Book: Казачий край



Казачий край

Василий Иванович Сахаров

Казачий край

Казачий край – 1

Казачий край

Название: Казачий край

Автор: Сахаров Василий

Издательство: Самизадт

Год: 2012

Страниц: 328

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Гражданская война в России. Белые. Красные. Зеленые. Анархисты. У каждого была своя правда. Кто победил, известно. А что, если бы сложился и устоял Доно-Кавказский Союз?

Глава 1

Кубань. Ноябрь. 1917 год.

Господа "кавкаи"! Турки объявили войну России. Нашему отряду приказано немедленно выступать на Баязет. С нами Бог! Комполка полковник Мигузов снял свою высокую черную папаху и размашисто перекрестился. Все наши полковые офицеры, в тот день, собравшиеся в штабной палатке, последовали примеру командира.

Как же я тогда переживал. Нет, не боялся, но волнение было сильнейшим, так ведут себя чистокровные кони перед скачкой, они готовы, им не терпится начать свой бег и, вот, дается команда. Это моя первая война, скоро мой первый бой, и сбудется то, ради чего и выбрана военная карьера. Я буду защищать свою страну, Родину, Святую Русь, и буду делать то же самое, что и многие поколения моих предков до меня. Мы победим! Что нам турок, стародавний враг? Так, мелюзга, размажем их по всем окрестным горкам.

Как настроение Костя? Рядом со мной остановился командир моей первой сотни подъесаул Алферов.

Боевое! Выпалил я и вытянулся по стойке "смирно".

Молодца, Черноморец, Алферов ободряюще хлопнул меня по плечу, и направился на выход, строить сотню и извещать рядовых казаков о начале войны.

В тот момент я был горд собой, поскольку меня впервые похвалил и одобрил сотник, а я в полку уже полгода служу, и это дорогого стоит.

Вскоре был получен боевой приказ о движении полков, и наша Закаспийская отдельная казачья бригада направляется к русскотурецкой границе. Впереди идет наш 1й Кавказский наместника Екатеринославского генералфельдмаршала князя ПотемкинаТаврического казачий полк, если по простому, то "кавкаи". За нами вслед 1й Таманский, без одной своей сотни, посланной в разведку, и 4я Кубанская казачья батарея. Наша бригада сильна, и не хватает только Туркменского конного дивизиона из текинцев, который остался на нашем прежнем месте дислокации в Туркестане.

По извилистой дороге идем вперед. Ночь. К рассвету должны подойти к границе, а там враг, и первый бой, в котором я не должен оплошать и струсить. Перед самым рассветом, впереди и справа от колонны услышали выстрелы. Видимо, разведка таманцев вступила в бой.

Развиднелось, и к голове полка, прямо к Мигузову, подскакал один из разведчиковтаманцев. Конь казака ранен, да и сам он с трудом держится в седле, не знаю, может быть тоже ранение имеет, а может быть, просто истомлен боем и дорогой.

Младший урядник Краснобай, представляется он полковнику и докладывает, что разъезд хорунжего Семеняки вступил в бой с турками, офицер ранен, но не отступает, и просит оказать ему поддержку.

Алферов, Мигузов обращается к нашему сотнику, впереди по дороге персидское село Базыргян. Взять его!

Есть! Откликается сотник и уже через минуту, широким наметом мы несемся по дороге на Базыргян.

В ушах свистит ветер. Моя кобылица Ксана несется впереди общего строя, и вскоре я вижу перед собой горный хребет, на который взбирается дорога. За ним должен быть аул, но вот мимо меня проносится первая пуля. Дорога узкая, лихой конной атаки не получится, и сотник командует:

Спешиться!

Спрыгиваю на каменистый грунт, сдергиваю с плеча винтовку, хоть и не положена она офицерам, но я еще в училище отменно стрелял, так что хороший стрелок в сотне не помеха.

Чучучу, кручу повод, ложу лошадь на бок, а сам прячусь за ее теплым и распаренным телом. Ствол винтовки опускается на седло, жмурю левый глаз, а приклад прижимаю плотнее к плечу.

Фьюить! Фьюить! как разозленные шмели над головой проносятся пули турецких пограничников, и пришло время дать им ответ. Высматриваю противника и, вскоре, замечаю одного, который сидит за большим серым валуном, несколько выпирающим из горы. Вражеский солдат время от времени приподнимает над камнем свою голову, стреляет и снова прячется за это укрытие. Двинул затвор, прицелился и выстрелил, действую не задумываясь, точно так, как на родных кубанских и оренбургских полигонах инструктора учили. Выстрел! Ствол подкидывает вверх, а по плечу бьет отдача. Мимо! Как так? Черт! Прицельная планка не выставлена на нужную дистанцию, за волнениями боя, совсем про это забыл. Исправляю свою оплошность и со второго выстрела снимаю турка, который как мешок с овсом, выпадает изза камня и метров двадцать, раскинув руки, катится по склону вниз. Выстрел! Выстрел! Выстрел! У меня закончилась обойма, а турки отступают.

Лошади остаются под присмотром коноводов, а наша сотня, сходу занимает гребень горы, и теперь мы на высотке. Однако за нашим гребнем еще один, он хоть и пониже, и можно было бы продвинуться дальше, но к противнику подошло подкрепление, и нашей сотни хватает только на перестрелку. Эх, не было у нас тогда пулеметов, но зато какие люди были.

Алферов посылает к полковнику своего ординарца с запиской, и вскоре подходит полусотня под командованием хорунжего Елисеева. Казаки из третьей сотни ложатся в цепь рядом с нами по гребню горы, плотность нашего огня усиливается, но турки все одно, отступать не желают. Перестрелка затягивается до самого полудня, и просидели бы мы на этой вершине, до вечера, если бы подъесаул Доморацкий не обошел противника слева и лихим наскоком не сбил его с позиций.

Турки и несколько десятков курдов, которых можно опознать по белым шароварам, бегут так, что только пятки сверкают. Мы занимаем следующий хребет. За ним турецкий аул, и в центре его развевается зеленое знамя на длинном шесте. Налево виден длинный горный кряж, он ведет к самому Баязету, крепости, где мои предки два раза в осаде сидели, а направо виден таинственный и величавый, одновременно грозный и прекрасный Большой Арарат.

Мы переглядываемся с Федей Елисеевым, с которым вместе учились в Оренбургском казачьем училище и перемигиваемся.

Ну, как ты? Спрашивает Елисеев, и одергивает полы своей строевой серой черкески, подвернутой за пояс.

Нормально, отвечаю ему, мы смеемся, а вскоре спускаемся вниз, и занимаем Базыргян, первый населенный пункт на вражеской земле.

Опять меня накрыли воспоминания и, почемуто, вспомнился тот, мой самый первый бой, с которого началась трехлетняя военная эпопея на Кавказском фронте, прервавшаяся только одним отпуском на Родину и трехмесячным валянием в военном госпитале города Тифлиса. Сколько было битв и походов после того боя, сколько перевалов взято, сколько дорог исхожено. Сейчас уже и не сосчитать, но то, что я помню, уже немало. Бои в Макинском ханстве, Алашкерт, Ван, поход в Месопотамию, Мелязгерт, Мерденекский перевал и Ольтское урочище, Ит и Эрзерум, Хасанкала и Сарыкамыш. Везде я шел с нашей первой сотней 1го Кавказского полка, а теперь, родной полк гдето в далекой Финляндии, а я, пытаюсь вернуться с этой, как выяснилось, никому ненужной войны, домой.

С войны мысли перекинулись на положение дел в стране. Как так случилось, что еще несколько лет назад одно из мощнейших государств мира распадается на части? Что это? Стечение обстоятельств? Божья кара? Закономерный исторический процесс? Неизвестно, но факт остается фактом, Российская империя развалилась. Царь отрекся от своего престола, в столице у власти находится непонятно кто, а в стране полнейший бардак.

Государства практически нет, а граждане империи, и в первую очередь русский народ, оказался разделен на множество групп и ячеек. Город ставит себя выше деревни, заводские не понимают селян, а тыл отделяется от фронтов, которых, так же как и страны, уже нет. Где та самая интеллигенция, воспитанная на "души прекрасных порывах", где офицерство, дававшее клятву "служить и защищать", где органы власти? Нет, реальным делом не занят никто, все в растерянности, занимаются говорильней, а кто поактивней, ловят рыбку в мутной воде.

Нет империи, сгинула, и теперь каждый сам за себя. Промышленник желает получения сверхприбылей, рабочий участия в делах завода, на котором он работает, солдат намеревается вернуться живым домой, каторжник мечтает о воли, а политик жаждет власти. Десятки политических партий: эсеры, что правые, что левые, меньшевики, большевики, анархисты, кадеты, монархисты, трудовики и националисты. Каждый хочет взобраться на самый верх, и каждый знает, как обустроить Святую Русь, а когда политическая борьба ведется на территории многонационального государства, то это усугубляется еще и давней враждой народов. В общем, с той Россией, которую я всегда знал, наверное, придется распрощаться, поскольку так, как было до отречения царя Николая Второго, уже не будет никогда.

Слышен перестук колес, вагон чуть покачивается и неспешно идет от Екатеринодара на станцию Тихорецкая, откуда до моей родной станицы Терновской, рукой подать. На душе тоскливо и тяжело. Встал с полки, оправил одежду и посмотрел в окно. В мутном и сером стекле отображается высокий, стройный и несколько истощенный брюнет двадцати пяти лет. Одет в темносинюю черкеску с серебряными газырями, на поясе кинжал в позолоченных ножнах, на голове низкая черная папахакубанка с красным верхом, а на плечах погоны подъесаула. Это я, Константин Георгиевич Черноморец, потомственный казак Кавказского отдела Кубанского Войска, возвращаюсь после ранения домой.

Снял папаху и почесал косой шрам, пересекающий левую половину головы, след от вражеской пули, полученной в последнем бою. Так случились, что я случайно попался на глаза командиру дивизии, и тот, не долго думая, вручил мне пакет и уже спустя час, с десятком казаков я ехал в отдельный партизанский отряд Лазаря Бичерахова, который находился в Персии. Задание было выполнено, и через две недели мы возвращались обратно в расположение своей дивизии, которую снимали с Кавказского фронта и отправляли вглубь России. Однако если к Бичерахову мой небольшой отряд добрался без потерь, то на обратном пути нас атаковали три десятка курдов. Тогда мы отбились, но в самом конце стычки, по моей голове прошлась эта злосчастная пуля. Так я получил свое первое ранение, и чуть было не погиб.

Как я тогда выжил, до сих пор не знаю, но когда казаки везли меня в расположение наших частей, начинающих отход по всему фронту, мне привиделся абсолютно седой казак лет пятидесяти в простом потертом чекмене. Казалось, что я сижу посреди пустыни, вокруг никого и ничего, постоянно хочется пить, а голова окровавлена и каждое движение вызывает нестерпимую боль. Вдруг, рядом со мной возникает этот человек и, присев прямо на песок, спрашивает меня:

Что, внучок, и твой час пришел?

Да, отвечаю, я ему, хочу встать, а ноги не слушаются.

Это ты зря, тебе еще жить и жить.

Так, как же жить, когда я умираю?

Это ничего, сейчас я тебя подлечу, и смерть отступит, старик кивает головой, проводит своей рукой по моей голове, и кровь перестает сочиться, а голова уже и не болит.

Как это? удивляюсь я, и тоже провожу руками по голове, потом смотрю на ладони, а они совсем чистые.

А вот так, усмехается этот непонятный седой казак. Я тебя спасаю, а за это ты должен продолжить службу на благо своего народа и, может быть, помочь ему из той кровавой каши, что сейчас заваривается, с меньшими потерями выбраться.

Ну и шутник ты, дедушка. Службу я продолжу, а вот насчет народа, это ты загнул. Я далеко не герой, а ты говоришь про такое дело, которое только богатырям по плечу. Как народу помочь, когда тысячи лучших умов российских, политиков, генералов и ученых, не знают что делать?

Ты все поймешь, обещаю, и предназначение свое выполнишь, этот старик улыбнулся мне доброй улыбкой, и добавил: Ты просто живи по чести, и иди туда, куда тебя сердце зовет.

После этих слов седой казак исчез, а я очнулся в госпитале Тифлиса и узнал, что десять дней был без сознания. Врачи говорили, что шансов выжить у меня практически не было, а я выжил. Они утверждали, что меня должны были мучить постоянные головные боли, а я чувствовал себя вполне неплохо, и быстро шел на поправку.

Миновало три месяца, и я покинул город Тифлис, в котором начинались массовые беспорядки и творились бесчинства дезертиров, огромными грязными ордами бежавших с Кавказского фронта. Рано или поздно, вся эта масса обозленных на весь свет людей, докатится до родных российских просторов, и сомкнется там с другой такой же массой, пришедшей с запада. Что из всего этого выйдет, остается только догадываться, хотя и так понятно, что ничего хорошего не ожидается.

В купе, весело переговариваясь, вошли мои попутчики, два подхорунжих из пластунской бригады генерала Букретова и есаул Савушкин из 82й Донской особой сотни.

Костя, посмотри! Максим Савушкин взмахнул рукой, в которой была зажата газета.

Что там? присаживаясь к окну, спросил я.

Есаул расположился напротив и, заглянув в газету, сказал:

Пока мы на Кавказе сидим, в стране такие события творятся, что сам черт ногу сломит. В Питере власть захватили какието большевики, а правительство теперь называется Совет Народных Комиссаров. Было восстание юнкеров, которые ожидали подхода Краснова, но оно закончилось неудачей. Юнкера захватили Госбанк, гостиницу "Астория" и телефонный узел, и на этом все. Потом большевики загнали их по казармам и училищам, пообещали их распустить, если те сдадутся, а когда те сложили оружие, всех расстреляли. Представляешь, восемьсот мальчишек погибло.

Представляю.

Так мало того, разошелся есаул, Москва теперь тоже под ними.

А что Краснов? спросил я. Почему не помог юнкерам?

Его на Пулковских высотах встретили, с ним только семьсот казаков, а против, десять тысяч Петроградского гарнизона, моряков и какихто непонятных красногвардейцев.

И все это в газете?

Нет, помотал Савушкин головой, это мы у одного из телеграфистов узнали, а в газете Декреты о Мире и Земле.

Есаул передал мне газету, и глаза заскользили по строчкам. Итак, СНК Совет Народных Комиссаров, Временное Рабочее и Крестьянское Правительство до созыва Учредительного Собрания. Состав: председатель Ленин, нарком иностранных дел Троцкий, нарком внутренних дел Рыков, просвещения Луначарский, труда Шляпников, земледелия Милютин, торговли и промышленности Ногин, финансов СкворцовСтепанов, по делам национальностей Сталин. Хм, ни одной знакомой фамилии, и только Ленин с Троцким мелькали гдето на страницах газет в связи с неудачным февральским переворотом. Дальше, утвержден новый ВЦИК, постоянно действующий орган государственной власти.

Не то, переворачиваю страницу и вчитываюсь в текст Декрета о Мире. Надо же, "мир без аннексий и контрибуций", и перемирие сроком на три месяца. Как же, разбежались вам немцы мир подписывать. Пока они сильней, о мире разговора не будет. Сейчас перед ними никого, Западный фронт развалился раньше нашего, Кавказского, и хоть до самой Москвы иди, остановить их практически некому. Опять же союзники, сволочи еще те, сами себе на уме. Наверняка, рады радешеньки, что империя на ногах не устояла, но и жалеют, что Россия из войны выходит, а германцы могут свои освободившиеся силы с востока во Францию перебросить. С нашей стороны, тех, кто честно воевал, этот Декрет мерзость, поскольку нас лишают всего того, что произошло с нами за эти три года войны. Бог с ней, с воинской славой, но эта писулька предавала забвению смерть миллионов погибших в Великой войне и получается, что они гибли зазря, не за Веру и Отечество, а всего лишь за бывшего царя гражданина Романова.

Следующая страница, Декрет о Земле. Отмена частной собственности на землю, запрет на продажу ее, аренду или залог, конфискация инвентаря и полная национализация земли государством, то есть большевиками. Примерно такая же программа была у левых эсеров, вот только те хотя бы выкупить землю предлагали, а эти, раз, и все наше. В итоге, поддерживается община, но никак не частник. Да, дела творятся небывалые и немыслимые, и если эти Декреты начнут претворяться в жизнь, то кровавой бани не избежать.

Вернув газету Савушкину, задумался, а тот, спустя минуту, спросил:

Что на это скажешь, Костя?

Гражданская война будет, Семен.

Она уже идет, есаул свернул газету вчетверо и спрятал ее в карман своей строевой шинели, на которой все еще красовались старорежимные золотые погоны.

По проходу нашего купейного вагона прошелся проводник и до нас донесся его зычный бас:

Тихорецкая! Тихорецкая!

Посмотрев на Савушкина и пластунов, сказал:

Вот и моя станция, будем прощаться, казаки.

Возьми, быстро нацарапав химическим карандашом в блокноте свой адрес, есаул протянул мне лист бумаги. Думаю, что еще встретимся.

Обязательно встретимся, забрав листок, взял в левую руку свой чемодан, пожал пластунам и есаулу руки, и направился на выход.

Жаль, встретиться с есаулом нам более не довелось. На границе Кубани и Дона, на станции Кущевская, его золотые погоны приметили солдатики из революционеров, которые стояли там для того, чтобы не пропускать к генералу Каледину офицеров, идущих на его призыв. Они бросились на погоны есаула Савушкина, как стая охотничьих собак на зайца, и через десять минут, жизнь бравого донца, прошедшего не через одну жестокую схватку, закончилась у стенки железнодорожного пакгауза.



Глава 2

Кубань. Декабрь. 1917 год.

Порядка не было, а был полный разброд и шатания. Я неспешно двигался по Тихорецкой, и не узнавал ее. Ничто теперь не напоминало прежнего образцового порядка. Облик узловой железнодорожной станции почти не изменился, а вот люди, от тех, которых я помнил раньше, отличались сильно, и это мне не нравилось. Куда ни посмотри, или местные машинисты стоят не работают, семечки себе под ноги сплевывают, либо группки грязных и давно небритых солдатиков, в серых шинелях без погон, шныряют.

Ладно бы это, такая обстановка сейчас на каждой станции, но вот мимо меня проходит человек, по лицу видно, что бывший офицер, испуганно таращится на мои подъесаульские погоны и, от греха подальше, отворачивает в сторону и скорым шагом удаляется прочь. И только казаки, прогуливающиеся неподалеку, уважительно кивают, а коекто и честь отдать не ленится, видно, что осталось в них еще чтото от старого воинского уклада.

Костя, ты ли это? ко мне кидается молодой, но чрезвычайно крепкий чубатый паренек лет шестнадцати.

Мишка? я вглядываюсь в лицо парня и с трудом узнаю своего младшего двоюродного брата, которого не видел вот уже два года. Ну, здоровяк, как вымахал, удивляюсь я ему, и мы крепко обнимаемся.

А то, не все вам с братьями геройствовать, он кивает на мой Георгий и наградное оружие, мне тоже славы воинской хочется, и приходится расти, чтобы вас догнать.

Какая там слава, брат, сейчас мне неприятна тема войны и я спрашиваю его: Ты то, как здесь оказался?

Он наклоняется ко мне ближе и понижает голос до шепота:

Батя меня с Митрохой послал на вокзал у дезертиров оружия прикупить. Говорит, времена ныне смутные, нужен пулемет. Ты это, не в обиду, иди за вокзал, и там нас подожди. Мы с Митрохой скоренько. У меня все договорено, а ты при погонах, и можешь продавцов спугнуть.

Ну, раз надо в стороне постоять, то так и сделаю, обошел здание вокзала, прошел небольшую площадь и остановился под раскидистой яблоней с поломанными ветками. Простоял я на этом месте минут пятнадцать, и вот, показался новехонький шарабан, запряженный двумя справными и крепкими гнедыми коньками из хозяйства дядьки Авдея. В шарабане накидано немного лугового сена, а поверх, на деревянной и широкой доске, сидят двое, Мишка, подгоняющий коней длинными вожжами, и крепкий курносый парень с лицом в веселых конопушках лет двадцати пяти. Это глухонемой Митроха, сирота из иногородних, которого Авдей с малолетства воспитывал.

Садись, Мишка останавливает коней, Митроха перебирается на сено, а я, закинув свой серый кожаный чемодан в шарабан, подобрав полы черкески, усаживаюсь рядом с братом.

Но, залетные! выкрикивает Мишка, и кони резвой рысью вылетают на дорогу, налево станица Тихорецкая, а наш путь направо, к Терновской.

Как все прошло? спрашиваю я брата.

Отлично! Можешь позади себя посмотреть, что мы сторговали.

Поворачиваюсь назад, ворошу сено, и первое что вижу, это автоматическое ружье "Шош". Дальше, три винтовки Мосина, а под ними пистолет, такой же, как и у меня, семизарядный "Браунинг" образца 1903 года.

Неплохо, хмыкаю я.

Вот "Максим" бы домой привезти, вот цэ дило, а это так, на станице почти в каждом справном дворе имеется.

А патроны?

Дальше. К пулемету два диска и две сотни патронов, да к "мосинкам" триста штук, а вот "браунинг" пустой и только с одной обоймой.

