяти тысяч лет назад…

– Так давно?

– Да. На планете повстречались трое. Девушка была человеком. Один из мужчин – вервольфом. Второй – вампиром. Людей тогда обе расы ненавидели и боялись. Будучи сильными магами, они охотились на зарвавшихся представителей других рас. Таковыми они считали по умолчанию всех. К третьему тысячелетию по местному исчислению на планете установился шаткий мир, который надо было любой ценой поддержать. Главы государств решили породниться. Проблема была в том, что у человеческого короля была только одна дочь. А у королей других рас – по сыну. Человеческая принцесса выбрала вервольфа. Сложно сказать, чем именно он ее привлек: то ли силой, то ли спокойствием и душевным теплом, но… они стали парой. Вампир смирился или просто сделал вид.

– Ты рассказываешь слишком подробно, можно было бы и пропустить это.

– Терпение. И внимание. Человек и вервольф любили друг друга. Любили слишком сильно, так, что это не могло не вызывать зависть. И вот вампир решил, что извечному врагу его народа такая жена ни к чему. Она смертная, и, хоть и сильный маг, она столько не проживет, как вервольф. Значит, надо обратить ее в вампира. Из нее получилась бы славная вампиресса. Но она не далась. Не желая лишаться человечности и своей любви, девушка умерла. А вслед за ней ушел из жизни и вервольф. История на этом не закончилась. Думаю, ты знаешь, что во вселенной Судьбы действует перерождение душ. На этот раз они были одной расы – вервольфы, и родились в не особо богатых семьях.

Вампир, который так и не смог разлучить их в прошлый раз, не смирился. Он попробовал снова, найдя девушку по отпечатку души. Ему было даже все равно, что она вервольф. Он просто сошел с ума, желая ее получить. Девушка любила своего мужа и не желала его ни на кого менять. Шло время.

За почти тысячу лет вампир успел убить девушку и соперника несколько раз. А они все не расставались, с каждым разом любя друг друга все сильнее. Дошло до того, что их бог встревожился и разрубил этот гордиев узел – просто убил всех троих и вышвырнул эти три души за пределы своей планеты.

Вот только этого делать было нельзя. Один из запретов для богов – не разрушать сильные чувства. Случилось так, что души влюбленных были переплетены настолько тесно, что после насильственной смерти от руки бога они разделились неправильно. У девушки остался кусочек души мужчины и наоборот.

Судьба решила наказать бога за своеволие и уничтожила его. Тело мертвого бога имело колоссальную отрицательную силу – и тогда леди демиургу пришло в голову использовать ту планету-матрешку. Так появилось Кладбище богов. Потом там захоронили еще несколько творцов, которые нарушали запреты.

Лея вздохнула, посмотрела на свои ладони, на которых отпечатались полукружья от ногтей.

– Аня… этот рассказ… о ком он?

– Это еще не конец, – покачала головой тень Смерти. – Терпение.

– Терпение? – повторила эхом Лея. Происходящее нравилось ей все меньше и меньше.

– Перед тем как убить зарвавшегося бога, Судьба спросила его о последнем желании. И бог, ненавидя те три души, которые испортили ему жизнь, наложил на них проклятье. Эти души никогда не должны встретиться. И они будут несчастливы. А если все же их случайно сведет судьба, то их ждут только беды, и больше всего пострадает девушка.

– Почему именно она? – возмутилась демонесса.

– Потому что из-за нее все и началось, и на ней все должно было закончиться. Проклятье действовало таким образом, что на девушку сыпались беды начиная с самого рождения. Из семи перерождений, во время которых она ни разу не встретилась с двумя другими душами, она ни разу не дожила до совершеннолетия. Двум мужчинам повезло больше. Один просто никогда не мог найти свою любимую, он все искал и искал ту душу, с которой его разлучили. Второй никогда не мог любимую удержать, он забыл ту девушку, с которой все началось, и каждый раз другая душа становилась для него единственной. Вот только все время его избранница умирала у него на руках, закрывая его собой.

– Страшная участь.

– У кого из них? – заинтересовалась Аня.

– У всех троих.

– Да? – удивилась тень Смерти. – Я, например, когда услышала эту историю, плакала о девушке. Ей действительно доставалось и продолжает доставаться из-за одного психа, облеченного слишком большой властью.

– Продолжает? – эхом повторила Лея.

– Еще как, – кивнула Аня. – Проклятье можно снять двумя способами. Способ первый – девушка должна полюбить бывшего вампира, а он ее. Способ второй – заставить бога снять проклятье. Но для этого…

– …надо принести в жертву невинных детей, – продолжила демонесса. – Я это встречала. В одной из книг о силе хаоса.

– Мм, даже так. Понятно.

– Ладно. История интересная, но зачем ты рассказываешь это мне?

– Кладбище богов – страшное место, – неожиданно перевела тему Аня, не обращая внимания на огоньки злости в багровых глазах собеседницы. – Во-первых, выбраться оттуда очень сложно. Во-вторых, открывая кладбище, выпускаешь на свободу пропитанную злобой энергию, которая, оседая на планете, порождает черные деревья. Наконец человек возвращается обратно мертвым. Зомби. Ему больше не надо есть, пить, чувствовать.

– И как я туда попаду? – удивилась Лея. – Я же…

– Ты не человек – это раз. Ты не смертна – это два.

– Ну допустим, – согласилась демонесса. – То есть ты хочешь сказать, что магия того места на меня не подействует?

– Верно.

– Ладно. Но раз ты мне рассказала такую длинную историю слишком подробно, значит, это зачем-то надо было?

– Да. Три бесконечно страдающих души в новом перерождении встретились. Сама встреча перераспределила их беды, как и было положено по проклятью бога. На девушку (мало ей было своих проблем) свалились несчастья еще и двух мужчин. Вот только после того, как души были неправильно разделены, они больше не смогли быть вместе, как раньше. Ее муж всегда помогает ей, но стал скорее братом, чем любимым. А девушка, к своему ужасу, полюбила бывшего вампира…

Лею затрясло.

– Не может быть, – прошептала она побелевшими губами. – Этого же просто не может быть!

– Вы познакомились еще пятьдесят тысяч лет назад, – тихо сказала Аня. – Ты была человеческой принцессой. Вир – принцем вервольфов. А Нейл – принцем вампиров.

– За что мне все это? – спросила помертвевшая демонесса, а затем крикнула: – Зачем? Зачем ты мне все это рассказала?

– Ты должна знать, за что страдаешь. Что привело к той лавине боли, которая обрушивается на тебя. Ты должна знать, чем именно ты платишь за безответную любовь.

– Зачем? – Закрыв лицо руками, Лея тихо раскачивалась на месте. – Ну за что мне все это?

– Ты можешь поставить точку в этой истории. Я сомневаюсь, что у тебя получится заставить дракона полюбить тебя. – Аня встала и обняла демонессу за плечи, согревая своим теплом. – Зато ты можешь пробудить бога и заставить его снять с тебя проклятье. Кто его знает, что именно он у тебя потребует. Но Интессо просил меня помочь тебе, так что я не оставлю тебя рядом с богом одну. Мы найдем одиннадцать детских невинных душ для жертвоприношения. И все для тебя закончится.

Лея покачала головой, осторожно отвела руки Ани от своих плеч:

– Не думаю, что у меня есть желание одарить Судьбу безумным богом, желающим отомстить всем вокруг. К тому же нам и придется в результате его отлавливать. Не хочу. Не надо.

– А как же…

– Со своими бедами я разберусь сама. Главное, – демонесса буквально заставила себя улыбнуться, – я теперь знаю, что ответить Виру. Я могу рассказать ему то, что узнала от тебя?

– Да, конечно.

– Спасибо.

Лея поднялась на ноги.

– Лея, – окликнула ее Аня.

– Да?

– Мы отправимся на кладбище через несколько часов. Когда твои все уснут, – я им немного помогу, – ты встанешь. Маво превратится в коня и домчит тебя до условного места. Оттуда мы переместимся на планету-матрешку. По внешней части Маво еще провезет тебя – на него магия не подействует, – а вот во внутреннюю часть мы пойдем одни.

– Хорошо, – кивнула Лея. – Спасибо.

– За что?

– За то, что рассказала правду.

– Не думаю, что за это надо благодарить, – возразила Аня, с грустью глядя на собеседницу. – А теперь иди, скоро твои друзья начнут волноваться.

– Еще один вопрос можно?

– Да?

– Стар и Карен… мы трое, – последнее слово явно нелегко далось Лее, – мы раньше встречались с ними?

– Нет. Это первая ваша встреча с ними – и их друг с другом. Хотя не могу не заметить, что вампир и стихиария – истинные половинки.

– Спасибо.

Демонесса тихо растворилась в набегающих сумерках… Аня тоскливо смотрела ей вслед. Тяжело вздохнув, и она исчезла с поляны. Надо было хорошенько подготовиться к путешествию. То, что оно будет очень и очень непростым, не вызывало сомнений.


После ужина, состоящего из шашлыка и молодого вина, звезда разошлась по палаткам, и очень скоро все погрузились в сон.

Не спала только Лея. Сидя у костра, демонесса вглядывалась в яркое танцующее пламя. Внутри у нее все заледенело. Замерло сердце. Съежилась душа.

Все то время, пока они ужинали, девушка смотрела на окружающий мир через какую-то пелену.

Несколько раз ее окликнули, потормошили, но бесполезно. Лея не реагировала ни на что. И тогда ее просто оставили в покое. Временно. Каждый из звезды пообещал себе разобраться с очередной проблемой демонессы ночью, когда все уснут, и никто не помешает разговорить ее. Впрочем, действительно помешать никто не мог. Потому что спали все. Никому не удалось побороть сон тени Смерти.

Искры от костра взлетали все выше и выше, свет то дотягивался до дальних кустов, то еле-еле освещал девушку.

Лея не сразу поняла, что холод, который она ощущает, ползет не из души, а окутывает ее снаружи. В панике оглядевшись по сторонам, демонесса вдруг обнаружила, что закована в ледяной панцирь, а вокруг нее расцветает ледяной цветок.

Перед этим ледяным творением стояли Аня и Маво. Мужчина был мрачен, а по щекам девочки катились слезы. Приложив ладони к ледяному панцирю, тень Смерти прошептала:

– Я попробую тебе помочь. Не так, как должна была. Не так, как планировала сама. Я помогу тебе так, как подсказывает мне сердце.

Потом мир дрогнул перед глазами и растаял…

А Лея обнаружила, что стоит перед огромными ржавыми воротами, оплетенными черными шипастыми лозами, и на них качается, как на качелях, огромный черный ворон…


Нейл спал и во сне видел что-то странное, когда холодные ладошки коснулись его теплого плеча.

– Дракон. Эй, дракон. Просыпайся!

Открыв глаза, Нейл с удивлением посмотрел на плачущую девочку.

«Как она сюда попала? Наша стоянка была окружена такими щитами, что…»

– Просыпайся, ну скорее же! – поторопила она и опять вцепилась ледяными пальцами в плечо.

– Ты кто? – спросил дракон, сбитый с толку.

– Да какая разница! Считай, что соломинка, которая может помочь всплыть утопающему.

– Какому утопающему?

– Слушай, – Аня вытерла мокрые щеки и серьезно посмотрела на дракона, – ты всегда такой дурак или только спросонья?

– Девочка, – на миг вокруг дракона полыхнула черная воронка силы, – не зарывайся. Кто ты такая и что тебе здесь надо?

Тень Смерти вздрогнула и даже на какой-то миг задумалась над тем, а стоит ли пробуждать силу этого дракона, если он так может напугать одними словами?

А затем вспомнила демонессу и решительно кивнула. Стоит! Пусть он временами и тугодумный, и она сама, Аня, никогда бы не влюбилась в такого… хм… но чужая душа потемки.

– Я посланница. Я должна передать тебе, что Лея попала в очень большую беду.

Сильная загорелая рука сомкнулась на тонком запястье Ани.

– Какую еще беду?

– Она пошла за третьим артефактом, – сказала девочка, осторожно по одному пальцу пытаясь отцепить руку наглого дракона.

– Откуда она знает, где он?

– Ей подсказали.

– Ты?

– Нет.

– Где она сейчас? – спросил Нейл, отпуская тень Смерти и начиная быстро переодеваться.

– На Кладбище богов, – прозвучал тихий ответ.

– И где оно находится? – поинтересовался дракон, уже полностью собравшись.

Не было вспышек магии, колебаний магического поля, не изменилось ничего, вот только девочки уже и след простыл. Попробовав позвать Лею по кровной связи, дракон очень скоро убедился в бесполезности своих попыток.

О том, что можно разбудить остальных и дотянуться до демонессы вместе с ними, Нейл даже не подумал.

В голове билась одна мысль: «Она в опасности!»

Настроившись на маленького дракончика, которого так вовремя перекинул на себя, Нейл потянулся к нему, всей своей силой желая оказаться немедленно рядом с Леей. Мир дрогнул и растворился, чтобы тут же приобрести новые очертания.

Дракон стоял на огромной поляне, а вокруг шумели черные изломанные деревья, их ветви гремели, словно кости.

– Лея! – крикнул Нейл.

– Я, я, я, – отозвалось гулкое эхо.

– Лея, где ты?

– Тут, там, нет, – насмешливо засмеялись вокруг деревья.

Дракон оглянулся. Тихие голоса слышались отовсюду, пробуждая в нем память. Прозрачные черные руки тянулись к нему, пытаясь утащить под землю.

Черные деревья были знакомы Нейлу, как и эта планета. Много лет назад он уже стоял перед огромными ржавыми воротами, открывая их своей силой, чтобы снять проклятье, которое лежало на его душе.

Много веков назад, в прошлой жизни, он сумел пробудить древнего бога, но не смог ничего предложить ему, чтобы снять проклятье.

И сейчас на это кладбище пошла Лея.

– Лея! Лея! Лея! – тройной крик отразился от деревьев, приобрел цвет и ударился в огромную воздушную преграду.

По стене пробежали трещины и круги, а потом иллюзия рассыпалась, обнажая ржавые ворота.

В фиолетовых глазах зажегся алый бешеный огонь. В крови забурлила просыпающаяся сила.


Ворон смерил Лею странным взглядом.

– Что ты здесь забыла? – спросил он неожиданно приятным человеческим голосом.

Демонесса пожала плечами:

– Знала бы сама, было бы вообще замечательно. Впрочем, один ответ есть. Нам нужен артефакт. Венец Света.

– Корона богини? – удивился ворон. – Венец Света уже давно никому не нужная безделушка, потускневшая, такая же мертвая, как и та, что создала его.

– Думаю, заполнить артефакт будет не проблема.

– Отчего же не проблема? – Ворон хрипло закаркал-засмеялся. – Еще какая. Где ты найдешь чистую душу, которая согласится добровольно отдать себя, чтобы наполнить этот артефакт?

– Где-нибудь найдем, – пожала плечами Лея, недоумевая, почему она стоит перед этими воротами и разговаривает с вороном! И почему ей это кажется правильным?

– Ты не одна?

– Меня никуда не отпускают одну. Но здесь и сейчас я одна.

– Я понял, чего ищете вы. Но все же подумай и ответь, чего ищешь ты.

– Смерти, – открыто улыбнулась Лея.

– Трусливо бежишь от себя? – нахмурился ворон.

Демонесса развела руками:

– Вряд ли можно меня винить, если знать, сколько боли выпало на мою долю.

– Так уж и много? – удивилась птица.

– Много.

– Расскажешь что-нибудь?

– Не думаю, что тебе это будет интересно.

– Отчего же… может быть, в ответ и я тебе поведаю какую-нибудь сказку.

Лея задумалась:

– Ну как тебе такое: тот, кого я люблю, не любит меня, потому что несколько тысяч лет назад я его не любила, а он меня боготворил.

Ворон закаркал, потом задумался:

– Я слышал такую историю. Очень давно. Как твое имя?

– Лея.

И черные лозы неожиданно осыпались вниз.

– Иди, Лея. И да пребудет с тобой защита моей хозяйки.

Черные перья опали… от ворона не осталось и следа. А Лея, так ничего и не поняв, шагнула вперед. Ворота с жутким треском закрылись за ней.

Уже в следующий момент девушка поняла, что стоит напротив развороченной могилы. А на надгробии сидит высокий мужчина и перекидывает с руки на руку красивую диадему, сверкающую колючими белыми огоньками.

– Ба! Какие люди и почему-то без охраны. Ты что здесь забыла, ребенок?

Демонесса распахнула глаза, недоуменно глядя на мертвого бога.

«Дурдом», – пронеслась в ее голове короткая мысль, но вслух она спросила:

– А почему ребенок-то?

– Ты давно на себя в зеркало смотрела? – Бог прищелкнул пальцами, посылая в Лею волну трескучего огня.

Что-то хлопнуло, и волна растаяла. В мертвых глазах бога промелькнула искорка интереса.

– Ты смотри, я не первый бог, который решил одарить тебя своим вниманием, а? – Губы скривились в презрительной усмешке. – Знакомый почерк. Бог Хронос. Чем же ты привлекла его?

– Вытащила его из артефакта.

– Какой замечательный поступок! – съязвил мертвый бог. – Ну допустим, я тебе поверю. При таком демиурге еще и не такие странности происходить могут. А зачем ты пришла на это кладбище?

– За той игрушкой, что у тебя в руке.

– Венец Света? – Бог захохотал. – Пытаешься собрать столб Тьмы? Наивная девочка.

– Ну спасибо, – оскорбилась Лея.

– Слушай, а ты вообще кто?

– Демонесса.

– А была кем?

– Человеком.

– И все?

– Не знаю. Слушай, – какая-то сила заставила демонессу взбрыкнуть, – почему я должна отвечать на твои вопросы? Мне не нравишься ни ты сам, ни они!

– Ты сейчас на моей территории. В моей полной власти. Так что… – Бог прищелкнул пальцами еще раз. – Ну-ка иди ко мне.

Вторая волна разбилась об еще один щит. Бог прищурился:

– Второй щит? Мм. – Принюхавшись, он выдал: – Ах, какие приятные растительные нотки. Диокур.

– Слишком много знаешь, – отозвалась Лея.

– Правда? Посчитаю это за комплимент. Слушай, девчонка. А ты знаешь, я тебя помню.

Лея тряхнула головой, откидывая за спину косу, и грустно улыбнулась:

– Я тебя тоже. – И добавила: – Это ведь тебе я обязана всеми тебе бедами, что свалились на мою голову?

– Верно. Из-за тебя меня убили. А сегодня ты пришла ко мне сама. Теперь я тебя прикончу. Получу ту кровь, которая отопрет эти врата, и покину кладбище.

Спрыгнув вниз, бог подошел к Лее:

– Ты даже не представляешь, как это место мне надоело. Ну. Как тебя убить? Быстро или медленно и мучительно?

Чужая сила заползала в тело демонессы, подчиняя ее себе, заставляя застыть на месте. Пытаясь изо всех сил стряхнуть смертельное оцепенение, Лея рвалась из оков чужого колдовства. Но ее магия не отзывалась, а силы начали стремительно покидать ее.

– Все же медленно, – садистски усмехнулся мертвый бог. – И начнем с памяти. Мои жертвы всегда говорили, что это очень больно, когда ты чувствуешь, как из тебя вытягивают память о любимых и любящих. – Почти черная рука легла на щеку Леи и скользнула вниз, разрывая цепочку с дракончиком на шее.

Упав вниз, малыш вспыхнул ярким огнем и исчез…

Демонесса зажмурила глаза, понимая, что сейчас случится.

А потом весь мир утонул в черной космической ночи.

Глава 18

Мертвый бог против дракона

В кабинете в это раннее утро было тихо и пусто, а в приемной шаловливый ветер гонял бумаги, которые забыли убрать со стола. Непонятно откуда сыпался каскад золотых листьев. Они медленно падали на пол и сразу же исчезали, словно снежинки на теплой ладони.

Попади в эту приемную обычный человек, он увидел бы просто невероятную картину.

На белых стенах круглой приемной были изображены времена года. Можно было подойти ближе и отломить кончик сосульки, которая свисала с ледяной крыши какого-то здания. Или пройти правее и очутиться в парке, где шумели молодые весенние деревья. А если парк не устраивал, вернуться в Белый зал, чтобы окунуться в теплое летнее море, побегать по песчаному пляжу и насладиться видом бесконечного темно-синего океана. В секторе осени можно было сорвать фрукт себе по вкусу. А в секторе зимы – забежать на каток или поиграть в снежки с детьми.

Но не это было самым красивым и примечательным в Белом зале – тень огромной стрелки двигалась по кругу, меняя времена года.

Впрочем, изредка и здесь случались накладки, и тогда следующий сезон приходил не вовремя: например, зима затягивалась, дождливая осень навевала тоску, или, радуя всех, продолжалось яркое лето. Иногда хозяин кабинета сам немного придерживал стрелку, замедляя наступление следующего сезона.

В Белом зале всегда было очень тихо. Та самая тишина, в которой теряется счет времени, когда хочется остаться, просто чтобы привести свои мысли в порядок.

Чаще всего зал был закрыт, но сегодня одновременно с рассветом в нем появились гости.

Первым пришел Интессо. Вторым – ТерАль, в своем любимом виде не самого сильного вампира. А следом ярко-ярко засветился потолок, и возникло ощущение присутствия кого-то сильного и древнего.

Стена напротив двух мужчин замерцала, а затем по белому покрову снега в секторе зимы побежали буквы:

«Приветствую детей своих в обители скромной. Спасибо, что откликнулись оба на мой зов».

– Как можно отказать тому, чья сила помогла появиться на свет? – вздохнул Интессо.

– Вам не отказывают, – добавил ТерАль.

«Это не то, что я хотел бы услышать. Но все же вы здесь, и этого пока достаточно».

– Позволено ли нам будет узнать, зачем именно вы призвали нас сюда сегодня? – спросил вампир.

Тень Смерти молчал, но его тоже очень интересовал этот вопрос.

«Узнать? Безусловно… Именно для того я вас и позвал, чтобы ответить на ваши вопросы и задать свои. ТерАль, леди Судьба передала тебе мое приглашение и мой вопрос?»

– Да. Она сказала, что я приглашен в ваш офис для… нового контракта на вселенную.

«Разве ты не рад?»

– Я не могу понять… как такое возможно. Я сильный демиург, но разве этого достаточно?

«Ты очень сильный демиург… – побежали буквы по полю. – И будь ты другим, я не стал бы вмешиваться и посмотрел, как вы с Судьбой решили бы этот вопрос. Но леди Судьба наконец обрела целостность своей души и очистила свой разум от безумия. А значит, ее сила, которая до этого была закрыта печатью ее невоссоединенной души, начнет опять развиваться. Твоя сила, которая была запечатана из-за вины перед тенью Смерти, тоже начинает расправляться».

– Моя… сила?

«Ты так и не достиг предела своих возможностей. И не выполнил того, что задумывал».

– Но… это же… будет прецедент! – наконец понял, о чем идет речь, Интессо. – Разве когда-нибудь демиургам давался второй шанс, Отец?

«Никогда. Но это особая история… ТерАль, я дам тебе возможность создать вселенную. Но ты должен дать ответ в течение двадцати четырех часов».

– Двадцать четыре часа? – тихо спросил вампир.

«Да. И это время ты проведешь здесь. В моем мире. В мире Судьбы пройдет немного другой срок, я позаботился об этом».

– Другой срок? Но в чью пользу?

«Этого я тебе тоже не скажу, чтобы не повлиять на твое решение. Ты должен осознать, хочешь ли ты создавать вселенную».

– Если… если я захочу, – тихо спросил ТерАль, – Аня опять станет моей тенью Смерти?

«Нет. Твоей тенью Смерти станет Интессо».

– ЧТО? – Одинаковое изумление двух мужчин заставило улыбнуться Отца.

На белом снегу словно проявилась улыбка, а затем снова побежали буквы:

«Двадцать четыре часа, ТерАль. Ни минутой больше, ни минутой меньше. Итак, завтра я буду ждать тебя здесь, чтобы узнать твой ответ».

– Я понял, – тихо сказал демиург.

«Интессо. Ты присмотришь за нашим гостем, но при этом ты не должен попадаться на глаза ТерАлю и как-либо влиять на его решение».

– Я понял, – согласился тень Смерти.

«Вот и молодцы».

В центре Белого зала появились высокие, изящные песочные часы. А затем в середине часов исчезла заглушка, и время пошло.

Изначальный удалился.

ТерАль и Интессо переглянулись и тоже покинули зал.

А через несколько минут двери вновь открылись, и в приемную вошла обычная человеческая девушка. Ей повезло найти замечательную работу с потрясающим начальником, правда, к которому иногда приходили довольно странные посетители.


Нейл появился откуда-то сбоку. В этой огромной черной ночи его черты плавились, и казалось, что он вот-вот примет какой-то другой облик.

На то, чтобы выдернуть ослабевшую Лею из лап мертвого бога, понадобилось ровно одно мгновение. Бережно подхватив хрупкое тело на руки, дракон со злостью уставился на ту тварь, что посмела обидеть его самое драгоценное сокровище.

– Какие гости посетили сегодня мою обитель! – прошипел бог. – А ведь тебя, парень, я жду уже столько времени… С того самого момента, как у тебя получилось меня пробудить, а у меня не вышло тебя убить. Кем же ты был тогда? Ну конечно, полукровкой – дроу. Явился ко мне такой тихий, беззащитный. Гордый мальчишка…

– Не понимаю, о чем идет речь, – отозвался Нейл достаточно грубо.

– Вот как? – Бог ухмыльнулся. – Ну так я помогу тебе все вспомнить от начала и до конца. Все то время, которое я провел в этом заточении, я хотел отомстить тебе! О, из памяти прибывающих сюда я вытаскивал знания обо всех пытках, которые когда-либо существовали! Столько раз я представлял себе, каким пыткам я тебя подвергну. Что именно я с тобой сделаю, когда ты попадешь в мои руки! Эти мысли поддерживали меня, когда не оставалось желания жить и сопротивляться. Тогда я вспоминал о том, что меня, одного из сильнейших богов плеяды Судьбы, изувечил какой-то наглый мальчишка, и я снова выживал! Снова и снова плел интриги…

– Ну и зачем? – поинтересовался Нейл, осторожно устраивая Лею под защитой статуи в виде плачущей крылатой фигуры.

Бог зашипел:

– Ты не понимаешь. Ты не помнишь. Эта аловолосая девчонка узнала, но ее ум не выдержит правды. Еще немного – и она сойдет с ума. Но этого мало… Я хочу, чтобы ты знал, какие беды причинял ей. Я хочу, чтобы ты понял, каким был трусом все это время.

Мертвый бог, бывший бог памяти Мор, разжал и сжал кулаки, затем с извращенным удовольствием посмотрел на демонессу:

– А она станет моим призом. Драгоценным призом, который позволит мне покинуть это кладбище раз и навсегда. Эта тюрьма уже успела мне наскучить. Ведь из-за тебя я потерял почти сорок тысяч лет. Ужасный срок. Но я выйду. О, я отомщу за потерянное время всем! И начну с ваших друзей, семей. С тех мест, которые были вам всем дороги. Я развернусь…

Сильнейший удар свернул богу челюсть.

Нейл потер ноющие костяшки, у дракона возникло такое ощущение, словно он ударил каменную глыбу.

– Тебе не нравятся мои слова? – Мор вправил челюсть обратно и махнул рукой.

Дракона пронесло по воздуху и впечатало в огромный дуб. Дуб не выдержал столкновения и начал заваливаться. Нейл не успел увернуться, и его сверху приложило деревом.

Мертвый бог подошел ближе, начертил в воздухе несколько коварных магических рун и весело хохотнул, когда дракон невольно вскрикнул от боли. Деревянные шипы, выросшие по всей длине упавшего ствола, не прибавили приятных ощущений.

– Это только начало. Время здесь все равно не движется, так что я успею сделать многое из того, что запланировал, прежде чем ты начнешь разлагаться. Но даже потом твоя душа останется моей вечной игрушкой.

Нейл рванулся из-под дерева. Но длинные шипастые ветки не отпускали пленника.

«Так, – с разгорающейся злостью подумал дракон, – синяки и ссадины мне обеспечены. Но и плевать на них. Сейчас главное – остаться в живых и забрать отсюда Лею. А со всем остальным можно будет разобраться потом».

Мор засмеялся:

– У тебя не будет никакого потом, дракон. Твоя история закончена. Но вначале я хочу посмотреть на твои мучения. Я покажу тебе то, с чего все начиналось. О, это будет изумительная картина… Особенно когда ты поймешь, кого именно стоит винить во всех бедах, которые случились с одной замечательной девушкой с багровыми глазами и алыми волосами. От которой ты так долго бегал, раз за разом причиняя боль. А ведь это и твоя вина, что у нее такие глаза и волосы…

Нейл дернулся еще раз, но на его виски легли тяжелые ледяные пальцы, и мир растаял в блеклой дымке.


«Где я?»

Яркая шумная торговая площадь. В центре нее фонтан, выложенный драгоценными камнями.

У фонтана, сложив на коленях вышивку, сидит девушка. Совсем простая, не аристократка. Но в чистой одежде. Такая веселая и улыбчивая. У девушки огромные медовые глаза, тяжелая каштановая коса, белая кожа, усыпанная веснушками, и сила…

Эта сила пьянила того, в чьем теле оказался Нейл, настолько, что желание обладать этой простушкой здесь, немедленно, стало просто невероятным!

Подойдя ближе к девушке, мужчина протянул к ней руку, касаясь плеча.

Подняв голову вверх, незнакомка увидела подошедшего Нейла. Отшвырнув руку мужчины, словно гремучую змею, она встала. На лице девушки мелькнул испуг, а затем презрение.

– Лорд Нейл.

– Лея, – прошептал вампир, – Лея… я тебя нашел. Я опять! Опять тебя нашел! Мою беглянку… мою драгоценность!

– Почему вы не оставите нас в покое, лорд? – Девушку трясло, но не от страха, а от злости и безнадежности. – Вы не даете нам жить! Из-за вас мы поменяли уже шестой город! Пожалуйста, уйдите!

– Лея! – словно не слыша, продолжил вампир. – Прекрасная. Красивая. Такая недоступная. – Сильные руки, словно железные тиски, обвились вокруг талии Леи. Вампир, преодолевая ее слабое сопротивление, прижал девушку к себе, коснулся ее уха, обдал шею горячим дыханием. – Прекрасная… сильная…

Магический удар отшвырнул Нейла в сторону – за спиной Леи вырос еще один человек, высокий блондин с зелеными глазами.

Сила смерти, окутывающая его теплой пеленой, была отлично знакома Нейлу.

«Вир? Но что он здесь делает? И где мы?»

– Лорд Нейл, – презрительно уронил Вир. – Вам еще не надоело постоянно появляться у нас на пути? Неужели вы еще не поняли, что вам не рады? И до вас еще не дошло, что свою жену я вам не отдам?

– Может, просто все это время я предлагал недостаточно высокую цену? – спросил вампир. – Мы можем договориться.

Лея спряталась в объятиях своего мужа. Вир покачал головой:

– У вас это навязчивая идея. Разве вам не хочется найти ту девушку, которая ответит вам взаимностью?

Лорд Нейл закрыл глаза, открыл. Посмотрел на Лею, на Вира, к которому она прижималась.

– Я не хочу другую. Мне нужна эта. Я постоянно пытаюсь поймать птицу счастья, а она все улетает. Хотя мне и надо-то совсем немного. И знаете, – доверительно сказал вампир, – мне совсем не хотелось прибегать к насилию… Это уже седьмая попытка, и я устал… Но я хочу попробовать еще раз. Может, в другой жизни…

С кончиков пальцев вампира сорвались черные тусклые нити, они оплели замершую в объятиях друг друга пару.

– Спрашиваю последний раз: Лея, согласись стать моей, и твой Вир останется жив. Не согласишься – я убью его. И тебя.

– Убивай! – гордо вскинула голову девушка, а потом плюнула на безукоризненные ботинки лорда. – Мне ты надоел неимоверно! Так что убивай! Хоть отдохну от тебя!

– Как пожелаешь, – тоскливо согласился вампир и резко потянул нити.

Яркий черный огонь спалил дотла стоящую пару…

«За что?»


Пальцы на висках стали нестерпимо горячими. Нейл открыл глаза, с ужасом глядя на довольного мертвого бога, в глазах которого зажглись яркие фиолетовые огни.

– Ты так кричал, – сказал он. – О, это музыка для моих ушей! О, это услада для остатков души моей!

– Что это было? – хрипло спросил Нейл.

– Осколок твоей самой первой жизни, – деловито объяснил бог, разглядывая чемоданчик, появившийся в его руках из ниоткуда. – Ты, признаться, был редкой гадостью. Пытал невинных. Развязывал войны. Омывал кровью сородичей мой алтарь! Ты был просто замечательным адептом! Уникальным фанатиком! Я так любил тебя… Даже сделал своим особым жрецом, а ты так меня подставил… Я столько раз просил тебя забыть об этой паршивой девчонке, а ты с упорством барана продолжал находить ее и убивать. Тринадцать смертей… Двенадцать раз ты ее убил, прежде чем мне самому все это не надоело, и я сам не убил вас троих.

– Ты… убил… нас троих? – спросил Нейл, зажмурив глаза и пережидая калейдоскоп разноцветных пятен под веками.

– Да, – согласился бог. – Я изменил своим правилам и убил вас быстро. К сожалению, это дало вам возможность получить еще тринадцать жизней. И сейчас вы проживаете предпоследнюю жизнь.

Нейл молчал, но из его груди вырывались хрипы.

– Да… – Мор закатил глаза и начал раскачиваться. – Ваша история началась так интересно и так захватывающе. Я даже делал ставки, кого именно выберет принцесса. Ты был так похож на ее идеал. Но при этом она выбрала вервольфа. Мерзкую шавку! И посмела его любить… Она отказалась от моего драгоценного вампира, от моего любимого творения. Ну и что, что тебя считали тогда психом и боялись все от мала до велика? Она должна была разглядеть твою душу…

– А она не разглядела? – спросил Нейл.

– О, ты сейчас это увидишь сам! Я не хочу тебе ничего рассказывать, – радостно сказал бог.

И дракон застонал.

Вот только реальность оказалась гораздо хуже того, что ожидал увидеть Нейл.

Он уже не ощущал себя отдельно. Он стал не наблюдателем, а тем вампиром, о котором говорил мертвый бог, он окунулся в ту правду, которую никогда не хотел бы знать. Он слился с той душой, которой был когда-то…


– К вам принцесса Лея, – сказал какой-то мальчишка в белой хламиде, весь дрожа.

Страх ребенка можно было понять. Тут наказывали и за меньшую провинность, чем не вовремя открытый рот или посещение в ненужное время.

Повернувшись к нему лицом, лорд Нейл, глава клана вампиров, смерил лужу крови, в которую был погружен по щиколотки. Оглядел мрачный темный зал, себя в черно-алом костюме и пожал плечами.

– Приведите ее. Сюда.

Девушка ворвалась в комнату яркой кометой, распространяя повсюду запах меда и весеннего вереска, и замерла, прижимая к губам тонкую дрожащую ладонь.

– Леди Лея! – В глазах вампира полыхнул огонь вожделения, и он двинулся к своей гостье, разводя руками. – Я не ожидал увидеть вас здесь. Помнится, вы говорили, что ноги вашей на моей территории не будет. Что же изменилось, что вы решились ступить в царство порока и гнили?

– Я… – Губы девушки затряслись. – Вы исчезли из вида, и я посчитала, что время, которое прошло, помогло вам очиститься от скверны.

Нейл шагнул к ней ближе, облизнул губы раздвоенным языком.

– Леди Лея, – прошептал он, – как вы могли так подумать? Я же говорил вам, что ничто в этом мире не сможет исправить мою душу, которая скатывается с каждым днем все ниже и ниже. Ничто здесь не сможет помочь вам отстоять свое право на свободу. Но вы пришли ко мне. Так что я хотя бы вас выслушаю.

Девушка покачала головой и отступила ближе к двери.

– Я не думаю, что уже хочу, чтобы вы меня выслушивали!

Руки вампира мгновенно сомкнулись на ее запястьях, а потом он притянул за локти упирающуюся девушку к себе, прижал к своему холодному телу.

– А чего же вы тогда хотите? Вы пришли сегодня ко мне по своей воле! Вы пришли, оставив дома своего возлюбленного мужа. Неужели вы поняли, что не сможете быть рядом с ним? Неужели, леди Лея, вы осознали, как горька ваша любовь? Ведь вервольф останется молодым и красивым вечно… а вы… можете лишь тщетно пытаться сдержать признаки увядания.

Девушка дернулась из рук вампира:

– Отпустите же меня! Я здесь не за этим!

– Вот как? Тогда, может быть, вы решили наконец принять мое заманчивое предложение? Вы поняли, что ваш мир – это не более чем пародия на мир правильный. Мир древних, кровавых вампиров?

– Да что же это такое! – Из медовых ясных глаз леди Леи покатились горькие слезы.

Вампир сдавленно застонал сквозь зубы, наклонился к лицу девушки, целуя и слизывая эти слезы, причиняя боль и одновременно заставляя желать чего-то большего.

Кровь древнего создания действовала на сознание Леи против ее желания.

– Как сладко… У вас сладкие слезы… – прошептал вампир. – А еще я всегда мечтал попробовать на вкус вашу кровь, ваши сны и душу. Неужели сегодня я смогу осуществить то, что раньше казалось мне несбыточной мечтой?

– Отпустите меня, – тихо прошептала Лея. – Зачем вы меня мучаете?

– Ваша боль – нежная песня для меня, – отозвался вампир. – Ваши крики заставляют меня желать слышать их еще и еще.

– Да вы просто садист! – крикнула девушка, рванувшись изо всех сил.

– Верно, – согласился лорд Нейл, не отпуская свою жертву. – Исключительно верно. Но разве это не замечательно? Разве это не показатель того, что я силен, и что я могу защитить вас от всего на свете? Неужели…

– Замолчите! – крикнула Лея. – Хватит!

– Хватит? Моя милая, моя любимая, я еще не начал. Сегодня я обвенчаю вас с болью. А завтра… ты станешь моей женой!

– Я замужем! За-му-жем! И я люблю своего мужа!

– Что есть любовь? – философски откликнулся Нейл. – Не более чем утеха для разума, пытающегося опровергнуть влечение тела. К тому же где твой муж?

– Здесь.

Нейл поднял голову. Сильный. Опасный. Вервольф. Изумительный образец, который вампиру всегда хотелось препарировать и разъять на части… чтобы понять, как функционирует каждая деталь.

– А… Вир.

– Отпусти мою жену.

– Нет, нет! – В глазах вампира разверзался ад. – Она пришла по моему зову. Она пришла, потому что я звал ее. А значит, теперь она со мной и останется.

– С чего ты взял, что я отдам свою жену какому-то проходимцу? – прошипел злобно Вир. – Отпусти ее. Живо!

Нейл хлопнул глазами:

– А что ты мне сделаешь?

На руке вервольфа зажегся белоснежный огонь.

– Я просто спалю тебя, – сказал Вир.

Нейл захохотал:

– У тебя хватает наглости угрожать мне в моем замке? Когда в моих руках находится твоя жена?

Раздвоенный язык скользнул по белой шее, Лея содрогнулась и опять забилась в руках вампира. Отрастив длинные когти, Нейл зажал ее в тиски так, что, повернись она хоть немного, и причинит себе боль. Девушка замерла.

Вир нахмурился:

– Отпусти. Мою. Жену.

– Ай-ай-ай. – Нейл покачал головой. – Предложи мне что-нибудь взамен, и тогда я, может быть, подумаю.

Вервольф вспыхнул и метнул с ладони белый огонь…

– Нерасчетливо, – прошептал вампир и подставил под удар Лею. Он сказал всего несколько слов, превращая белый огонь, вредный только вампирам, в алый, который убивал людей…

Кожа девушки покрылась ожогами. Она даже не смогла закричать от боли, которая мгновенно пронзила ее. А в следующий момент длинные когти закончили ее мучения.

– Вот так-то лучше, – улыбнулся Нейл, отворачиваясь от Вира.

Тело девушки он осторожно уложил на алтарь. А затем повернулся к остекленевшему от горя вервольфу:

– А ты пойдешь на второе.

Через пару минут отчаянной борьбы еще одно мертвое тело было распято на соседнем алтаре…


Когда Нейл открыл глаза, в них плавала пустота.

Бог весело хохотал, сидя на надгробии. Отброшенный им Венец Света сиял на груди Леи, защищая ее остатками сил от Кладбища богов.

– Я не думал, что в этом месте может быть так весело! Представляешь, эта безделушка защитила девчонку! Я был так удивлен! Просто невероятно! А ты… быстро пришел в себя. Обычно те, кто видят такое прошлое, умирают сразу же. А ты даже оклемался.

Нейл молчал.

Мор скривился:

– Что? Моя новая игрушка так быстро сломалась? Я надеялся, что ты прослужишь мне чуть подольше. Пока не иссякнет заряд венца, я даже близко не смогу подойти к этой девочке, а так хочется! Но знаешь, мне понравились твои воспоминания. Мне понравился вкус твоего безумия… Жаль, что все так быстро закончилось, и я не успел показать тебе твои другие жизни. С каждым разом ты становился лучше, но психом был все тем же! Это просто в этой жизни тебе посчастливилось родиться в такой семье, которая не позволила тебе сойти с катушек! А сила богов окутывала тебя покровом, не давая пробудиться той части твоей души, которая всегда помогала тебе – оберегала тебя и убивала тех, кто вокруг.

Дракон, не вслушиваясь в слова, потянулся к своей силе. Там, где он привык видеть водопад, был тонкий, почти пересохший ручеек.

«Мертвое место, – всплыло в голове воспоминание из одной прошлой жизни. – Еще чуть-чуть – и, как только закончится моя магия, для меня тоже все закончится. А еще есть девочка, которую я так и не получил. Она расплачивается за мое безумие… Я должен забрать ее отсюда. Любой ценой».

«Уверен?» – спросило что-то в душе Нейла.

«Да», – ответил ему дракон.

«Ты получишь силу. А вместе с ней безумие, желание обладать и приказывать. Умение требовать и подчинять».

«Приказывать я ненавижу. А требовать и подчинять умею и без того».

«О, дракон показывает зубки… – засмеялось что-то в душе Нейла. – Но ты должен знать – получишь силу, пути назад не будет. И ты станешь уже не тем, кем был раньше».

«Мне все равно… Уже все равно».

«Это тебе только так кажется… Но отказывать тебе я не буду. Ты еще сам пожалеешь об этом».

И в крови дракона расправила свои крылья безумная сила. Наследство первого перерождения. То, что всегда дремало в душе Нейла, не давало ему найти в Лее хоть одну положительную черту, что заставляло его, подойдя к демонессе слишком близко, отталкивать ее.

Та сила, которая не знала границ и всегда хотела возродиться.

С трудом поднявшись, дракон смерил злым взглядом Мора. Мертвый бог вскинул бровь.

– Ты смотри! – то ли восхитился, то ли удивился он. – И впрямь живой! И даже еще стоять может! И пытается зубки показать, как и положено драконам! Вот повеселил! Вот так игрушка! Неваляшка прямо.

Нейл молчал, потом медленно, чуть ли не со скрипом, повернул голову. Лея была все там же, под защитой ангела.

Верхняя губа Нейла вздернулась, обнажая длинные черные клыки. Мор вздрогнул.

– Это еще что такое? – озадаченно спросил он сам себя. – С зубками проблемы?

Нейл отвечать не собирался. Он хотел просто вернуться обратно сам и вернуть ту, перед которой у него был долг. Черная кровь из пореза на запястье закапала вниз, на пыльную потрескавшуюся землю.

Древние слова срывались с губ и раскатывались по планете. Затрещало магическое поле, задрожала земная твердь, небо угрожающе нависло над землей.

Дракон стоял напротив мертвого бога и точно знал, что, как только закончит свое заклинание – Мора больше не будет. Нейл ронял древние слова, пробуждая силу своей крови и дар, которого боялась сама Судьба.

А за ним следили огромные перепуганные глаза. Лея, как всегда очень не вовремя, пришла в себя…

Глава 19

Потеря памяти во благо?

Первым, кого увидела Лея, когда открыла глаза, был Вир. Нависнув над девушкой со злым выражением лица, эльф ждал, когда подруга очнется.

Впрочем, видимо, Лея не приходила в себя достаточно долго, ибо, когда она наконец открыла глаза, ругать ее не стали. Судя по всему, эльф просто перегорел. Откинувшись на ствол дерева, он что-то прошипел сквозь зубы.

– Я больше не буду! – сказала демонесса, опуская глаза вниз.

– Не будешь, не будешь, – покладисто согласилась Карен, подходя ближе. – Потому что мы тебя запакуем в смирительную рубашку! И посадим на цепь! Чтобы не ушла от кого-то из нас дальше чем на пару метров! Ну надо же было такое выкинуть!

– Какое такое? – растерялась Лея.

– Куда тебя носило? Куда ты успела деться за те несколько минут, пока мы сделали вид, что поддались незнакомому сонному заклятью?

– Я? Я куда-то девалась? – сделала невинные глазки демонесса.

– Лея! – Хоровой выкрик на три голоса заставил девушку вжать голову в плечи и перестать строить из себя девочку-колокольчика.

– Я…

– Где ты была?

– На Кладбище богов.

– И что ты там забыла?

– Та-да-дам! Вот это. – Девушка вытащила из-за спины руку с зажатым в ней венцом. – Знакомьтесь. Венец Света, это мои друзья. Иногда они невероятно надоедливые, но при этом, сама не знаю почему, я их всех так люблю!

Карен, Стар и Вир переглянулись. В глазах всех троих стоял один и тот же вопрос.

– Лея, – осторожно спросила стихиария, – ты в порядке?

– В полном! – провозгласила демонесса. – Даже больше! Я больше не буду отвечать за чужие грехи!

– А раньше отвечала?

– Еще как! Например, те беды, которые должны были сыпаться на Вира, приземлялись на мою голову. – Потянувшись, девушка поднялась, посмотрела на эльфа. – Ты уж извини, но теперь твои беды станут твоими.

– Если они минуют тебя, то я только за, – согласился Вир.

– Лея! Слушай, пока нет Нейла… – Стар осторожно положил ладонь на плечо демонессы. – Что ты решила?

Лея пожала плечами:

– Ответ в принципе был вполне предсказуем: нет.

– Почему? – спросил эльф.

Демонесса повернулась к нему, взглянула в бирюзовые глаза:

– Знаешь… у тебя есть Ари. К тому же мы договорились, что я помогу тебе вернуть ее. А еще… то, что было в прошлом, нам уже не вернуть.

– То, что было в прошлом? – ахнула Карен.

– Да… – кивнула Лея. – Давно… так давно, что уже и свидетелей тех событий, кроме богов и демиурга, не осталось, я была замужем за замечательным вервольфом. Который любил меня и которого любила я. Сказочная любовь…

– И какой конец был у этой сказки? – спросил тихо Вир.

– Плохой, – улыбнулась только ему демонесса.

– Лея… – растерялась Карен, – ты так говоришь…

– Мне не повезло, – продолжила спокойно Лея. – В том времени на мое внимание претендовали двое мужчин. Одному я отдала свое сердце. А второй убил нас обоих.

– Жестоко!

– Нет. Чего еще можно было ожидать от вампира! – Демонесса засмеялась. Потом опять повернулась к Виру, серьезно взглянула в его глаза. – Мой ответ: «Нет». То, что такая мысль возникла у Стара, – неправильно. Мы не должны были даже раздумывать над такими вопросами.

– Хорошо, – эльф кивнул, – я понял твою точку зрения. Но знаешь, я был бы счастлив, если бы ты сказала: «Да».

Лея развела руками:

– Сам знаешь, что «если» в нашей вселенной – это слишком сложно и болезненно. Пусть все идет, как идет. И не будем…

Девушка не успела закончить свою речь – на поляне полыхнул портал, и из него выбрался Нейл.

– О, вы все собрались! – просиял он. – Я нашел, где именно, точнее, на какой планете обитает сейчас бог-убийца.

Лею затрясло, девушка тут же спряталась за спину Вира.

Карен и Стар окаменели.

– Ле… Лея? – тихо спросила стихиария.

Демонесса прижалась лицом к спине эльфа.

– Я… я его боюсь! – прошептала она.

– Ты что?.. – Три выкрика слились в один.

Нейл остановился, не доходя до демонессы:

– Лея?