К станице домчались за три с половиной часа. Мишка высадил меня у ворот нашего подворья, а сам торопится домой, доложиться отцу о выполненном задании и о моем приезде. Я вхожу на родной двор. Здесь все, как и раньше, и посреди обширного двора, стоит большой кирпичный дом, в котором, я родился и рос. Эх, хорошо то как, все печали остались позади, все тревоги гдето там, в большом мире, а здесь тишина и покой, и именно здесь я получу долгожданный отдых для души и тела.

Костя вернулся! с этим криком из дома появляется моя младшая сестрица Катерина и бросается мне на грудь.

Следом за ней появляется батя, сухой, как бы высохший, но все еще крепкий казак, одетый подомашнему, в серую черкеску из домотканого сукна. После гибели на Западном фронте старшего брата Ивана, и среднего Федора, который умер в госпитале, он сильно сдал, но слабости старается не выказывать, держится молодцом и мне искренне рад. За ним показалась мать, все такая же, как и прежде, полненькая, черноглазая, и в своем неизменном одеянии, длинной цветастой юбке, жакете и синей косынке на голове.

Что было дальше? Да то же самое, что и у всех, кто после долгого отсутствия возвращается в семью. Баня с дороги, щедро накрытые столы, гости, родня и соседи, да расспросы про службу и своих близких, с кем я мог видеться или пересекался по службе в полку. Гости разошлись около полуночи, и за столом остались только я, дядька Авдей, здоровенный, метра под два широкоплечий казак, да батя. Можно было бы пойти к себе в комнату, да спать завалиться, но у нас так не принято, и пока я не переговорил со старшим в семействе, а это дядька, до тех пор я все еще не свободен. Сидим, молчим, мать с сестрой сноровисто убрали со стола и, наконец, отец тяжко вздыхает, и спрашивает:

Ну, что сынку, просрали мы войну?

Точно так и есть, соглашаюсь я. Почти добили турка, да видишь, не дали нам его до конца дожать.

А вы, офицеры, куда смотрели? он пристукивает кулаком по столу, и встревоженная мать заглядывает к нам. Однако батя успокаивающе кивает ей, и она вновь уходит к себе в спальню.

А что сделаешь, ведь предатели не рядом с нами были, а там, в тылу. Если позади неспокойно и дома беспорядок, то какая уж тут война.

Это да, предатели оказались в тылу, кивает батя.

Ладно, погодь, Георгий, крайних искать не будем, в разговор вступил дядька Авдей. Нечего на Костю с упреками кидаться, он с войны живой вернулся, и то хорошо, развернулся ко мне и спросил: Ты лучше, племяш, скажи, как думаешь, что дальше будет?

Гражданская война, с ответом я не раздумывал и ответил Авдею точно так же, как и Савушкину. Честно говоря, ожидал, что старики, почти безвылазно сидевшие в своей станице вдали от дорог и городов, скажут, что я не прав, но они только молча переглянулись, и один кивнул другому.

Вот и мы так считаем, дядька разлил в граненые стопочки по полста грамулек домашней наливочки, и сказал: Помянем Россиюматушку, долго наш род ей служил, а теперь вишь, что творится, и видать, придется казакам своим путем идти.

Мы молча выпили, и я задал дядьке вопрос:

Как же мы без России теперь, дядя Авдей? Может быть, еще наладится все, загоним воров картавых и шпионов немецких под землю, да и заживем как прежде?

Нет, Костя, он нахмурился, как прежде уже никогда не будет, ты это и сам понимать должен. Побывал я давеча в Екатеринодаре, поговорил с людьми солидными, да по улицам походил, посмотрел на горлопанов, что на митингах с красными флагами стоят и речи двигают. Народ заводской и урла уголовная с дезертирами собрались вокруг какогото студентика в очочках круглых, и раскрыв рты стоят его слухають. Он им кричит, что законы долой, начальство не слушай, а все командирыпредатели и царские псы, Царя нет, Бога нет, а всех у кого чтото за душой имеется, надо давить, потому что они енти, как же он сказал, дай бог памяти...

Эксплуататоры? спросил я.

Дада, експлуатоторы трудового народа. Тогда я и подумал, что какой же он трудовой народ студент этот? Ведь сопляк совсем, на шее у мамки с папкой, какихнибудь городских чиновников, сидит, и в жизни ни дня не работал. Настоящему трудовому человеку некогда глотку на площади рвать, он работает, чтобы семью свою прокормить. Однако же так складно этот студентик счастливое будущее житье расписывал, что люди ему верили и даже шапки вверх подбрасывали. Так, черт с ними, с дезертирами и иногородними, потом к ним и казаки наши присоединились, говорили, что надо атаманов скинуть, все заново переделить, и настанет лучшая жизнь. Вот тогда я и решил, что с новой властью нам не по пути, а старая в силу уже никогда не войдет, одряхлела и предала свой народ, а потому, надо самим думать, как поступать. Как и что оно дальше будет я не знаю, но свои маслобойни, земли, пасеки, виноградники и лавки торговые, я никому отдавать не хочу, потому что это потом и кровью заработано, и за ради этого наши предки на Кубань пришли, на Кавказ ходили и жизни свои за Отечество ложили. Ты как, Костя, с нами?

Конечно, пожал я плечами, мне эта революция поперек горла, и я понимаю, что она не для нас. Опять же вы моя семья, вы старшие, и как скажете, так оно для меня и будет.

Вот и хорошо, Авдей был удовлетворен, а то есть у нас такие, кто с фронта пришел, а теперь нашептывает казакам, что, дескать, надо новую власть поддержать.

Нет, я не из таких.

Тогда, иди и отдыхай, Костя, а как чтото потребуется, так я буду знать, что на тебя всегда смогу положиться.

Старики остались обсуждать свои дела, а я, отправился на покой и вскоре находился в своей комнате, где за годы моего отсутствия совсем ничего не изменилось. Закрыв глаза, лежал на широкой кровати, но сон както не шел, и все одно, возвращался к разговору с дядей Авдеем. Впрочем, это для меня он дядя, а для большинства станичников, Авдей Иванович, человек входящий в десятку самых богатейших людей на Кубани. Кстати, из наших станичников он не самый богатый, например, тот же самый Петр Мамонов, и побогаче будет и повлиятельней, но тот все время на службе или в разъездах, а дядя всегда находится здесь, в родной станице, и люди к нему прислушиваются.

Что про него можно сказать? Очень многое, но если кратко, то это настоящий поборник старых казачьих традиций, который делит всех людей на две категории, своих и чужих. Ради своих пойдет на смерть, а на чужих внимания не обращает. В свое время он окончил Ярославскую военную школу, затем Ставропольское казачье юнкерское училище, честно служил в 1ом Екатеринодарском Кошевого атамана Чапеги полку ККВ, воевал везде, куда судьба бросала, и имеет два Георгия. Потом, в Средней Азии получил тяжкое ранение, и долгое время болтался между жизнью и смертью. С полгода его выхаживали, и Авдей поправился, хотя и остался хромым на всю жизнь. С тех пор он постоянно в родной станице обретается, занимается сельским хозяйством и торговлей по всему Кубанскому Войску. Жена его умерла пять лет назад и с тех пор он вдовец, а кроме Мишки у него еще трое взрослых сынов, все офицеры, и все при нем.

Да уж, ему, а следовательно и нам, младшей ветке семейства Черноморцев, есть что терять, если большевики и у нас власть в свои руки возьмут. Здесь Авдей прав, свое кровное без борьбы отдавать нельзя. Не для того мои деды с Кавказа и из Туретчины на себе мешки с добром перли, а потом это богатство в развитие хозяйства вкладывали, чтобы их какойто Ленин или Бронштейн на мировую революцию разбазарили. Шиш им! Пусть попробуют взять, и кровью умоются, и дело здесь не в пасеках, табунах и землях, и будь у меня за душой только одна шашка, конь и единственная папаха, все одно это мое, и пока я жив, моим оно и останется.

Впрочем, из разговора с близкими я понял, что не одинок в своих думах. Сейчас с фронтов казаки возвращаются, правда, поздновато, агитаторы из солдатской среды здесь уже успели закрепиться, но ничего, даже наша станица в случае чего, сотни четыре воинов выставит, а по всему Кавказскому отделу, так и не один полк собрать сможем. Коль будет Бог за нас, так и отстоим свою землю, а нет, значит, туго нам придется.

Все! Прочь думы тяжкие. Я вернулся домой, и теперь на некоторое время можно расслабиться. Только я об этом подумал, как сразу же, заснул спокойным сном.

Следующий день для меня начался с хозяйственных дел, и понеслось. Только встал, и за работу, вникать в дела хозяйственные, то в одно место надо съездить чтото проверить, то в другое. Отвык от этого, и хотя раньше не любил все эти дела, теперь такое времяпрепровождение почитал за отдых. Так летели дни за днями. В свет труд на благо семьи, а в ночь гулянки с девками молодыми, да вдовушками, коих после войны в станице немало осталось. В общем, жил да радовался, и так миновал почти месяц, пока отец с Авдеем не решили, что хватит, отдохнул молодой подъесаул, и вызвали меня на разговор.

Костя, первым заговорил дядька, завтра через Тихорецкую эшелон с твоим полком проходить будут, поезжай, посмотри, что да как, и с офицерами пообщайся. Главное узнать, каков настрой среди казаков и на чью сторону они встанут, когда большевики начнут власть в свои руки брать.

Хорошо, но я не один поеду, и с собой десяток казаков из однополчан возьму.

Добро, так и сделай. Тем более что на станции сейчас остатки двух полков расквартированы, а ты ведь, наверное, при форме и погонах своих поедешь.

Конечно.

Будьте осторожны, и если вдруг какая заваруха, отходите на станицу.

Да, кто меня тронет, когда родной полк на станции будет, беспечно заявил я.

И все же, будь настороже.

Утром следующего дня я и десяток казаков, из тех, кто ранее служил в 1ом Кавказском полку, в основном урядники, на добрых строевых конях, по форме и при оружии, въехали на станцию Тихорецкая. Прошел месяц, с тех пор, как из этого места я отправился домой, и обстановка на станции ухудшилась. Разумеется, на наш взгляд, на казачий. Слово местной власти, которая при Временном Правительстве была, ничего уже не значит. Теперь здесь все решают какието Солдатские Комитеты и военнореволюционные трибуналы. Казаков не видать, а люди здесь проживающие, чересчур напряжены и на улицу стараются без нужды не выходить. Число солдат возросло в несколько раз, они стали еще более нахальны и развязны, и смогли либо запугать жителей, либо привлечь их на свою сторону. Пусть здесь не полнокровные подразделения стоят, а всего лишь остатки Бакинского и Кубинского пехотных полков из 39й дивизии, что на Кавказском фронте находилась, но и этих человек пятьсот наберется. Чуют солдатики свою силу, а оттого и посчитали, что они здесь хозяева и могут все, что им только понравится, себе забирать, да свои порядки устанавливать.

И вот, едем мы через станцию в сторону железнодорожного вокзала, а в спину нам шипение:

Сволочь золотопогонная!

Опричники царские!

Недобитки казацкие!

Гады!

Пара казаков, услышав это, хотела наглецов нагайками отходить, но я их придержал:

Отставить! Поздно за нагайки хвататься, братыказаки, тут и шашка не поможет, а вот пулемет, в самый раз будет. На провокации не поддаваться, но всем быть наготове и если только кто на нас напасть попытается, валите их насмерть.

Мне в ответ слова урядников:

Понятно!

Сделаем!

Сам я думал, что все обойдется, и никто не посмеет на нас руку поднять или както задержать, но я ошибался. Перед самым вокзалом, как раз возле той яблони, под которой я некогда ожидал Мишку и Митроху, дорогу нам преградили несколько десятков солдат, все как на одно лицо, испитые морды, шинели без погон, а в руках давно не чищеные винтовки.

Вся эта масса людей, объединенных только одним, ненавистью к нам и нашему внешнему старорежимному виду, угрюмо сопела, ворочалась, отхаркивалась желтыми плевками на брусчатку, и вот, вперед вышел главный. Небольшого росточка смуглый брюнет в офицерском пальто зеленоватого оттенка, с красным бантом в районе сердца, наганом, выглядывающим из новенькой кожаной кобуры и шашкой, ремень которой был по простому перекинут через плечо. За ним показался его то ли телохранитель, а может быть помощник, которого я узнал, штабскапитан из иногородних, проживающий в станице Тифлисской, одет точно так же, как и главный, а взгляд, чистая и незамутненная ненависть.

Комиссар Бакинского пехотного полка Одарюк, представился старший. Кто вы и что здесь делаете?

Подъесаул 1го Кавказского казачьего полка Черноморец, ответил я, прибыл с казаками станицы Терновская для встречи эшелона с личным составом нашего полка.

Снимите погоны, сдайте оружие и, можете пройти на перрон, Одарюк положил руку на кобуру и отщелкнул клапан.

А если мы этого не сделаем? усмехнулся я и повернулся к своим казакам: Вы смотрите, хлопцы, який недомэрок храбрец. Может быть, постегать его хворостиной, как дитятю неразумную?

Га! Га! Га! засмеялись казаки обидным для комиссара и солдат смехом.

Если вы не выполните требование революционного комитета, представителем которого я являюсь, то...

То что, я прерываю его, и киваю на перрон вокзала, к которому подходит эшелон с казаками нашего полка, попробуешь нас задержать? Давай, комиссар, рискни.

Одарюк оглянулся назад, зло сплюнул и махнул рукой вглубь станции:

Пошли отсюда!

Солдаты, комиссар и бывший штабскапитан покинули площадь перед вокзалом, а мы направились к эшелону, который должен был стоять здесь только двадцать минут, а после этого продолжить свой путь к Кавказской. Оглядываюсь, перрон абсолютно пуст, никого, ни солдат, расквартированных в Тихорецкой, ни машинистов, ни просто зевак праздных. Всех как ветром сдуло.

Из теплушек появляются офицеры, а казаки, живущие в окрестных станицах, начинают скидывать с вагонов для перевозки лошадей деревянные помосты, и сводить по ним своих коней. Это непорядок, не по уставу и не по полковым правилам. Положено, чтобы личный состав сопроводил знамена и полковые регалии в Кавказскую, где находится штаб отдела. Там должно состояться торжественное построение, молебен, и после этого полковые святыни сдаются в местную церковь. Таков порядок, и только после этого казаки, вернувшиеся с войны, расходятся по домам. Однако все не так, как всегда, казаки не хотят слушать офицеров, не желают терять двое суток на путешествие к Кавказской, а мечтают только об одном, о скорейшем возвращении домой. А что еще более непривычно, никто их не задерживает, не одергивает и не останавливает. Офицеры стоят, да только покуривают и посматривают на действия рядовых, как на само собой разумеющееся.



Пока была стоянка, переговорил со своими боевыми товарищами, узнал о событиях в глубине России и Финляндии, где находился наш полк. В Кавказскую решил не ехать. Есть задача поважней, необходимо соблюсти хоть какието приличия и привести своих станичников в Терновскую строем.

Здорово братыказаки! выкрикнул я, подъезжая к казакам. В ответ неразборчивое бурчанье и только тричетыре человека поприветствовали меня как положено. Что, станичники, домой направляемся?

Да!

Хватит, отвоевались!

Пора по хатам!

Штыки в землю!

Поворачиваю своего вороного жеребчика, взятого с отцовой конюшни, горячу его, и спрашиваю:

Так что же вы, браты, неужто как бродяги, какие, в станицу родную вернетесь? Одеть погоны! Становись в походный порядок! Покажем отцам и дедам, что мы честные казаки, а не шелупонь подзаборная.

Да, что там... протянул ктото из казаков.

А ништо. Ты домой едешь, а там жинка, а там детки твои. Кого они хотят увидеть, справного казака, али грязного дядьку, с поражением домой вернувшегося. Одеть погоны!

Вот здесь меня послушались. Все как один, казаки достали из своих походных вьюков погоны, которые никто не выкинул, и спустя несколько минут, когда паровоз, пыхнув паром, потянул эшелон с полком на Кавказскую, я во главе сотни вооруженных всадников проходил по станции. Солдаты, жмущиеся к домам, опасливо посматривали на нас, а в одном из окон, я заметил Одарюка, который через приоткрытую занавеску наблюдал за прохождением нашей колонны и, наверняка, скрипел от злости зубами. Эх, знай наших!

Поворачиваюсь к казакам, оглядываю их приободрившиеся лица, и громко спрашиваю:

Что браты, споем нашу полковую, которую в 14м году отец Константин на Туретчине сочинил?

А споем! откликаются сразу несколько человек.

Запевай! команда слышна всем и, спустя всего мгновение, над станцией разносится сочиненная три года назад нашим полковым священником Константином Образцовым, песня:

"Ты Кубань ли наша родина,

Вековой наш богатырь!

Многоводная, раздольная,

Разлилась ты вдаль и вширь!

Из далеких стран полуденных,

Из турецкой стороны

Бьют челом тебе, родимая,

Твои верные сыны.

О тебе здесь вспоминаючи,

Песню дружно мы поём,

Про твои станицы вольные,

Про родной отцовский дом.

О тебе здесь вспоминаючи,

Как о матери родной,

На врага, на басурманина,

Мы идём на смертный бой.

О тебе здесь вспоминаючи,

За тебя ль не постоять,

За твою ли славу старую,

Жизнь свою ли не отдать?

Мы, как дань свою покорную,

От прославленных знамён,

Шлём тебе, Кубань родимая,

До сырой земли поклон".

Так, с песней, от которой в окнах стекла подрагивали, мы прошли всю невеликую узловую станцию Тихорецкая, и уже к вечеру были в родной станице, в которую мной загодя был послан гонец с известием о прибытии казаков.

Терновская встречала своих воинов как положено, хлебомсолью, звоном колоколов и радостными лицами жен, дождавшихся своих мужей. Хороший тогда был день и хороший праздник случился. Последний праздник перед началом моей собственной Гражданской войны.

Глава 3

Кубань. Декабрь 1917 год.

Конец декабря. Выпал первый снег и морозы пока не сильные. Скоро наступит новый 1918й год. Что он нам принесет, никто не знает. Хочется надеяться на лучшее, но, скорее всего, смута продолжит расползаться по территории бывшей Российской империи, а это всегда кровь, смерть, голод, болезни и хаос.

Большая часть строевых частей Кубанского казачьего войска вернулась домой и только Отдельный Кавказский корпус генерала Баратова, находящийся в далекой Персии, брошеный и позабытый, все еще продолжает вести военные действия против турок и пробивается к дому. В остальном же, казаки добрались до Родины вполне благополучно и тихомирно разошлись по своим хатам.

Все узловые станции на Кубани были заняты отрядами красногвардейцев, которые в открытую готовились к захвату власти на местах и никого не боялись. В Екатеринодаре была созвана Кубанская Рада, и сформировалось наше самостийное правительство с курсом на отделение от России. Однако сейчас такое время, что у кого сила, тот и прав, а у Кубанской Рады, несмотря на поддержку казачества, своих вооруженных формирований практически нет. Есть генералы, есть знамена и регалии, штабы прославленных полков, дивизий и корпусов, но нет воинов, а значит, власть ее пока иллюзорна. На данный момент с ними только 1й Черноморский полк и около тысячи добровольцев из офицеров. Против всей той массы солдатских отрядов, которые попали на Кубань еще при Временном правительстве, и теперь примкнули к большевикам, это немного.

Единственная надежда, на Дон, где атаман Каледин взывает к казакам об опасности большевизма, и где генерал Алексеев начинает собирать Добровольческую армию. Хотя, конечно, положение у донских казаков, как и у нас, не завидное и, уже сейчас, они вынуждены воевать на два фронта, где есть враг внешний и враг внутренний. С одной стороны отряды большевиков давят, а с другой иногородние, которых на Дону поболее чем у нас будет, да казаки из голытьбы. Кто опасней, не ясно, а потому вынуждены донцы вместо того, чтобы свою жизнь обустраивать, экономику крепить и армию собирать, тратить всю свою немалую энергию и силы на борьбу между собой.

Утро 29го декабря началось для меня с того, что вместе с братом Мишкой я отправился на охоту. Выехали налегке, по полям зайцев погонять, у брата дробовик, а я на всякий случай взял винтовку, времечко нынче лихое, мало ли что и кто в степи повстречается, да и волки в наших краях не редкость.

Мы направились в сторону хутора ЕремизиноБорисовского, где возле речушки Кривуша, всегда охота хорошая была. Нам торопиться нужды нет, и ехали мы не спеша. Больше за жизнь разговаривали, чем следы звериные высматривали. Разговор обычный, Мишку интересует война, подвиги и полковые байки, а меня станичные новости и слухи. Мы переговариваемся, смеемся, и вдруг, прерывая нас, по полям разносится сухой звук одиночного винтовочного выстрела.

Щелк!

Звук идет от дороги, что по левую руку от нас. Поворачиваем лошадей и мчимся туда. Я еще не знал, что случилось, и кто стрелял, но сердце захолонуло от предчувствия чегото недоброго. "Вот и все, мелькнула у меня в голове мысль, кончилось для меня спокойное время". Как показали дальнейшие события, я был прав, и чутье меня в очередной раз не подвело.

Щелк! Щелк! еще два выстрела, и наши кони вылетают на небольшой курган.