– Я его боюсь! Боюсь! – прошептала Лея, мотая головой. – Не пускайте его ко мне!

– Его? – Дракон вздохнул. – Лея… что с тобой? Я же… Нейл. Твой…

– Не подходи! – крикнула демонесса. – Я тебя не знаю!

На поляне повисла мертвая тишина.


Уна и Тайган вошли в кабинет директора. Судьба устроилась за столом ТерАля, рассматривая какие-то бумаги.

– Привет, – грустно сказала она, махнув им рукой. – Давно не виделись.

Пара переглянулась.

– Что-то случилось? – уточнила Уна.

Демиург улыбнулась, развела руками:

– Что ты! С вселенной все в порядке.

– При чем тут вселенная? – вздохнула девушка. – У тебя самой все в порядке?

Судьба пожала плечами:

– Ничего… Все, что случается, – к лучшему. Так что можешь не спрашивать. Я позвала вас сюда, чтобы вручить вам вот этот ключ. – Демиург разжала ладонь. На ней лежал маленький серебристый ключик, усыпанный разноцветными камнями. – Это ключ от врат академии, – тихо сказала Судьба. – Вы успешно сдали те предметы, которые должен знать директор большого учебного заведения. Тем более все это время вы были рядом с ТерАлем, его работу представляете.

– При чем тут управление академией? – возмутился Тайган. – Я не понимаю!

– И не надо, – согласилась Судьба. – Потом все по ходу поймете и разбираться будете со всеми мелочами постепенно. Обратного пути нет. Приказ уже подписан. С сегодняшнего числа Тайган назначается директором академии. Уна, будешь его секретарем и помощницей.

– Что это значит? А как же наши планы? А как же…

– Без «как же», – отрезала холодно Судьба. – С сегодняшнего дня вы управляющие академии. Вам решать все вопросы. Бюджет заведения также будет в ваших руках. Преподаватели с новым назначением ознакомлены. Если вас что-то не устроит – можете поменять. Прошу не трогать Кио, он нам очень нужен, точно так же, как и нага. Никто больше не сможет проводить обряд пробуждения стихий. Сейф открыт. Выпускные задания все на вас. Разбирайтесь с ними сами. Я вас больше в дела вселенной не вовлекаю. Удачи.

Положив ключ на стол, Судьба отступила в сторону и растаяла.

Уна и Тайган переглянулись.

– Куда делся ТерАль? – спросила тихо девушка. – Раз уж нам отдают академию… значит, он куда-то исчез?

Тайган кивнул:

– Странно… Я был уверен, что уж он-то никуда не денется. Ладно. Попробуем разобраться с этим потом. Главное другое! Главное то, что мы можем помочь нашим родителям!

– А… – Уна просияла. – Точно! Открывай скорее сейф! Посмотрим, что там творится с цифрами в их контракте.

Сейф был заполнен бумагами, отчетами, неподписанными накладными. Уна вздохнула:

– Мы же… мы же… здесь просто-напросто утонем!

– Разберемся. Пока найди контракт звезды.

– Хорошо.

Уна вытащила четыре внушительных конверта с мерцающими звездами, отложила один из них, осторожно распечатала и замерла.

«Контракт будет расторгнут через двадцать восемь часов по местному времени нахождения звезды»?

Закрыв глаза, девушка потянулась к духу академии:

– Дух?

– Привет, новая хозяйка, – засмеялся тот. – Точнее, приветствую вас, изначальная госпожа.

– Дух, – вздохнула девушка, – ну не надо так! Уна я! У-на!

– Хорошо, Уна. Что-то случилось?

– В контракте нашей звезды написано, что он будет расторгнут… Что это значит и к чему это может привести?

– Явление редкое… но иногда бывает. Когда пятерка на практике внезапно распадается, контракт тоже аннулируется.

– Но… это же просто замечательно для нас! – обрадовалась Уна.

– Ты забываешь о подводных камнях, – тихо сказал дух. – Такое бывает очень редко, но все-таки случалось. И после этого расторжения каждый из пятерки должен будет отработать определенный срок в академии… преподавателем.

– Не думаю, что нашу звезду это обрадует! – ахнула девушка. – Так… слушай, а можно через теней связаться со звездой?

– Уже нет…

– Что значит «уже нет»?

– То и значит. Вчера ночью звезда вышла на новый уровень. Тени не исчезли, но… к ним больше нельзя обратиться. Для всех нас – их теней больше не существует. Считай, что они просто исчезли.

– Это же… невозможно!

– Отчего же? Как только маг достигает уровня, когда может дотянуться своей силой до любого места, его тень за ненадобностью становится невидимой.

– А… их руны?

– Руны вчера стерлись с камня академии.

– Так… Так… – Девушка встала и начала ходить по комнате. – Но с ними надо срочно связаться! Если контракт распадется и они станут преподавать… Это же… это же…

– Катастрофа, – подсказал нужное слово дух. – Тянись к ним своей силой. Дотянешься.

– Ну и как мне это сделать?

– Очень просто. Устройся поудобнее на диване. Закрой двери перед этим только. Затем отпусти свое сознание. Я помогу – направлю тебя в нужное место!

– Спасибо.

Усевшись, Уна закрыла глаза. А в следующий момент ее душа покинула тело.


Тишина на поляне сменилась удивленными криками:

– Что?

– Как?

– Ты о чем?

Нейл подошел ближе, остановился рядом с Леей, и девушку заколотило.

– Я тебя не знаю! Не подходи!

Дракон вздохнул, закатил глаза:

– Послушай, Лея.

– Не подходи! – На ладони девушки начал кружиться алый комок огня.

Нейлу действительно пришлось отойти.

Остальные недоуменно переглядывались, пытаясь понять, что происходит.

Вдруг на поляне появилось неяркое кольцо с фигурой девушки внутри. Тряхнув дымчатыми волосами, Уна огляделась по сторонам.

– О, Уна! – обрадовалась Лея, поднимаясь на ноги.

– Ма… Лея? – Девушка вздохнула и посмотрела на остальных. – У вас что-то случилось?

– Не то слово, – констатировал Вир. – У вас тоже? Если судить по тому, как ты примчалась.

– О! – Уна закатила глаза. – У меня для вас замечательная новость! Через двадцать восемь часов… – Взглянув на часы, девушка поправилась: – Уже через двадцать семь часов тридцать минут ваш контракт на выпускное задание будет расторгнут! И вы, все пятеро, станете преподавателями в Академии теней! Сроком на десять лет.

– Приплыли, – ахнула Лея. – А что случилось с контрактом?

– А что случилось с вашей звездой? – вопросом на вопрос отреагировала Уна. – Дух сказал, такое возможно, только если пятерка распадается. Как она может распадаться, если я вижу вас всех сейчас здесь?

– Очень просто, – отозвался Нейл, сидя на толстом корне дерева, – она меня не узнает.

– Как?

– Я его не знаю! – возмутилась Лея. – Чего вы на меня наговариваете!

Вир развел руками, глядя на потрясенную Уну.

– Так, а что было до этого? – осведомилась девушка.

– А никто не знает, – отозвалась Карен. – Она заявилась из ниоткуда, в черном тумане с алыми молниями. Туча упала и растаяла, а наша спящая красавица в себя потом несколько часов не приходила…

– Весело, – вздохнула Уна. – Все это, конечно, весело, но вам надо немедленно налаживать кровную связь!

Дочь демиурга хотела добавить что-то еще, но в следующий миг исчезла – слишком много сил потратила на то, чтобы оказаться рядом со звездой.

– Так. – Четыре взгляда обратились на Лею.

– У меня нет никакого желания становиться преподавателем в академии, – констатировал Стар. – Мне хватило, пока я пытался научить Карен. Это однозначно не мое!

Карен покивала:

– А из меня какой преподаватель? Я же… просто обычная девушка, да еще и воровка! Чему я могу научить студентов?!

Вир согласился:

– Ничему хорошему, точно. А нам с Нейлом хватило безголовых студентов на практике. Раз за разом испытывать все это? Да ни за что!

– В общем, – заключила Карен, – Лея, тебе надо все вспомнить…

– Не получится, – вздохнул Нейл. – В этом виноват бог. Мертвый бог, который когда-то наложил проклятье… Ладно, не будем углубляться в ту давнюю историю. Память Леи заблокирована таким образом, что разблокировать ее сможет только она одна.

– И? – подтолкнул Вир.

– А ей рассказали одну добрую сказку на ночь. – В глазах Нейла, немного выцветших, полыхнули злые алые огни. – Узнаю, кто в этом мне так помог, проведу воспитательную беседу.

Карен попятилась и села рядом с демонессой. Взяла ту за руку и шепнула на ухо:

– Кажется… я тебя понимаю.

Лея покачала головой:

– Нет… этот еще не страшный. Вчера был страшный.

– Вчера… – К девушкам повернулся эльф. – Лея, он что…

– Да, – ответил Нейл, – с того кладбища забирал ее я.

– А почему без нас? – удивился Стар. – Разве мы не друзья?

– Друзья. Но у меня как у дракона самый большой запас магии. Так что только для меня это было не опасно, а вот за вас я бы не поручился.

– Да уж, – вздохнула Карен. – Меня больше интересует, что делать с Леей и вашей кровной связью! Ведь из-за нее может распасться вся звезда разом.

– Что-то делать надо, безусловно. Вопрос в том, как. Варианты есть?

– Единственный выход – устанавливать первичную кровную связь, – озвучил Вир. – Для этого возможны три варианта. Вариант первый – смешивание крови.

– Нет! – крикнула Лея. – Я к нему и близко не подойду!

– Вариант второй, – словно не слыша слов демонессы, продолжил эльф, – обменяться памятью.

– Ни за что!

– Ну тогда, Лея, ты понимаешь, что остался один-единственный вариант?

– Какой? – насторожилась девушка.

– Ну вспомни. Ты же сама нам рассказывала, какие способы есть для установления первой, самой слабой кровной связи.

– Кровь. Память… – Демонесса задумалась. – Что?! Ты хочешь сказать, что я должна выйти за него замуж?!


Лилит плавно потянулась, зазвенели многочисленные браслеты на руках и ногах. Изображение в хрустальном шаре исчезло.

Богиня облизнулась:

– Какие у меня скоро будут гости! Яго, откуда ты вообще узнал, что они ко мне придут?

Огромный черный попугай, сидящий на жердочке в углу странного храма, хрипло засмеялся:

– Ты забываешь, что пусть даже плененный, но я все же бог.

– На бога ты уже не тянешь, – промурлыкала Лилит. – Если бы ты был немного умнее, то не попался бы в мою ловушку. Неужели тебе было так сложно не называть мне свое имя?

– Ты слишком коварна. Кто же знал, что старуха в лохмотьях, которая встретилась мне на пути, – и есть богиня Лилит? Я не мог предположить, что ты меняешь свои обличья так, как некоторые одежду.

– Естественно. Я же берегу свои маленькие девичьи тайны. Это же так весело… Каждый раз, когда новый бог приходит ко мне знакомиться, я могу получить от него кусок силы. Я теперь настолько сильна! И никому никогда не отдам свое зеркальце.

– Ну и зря… – Яго крутанулся на своей жердочке, глядя на богиню со снисхождением и едва заметной тревогой. – Мой тебе совет, Лилит, – бросай зеркало и беги. Только в этом случае тебе удастся отделаться малыми жертвами.

– Да ни за что!

– Я тебя предупредил, – фыркнул попугай и замолчал.

Лилит поднялась со своего места и подошла к огромному зеркалу на стене, осторожно скользнула ладонями по его раме, обводя старинные руны.

– Займемся ловушками для моих гостей. Мне очень надо, чтобы они разошлись в разные стороны и не забыли бы назвать мне свои имена… Так-так, кто из них будет самый опасный. Вот этот блондин? Или брюнет? Или шатен? Или кто-то из девчонок? Самая слабая – вот эта алая. В принципе ее можно будет убить сразу. А эту блондинку прехорошенькую, наверное, добавлю в свой гарем для гостей. А потом кому-нибудь подарю, когда придет в негодность. А вот парни… В гарем однозначно. Но что же с ними сделать сначала… Мм, так! Знаю! Вот из этого красавца получится изумительная черная пантера. Всегда хотела иметь такую ручную зверюшку на серебряной цепочке. Вот этого… Глаза красивые… бирюзовые. Но сам слишком дохлый, долго не выдержит. Значит, попробую на вкус, а потом сразу же на плаху. А блондина… Какие фиолетовые глаза, какой разворот плеч. В пыточную! Если выдержит, то сразу же в постель возьму. Ах, хорош! Хорош! Ладненько. – Лилит потянулась. – Они сказали, что отправятся пока в другое место, пока отдохнем.


Лея растерянно смотрела на эльфа, словно не веря его словам. Карен хохотала. Нейл молча изучал землю под ногами. А Вир не отводил взгляда от демонессы.

– Да… это единственный способ.

– По мне так уж лучше кровь смешать или памятью обменяться, – тоскливо протянула девушка. – А? Я просто зажмурю глаза! И сделаю вид, что ничего не вижу и не слышу. Ну пожалуйста? Я не хочу за него замуж! Я же его боюсь!

Нейл поднял голову.

Он понимал… он отлично понимал, почему Лея его забыла, почему именно его она вычеркнула из своей души. К тому же в самый первый момент, когда она спряталась за спиной Вира, в его груди еще жила надежда на то, что она просто играет. Но дракончик, который шевельнулся в нагрудном кармане, подтверждал, что это была совсем не шутка.

– Ладно, – кивнул дракон. – Я не буду тебя заставлять, Лея. Давай начнем с памяти.

– Хорошо, – согласилась девушка послушно, не смотря на него.

Дракон встал, демонесса поднялась на ноги. Сделала по направлению к Нейлу несколько шагов и остановилась.

Но чем ближе Нейл к ней подходил, тем сильнее девушку трясло.

– Лея. – Дракон легко щелкнул пальцами, очерчивая вокруг них двоих полог безмолвия. – Лея, пожалуйста, расслабься. Я тебя не трону.

Девушка подняла голову, в алых глазах стояли слезы.

– Я уже слышала такие слова… давно… от кого-то другого. Но каждый раз, как я пыталась поверить этому человеку, он меня обманывал. Бросал… Разбивал мое сердце, разрывал мою душу на кусочки. Я тебя не знаю, почему я должна верить тебе?

– Раз ты меня не знаешь, почему ты считаешь, что я плохой?

– Я видела… видела, как ты убил мертвого бога, – прошептала девушка.

Нейл вздрогнул.

А та картина снова всплыла перед глазами Леи.

Когда она открыла глаза, в первый момент даже не поняла, где находится. Над головой не было неба, просто далекая черная бездна без звезд. В руках что-то кололось. Посмотрев на свои руки, девушка неожиданно увидела Венец Света, тот самый артефакт, за которым отправилась одна на…

«Куда? Куда именно я отправилась? – спросила девушка сама себя. – Почему я ничего не помню? Это же… Что я здесь делаю? Я? Кто я?»

Тихий шелест белоснежных каменных крыльев над головой заставил девушку вздрогнуть. Зато в голове неожиданно прояснилось.

«Я Лея. Демонесса. Королева рода демонов на своей планете. У меня есть друзья. Эльф. Вампир. Стихиария и… И… Не помню… кажется, был кто-то еще. А был ли? Да? Нет? Не помню…»

Заставив себя выпрямиться, девушка осмотрелась по сторонам. В первый момент, когда она увидела мертвого бога, тело сжалось в ожидании очередной порции боли. Но ничего не произошло. А потом Лея поняла, что богу еще и не до нее.

Кто-то незнакомый стоял напротив Мора и злился. Его чистая аура полыхала ярким алым пламенем беспредельного гнева. Кто бы это ни был, богу явно не повезло. Его вряд ли собирались отпускать живым.

Но Лея улыбнулась наивности незнакомца. Справиться с богом? Это невозможно! Это не в силах обычных людей!

А раз не в силах, зачем пытаться?

Но незнакомец не знал о том, что это невозможно. Вокруг него заклубилась черная тьма, в которой то и дело прорывались всполохи алых молний. Одна молния сверкнула особенно ярко, высветив лицо своего хозяина.

У него была бледная кожа… злые алые глаза, длинные черные клыки и полоска черной чешуйчатой кожи над бровями и на висках. Лею затрясло. Когда-то… очень давно… она видела этого мужчину. Она видела эту картину, когда ее… убивали. Девушка осторожно поднялась на ноги, она боялась, но и не хотела попасть под удар кого-то из этих двоих.

С лица Мора давно сползла презрительная усмешка, он смотрел на незнакомца и точно знал, что ему конец. Некоторое время бог еще пытался отыскать девушку, с которой все началось, но не успел – алая молния коснулась его щита, проламывая, и ему стало не до демонессы.

А та, пригибаясь к земле, осторожно пятилась к старым ржавым воротам, обходя сражающихся. Вот только далеко она не ушла, в следующий момент ее саму опалило алой молнией. Не больно, но достаточно чувствительно, чтобы девушка вскрикнула.

И тут же страшный незнакомец обернулся, поставив щит:

– Куда ты?

– Я… я…

– Иди сюда. – Мужчина протянул руку. – Здесь будет безопаснее.

– Я…

Незнакомец закатил глаза:

– Да, ты… Вечно лезешь одна, куда не стоит. Иди сюда.

Лея кивнула, а потом ее резко схватили за руку и притянули в это страшное черное облако.


– Я же тебя не тронул, – тихо сказал Нейл.

Лея согласилась:

– Но ты был слишком страшный в тот момент. И сейчас тоже!

– Что же во мне сейчас такого страшного? – поинтересовался дракон. – Я обычный. Понимаешь? Обычный!

– Что, все обычные драконы могут убить мертвого бога? Окончательно отправить его на ту сторону бытия?

– Ну, – дракон вздохнул, – как мне тебя убедить в том, что я для тебя безопасен? Послушай меня. Я для тебя безопасен. Тебе, как никому другому, не стоит меня бояться.

– Почему?

– Потому что я твоя защита, защита от всего мира. Когда я рядом с тобой, – Нейл шагнул немного ближе, – тебя не посмеет тронуть никто ни словом, ни действием.

Лея вздрогнула, попыталась отступить, но не успела. Дракон оказался очень близко и осторожно обнял ее, прижал к себе, держа за талию.

– Отпусти! – взмолилась демонесса, ее тело закаменело. По щекам покатились слезы.

– Тсс, – попросил дракон. – Не пугайся. Я…

Девушка замерла, словно камень.

А в следующий момент перед глазами промелькнула картинка – она стоит где-то и смотрит в спину уходящему дракону… и боль… боль… везде боль.

– Ты врешь, – прошептала Лея. – Я не знаю, почему я должна тебя помнить, но ты… не умеешь защищать, ты только причиняешь боль.

– Я изменюсь! Слышишь? – Нейл отпустил демонессу, бережно взял ее лицо в ладони и поднял его, заставляя девушку посмотреть ему в глаза. – Понимаешь? Я просто не могу…

– Не знаю, что ты не можешь, но ты… – Лея покачала головой. – Ты не тот, кто мне нужен.

Глава 20

Любовь? Любовь. Любовь!

Дракон и демонесса смотрели друг на друга. Глаза в глаза. Алые против фиолетовых.

– Ну раз не тот, – Нейл заставил себя пожать плечами, – раз я не тот, кто тебе нужен…

«Ну же, скажи, что ты оставишь меня в покое», – мысленно взмолилась демонесса.

– Если ты сейчас ждешь, что я оставлю тебя в покое, то ты ошибаешься. – В фиолетовых глазах черный зрачок блеснул алым, вытянулся. Короткие светлые волосы встали дыбом и в них проскользнули молнии, впрочем, через пару мгновений все прекратилось. – Я вспомнил слишком многое из того, что было погребено под пластами времени. Мне не надо было этого вспоминать… но раз уж это случилось, то теперь от этого никуда не деться. Как-то не очень приятно осознавать, что я вел себя, как тряпка. Вот только теперь могу сказать тебе, что я тебя добьюсь. Обязательно! И любой ценой!

– Посмотрим! – прищурила глаза девушка. Злость, поднявшаяся из глубины души, помогла удержаться на краю и не отойти от дракона, чтобы найти укрытие в сумерках своей же силы.

– Вот так, – кивнул Нейл, вытаскивая из ножен кинжал. – Лучше злись. Когда ты злишься, ты меня не боишься.

– Дурак, – всхлипнула Лея. – Какой же ты дурак…

– Я всегда был дураком, вначале, когда не смог тебя получить. А потом, когда тебя оттолкнул. Ну разве можно со мной что-то сделать?

– Можно, – согласилась Лея, наблюдая, как Нейл сделал аккуратный надрез на ее запястье, а затем на своем. То, о чем говорил незнакомый дракон, она просто пропускала мимо ушей, не находя отклика в памяти.

– Что? – заинтересовался дракон, смешивая кровь и начиная бормотать слова заклинания:

Слезы. Кровь. Защита. Пламя.

Кровной линии рассвет.

Воспоминанья пробуждаю.

Беречь клянешься или нет?

– Клянусь, – буркнула скупо Лея.

Ночь. Рассвет. Погибель. Боль.

Кто мою сыграет роль?

На край света я пройдусь.

Ты клянешься? Я клянусь.

– Клянусь. – Демонесса хлопнула глазами, пытаясь понять, что за неправильность есть в словах дракона, который на какой-то краткий миг показался ей… знакомым?

Нас с тобою я свяжу,

Душу разделю свою,

Душу заберу твою.

В том клянусь. А ты?

– Клянусь…

Кровь смешалась, несколько мгновений на землю капала не темно-алая жидкость, а золотистый поток.

– Вот так-то лучше, – кивнул Нейл, затем посмотрел на демонессу. – Лея?

– Что-то не так… – прошептала девушка, у которой неожиданно подкосились ноги. – Обряд прошел как-то не так!

– Все так. – Дракон подхватил ее, прижимая к себе. – Слова правильные, по крайней мере, такие, как ты говорила. Тогда, когда проводила…

– Точно дурак, – не слушала его демонесса. – Я же говорила! Объясняла не раз. Если уж ты утверждаешь, что мы знакомы, ты должен был знать! Каждый раз слова кровного обряда строятся по-разному! Каждый раз под конкретные особенности! Учитывается день, ночь, время года и время суток! Положение звезд на небе и раса тех, кто проводит обряд!

– И что теперь? – спросил Нейл, пропуская мимо ушей очередную нравоучительную лекцию.

– А я знаю? – отозвалась Лея. – Меня этот вопрос тоже очень интересует, и я не отказалась бы узнать, что ты накрутил, недоучка.

– Я не недоучка! – возмутился дракон. – У меня за спиной два учебных заведения!

– Причем во втором ты был злостным прогульщиком! – рявкнула демонесса и замолчала. – Стоп. А откуда я это знаю?

Нейл закатил глаза и снова задумался над тем, нет ли определенной доли игры в словах и поступках Леи.

Порезы на запястьях обоих затянулись, исчезли тонкие розовые шрамы.

– Вот так-то лучше, – кивнул дракон. – Но что делать? Кровная связь не установится, раз уж я неправильно все сказал. Попробуем снова.

– Ты издеваешься? Ты чем слушал на факультативе по крови?

– Я там не был. Я не пробуждал стихию крови.

– Да? – Лея моргнула. – Ну… хорошо. Тогда слушай и запоминай! Если не можешь запомнить – значит, записывай!

– Подождешь?

– Чего?

– Пока я схожу за талмудом, куда буду записывать ценные указания с твоей стороны.

– О-о-о. – Девушка мучительно застонала. – Слушай, а мы точно были раньше знакомы, как говорили мои друзья?

– Точно-точно.

– Тогда почему я до сих пор тебя еще не убила?

– А ты и не пыталась.

– Жаль.

– И ничего не жаль! – сорвался Нейл, затем замолчал, пытаясь взять себя в руки.

Лея наблюдала за ним с интересом исследователя, встретившего незнакомую мелкую букашку. Вроде и раздавить хочется, но так любопытно смотреть.

– Так, попробуем заново. Кровный обряд у нас не получился, потому что я неправильно сказал слова. Второй раз провести его нельзя, потому что…

– Потому что вторично кровь смешивать нельзя!

– Почему? – заинтересовался Нейл. – Мы вообще-то только что это сделали.

– Как сделали? – растерялась Лея. – Я же тебя первый раз в жизни вижу!

– О! – застонал на этот раз дракон. – Повторяю еще раз – мы знакомы! Зна-ко-мы! Понимаешь? Семь лет вместе учились.

– Не верю!

– Ну хочешь, докажу?

– Как?

– Я знаю, какие цветы твои любимые! Я знаю, что ты любишь из еды. Я знаю, какое заклинание твое любимое! Как ты спишь! Как ты…

– Как я… сплю? – Лея злобно прищурилась. – А это откуда?

– Послушай. Не ищи ты подвоха там, где его нет! Мы часто отправлялись на задания, пару раз приходилось спать или в одной комнате или под открытым небом.

– Это все ты мог узнать у других! – буркнула девушка.

– Ну хорошо! – Нейл задумался. – Значит, должно быть то, о чем могу знать только я.

«Вот это проблема, – подумал невольно он. – У нас что же, нет ни одного такого воспоминания, где мы были бы вместе без свидетелей? Показать ей наш роман и свидания – и я точно ничего не докажу, только еще больше отдалю ее от себя. О, нашел!»

– Было одно… – улыбнулся дракон. – Но чтобы не быть голословным, я покажу тебе это воспоминание. А ты покажешь мне свое.

– Стоп-стоп-стоп! – Лея вскинула руки. – Я не желаю смотреть твою память!

– А как же кровная связь? – бархатно протянул Нейл. – Не думаю, что наши друзья очень обрадуются, если им все-таки придется стать преподавателями в академии. Да и ты сама…

Демонесса вздохнула.

– Ну… хорошо, – буркнула она. – Если тебе так хочется доказать, что мы раньше были знакомы, так и сделаем.

Нейл улыбнулся и положил пальцы на виски Леи. Немного помедлив, девушка сделала то же самое.


Как только поднялся полог безмолвия, остальные переглянулись и попадали кто где стоял.

– Да-а, – протянул Вир. – Вот это фишка. Вот это прогулялись за Венцом Света на пару.

– Если они… Слов нет, – вздохнула стихиария, устраиваясь на коленях у вампира. – Меня больше интересует, долго они там будут?

– Думаю, мы успеем приятно провести время, – фыркнул Стар и повернулся к Виру. – Что-то тебя насторожило?

– Да… Кровная связь устанавливается тремя путями – кровью, памятью и священными узами. Вот только кровь-то мы уже смешивали. Да и памятью обменивались… Так что…

– Все не подействует? – поняла Карен, приподнимаясь на локтях.

Эльф медленно кивнул:

– Да.

– Но почему? И что… что тогда делать?

– Делать? Либо Лея все вспомнит, либо ей придется выходить замуж за Нейла.

– Она нас убьет! – вздохнул Стар. – Когда полностью вернется в норму. Но все равно как-то это очень странно. И то, что с ней случилось. И то, что мы ничего не можем сделать.

– Стар.

– Что?

– Погадай! Кинь руны!

Вампир пожал плечами:

– Не проблема.

Мешочек с рунами лежал у него всегда во внутреннем кармане. С картами, после того как на втором курсе сгорела его личная колода, вампир никак не мог «подружиться», раз за разом они лгали и не отвечали на вопросы. Пришлось переходить на другие виды предсказания.

Встряхнув мешочек и сказав пару слов, Стар перевернул его. В подставленную вампиром ладонь упали несколько пластинок.

– Великолепно, – простонал брюнет.

– Что такое? – насторожился Вир.

Стар разжал кулак. Шесть пустых рун… притом что в наборе пустая руна всего одна…

– И что это означает? – спросила Карен.

– То, что нам троим в дела этих двоих вмешиваться нельзя.

– Но почему? Они же наши друзья.

– Вот именно поэтому.

– Ладно. – Вир пожал плечами. – Раз так, давайте займемся своими делами.

– Предлагаешь телепортироваться отсюда? – понял Стар.

– Конечно.

Эльф поправил одежду, смахнул пару невидимых пылинок с плеча, сосредоточился, кастуя из воздуха тонкую воздушную лилию, и тут же исчез.

Стар посмотрел на Карен, коснулся губами ее виска:

– Моя прекрасная возлюбленная, снизойдете ли вы до рыцаря своего? Осмелюсь пригласить вас на свидание.

– Свидание? – Стихиария прищурилась. – А какое?

– Тебе понравится, – засмеялся Стар.

– Ну посмотрим, – согласилась Карен.

В следующий момент с планеты исчезли и они.

Если бы кто-то из них задержался еще на немного, то он бы увидел просто потрясающую картину. Полог безмолвия задрожал, покрылся алой пеленой, а затем рядом с ним появилась Судьба.

Взмахнув руками, демиург осторожно коснулась полога с внешней стороны, поправляя то, что успела натворить пара внутри, а главное, запуская обряд смешения крови в нужную сторону.


По пальцам пробежало тепло, посыпались вниз золотые искорки.

Лея облегченно улыбнулась:

– Ну вот, я же говорила, что ты меня обманул, и мы никогда…

Вихрь искорок, поднимаясь с земли, обнял Лею, окружил, словно одел в дорогое манто, и швырнул куда-то…


Нейл, телепортировавшись из подземелий Тайного города, облюбовал себе толстую ветвь яблоневого дерева, устроился на ней со всеми удобствами и только потом понял, что невольно стал свидетелем чужого свидания. Внизу была Лея и какой-то незнакомый парень. Дракон хотел было исчезнуть, но первые же сказанные слова заставили его прильнуть к ветке, вслушиваясь…

– Лея, – тихо говорил демонессе симпатичный пятикурсник, – ты действительно уникальна… Быть всего лишь на третьем курсе и столько всего уметь! Это невероятно! Я никогда не встречал такую красивую девушку, как ты. У тебя просто невероятные алые глаза и золотые ресницы. В твои алые волосы хочется окунуться, как в реку. У тебя настолько тонкая талия, что можно ее обхватить двумя ладонями.

«Еще бы, – вздохнула демонесса тяжело, – с такими лопатами-то! И угораздило же именно меня напороться на этого ловеласа? И, как назло, никого из звезды со мной! Ладно, попробуем поискать. Вдруг повезет, и кто-то рядом? Еще минут десять этого попугая я потерплю. Но дальше… я его прибью. Магию на него переводить жалко. Мечи – нельзя. Я вроде как в этом плане до сих пор бездарность. Значит, остается алхимия. О чем я думаю, а! Убивать нельзя – это нарушение кодекса студентов. Самое меньшее наказание – исключение из академии».

Кокетливо стреляя глазами в пятикурсника Саймона из-под длинных ресниц, Лея сосредоточилась. Кровная связь еще толком не установилась, и позвать друзей можно было, только если, во-первых, они находились близко, а во-вторых, были открыты для зова.

«Вир? Вир? Где ты?»

«Я в библиотеке».

«Слишком далеко», – чуть не заплакала девушка.

«Что-то случилось?»

«Да, ко мне один придурок прицепился! Я не знаю, что с ним делать! Он меня уже замучил!»

«Что? – Эльф тихо засмеялся. – Лея, до тебя таки добрался Саймон?»

«Что ты имеешь в виду?»

«Так он уже всему своему курсу прожужжал уши про тебя. Уже вся академия знает, что ученик пятого курса Саймон Грель влюблен по уши в третьекурсницу Лею. Даже ставки делали, сколько времени еще ты от него пробегаешь».

«А я разве от него бегала?»

«А как по-другому это можно назвать? – хмыкнул Вир. – Каждый раз, стоило ему подобраться слишком близко к тебе, как ты исчезала, причем намеренно демонстративно».

«Не помню такого!»

«А кто во время сдвоенных пар алхимии, как только он приблизился к тебе, разбил только что сваренное зелье телепоратации и исчез?»

«Не было такого! Не бы-ло!»

«Да ты что? Кто на парах по обучению боевым искусствам выпустил в него шесть кинжалов, пришпилив к стенке, как бабочку? Ну и что, что он был в плаще-невидимке! Ты его видела стопроцентно!»

«Я его за психа приняла в тот момент».

«А на парах по левитации? Он с напарником помогал преподавателю, подошел к тебе, а ты с башни спрыгнула».

«Я пробовала крылья! А не убегала!»

«Лея, Лея. – Эльф засмеялся. – В общем, он до тебя дорвался. Так что терпи. И я к тебе прийти не могу. Мы тут с Ари ищем кое-что…»

«А… а… А Стар где?»

«В городе. Они с Карен куда-то уехали вместе…»

«Ну не Нейла же мне просить?»

«И Нейла не попросишь, – согласился эльф. – Насколько я знаю, он в Тайном городе тренируется. А туда ментальный зов не доходит».

«Я так не играю», – чуть не заплакала демонесса и прервала ментальный разговор, вновь уделив внимание поклоннику.

– Я так долго ждал возможности, когда смогу подойти к вам настолько близко, чтобы выразить все свое восхищение!

– Саймон, – начала Лея.

– Вы знаете мое имя? – неимоверно восхитился парень. – Это просто… это гораздо больше, чем то, на что я мог надеяться. Прекрасная! Вы покорили мое сердце! Покорили мою душу! Вы же невероятны…

Демонесса закивала и отключила слух, пытаясь найти выход.

– О, прекрасная… сегодняшний день самый замечательный из тех, что случались со мной! А сегодняшняя ночь будет…

Сильная рука обвила Лею за талию и прижала к груди. Вторая рука скользнула по алым волосам, закрепляя над виском белоснежный цветок.

– Дорогая, этот навязчивый щеголь что-то хотел от тебя? – спросил Нейл, возникая рядом, словно из ниоткуда.

Саймон подавился словами. Связываться с драконом пятикурснику не хотелось. Совсем недавно, несмотря на возраст, он и еще эльф были помощниками леди наги на практике. И они оба продемонстрировали немалый боевой потенциал.

– Нейл! – обрадовалась Лея, запрокидывая голову.

Дракон нежно улыбнулся ей и поцеловал, ставя точку в затянувшемся разговоре. Саймону не осталось ничего, как ретироваться.

Демонесса проследила, что Саймон покинул площадку, и только потом вывернулась из рук дракона.

– Ты как раз вовремя… – простонала она. – Еще чуть-чуть, и я бы…

– Могла бы позвать меня раньше.

– Вир сказал, ты ушел вниз.

– Я всегда мог телепортироваться, – заметил спокойно дракон.

– Так-то оно так… – вздохнула Лея, – но все же… Так, время! Время! Мне пора отправляться вниз, в клуб по алхимии, старые обещали поделиться кое-чем очень интересным!

– А как же мне награда? За то, что я так вовремя появился?

Демонесса вздохнула:

– Любая награда, какую пожелаешь, только быстрее.

Нейл прищурился:

– А если я пожелаю того же, что и этот Саймон, – ночь с тобой?

Девушка покрутила пальцем у виска:

– С ума сошел?

– Почему же? – фыркнул Нейл, обнимая девушку. – Я, может быть, давно этого хочу. Давно хочу попробовать на вкус твою кожу…

– Давно? – Лея вздохнула. – Дракоша… ты смеешься?

– Дракоша? – ахнул парень. – Как ты меня назвала?

– Дра… ко… ша!

– Лея, ну это же… издевательство!

– Совсем нет, – хмыкнула девушка. – Руки убери.

Парень закатил глаза и опустил руки.

В следующий момент Лея поднялась на цыпочки, поцеловала его сама. А затем весело подмигнула и исчезла.

Дракон задумчиво поднял руку к губам, не веря в случившееся, а потом пропал и сам.


Когда Карен открыла глаза и осмотрелась по сторонам, вокруг был незнакомый город. Или не город? Огромные скульптуры странного вида, маленькие фигуры, какие-то самодвижущиеся повозки… и шум… постоянный шум от толпы людей, которые весело переговаривались, смеялись.

– Где мы? – спросила стихиария.

Вампир подмигнул ей:

– Это Диснейленд, огромный развлекательный аттракцион на какой-то довольно странной планете. Я бы тебя сюда не повел, но это место заслуживает того, чтобы здесь побыть.

– Но чем? И почему здесь так странно дышится? Словно воздух какой-то… грязный!

– А он и есть грязный. А еще здесь нет магии. Вообще.

– Но… а как же мы…

– Сюда попали? Есть один небольшой артефакт, зачарованный должным образом.

– И что мы здесь делаем?

– Я же обещал тебе качели.

– Но мы же с тобой уже были…

– Нет, сегодня я хочу тебе показать настоящие аттракционы.

Через полчаса, устав смеяться, Карен висла на Старе и восхищенно делилась переживаниями:

– Это было просто… просто… просто слов нет! А вон там было страшно! А вот туда мы еще пойдем? И наверх хочется! И туда тоже!

– Пойдем, куда ты захочешь, – согласился смеющийся вампир. – Но для начала я хочу тебе показать кое-что еще.

– Здесь?

– Здесь. Мы отсюда уйдем не скоро, не бойся.

– Да я вроде бы и не боюсь, – вздохнула девушка. – Но куда мы…

Подмигнув, вампир взял свою любимую за руку и повлек за собой. К огромному колесу обозрения.

– Было бы здесь магии побольше, можно было бы проехаться на крыше кабинки, но, к сожалению, придется внутри.

Дверца закрылась за парой, а затем продолжила свое движение.

Картина, которая открывалась перед глазами, просто завораживала. Оранжево-алое солнце клонилось к горизонту, а тот взбухал на глазах.

– Это… это… невероятно, – прошептала Карен. – Здесь…

– …очень красиво, – подсказал Стар.

– Но что это?

– Колесо обозрения. Говорят, те, кто проедут в кабинке с этим номером, никогда не расстанутся, что бы с ними ни случилось.

– А разве с нами может что-то случиться? – насторожилась стихиария.

– Нет, конечно же нет. – Вампир покачал головой, поднес руку Карен к свом губам, осторожно поцеловал. – Знаешь, я многое хотел тебе рассказать… О себе. О своей любви. Но…

– Но что?

– Но ты все знаешь сама. Да и говорить я не мастер. Просто знаешь, здесь, на верху вот этого колеса обозрения, я хочу тебе сказать, что люблю тебя и только тебя. И никто, и ничто не станет помехой ни мне, ни моим чувствам. Я вернусь к тебе даже с края того света. Веришь?

И Карен кивнула.


– И? – Лея недовольно посмотрела на дракона. – Это что-то доказывает?

Нейл растерянно развел руками:

– А тебе этого мало?

– Откуда я знаю, что ты не создал это воспоминание, а оно действительно было?

– У меня нет таких сил! – разозлился Нейл.

– Правда? А откуда я должна это знать?

– Просто поверь мне.

– Еще чего не хватало! Верить всяким проходимцам!

Дракон взвыл:

– Да за что же это такое наказание! Лея, послушай, пожалуйста. Если мы не восстановим…

– Стоять! – Демонесса вскинула ладонь. – Не хочу слышать твоих лживых фраз.

– Да почему лживых-то?

– Ты сам сказал, что ты дракон. Драконы похожи на ящериц. А раз ящерица, значит, змея. А раз змея… значит, подлая, тупая… гусеница!

– В каком месте я похож на гусеницу? – озадачился дракон.

– Во всех! Такая же безвольная, мохнатая и противная тварюшка!

– Обласкала… – потрясенно сказал Нейл. – Послушай. Хорошо, ты не хочешь выходить за меня замуж… Вот боги пошутили. Было бы дело пару недель назад, ты бы сказала «Да» не задумываясь! Но тогда я был дураком. Ладно, кровь мы смешали, память тоже – но кровной связи как не было, так и нет. Остался единственный способ…

– Если у тебя по какой-то причине перестали работать мозги… А кстати, они у тебя хоть когда-нибудь были? Надо будет потом у ребят спросить… Так вот, есть еще один способ.

– Какой?

– Вот этот. – Лея завела руку за спину, затем вытянула вперед и разжала кулак. На тонкой ладошке мелькнула золотистая монетка.

Нейл тихо застонал:

– Ты хочешь потратить свою монетку желания, с помощью которой можно спасти целую планету, остановить наводнение или землетрясение, поменять день на ночь, воскресить кого-то из мертвых или вернуть твою же память, на то, чтобы создать между нами кровную связь?

– Верно. – Демонесса пожала плечами. – Спасением мира я не занимаюсь. Не нанималась. У нас вполне конкретная задача, которая этого не подразумевает. Воскрешать никого я не буду. Тот, кто ушел, – неприкосновенен. Но ты мне про-ти-вен! Так что никакой свадьбы! А для целости моих же нервов эта монетка замечательно пригодится.

– Лея, стой!

Но Нейл опоздал: от подкинутой вверх монетки во все стороны брызнули яркие золотые лучи, а затем в вихре осенних листьев появилась Судьба в теплом свитере и брюках.

– Привет, – сказала она Лее, – ты решила потратить свою монетку?

– Да. У нас некоторая проблема с кровной связью.

– И что ты хочешь?

– Чтобы ты протянула линию кровной связи между нами, – улыбнулась девушка.

– Не восстановила тебе память? – уточнила леди демиург. – Не позволила сработать одному из ваших обрядов, а именно сама лично протянула кровную связь?

– Да. Она будет надежной, точнее, не потребует дальнейшего укрепления.

– А ты в курсе, что такая фальшивая связь очень… капризная? И может взбрыкнуть в тот момент, когда вам будут нужны все силы, что у вас есть?

– Мне все равно, – пожала плечами Лея. – Я сильная. Мои друзья сильные. Этот, – показала она пальцем за спину, – не знаю. Но он страшный. К тому же… четверых сильных магов достаточно, чтобы противостоять любым проблемам.

Судьба пожала плечами:

– Как скажешь. Но имей в виду, потом, чтобы эту связь снять, потребуется такая же монетка. Ты не боишься, что…

– Я ничего не боюсь, – перебила спокойно Лея. – Но я не собираюсь выходить за него замуж. И точка на этом.

– Точка, точка. – Демиург закатила глаза. – Знала бы… Ладно. Неважно. Значит, собираешься пользоваться фальшивой кровной связью, чтобы только не настраивать настоящую. А ты в курсе…

– Я не в курсе! И я не хочу ничего знать! – опять перебила демонесса Судьбу. – Мне, пожалуйста, эту связь, и все.

Судьба пожала плечами, посмотрела сочувствующе на Нейла, и в этот миг она увидела ауру дракона. Некогда насыщенного фиолетового оттенка, она стала черной с алыми прожилками, больше всего напоминая грозовую тучу. Колдовскую, смертельную.

– Вот как… Ты пробудил наследие своей души, – сказала она тихо. – А Лею угораздило быть свидетельницей этого.

– Не только, – скупо отозвался Нейл.

– Угу… Кто-то рассказал ей старую легенду, да? Вот оборвать бы уши этой мелкой поганке! Зачем же было вмешиваться в ваши дела? – Покачав головой, демиург шагнула к Лее и обняла ее. Плечи демонессы вздрогнули. – Тяжело и больно, да? – прошептала тихо Судьба ей на ухо. – От этого ты спряталась в глубине себя, боясь, что теперь, если все пойдет по другому, это принесет тебе только новую боль. Ты не сможешь долго прятаться от этого, Лея, понимаешь?

– Я попытаюсь, – ответила девушка, сверкнув глазами.

– Да будет так.

Яркий алый свет затопил купол безмолвия, а когда он исчез, пара стояла друг напротив друга и их связывала тонкая, блеклая, по сравнению с остальными, но все же кровная нить.

– Лея… – растерянно сказал Нейл. – Я… я не знаю, что сказать. Я же…

– Ты дурак, – подсказала девушка и исчезла.

Глава 21

Отражения вселенных

Сев на кровати, Лея прижала к груди тонкую простыню и зевнула. Вчера она поступила в принципе нехорошо, ушла с планеты, не сказав никому ни слова, телепортировалась куда-то, сняла комнату в дорогой гостинице и нормально выспалась. Деньги девушка не платила, достаточно было просто пожелать, и хозяин гостиницы предоставил для демонессы все и чуть больше.

Когда девушка вышла из ванной, вытирая короткие волосы толстым полотенцем, ее уже ждали. Около кресла стоял на одном колене Маво.

Опять зевнув, Лея посмотрела на того, кто все это время провел в образе заколки.

– Ну, – поинтересовалась девушка бархатистым голосом, – чем обязана твоему явлению?

– У меня есть идея.

– Какая?

– Как вернуть госпоже память.

– Не нуждаюсь.

– Но…

– Не нуждаюсь, – повторила равнодушно демонесса, снимая с себя махровую простыню.

Маво побледнел и тут же опустил голову. Не обращая на него внимания, девушка задумчиво перебирала свои вещи в пространственном кармане.

– Так, где мои сотоварищи, знаешь?

– Вернулись на планету.

– А почему до меня никто не дошел?

Мужчина молчал, Лея, накинув на себя тонкую сорочку, оглянулась на него.

– Ну?

– Он приходил. Дракон. Но госпожа даже во сне не желала его видеть и поставила защиту. В общем, после того как дракона несколько раз ударило чем-то тяжелым, он все же ретировался.

– Ладно, это радует. Вдруг у него прибавится немного ума. – Демонесса взглянула на себя в зеркало. – Так, что лучше: красное платье или белое? Белое длиннее, но в нем разрезы… А красное смотрится превосходно. Так что выбираю его.

– Госпожа… ваше платье…

– Что с ним не так?

– Оно слишком короткое… К тому же во время путешествия оно будет…

– Маво, прекрати вести себя, как малое дитя. Какая разница, во что одет маг? Одежда имеет решающее значение для воина. А я им… – Лея замолчала, разглядывая ножны ритуальных клинков. – Так, Маво, ты меня сейчас покидаешь.

– Но, госпожа…

– Я сказала, покидаешь. Будешь следовать за нами в отдалении. На глаза не показывайся. Ни мне, ни уж тем более остальным.

– Госпожа, я же не маг! Я не смогу следовать за вами! – Мужчина оправдывался и лихорадочно просчитывал варианты. Он не мог покинуть девушку, он должен был постоянно находиться рядом с ней, чтобы ее не убили.

– Я обзаведусь специальным артефактом, который тебе поможет, – лениво сказала Лея, завязывая босоножки. Ножны с двумя клинками она все же закрепила на спине и прикрыла заклинанием невидимости. Белоснежный шарф, наброшенный на шею, двумя длинными лентами вился позади девушки, хотя никакого ветра не было и в помине.

– Госпожа. – Маво в искреннем недоумении смотрел на опасную красотку перед зеркалом. Такой Лею он не видел и не знал. И вряд ли господин Интессо был с ней знаком.

Эта не попросила бы о помощи просто потому, что ей она не нужна была. Эта больше всего напоминала яркую огненную бабочку, а не ту куколку, в которой все это время спала.

– У тебя очень красочные мысли, – сказала неожиданно Лея, поправляя на губах помаду. – Но будь добр, думай потише. Не хотелось бы принимать лекарство от головной боли. И да, Маво, я передумала. Ты со мной не пойдешь. Ты отправишься к Интессо, передаешь ему дословно: «Ты, конечно, рогатая скотина, но все же спасибо за то, что скрасил мой досуг, пока я не проснулась».

– Проснулись, госпожа?

– Маво, замолчи. – Девушка повернулась.

Золотистые вытянутые зрачки насмешливо сверкали. Алая радужка немного потускнела… Мужчина всматривался и не мог понять, на лицо были все признаки изменения – критическая стадия перед превращением, но откуда у демонессы вторая ипостась? Она же девушка, а значит, ни о чем таком и речи быть не может. Только у мужчин-демонов есть такая возможность – принимать боевую ипостась!

Не обращая внимания на заторможенность мужчины, демонесса продолжила:

– Я вернусь к своим друзьям. Надо забрать у них Венец Света, наполнить его и отнести к столбу. Потом отправимся либо к Лилит за ее зеркалом, или же к Айкиллу.

– Госпожа, но как вы…

– Собираемся забрать артефакты? Лилит, пожалуй, придется проучить. А Айкилла вполне можно будет соблазнить, а вообще, видно будет по ходу. А теперь иди.

– Но…

– Немедленно.

И на этот раз ослушаться мужчина не посмел. Лея обернулась к зеркалу. Отражение задрожало, и зеркальная поверхность раскололась на мелкие части. Что бы ни представляла сейчас собой девушка, она уже точно перестала быть обычной демонессой.

Подойдя к куче зеркальных осколков, девушка взмахнула рукой, восстанавливая и возвращая зеркало на место.

– Судьба! – тихо позвала она. – Эй, Судьба, что ты со мной сотворила?