С высотки мы видим, как по дороге несутся санирозвальни, и в них два человека. Один погоняет каурого конька, торопит его, а второй лежит в санях навзничь, пытается привстать, приноровиться и выстрелить из пистолета. Вслед за ними, догоняя и на ходу постреливая из кавалерийских карабинов, мчатся три всадника, по виду, казаки, да вот только на их папахах красные полосы виднеются. Раз так, то те, кого они пытаются догнать, нам друзья.

Я возницу знаю, это Мыкола, хороший парень с ЕремизиноБорисовского хутора, говорит Мишка и сдергивает с плеча свой дробовик, который здесь и сейчас против карабинов бесполезен.

Раз так, то вступимся за него, отвечаю я, спешиваюсь, и готовлю к бою хорошо пристрелянную винтовку. Ты пока за курган отойди, а то с твоим ружьем здесь делать нечего.

Да я... пытается возражать Мишка, но я его одергиваю, и он, вынужденный подчиниться, спускается за курган.

Теперь, когда парень в безопасности, можно и повоевать. Всадники меня уже заметили, двое отделяются от погони и мчатся ко мне. Расстояние небольшое, всего метров семьдесят, и хотя противников двое, положение у меня лучше. Я прячусь за лошадью и твердо стою на земле, а они внизу и в скачке. Делаю первый выстрел, и передовой противник валится в снег. Целюсь во второго, но тот, резко поворачивает своего буланого жеребчика и, нахлестывая его нагайкой, мчится в сторону от меня. Мог бы и его свалить, но лишний грех на душу брать не стал. Тогда я еще не до конца понимал, что каждый враг, которого ты пожалел, это еще один ствол, который будет смотреть в твою грудь в будущем.

Третий казак с красной полосой на папахе, увидел такое дело, сначала остановился, а затем последовал за своим товарищем, развернул коня и помчался назад по своим следам. Меня это устраивало полностью. Поручив Мишке обыскать убитого мной всадника и поймать его лошадь, я вспрыгнул в седло, и направился к саням, которые уносились к нашей станице. Вскоре мне удалось их догнать.

Возница, плотного телосложения парень с округлым простодушным лицом, наконецто сообразивший, что погони за ним более нет, остановился и теперь, выскочив на снег, обтирал своего почти загнанного каурку. Увидев меня, он улыбнулся всем своим распаренным красным лицом, и громко сказал:

Благодарю, господин подъесаул.

А ты меня разве знаешь? удивился я.

Видел вас в станице.

Я посмотрел в сани, и там обнаружил второго человека. На соломе, обессилев и потеряв сознание, зажав в руке "наган", лежал бледный мужчина лет тридцати, одет просто и без изыска, но по виду, не иначе как из дворян. Брюнет, красивое лицо с правильными чертами лица, а во всем облике, несмотря на бессознательное состояние, была некая холеность. Не часто таких людей в наших краях встретишь, им более пристало в СанктПетербурге, ныне Петрограде, по паркетам дворцовым ходить, а потому, запоминаются подобные типажи быстро.

Кто это? кивнув на человека, спросил я Мыколу. И почему за вами погоня была?

Вчера к нам постучался, сказал, что офицер с Дона, ездил с товарищами в Екатеринодар, а на обратном пути, их в хуторе Романовском красногвардейцы переняли. Друзей его насмерть прикладами забили, а он смог вырваться, и сутки в нашу сторону по степи мчал. Вроде бы не врал, и коня его, мертвого, за околицей нашли. Еще он сказал, что за ним могут придти, и попросил его не выдавать. Батя подумал и решил, что у нас неспокойно, а потому велел с утра его к вам в Терновскую отвезти. Только Кривушу переехали, а тут и погоня появилась. Если бы не вы, то постреляли нас.

Да, тут не поспоришь, убили бы парня и его пассажира, да и всех делов. Однако разговоры разговаривать некогда и надо к станице уходить, а то мало ли, вдруг эти трое не одни и есть еще преследователи. К нам подскакал Мишка, в поводу у него трофейный конь, а на нем тело убитого и притороченный к седлу карабин. Мы направились в Терновскую, и вскоре были у нас дома. Брат со своим знакомцем Мыколой поехали на подворье к Авдею, а мы с отцом присели возле пришедшего в сознание офицера, которого уложили на широкую лавку возле печи.

Где я? выдохнул раненый полушепотом.

В безопасности, ему ответил отец. Вас догнать пытались, но Бог не допустил вашей гибели.

Помню. Гнались. Стреляли, а потом я сознание потерял.

Кто вы?

Штабскапитан Артемьев, по поручению генералов Алексеева и Каледина, в сопровождении трех казаков, ездил в Екатеринодар к атаману Филимонову и членам Кубанской Рады. Везу в Новочеркасск важное письмо. Оно в сапоге спрятано было.

Сказав все это, Артемьев вновь впал в забытье, а мы отошли в сторону, присели за стол, и батя окликнул мать:

Мария, где документы из сапога, что на раненом был?

Здесь, перед нами на стол опустился запятнанный кровью продолговатый холщовый пакет.

Надо же, удивился батя, как он его только в сапог впихал.

Что делать будем? мать кивнула на Артемьева. Фельдшера звать или самим его выхаживать?

А что с ним?

Бедро навылет, и крови много потерял.

Зови фельдшера, он человек свой, и лишнего болтать не будет.

Мать, накинув на себя платок и тулупчик, выскочила на улицу, а ей на смену, в горницу ввалился дядька Авдей. Он подошел к лавке, посмотрел на Артемьева, хмыкнул, присел рядом с нами, и кивнул на пакет:

Что это?

Документ, кажись секретный. На всех станциях телеграф под контролем большевиков, и правительства теперь только так общаются.

Посмотрим?

А давай.

Вспороли холстину, под ней еще одна, а под ней письмо. Честно говоря, думал, что в этом документе чтото действительно важное и судьбоносное, ведь за него уже четыре человека погибли, а один в тяжелом состоянии. Однако я ошибался, в бумаге были только жалобы нашего правительства на тяжелое положение в крае и ссылка на то, что именно сейчас, Кубань не может помочь Дону, на который наступают большевики. В общемто, это чистейшая правда, но ничего секретного в этом документе не было. Подписались под этим письмом трое, Председатель Рады Рябовол Н.С. атаман ККВ Филимонов А.П. и Глава Правительства Кубанской Рады Быч Л.Л.

Как поступим? дядька посмотрел сначала отца, а затем на меня.

Письмо все равно, необходимо отвезти, сказал я, его ждут и, может быть, на чтото надеются.

А с офицером, что делать будем?

Ответил батя:

Пусть у нас остается. Сюда красногвардейцы не сунутся, мы пока еще посильней, чем они будем.

Так и поступим, согласился Авдей, офицер останется у вас, а письмо повезут мой старший Яков и твой Костя.

Старики решили, а значит, пора мне в путьдорогу собираться, и я не медлил. По арматному списку, в поход, каждый казак обязан взять: три пары белья, двое шаровар, одну пару сапог, ноговицы с чувяками, бешмет ватный, бешмет стеганый, две черкески, две папахи, башлык, бурку и однобортную овчинную шубу. Все это добро упаковать в тороки и кавказские ковровые сумки, а после этого погрузить поклажу на своего коня. Но и это не все, поскольку согласно все того же арматного списка, есть еще полный комплект подков на все четыре конские ноги, сетка для сена и прикол для одиночной привязки лошади. Это имущество, а есть еще продовольствие, шашка, винтовка, патронташ и двести пятьдесят патронов. Впрочем, список списком, конечно, однако еду я не в дальние края, а на Дон, и потому, половину одежды оставил дома, прикол и подковы так же, а вот патронов и харчей набрал побольше.

Спустя час я был готов выезжать, но дело к вечеру, и мы с Яковом, старшим сыном Авдея, решили повременить с отъездом до утра. Вернулся в дом, повечерял, переговорил с отцом и взял у него адреса его знакомых в Новочеркасске. Было, собрался идти спать, когда меня окликнул немного оклемавшийся и пришедший в себя Артемьев, которого перенесли в комнату погибшего брата Ивана. Подсев к нему, спросил:

Как чувствуешь себя, штабскапитан?

Вполне терпимо. Слабость большая, но ничего не отморозил пока от красных по степи уходил, так что надо только отлежаться.

Ты чтото хотел?

Да, он передал мне клочок бумаги. Это адрес Ростовский, там у меня жена и ребенок. Навести их, и скажи, что я жив и здоров, выполняю важное поручение и пока приехать не могу.

Сделаю, бумажка прячется за пазуху, а я, посмотрев, что офицер чувствует себя неплохо, спрашиваю его: Ты самто откуда?

Из Москвы.

А в наши края как попал?

Бежал. В юнкерском училище преподавателем был, а как смута началась, так я на Дон и ушел. Чувствовал, что беда рядом, а теперь казнюсь. Всех воспитанников моих на штыки подняли, а я живой. Не хотел в братоубийственную войну ввязываться, и все же не смог в стороне отстояться. Теперь у Алексеева в порученцах состою.

Тогда получается, что ты человек информированный?

Коечто знаю.

Что сейчас на Дону происходит?

Дела там невеселые. Казаки по домам сидят, а офицеры в добровольцы записываться не желают. Есть несколько отрядов, которые красных сдерживают, но их мало. Если так и дальше пойдет, то Новочеркасск, вскоре падет. В Царицыне и Ставрополе большевики в кулак собираются и сил у них много. Недавно Каменская пала, и там к большевикам изменники войскового старшины Голубова присоединились. Каледин по всем станицам агитаторов рассылает, приказывает казакам мобилизацию производить, а их никто и слушать не хочет. Старики и молодежь все за атамана, а кто с фронта вернулся, те в большинстве против. Не понимают казаки, какая для них опасность от новой власти идет, как и я когдато, надеются в стороне отсидеться. Однако не выйдет, и надо за Лавром Георгиевичем идти. Когда в Екатеринодаре был, то слух прошел, что он в Новочеркасске теперь.

Лавр Георгиевич это Корнилов?

Да, Артемьев попытался приподняться, но от слабости своей, сделать этого не смог, вновь упал на подушку и кивнул на свой полушубок, висящий в углу. В кармане посмотри, там его программа, черновой вариант, который он смог из Быховской тюрьмы на Дон переслать. Я копию для себя делал, думал, что у вас в Кубанской Раде заинтересуются, а это никому не нужно.

Штабскапитан окончательно обессилел и, найдя в его полушубке лист бумаги, я оставил Артемьева в покое. Направился к себе, зажег керосиновую лампу и приступил к прочтению программы Белого движения. Программа состояла из пунктов, и было их целых четырнадцать. Почерк у Артемьева, как и у меня, был не очень хорош, разбирал я его каракули с трудом, но текст, все же осилил. И вот читаю, я этот документ, и над каждым пунктом размышляю.

1. Восстановление прав гражданина. Все граждане России равны перед законом, без различия пола и национальности; уничтожение классовых привилегий, сохранение неприкосновенности личности и жилища, свобода передвижений и местожительства.

Никто не спорит, правильный пункт, но подобное и у Учредительного Собрания было. И где оно? Сгинуло.

2. Восстановление в полном объёме свободы слова и печати.

А вот это зря, Сейчас как раз, цензуру ввести и стоило бы.

3. Восстановление свободы промышленности и торговли. Отмена национализации частных финансовых предприятий.

Свобода это хорошо, но чтобы ее отстоять и выстоять, как раз национализация и нужна.

4. Восстановление права собственности. Только "за".

5. Восстановление русской армии на началах подлинной военной дисциплины. Армия должна формироваться на добровольных началах, без комитетов, комиссаров и выборных должностей.

Поддерживаю.

6. Полное исполнение всех принятых Россией союзных обязательств и международных договоров. Война должна быть доведена до конца в тесном единении с нашими союзниками. Мир должен быть заключён всеобщий и почётный, на демократических принципах, то есть с правом на самоопределение порабощённых народов.

Както расплывчато, про порабощенные народы и их самоопределение, но в целом, пункт правильный.

7. В России вводится всеобщее и обязательное начальное образование с широкой местной автономией школы.

Очень хорошо.

8. Сорванное большевиками Учредительное Собрание должно быть созвано вновь. Выборы в Учредительное Собрание должны быть произведены свободно, без давления на народную волю и во всей стране. Личность народных избранников священна и неприкосновенна.

Тоже верно.

9. Правительство, созданное по программе генерала Корнилова, ответственно в своих действиях только перед Учредительным Собранием, коему оно и передаст всю полноту государственнозаконодательной власти. Учредительное Собрание, как единственный хозяин земли русской, должно выработать основные законы русской конституции и окончательно сконструировать государственный строй.

Снова согласен.

10. Церковь должна получить полную автономию в делах религии. Государственная опека над делами религии устраняется. Свобода вероисповеданий осуществляется в полной мере.

Пока церковь не влезает в дела государства, то и оно не влезает в дела церкви. С одной стороны так и должно быть, однако большевики противник не простой. Церковь уходит в нейтралитет, хотя могла бы, и помочь Белому Делу, за которое Корнилов так ратует.

11. Сложный аграрный вопрос представляется на разрешение Учредительного Собрания. До разработки последним в окончательной форме земельного вопроса и издания соответствующих законов всякого рода захватнические и анархические действия граждан признаются недопустимыми.

Минус, большой и жирный. Красные уже сейчас крестьянам золотые горы наобещали. Вряд ли они свои обещания выполнят, но пока, рядовой крестьянин за них, а после того как были аннулированы все долги Крестьянского Банка, то многие за ними пойдут.

12. Все граждане равны перед судом. Смертная казнь остаётся в силе, но применяется только в случаях тягчайших государственных преступлений.

Спору нет.

13. За рабочими сохраняются все политикоэкономические завоевания революции в области нормировки труда, свободы рабочих союзов, собраний и стачек, за исключением насильственной национализации предприятий и рабочего контроля, ведущего к гибели отечественную промышленность.

Согласен, но и над рабочими нужен контроль, а профсоюзы и хозяева предприятий, этого сделать не смогут. Впрочем, рабочие тоже не глупцы, со временем сами все поймут, а пока, они против нас.

14. Генерал Корнилов признаёт за отдельными народностями, входящими в состав России, право на широкую местную автономию, при условии, однако, сохранения государственного единства. Польша, Украина и Финляндия, образовавшиеся в отдельные национальногосударственные единицы, должны быть широко поддержаны правительством России в их стремлениях к государственному возрождению, дабы этим ещё более спаять вечный и несокрушимый союз братских народов.

Еще один верный пункт, но это уступка демократам, а монархисты и сторонники ЕдинойНеделимой, на него за это озлятся.

Программа Лавра Георгиевича была прочитана, и долго я над ней думал. Чувствуется, что генерал за Отечество душой болеет, вот только определиться не может, кто он, будущий диктатор, буревестник свободы или монархист. Всем хочет уступку сделать, а в итоге, тем же самым большевикам ничего противопоставить не может. Его программа неплоха, но это только программа, а людей, которые ее в народ продвигают, пока нет.

Другое дело большевики, которые имеют Идею, ради которой готовы равнять с землей города, лить кровь и уничтожать всех, кто только выступит против них. Сейчас вокруг нас развалины государства, и со своей программой, Корнилов попытается наладить жизнь на основе старых систем и склеить осколки империи, а большевики, напротив, строят свою систему, и именно поэтому, в данный момент они сильней всех своих противников.

Похорошему, если бы я думал о собственном благополучии, то перешел бы на сторону красных, но жизнь моя лежит несколько в иной плоскости, и мой путь определен от рождения. Пока, я всего лишь самый обычный подъесаул, который чувствует всю неправильность происходящих событий, понимает, что вскоре ожидает страну, в которой он родился и рос, но ничего изменить не может. Однако завтра я выберусь в мир, где вершатся большие дела, и получится ли у меня вернуться домой, не знаю.

Так, размышляя за жизнь, я и заснул, а поутру, чуть только свет, мы с братом Яковом, заседлав своих коней и, взяв заводных, тронулись в путь. Сначала мы направимся в сторону Новопокровской, от нее повернем прямиком на север, выйдем к Егорлыкской, а там уже и до Новочеркасска недалеко.

Глава 4

Новочеркасск. Январь 1918.

В столицу Войска Донского мы добрались без особых приключений, конечно, если не считать таковым то, что в двадцати верстах от родной станицы, нас с Яковом догнал неугомонный Мишка, которой решил, что дома он сидеть не может, а должен побороться за правду и свободу. Какую правду, и какую свободу, его не волновало, он усвоил, что большевики зло и хотят отобрать у казаков их земли, а как, почему и отчего, он не задумывался. Отсылать младшего Черноморца домой было бесполезно, он упрямец, такой же, как и мы, и даже если его прогнать, то он все равно поступит так, как решил и отправится в Новочеркасск, а потому, дальнейший свой путь мы продолжили втроем.

Спустя несколько дней, обходя станицы и железнодорожные станции, мы были на окраинах Новочеркасска. Нас остановил казачий дозор и, узнав о цели нашего визита, без всякой проверки и сопровождения, пропустил в город. Нам с Яковом это говорило о многом, и в первую очередь о том, что охрана столицы находится на очень низком уровне. Проехались по городу, у одного из патрулей, трех пластунов и прихрамывающего пожилого урядника, узнали, где сейчас находится ставка атамана Каледина, и прямиком направились в Войсковой штаб.

В резиденции Войскового атамана нас, разумеется, никто не ждал, но, по крайней мере, здесь был некий порядок, стоял караул и присутствовал дежурный офицер, который сообщил, что Алексея Максимовича нет, но он может вызвать его адъютанта. В тот момент нам было без разницы кого увидеть и, дождавшись атаманского адъютанта, средних лет есаула, мы передали ему письмо, которое так стремился доставить по назначению штабскапитан Артемьев, назвали свои фамилии, и вышли на улицу.

Поручение наших стариков было выполнено, и перед нами вставали два вопроса. Первый, что делать дальше, а второй, где остановиться на постой. Со вторым разобрались быстро, поскольку на Ямской улице, жил один из давних торговых компаньонов нашей семьи, средней руки купец Зуев.

Вскоре мы были сыты, обогреты и сидели за щедрым столом. Самого хозяина дома, Ерофея Николаевича, в Новочеркасске не оказалось. Купец находился в Таганроге на собрании акционеров и учредителей Таганрогского Металлургического Сообщества, и нас встретила его дочь Анна, бездетная тридцатилетняя вдова с пышными формами и длинной русой косой. Нас с Мишкой она не знала и видела впервые, а вот Якова, который лет пятнадцать назад, по юности считался ее женихом, видимо, до сих пор забыть не могла, и как только его увидела, так и залилась во все лицо румянцем. Старший брат, впрочем, тоже несколько засмущался, видать, было, им двоим, что вспомнить. Впрочем, все это лирика. По неизвестным мне причинам, свадьба не состоялась, но хорошие человеческие отношения между нашими семьями остались, так что встретили нас как родных и близких Зуевым людей.

Анна Ерофеевна была с нами недолго, приветила, определила на постой, одарила Якова многообещающим взглядом, и удалилась. Мы остаемся за столом, попиваем чаек, и ведем разговор о том, что дальше делать будем. Яков, тот сразу определился, пару дней походить по Новочеркасску, присмотреться к происходящим событиям, разузнать новости, и возвращаться домой. У меня все немного по другому, поскольку мне хотелось задержаться здесь на более долгий срок, съездить в Ростов, передать письмо Артемьева его жене, а затем навестить штаб Добровольческой армии и пообщаться с командирами партизанских отрядов, которые сейчас дерутся против большевиков. Про Мишку разговора нет, он сидит и помалкивает, но, судя по всему, в любой момент готов нас покинуть и записаться в любую боевую добровольческую часть, производящую набор личного состава в свои ряды. Ну, это ничего, пока мы за ним приглядим, а там видно будет. Глядишь, посмотрит младший на все творящиеся вокруг несуразности, да и охладеет на время к военной службе, а нет, так значит на то Воля Божья, и чему суждено случиться, того не миновать.

Следующим днем, Яков снова направился в Войсковой штаб, а мы с Мишкой, верхами двинулись в Ростов, и уже к вечеру, были возле доходного трехэтажного дома на Большой Садовой. Сверился с адресом, все правильно, именно здесь на втором этаже, в трехкомнатной квартире, проживает семья штабскапитана Артемьева. Мишка остается присматривать за лошадьми, а я поднимаюсь наверх, и уже через минуту стою подле нужной мне двери, которая не заперта. Это странно, тем более, когда в городе неспокойно. Вытаскиваю изза пазухи свой "браунинг" и, осторожно ступая, прохожу в квартиру. В прихожей тишина, а вот дальше, в гостиной, ктото разговаривает.

Приближаюсь к двери и прислушиваюсь. Разговаривают двое, мужчина и женщина. Мужчина на чемто настаивает, вроде бы просит о чемто и настойчиво уговаривает даму, а она отвечает ему краткими междометиями, и явно к нему не благосклонна. Приоткрываю дверь, и звук идет четко.

Лиза, надо бежать из Ростова пока не поздно. Бросьте все, примите мое предложение руки и сердца, и уже завтра мы отправимся к морю. Нас доставят в Одессу, а там, я продам свои драгоценности, и мы уедем из этой проклятой страны, куда вы только захотите.

Нет, Супрановский, я замужем, и я жена офицера. Разговор окончен, и решение я не изменю.