Но тишина была ей ответом. Впрочем, недолго. Не прошло и нескольких мгновений, как в комнате появилась гостья.

Смущенная девочка лет пятнадцати стояла перед Леей, переминаясь с ноги на ноги.

– Привет… – протянула она.

– Ну здравствуй, – ответила задумчиво девушка. – Зачем пришла, Аня?

– Я… извиниться.

– Извиниться? – Демонесса хмыкнула. – А позволь узнать, за что же?

– Я… сказала тебе немного лишнего и подставила тебя под удар.

– И что?

– Я хочу… извиниться. И в качестве извинения предлагаю информацию.

– Как интересно. – Лея откинула за ухо прядь волос. – Ну-с, Аня, и что ты можешь мне сказать?

– Например, кем ты стала. И почему.

– Думаю, если я немного подумаю, то пойму все это и сама.

– Еще я могу сказать, как от этого избавиться. Вернуть все на свои места.

– И что? Может быть, меня все устраивает.

Аня вздохнула.

– С тобой тяжело, – тихо сказала девочка. – Ты уже не та, что была раньше.

– Верно, – кивнула Лея, – я проснулась.

– Ты не проснулась. Твое состояние не имеет ничего общего с тем, о чем ты думаешь.

– А о чем я думаю?

– О… втором взрослении демонов.

– Что ты о нем знаешь?

– Ты ошибаешься. Да, у демонов действительно два уровня взросления. После первого демон только подросток. Для него характерны: жертвенность, игра во взрослых, нестабильная магическая сила и так далее. А на втором уровне демон может отвечать за свои поступки. Как ты и считала, твое пробуждение было на дуэльном круге… когда ты мстила за брата.

– Раз это не второе взросление, – демонесса прищурилась, выпустила и тут же втянула назад длинные коготочки, – что это тогда?

– Ты… – Аня зажмурилась и выпалила: – Ты больше не демон!


ТерАль сидел на пирамиде, жаркий ветер Африки трепал его белые волосы. Вампир думал. Второй шанс действительно выпадает очень редко. В любых делах. И он подобен чуду. Вопрос был в том, хотел ли демиург этого второго шанса.

С одной стороны – да. Нереализованная сила рано или поздно начинала сжигать изнутри, приводя к сумасшествию, и только очень редко исчерпывала сама себя, оставляя своего хозяина обычным смертным человеком.

Да и творить хотелось до безумия, до состояния дикой дрожи. Дело доходило до того, что ТерАль отправлялся гулять и создавал цветы по маршруту своего следования. Так рождались легенды о маленьких проказливых духах, которые, кстати, ничем таким и не занимались.

С другой стороны – нет. Демиург считал, что нашел свое место в этой жизни, нашел ту, ради которой стоит вообще жить, не обращая внимания на наличие или отсутствие силы. Ведь если он станет демиургом, сможет ли он видеть свою жену? Сможет ли…

«Знаешь, – Судьба мягко улыбнулась, сидя на утесе, – мы с тобой вместе уже так долго. Но иногда в самых страшных кошмарах я вижу, как ты от меня уходишь».

«Разве такое возможно?» – удивился вампир, перебирая пряди волос любимой.

«С нами возможно все… Мы смогли с тобой обойти все запреты. У нас замечательная дочь. Мы с тобой – муж и жена, и мы любим друг друга. Хотя это и запрещено. Но нам никто ничего не сказал. Нас до сих пор не лишили друг друга».

«А если однажды попытаются?» – спросил вампир.

«Тогда в зависимости от того, что нам предложат», – тихо сказала Судьба.

«О чем ты?»

«Если предложат то, что будет иметь смысл, – то соглашайся, несмотря на то что есть я».

«Не могу поверить, что ты говоришь такие кощунственные вещи с таким спокойным видом!» – возмутился ТерАль.

«Это не кощунство. К тому же… – девушка мягко улыбнулась, – я не прошу тебя отказаться от меня. Какими бы ни были запреты, неужели мы не найдем способа обойти их? Что-то придумать?»

«Милая…»

«Придумаем. – Судьба кивнула, а по щекам ее катились слезы. – Правда, придумаем, так что знаешь – меняй меня. Меняй на то, что тебе предложено… А я… я буду просто знать, что ты где-то есть!»

ТерАль потянулся к девушке и… проснулся. Все то же жаркое солнце… все та же бесконечная пустыня.

«Что это было? Сон? Даже Судьба всей своей силой вряд ли смогла бы дотянуться до меня здесь. Но с другой стороны, это чем-то напоминало смесь прошлого и настоящего…»

Появившегося за спиной Интессо ТерАль встретил растерянным взглядом.

– Время на исходе, – тихо сказал тень Смерти, – нам пора.

– Интессо, а ты вообще хочешь перестать быть эмиссаром и снова стать тенью Смерти? – спросил вампир.

Мужчина пожал плечами:

– Это сложно объяснить. И да, и нет. В данном случае все будет зависеть от твоего решения, ТерАль.

– От моего решения. А я не могу решить…

– Тогда просто сжигай мосты. И выбирай, – посоветовал Интессо. – Я знаю, можно подумать, что советовать легко, но…

– Что бы я ни выбрал, – демиург покачал головой, – я в любом случае окажусь в проигрыше.

– Значит, выбирай так, чтобы не проигрывать!

– Такого варианта нет.

– Не бывает безвыходных ситуаций! Это главная заповедь этого мира! – возмутился Интессо. – Думай. Думай, пока мы еще здесь. И может быть, у тебя получится найти способ, как обмануть…

– Обмануть… Нет… Так не получится.

Все тот же круглый зал. Шел дождь на одной из картин, а в зимней части бушевала метель.

Ощущение присутствия появилось неожиданно.

– Ты пришел, ТерАль.

– Да.

– И ты готов дать мне свой ответ?

– Для меня… самое важное – это быть рядом с той, кого я люблю. Создавать вселенную, наполнять ее жизнью… Кого я могу создать, будучи далеко от нее? Или ощущая себя преступником, нарушая все запреты, искать способ ее увидеть? Услышать?

– Что для тебя быть демиургом, ТерАль?

– Возможность творить, – не задумываясь, ответил вампир. – Создавать миры, цветы, дома… творить то, что потом будет наполнено жизнью.

– Ты никогда не задумывался, почему нельзя творить жизнь?

– Нет… – признался ТерАль.

– Потому что жизнь не может быть сотворена по чьей-то прихоти. Она или есть, или ее нет. Так и ты. Ты – демиург. В твоей власти создать новый дом для тех, кто его потерял. Ты хочешь лишить надежды многие миры? Просто ради того, чтобы быть рядом с любимой?

– Многие миры… – ТерАль прищурился. – Ворон! Войрэно уничтожил миры и убил демиругов! А теперь жителей разрушающихся вселенных надо куда-то переселить! Именно поэтому мне дан второй шанс!

– Отчасти верно, – согласился Отец с вампиром.

– Но… – демиург покачал головой, – это невозможно! Невозможно создать с нуля такую вселенную, которая примет хотя бы треть всех пострадавших.

– И что ты предлагаешь?

– Отражение.

– Отражение? – заинтересованно повторили в зимнем поле.

– Да. Отражение вселенной Судьбы. Те же планеты, та же система магического равновесия. Та же…

– Ты хочешь создать зеркало уже готовой вселенной и постепенно ее изменять?

– Да.

– Таким образом, ты надеешься, несмотря ни на что, остаться рядом со своей любимой. Похвальное упорство и стремление.

ТерАль молчал.

Молчали и сверху.

– А ты понимаешь, что для такого мира нужны будут стражи? Те, кто будут постоянно следить за границей между двумя отражениями?

– У нас уже есть готовое учебное заведение для таких стражей! – улыбнулся вампир. – Наша Академия теней. Нам даже не придется изменять название, просто добавим еще одну учебную дисциплину, которая будет на протяжении всех семи курсов, – стихия тени. Умение скользить сквозь границу и вдоль нее.

– Хм… а где ты возьмешь тех, кто будет учить? Ты понимаешь, что сейчас этим умением обладают только демиурги и тени Смерти?

– Да, – кивнул ТерАль, – я понимаю.

– У тебя, у Судьбы… если мы сделаем так, как ты предлагаешь, не будет ни минутки свободного времени. Да и ваши тени Смерти, пока наладят баланс, тоже не смогут передохнуть.

– У нас есть еще одна тень Смерти, Аня! – заметил Интессо, все это время просидевший в углу около дождливого стенда.

– Аня? Вы представляете себе пятнадцатилетнюю девочку в роли учителя? – Тихий смех наполнил зал. – Вы наглые. Оба.

– Но это же хороший вариант! – возразил ТерАль. – Девочка она постольку поскольку. Ей уже много тысяч лет. И кому как не ей заниматься с подростками наших миров. Она будет и в одном мире, и в другом. Ведь именно за этим вы отправили девочку во вселенную Судьбы, чтобы она перестала себя есть поедом за то, что случилось в прошлом! А так она будет при одном из самых важных дел! И сможет сразу же со старшими курсами приступить к патрулированию границы! Она…

– Хватит, хватит… – Смех стих. Теперь комната была заполнена задумчивостью. – Ты предлагаешь, ТерАль, изменить сложившиеся устои. Ты понимаешь это? Никогда раньше две вселенных не находились на столь близких пластах. Два мира было, но сколько раз это приводило к беде?

– У нас хватит сил на то, чтобы удержать пласты! У нас хватит сил на то, чтобы укрепить вселенные. К тому же мы просто поменяем полюса.

– Полюса?

– Да. Как вам известно, магическое равновесие вселенной Судьбы базируется на нескольких столбах.

– Один из которых разрушен.

– Он сейчас восстанавливается. Очень быстрыми темпами, – возразил ТерАль.

– Допустим.

– Столбы строго ориентированы. Там есть определенная математическая зависимость, которая характеризует полюс столба. Мы поменяем эти полюса на противоположные. Две магические системы, направленные в разные стороны, никогда не дадут столкнуться двум вселенным.

– Продумано. И как всегда, дерзко… – констатировали сверху. – Но безумцам всегда везло. Делайте что пожелаете. ТерАль, отныне ты нарекаешься демиургом второго шанса. Интессо, ты становишься его тенью Смерти. Аня – тенью Смерти, приписанной одновременно ко вселенным демиурга второго шанса и демиурга запечатанной души. Занести запись во все измерения и книги-реестры. Запись сделана. Аудиенция окончена. Готовьтесь к тому, чтобы принимать новых жителей через пару недель.

ТерАль и Интессо переглянулись.

– Так быстро? – удивился демиург.

– Ты вернешься во вселенную Судьбы в тот момент, когда ваша пятерка закончит восстанавливать столб. Но там слишком многое произошло. Так что… этого может и не случиться. Ты, Интессо, уже и так слишком сильно вмешался в ход той истории, так что до момента завершения столба путь в ту вселенную тебе закрыт. Также я запрещу вмешиваться в происходящее как Судьбе, так и Ане. Они обе займутся другими делами… Более интересными.

– А не многовато ли? – возразил Интессо.

– Чего?

– Не многовато ли чести для пятерых выпускников – решать судьбу не одной вселенной, а двух?

– Нет… – добрая усмешка пролетела по комнате, – они… интересные. И возможно, однажды я заберу их души к себе. Если они того пожелают… А пока идите. Я устал. У вас есть еще немного времени.

Незримое присутствие невероятно могущественного и древнего существа исчезло.

Интессо и ТерАль взглянули друг на друга.

– Но это же означает, что у пятерки все получится? – заметил тень Смерти.

– Это означает, что Он сам вмешается в судьбы этих пятерых, приведя все к единому знаменателю. Самому правильному на данный момент.

– Подожди, ты сказал «на данный»?

– Да… – Вампир посмотрел на весенний дождь. – Да. Эту пятерку ждет что-то невероятное… А все потому, что однажды Судьбе стало скучно. Бедные дети.


Звонкое и раскатистое «апчхи» разлетелось по поляне.

Эльф покосился на дракона, укутавшегося в одеяло. В голосе Вира прозвучала легкая тревога:

– Ты не простыл?

– Нет. – Нейл покачал головой. – Все нормально.

– Ну смотри, – вздохнул эльф. – Даже странно, что с тобой такое. Температура поднялась… Воспаленные глаза… Постоянно спишь. И все началось после того, как ты вернулся от демонессы, с которой тебе даже не удалось поговорить. Надо было идти кому-то из нас.

– Надо было, – согласился тоскливо дракон. – Но мне… Я хотел просто попытаться еще раз. Так она мне такого наговорила.

Карен и Стар переглянулись.

– Ну знаешь, – заметила девушка, – посмотри на это с другой стороны.

– Аа-а-а-пчхи! С другой – это с какой?

– Воспринимай это как наказание за то, что ты натворил.

– Я натворил? – возмутился Нейл.

– Ты семь лет морочил девушке голову! – сказал вампир, разглядывая руны в своих ладонях. – Так что было бы очень справедливо, если бы теперь семь лет помучила тебя она.

– Я столько не выдержу! – с ужасом в голосе ответил дракон.

– Значит, она выдержала, а ты нет? – Карен покачала головой. – Все вы, мужики, такие.

– Какие такие?

– Напортачите – и в кусты. А исправлять кто будет?

– Как исправлять? – взвыл Нейл. – Я же даже не знаю, с какой стороны теперь к ней подойти.

– Не со спины, – порекомендовал Вир. – В таком состоянии она опасна. Как только будет в достаточной степени бешенства – попробует убить. А поскольку ее тренировали по очереди и я, и Карен, и Кио… попытка может оказаться удачной.

– Я думаю, что кровная связь ее остановит!

– Икнук думал и в суп попал! – буркнула стихиария.

– Кстати, – Стар отвлекся от рун и посмотрел на друзей, – второй раз слышу это фразу. А кто такой икнук?

– Ты не знаешь? – И Вир, и Карен посмотрели на вампира с искренним недоумением.

Брюнет качнул головой:

– Нет… Не встречался.

– И я! – согласился Нейл.

Недоуменные взгляды коснулись и его.

– Кто рассказывает? – спросила Карен.

– Давай я, – предложил Вир.

Девушка кивнула и устроилась поудобнее. Эльф редко что-нибудь рассказывал, но уж если начинал…

– Это случилось, – Вир задумался, – не так уж и давно, лет тридцать назад. Я уже был взрослым циничным эльфом, успел пройти школу Гильдии убийц, разрушить ее, отстроить заново, и успешно на нее работал, когда нам пришел один заказ…


Вир потянулся на стуле и покосился на Вайху – девушка сидела, закопавшись в груду бумаг.

– Тень, – наконец сказала девушка, поднимая голову, – если ты так будешь на меня смотреть, то я тебя выгоню!

– Я просто любуюсь, – защищаясь, поднял руки эльф.

– Вот и будешь любоваться. Где-нибудь в другом месте.

– Но я думал…

– Икнук думал и в суп попал.

– Икнук? Кто такой икнук?

– А ты не знаешь? – Вайха так удивилась, что даже отвлеклась от своих бумаг. – Не может быть! Лучшая тень современности не знает о надежнейшей защите от наемных убийц и воров?

– Чушь какая. Не существует защиты сразу и от убийц, и от воров.

– Существует. – Вайха продолжила: – Итак, знаешь, есть такие птички, которые в пищу пригодны, у них диетическое мясо? Индюки.

– Знаю, – согласился эльф, поморщившись.

– Так вот… индюки, когда чего-то пугаются или же злятся, раздуваются. В курсе?

– Конечно.

– Какой-то психованный некромант вывел на основе индюков икнуков… Э… – Вайха задумалась. – Выглядят в принципе как те же индюки, только пролежавшие в земле лет так… несколько. Икнуки тоже умеют раздуваться, но при этом плюются кто во что горазд. Кто ножами (я же говорила, что некромант был психом?), кто ядом, кто слизью, кто паутиной. В общем, одного маленького стада икнуков достаточно, чтобы ни один убийца или вор не смог покуситься на самое драгоценное сокровище.

– Чушь какая, – вздохнул эльф…


Карен улыбнулась, Вир улыбнулся ей в ответ.

– А потом мне довелось действительно встретиться с этими тварями в реальности. Они маленькие, вон как те птички, которые к нам подбираются с пригорка. Такие же на вид ошкуренно-ошпаренные. Правда, – эльф откинулся на локтях, задумчиво разглядывая небо над головой, – Вайха не упомянула о нескольких вещах. В заведомо проигрышной битве с икнуками надо помнить несколько заповедей. Первая – резать мечами их бесполезно. Они вначале взрываются, а потом восстанавливаются из своих ошметков. Вторая – магия на них не действует. Никакая. Ни боевая, ни замедляющая, ни связывающая. Третья – икнуки не останавливаются, пока не уничтожат тех, по следу кого их выпустили. Четвертое – если вы все же встретились с этими тварюшками, то необходимо бежать. И бежать как можно быстрее…

– Куда? – удивился Нейл.

– Бежать к тому месту, где живет хозяин, – как нечто очевидное сообщила Карен. – Давать любые деньги и обещания, лишь бы он отозвал своих питомцев. Ну или, – стихиария пожала плечами, – убить хозяина икнуков.

– Чем это поможет? – уточнил вампир.

– Ничем, – ответил Вир. – Просто получишь моральное удовлетворение перед смертью.

– Не хотел бы я с ними познакомиться, – подытожил дракон.

– Но придется, – прошептала тихо Карен, расширенными от ужаса глазами глядя на приближающихся птичек. – Знакомьтесь, господа, икнук собственной персоной! Да не один.

Глава 22

Суп для гурманов

– Я не демон? – Лея без сил осела на кровать, с ужасом глядя на Аню. Девочка кусала губы и явно не знала, куда спрятаться от алых глаз.

– Лея, прости, пожалуйста! Я правда не знала, что целью Судьбы с самого начала было именно это! Она действительно одна из самых сильных демиургов! Не знаю, каким образом она учла меня в своих планах. Но я должна была помочь тебе попасть на кладбище, чтобы дракон сорвался за тобой…

– И?

– Кладбище – странное место, там устанавливаются и рвутся связи. Вряд ли ты знаешь, – девочка отвернулась, – да я и сама не знала, признаться, – там, на этом кладбище, когда-то очень давно столкнулись две пятерки: звезда порядка и звезда хаоса. В результате возникла звезда творения. Но все могло быть иначе, случись это в другом месте…

– При чем здесь все это? Выражайся яснее, пожалуйста.

– Кладбище это – гигантская аномалия. – Аня села на стул, по-прежнему избегая смотреть на Лею. – Порвались все связи звезд… все до единой. И собрались по новой. Одна часть лучей погибла совсем не в результате столкновения. Они даже не начали сражаться. Обе звезды пришли туда за Венцом Света. Артефактом, который добровольно пошел к тебе в руки… А им не дался. Каменный страж, который охранял артефакт, пятерых убил на месте. А оставшиеся пятеро, сами того не желая, стали новой звездой.

– То есть, – обманчиво спокойно спросила Лея, – ты хочешь сказать, что в том месте рвутся одни связи и создаются другие?

– Верно. – Аня стиснула кулаки. – Верно! И вы двое должны были туда попасть, чтобы связь между вами порвалась! Я не уверена, что Судьба предугадала то, что ты частично потеряешь память. Но все же – что случилось, того не вернуть и не восстановить… Она просто собиралась помочь вам второй раз обменяться кровью.

– Зачем?

– Ее… не устраивало… С самого начала не устраивало то, что ты – демон.

– Ага, – демонесса задумчиво стучала пальцами по своему колену, – она с самого первого курса подстраивала различные каверзы. То есть во время кровного обряда Судьба что-то сделала с моим телом?

– Не только с телом. С аурой тоже. Она оставила только твою душу, а значит, не затронула и силу.

– Так. – Лея зажмурилась до разноцветных звездочек под веками, потом открыла глаза. – То есть я теперь…

– Ты дракон! – выпалила Аня. – А сейчас немного несдержанна из-за того, что скоро твоя оборотная ипостась окончательно проявится! Это что-то вроде линьки, вспомни бешенство Нейла и вспышки ярости у тех драконов, которых ты знала!

Лея застонала:

– И зачем это все потребовалось?

– Судьба хочет, чтобы ты была рядом с Нейлом. Я понятия не имею, зачем ей это нужно. Не знаю, почему она так старается для достижения этой цели. Знаю только – ради этого она пойдет на все. Вы двое – часть какого-то грандиозного плана.

– Замечательно! Просто замечательно! А что теперь делать мне?

– Выбирать, – просто сказала Аня. – Я знаю способ, благодаря которому ты можешь лишить Судьбу возможности… Хотя нет, возможности влиять на вас она больше не имеет. Дар Нейла окончательно проснулся. Еще не стабильный, он уже перекраивает некоторую часть реальности под себя.

– Вот это сюрприз, – вздохнула тяжело Лея. – Еще какая беда свалится сегодня на мою голову?

– Да никакая. – Девочка развела руками. – Я тебе все, что могла, уже сказала.

– Все, что могла?

– И даже немного больше. Несколько минут назад со мной связался мой прямой начальник, сказал, что я должна объяснить тебе, во что ты влипла, в том числе и по моей вине, извиниться и… уйти. Я больше не буду вмешиваться в твои дела. Ни словом, ни делом. Я даже лишена права наблюдать за вами. Как, впрочем, и Судьба.

– Какая прелесть! – съязвила Лея. – Внимание высших и прекрасных перестанет тяжелым грузом висеть над такими муравьями, как мы. Ладно. Неважно. Как избежать… как нарушить планы Судьбы?

– Ты уже говоришь, как дракон… – тихо сказала Аня. – Ты словно с самого начала была драконом, заточенным в чужую шкуру, которая душила тебя…

– Аня.

– Не отвлекаюсь, – согласилась девочка. – На самом деле все очень просто, ты должна отсечь от себя драконью часть.

– Проще говоря, убить часть души? – спросила Лея.

– Да.

– И других способов нет?

– Нет, – кивнула Аня. – Только… ты должна решать прямо сейчас. Еще немного – и будет поздно. Ты окончательно станешь драконом. И совсем скоро сможешь расправить крылья и полететь. В небо…

– В небо… – Лея поднялась, подошла к окну, задумчиво рассматривая свое мутное отражение. – Вот почему не выдержало зеркало. Всю ночь моя сила бушевала, а значит, напитала всю комнату. Зеркало не смогло меня отразить, потому что драконья ипостась еще не до конца сформировалась. И от меня будет зависеть – стану ли я драконом или так и останусь обычной демонессой.

– Да.

– Ладно. – Лея села на подоконник, опять посмотрела на Аню. – Значит, в планах Судьбы мы и еще раз мы. Как ей помешать?

– Стать звездой хаоса. Или же… – Аня резко замолчала. – Я не могу, – прошептала она с ужасом. – Это то, что мне запрещено озвучивать. Ты должна понять, вы должны понять… Может быть, вам удастся. А сейчас, – девочка поднялась, словно кто-то дернул за ниточки, – возвращайся к своим друзьям. Они тебя ждут. Да и кровная связь, такая тонкая, как у тебя с драконом, не терпит длительных расставаний и далеких расстояний.

– Разберусь, – ответила Лея и задумчиво повторила: – Небо… Ты знаешь, – добавила она уже исчезающей Ане, – пожалуй, я смирюсь… Драконица из меня точно получится отпад!

«Уже получилась, – подумала тень Смерти, растворяясь. – И как хорошо, что меня не окажется рядом, когда ты первый раз расправишь крылья. Сомневаюсь я, что ты будешь королевской золотой драконессой или фиолетовой драконессой мудрости. Навряд ли цвет твоей шкуры будет зеленым – символизирующим умиротворение, или синим – воплощающим спокойствие. Может быть, черным – цветом воинственности или алым – символом гнева. И сдается мне, что алый цвет шкуры тебе будет больше к лицу… дракоша».

Лея повернулась к зеркалу, поправила белую ленту в волосах и улыбнулась.

– А почему бы и нет? Алый цвет – это уж точно очень красиво! – Подмигнув себе, девушка исчезла из комнаты, напевая что-то под нос.


Судьба сидела в своей комнате, тоскливо разглядывая лежащий перед ней расклад. Карты не сулили ничего хорошего. На замершую перед ее столом Аню она принципиально не смотрела.

– Сядь, – тихо сказала демиург наконец.

Девочка опустилась на стул перед Судьбой, опустила глаза.

– Аня, расслабься, – попросила молодая женщина, отстраняясь от карт, – я не буду тебя ругать.

– Не будете?

– И давай-ка на «ты». Мы с тобой, кажется, в одной лодке.

– В одной… лодке?

– Да. Как я понимаю, тебя также отстранили от дел звезды.

Аня кивнула:

– Да.

– А ты не задумалась почему?

– Нет. Не велено думать, – отозвалась тень Смерти.

Судьба подавилась соком, поставила стакан на стол.

– То есть как, не велено думать?

– Вот так… Сказано, не вмешиваться в их дела. Не поддерживать с ними отношения и даже не наблюдать за их перемещением.

– Но это же… чушь! – возмутилась Судьба. – И ты сможешь не думать?

– За последние пятьсот лет, что я работаю эмиссаром по особым случаям, я научилась.

Демиург зажала виски руками и покачала головой.

– Но как?

– Годы практики, – пожала плечами Аня. – А зачем вы…

– Ты.

– А зачем ты меня звала? – все-таки немного споткнувшись, спросила тень Смерти.

– По ряду причин. У тебя получилось качнуть звезду в одну или другую сторону?

– Кажется, нет. Они то ли излишне упрямы, то ли что еще…

– Скорее, что еще, – отозвалась демиург. – Впрочем, это уже неважно. Я нашла еще одну «бомбу» от Ворона. Поможешь с ней разобраться.

– Ли… лично?!

– Ага. – Судьба мечтательно улыбнулась. – Давно я на полевую работу не выходила. Вот и захотелось… немного размяться.

– Мама, спаси! – ахнула девочка. – Это же… это же… из атомной боеголовки по тараканам!

– Нет. – Демиург посерьезнела, отбросила шутливый тон. – Нет, Аня. Там… беда. И если мы туда не отправимся лично, то будет некого спасать и некому помогать.

– И что же там такое? – поинтересовалась Аня, раскачиваясь на стуле.

– Чума, – коротко ответила Судьба.


– Мне это не нравится, – прошептала Карен, пятясь. – Мне это совсем не нравится! Почему именно нам вечно выпадает нечто несусветное? Как вот справляться с этими? Нам некогда бегать! И нет времени искать заказчика!

Икнуки замерли вокруг поляны, окружив четверых друзей. Между ними собралась глубокая черная тень магического вестника.

«За то, что вы, презренные смертные, нарушили покой великой библиотеки и потревожили сон ее фолиантов, вас ждет смертная казнь! Нет вам прощения! И нет вам пощады! Убить! Убить всех!»

Тихо взвизгнув, Карен метнулась с места вверх, превращаясь в воздух. Взлетел следом и дракон, подхватив с земли Вира и Стара.

– Телепортируемся отсюда! – крикнул вампир.

– Не получается, – отозвался флегматично Вир, вытаскивая из запасников свое оружие. – Вот эти не дают. Когда они нас окружили, то одним своим появлением уничтожили линии магии.

– Подожди, – возмутился Стар. – Ты что хочешь сказать, что они разумные?

– Я как раз не успел об этом сказать, – согласился эльф. – Но степень их разумности я ни разу не проверял. Жизнь и рассудок дороже.

– И значит, справиться с ними никому ни разу не удалось?

– Почему же? – возразила Лея, появляясь на ветке дерева и помахав ручкой друзьям.

Возмущенный крик был ей ответом:

– Лея!

– Лея, Лея, – согласилась девушка, зевнув и деликатно прикрыв губки ладонью. – Вообще-то, если бы вы подумали, то поняли бы. Ответ предельно прост: он в пословице. Помните: «Икнук думал, и в суп попал». Нам просто надо сварить вот из этих птичек суп!

– Я не буду есть всякую гадость! – возмутилась Карен, принимая человеческую форму на вершине высокого дерева.

– И не надо, – согласилась Лея. – Только знаете что, пока кто-то из нас развлекает икнуков, остальным придется как следует поработать.

– Кем? – хором возмутились остальные.

– Помощниками повара, – улыбнулась Лея, кокетливо поправляя концы белого шарфа. – То есть меня. Около половины всех ингредиентов у меня есть. А вот за второй половиной надо будет побегать.

– Что-то мне не нравится, как это звучит, – отозвался кисло Вир, взглянув на вдохновенное лицо подруги. – Эй, Лея, это хоть будет съедобно?

– Что ты! – оскорбилась демонесса. – Этот суп – истинный шедевр алхимика. Для начала, Карен, мне надо, чтобы ты сделала небольшой котлован, а Нейл заполнил его огнем.

– А ты?

– А я пока приготовлю чан.

– Они же там сидеть не будут! – возмутился Вир.

– Кто их спрашивать будет? – фыркнула Лея.

Несколько следующих минут слились в единый миг. Пятерка кружилась по поляне, раз за разом добавляя икнуков в поистине гигантский чан.

Вскоре в котел налили воды, натянули (без всякой магии) страховочную сетку и разожгли огонь. Демонесса, стоящая на краю котла, то и дело опасно наклонялась над кипящим варевом, пугая друзей, и что-то бросала в чан.

Вир прислушался.

– Три ложки чешуи зеленой виверны, три хвоста белой крысы, пять вырвиглазов, семь ящериц оркских, змея белая особая, мерка соли тайваньской, левый глаз бурого медведя, желудок и, пожалуй, его же…

На «его же» Виру стало плохо.

Икнуки в супе возмущенно кипели, шипели и плевались чем ни попадя. Ни в кого не попадали.

А Лея все танцевала на краю котла и напевала тихую песенку:

Раз с подружкой вечерком

Мы в поваров играли,

Кружку соли в молоко

Медленно всыпали.

А затем щепотку перца

И немножечко приправ,

Змейки ядовитой сердце,

Сбор семи зеленых трав.

Следом мы добавим сахар,

Разотрем с яйцом грибы,

Много-много диких ягод

И сушеной лебеды.

Два хвоста зеленой крысы,

Парочку тушеных мух,

Конопли, листок мелиссы,

Я добавлю в этот суп.

Две минуты до кипенья,

Черный лук для украшенья.

Специй надо? Положу!

Вам добавки? Вот, прошу…

К концу незатейливой песенки Карен сползла от хохота по стволу многострадального дерева, Вир, зеленый оттого, что наговорила Лея, сидел с другой стороны и пытался призвать желудок к порядку.

Нейл вздохнул, поправил взъерошенные волосы, немного подожженную рубашку:

– Лея, ты как себя чувствуешь?

– Тебя не касается, – отозвалась девушка, спрыгивая с котла. Одним движением она превратила «готовое блюдо» в монетку и убрала ее в плотный кошель.

– Зачем это тебе? – удивился Стар.

– Ну, – Лея засмеялась, – не думаешь же ты, что не найдется гурманов, которые с удовольствием отведают этого супчика?

– Лея, пожалей! – взмолился эльф. – У меня уже нет сил!

– На что у тебя сил нет? – коварно спросила демонесса.

– На войну с желудком!

– Вир, – Лея потянулась всем телом, – как ты с таким слабым желудком стал лучшим убийцей века?

– Двух, – педантично поправил эльф подругу. – Ну уж извини, но я охотился только на людей! Или на представителей гуманоидной расы.

– А… – Демонесса засмеялась. – Ты не пошел в целители, только потому что боишься… особых подробностей? – беззлобно подначила она Вира.

Эльф развел руками:

– Ну что поделать, я такой, какой есть.

– Мелкий… вредный и ушастый, – вздохнула Лея. – Так, а теперь вернемся к нашим делам.

Устроившись под деревом, девушка зябко вздрогнула, и тут же на ее плечи опустился теплый плащ.

– Спасибо… – Подняв голову, демонесса изумленно посмотрела на дракона. – Это ты так хочешь подружиться?

– Нет, просто пытаюсь быть заботливым.

– Пытайся дальше, – милостиво согласилась Лея, закутываясь в плащ сильнее. – Эту попытку я тебе засчитываю.

– Язва.

– Сам вредина.

Карен и Стар переглянулись.

«Тебе не кажется…»

«…что когда они вот так спорят, это гораздо лучше?»

«Кажется!»

«Посмотрим, что будет дальше?»

«Но не вмешиваемся».

Вир вытащил из потайного кармана бутылку с ключевой водой, глотнул и тут же закрутил крышку.

Есть ему после «супчика» не хотелось.

– Ладненько, – деликатно прервала поединок взглядов дракона и демонессы Карен, – нам бы решить, что делать с Венцом Света.

– Что-что, наполнять его, – буркнула Лея.

– Чем?

– Силой…

– Какой?

– Души. – Демонесса немного помолчала. – Здесь сложно все объяснить, но нам нужна чистая светлая душа, которая согласится добровольно заполнить артефакт, зная, что это навсегда.

Друзья посмотрели друг на друга.

– И где искать такую душу? – тихо спросила стихиария.

– Вариантов нет, – развела руками Лея. – Знаю только, что эта душа не будет душой дракона или демона, вампира или эльфа. Только человек.

– Человек? – удивился Стар. – Но почему?

– Не знаю… Просто по магии крови помню, чем чище душа – тем сильнее приток силы, которая струится по крови. Именно поэтому некроманты так любят девственниц и младенцев.

– Прозвучало как-то уж очень кощунственно, – заметил Вир.

– Зато правдиво, – отозвалась тут же демонесса.

– То есть ты хочешь сказать, что нам нужна девственница… почти ребенок… который согласится добровольно стать ничем? Средоточием чистой силы? – Нейл покачал головой. – Это нереально!

– Я тоже так думаю, – кивнула Карен.

Вир промолчал, о чем-то думая.

– Тогда, – Лея улыбнулась, – у меня есть предложение!

– Какое же?

– Нам же никто не приказывал немедленно, как только мы получим артефакт, активировать его? Предлагаю взять его с собой и отправиться на охоту за следующим артефактом.

– К кому хоть идем? – слабо спросил дракон, отгоняя от себя дурные предчувствия.

Надо заметить, они его не обманули.

– К Айкиллу! – радостно сказала Лея.

– Почему к нему? – возмутился тут же Вир.

– Ты-то чего возмущаешься? – удивилась Карен, отстраняясь от вампира. – Как-никак почти твой профессиональный покровитель.

– Почти, – нахмурился Вир. – Айкилл не любит конкурентов.

– Ну и что? – пропела Лея, вытащив из кармана зеркальце и глядя на себя в него. – Как ты думаешь… я ему понравлюсь?

– Нет, – категорично ответил Вир.

Демонесса тут же повернулась к нему, поправила белую прядь, убрав ее за ухо.

– Почему? – растерянно уточнила девушка.

– А он по мальчикам, – с насмешкой отозвался эльф.

Лея поджала губки.

– Это плохо, – констатировала она. – И каких он предпочитает?

– Разных, – коротко отозвался эльф.

Демонесса задумалась.

– Ну и ладно, – отмахнулась она. – В конце концов, это такие мелочи. У нас есть целых три красивейших экземпляра, на кого-то же он клюнет?

– Лея!!!

– И не надо так на меня кричать, – заметила сухо демонесса и посмотрела на Карен. – Если у нас бог с такими пристрастиями, нам с тобой не помешают личины парней. Похуже…

– Лея!!! – тройной мужской крик заставил задрожать деревья.

Девушка повернулась к представителям сильной половины звезды и ясно им улыбнулась:

– Что? Я вас внимательно слушаю?

Вир застонал и откинулся на дерево.

– Лея, – тихо прошипел он сквозь зубы, – подсовывать нас богу будешь только через мой труп.

Демонесса просияла:

– А ты не думаешь, что это легко обеспечить? К тому же у меня есть замечательная некромантка, которая потом поднимет вполне дееспособного зомби.

– Лея, – Карен дотронулась до плеча подруги, – не перегибай палку.

– Еще даже не начинала.

Мужчины посмотрели друг на друга.

«Она серьезно». – Ужас звучал даже в ментальном голосе Стара.

«Слишком… – прошипел Нейл. – Но… кажется, в данном случае нас и спрашивать не будут».

Тихо что-то мурлыча себе под нос, Лея вытаскивала из своей сумки какие-то банки, пузырьки. В них что-то таинственно шумело, гремело и перекатывалось.

– Так… – Повернувшись к парням, девушка, предвкушая развлечение, облизнулась. Раздвоенный язык промелькнул меж белых зубок так быстро, что они ничего не заметили.

Зато увидела Карен.

«Лея?» – мысленно спросила она.

«Позже», – отозвалась Лея.

«Но?»

«Не переживай, со мной все в порядке…»

«Уверена?»

«Ага…»

Нейл попятился.

– Стоять, – пропела демонесса. – Еще шаг, считаю это за побег и начинаю применять крайние меры. К тебе – с особым удовольствием.

– Это еще почему?

– Они мои друзья! А ты так… сбоку припека.

– Лея! – возмутился дракон. – Сколько можно тебе повторять: мы с тобой уже знакомы семь лет! И если на первых двух курсах я вел себя некультурно… очень некультурно… – поправился он, – то уж с третьего курса ты сама лично признала, что мы друзья!

– Не помню такого, – мило улыбнулась Лея, отрезая пути к отступлению сразу всем, обрывая телепортационные линии, только начавшие восстанавливаться. – Так… а теперь, пожалуй, приступим.

– К чему? – взвыл Стар, пятясь подальше от мечтательной Карен.

– Как к чему? – удивилась та. – К тому, чтобы выгодно показать товар, то есть вас, заказчику. А для этого надо немного навести марафет. Так что рекомендую расслабиться и попробовать получить удовольствие.

Вир побледнел:

– Карен, где ты научилась этой фразе?

– У разбойников на большой дороге подхватила, – двусмысленно ухмыльнулась девушка и тут же посерьезнела. – Но, пожалуй, время для того, чтобы успокоиться, мы вам дали. А теперь пора приступать. Лея, кого на закуску оставим?

Демонесса оглянулась, осмотрела всех троих…

– Вира. Он самый классный из них.

– Что? – возмущенно спросили Нейл и Стар.

Девушка улыбнулась:

– В отличие от вас, Вир – натуральное воплощение очень популярного хулиганистого типа мужчин. Нейл – принц, причем блондинистый. А Стар – ледышка. Именно поэтому Вир будет самым интересным!

– Лея, – угрожающе прорычал эльф.

Девушка подняла на него взгляд:

– К тому же у тебя единственного есть шанс протащить с собой в покои воздыхателя кого-то еще.

– Как ты себе это представляешь?

– Не мои проблемы, – отозвалась Лея, принимаясь за Нейла. – Но тебе, Вир, действительно придется очень постараться.

На огромном расстоянии от них в своей ложе загибалась от смеха и одновременно от жадности Лилит – такие мужчины, что просто мур-р-р, для двух девиц невнятной наружности.

Желание любой ценой получить всех троих в свой гарем стало нестерпимым.

Глава 23

Двуличный бог

В кабинете было тихо. Уронив голову на стол, спал рядом с завалами бумаг Тайган. Скрутившись клубочком на неудобном диване, спала Уна. Дух академии, с интересом наблюдающий за ними последние несколько суток, перенес свое внимание на другие объекты. Гул за окнами, где преподаватели под присмотром мастера Адена обновляли лабиринт для экзаменационных испытаний, не проникал в кабинет.

Ничто не мешало сну новоявленного директора и его помощницы. И казалось, что они смогут выспаться, но вдруг в сейфе что-то загремело, загрохотало… поток искристого света проделал дыру в металлическом ящике, и на голову Тайгану свалился запечатанный конверт.

– Красота, – буркнул парень, стаскивая письмо с головы. – И не подписан даже…

Распечатав конверт, Тайган несколько минут смотрел на первую строчку рукописного листа тетрадки, не понимая, о чем идет речь. Потом вчитался, понял и… побледнел.

«12 января. 23000 год по счету моей вселенной

Сижу в своей комнате, тоскливо наблюдаю за тем, как за окном проходят века. Скучно-о-о-о… Мое безумие, отделенное от меня, – интересная собеседница, но и она уже не спасает меня от скуки.

В моей вселенной все развивается мирно и гармонично. Мелкие недостатки, которые случаются у всех, своевременно устраняют те, кто для этого создан. Но как же мне надоело создавать всем правильные судьбы…

Внести, что ли, в мою вселенную легкий элемент хаоса? Станет немного сложнее с ней управляться, зато будет интереснее жить.

Решено! Сделаю…

Итак, что же это будет… Ну например, мне нужна планета. Одна, маленькая, располагающаяся не в центральной части, а где-нибудь в сторонке. Там будет академия. Но не обычная.

А какая? У-у-у… надо подумать. О, точно! Академия будет воспитывать тех, кто станет моими помощниками. Как их назвать? Стражи… не, избито. Вестники? Нет. Они же будут не почтовой службой, а гораздо более высокого класса. Тогда… тени! Точно, тени! Тени всегда сопровождают человека, куда бы он ни пошел и чтобы он ни делал. Вне зависимости от того, какой человек – хороший или плохой.

Ладно… как-то это мало интересно. Обычная академия – это не серьезно. А как насчет того, чтобы ее основали те, кто придут из будущего? Вначале придумаю будущее, пропишу его, а потом…

Но для такого финта ушами мне нужны подопытные кролики, на которых можно испытать перемещения между временами. Кстати, они должны быть созданы не моей силой. Кто у нас есть? Так. Одна планета с вампирами, чужаками. Какой бредовый демиург создал ледяных вампиров? Ладно, это первые крысы. Вторая планета… О, люди! Берем. Эльфы, светлые… Неинтересно. Оставим на крайний случай. О, о, о, демоны! Да еще какие… Живучие, наглые, сильные… Так, кто их у нас создал. Ворон… Какой еще Ворон? А, Войрэно. Хм… что-то знакомое? Нет… показалось. Ну ладно, с ними и начнем свои эксперименты…»

Первая запись в тетради обрывалась.

Вторая была еще короче, в ней не было ни конца, ни начала.

«Какие интересные результаты дал, в конце концов, эксперимент! На них не влияет моя сила. Но этот вампир меня пугает… Надо будет богу их планеты осторожно подкинуть идейку, как разорвать этот узел. К тому же такой материал жалко терять.

Трое – три нити судьбы, которые сплелись без моего на то вмешательства. А все из-за силы этого вампира. Нет, лорд Нейл – это правда что-то с чем-то. И тоже создание Ворона? Да что ж это такое! Надо будет познакомиться с этим демиургом. Потом…

Как-нибудь…»

Проснувшаяся Уна посмотрела на Тайгана.

– Что-то случилось? – тихо спросила девушка, изучая бледное лицо директора.

– Нашел… нечто странное. Почитай.

Дочь демиурга быстро пробежала записи взглядом, пожала плечами.

– Ну и что? Разве ты еще не привык, что от моей мамочки можно ожидать чего угодно?

– К такому – не привык. Кстати говоря, чем ты занималась, перед тем как уснула?

– Регистрировала документы первой пятерки, которая вернулась с задания. – Уна отложила листы в сторону, посмотрела на документ перед собой. – И пыталась понять, что происходит с нашей звездой.

– Что происходит?

– Надпись, что контракт будет разорван, недавно исчезла… Интересно другое – то, что теперь договор на звезду порядка. И цифры опять растут на глазах.

– Это очень плохо… – сказал Тайган.

Уна неожиданно покачала головой:

– Для… академии это замечательно. А вот для нашей звезды – ужасно.

– И что ты предлагаешь?

– Связаться с ними… – предложила неуверенно девушка. – Как-то подумать, что можно сделать с этим…

– Пусть решают сами. – Парень отодвинул в сторону просмотренную стопку документов и взялся за следующую. – Они смогут что-нибудь придумать.

– Ты полагаешь?

– Я уверен в этом.

– Ладно. – Уна кивнула. – Тогда я пишу письмо…

– Пиши, – согласился Тайган.

Но было видно, что его внимание полностью поглотили бумаги. Девушка немного обиженно покосилась в сторону своего начальника и села писать письмо. То, с какой тоской на нее посмотрел директор, она уже не увидела.

Очутившись посреди огромного зала, облицованного белым мрамором, с огромным бассейном посредине, Лея недоуменно огляделась по сторонам.

Зеленые заросли незнакомых растений. Легкий сквозняк. Над головой купол, через который виден краешек неба.

Позади раздался всплеск. Резко обернувшись, девушка посмотрела на Нейла, выбирающегося из воды. Еще один всплеск, и слева от дракона в воду рухнул и Стар.

Карен появилась сбоку от Леи, а Вир – также над бассейном. Вот только эльфу, единственному из мужчин, хватило грации на то, чтобы удержаться на тонком канате и осторожно по нему перебраться на берег сухим и невредимым.

– Красотища, – пробормотала Карен. – Но разве при телепортации мы задавали именно эти точки?

– Это вряд ли, – раздался позади мягкий бархатистый голос.

Девушки резко остановились. Споткнулся на бортике Вир, перестали ругаться в воде Нейл и Стар.

На высокой мраморной лестнице стоял мужчина…

– Какой красавчик, – потрясенно пробормотала Лея, созерцая широкие плечи, мощный торс, длинные накачанные ноги незнакомца.

В шевелюре тяжелых рыже-золотых волос словно запутался луч света. Пристальный взгляд коричнево-зеленых глаз остановился на Вире. И на тонких губах бога, а в том, что это местный бог, сомневаться уже не приходилось, возникла легкая улыбка.

– Какие прекрасные гости появились в моем дворце. Когда я перехватил телепортационный канал и направил вас сюда, мне и в голову не могло прийти, что вы столь… необычны.

Сбросив с плеча руку Карен, Лея двинулась к лестнице.

Бог перевел внимание на нее.

– Ты Айкилл?

– Не люблю это имя, хотя оно у меня тоже имеется.

– Как тебя тогда называть?

– А ты наглая, – восхитился бог-убийца. – Для тебя… и для красавчика с глазами цвета моей любимой бирюзы я Ай. Остальные могут обращаться – Кил.

Лея тряхнула головой, оперлась на бортик лестницы.

– Слушай, – спросила она, раззадорившись, – а правду говорят, что ты девушек не любишь?

– Обычно не люблю, – согласился бог. – Сама подумай, визгливые идиотки, которые не могут связать и три слова. А уж о том, чтобы удержать в руках что-то тяжелее столового ножа, и речи идти не может. Кому они такие нужны?

– Угу. – Демонесса кровожадно усмехнулась. – А как насчет воительниц?

– А истинные воительницы, как правило, мужчин считают за второй сорт.

– Полное несовпадение интересов, – добавил Вир к словам бога, помогая выбраться на бортик бассейна Нейлу и Стару.

– Верно, – согласился Ай, спускаясь ниже и беззастенчиво рассматривая эльфа и демонессу.

– А что мы делаем у вас? – поинтересовалась Карен, осторожно отступая за спину Стара.

– Не пугайтесь, юная леди. Убивать я вас не буду…

– Но говорят…

– Мало ли что говорят и пишут! Я обычный бог… с расстройством личности.

– А?! – Дружный выкрик заставил Ая поморщиться.

– И не надо так кричать, – улыбнулся проказливо он. – Вы же знаете, что боги необычные личности?

– Знаем. – Лея не сводила с бога восторженного взгляда.

– Вот в обычной повседневной жизни я – Ай. Когда война – пробуждается моя ипостась Кил. А есть еще третья суть – палача Айкилла. – Бог дернул плечом. – Кто бы знал, насколько я терпеть ее не могу. Так что, юная леди, переживать не стоит. Случайных заезжих гостей я не ем и даже не кусаю. Хотя… – Взгляд Ая опять скользнул по Лее и Виру. – Вот вас двоих я, пожалуй, все же попробовал бы.

– Вы же не вампир, чтобы пробовать! – фыркнула Лея, ничуть не испугавшись.

– Нет… но для этого быть вампиром необязательно.

– Да… а как еще можно? – Девушка шагнула еще на ступеньку выше, и ее тут же настиг окрик Вира:

– Лея.

– Вот всегда Лея, – вздохнула демонесса. – Стоит мне только перестать быть тихой, белой и пушистой, как начинается воспитательный процесс.

– Так бросай их, – сказал бог, предлагая девушке руку.

– Не могу… Они без меня совсем пропадут.

– Ну и что? Разве это плохо?

– У, слушай, а ты точно бог-убийца?

– А что, непохоже?

– Нет. Скорее на бога соблазнов смахиваешь.