Ладно, вы не хотите подумать о себе и своем благополучии, но подумайте о ребенке, и спасите хотя бы его. Поверьте, когда я говорю об ужасах революции, то знаю, о чем веду речь, поскольку мне довелось побывать в Петербурге, Тамбове и Саратове. Вас не пощадят, и причина проста, вы не такая, как они. Спасайтесь, Лиза.

Нет.

В общем, ситуация мне ясна и я услышал все, что хотел. Надо вмешаться, решаю я, и, спрятав пистолет, стучу в уже приоткрытую дверь.

Кто там!? испуганный вскрик мужчины.

Да, войдите, вслед за мужским, спокойный и мягкий женский голосок.

Вхожу в небогато и без всяких изысков обставленную гостиную. Здесь двое, те, кто разговаривал, и более никого не наблюдается. Ближе к двери, чуть подавшись всем телом вперед, с небольшого и потертого диванчика, на меня смотрит седовласый господин лет сорока пяти с маленькими и блеклыми глазкамипуговками. На нем дорогой темносиний костюм, из бокового кармашка выглядывает толстая золотая цепочка от часов, а на руках несколько перстней. Весь такой благополучный, но безвкусный гражданин, по виду, недавно разбогатевший мелкий чиновник. Второй человек, находящийся в комнате и стоящий у окна, насколько я понимаю, госпожа Артемьева, красивая и статная шатенка в простом сером платье.

Позвольте представиться, в сторону женщины легкий и учтивый кивок, подъесаул Черноморец. Здесь проживает госпожа Артемьева?

Да, это я, отвечает хозяйка квартиры.

Как вы сюда попали? седовласый расслабляется, откидывается на спинку диванчика и принимает самый непринужденный вид.

Дверь была открыта, на мужчину ноль внимания, а ответ адресован Артемьевой. У меня известия от вашего мужа.

Что с ним? Где он?

С ним все хорошо, он на Кубани, жив, здоров и выполняет важное задание генерала Алексеева. Даст Бог, вскоре вернется к вам и ребенку. Кстати, почему у вас дверь открыта?

Наверное, горничная забыла закрыть, отвечает Артемьева, и косится на Супрановского.

Хм, видимо, дверь была открыта специально, ну и ладно, то не моя забота. Хозяйка предложила чаю, а я не отказался, скинул верхнюю одежду и, сверкая золотыми погонами на черкеске, никого не стесняясь, присел к столу, на котором вскорости появилось малиновое варенье и горячий чай. Хотел, было, и Мишку со двора позвать, но лошадей оставить было негде, так что решил не торопиться.

Мы с Лизаветой Алексеевной пьем чай, ведем почти светскую беседу, а ее гость Супрановский, видя это, злится и нервничает, видимо, хочет чтото сказать, постоянно порывается это сделать, но не решается. Так проходит несколько томительных минут, он не выдерживает, встает, раскланивается и покидает квартиру Артемьевых. После его ухода, в комнате как будто дышать стало легче, и хозяйка, рассказала, почему оставила входную дверь открытой. Оказывается, горничная ушла на рынок, а Лизавета Алексеевна боялась остаться с неприятным гостем один на один. Этот, как я правильно угадал, бывший мелкий чиновник Московской железной дороги, ранее был вхож в дом Артемьевых, потом пропал, а здесь, в Ростове, неожиданно всплыл, и воспылал к замужней женщине страстью. Получил от ворот поворот, но не унимается и чуть ли не каждый день напрашивается в гости.

Что я мог посоветовать красивой и одинокой жене офицера? Самое простое и действенное, обратиться к сослуживцам ее мужа из частей Добровольческой армии, да и все. Уж боевыето офицеры, знают, как с подобными гражданами, вроде Супрановского, обходиться. Случайная встреча у гостиницы или в питейном заведении, слово за слово, кулаком по столу, выход на улицу и небольшая воспитательная беседа с нанесением легких побоев в районе лица и печени. Артемьева моим словам вняла, обещалась поступить по моему совету и, вскоре, мы с ней распрощались.

На улице ночь и спускается мороз. Мы переночевали на постоялом дворе, а следующим днем, вновь отправились в Новочеркасск, и опять таки к вечеру, находились в доме Зуева. Пока мы отсутствовали, появился сам хозяин, Ерофей Николаевич, дородный и веселый купец, который с недавних пор решил перепрофилироваться в промышленники.

Еще в прошлом веке, году эдак в 1896м, группа бельгийцев и французов, учредила Таганрогское Металлургическое Сообщество и построила в этом приморском городке завод. От прежнего правительства иностранцы получили множество льгот, завод был построен менее чем за год, работа закипела, пошла выплавка чугуна из керченской руды, а вот прибыли не было. По крайней мере, в казну мало что попадало, и ответ был один кризис, господа, производство падает и становится нерентабельным. Однако, не смотря на все жалобы иностранцев, годовой оборот завода перед революцией, перевалил за десять миллионов рублей, и это только официально. Странная ситуация, завод не выгоден, но он работает.

После Октябрьского переворота и прихода к власти большевиков, завод встал, перестало поступать сырье, и надежды на возобновление работы не было, революция, однако. Бельгийцы всполошились и вспомнили, что несколько лет назад донские купцы и промышленники предлагали им выкупить это предприятие. Они поворошили архивы, навели справки и вышли на Зуева, который был не самым богатым покупателем, но являлся зачинателем всего дела по покупке завода. Ерофей Николаевич долго не ломался, пробежался по старым товарищам, оформил акционерное общество, выкупил за полцены акции иностранцев, а после этого быстренько стал главой и собственником завода. Что он собирался с ним делать и как планировал возобновить производство, нам он не говорил, но наверняка, чтото имел в голове, поскольку глупцом никогда не слыл, да и в настроении был самом, что ни есть, наилучшем.

Купец строил планы, говорил о том, что вскоре, их акционерное общество возьмет под свой контроль не только Таганрогский металлургический комбинат, но и многое другое. Например, Машиностроительные и Котельные Заводы "Альберта, Нева, Вильде и ко", ГолубовскоБогодуховское Горнопромышленное Товарищество и металлообрабатывающие заводы в Ростове. Он считал, что после этого, его жизнь наладится и станет похожа на сказочный сон, а я, только согласно кивая на его слова, прикидывал, куда он побежит после того, как к городу красные подойдут. Черт знает, что вокруг творится, а человек, надо сказать, очень не глупый, битый жизнью и продуманный, все еще вчерашним днем живет.

За эти пару дней, общаясь в дороге с офицерами, казаками, служащими, чиновниками и беженцами из России, я смог представить себе всю картину происходящих на Дону событий в полном объеме. Да и Яков не зря по штабам эти дни, ходил, многое смог узнать, и только дополнил то, что узнал я, конкретной информацией.

Большевики подтягивают к границам Дона свои отряды и вскоре перейдут в решительное наступление. Командует ими некий АнтоновОвсеенко и, как говорят, казаков он ненавидит лютой ненавистью. Его силы следующие: отряд Берзина четыре батареи и 1800 штыков, "Северный летучий отряд" Сиверса более полусотни орудий, две сотни сабель и 1300 штыков, отряд Ховрина 300 штыков, отряд Соловьева 300 штыков, батарея орудий и остатки 17го армейского корпуса. Кроме них из Москвы идет отряд Саблина одна артбатарея и около двух тысяч пехоты, да еще недавно слух прошел, что вскоре в наши края пять латышских полков выдвинется. Из всех этих войск, направляющихся к Дону, постоянно бегут дезертиры, но в количестве они не убывают, так как сразу пополняются местными отрядами Красной Гвардии, да одураченными казаками из строевых полков, которые искренне считают, что для того, чтобы их оставили в покое, надо всего лишь скинуть атамана Каледина с его правительством и добровольцев выгнать.

Против всей этой силы, дерутся малочисленные, но чрезвычайно боевитые партизанские отряды самой разной численности и состава. Как правило, в каждом от тридцати до сотни бойцов вооруженных только винтовками да пистолетами. Партизанские отряды возглавляются казачьими офицерами, а под началом у них, семинаристы, юнкера, учащаяся молодежь, студенты и такие же, как и они, сами, вчерашние офицерыодиночки императорской армии. Их имена были на слуху, и я старался их запомнить: войсковые старшины Гнилорыбов и Семилетов, кубанский сотник Греков по прозвищу Белый Дьявол, подъесаулы Лазарев и Попов, есаулы Боков, Бобров, Яковлев, Власов и Слюсарев, хорунжий Назаров, полковники Краснянский и Хорошилов. Герои все они были самыми настоящими героями. Однако был среди них один, который выделялся особо и чья счастливая звезда стремительно взмывала ввысь. Конечно же, это есаул Василий Михайлович Чернецов, про которого на Дону уже легенды ходят. Очень мне его увидеть хотелось, но он был за пределами Новочеркасска, гдето в районе станицы Каменской.

Кроме партизан были еще и добровольцы, как мы с Яковом подсчитали, около тысячи бойцов. В командирах у них Алексеев, Деникин, Марков, Эрдели, Лукомский и, конечно же, недавно появившийся на Дону "быховский сиделец" Лавр Георгиевич Корнилов, который прибыл в сопровождении верных ему текинцев. Польза от добровольцев есть и только благодаря им удалось отбить декабрьский натиск красных на Ростов. Однако их мало и цели их, от целей казачества отличаются очень сильно. Что сказать, всего полторадва месяца они здесь, а конфликты с казаками и Донским правительством уже имеются.

Кстати, насчет правительства, та еще беда, и наша Кубанская Рада, на фоне местной власти, выглядит очень и очень неплохо. Есть Войсковой атаман, но он только символ и ничего не решает. Есть его правая рука, выборный помощник, и он тоже никто. Есть четырнадцать министров и все они непрофессионалы, поскольку портфели достаются совершенно случайно и чуть ли не по жребию. Никто и ни за что не отвечает, все ходят, улыбаются, митингуют, заседают и рассуждают о свободе. Как итог, все дела стоят на одном месте и чтолибо сделать, проблематично. Да что там, проблематично, невозможно, вот самое правильное слово, и неудивительно, что большевики наступают по всем фронтам, ведь подобное творится не только здесь, но и повсеместно по России. Хочешь или нет, а сейчас стране нужен волевой и не боящийся крови лидер, на крайний случай, какойто символ или знамя. Таким было мое мнение, а правильное оно или нет, только время показать и сможет.

Из раздумий меня вывел легкий толчок в плечо. Это наш гостеприимный хозяин Ерофей Николаевич, заметил, что мыслями я парю гдето далеко от его хлебосольного стола:

Эээ, да ты меня совсем и не слушаешь, Костя.

Извиняйте, Ерофей Николаевич, чтото подустал, я осмотрелся и увидел, что за столом только мы вдвоем и остались.

Ну, тогда отдыхай Костя.

Да, пойду, пожалуй, а то завтра домой отправляемся, а путь по зиме не самый легкий.

Однако завтра я отправился не в сторону родной станицы, а совсем в другое место, и путь мой лежал не на юг, как я предполагал, а на север, и случилось это так. Со двора купца мы выехали около полудня и решили сначала заехать в штаб Добровольческой армии, что находился в двухэтажном кирпичном здании бывшего Второго лазарета по адресу Барочная 36. Там у Якова знакомец по службе сыскался и он хотел передать на Кубань несколько писем, а брат, обещался перед отъездом из города обязательно его навестить.

И вот, подъезжаем мы к штабу, вызываем поручика Белогорского, он выходит, передает брату стопку запечатанных пакетов, и к нам подходит патруль. Все честь по чести, старший представляется и спрашивает, не офицеры ли мы. Да, офицеры, ответили мы с Яковом. Тогда будьте добры, не покидать пока город, а навестите Офицерское Собрание, ибо там, с обращением ко всему русскому и казачьему офицерству, этим вечером выступит сам Войсковой атаман Алексей Максимович Каледин. Ну, раз так просят, да еще и важное выступление самого атамана намечается, мы подождем.

В общем, вернулись мы к дому Зуева, а уже вечером, находились в большом помещении Офицерского Собрания города Новочеркасска. Народа здесь было не продохнуть, от семисот до девятисот человек в зал набилось, не меньше и, почти все, сплошь офицеры. Попытался разузнать, о чем пойдет речь, но никто и ничего толком не знал. Одни говорили, что их пригласили для постановки на учет, вторые, что выступит Каледин, а третьи утверждали, что будет раздача денег, которые еще Российская империя своему офицерству за службу задолжала.

Так, потолкались мы в этом помещении с полчаса и, наконец, появились те, ради которых мы сюда и пришли. Первым на небольшую и невысокую сцену вышел крупный мужчина в генеральском мундире, генерал от кавалерии, атаман Всевеликого Войска Донского Алексей Максимович Каледин. Негромко и без пафоса, он рассказал о сложившейся вокруг Дона обстановке и о том, что большевики вотвот перейдут в наступление. Почти все, о чем говорил атаман, я знал, кроме двух новостей. Первая заключалась в том, что первого января большевистский Совнарком принял специальное постановление о борьбе против "калединщины", в связи с чем, против донского казачества были брошены два кубанских полка, все еще находящиеся в России, 2й Кавказский и 2й Хоперский. Понимаю казаков, домой хочется, а через красных не пройдешь. В этом отношении я мог быть спокоен, так как примерно догадывался, что будет дальше. Казаки выгрузятся в Царицыне и конным строем на ридну Кубань подадутся. Кстати, так оно позже и случилось.

Вторая новость была гораздо серьезней, чем первая. Каледин повел речь о местных казачьих полках из 5й и 8й Донских дивизий, которые завтра, десятого января, собираются в станице Каменской на съезд фронтового трудового казачества и крестьянства. В этой среде множество революционных агитаторов и представителей от "Северного летучего отряда". Атаман сообщил, что рядовые казаки этих двух дивизий, скорее всего, пойдут за горлопанами и выступят против законной власти. Поэтому, как глава Донского правительства, он запретил проведение этого съезда, но его запрету никто не внял, а потому, он приказывает разогнать мятежников силами партизанских соединений.

После Каледина на сцене появился "Донской Баян" и его правая рука Митрофан Петрович Богаевский, который не менее получаса двигал речь, про опасность большевизма и про то, что все присутствующие, как один, должны грудью защитить правительство. В его речи было много красивых и правильных фраз, слов про свободу, демократию, равенство и Учредительное Собрание. Он был хорошим и умелым оратором, проводил правильные аналогии, использовал красочные метафоры, но вот в чем дело, лично меня, впрочем, как и подавляющее большинство собравшихся в Офицерском Собрании людей, его слова оставили равнодушным настолько, что когда он ушел, то я не мог вспомнить, о чем он собственно говорил. Так, остался какойто осадок, но и только.

Мне думалось, что на этом все и закончится, но после Богаевского с речью вышел еще один человек. По виду, самый обычный, мой ровесник, лет от двадцати пяти до тридцати, среднего роста, коренастый, лицо чуть смугловатое и округлое, щеки румяные, волосы русые, а стрижен коротко. Одет несколько необычно, на ногах казацкие шаровары, заправленные в сапоги, а на теле перетянутая ремнями кожаная тужурка. Почти все присутствующие резко оживились, зашумели, и по залу пронеслось только одно слово: "Чернецов".

Так я впервые увидел Василия Чернецова. Коечто я про него уже знал, все же слухов о нем много гуляет, да и в местных газетах регулярно поминают. Есаулу Чернецову двадцать семь лет, родился в станице Калитвенской. Закончил Новочеркасское юнкерское училище, и выпущен хорунжим в 9й Донской полк. Перед Великой Войной произведен в сотники и награжден Станиславом 3й степени. На войне отличался лихостью и храбростью, был награжден многими орденами и Георгиевским оружием. Осенью 1915го назначен командиром партизанской сотни. Неоднократно был ранен и в связи с ранениями отправлен на родину. Здесь принял под командование 39ю особую сотню. Потом революция и от своей станицы он был избран представителем на Большой Войсковой Круг. С тех пор, он все время в движении, то шахтеров усмиряет, то мародеров вылавливает, а то и эшелоны с красногвардейцами разоружает. На данный момент командует одним из самых крупных и результативных партизанских отрядов.

Чернецов приподнял руку, в зале наступила тишина и он начал говорить. В его речи не было столько красивости, как у Богаевского, и не было такой внушительности как у Каледина. Он говорил резко и яростно, брал не доводами, а пламенностью слов и верой в то, что говорил. Его слова зажигали в людях чтото, что заставляло их чувствовать свою необходимость обществу и в эту минуту, среди всей той большой массы офицеров, которые собрались здесь на зов Каледина, равнодушных не было. Есаул призвал офицеров записываться в ряды его отряда, который через два дня начнет наступление на большевиков, а закончил свою речь он такими словами:

Когда меня будут убивать большевики, то я хотя бы буду знать за что, а вот когда начнут расстреливать вас вы этого знать не будете, и погибнете зря, без всякой пользы и ничего не достигнув. Кому дорога свобода и честь офицерская, становись на запись в отряд.

Чернецов указал на стол, который вытащили к сцене два юнкера и за который сели два писаря. После чего, спустился вниз и подошел к ним. Следуя его примеру, как телки за маткой, к столу потянулись офицеры: один, два, пять, и вот уже целая очередь выстроилась из желающих повоевать под началом прославленного есаула.

Я посмотрел на Якова, который стоял от меня по правую руку. Старший брат нахмурился, как если бы думу тяжкую думал, и отрицательно покачал головой. Ну, нет, так нет, посмотрел налево и увидел, что нет Мишки. Приподнялся на цыпочках, и сквозь головы офицеров, спешащих стать на запись, заметил курчавую голову младшего, который склонился над столом и чтото подписывал.

"Ну, сорванец, думаю я, сейчас задам тебе жару". Протискиваясь через толпу, я пробрался в голову живой очереди, начал оглядываться и выискивать младшего брата, когда мой взгляд столкнулся с голубыми и пронзительными глазами Чернецова, все так же стоящего возле своих писарчуков.

Желаете вступить в отряд, подъесаул? спокойным и ровным тоном спросил он.

В секунду у меня в голове промелькнула сотня мыслей, одна сменяла другую и, в тот самый момент я изменил свою судьбу. Один черт, против красных воевать собирался, а раз так, то, наверное, все равно где начинать, то ли здесь на Дону, то ли через пару недель дома, на Кубани.

Выдержав взгляд знаменитого партизана, ответил ему коротко:

Да, желаю. Где подписаться?

Глава 5

Новочеркасск. Январь. 1918 год.

После того как мы с Мишкой записались в отряд к Чернецову, в гостеприимный дом Зуева решили больше не возвращаться. Благо, лошади наши были здесь же, у здания Офицерского Собрания, оружие при нас, а вещей нам много и не надо. Попрощались с Яковом, который завтра отправлялся домой, передали приветы родным, и вместе с партизанами отправились в казарму Новочеркасского юнкерского училища, где те временно квартировали.

В тот памятный вечер девятого января, из более чем восьми сотен присутствующих на сборе офицеров, в отряд храброго и лихого есаула записалось около полутора сотен человек. Сказать нечего, на порыве люди подписи ставили и, забегая вперед, скажу, что на следующий вечер, перед отбытием к месту ведения боевых действий, в расположение подразделения явилось всего только тридцать бойцов. Все остальные, растворились среди гражданского населения. Такие вот дела, такой вот патриотизм и такая вот офицерская честь.

Парадокс, в двух городах, Ростове и Новочеркасске сейчас от восьми до двенадцати тысяч офицеров находятся, а воевали сплошь и рядом мальчишки, вроде моего младшего брата Мишки. Да, что он, позже случалось, что и двенадцатилетних ребятишек в строю некоторых партизанских отрядов наблюдал. Кто бы раньше про чтото подобное рассказал, так не поверил бы, а теперь, время такое, что и небывалое бывает.

Уже поздним морозным вечером, обиходив своих лошадей и поставив их в конюшню, мы с младшим находились в общежитии отряда. Длинный и полутемный коридор с обшарпанными стенами и облупившейся шпаклевкой, с одной стороны ряды коек, а с другой свободное пространство. Взрослых людей почти нет, а вокруг только молодняк. Везде раскиданы книги, винтовки, подсумки, одежда, сапоги, а проход загромождают ящики с патронами.

Шум и гам, ктото постоянно передвигается, о чемто разговаривает, смеются молодые голоса, а под керосиновыми лампами в углу, несколько человек производят чистку винтовок.

"Вот это я вступил в партизаны, мелькнула у меня тогда мысль, и как все эти дети будут воевать, непонятно". Впрочем, как показала жизнь и дальнейшие события, этим мальчишкам не хватало только военной выучки и опыта, а вот в остальном, они показали себя очень хорошо. В бою партизаны не трусили, в трудную минуту не унывали, и всегда были готовы идти за своим командиром в любое огневое пекло.

Что больше всего удивляло, это то, что вся партизанская молодежь, юнкера, семинаристы, гимназисты и кадеты, как правило, толком и не понимали, ради чего рискует своими молодыми жизнями, и за что воюют. Они плевать хотели на всю политику, но чувствовали, что так правильно, что именно так они должны поступить. Они делили мир просто и ясно, это белое, и оно хорошее, а это красное, и оно плохое. Они видели слабость своих старших товарищей, братьев и отцов, которые не могли встать против той чумы, что волнами накатывала на нас, и они вставали вместо них, шли в первые ряды и умирали на вражеских штыках. Однако умирали эти мальчишки не зря, так как именно их жизни выкупили драгоценное для Белой Гвардии и казачества время. Другое дело, как этим временем воспользуются генералы, и будут ли их поступки соответствовать делам юных партизан, но это все будет потом, а пока, подъесаул Черноморец и его шебутной брат, прибыли к месту дислокации своего отряда.