– А об этом мы поговорим немного позже. – Ай обвел взглядом всех гостей. – Итак, предлагаю вам комнаты, чтобы просушиться. Сытный ужин… Затем вы мне расскажете, что же привело настолько не похожих друг на друга нелюдей на мою планету… И если я смогу – то помогу вам.

«Он совершенно не похож на того, кого нам живописала книга!» – возмущенный вопль Карен ткнулся в виски Леи.

Демонесса не обернулась, а пришедший от нее ответ был едва-едва слышен.

«Щиты, Карен. И думай потише».

«Но почему?»

«Ты думаешь, наш хозяин настолько прост и такая душка, как говорит?! Осторожнее, Карен. Еще немного – и за нами закроется дверь ловушки. Айкилл не выпускает ту добычу, которая показалась ему интересной, без боя».

«А я могу и обидеться. – В мысленном голосе Ая прозвучала легкая насмешка. – Ты странная девушка, демонесса с алыми волосами. И у тебя странное имя – Лея. Разве оно полное? Скорее всего, нет. А твою подругу, значит, зовут Карен. Ваши же мужчины так и не соизволили представиться».

«Думаю, они еще исправятся», – заметила Лея.

«Будем надеяться на это… Будем надеяться».


Оглядевшись по сторонам, Аня зябко поежилась. Дома вокруг стояли, словно призраки. Хлопали на ветру рамы без стекол… двери нараспашку. Над головой клубилась белая пелена, в воздухе витал запах чего-то гнилостного.

– Ну, – тихо спросила тень Смерти, оглядываясь на Судьбу, – и зачем ты меня сюда приволокла?

Демиург молча смотрела куда-то.

– Эй, ау! Статуя по приему невидимого сигнала, отзовитесь! – съязвила Аня.

Тряхнув головой, женщина взглянула на девочку.

– Здесь… не та чума, к которой ты привыкла. Это не болезнь… Здесь чума, которая убивает все. Дома. Траву. Деревья. Людей. Нелюдей… Все, что попадается ей…

– Это не болезнь? – выцепила главное Аня. – А что тогда?

– Магия. Довольно паршивого характера.

– И? – поторопила девочка. – Зачем мы здесь?

– Чума размещается в чем-то или ком-то, и если вовремя не найти – то эта зараза, распространяясь, начинает пожирать планету. На месте планеты потом появляется язва, которая разрастается по вселенной. – Судьба вздрогнула. – Не хочу даже вспоминать.

– Это… это что – подарок Ворона?

– Нет. Это… наследие. Его принесла с собой одна из рас, которую мне было велено забрать с родной планеты. Я думала, что вывела чуму, а она проспала где-то несколько тысяч лет и проявилась снова.

– И как ты предлагаешь ее искать? – возмутилась Аня. – Здесь же все мертво! Я вообще ничего не чувствую.

– Я тоже, – кивнула Судьба.

– И как тогда ты предлагаешь?!

– Как искали люди раньше? По старинке… заглядывая во все углы.

– О… – Девочка хлопнула глазами. – Ты что?! Ты представляешь, сколько времени это займет?

– Не имею ни малейшего понятия, – отозвалась Судьба категорично. – Но лучше бы нам пока не появляться в моем особняке.

– Почему?

– Потому что кое-кто может захотеть отомстить. А по сравнению с ним я плохая актриса! Так что мы медленно и спокойно ищем носителя чумы.

– Да на чьей мы территории? – поинтересовалась Аня.

– Э… какого-то божка. Мелкого. Дурного. Двуличного и злого. О, вспомнила, его зовут Айкилл.

– Бог-убийца?

– Не-а. – Судьба тряхнула головой. – Он был им когда-то. А потом то ли убил не того, то ли, наоборот, того не убил, но кто-то там жизнь положил, чтобы его проклясть. И проклял. В обычное время – вполне себе спокойный бог-судья, а потом, как в извилинах закоротит что-то, – он топор в зубы и за теми, кто под руку попадется.

Аня кивнула и отвернулась от Судьбы.

«Лучше я буду тихо и мирно искать то, не зная что… – подумала девочка. – А то звезде, хочешь не хочешь, идти к этому божку, не хватало еще самой под раздачу попасть. Я, конечно, тень Смерти, но от хорошего удара по затылку это никогда не спасало…»

Слова, ну а точнее мысли, оказались пророческими. Хороший удар по затылку и сама Аня, и Судьба… благополучно проворонили.


Нейл постоял у дверей, закрытых снаружи, задумчиво их разглядывая. С одной стороны, чтобы их открыть, достаточно хорошо ударить ногой. С другой – это невежливо. Да и можно воспользоваться образовавшимся свободным временем с большей пользой, чем рассматривать дверь в особняке бога Айкилла.

Пока дракон был в компании своих друзей, было очень просто делать вид, что все в порядке, что безумие, черной змеей свернувшееся у него в груди, не более чем тяжесть от приснившегося кошмара. Но безумие от этого никуда не делось.

И сейчас лорд Нейл хотел узнать ответы на несколько вопросов. А для этого нужно было посетить демиурга вселенной. Зайти, так сказать, в гости… по-дружески.


Стар повернул вниз ручку двери и с недоумением услышал щелчок.

«Закрыто? – удивился он. – Карен… меня закрыли в комнате. А как тебя?»

«Меня тоже. – По ментальной связи пришел зевок. – Но я только «за», я спать хочу, просто умираю. Меня этот бог напугал до состояния невменяемости. Другое дело, что я боюсь спать одна в незнакомом месте. Разрешишь, я к тебе переберусь».

«Как?»

«Ты забыл, кто я?»

«Я помню, – усмехнулся вампир. – Но не кажется тебе, что не надо пока светиться? Бог может узнать, кто ты».

«Стар… – Карен тяжело вздохнула. – Ты опять думаешь не о том!»

«Не о том?!»

«Да дело не в том, что я стихиария. Это как раз мелочи… Я воровка. И мне ничего не стоит открыть двери. Впрочем, нам их, если ты еще не обратил внимания, заблокировали. Так вот, не буду нарываться. Я пройду к тебе по карнизу».

«С ума сошла! – возмутился мужчина. – Там же и десяти сантиметров нет!»

«Ну и что? Было дело, я и по пятисантиметровому шла. Знаешь, как весело было?»

«Не знаю. И знать не хочу».

«В общем, открывай мне окно. Я хочу спать… но в безопасности».

«А по-твоему, эту безопасность должен обеспечивать я?»

«В точку».

Стар вздохнул и подошел к окну, осторожно раскрыл рамы и задумчиво посмотрел на Карен, стоящую сбоку от створки.

– Быстро ты…

– Для профессионала такие задачи – раз плюнуть, – усмехнулась девушка, запрыгивая в окно.

– Верю, верю, – кивнул Стар с легкой улыбкой.

– Кстати, – Карен рухнула на кровать, – ты знаешь, я где-то слышала легенду о чистой душе.

– Где-то? – удивился вампир.

– Да… кажется, когда я была в картине… в замке у отца. Я слышала от портретов… или потом… когда меня наряжали. Не суть важно! Главное другое.

– Что?

– Мы можем отправиться в замок! С братцем у меня вроде бы нормальные сейчас отношения, мы последние пару лет даже переписывались. Так что в библиотеку или к картинам, думаю, он пустит без проблем. Узнаем, что это за легенда, найдем душу… зарядим венец. К тому же думаю, наш телепорт Айкилл перехватывать не будет. Мы ему не нужны.

– Мы?

– Ну, – Карен грустно улыбнулась, – думаю, сейчас все трудности по добыванию артефакта лягут на плечи Вира и Леи. Их двери вряд ли закрыты сейчас. Скорее, за ними зашли и с поклонами препроводили в зал для ужина.

– Завидуешь? – Стар подошел к кровати и устроился рядом с девушкой.

Та покачала головой:

– Мне, пожалуй, немного обидно, почему все всегда им. Так что я просто хочу свою порцию приключений и острых ощущений.

– Именно острых? – усмехнулся вампир.

Карен кивнула:

– Именно! Поэтому предлагаю временно разделиться.

– А не ты ли, душа моя, всегда говорила, что наша сила в единстве? – возразил Стар.

– И сейчас повторю. Но… знаешь, я хочу немного от них отдохнуть.

– Не боишься?

– Чего?

– Того, что мы попадем в такую ситуацию, из которой сами выпутаться не сможем? – уточнил мужчина.

Девушка задумалась, потом улыбнулась и развела руками:

– А мы с тобой не гордые! Нам и на помощь позвать не сложно!

– Ладно, ладно. Как я понимаю, ты уже все решила?

– Да. А тебе остается только поддержать мою авантюру!

– Вот уж точно, авантюра, – вздохнул Стар. – Но устоять перед твоими прекрасными глазами я не могу, так что решено. Поддерживаю! Когда отправляемся?

– Сейчас.

– Так быстро?

– А чего тянуть? Прыгать надо!

– Куда прыгать-то? – вздохнул еще тяжелее вампир.

– За окно. Только там я смогу призвать свою силу и вытащить нас отсюда.

– Знаешь, – заметил Стар, поднимаясь, – я всегда считал самой отвязной авантюристкой Лею. Но кажется, мне пора пересмотреть свои взгляды!

Карен задорно фыркнула:

– А это мы еще посмотрим!

– И смотреть нечего…

Когда пары и след простыл, в замке повернулся ключ. Юный паж заглянул в комнату, убедился в отсутствии в ней гостей и закрыл обратно. Докладывать о пропаже хозяину не требовалось…


В комнате, где был накрыт стол к ужину, был растоплен камин… В воздухе же ощущался какой-то странный, немного терпкий аромат.

«Нас решили отравить», – сказала мысленно Лея Виру.

Эльф усмехнулся:

«Не на тех напал. Не боишься, что он нас услышит?»

«Нас двоих? Ну что ты… Нашу связь никакой божок местного разлива не проймет».

Перед появившимся на лестнице хозяином дома Лея присела в легком реверансе. Вир же просто склонил голову.

– Великолепно, – прошептал завороженный бог.

И демонесса, поймав свое отражение в зеркале, могла понять, чем Айкилл был потрясен. Обычно Лея выбирала белый или алый цвет, а в этот раз изменила своим привычкам, примерив золотое платье.

Вир же, предпочитающий темные тона, облачился на этот раз в светло-серебристый костюм. Вместе с Леей они составили красивую контрастную пару.

Золото – серебро. Тепло – холод.

«Сыграем в хорошего-плохого?» – мурлыкнула Лея.

«Ты, как обычно, плохая?»

«Нет… хулиган у нас сегодня ты. Так что я – хорошая. Ради разнообразия».

«Ну, попробуем».

– Сегодня замечательный вечер, – сказала девушка, наконец выпрямляясь.

– Да, – кивнул Ай, – просто изумительный.

– Я бы так не сказал, – холодно уронил Вир. – Где наши друзья?

– К моему легкому сожалению, они покинули мой дом…

Эльф и демонесса переглянулись.

– Покинули? – недоуменно уточнила Лея.

– Совершенно верно. – Ай надменно усмехнулся. – Но я рад, что они оставили вас двоих здесь, и главное, не сказали об этом ни слова.

«По шее потом дам… интриганы», – злобно подумала демонесса.

Вир хмыкнул:

«А я помогу. Но подставили они нас, кажется, сильно…»

«Ладно, попробуем выпутаться осторожненько…»

«С боем все равно уйти не получится».

– Ну что же, – девушка небрежно махнула ручкой, – ушли и ушли. Так они не будут претендовать на ваше внимание, Ай. И нам его достанется больше.

– Верно, – кивнул бог. – Кстати, там еще был какой-то мальчишка. Самый старший из вас… ну, с фиолетовыми глазами.

– А… наш дракон.

– Дракон? – Ай вздохнул. – Странно. На какой-то момент я готов был поклясться, что он вампир.

«Вир, молчи, что самый старший ты».

«Почему?»

«Не знаю, что он задумал, но, кажется, что-то плохое…»

– Раз они ушли, – продолжил бог, – тогда после ужина мы с вами поменяем местоположение? На более уютное… и более подходящее для доверительного разговора.

– Конечно, – кивнула Лея, – мы же у вас в гостях.

– Верно. – Ай ухмыльнулся. – Верно, прекрасная леди. Я хозяин этого дома и временно хозяин вашего времени.

«Так я и знал, что подвох какой-то будет», – вздохнул тяжело Вир.

«Что такое?»

«Он псих, милая».

«Это было с самого начала ясно!» – отмахнулась Лея.

«И к тому же… планирует сейчас, как будет нас убивать…»

«Это тоже плохо, но не смертельно. Сможем…» – мысленно голос демонессы прервался.

Ее взгляд остекленел, на какое-то короткое мгновение показалось, что она сейчас упадет в обморок, но девушка неожиданно встряхнулась и улыбнулась, глядя на Ая.

– Кажется, у вас принято подавать к блюдам не совсем обычные приправы? – спросила она мягко, отодвигая в сторону тарелку.

«Вир, долой маски. Дипломатия тут не поможет. Помимо яда в воздухе в тарелках смесь отравы и транквилизаторов».

«Будем угрожать?»

«Да».

Бог вздохнул:

– Что, не подействовало?

– Ну по ряду причин, – мило улыбнулась Лея, – снотворное на меня не действует. И яд тоже…

Ай вздохнул еще тяжелее.

– Что же, тогда перейдем к прямым угрозам? – спросил он немного обиженно.

Взгляды Вира и Леи встретились.

– Ну… попробуем.

Глава 24

На разных дорогах

Наверное, не стоило поступать так опрометчиво и отправляться во дворец стихиариев только вдвоем, но эту простую истину Карен поняла только спустя несколько часов, когда наконец открыла глаза и обнаружила себя с гудящей головой в какой-то незнакомой комнате.

В другой ситуации девушка, возможно, оценила бы роскошь окружающей обстановки, Но на этот раз первое, что почувствовала стихиария, что на ее запястьях, щиколотках и шее ограничивающие цепочки. Тоненькие, едва заметные, не доставляющие никаких неудобств, они полностью ограничили силу Карен, заблокировали все ее четыре стихии.

Второе, что бросилось в глаза, толстые решетки на огромных окнах, а снаружи – туман, отчего было не видно окрестности вокруг.

В комнате было тихо. Ударив кулаком по подушке, Карен встала с кровати.

Самым страшным открытием было то, что рядом не было Стара. Нигде…

Стихиария отгоняла от себя страшные мысли, но они возвращались и с усмешкой нашептывали ей на ушко: «А может быть, он уже мертв?», «Может быть, он уже давно на плахе»… «Или мучается в тюрьме», «Или погиб, попав в чужую ловушку».

И во всем этом была вина только Карен. Ей не захотелось сидеть в доме бога, оставив все лавры друзьям.

«Какие лавры? – пришла первая разумная мысль. – В конце концов мы делаем одно и то же дело, а там мы были рядом и могли бы им помочь. Теперь помощь нужна нам… А у меня даже нет возможности сообщить об этом!»

Оглядев комнату, девушка оценила толщину решеток, тайных ходов не нашла. Ничего, что могло бы ей помочь. Самое обидное, что дверь, ведущая в комнату, была скрыта магией, и найти ее лишенная своих сил Карен не могла.

А когда она открылась, девушка ожидала увидеть кого угодно (например, лорда Вайтара, которому она понадобилась для своих интриг, или же его жену), но не незнакомого, переминающегося с ноги на ногу мальчишку лет восемнадцати.

– Тебе чего надо? – грубовато спросила Карен, ничего не понимая в ситуации.

Мальчишка поднял голову и улыбнулся. В его черных глазах блеснули языки пламени.

– Светлого вечера, леди четырех стихий.

– Ты кто?

– Мое имя все равно вам ничего не скажет. Так что и называть его нет смысла.

– Может быть, это лучше решить мне? – возразила стихиария.

– Что же, вы правы. Я лорд Араджай.

Карен присела на край подоконника.

– Брат леди Кэтин? – уточнила она, вспомнив тихую и красивую стихиарию, которая ненавидела лорда Вайтара, но души не чаяла в своем сыне.

– Верно, – кивнул стихиарий.

– Ну и зачем вам нужна я, лорд? – уточнила девушка. – Вы же не считаете, что, украв меня, доставите какие-то неприятности моему венценосному братцу?

– Нет. Я один из тех, кто знает, на какие ухищрения пошел он со своей матушкой, чтобы вас убить. Так что не думайте, леди, я не настолько глуп. Вы здесь совершенно по другой причине.

– Вот как? – Карен устроилась поудобнее. – Ну что же, я вас внимательно слушаю. Можете приступать к рассказу.

Стихиарий усмехнулся:

– Вы действительно считаете, что вам ничего не угрожает, что имеете наглость вести себя так вызывающе?

– А вы считаете, что я здесь одна? И нет никого, кто мог бы мне помочь?

– Если вы о том человеке, который шел вместе с вами, то вынужден вас огорчить, – улыбнулся лорд, – я перехватил вашу телепортацию и отправил его в Болотную долину. У нас там недавно поселился огненный дракон, так что ваш человеческий друг не выживет.

Карен призадумалась.

«Человеческий друг?!»

– Итак, леди четырех стихий…

– У меня вообще-то имя есть, – перебила стихиария девушка.

– И что? Мы с вами не настолько знакомы, чтобы вы или я могли называть друг друга по имени.

– Вы меня украли! Нарушили мои же планы! А теперь смеете придерживаться правил этикета?! – возмутилась до глубины души Карен.

– Это мелочи, и не называйте произошедшее похищением. Оно им не является.

– Не является?! Вы сошли с ума! Это именно похищение! Вы перебили…

– Замолчите.

Карен прищурилась, но замолчала.

– Вы считаете, что раз уж вы здесь, значит, я не могу без вас обойтись? – мягко спросил стихиарий. – Так вот, вы ошибаетесь, маленькая леди.

Девушка опустила голову.

«Как я могла ошибиться?! Это не маленький волчонок, непонятно как оказавшийся в гуще политических интриг, это, скорее, матерый волк, им прикинувшийся. Опасно… надо быть осторожнее. По крайней мере, пока я не найду, как снять ограничители. Вот надо же, гаденыш. Ладно, буду надеяться, по меньшей мере, на то, что он не в курсе, кто я. Хотя… он сказал, что знает обо всех ухищрениях моей чокнутой семейки… Так, будем немного потише…»

– Что вы хотите от меня?

– Совсем немного. – Лорд нехорошо улыбнулся. – Вас.

– Чего?! – изумилась девушка.

Стихиарий усмехнулся:

– Не делайте вид, что у вас проблемы со слухом. Вы просто изумительная партия для того, кто собирается забрать власть в свои руки. В вас течет кровь нашего повелителя… Вы не чистокровная стихиария, но ваша сила просто поражает. Она великолепна. Ваша сила чиста и изумительно сбалансирована. Более того, структура вашей силы не четырехдольная, а состоит из пяти частей. Пятая сила проводит что-то… Я пока не смог разобраться, что именно. Но это пока неважно. Важно то, что с вашей помощью я могу получить то, чего мне не хватало последние годы. Обоснованность моих претензий.

– Обойдешься, – прорычала Карен.

– А у вас нет другого выбора, – развел руками лорд Араджай. – Выйти отсюда возможно только в мою спальню. Окна закрыты решетками. Дверь вам не видна. Вы в ловушке, прекрасная леди.

Девушка опустила голову.

«Попала… – озадаченно констатировала она. – Я же… Как я отсюда буду выбираться?»

– В любом случае, – мягко продолжил стихиарий, – я вас не тороплю. У нас с вами много времени. Без магии вы бессильны. Ваши особые таланты вам также не помогут. Я постарался сделать комнату так, чтобы вам негде было их применить.

Карен опустила голову еще ниже.

«Знает…»

– В общем, я пока оставлю вас здесь одну. И да, не думайте, я уже позаботился о том, чтобы вы были рады каждому моему появлению…

Лорд Араджай исчез. А девушка раскрыла загадку его слов через несколько минут. В комнате не было ничего – ни книг, ни кристалла всевидения, ни бумаги с ручкой. Здесь было абсолютно нечем заняться…


Выйдя из портала, Нейл стряхнул с волос лед.

«Угораздило же пройти не там, где положено. Побыстрее захотел». – Вздохнув, дракон осмотрелся по сторонам. С остервенением потер кожу головы.

Создавалось ощущение, что под кожей живет что-то странное, колючее, кусачее. Самым обидным было то, что магическое обследование организма не выявило ничего. Все было в порядке…

И именно это больше всего и добило дракона. Поэтому, когда дорогу к особняку Судьбы преградили запертые железные ворота, а на нажатие магического звонка никто не отреагировал, Нейл не смог удержать свое бешенство в узде.

Резкий удар по упрямым железкам – и те, только тихо и печально скрипнув, рухнули вниз… Не спасла ни серьезная магическая защита, ни дополнительные утяжелители. Против гнева дракона они оказались бессильны.

Пройдясь по пустым аллеям, Нейл вышел к дому, постоял, разглядывая особняк.

– Хозяйки нет? – спросил дракон у пустоты.

И пустота ему ответила.

Поднявшийся ветер смел в одну кучу сброшенные деревьями листья, куча зашевелилась, принимая определенную форму.

И перед драконом склонилась девушка, выпрямилась, разглядывая Нейла.

– Я дух этого дома и парка. Кто ты такой?

– Гость.

– Достаточно невежливый, – укорила девушка, намекая на ворота.

Дракон усмехнулся, тонкие игольчатые клыки показались из-под верхней губы, заставив вздрогнуть духа.

– Это было скромно с моей стороны, – довольно мягко отозвался Нейл. – Я всего лишь вышиб ворота, а мог бы разрушить до основания всю ограду. Ее восстановить было бы гораздо сложнее. Тебе так не кажется, госпожа обманка?

– Почему обманка?!

– Потому что ты не дух этого места. От тебя пахнет магией созидания Судьбы. Так что передавай свое сообщение побыстрее, да я вернусь туда, где был.

– Не стоит. – Осеннее создание улыбнулась. – Тебе туда уже поздно. Ты опять ушел и подвел сразу всех. Теперь иди по мирам, ищи друзей. В этот раз Лея спасать никого не будет.

– Почему? – спросил от неожиданности дракон.

– Потому что ей лень!


Оттолкнув в сторону стул, бог ударил по столу двумя руками:

– Что значит не будете?!

Вир раскрутил на столе острый нож.

– То и значит. В честь чего мы должны делать за тебя твою работу, – пояснила Лея молчание эльфа.

– Вы сюда прибыли не как хозяева положения! – напомнил Ай. – А раз так, то вы просто обязаны выполнить то, что я требую.

– Требуй дальше, – лениво пожала плечиками Лея. – Нас это уже не касается. Я вообще предлагаю разойтись по-хорошему.

– А что ты можешь мне сделать, девочка? – прошипел бог. – Думаешь, я не знаю, кто вы такие? Вы тени. Но ваша сила в единстве. Только впятером вы можете совладать с богом. Но вдвоем – вы никто и ничто!

– Какая галантность, – восхитился Вир. – Мы можем убить тебя.

– Силенок не хватит!

– Проверим? – усмехнулся эльф. – Аю…

Айкилл замер, смерил Вира задумчивым взглядом.

– Я уже однажды слышал и этот голос, и это обращение. Поговорим отдельно…

Резкий удар Лея приняла на щит из волос, это было единственное, что она успела мгновенно сотворить.

А в следующий момент девушку швырнуло вниз и вбок.

– Куда ты ее? – спросил эльф, садясь обратно на стул.

Айкилл улыбнулся:

– На пустошь, где бушует чума.

– Опять?

– Снова. – Ай одним движением смел все со стола. – Ты вырос.

– А ты изменился.

– В худшую сторону?

– Безусловно. – Вир улыбнулся одними губами.

Сложно было играть рядом с Леей, точно зная, что можно этого бога попросить о чем угодно и он вряд ли откажет.


Это было давно… Еще тогда, когда он никак не мог смириться со своим даром палача, и еще не стал наемным убийцей. Светлый эльф, запертый в плену своей же сущности, тихо сходил с ума.

Вир почти не выходил из дома, ибо каждый раз оборачивался смертью. Его сущность избирательно подписывала приговоры, как правило, ворам, убийцам, насильникам. Еще ни разу палач в его душе не потребовал крови невинного.

Впрочем, для Вира это было слабым утешением.

В ту ночь, когда он встретил Айкилла, было прохладно и промозгло. Мелкие влажные капельки оседали на открытых участках кожи.

Вир сидел в дешевом баре, не обращая внимания на изумленные взгляды портовых крыс, и накачивался самым дешевым и гнусным пойлом, которое только было в заведении. От спертого воздуха кружилась голова.

Присевший за его стол мужчина вызвал у эльфа глухой приступ неудовольствия. Но он промолчал. Не сказал ни слова и тогда, когда у него забрали кувшин.

– Заняться больше нечем? – глухо спросил эльф, когда незнакомец забрал уже кружку у него из рук.

– Есть, – лениво уронил мужчина. – Но ты мне интересен.

– Верни мне мою выпивку, – прорычал Вир. – Иначе тебе так уже казаться не будет.

– Давай лучше я угощу тебя чем-нибудь более приличным? – предложил интимным тоном незнакомый.

Эльф вздохнул, успокоился и… резким ударом ноги вышиб из руки мужчины свою кружку.

– А пошел ты, – отозвался Вир колюче. – Захочу чего-нибудь более приличного, выпью. Теперь иди отсюда.

Незнакомец покачался на стуле, разглядывая эльфа. Тот, не отвлекаясь, методично накачивался спиртным.

На душе было пакостно, если уж допустить, что у палача она есть. В голове мелькали тоскливые злые мысли. Светлая ветвь власти узнала о даре палача Вира и решила применить его с выгодой для себя. Сегодняшнее утро стало первым, когда Вир привел в исполнение официальный приговор Светлой ветви, но как же ему теперь было плохо.

Опрокинув еще одну кружку эльфийского сидра, Вир опять уставился в стол. Легкие вина не помогали, крепкие напитки тоже.

«Что пил, что не пил», – тоскливо подумал эльф и встал.

Про навязчивого соседа он уже забыл и, когда его схватили за запястье, несколько мгновений созерцал загорелую ладонь на своей светлой руке.

– Тебе чего? – спросил наконец Вир.

– Я знаю более хороший способ забыться, – отозвался мужчина.

– Если тебе так хочется спасти заблудшую душу, выбери кого-нибудь другого, – посоветовал эльф. – А сунешься ко мне еще раз, и я пущу в ход меч. Поверь, он у меня висит за спиной не для красоты.

– Вот и проверим.

– Ты вообще кто? – вздохнул эльф, понимая, что отвязаться не получится.

– Я Ай.

– Тогда буду звать тебя Аю, – подытожил Вир.

– Аю? – недоуменно спросил Ай. – Больше похоже на женское.

– Верно, – согласился эльф. – Так чего тебе надо, Аю?

– Помощь.

– Вот как. И какая? В торжественном усекновении твоей буйной головы?

– Зачем же так сразу?

– Отпусти руку, – приказал Вир.

Ай усмехнулся:

– Ты же сразу уйдешь.

– У меня нет времени, чтобы сидеть тут с тобой и переливать из пустого в порожнее.

Мужчина отпустил эльфа и, уже когда тот был у дверей, тихо уронил:

– Я такой же, как ты. И уж тем более я знаю, как справляться с этой мерзостью в душе.

Вир вздрогнул, словно его ударили. Застыл, положив ладонь на ручку двери бара, а затем вышел, оставив Ая недоуменно смотреть ему вслед.


Вторая встреча с ним же произошла через несколько лет, когда Вир освоился в своей новой роли и уже перестал пытаться забыться. Чернота в его душе отвоевывала себе все больше и больше пространства. Душа разрушалась… и эльф не собирался ничего с этим делать. Он сгорал изнутри.

Это видели многие, в первую очередь его семья, но Вир никого не подпускал к себе настолько близко, чтобы ему могли помочь. Узнав, что он палач, светлые эльфийки совершенно не по-светлому говорили пару «ласковых» слов и уходили.

Последний раз обернулся трагедией: светлая юная эльфийка, узнав, что влюбилась в эльфа, пыталась покончить с собой. Ее спасли, а Вира спасать было уже поздно. В ту же ночь он собрал вещи, разорвал контракт со Светлой ветвью и готовился к отправке в другую страну.

Ай встретился ему на стоянке воздушных кораблей.

– Не надоело бегать еще? – спросил мужчина.

Вир повернул к нему голову.

– У тебя есть что предложить? – прямо спросил он.

Ай усмехнулся:

– Другой мир. Работа, которая позволит накормить ту пустоту, что внутри тебя. Я сведу тебя с нужными людьми.

И свел… В Гильдии убийц появился новый убийца Винтарион. Вначале его называли Ядовитой тенью. Вир все время огрызался, зачастую благодаря своему эмпатическому дару он бил по больному месту. А потом попривык и просто стал тенью. Эльф появлялся и исчезал, его нельзя было заметить, даже если он просто проходил рядом.

Потом были контракты и контракты… редкие встречи с Аем, также работающим в этой конторе. Точнее, подрабатывающим. Он брал для себя самые сложные задания и выполнял их почти всегда на грани провала.

И последняя встреча – перед отправлением в академию. Ай признался, что он бог и что после поступления Вира в академию они вполне могут оказаться по разные стороны баррикад.

В конце концов так и вышло…


Поднявшись на локтях, Лея что-то прошипела, затем опять упала на землю, даже не думая о том, что испачкает свое золотое платье. Девушке было скучно. И она не собиралась вставать с земли, чтобы разгонять скуку. Ей действительно было лень.

Спустя некоторое время холод все же заставил ее встать. Она магией поменяла свои длинные волосы на короткую мальчишескую стрижку. А уже после нескольких бесплодных попыток девушка обнаружила, что там, где она оказалась, не действует никакая сила, кроме ее магии тлена.

Вокруг было все мертво. Холодный воздух то и дело касался обнаженных плеч, трепал края платья.

«Еще чуть-чуть – и я подумаю о том, чтобы позвать на помощь, – иронично подумала Лея, оглядываясь по сторонам. – Никогда не думала, что я настолько беспомощна… Словно ослепла и одновременно оглохла. Жуть какая!»

Впрочем, удар девушка не проворонила. Резко метнулась в сторону, отчего огромная дубина грохнулась не по голове, а по земле. Лея ахнула.

Напротив нее, лениво поигрывая огромной дубинкой, стоял… горный тролль. Перед глазами мелькнули страницы учебника о расах и подрасах.

«Тролль горный. Вид обычный.

Рост: три – шесть метров (в зависимости от мест обитания).

Вес: на один метр роста – порядка центнера живого веса.

Особенности: непробиваем физически. Магия действует избирательно. Из-за искажения магических полей рядом с троллем некоторые заклинания могут вернуться и ударить по заклинателю.

Опасен.

Подсказки: если встретили горного тролля, попробуйте убежать. Пытаясь доказать ему, что вы круты, вы, может быть, и преуспеете, но тролли обычно кочуют группками по пять – семь особей, и не факт, что вам удастся доказать свою крутость всей группе разом».

«Так. – В голове быстро замелькали мысли. – О разумности тролля нигде не упоминалось, может быть, стоит попробовать договориться?»

Тролль запихнул в рот палец, по-детски пососал его, потом опять посмотрел на Лею.

В маленьких глазках мелькнул интерес.

– Еда! – прорычал он.

Взвизгнув, Лея увернулась от еще одного удара дубины.

«Договориться не получится», – констатировала она и сорвалась с места.

Тяжелые шаги тролля подсказали, что ее преследуют, но девушка оборачиваться не собиралась. Принимать бой на проигрышных условиях – это значительно пострадать, а страдать Лее уже надоело.


Стар вздохнул, поменял местоположение, вздохнул еще раз. Карен не появлялась. Когда вампира только-только выбросило на пустошь с озерцами-ловушками, ему показалось, что кто-то перехватил телепортационный луч, но проверка показала, что это не так и что Карен должна вот-вот прибыть.

Ожидание растянулось уже на полчаса, связь с Карен слабела на глазах, а несколько минут назад пропала окончательно.

Стар еще надеялся, что девушка вскоре появится, но пришлось признать весьма неприятную истину – это было маловероятно. Скорее всего, девушка попала в беду, а он стоит непонятно где и ничего сделать не может.

Хотелось верить, что Карен ничего не грозит, но напрашивалась мысль о том, что, как только звезда разошлась в разные стороны, риск оказаться в ловушке возрос. Кроме того, силы, заблокированные в доме у Айкилла, до сих пор не восстановились.

Дар Стара должен был начать действовать только через несколько часов. Насколько вампир знал – есть определенные средства, позволяющие восполнить силы сразу, но Стар не был талантливым алхимиком, чтобы сварить зелье, не являлся он и приверженцем какого-нибудь бога, чтобы призвать его и попросить о помощи.

В общем, ситуация из разряда патовых.

Засунув руку в карман, вампир вытащил оттуда два игральных кубика, подбросил в воздух, желая проверить, насколько большая подлость его ждет.

Кубики, упавшие на ладонь, усмехались каждая шестью точками.

«Ситуация хуже не придумаешь», – подумал Стар, немного отступая назад. Неожиданно твердая опора за спиной заставила вампира перевести взгляд, а в следующий миг он уже летел спиной вперед.

Тяжелый удар о землю выбил из груди весь воздух.

«Прилетело не слабо», – констатировал вампир, пытаясь подняться с земли и созерцая над собой огромное алое чудовище. Жар от него обжигал, хотя странная тварь была еще достаточно далеко.

В голове шевельнулось какое-то воспоминание, но прежде чем оно успело оформиться, вампира скрутило резким приступом тошноты… А попытавшись подняться, Стар обнаружил, что тело его не слушается. Вампир не мог ощутить ни ноги, ни руки. Судя по всему, во время падения он повредил позвоночник. И теперь, пока не восстановятся нервные клетки и не завершится регенерация, вампир беззащитен. И не сможет встать, даже если очень захочет.

Огненный шторм вокруг идущей твари утих, и вампир разглядел очертания гигантской рептилии.

«Дракон? Нет… не такие очертания, неправильный гребень на спине. К тому же огненный шторм вокруг характерен скорее для элементалей. Огненная элементаль? – спросил сам себя Стар и ответил: – Нет, вряд ли… На планете стихиариев невозможно создать такую тварь…»

Сознание уплывало, мир перед глазами исчезал…

Тяжелая поступь огненной элементали, приближающейся к распластавшемуся вампиру, сотрясала воду в озерцах… Жар твари уже обжигал вампира, потерявшего сознание.

Довольно далеко от болотной пустоши подняла голову и резко остановилась Лея, Карен разбила об стену очередную хрустальную вазу и села на пол, рыдая от нестерпимой боли в груди. Вир не донес до рта бокал с дорогим вином…

А Нейла… Нейла нигде не было.

Глава 25

Старые долги. Новые обязательства

Огненная элементаль наклонилась над такой вкусной и притягательной добычей. Слюна, текущая из пасти, падала на тело вампира, обжигала его, но не настолько, чтобы Стар пришел в себя.

Золотой дракон влетел в грудь элементали со всего размаха, швырнул того вбок и зарычал. Гулкий рык пролетел по Болотной долине.

«Мое! – возмутилась созданная огненная тварь. – Меня сюда посадили кушать. Еда сама пришла. Чего ты вмешиваешься?!»

Нейл фыркнул, выдохнул струю огня.

Элементаль зашипела, когда огонь довольно чувствительно обжег ей нос.

«Дурак?!»

«Это мое», – царственно сказал Нейл, положив лапу на Стара. Сквозь лапу дракона в тело вампира ударил электрический разряд, разблокировав его силы.

Огонь от дракона и элементали, вода и земля болота, воздух планеты хлынули в тело вампира, восстанавливая его силы. Стар открыл глаза.

Несколько мгновений он смотрел на двух драконов и не верил своим глазам.

«Нейл?»

«А ты кого ждал?»

«Наверное, все же Лею, – отозвался вампир. – По крайней мере, это уже стало традицией, что она нас спасает».

«Забудь. Лею, кажется, саму спасать придется…»

«Хорошо… – тут же сказал Стар. – Спасем».

«Тебе долго восстанавливаться?»

«Еще минут десять. А потом нам надо забрать Карен. Ты ее чувствуешь?»

«Да. Я слышу ее».

«А я нет…» – тихо отозвался вампир.

«Я помогу, а теперь… Кажется, эта огненная тварюшка не желает уступать тебя по-хорошему, придется научить ее правилам поведения в обществе сильнейших».

«Это ты-то сильнейший?»

«В данном случае я, – согласился задумчиво Нейл. – Ты полежи пока спокойно».

Вампир не ответил. Дракон убрал лапу и осторожно телепортировал Стара на край болота.

«Мое!» – взвыла элементаль, проводив такую вкусную добычу взглядом.

«Сейчас проверим», – дружелюбно согласился Нейл.

Проверки огненная элементаль не выдержала, рассыпалась после третьего же дыхания дракона.

Деликатно вырыв ямку и засыпав пепел туда ветром, Нейл закопал ее и обратился. Поправил на плечах тяжелый черный плащ, переместился к Стару и помог ему подняться.

– Хорош, – констатировал вампир. – Скажи-ка ты мне, что это с тобой случилось?

– Это ты о чем? – вздохнул дракон, опять почесывая макушку.

– Раньше черные тона были моей привилегией как вампира. А ты предпочитал белые рубашки, темно-синие брюки и пиджаки. А сейчас что это такое?!

– Что? – нахмурился Нейл.

– Алая рубашка, черные брюки и плащ. Не узнаю я тебя.

– И не узнавай, – мягко сказал дракон. – Ты пришел в себя?

– Вполне.

– Тогда отправляемся за Карен.

Миг – и на болотной пустоши никого не осталось…


Пробежав по полю еще немного, Лея еле успела затормозить, когда увидела впереди группу троллей, медленно приближающихся к ней.

– Что за невезение, – вздохнула девушка. – Я маленькая, беленькая, пушистая. Я не хочу ни с кем драться! А меня заставляют. Может, повезет?

Не везло…

Лея, наверное, попыталась бы убежать, но в лапах одного из троллей кто-то был. Тоненькая хрупкая фигурка висела вниз головой.

«Ребенок». Рассмотрев фигурку, демонесса выпустила когти и распорола платье. Ей его было не жалко.

Троллей (вымирающий вид) жалко уже тоже не было. Поиграть в догонялки на ровной поверхности демонесса была не против. Особенно с учетом, что в качестве водящих были интересные тяжелые противники с дубинками, но ребенок менял весь расклад. О том, что стоило бы все-таки подумать об остальных из звезды, Лея благополучно забыла. Только убедилась по кровной связи, что все четверо живы и на данный момент им ничего особо опасного (в виде там психа с ножом и вилкой) не грозит.

Тролли сходились медленно, окружали Лею.

– Красивая, – сказала самая высокая троллиха, – хозяину понравится.

– Понравится, – кивнул тролль, который нашел демонессу. – Возьмем с собой?

– У нас их уже трое, – скучно уронил кто-то, и вперед вышел… человек.

Демонесса скривилась:

– Поводки?

– Верно, – кивнул мужчина.

Невысокий, немного сгорбленный, с седыми волосами, пустыми белыми глазами, он смотрел на Лею с легким превосходством.

– Мне пришлось, конечно, постараться, чтобы взять под контроль сразу несколько особей, но охотиться теперь стало намного проще. Пойдешь с нами добровольно? Или дубинкой по голове, и поедешь, как вот это? – показал мужчина пальцем на свисающую из лапы тролля девочку.

– Отдашь ее мне в руки, пойду.

– Заняться больше нечем? Нам далеко идти.

– Мне плевать. Ребенка отдай. Или я тут вас всех и положу.

Мужчина захохотал:

– А ты насмешница.

– Есть немного, – кивнула Лея, прищурившись. – Ну так как? Мы договорились? Отдавай ребенка.

Щелкнув пальцами, мужчина заставил тролля швырнуть ребенка вниз. Демонесса подхватила маленькую девочку лет пяти на руки и выпрямилась. Состояние ребенка ужасало: синяки, ссадины, кровоточащие царапины.

Взгляд заволокло бешенством. Несколько томительно долгих мгновений Лея раздумывала о том, чтобы оставить троллей с поводырем здесь, на этой каменной равнине, навсегда. Остановили ее только слова человека о том, что у них есть где-то еще три пленницы. И Лея решила просто познакомиться поближе…

И это знакомство не обещало ни поводырю троллей, ни его хозяину ничего хорошего.


Вир отодвинул от себя бокал, вздохнул.

– Ты чего? – удивился Ай, щедро плеснув себе из графина.

Эльф прислушался к себе:

– Кто-то из моей звезды… попал в беду.

– Тю, – фыркнул Ай. – Можно подумать, для них это редкость.

– Не особая, – кивнул Вир. – А зачем ты Лею-то отправил в Чумную пустошь? Думаешь, она найдет Чуму?

– Найдет, – согласился бог. – Она у вас девочка с проклятьем… Да еще с каким…

– Но она же сняла его! – возмутился эльф, насторожившись.

Ай недоуменно посмотрел на Вира:

– Чему вас учили?

– Это ты сейчас о чем?

– У вас теория проклятья была?

– Нет.

– Ну и зря… Вернетесь в академию, порекомендуйте ее поставить. – Бог вздохнул. – Все просто. Носительницей проклятья была она. А двумя факторами, благодаря которым проклятье раз за разом било ее по голове, – ты и еще кто-то.

Эльф кивнул:

– Нейл.

– Дракон, которого я назвал старшим? – Ай хмыкнул. – Но ты знаешь, эта девочка замечательная. Настолько виртуозно почувствовать мою фальшь. Не угадала только с тем, кому именно и в чем грозит беда.

– Это да… это она немного промахнулась… – согласился Вир задумчиво.

– Вас зачем нелегкая принесла-то? – спросил бог после некоторого молчания.

– За одним артефактом. У тебя находится.

– Это ты сейчас о чем? – насторожился Ай.

– Меч Правосудия.

– И зачем тебе эта ржавая железяка?

– Ржавая-то почему?! – возмутился Вир. – Это древний артефакт…

– Который уже третью сотню лет ржавеет на дне одного из моих морей, – уточнил Ай. – Я его выбросил… Э, да я уже даже не скажу почему. Разозлил он меня чем-то… Порезался я, что ли, или еще что. Ну короче, поскольку собой он ничего приличного не представлял ни внешне, ни по боевым характеристикам, я его и отправил в море.

– А в какое, помнишь?

– Не-а, – лениво отмахнулся бог.

– Морей у тебя, как известно, пять.

– Не, пять было когда-то, сейчас шестнадцать.

Вир застонал и ударился головой об стол, Ай смотрел на него с искренним сочувствием:

– Тебе что, эта железка очень-очень нужна?

– Невероятно, – отозвался эльф.

И тут… его собеседника наконец коротнуло. В коричнево-зеленых глазах пропал разум, неестественная болотная зелень затопила всю радужку, и в сторону Вира полетел массивный кувшин.

Эльф увернулся, на одних инстинктах нырнув под стол, выглянул, проследил озадаченно за полетом посуды и посмотрел на давнего приятеля.

– Ты чего?

– Буду тебя убивать, – просто ответил тот.

– Аю, ты…

– Аю? Нет. Я Айкилл, бог-палач. И я хочу испить твоей крови.

«Все-таки Лея была права, – мрачно подумал Вир, ударяя носком сапога по столу и с недюжинной силой швыряя его в озверевшего бога. – Именно ловушка. И именно на нас. Эй, Судьба, ты отвечала за неприятности, бога-то за что нам подставлять?!»

Карен мерила комнату шагами: пятнадцать влево, осторожно огибая кровать (уже набила синяки), пятнадцать вправо. Опять налево и направо.

Лорд Араджай недооценил злобу своей пленницы и ее возмущение. В тот момент, когда он открыл дверь, чтобы составить ей компанию, ему в лицо полетел стул. Увернуться от него он успел, а вот от тяжелого медного таза – уже нет.

К сожалению, стихиарий сразу же метнулся назад, нащупал ручку двери и смылся.

И девушка, неимоверно недовольная тем, что «птичка» от нее упорхнула, бродила по комнате, строя планы, как проучить мерзкого, зарвавшегося стихиария. Еще несколько минут назад она сидела в центре комнаты, загибаясь от боли. А потом боль стихла, на столе расцвел четырехлепестковый цветок, в воздухе поплыл нежный аромат и прозвучал голос дракона: «Скоро будем. Пакуй вещички».

Паковать вещички девушка не собиралась. У нее были совершенно другие планы. Где-то полчаса назад она увидела в окно, как лорд верхом на странной твари рванулся в небо. И вполне справедливо Карен подозревала, что ее друзья натворили что-то интересное.

Планы по поводу мести оформились, и на губах девушки воцарилась жестокая ухмылка.

Открывшаяся неожиданно дверь и голос Нейла: «Ой, а вампир у нас точно Стар?» – заставили Карен поднять голову.

– Вы пришли! – радостно сказала она, соскакивая с кровати.

– А у нас был другой выбор? – удивился дракон.

– Слушай, – стихиария убрала с шеи волосы, пока Нейл колдовал над ее ограничителями, – объясни, а почему ты? У нас же вроде…

– Да, да, я слышал, – хмыкнул Нейл. – У нас обычно Лея – спасительница сирых и убогих.

Резкий удар под дых острым локтем заставил Нейла закашляться.

– Ты не ошибся? – медово пропела стихиария. – Это ты сейчас меня назвал сирой и убогой?

– Ну что ты! – потирая пострадавшее место, ответил дракон. – Мы проходим по особой категории.

– А… ну тогда живи, – хмыкнула стихиария.

– Спасибо за разрешение, – съязвил дракон.

Через несколько минут Карен получила доступ к своей силе.

– Ну все, – прошипела она, – теперь я буду мстить.

– Какая месть?! – возмутились хором дракон и вампир.

– Фатальная, – отозвалась, сверкая клыкастой улыбочкой, стихиария. – Нам предстоит путешествие в обитель прекраснейшей богини Лилит, а ее планета – это царство порока и роскоши. Там надо оче-е-ень много денег. Зарабатывать их нельзя. Из своих запасов брать нельзя. Зато можно забрать.

– Чего?! – возмутились опять оба мужчины.

Карен хлопнула глазами, удивленно на них посмотрела:

– Вы плохо слышите? У того, кто меня украл, должна быть богатая сокровищница, раз уж он переворот задумал. А поскольку вы меня забираете отсюда, должна же я получить хоть какое-то моральное удовлетворение? Вот… Молчите? Правильно, молчание у нас, как известно, знак согласия. Чтобы подлечить свои нервы, я хочу прогуляться по Сен-Рашу. А для этого нужны деньги. Дальше логическую цепочку продолжать или вам уже все понятно?

Стар и Нейл посмотрели друг на друга.

– Ну что? – Дракон тяжело вздохнул. – Еще попробуем отговорить?

– Бесполезно. В ней проснулся дух искательницы сокровищ и обиженной принцессы. Второе опаснее первого. Так что лучше пускай мстит.

– А как мы будем забирать сокровища? – уточнил Нейл у Карен, пока та перерывала комнату в поисках чего-то очень ей необходимого.

– Ты повезешь, – отозвалась стихиария, выпрямляясь с тонкой железкой в руках. – Вот… я так и знала, что ты моя красавица, здесь будешь, – сказала она, обращаясь к шпильке. – Ты прости меня… я не видела, как ты упала.

Дракон вздохнул. Вампир усмехнулся.

– Пошли на выход, душа моя, – сказал Стар.

Карен сверкнула ясной улыбкой и последовала за мужчинами.

Несколько часов (а стихиария не скупилась), замок ходил ходуном. Почти на закате, наконец нагрузив дракона, девушка заставила его взлететь. Стар в качестве седока был также закреплен на спине Нейла.

– Мне это нравится, – мурлыкала стихиария себе под нос. – Мне правда это очень нравится…

Замок тряхнуло один раз. Второй… Посыпался мелкий камень, осколки витражей. Здание просело на один бок.

Карен прищурилась.

– Ах так! – буркнула она и исчезла.

«Взлетай выше!» – крикнул Стар.

«Зачем?!» – удивился Нейл.

«Увидишь! Но на это лучше смотреть из безопасного места».

«Ладно…»

Дракон с седоком взлетел повыше, оставляя девушку внизу одну. Некоторое время ничего не происходило. Затем земля пошла волнами и… загорелся воздух.

«Что это?!» – нервно спросил Нейл, глядя вниз.

«Взаимопроникновение стихий. Вода – в з