Дневальный по казарме, щуплого телосложения гимназист в куцей и потрепанной форме, оставшейся на нем от прежней жизни, указал нам на две кровати в центре помещения и выдал по паре чистого постельного белья. Занимаем с Мишкой места, он отправляется бродить по казарме и знакомиться с будущими сослуживцами, а я, закинув руки за голову, решил поспать. Было, задремал, да куда там, ведь не выспишься, когда вокруг столько молодежи. Прислушался, рядом идет разговор и, конечно же, речь идет об очередном славном деле Чернецовского отряда. Один из бывалых партизан, старший офицер сотни поручик Василий Курочкин, круглолицый и невысокий человек со склонностью к полноте, рассказывает о декабрьском налете на узловую станцию Дебальцево, а собравшиеся вокруг него подростки, человек семьвосемь, раскрыв рты, внимательнейшим образом слушают его.

Мы тогда в авангарде шли, говорил поручик, и было нас меньше сотни. Почти весь отряд необстрелянные юнцы, а против нас больше трех тысяч штыков красного командира Петрова, которые с Украины на Дон наступали. Позади нас две сотни казаков 10го Донского полка, сотня 58го полка, около сотни партизан из 1й Донской дружины, артиллерийский взвод и пулеметная команда 17го Донского полка. Вроде как сила, а идти вперед казаки не хотели. Говорили, что на Дону с красными повоюем, а на Украину не пойдем. Так, вся работа по остановке отряда Петрова на нас и легла. Первым делом отряд занял станцию Колпакова, и красных там не оказалось, все в Дебальцево кучковались. К этой станции была выдвинута конная разведка, а мы, всем отрядом, купили билеты на проходящий поезд, все честь по чести, и направились навстречу врагу.

Неужели так и поехали? прерывая речь поручика, спросил ктото из парней.

Да, так и поехали, в самых обычных пассажирских вагонах и по билетам, ответил Курочкин и продолжил: На каждой станции высаживались, брали под караул аппаратный узел связи, снова садились в поезд и продолжали движение. Доехали до Дебальцевского семафора, разоружили часового и въехали на станцию. Представьте, ночь, на перроне останавливается поезд, а из него командир выходит. На станции красногвардейцев как селедок в бочке, а он один. К нему навстречу выходит самый храбрый из солдат, весь согнулся, на голове шапка барашковая рваная, а за спиной винтарь с примкнутым штыком стволом вниз висит. То еще зрелище.

Курочкин прервался, а все тот же молодой голос, поторопил его:

И что дальше было, господин поручик?

Дальше? Хм, этот солдатик представился членом военнореволюционного комитета и потребовал сдаться. Есаул на него посмотрел как на окопную вошь, и спросил, солдат ли тот. Тот отвечает, что да, солдат. Тогда командир как гаркнет: "Руки по швам! Смирно, сволочь, когда с есаулом разговариваешь!" Куда что делось, местный член ревкомитета вытянулся в струну, и был готов исполнить любой приказ. Мы думали, что теперь Чернецов отдаст приказ захватить станцию, но он углядел, что в здании вокзала готовятся к бою, а потому, только потребовал отправить наш состав дальше на Макеевку. После чего он вернулся к нам, а поезд через пять минут тронулся дальше. Славно тогда красных напугали, да так, что из отрядов Петрова, две трети бойцов по домам разбежалось. Вроде бы и стреляли немного, а результаты получили хорошие. И все почему?

Почему? спросили сразу несколько человек.

А потому, что храбрость города берет, а лихость и внезапность, наши основные козыри в этой войне. Мы партизаны, и методы наши партизанские.

Сказав это, Курочкин отправился к бойцам, чистящим оружие. Рядом с моей кроватью воцарилась относительная тишина, и я заснул. Таким был первый вечер в отряде Чернецова, а следующий день начался с того, что по казарме поплыл аромат еды. Только открыл глаза, как рядом появился Мишка. В его руках был большой котелок с дымящейся кашей, две ложки и три ломтя серого хлеба. Спрашивать ничего не стал, вижу, что брат просто светится от счастья и службой пока доволен. Ну, дайто Бог, чтоб не разочаровался младший в своем выборе и пути, с которого свернуть, значит потерять честь и уважение к самому себе.

Котелок опустился на табуретку между койками, мы перекусили, Мишка принес чай, и в этот момент в помещении появился Чернецов.

Здорово ночевали! громко произнес есаул.

Слава Богу! дружно, привычно и уверенно, на казацкий манер, ответил личный состав отряда.

Господ офицеров вчера записавшихся в отряд и оставшихся с нами, прошу пройти в мой кабинет, сказал Чернецов и покинул казарму.

Оставляю недопитый чай и вместе с пятью офицерами, двумя пехотинцами и тремя казаками следую за есаулом. Через минуту мы находимся в кабинете командира отряда, бывшей бытовой комнате. Чернецов сидит за столом, справа от него его ближайшие помощники, поручик Василий Курочкин и хорунжий Григорий Сидоренко. В углу возле небольшой печки возится седоусый дед с погонами старшего урядника. Мы шестеро стоим перед столом, вроде как на смотринах, отрядные ветераны осматривают нас, а мы ждем, что же дальше будет.

Итак, господа, первым, как и ожидалось, разговор начал Чернецов, давайте поговорим строго по делу. Вы вступили в отряд под моим командованием, и сейчас я спрошу вас в первый и последний раз. Вы готовы идти со мной до конца и выполнять все мои приказы?

Да, отвечаем мы все вместе.

Раз так, то давайте знакомиться поближе. Времени у нас немного, а потому, без церемоний и кратко. Про меня вы все знаете, а я про вас, увы, пока нет. Давайте начнем с вас, есаул посмотрел на крепкого и цыганистого хорунжего, который, как и я, был одет в кавказскую черкеску.

Тот, к кому он обратился, коротко кивнул, и сказал:

Хорунжий Терского гвардейского дивизиона Афанасий Демушкин. Возвращался из госпиталя домой, пока застрял здесь. Готов крошить красных, где только прикажете, господин есаул.

Чернецов удовлетворенно моргнул веками и посмотрел на следующего казака. Этот так же, с ответом не замедлил:

Сотник Кириллов, 44й Донской полк, бежал из Каменской, где сейчас большевики гуляют. Хочу вернуться домой и поквитаться с ними за то, что они творят.

Третьим представился я:

Подъесаул Черноморец, 1й Кавказский полк, в Новочеркасске по воле случая, но против красных драться готов.

Четвертым был рослый и чрезвычайно мускулистый человек в рваной казачьей гимнастерке без погон. Он шагнул немного вперед и пробасил:

Хорунжий 6й Донской гвардейской батареи Сафонов. Бежал из станицы Урюпинской. К бою готов.

Это у вас в батарее некто Подтелков служил, который сейчас в Каменской казаков баламутит?

Да, мы с ним вместе служили. Знал бы, что он такой сволочью окажется, сам бы его придушил.

Следующим представился молодой и безусый пехотинец:

Прапорщик Завьялов, 30й Херсонский пехотный полк, из иногородних станицы Хомутовской. В первом же бою на Рижском направлении был ранен и попал сюда. Что творилось на фронте, знаю не понаслышке, так что насмотрелся, а теперь такое повсюду. Готов воевать против всего этого анархического сброда, который на Дон идет, не жалея ни себя, ни врагов.

Последним из нас шестерых был полный пятидесятилетний мужчина в потертом английском френче и круглом пенсне, которое постоянно сползало ему на нос:

Полковник Золовин, последняя должность заместитель интенданта 2го армейского корпуса, ушел в отставку по состоянию здоровья в начале 17го года. Могу и готов служить почти на любой должности, а надо, так и рядовым стрелком в строй встану.

Господин полковник, может быть, вам в Добровольческую армию перейти? Там вам найдут более достойное применение и более подходящую должность, чем у нас.

Нет, решение принято. Вчера я поверил вашим словам, а сегодня, отступать уже поздно.

Ну, как знаете, не стал спорить есаул и, раскинув на столе подробную карту Донского Войска со штемпелем Новочеркасского юнкерского училища, пригласил нас подойти поближе. Мы собрались вокруг стола, и он сказал: Господа офицеры, атаман Каледин поставил перед нами трудновыполнимую задачу, но я уверен, что мы справимся. Завтра отряд выдвигается на АлександровскГрушевский, Сулин и Горную. Там стоят казаки 2го, 8го и 43го Донских полков. Бой вряд ли случится, казаки этих полков воевать не хотят, а сопротивление будет оказано дальше, в районе Черевково и Зверево. Главная проблема, это то, что у нас может не хватить сил. Под моим началом всего сто пятьдесят бойцов, а надежды на наше храброе офицерство не много. Сейчас есть четыре взвода, есаул усмехнулся, 1й из вольноопределяющихся, 2й из казаков и студентов, 3й кадетский и 4й непромокаемый, сборный из всех слоев добровольческого движения. На этом все, и в моем отряде более никого, по крайней мере, пока, а у противника уже сегодня больше двух тысяч штыков и сабель при пулеметах и орудиях гвардейской артиллерии.

А добровольцы? спросил полковник Золовин.

Если привлечь добровольцев, то бойня неизбежна. Против них, казаки встанут всей массой. Тогда, даже малейшего шанса на успех не будет. Все что мы можем у них получить, это юнкерскую батарею Миончинского или юнкеров МихайловоКонстантиновской батареи. Возможно, что в наступлении примет участие одна из рот Офицерского батальона, но пока, это только предварительная договоренность.

Так, а от нас что требуется, и почему вы нам все это рассказываете? вопрос задал Сафонов.

Все просто, господа офицеры. Сейчас, вы пойдете в город, и будете делать то, что уже вторые сутки подряд делают все остальные офицеры моего отряда, то есть, агитировать людей на вступление в партизанскую сотню Чернецова. Не знаю, получится ли у вас чтото, или нет, но если каждый из вас, приведет хотя бы по паре бойцов, то это будет просто замечательно. Я объяснил вам всю серьезность предстоящего нам дела, а вы думайте, как сделать так, чтобы наши шансы на победу, хоть на самую малость, но увеличились. Ходите по питейным заведениям, стучите в дома, навещайте знакомых и переманивайте бойцов из других отрядов. Люди не просто нужны, а необходимы. Выполняйте.

Вот так задача. Впервые передо мной подобная ставится. Что делать? Пойти по городу погулять, а потом сказать, что у меня ничего не вышло? Нет, приказ даден, и нужно постараться его исполнить. Задача, хоть и необычная, но простая и ясная найти бойцов, а чтобы ее выполнить, надо двигаться и не стоять на месте.

Я вернулся в казарму и, пока одевался, услышал знаменитую песню Чернецовского отряда, переделанную на мотив "Журавля". Собравшиеся в углу вчерашние семинаристы, стоя над разобранным ручным пулеметом системы "Кольта", пели куплет за куплетом, а такие же, как и они, подростки из новобранцев, подпевали. Текст был несколько нескладен, но интересен, а сама песня исполнялась так душевно, что просто заслушаешься.

Наш полковник Чернецов, удалец из удальцов! мелодично и слаженно выводили три сильных голоса.

Журавель, мой журавель, журавушка молодой... подхватывал десяток новобранцев.

От Ростова до Козлова, гремит слава Чернецова!

Журавель, мой журавель, журавушка молодой...

А кто первые бойцы Чернецовцымолодцы!

Журавель, мой журавель, журавушка молодой...

Чернецовский пулемёт, Красну гвардию метет.

Журавель, мой журавель, журавушка молодой...

Вечно с пьяной головой это Лазарев лихой.

Журавель, мой журавель, журавушка молодой...

Выпил бочку и не пьян, Чернецовский партизан!

Журавель, мой журавель, журавушка молодой...

Хорошая песня, бодрая, я послушал, хмыкнул и направился в конюшню. Здесь заседлал своего жеребчика, выехал на улицу, и направился к штабу Добровольческой армии. Вчера я узнал, что здесь формирует свой отряд кубанский сотник Греков, которого за раннюю седину прозвали Белым Дьяволом. Впрочем, не только за седину, но и за его жестокость к врагам, любым, что германцам, что красным, без разницы. Как говорится, сами мы не местные, а коль так, то первыми у кого надо искать помощи, это земляки.

Где находился отряд, который создавался на основе кубанских казаков, возвращающихся домой с Великой Войны, нашел я не сразу, а только минут через двадцать, после того как подъехал к зданию бывшего лазарета. Адрес один, все верно, вот только пристроек вокруг слишком много и в каждой какоето подразделение ютится. Впрочем, кто ищет, тот всегда найдет и, вскоре, партизанский отряд Грекова был обнаружен.

Я ожидал, что здесь будет не менее полусотни бравых и прошедших войну казаков во главе с отважным и лихим сотником, но вновь меня постигло глубокое разочарование. Да, сотник присутствовал, и он, действительно, был как раз таким, каким его молва описывала, седой и битый жизнью степной волчара, настоящий безжалостный воин, который сродни горским абрекам, и живет по своим собственным понятиям о чести и достоинстве. В общем, родственная мне душа, с которой можно быть откровенным, и который поймет меня с полуслова. В остальном же, полное расстройство, поскольку казаков было всего четверо, а весь остальной наличный состав, представлял из себя шестьдесят семинаристов и пять сестер милосердия, несколько дней назад взятых из городской гимназии.

Как я и сказал, с Грековым мы общий язык нашли быстро, года у нас одни, оба с Кубани, имеем много общих знакомых, а взгляды на жизнь совпадают. Мы сидели с ним за столом один напротив другого и вели неспешный разговор.

Костя, говорил сотник, ты предлагаешь присоединиться к отряду Чернецова, но я хочу быть сам по себе.

Иногда, надо поступиться толикой свободы, да и Чернецов молодца, все и сам прекрасно поймет. Ему нужна помощь, так давай, помоги ему и это тебе зачтется. Ведь это возможно?

В этой жизни все возможно. Однако формально я подчиняюсь штабу Добровольческой армии и если мой отряд выйдет из под их контроля, то назад мне дороги не будет. Я не Чернецов, который со всеми общий язык найдет, и если добровольцы на меня зло затаят, то это осложнит не только мою жизнь, но и на отряде скажется.

Да, черт с ними, с добровольцами этими. У них своя война, а у нас своя. Пока, мы с ними одно дело делаем, но потом, на этих землях должен будет остаться только ктото один. Сам знаешь, что двум львам, в одной клетке не усидеть.

Этото понятно, но...

Да, что но. Ты им и так и эдак не родной. Пока нужен, ты с ними, а потом, попомни мое слово, прижмут твою вольницу, а тебя со всех сторон крайним сделают. Надо на свою сторону становиться, на казацкую, и сделать это, лучше всего прямо сейчас.

Тут ты прав Черноморец, на меня уже сейчас косятся, говорят, что я с красными чересчур жесток. Представляешь, недавно встретил меня один штабной полковник и говорит, что я зверь и своими делами порочу высокое офицерское звание, так мало того, в мародерстве меня упрекал, а я не для себя трофеи прижимаю, а для своих бойцов.

Вот и я про это.

Нужны гарантии, что Чернецов не будет пытаться мой отряд под себя поднять.

Моего слова достаточно?

Сотник подумал и решился:

Достаточно.

Я даю слово, что ты останешься независимым командиром.

Тогда договорились. Сегодня вечером подъеду к вашим казармам, и все лично с Чернецовым обговорю. Если он твои слова подтвердит, то завтра, мой отряд выступит вместе с вашим.

Так я выполнил первый приказ есаула Чернецова и привел в отряд дополнительных шесть десятков штыков, пять сабель и один пулемет. Теперь оставалось донести до есаула условия Грекова и обеспечить выполнение моего слова. Кажется, что чепуха, однако, есть один жесткий лидер, это Греков, и есть харизматичный, то есть Чернецов. У каждого свой отряд, и помимо основной цели борьбы с большевиками, каждый имеет дополнительные задачи, желает приподняться, прославиться и сделаться сильней. Это значит, что зачастую, один командир будет смотреть на другого как на возможного соперника. Ну, здоровое соперничество не минус, и главное, чтобы оно во вражду не переросло. Да и не самое это важное на данный момент. Надо сражение выиграть и Дон отстоять, а потом уже над проблемами внутренних взаимоотношений командиров размышлять.

Глава 6

Дон. Январь 1918 года.

Наступление нашего отряда на станицу Каменскую, где собралась большая часть революционно настроенного казачества и большевистских агитаторов, начиналось просто превосходно. Как и было определено заранее, 11го января весь отряд Чернецова, полторы сотни штыков при двух пулеметах, полсотни присоединившихся к нему офицеров и отряд Грекова, погрузились в эшелон и двинулись вдоль ЮгоВосточной железной дороги на север. По пути в наше сборное войско включились двести добровольцев. Это была 4я рота Офицерского батальона, почти все, бывшие студенты Донского политеха, люди, некогда готовящиеся стать учителями, но вместо этого, ставшие прапорщиками Добровольческой армии.

Настрой у нас был боевой, и мы были готовы драться с любым противником, который встанет на нашем пути. Однако на станциях никакого сопротивления нам оказано не было, и в течении только одного дня были взяты под контроль АлександровскГрушевский, Горная и Сулин, а передовая группа прошла еще дальше и смогла закрепиться на станции Черевково. Казаки 43го и 8го Донских полков, не желая проливать братскую кровь, без боя откатывались назад, и против нас, стояла только одна усиленная сотня из 2го Донского запасного полка, как говорили, наиболее преданная большевикам казачья часть. Эта сотня была расквартирована на станции Зверево, была готова принять бой, и ждала нашего наступления.

Следующим днем наши эшелоны стягивались к Черевково и ожидали орудийной поддержки, которой, по какойто причине, до сих пор не было. Чернецов умчался в Ростов, выбивать орудия и смог их получить только после личного вмешательства Корнилова, который передал под его команду артиллерийский юнкерский взвод МихайловоКонстантиновской батареи. Как итог, артиллерия подошла только 13го числа. Потеря времени и темпов на лицо, так мало того, в связи с тем, что появились орудия, вся ночь ушла на переформирование эшелонов. Вперед была выставлена товарная платформа с одним орудием, за ним паровоз с тендером, на котором стояли пулеметы, за ним пассажирские вагоны с бойцами, потом товарняки с лошадьми, а после них опять паровоз с тендером и снова платформа с орудием. Такой вот своеобразный и вооруженный эшелон, на начальном этапе Гражданской войны, очень грозное оружие, которое, бывало, что, и целые дивизии вспять поворачивало.

Пока в Черевково переформировывали эшелоны, мы совершили маршбросок к следующей станции, к Каменоломням и, опять же без боя, заняли ее. Сидим, ждем. К нам подмога не идет, и красные не атакуют. Так пролетают еще одни сутки. Наконец, в полдень 14го появились наши основные силы. Отряд снова грузится в эшелоны и вечером подходит к Зверево. Разгружаемся и пешим порядком, соблюдая тишину, осторожно входим на станцию. Что же мы здесь видим? На привокзальной площади митинг. Казаки решают, что делать. Что они решат и как поступят, не известно, а потому Чернецов дает команду на атаку, и отряд врывается на площадь. Над головами митингующих бьют два наших пулемета. Длинные очереди вносят панику в ряды казаков, ктото из них разбегается, а ктото остается на месте, и поднимает руки вверх. Здесь нашими трофеями становятся двести винтовок, три пулемета и около сотни лошадей. Для первого столкновения с противников трофеи хороши, и все это вооружение усиливает нас.

В Зверево остается есаул Лазарев и полусотня добровольцев, которые все еще с нами. Остальной личный состав их офицерской роты раскидан на охрану других занятых нами железнодорожных станций. Снова, в который уже раз за эти дни, погрузка в эшелон, и наши отряды двигаются к Замчалово. Здесь снова обходится без боя и потерь. Отлично и все идет просто замечательно. Готовимся продолжить путь, но к нашему вагону подбегает всклокоченный парнишка лет десяти и, весело подпрыгивая перед тамбуром, кричит:

Солдаты, солдаты, эй, дяденьки.

Стоящий в тамбуре Демушкин, спрашивает его:

Тебе чего, малой?

Там, мальчонка машет рукой в сторону небольшого домика за станцией, комиссары у нас в овине прячутся.

Терец оглядывается на меня, а я, кивая головой, говорю:

Время есть, пошли красных за вымя пощупаем.

Мы предупреждаем бойцов о том, что собираемся сделать и, налегке, только с пистолетами в руках, мчимся в указанном мальчишкой направлении. Азарт охватывает нас, у меня в руках "браунинг", а у Демушкина "наган". Похорошему, надо дождаться помощи и окружить овин десятком бойцов, но мы уверены, что справимся сами. Подбегаем к полузавалившемуся старому сарайчику из самана, успокаиваем дыхание и заходим с тыльной стороны.

В сарайчике тихо, мы прислушиваемся, но ничего не слышим. Со снега, я поднимаю спекшийся от мороза кусок грязи, с силой кидаю его в небольшую отдушину и кричу во все горло:

Ложись! Бомба!

Внутри овина пошло движение, ктото испуганно вскрикивает и чертыхается. Демушкин ногой выбивает дверь и влетает внутрь, а я за ним следом. В полутьме сарайчика вижу, как на земляном полу барахтаются двое, а терец стоит над ними и охлопывает их одежду руками. Так были взяты два серьезных пленника, комиссары Донского революционного комитета. Оставляем этих граждан на попечение добровольцев, которые остаются здесь, а сами, забрав в личное пользование два трофейных пистолета, германские десятизарядные "маузеры" образца 12го года с хорошим боезапасом и, прихватив большую стопку революционных газет, бывших при них, уже на ходу грузимся в вагон и двигаемся дальше.

По дороге, Демушкин занят осмотром своего трофея, а я просматриваю большевистские газеты, которые уже вовсю выпускают в славном городе Саратове. Что привлекало внимание, так это сплошные лозунги на каждой странице: "Да Здравствует Красная Армия!!!", "Красная Армия опора революции!", "Трусы вон из рядов красных батальонов!" и "Смерть дезертирам!", "Уничтожим Калединскую заразу в зародыше!", "Трудовое казачество с нами!", "Враг должен быть уничтожен без всякой пощады!", "Смерть атаману Дутову и прочим приспешникам царя и капитализма!". Гдето этими лозунгами озадачился, гдето задумался, над чемто посмеялся, но какоето время нашего путешествия к следующей станции благодаря этим газетам скоротал.

Под газетами обнаруживаю свернутую вчетверо бумагу, разворачиваю, вчитываюсь и закатываюсь в хохоте. Естественно, сразу вопрос, в чем дело. Я подзываю к себе всех любопытствующих и вслух читаю им попавшую ко мне в руки бумагу. Поначалу, до собравшихся не доходит весь смысл документа. Они просто не понимают его, но спустя всего несколько мгновений, когда я дочитываю до середины, меня поддерживают все без исключения. Привожу текст этой великолепной и в чемто юмористической бумаги.

Декрет Саратовского Губернского СНК об отмене частного владения женщинами.

Товарищи! Законный брак, имеющий место до последнего времени, несомненно, является продуктом того социального неравенства, которое должно быть с корнем вырвано в Советской республике. До сих пор законные браки служили серьезным оружием в руках буржуазии в борьбе с пролетариатом, и только благодаря им все лучшие экземпляры прекрасного пола были собственностью буржуазии, империалистов, и такой собственностью не могло не быть нарушено правильное продолжение человеческого рода. Потому Саратовский губернский Совет народных комиссаров, с одобрения Исполнительного комитета губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, постановил:

1. С 1 января 1918 года отменяется право постоянного пользования женщинами, достигшими 17 лет и до 32 лет.

2. Действие настоящего декрета не распространяется на замужних женщин, имеющих пятерых и более детей.

3. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право на внеочередное пользование своей женой.

4. Все женщины, которые подходят под настоящий декрет, изымаются из частного владения и объявляются достоянием всего трудового класса.

5. Распределение отчужденных женщин предоставляется Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, уездными и сельскими по принадлежности.

6. Граждане мужчины имеют право пользоваться женщиной не чаще четырех раз в неделю, в течение не более трех часов при соблюдении условий, указанных ниже.

7. Каждый член трудового коллектива обязан отчислять от своего заработка два процента в фонд народного образования.

8. Каждый мужчина, желающий воспользоваться экземпляром народного достояния, должен представить от рабочезаводского комитета или профессионального союза удостоверение о своей принадлежности к трудовому классу.

9. Не принадлежащие к трудовому классу мужчины приобретают право воспользоваться отчужденными женщинами при условии ежемесячного взноса, указанного в п. 7 в фонд 1000 руб.

10. Все женщины, объявленные настоящим декретом народным достоянием, получают от фонда народного поколения вспомоществование в размере 280 руб. в месяц.

11. Женщины забеременевшие освобождаются от своих обязанностей прямых и государственных в течение 4 месяцев (3 месяца до и 1 после родов).

12. Рождающиеся младенцы по истечении месяца отдаются в приют "Народные ясли", где воспитываются и получают образование до 17летнего возраста.

13. При рождении двойни родительнице дается награда в 200 руб.

После прочтения этого декрета слов нет, и остаются только эмоции. Нет, нам с этой властью, распределяющей людей как скот, не по пути. В нашей Российской истории всякое бывало, и плохое, и ужасное, и голод, и крепостное право, и нашествия иностранных захватчиков, но то, что грядет, страшней всего. Если эти граждане уже сейчас, на начальном этапе такие постановления в свет выпускают, то, что будет дальше? Надеюсь, что мы задавим большевиков раньше, чем они нас, а более, ничего и не остается.

Следующим днем подходим к станции Лихая. Чернецов посылает к засевшим на ней казакам парламентера, и предлагает им сдаться. Срок ультиматума истек, а ответа нет, видимо, противник до сих пор митингует. С нами только одно орудие под командованием штабскапитана Шперлинга, оно выкатывается на позицию, юнкера сноровисто, как на учебном полигоне, готовят его к бою и делают по станции два шрапнельных выстрела. Наш отряд рассыпается повзводно и атакует станцию в лоб, а бойцы Грекова обходят ее со стороны речки Малая Каменка. Входим в Лихую, все кто хотел удрать, уже удрали, и против отряда, только несколько десятков красногвардейцев из солдат. Здесь у нас первые потери, один молоденький гимназист из 1го взвода и два офицера из нашей сводной офицерской полуроты.

Победа за нами, и еще одна ключевая станция по линии ЮгоВосточной железной дороги оказывается под нашим контролем. Странная война идет, кто наступает, за тем и победа, у кого паровоз, тот и силен. Черт бы побрал всю эту неправильность происходящих сейчас событий. Мне привычней конный бой, а теперь, я простой стрелок пехотной цепи. Однако же, я сам в отряд записался, добровольно, а потому, на судьбу не сетую, и приказы выполняю четко.

На станции к нам выходят представители 5й сотни Атаманского полка, который здесь квартирует, гвардейцы минувшей эпохи. Перед есаулом стоят солидные бородатые дядьки, которые хотят только одного, отсидеться в нейтралитете. Наш командир хмыкает, презрительно кривится в сторону атаманцев, оглядывается на мальчишек из 3го взвода и приказывает им разоружить элитную сотню Войска Донского, так, на всякий случай, дабы быть уверенным в ее нейтралитете. Приказ выполняется быстро, мальчишки разоружают бывших гвардейцев императорского дома, а те молча стоят и даже не пытаются возражать. В самом деле, чего ершиться, когда позади кадетского взвода наша офицерская полурота с пулеметами стоит.

Следующая наша цель богатая и привольная станица Каменская. Именно там должно решиться за кем останется последнее слово в этом противостоянии. Как говорят пленные, недавно там собрались представители от 21 казачьего полка, двух запасных полков и пяти батарей, всего, более семисот человек только делегатов. Был избран Донской Ревком и главным там Федор Подтелков, которого в разговоре с Сафоновым поминал Чернецов. Позиции большевиков среди всей этой массы людей чрезвычайно сильны, у них много готовых воевать бойцов и оружия, и к ним на помощь из Харькова идет блиндированный поезд с красногвардейцами товарища Саблина, а нас, всегото три сотни штыков, одно орудие и восемь пулеметов. Завтра должны подойти добровольцы, прикрыть станцию от флангового удара со стороны Дуванной и мы двинемся дальше, а пока остановились на ночевку, и Чернецов послал в Каменскую ультиматум.

Однако, не судьба. Этой ночью большевики зашли к нам в тыл и атаковали Зверево. Оставшиеся на этой станции добровольцы дрались храбро и умело, но их было мало и, понеся потери, они отступили на Чертково. Мы в полукольце, если промедлим, то окажемся в полном окружении, и Чернецов, взяв нашу офицерскую полуроту и орудие Шперлинга, возвращается назад. Бой был жаркий, но станция Зверево снова за нами и в нее возвращаются добровольцы.

Так потеряны еще одни сутки, но 16го мы все же продолжаем наступление на Каменскую. В этот день, на аппаратном узле связи в Лихой была перехвачена телеграмма одного из вражеских командиров. Чернецов приказал прочесть ее перед строем наших войск, вроде как, для воодушевления бойцов, и правильно сделал, поскольку после этого, подъем в отряде был такой, что если бы красные видели нас в тот момент, то до самого Петрограда бежали без остановки. Перехваченная телеграмма гласила следующее: "Скажте там чдо сигодня 12 часов дня ожидается бой подкаменской Чернецов подходит такчдо может быт придтся закрыт кантру прапаст. Паняли? Нач рвлюционый камитет ограбив казначейство кажс скрылся ктя комисар говоритчдо ен назтанции но я был вштабе камитета и там сидят палтара человика тильку штаб занимается прыврженцеми првительзтва..." Если перевести это на общедоступный человеческий язык, то становилось ясно, что начальник революционного комитета ограбил казначейство и скрылся, комиссара нет, и к бою красногады не готовы. Отлично.

В этот день, вся основная работа легла на плечи нашей молодежи. Их эшелон опережал нас на несколько часов и встретился с красными у СевероДонецкого полустанка, а когда мы все же догнали их и начали высадку из вагонов, то слышали только крики "Ура!" доносящиеся впереди по ходу движения и сильную пальбу из винтовок. Здесь против нас стояли основные силы ЛейбГвардии Атаманского полка во главе, что интересно, с герцогом Лейхтенбергским, который еще в самом начале боя объявил, что казаки будут нейтральны. Все бы ничего, но помимо бравых атаманцев, станцию обороняли красногвардейцы, и вот с нимито, пришлось повозиться, так как отступать они не хотели. Однако уже по темноте, отряд Грекова совершил очередной ночной марш и ударил противнику в тыл. Наши партизаны его поддержали и перешли в атаку, а то самое "Ура!", которое к нам донеслось, было ее началом. Потери наши незначительны, но красная артбатарея повредила паровоз головного эшелона и разбила несколько вагонов. Ну, это не беда, паровоз достанем новый, да и вагонов на станциях еще много, главная наша ценность это храбрые и стойкие в бою люди, и чем их больше в живых останется, тем больше их перейдет в последующие наступления на большевиков.

Утром 17го января мы должны нанести решительный удар по Каменской, но получившие подкрепления из воронежских красногвардейцев большевики, рано поутру, сами переходят в наступление. Взятый конниками Грекова пленник докладывал, что против нас идет полторы тысячи штыков и две донские батареи. Нам плевать, нам надоело бегать от одной станции до другой, мы начинаем уставать, а потому, готовы встретить красных со всем нашим радушием, остановить их, а затем, на их плечах ворваться в так необходимый нам населенный пункт.

Начинается бой, перед СевероДонецким полустанком появляются густые цепи вражеских пехотинцев, а по правому флангу, в районе недалекой речушки, были замечены артиллерийские упряжки. Наша офицерская полурота лежит вдоль всего железнодорожного полотна, команды нам не нужны, и что делать, каждый из нас знает очень хорошо. Сначала подпустим краснопузых поближе, отстреляем самых активных, пулеметы нас поддержат, а как только противник запнется, а он обязательно запнется, мы контратакуем. Единственная проблема это вражеские орудия, но мы надеемся на то, что донские артиллеристы не будут слишком усердствовать, а их снаряды, как это уже не раз случалось, будут падать гдето в стороне. Однако появляется Чернецов, который эту ночь провел в Лихой. Есаул, такой же, как и всегда, в перетянутом ремнями синем полушубке, жизнерадостный и розовощекий, неспешно прохаживается вдоль канавы, где мы загораем, и громко спрашивает:

А что партизаны, сходим в атаку сразу, не дожидаясь пока красные в гости придут?

Ноги сами поднимают меня с промерзшей земли, а руки пристегивают к винтовке штык. Слева и справа, тоже самое делают и остальные бойцы нашего отряда. Молча, без криков и песен, быстрым шагом мы идем навстречу врагам. Наш напор силен и стремителен, мы уверены в своей правоте, и когда до красных остается метров тридцать, они останавливаются. Враги, как стадо баранов, мнутся на месте, и тут, не сговариваясь, как по команде, мы берем их на горло.

Уррааа! разносится над полем наш рев, и весь отряд переходит на бег.

Красногвардейцы и немногочисленные спешенные казаки из революционеров, разворачиваются и бегут к своим исходным позициям. Поздно, господа, вы опоздали. Я догоняю одного красногвардейца, широкоплечего парня в бекеше с сорванными погонами, не иначе, как снятую с офицера, и вонзаю ему в спину штык. На миг замираю и выдергиваю штык на себя. Вновь бегу, и снова ударяю в чужую спину. Это второй, а всего в то утро, на свой счет я мог бы записать четверых.

На плечах красногвардейцев отряд входит в Каменскую, гонит врага перед собой и наступает на станцию Глубокая, куда отходят основные вражеские силы. Отряд Грекова в это время захватывает орудийные батареи, которые большевики так и не успели развернуть, доставляет их к эшелону и присоединяется к нам. Отряды переходят по льду Северский Донец, совершают стремительный рывок на север и выбивают растерянных революционеров из станицы Глубокой. Одержана полная победа, приказ атамана Каледина выполнен и первоначальные цели похода достигнуты.

Остаток дня мы стоим в Глубокой и готовимся к обороне. Однако в ночь, по непонятной для нас причине, отступаем и возвращаемся в Каменскую. Наши эшелоны уже с полудня стоят на станции, а мы располагаемся в зале местного железнодорожного вокзала. Усталость дает о себе знать, наша полурота разбредается, кто куда, и люди, небольшими группами, располагаются на ночлег. Мы сидим втроем, Мишка, Демушкин и я, три казака на отдыхе, и хоть картину рисуй. На пол скинуты запасные шинели из эшелона, нам тепло, потихоньку клонит в сон, но пока мы все еще бодрствуем и расспрашиваем одного паренька из 1го взвода о том, что здесь происходит.

В углу зала, под иконой Святого Николая, стоит стол, за которым сидят отрядный писарь и поручик Курочкин. Перед столом выстроилась очередь человек в полста. Это местные реалисты и казачьи офицеры, будущая 2я сотня Чернецовского партизанского отряда. Каждый из новобранцев подходил к поручику, называл себя, крестился на икону, ставил рядом со своей фамилией подпись и так становился чернецовцем. После чего, боец отходил в другой угол зала, получал винтовку, полушубок и выходил на улицу.

Так проходит какоето время, смотреть на новобранцев становится не интересно и мы вспоминаем, что целый день ничего не ели. В этот момент, как на заказ, в зале появляется около десятка молоденьких и миловидных барышень, как выясняется, это местный дамский кружок, который решил организовать для храбрых освободителей ужин. Девушки разносят по залу пакеты с едой, и на нас троих, приходится каравай хлеба и две курицы. Мы с аппетитом перекусываем, поспевает чай, и желание спать пропадает само по себе. Хочется двигаться, смеяться, общаться с девушками, вспоминать прошедший день и славную победу, но чувство это обманчиво, оживление проходит уже через десяток минут и, завернувшись в шинель, я проваливаюсь в глубокий и крепкий сон.

Глава 7

Дон. Январь 1918 года.

Во имя отца и сына и Святаго Духа. Аминь! протяжно тянул местный каменский священник и от его сильного басистого голоса, у меня мурашки по коже пошли. В здании железнодорожного вокзала стояли два десятка гробов, а в них лежали наши товарищи.

После того как партизанские отряды заняли Каменскую, воодушевление накрывало нас с головой. Мы были на подъеме и готовы к новым боям, а ранним утром 18го числа узнали причину, по которой нас отозвали со станции Глубокая и вернули сюда. Красная Гвардия вновь ударила по нашим тылам, и пока наша офицерская полурота отсыпалась после дневного боя и марша по зимним степным просторам, отряд есаула Лазарева, полсотни добровольцев, зубами держался за станцию Лихая. Против каждого офицера было по десять врагов, и были это не вчерашние дезертиры и не мобилизованные работяги, а самые настоящие "бойцы революции", мать их разэдак. И ладно бы так, против пехоты добровольцы выстояли бы, но у красных было не менее восьми полевых и двух тяжелых орудий, и позиции офицеров, они попросту заравнивали с землей. Дважды Лазарев поднимал своих подчиненных в штыковую и этим останавливал противника. Однако силы были неравны, и есаул, собрав всех уцелевших офицеров, пешим маршем отступил к СевероДонецкому полустанку.

Снова нам грозило окружение, и на Лихую, под командованием поручика Курочкина выступила "Старая Гвардия", я говорю про 1ю сотню Чернецовского отряда и два орудийных расчета под командованием все того же штабскапитана Шперлинга. В районе СевероДонецкого полустанка они встретились с отступившими от Лихой офицерами и, усилившись за их счет, направились отбивать станцию. Конечно, если бы Чернецов знал, что за ночь со стороны Украины к красногвардейцам подошли серьезные подкрепления, то на Лихую направились более серьезные силы, а так, что было, то и было. Как итог, двести двадцать партизан и офицеров, с двумя орудиями, атаковали около тысячи вражеских бойцов, преимущественно революционных фанатиков и латышей, плюс полторы сотни немцев под командованием некоего поручика Шребера. Все это, не считая, десятка орудий и местных мастеровых, которым раздали оружие.

По всем законам Великой Войны эта атака не имела никаких шансов на успех, но сейчас война у нас другая, Гражданская, а потому, 1я сотня и остатки добровольческого отряда свое дело сделали. Бой был жарким, длился несколько часов подряд, и ярость нашей молодежи оказалась сильней большевистского фанатизма. Красные, потеряв около сотни своих бойцов и бросив в Лихой несколько эшелонов с продовольствием и оружием, отступили. Славная победа, но далась она нелегко, и более двадцати храбрых воинов земли русской, никогда уже не встанут с нами в строй и никогда не смогут спеть "Журавля", в котором уже появился новый куплет: "Под Лихой лихое дело, всю Россию облетело".

Сегодня 19е число, и на сегодня назначены похороны офицеровдобровольцев и партизан. Мало кого из них я знал, все же недавно в отряде и общаюсь преимущественно с офицерами нашей сводной полуроты, однако гибель людей, переживаю тяжко. Может быть причиной тому общий настрой всего Чернецовского отряда, а может быть, тоска на лице нашего командира, всегда жизнерадостного, а сейчас, как будто состарившегося сразу на десяток лет.

В зале вокзала стоят люди, у нас на руках папахи, кубанки, полевые армейские фуражки, а порой и самые обычные гражданские шапки. Священник заканчивает панихиду, и специально назначенные люди, взвалив гробы на плечи, несут их на выход. Здесь их грузят на телеги и отвозят на местное кладбище. Спустя час церемония окончена, и мы снова возвращаемся на станцию.

Виууу! над Каменской свистит снаряд и падает в районе железнодорожных путей. Это тот самый большевистский блиндированный паровоз из Харькова, который все же пришел на помощь местным коммунарам и уже несколько часов подряд, с перерывами на завтрак и обед, с прицепленной к нему открытой платформы, одиночными снарядами обстреливает Каменский вокзал. Слава Богу, что артиллеристы у противника далеко не самые лучшие, палят в белый свет как в копеечку, снарядов не жалея, однако же, сам факт обстрела нервирует местное население и оно начинает посматривать на нас косо. Надо чтото делать с этой угрозой и вариантов решения вопроса немного. Самый простой, совершить вылазку и уничтожить кусок железнодорожного полотна за Северским Донцом, а самый логичный, новая атака на Глубокую, которая опять находится под контролем большевиков.

Сейчас в Глубокой не меньше тысячи вражеских штыков и на подходе конные казачьи части войскового старшины Голубова, переметнувшегося на сторону большевиков. Мы это знаем точно, так как среди предателей находятся люди из штаба 5й Донской дивизии, и они регулярно посылают к нам своих связных. Медлить нельзя, в обороне сидеть бессмысленно, а значит, придется атаковать.

Вечером этого дня приходят два известия. Как водится, одно хорошее, а другое плохое. Первая новость из Новочеркасска, за дело у Лихой, весь личный состав 1й сотни награжден "Георгиевскими медалями", а сам есаул Чернецов, перепрыгивая чин войскового старшины, получает звание полковника. Второе известие прилетает из Зверево, откуда сегодня днем на захваченную революционерами станцию Гуково выступила 2я рота добровольческого Офицерского батальона. Добровольцы не смогли отбить станцию, потеряли три четверти личного состава, и с поражением вернулись в Зверево.

Вот и думай, то ли празднуй и веселись, то ли павших офицеров поминай. Впрочем, все становится на свои места само собой. Совместно с Грековым и другими командирами подразделений Чернецов в вокзальной дамской комнате проводит военный совет. Здесь составляется план завтрашнего наступления и, вскоре, начинается суета, которая сопровождает каждую воинскую часть перед скорым боем.

План у Чернецова простой, но эффективный, навалиться на Глубокую с трех сторон, окружить противника и полностью уничтожить. То обстоятельство, что нас меньше, не смущало никого, чтобы выжить, было необходимо победить, и пусть против каждого из нас по пятьшесть большевиков и мятежников, мы ощущаем себя правыми и духом сильней, а раз так, то удача будет на нашей стороне. Первый отряд поведет сам Чернецов, и он должен наступать на Глубокую со стороны его родной станицы Калитвенской, обойти станцию с севера, разрушить железнодорожное полотно и провести стремительную атаку. С командиром наша офицерская полурота и набранная в Каменской 2я сотня, одно орудие и три пулемета. Движение на захваченном у большевиков легковом автомобиле и телегах, которые в ночь должны подогнать местные казаки и извозчики. Второй отряд составила вся 1я сотня и задача молодежи атаковать противника в лоб. Движение на эшелоне по железнодорожной ветке. Третий отряд должен был повести Греков, который еще пару дней назад посадил всех своих бойцов на лошадей. Задача кубанца обойти Глубокую по левому флангу, и от урочища Верхнеклинового двигаться по правому берегу реки Глубокой. В районе станции его конница по льду переходит на левый берег и атакует большевиков с тыла. По плану намечается, что все три отряда должны действовать четко и слаженно, а атаки приурочены на полдень.

Однако с самого начала все идет совсем не так, как изначально намечалось, и выступление первого атакующего отряда произошло не в четыре часа утра, а в начале восьмого. Причина тому простая, телеги собрались у вокзала с большим опозданием.

Наступил хмарный и туманный рассвет 20 января. Отряд выходит из Каменской, по льду форсирует речку, проходит Старую станицу и выходит в степь. Походный порядок у нас такой, впереди Чернецов с десятком конных офицеров, и мы с Демушкиным входим в их число. За нами орудие под командованием полковника Миончинского и его юнкераартиллеристы, все верхами. Следом основные силы, автомобиль, который постоянно оскальзывается на степном гололеде, телеги с пулеметами и пехота.

Мы торопимся вперед, но туман плотной пеленой накрывает степь, и нам с Демушкиным вспоминается чтото общее из прошлой жизни, а именно, ноябрь 16го года и Эрзерумская операция. Тогда тоже подобный туман стоял, дождь мог неожиданно смениться метелью, а стоящих на постах пластунов, частенько находили замерзшими на посту. Почти пятнадцать тысяч убитыми и более шести тысяч обмороженными потеряла наша Кавказская армия во время той операции и большинство из них, это казаки. Все как в старой песне: "Вспомним братцы, як бродили, по колено у снегах, и коней в руках водили, и навстречу шли врагам, там, вдали мелькают бурки и белеют башлыки, то не турки и не порты, то кубански казаки". Лихое было времечко и трудное, и тогда я считал, что хуже не будет, а сейчас, это хуже, когда кровавая пелена и хаос накрыли всю бывшую Российскую империю, уже наступило, та осень поминается как плохая и суровая, но вполне терпимая.

Воспоминание, про минувшую войну, негативное, конечно, и сейчас, перед боем, оно не к месту, но этот зимний и промозглый туман, раз за разом, возвращает нас с Демушкиным в те дни. Вроде прервемся в разговоре, хотим сменить тему, но не получается. Возможно, что это погода вселила в меня какоето беспокойство, а может быть, это было чтото иное, но в тот момент я почемуто понял, что нас ждет неудача. Постарался сам себе объяснить это мнительностью и предбоевым волнением, но получалось плохо.

Повернув своего вороного жеребчика, направился в хвост колонны и здесь увидел младшего брата, который, весело перешучиваясь с двумя каменскими гимназистами, с винтовкой за плечами, бодро шагал по мерзлой земле. Эх, юность беспечальная, жив, здоров, при деле, а более и забот никаких.

Мишка, подозвал я брата.

Чего? он подскочил ко мне и ухватился за стремя.

Ты мне веришь? спросил я его.

Конечно.

В бою и после него, все время будь рядом со мной. Делай, что знаешь, но будь неподалеку, а то случись с тобой беда, мне перед дядькой Авдеем не оправдаться.

Да, ладно, я ведь уже был в бою и знаю, каково это, когда пули над головой летают.

И все же, будь рядом.

Хорошо, усмехается Мишка, постараюсь быть неподалеку и прикрою тебя в трудную минуту.

Молодец, из седельной сумки достаю свой "браунинг" и вместе с тремя уже снаряженными обоймами передаю ему. Держи, и спрячь, как я рассказывал.

Вот спасибо, брат подарку рад, и возвращается к своим новым товарищамгимназистам.

Отряд продолжает движение, проводник из местных путается, мы блукаем в степи и, около 12 часов дня, далеко позади нас, слышим характерные звуки артиллерийских выстрелов. Видимо, 1я сотня уже в деле, а раз так, то мы гдето за Глубокой. Конные офицеры тройками рассыпаются в стороны, и вскоре мы находим надежный ориентир, железную дорогу. Теперьто не пропадем, выходим на нее и продвигаемся в нужную нам сторону. Стрельба орудий прекращается, и никто из нас не знает, почему. Может быть, 1я сотня отступила? Пока не доберемся до станции, этого мы не узнаем.

На высотах за Глубокой отряд оказываемся уже в сумерках. Впереди тишина, но в любом случае, красногвардейцы настороже, и бой ожидается не легкий. Возчики телег и несколько коноводов остаются на месте и начинают разбирать железнодорожное полотно. Остальные партизаны, развернувшись в цепи, переходят в наступление. Метрах в трехстах от окраинных домов нас замечают, и начинают обстреливать из орудий. Это ожидаемо, но тут, происходит то, чего предугадать никак нельзя. Вопервых, вражеские артиллеристы стреляют на удивление точно и с третьего снаряда накрывают наше единственное орудие. Вовторых, позади нас вспыхивает перестрелка и как раз там, где остались наши лошади и телеги. Что делать, вернуться назад или продолжать атаку? Чернецов командует не останавливаться и, вскоре, обойдя заградительный огонь двух вражеских пулеметов, бьющих из крайних домов, уже в ночной темноте, пройдя перепаханное поле и перескочив наспех вырытые вдоль околицы пустые окопы, мы вступаем в жестокую рукопашную схватку за первую улицу.

Наш напор силен и большевики бегут. Мы от них не отстаем и сходу врываемся в здание местного вокзала. Однако на железнодорожных путях стоят два вражеских эшелона, двери теплушек открыты, и нас встречают настолько плотным огнем, что только на перроне отряд теряет около десятка человек. Кто ранен, кто убит, не ясно. Всех забрать не можем и снова откатываемся на окраину. Пока мы так бегаем из одного конца Глубокой в другой, отряд рассеивается, и вместе с Чернецовым остается только сотня бойцов. Горячка боя отступает, мы голодны, замерзли и устали. Где юнкера Миончинского? Где основная часть 2й сотни, в которой командование принял каменский подполковник Морозов? Где 1я сотня? Где конники Грекова? Где коноводы? Сплошь вопросы, а ответов нет, и хорошо еще, что Мишка не потерялся и все время неподалеку.

Вскоре высадившиеся из теплушек красногвардейцы переходят в контратаку и под их натиском, мы уходим из Глубокой и снова оказываемся на тех же позициях, с которых и начинали наше наступление. Здесь встречаем Миончиского и его конных юнкеровартиллеристов. От них узнаем, что коноводы, вместе с возницами телег, были обстреляны с проходящего в сторону Глубокой эшелона, растеряли лошадей и вместе с отступившим отрядом Морозова, ушли в Каменскую.

Дела наши плохи, и что делать, не оченьто и ясно. В это время объявляется наш проводник, крепкий старик лет около семидесяти. Он рассказывает о судьбе отряда Грекова, который обнаружили задолго до того, как он подошел к Глубокой, и пустили на него полторы сотни конников. Где кубанец сейчас, старик не знает, но местные жители говорили ему, что красная конница гнала Грекова на север в сторону горы Почтарка. После чего, старик отводит нас на хутор Пиховкин, который расположен неподалеку от станции и здесь мы останавливаемся на ночлег.

Мне выпадает час отстоять в карауле, и после полуночи, зайдя в небольшую хатку, где ютилось двадцать человек, вместо сна, у масляной лампады под божницей, я принялся разбирать свой вещмешок. Выкинув все, что было лишнего, одежду, ложку, кружку и средства гигиены, достал со дна тяжелый Маузер К96, который достался мне от комиссаров, примерился к нему, и принялся мастерить под своим полушубком петлю. Мимоходом посетовав на тяжесть и неудобность немецкого пистолета, из одежды откроил кусок крепкой ткани, и подшил ее вдоль подклада. Примерился, отлично, пистолет входит туго, при беге выпадать не должен, и выхватить легко, рванул ткань посильней, и ствол в руке. На всякий случай, через пистолетную рукоятку протянул шнур, а затем и его к подкладу пришил. Может быть, я мнительный, но у нас, таким образом, есаул Никита Наливайко спасся, попал в плен к курдам, те его не обыскали, а когда горцы расслабились, казак троих убил, захватил коня и умчался в горы.

Утром Чернецов выстроил весь личный состав отряда. Наши силы невелики: 108 бойцов, три сестры милосердия, две брички и восстановленное за ночь орудие. Атаковать Глубокую мы не можем слишком силы неравны, и полковник принимает решение отходить на Каменскую. Спустя час, проходя мимо наших исходных позиций, с которых вчера начинали атаку, останавливаемся, и орудие дает несколько шрапнельных выстрелов по станции. Пока красные не опомнились и не открыли ответный огонь, сворачиваемся и продолжаем отступление.

Нас не преследуют и, кажется, что все, вскоре мы будем в относительной безопасности. Однако, верстах в четырех от Глубокой, перевалив очередной заледеневший косогор, мы сталкиваемся с перешедшими на сторону красных казаками изменника Голубова. У войскового старшины более пяти сотен конницы, шесть орудий и пулеметная команда. В чистом поле против такой силы нам ничего не светит, и шанс на спасение, в переговорах.

Вперед, держа над головой, кусок белой запасной рубахи, идет хорунжий Сафонов, все же он из местных, но в него начинают стрелять, и он возвращается. Ясно одно голубовцы настроены серьезно и без боя нас не выпустят. Раз так, то остается только подороже продать свои жизни или все же прорваться.

Со стороны противника открывает огонь артиллерия, и первый же залп накрывают бричку с сестрами милосердия. Второй залп противника достает наше несчастливое орудие. Юнкера скидывают его в глубокий придорожный овраг, и Чернецов приказывает им идти на прорыв. Миончинский все понимает и приказа не оспаривает, его артиллеристы запрыгивают в седла, хлестают коней и дерзко проносятся мимо голубовцев. Не знаю почему, но те в них почти и не стреляют, наверняка, ошалели от подобной наглости.

Начинается отход на запад, к железной дороге, и если удача снова улыбнется нам, то из Каменской выйдет эшелон и нам помогут. Мы все еще надеемся на хороший исход этого неудачного дела, но надежды не оправдываются. Казаки Голубова люди тертые, и для себя уже определили нас как жертву, постоянно вьются вокруг, постреливают и оттесняют в сторону Глубокой. Единственный плюс, это то, что вражеские орудия отстают от основных сил, и нас не накрывает артиллерийский огонь.

Отряд упорно продвигается к железной дороге. Голубовцы наскочат, постреляют и отойдут, мы отобьемся и снова двигаемся. Так продолжается около двух часов, нас становится все меньше, но мы все еще сражаемся. Пусть нет у нас орудий, пусть нет пулеметов, но патронов к винтовкам вдосталь и уже не одного врага мы с седла ссадили. Кроме того, за всеми дневными событиями дело идет к вечеру и снова появляется небольшой на спасение. Надо только до темноты продержаться, а там, идти на прорыв мелкими группами и пробираться к своим.

И вот, выходим к железной дороге, а тут неприятный сюрприз. В четырехстах метрах от нас стоит красногвардейский эшелон, и пробиться через него невозможно. Чернецов командует занять оборону на ближайшем бугре и, с трудом вскарабкавшись на этот, в общемто, небольшой холмик, отряд принимает еще один бой. Казаки накатываются на нас всей массой, но лошади оскальзываются и на высотку взбираться не хотят. Остатки нашей офицерской полуроты, около двадцати человек, держат один склон, а Чернецов и каменские гимназисты с немногочисленными юнкерами, бьются с противоположного. На нас сильного наступления нет, а вот на полковника с молодежью, голубовцы наседают особенно яростно.

Гимназисты дают дружный залп, казаки откатываются и слышен голос нашего командира:

Поздравляю всех с производством в прапорщики!

Ура! нестройно, но от души, отвечает ему молодежь.

Еще одна атака на них, снова дружный залп, снова противник отступает и опять слова Чернецова:

Поздравляю всех с производством в подпоручики!

Ура! этот рев трех десятков молодых глоток даже стрельбу заглушает.

Видимо, такое наше поведение все же задело чтото в продажной душе вражеского командира. Стрельба прекратилась и к холмику, с белым платком в руке, подъехал всадник на красивой буланой кобылке.

Голубов, тварь, то ли прошептал, то ли прохрипел стоящий рядом со мной Сафонов.

Я всмотрелся в лицо войскового старшины, округлое и несколько обрюзгшее, аккуратно подстриженные усы и чисто выбритый подбородок. Человек как человек, по виду, справный казак, но по какойто причине, воюет за большевиков.

Чернецов, не боясь того, что его могут убить, Голубов подъехал вплотную, не губи молодежь, сдайся и я гарантирую, что никто не пострадает. Даю слово чести.

А она у тебя есть? спросил наш командир.

Не переживай, мое слово крепкое. Нам с вами драться, смысла нет. Однако же нам не нравится, что вы по нашей земле с корниловцами идете, захватываете станции, а потом под их контроль передаете. Все будет нормально, договоримся с вашими начальниками и Калединым, да и отпустим вас обратно в Новочеркасск. Все равно в феврале Войсковой Круг собирается и будет новый атаман Всевеликого Войска Донского.

Не ты ли?

Посмотрим, не стал скромничать Голубов, а пока, сдавайте оружие. Все равно до ночи не дотянете, у нас пулеметные расчеты и орудия на подходе.

Чернецов оглядел собравшихся вокруг него мальчишек, которые еще толком и не жили, и скомандовал сложить оружие. Спорить с полковником желающих не нашлось, винтовки посыпались наземь, и весь отряд спустился вниз. Голубов кудато ускакал, а казаки, которым мы сдались, принялись нас избивать.

"Вот тебе и слово офицера, вот тебе и поверили", подумал я, валяясь на земле и закрываясь руками от ударов по голове. Впрочем, били нас недолго, так, больше от досады и чтобы злость сбить. Последовала чьято команда, и нас оставили в покое. Обыскивать не стали, выстроили в колонну по три, и направили к железнодорожному полотну, где большевистский эшелон стронулся с места и направился в сторону Каменской, от которой был слышен далекий паровозный гудок. Хотелось верить, что это партизаны 1й сотни спешат к нам на выручку, но как ни прикидывай, а они опоздали, и спасти нас уже не смогут.

Темнеет, и в сопровождении полусотни спешенных казаков, мы идем по направлению к Глубокой. Возле нашей колонны появляется Голубов, да не один, а с телегой, на которой сидят несколько человек с красными полосами на папахах. Из всех, выделяется один, бородатый и мордастый здоровяк с большим чубом, выбивающимся изпод головного убора. Он спрыгивает наземь, вплотную подскакивает к Чернецову, идущему впереди, и с размаху бьет его кулаком по зубам.

Сволочь белогвардейская! выкрикивает он.

Пошел ты, шкура продажная, утирая с разбитых губ кровь, отвечает полковник.

Все, конец тебе!

Толстомордый пытается выхватить из ножен шашку, но его останавливает голос Голубова:

Подтелков, прекратить, я давал слово, что обойдемся без смертей.

Ты мне не указ, отвечает красный казак, но шашку больше не теребит.

Оглянувшись по сторонам, замечаю, как все бойцы нашего отряда напряглись. Расстегиваю полушубок и вовремя, так как Чернецов выхватывает из кармана свой пистолет, знаменитый австрийский "Штейер", образца 12го года, направляет его на Подтелкова и нажимает на курок. Однако один из самых надежных пистолетов в мире дает осечку, вражеский командир кидается на Чернецова и они схватываются в рукопашной.

Бей предателей! выкрикивает ктото из офицеров. Одновременно с этим возгласом, выхватываю изпод полушубка свой "маузер" и открываю огонь по охранникам. Меня поддерживает еще три или четыре ствола, казаки теряются, и на них бросаются партизаны. Обойма заканчивается быстро, запасные все в рюкзаке, а его со мной нет. Пока, суть да дело, положение меняется, два десятка охранников разбегаются по окрестностям, а мы при оружии и вроде как на свободе. Среди мертвых врагов с разбитой головой валяется Подтелков, он еще жив, но долго не протянет, поскольку пришедший на выручку полковнику Сафонов с ним не церемонился и прикладом трофейной винтовки разбил ему череп. Голубова не видать, этот гад умчался в ночь, только его и видали, наверное, за подмогой ускакал.

Делимся на мелкие группы и уходим на Каменскую, громко говорит Чернецов, и я замечаю, что он покачивается, подхожу к нему ближе и в этот миг, он падает наземь.

Я не успеваю подхватить тело полковника, бросаюсь к нему, и слышу крик брата Мишки:

Красные на подходе.

Действительно, явственно слышен далекий топот множества копыт.

Ктото кричит:

Чернецова убили!

Этому голосу вторит другой:

Разбегаемся по оврагам и пробираемся к своим!

Пока вокруг такая суета, уже в темноте, боясь зажечь спичку, ощупываю полковника и обнаруживаю, что у него рассечен полушубок и сильно порезан левый бок. Судя по всему, Подтелков все же добрался до своей шашки. От рубахи командира отрываю чистый кусок и накладываю его на рассеченный бок Чернецова. На полноценную перевязку времени нет, и хоть так, а приостановить потерю крови.

Костя, окликает меня появившийся рядом Демушкин.

Оборачиваюсь и вижу, что в поводу у терца, две лошади.

Что? спрашиваю его.

Грузи командира и беги.

Где лошадей добыл?

Рядом, позади два всадника были, и их обоих Мишка наповал свалил.

За братом моим присмотришь?

Да.

Вдвоем мы сажаем Чернецова на лошадь и привязываем его руки к уздечке. Я сажусь на вторую лошадь. Свободные поводья в руках и, сильно забирая вправо, скачу в сторону Глубокой. Трюк простой, и в той направлении меня искать не должны, но по какойто причине эта небольшая хитрость не срабатывает. Через десяток минут враги все же настигают нас.

Что, попался? вокруг меня человек пять казаков. Сейчас мы тебя за наших братцев, на куски резать будем.

Я готовлюсь к смерти, оружия нет, а кони под нами с командиром слабенькие. Слышу характерный шорох вынимаемой из ножен шашки, както спокойно думаю о прожитых годах, и ни о чем не жалею. Но, видимо, ктото там наверху, вспомнил про счастливчика Чернецова и замолвил за него словечко. Фортуна вновь повернулась к нам лицом и от Глубокой появилось с полсотни всадников.

Это был отряд Грекова.

Глава 8

Новочеркасск. Февраль 1918 года.

Ясным и морозным утром 12го февраля во двор Новочеркасского юнкерского училища на усталых лошадях въехали два грязных бородатых человека в потертых кавалерийских шинелях. Первым был знаменитый партизанский командир Василий Чернецов, а вторым я, подъесаул Константин Черноморец. После разгрома у станции Глубокой прошло три недели и вот, мы в столице Всевеликого Войска Донского. Впрочем, расскажу обо всем по порядку.

Той злосчастной ночью Греков спас нас и иначе, чем чудом, его появление не назовешь. Хотя, может быть, что это была некая закономерность. В отряде Белого Дьявола люди были обучены слабо, все же вчерашние семинаристы, и еще на подходе к Глубокой он столкнулся с одним из конных красногвардейских отрядов. Вражеские конники смогли его обойти, и отрезали партизанам все пути к отступлению. Как итог, отряд кубанца без боя отошел на север, к горе Почтарка, и вчерашние пехотинцы, только несколько дней как взгромоздившиеся на лошадей, догнать его не смогли.

Оторвавшись от преследователей и переночевав в Сибилевском хуторе, отряд Грекова перешел на левый берег реки Глубокая и, не зная, как прошел бой за станцию, решил вернуться к тому месту, откуда должен был наступать отряд Чернецова. После полудня он был на северовосточных высотах, обнаружил свежие стреляные гильзы от орудия и наши следы. Задерживаться возле станции грековцы не стали и пошли вслед за нами, но вскоре, они услышали шум нашего с голубовцами сражения и заметили вражеские разъезды. Партизаны затаились в одном из оврагов, которых вокруг было предостаточно, и ждали наступления темноты. Как только сумерки окутали степь, они пошли на прорыв к Каменской, и напоролись на меня с Чернецовым, да окруживших нас голубовских предателей.

Наших преследователей порубали вмиг, но двое все же ушли. Ночь. Степь. Овраги. Спускается легкий мороз. Незнакомая местность и на пути к Каменской полтысячи враждебно настроенных казаков. Гдето впереди отдаленные крики, звучат одиночные выстрелы, мелькают огни, а на железнодорожном полотне справа пыхтит паровоз. Думать особо некогда и Греков поворачивает своих партизан на восток.

Обходя овраги, скачем часов до четырех утра, и оказываемся неподалеку от станицы Калитвенской, родного поселения полковника Чернецова. К людям не выходим, и останавливаемся на привал километрах в двух от станицы, у тихой речной заводи Северского Донца. Полковника снимают с лошади и кладут на попону. Молоденький фельдшер из отряда Грекова, сноровисто разводит костер, ставит рядом котелок с водой и готовит иглы для зашивания ран. Пока он готовится к операции, я занят тем, что разминаю затекшие кисти рук нашего командира. Проходит какоето время, и он приходит в себя.

Где отряд? еле слышно шепчет он.

Ушел к Каменской.

Кто еще с нами?

Из нашего отряда никого.

А люди вокруг?

Это Греков со своими.

На мгновение полковник замолкает, судорожно сглатывает, а я подношу к его губам предусмотрительно протянутую фельдшером флягу с уже подогретой водой. Полковник делает пару глотков и задает еще один вопрос:

Где мы?

В двух километрах от Калитвенской.

Слева или справа?

Справа.

Отлежаться надо... там, на окраине станицы... дом стоит... крыша черепичная... дядька мой живет... он не сдаст и укроет.

Чернецов снова теряет сознание, а я, сам себе говорю:

Понял, командир.

Вскоре фельдшер начинает свою работу, отдирает запекшуюся тряпку, которую я наложил полковнику на рассеченный бок, промывает рану и начинает латать дыру в теле Чернецова. Дело свое он знает хорошо и уже через пятнадцать минут, операция в полевых условиях окончена. Так и не пришедшего в себя полковника, грузят на закрепленную меж двух коней попону, и я объясняю Грекову, что еще одного перехода командир не выдержит и его необходимо спрятать у людей.

Рассвет уже недалек, время поджимает, и десяток всадников широким наметом вдоль речного берега идет к Калитвенской. Дом с черепичной крышей находим не сразу, солнышко только показывается изза горизонта и еще не развиднелось. Однако один из партизан все же находит дом Чернецовского родственника и, зайдя с огорода, под лай двух здоровых дворовых псов, которые сидят на цепи, я стучусь в небольшое окошко.

Первое что слышу, это шум передергиваемого затвора. Сам хватаюсь за пистолет, потертый "наган", обменянный у грековцев на "маузер", и слышу скрипучий голос:

Кого там черти принесли?

Я от Василя.

Какого Василя?

Чернецова.

Ох, ты... в доме чтото с грохотом падает на пол, открывается входная дверь и передо мной стоит невысокого роста встревоженный пожилой человек в одном нижнем белье, накинутом на плечи полушубке и с карабином в руках. Что случилось?

Ранен он, сейчас без сознания, но говорил, что у вас можно пересидеть.

Он далеко?

Нет, за огородом.

Что с огорода зашел, то правильно. Тяни его во флигель, двоюродный дядька Чернецова, которого, как я позже узнал, звали Ефим, указал на небольшую постройку во дворе.

Сказаносделано, с помощью партизан затянул полковника во флигелек, где уже топилась печка, распрощался с Грековым, помог Ефиму замести следы подков у плетня, и так началась наша подпольная жизнь. Ночь во флигеле, а день в подвале, и так две недели подряд. Как нас никто не обнаружил, до сих пор удивляюсь, а с другой стороны, если в Калитвенской все, как и у нас в Терновской, то своих, а Чернецов был именно из таких, не сдадут, и здесь не важно, за кого ты воюешь. По крайней мере, на начало Гражданской войны, дела обстояли именно так.

Полковник шел на поправку быстро. Все же здоровья в нем было много, на вторые сутки уже болееменее оклемался и перестал терять сознание, на пятые уже сидел и самостоятельно ел, а на десятые, когда пришло известие о самоубийстве атамана Каледина, решившего, что своей смертью он сможет отвести от родной земли беду, ходил и рвался в бой. Пришлось серьезно переговорить с ним, благо, времени свободного предостаточно, и объяснить, что спешка сейчас не нужна, а необходимо привести себя в нормальное состояние и только потом в драку кидаться. Чернецов внял, тем более что и Ефим меня поддержал, а потому, согласился выделить на свое лечение еще неделю. Однако 6го февраля, в станицу приехали агитаторы, казаки из 17го Донского полка, толкали на станичной площади речи и раздавали прокламации. Одна из этих бумаг, датированная 25м января, через Чернецовского дядьку, попала и к нам. Полковник прочитал ее, посмурнел, завелся и засобирался в дорогу, а мне, оставалось только принять его решение и последовать за ним. Текст прокламации, дабы были понятны настроения и резоны пробольшевистски настроенных голубовцев, привожу ниже:

"Долой гражданскую войну с берегов Дона".

(Обращение полкового комитета 32го Донского казачьего полка).

Граждане казаки УстьМедведицкого, Хоперского и Донецких округов!!!

1. Пробил час, когда мы должны исправить страшную ошибку, содеянную нашими делегатами на Войсковом Кругу!..

Эта ошибка стоила многих тысяч человеческих жизней, и если мы теперь же не станем на путь ее немедленного исправления, то прольются еще потоки человеческой крови и десятки тысяч человеческих тел покроют наши родные степи!.. И вместо благословения земля наша пошлет нам проклятие!..

За кого?!. За что?!.

Всмотритесь вокруг: война на внешнем фронте умирает, а сыны ваши и внуки стоят мобилизованными, вместо того чтобы налаживать плуги и бороны ввиду приближающейся весны. Хозяйства рушатся, и страшный призрак голода грядет в наши хаты. Бумажных денег у нас много, но какая им ценность?! На что они нужны?!

Жизнь в стране замерла окончательно изза гражданской братоубийственной войны, цель которой от вас скрыта и не для всех понятна.

Так вот, всему этому нужно положить конец, теперь же, в феврале месяце, чтобы с наступлением весны на Дону настал мир и тишина и вольный пахарь гражданин, забросив далеко оружие истребления человека человеком, обратился бы к делу, которое благословил Бог.

Горячие лучи весеннего солнца, и веселая звонкая песнь жаворонка этого вечного спутника пахаря смягчат душу его, на которой так много невольных грехов братоубийства, совершенных в эту проклятую войну в угоду помещикам, капиталистам, генералам, дворянам и учителям, проповедникам "мира и любви" попам. Да не обидятся они на нас за это: бревно это давно у них в глазу!..

2. Отцы и деды, потомки когдато свободолюбивого и вольного Дона! Ваши сыны и внуки 3го, 15, 17, 20, 32, 34, 37, 49 и 51го Донских казачьих полков, сыны и внуки 3го батальона и других частей вернулись с полей брани в родные хаты, но что они нашли?!

Не мир и тишину, а брань, горшую, чем пережили на фронте.

Все они в один голос кричат: "Долой генерала Каледина, его помощника Богаевского, членов Войскового правительства Агеева, Елатонцева, Полякова, Игумнова и других!!" Долой контрреволюционное Войсковое правительство!..

Отцы и деды!.. Разве вам этих тысяч голосов ваших сыновей и внуков мало?!

Тогда позвольте спросить вас с кем вы собираетесь жить и доживать свой век?.. С теми, кто по крови вам родной, или с генералом Калединым, его товарищем Богаевским, которым вы нужны, как глухому обедня?..

3. Чтобы понятен был вам голос ваших детей, нам придется начать с того, что дети ваши давным давно знают, а потому и кричат.

Вы слыхали о социалистах?.. Нет?!

Так мы вам расскажем простым языком.

Социалистами называются последователи социализма.

А что такое социализм спросите вы?..

Слушайте!.. Социализм это политикоэкономическое учение, которое направлено против современного капиталистического строя и проповедует, чтобы средства и орудия производства находились в общем пользовании рабочего класса, а не в руках лишь немногих капиталистов, благодаря чему было бы достигнуто более равномерное распределение продуктов труда между населением. В общих чертах учение социализма заключается в следующем: социализм находит несправедливым, что одни люди обладают богатством, другие же ничего не имеют и должны тяжелым трудом добывать себе средства к жизни. (Не подумайте, что пять пар быков богатство!.. Это богатство трудовое и не о нем тут речь.) Социализм не допускает совершенно частного владения землей и капиталом, но предоставляет каждому свободное владение и распоряжение жилищем, продуктами и т.п. Социализм считает, что только благодаря частной собственности являются люди, обладающие большими капиталами. Поэтому, чтобы устранить это явление, социализм и требует отмены частной собственности. Вообще социализм стремится к добру, совершенству, прогрессу, равенству; он ищет преобладания правосудия, разума, свободы.

Принимая слово социализм в значении улучшения современного общества, называют социалистами всех, кто думает о счастье человечества.

Граждане казаки!.. Мы все социалисты, но лишь не понимаем этого, не хочем, по упорству, понять. Разве Христос, учение которого мы исповедуем, не думал о счастье человечества? Не за это ли счастье он умер на Кресте?..

Итак, мы думаем, что слова социализм и социалист вам теперь понятны!

Социалисты, как и верующие во Христа, разделяются на много толков или партий.

Есть трудовая народносоциалистическая партия.

Есть партия социалистовреволюционеров, делящаяся в свою очередь на правых и левых.

Есть партия социалдемократическая, делящаяся на две основных ветви: меньшевиков и большевиков.

Что же это такое, спросите вы? Одному Богу молятся, а поразделились.

Совершенно верно молятся одному Богу, но веруют поразному.

Помните одно: конечною целью всех этих партий является переустройство общества на таких началах, каких требует социализм.

Вот к этойто конечной цели партии идут различными дорогами.

Например. Партия народных социалистов говорит, что и землю, и волю, и права народу окончательно мы дадим через 50 лет.

Партия правых социалистовреволюционеров говорит: а мы все это дадим народу через 35 лет.

Партия левых социалистовреволюционеров говорит: а мы дадим все это народу через 20 лет.

Партия социалдемократовменьшевиков говорит: а мы дадим народу все это через 10 лет.

А партия социалдемократовбольшевиков говорит: убирайтесь все вы со своими посулами ко всем чертям. И земля, и воля, и права, и власть народу ныне же, но не завтра и не через 10, 20, 35 и 50 лет!..

Все трудовому народу, и все теперь же!..

Ой!! До чего мы незаметно для себя договорились?! До большевиков... И поползли мурашки по телу, от пяток до головы, но не у нас, а у помещиков и капиталистов и их защитников генерала Каледина, Богаевского, Агеева и всего Войскового правительства.

Ведь большевики все у них отнимают и отдают народу, а им говорят довольно праздно жить, веселиться, да по заграницам жир развозить, а пожалуйтека трудиться и в поте лица хлебец добывать.

Итак, еще раз: большевики требуют немедленной передачи земли, воли, прав и власти трудовому народу. Они не признают постепенного проведения в жизнь своих требований, сообразно с условиями данного момента. Они не признают также никакого единения с остальными партиями, особенно с буржуазными. Они во всех своих действиях крайне прямолинейны и не признают даже самых незначительных изменений в своих программах.

4. Граждане казаки! Как же мы теперь должны посмотреть на создавшееся положение на Дону.

Просто и с открытыми глазами.

Все генералы, лишившиеся власти; помещики, у которых социализм отбирает землю; капиталисты, у которых социализм отнимает капиталы; фабриканты, у которых социализм отнимает фабрики и заводы и передает рабочему классу; все буржуи, которых социализм лишает праздной и веселой жизни, все они сбежались к генералу Каледину, его товарищу Богаевскому и к нашему Войсковому правительству.

Этот генералкадет, а может быть, и монархист, изменил интересам трудового народа и стал на сторону капиталистов и помещиков и хочет, нашими казацкими головушками спасти положение помещичьебуржуазного класса. Вот где кроется причина гражданской войны!

Довольно обмана! Довольно насмешек над нами казаками!

Почва под ногами генерала Каледина, его товарища Богаевского и всего Войскового правительства зашаталась. Им не удалось обмануть фронтовиков!

Уже в станицах УстьМедведицкой, Каменской, Урюпинской и селе Михайловка образовались военнореволюционные комитеты, не признающие власти генерала Каледина и Войскового правительства и требующие их полной отставки.

Не за горами выборы новых делегатов на Большой Войсковой Круг.

Граждане станичники! Не обманитесь на этот раз и пошлите строить жизнь на Дону истинных борцов за интересы трудового народа, а не тех, что ездили в Новочеркасск слушать "верховного жреца" "соловья" Богаевского, "полубога" Каледина да хитреца Агеева. За новую ошибку мы уже не расплатимся и того векселя, что подписал генерал Каледин кровью тысяч рабочих, с нас довольно!..

Долой гражданскую воину с берегов Дона вместе с ее вдохновителями генералом Калединым, его товарищем Богаевским и златоустом Агеевым!!!

Полковой комитет 32го Донского казачьего полка.

Такие вот резоны выдвигали переметнувшиеся к большевикам казаки. Как все просто, выгнать с Дона Корнилова с добровольцами, скинуть Каледина с его правительством, собрать свой Войсковой Круг, да и жить счастливо, землю пахать и хлебушек растить. Наивный народ, и тогда, после прочтения этой прокламации, меня занимало несколько вопросов. Что с этими казаками будет, если большевики все же победят? Как скоро они поймут, что их обманули? Что они будут делать, подчинятся комиссарам, которые придут у них землю и нажитое добро отбирать или, как мы, попробуют сопротивляться? Пока, на это ответа нет, но думаю, что время, все само по своим местам расставит.

Станицу Калитвенскую мы с Чернецовым покинули только ранним утром 8го февраля, необходимо было подготовиться к дороге, добыть коней и хоть какойто документ справить. Лошади, которых нам выделил Ефим, шли бодро, и уже 11го числа, останавливаясь на постой в малолюдных хуторах и, обходя стороной идущие между добровольцами и Красной Гвардией бои, мы были в пяти верстах от Персиановки. Здесь столкнулись с конным разъездом красной конницы, и в бой с ними вступать не стали. Все же две наши винтовки и пистолеты, против семи врагов, которые могут вызвать подмогу, не играли, а потому, отвернули в сторону, и в Новочеркасск добрались только сегодня утром.

На выезде из города, нам навстречу торопливо скакали несколько справных казаков, и Чернецов окликнул одного из них:

Сиволобов постой.

Передовой всадник на мощном вороном жеребце, плотный и широкоплечий бородач, остановился, повернулся к нам, вгляделся в лицо полковника и, недоуменно, даже, както растерянно, выдохнул:

Чернецов...

Что, не узнал? усмехнулся Чернецов.

Да, мудрено тебя узнать, бородатый, худой, лицо серое и кособочишься.

Ранение...

А говорили, что ты в плен попал, а потом погиб, а потом про то, что ты жив, и снова про смерть. В общем, не обессудь, господин полковник, но мы тебя уже похоронили.

Значит, долго жить буду.

Дайто тебе Бог, нам тебя сильно не хватало, а после смерти Алексея Максимовича, здесь совсем все плохо. Добровольцы уходят, и сейчас их арьергард через Аксайскую переправу на левый берег идет. Многие из наших казаков за ними следуют, а атаман Назаров ничего сам сделать не может, не хватает ему силы, чтоб правительство и войска в кулаке удержать. Никто на себя ответственность брать не желает, и наши бравые офицеры бегут на Кубань, надеются, что там их пригреют и помощь окажут. Сейчас, видишь, Сиволобов кивнул на свое сопровождение, к голубовцам на переговоры еду. Уж лучше пусть они в город войдут, чем красногвардейцы, а то, слишком многие уйти не успели и раненых по госпиталям много.

Вот оно, значит, как, нахмурился полковник и спросил: А мой отряд где?

С добровольцами ушел, но несколько человек еще в юнкерском училище, помогают артиллеристам орудия увозить.

Где сейчас Назаров и правительство?

Министры почти все разбежались, а Назаров с председателем Волошиновым, где ему и положено, в штабе походного атамана, Войсковой Круг собирает.

Что же, все ясно. Ты можешь одного из казаков послать к Назарову и сообщить, что я готов принять руководство обороной города на себя? Находиться буду через дорогу, в здании юнкерского училища.

Да, я сам с такой новостью поспешу, Сиволобов услышанному известию был искренне рад, и на лице его появилась широкая улыбка.

Нет, ты поезжай к Голубову и время потяни, обещай, что хочешь, сули любые блага и посты, но отыграй хотя бы несколько часов. Как понял?

Понятно, постараюсь потянуть время. Разрешите исполнять, господин полковник? Сиволобов молодцевато вытянулся в седле.

Исполняйте, есаул, четко козырнул ему полковник.

К штабу походного атамана с известием о возвращении Чернецова направился казак, а мы следом, к училищу, где ранее квартировали партизаны и где сейчас, хотел устроить сборный пункт и штаб обороной города полковник.

И вот, мы на широком дворе Новочеркасского училища, и застаем здесь полную неразбериху и разброд. Плачут какието женщины, видимо, матери, провожающие своих сыновей в поход, который позже назовут Ледяным. Ктото тянет котомки, ржут лошади, несколько человек ругаются у разбитого полевого орудия, и кто всем этим бедламом руководит, не понятно.

Чернецов оглядывает это действо, приподнимается на стременах и громко, как если бы принимал парад, а не находился при бегстве войск, командует:

Смирно!

На миг, все замирает и около сотни людей, находящихся во дворе, смотрят на нас как на сумасшедших. Наконец, появляется пожилой и прихрамывающий на левую ногу прапорщик, от общей массы он делает два шага вперед и спрашивает:

Кто такие?

Я полковник Чернецов.

Брешешь, говорит прапорщик, поворачивается к нам спиной, и устало машет рукой: Больной человек, видать, рассудком повредился.

Однако, из толпы вылезает худенький юноша в не по росту большой солдатской шинели и винтовкой за плечами. Он бежит к нам, метра за четыре резко останавливается, делает три четких строевых шага, вытягивается и докладывает:

Господин полковник, рядовой 1й сотни Чернецовского партизанского отряда Гольдман.

Вольно, бросает Чернецов и спрашивает паренька: Кто еще из наших здесь?

В училище десять человек 1й сотни и трое из офицерской полуроты.

Всех сюда.

Есть!

Гольдман уносится в здание учебного корпуса, а позади нас раздается спокойный и уверенный голос:

Полковник Чернецов?

Командир оборачивается и спрыгивает с седла, я следом. Перед нами среднего роста статный мужчина с волевым лицом, одетый в шинель с погонами генералмайора. Видимо, это нынешний войсковой атаман Анатолий Михайлович Назаров, бывший командир 8й Донской казачьей дивизии.

Так точно! браво отвечает на вопрос атамана Чернецов.

Мне донесли, что вы готовы возглавить оборону города. Это правда?

Да.

Вы сможете отстоять город?

Отстоять нет, господин войсковой атаман, но на несколько дней задержать противника и дать возможность эвакуировать людей, жизни которых под угрозой, смогу.

Что же, ответ честный. С этого момента, вы руководите обороной города, а соответствующий документ, подтверждающий ваши полномочия, будет готов в течении получаса.

Разрешите приступить к исполнению своих обязанностей?

Приступайте, в глазах Назарова мелькнула веселая искорка, и он, резко развернувшись, направился в штаб походного атамана.

Глава 9

Новочеркасск. Февраль 1918 года.

К обороне города Войсковой Круг готовился, начиная еще с шестого февраля. В тот день было принято несколько правильных и волевых постановлений, которые могли бы исправить то положение дел, которое сложилась после ухода из жизни Каледина и окончательного решения генерала Корнилова покинуть Дон. Первое защищать территорию Войска Донского до последней капли крови. Второе Войсковой Круг, в связи с тем, что Донское правительство калединского созыва сбежало из столицы, объявляет себя верховной властью. Третье Войсковой атаман наделяется всей полнотой власти. Четвертое начинается немедленное формирование боевых дружин, а во всех станицах, атаманам поселений предписывалось немедленно арестовать всех большевистских агитаторов и предать их суду военного времени. Пятое все работающие на оборону, объявлялись мобилизованными. Шестое все боевые дружины должны немедленно направляться на фронт. Седьмое до разрешения ситуации с наступлением большевиков войсковым атаманом должен остаться генералмайор Назаров. Восьмое учрежденные военные суды должны немедленно приступить к своим обязанностям.

Решения верные и казаки на призыв оборонить свою столицу откликнулись, вот только один Войсковой Круг и Назаров, не могли полностью взять ситуацию под контроль, поскольку вся администрация столицы оставалась старая. И складывалась странная ситуация, казаки из отдаленных левобережных станиц и молодежь приходят на запись в отряды, а чиновники им говорят, что все бесполезно и идите по домам, все равно Новочеркасск не удержать и столица скоро падет. Что это, как не предательство?

Кроме того, многие горожане ждали большевиков как освободителей, и люди, хотевшие отстоять Новочеркасск, видя это, задавали себе вопрос, зачем они сюда прибыли, если не нужны, и покидали город. В дополнение к имеющимся у казаков силам, сквозь вражеские заслоны, под командой войскового старшины Тацина, пробился 6й Донской казачий полк, наконецто, вернувшийся с западного фронта. Полк боевой и был готов биться с красными насмерть, но казаков распустили по городу на отдых, они посмотрели на все происходящее, послушали говорунов с горлопанами, собрались, да и подались по родным станицам. В этом случае, проявилось головотяпство и нераспорядительность походного атамана Попова.

Кстати, про генерала Попова. Этот, вообще, отдал казакам, все еще продолжающим оборонять город, приказ бросить все и отходить в степь. Мол, красные придут, устроят бойню, казаки и горожане все осознают, и тогда он со своим отрядом вернется. Мы разминулись с ним всего на десять минут. Именно в Новочеркасском училище он собирал тех, кто хотел или должен был уйти с ним и, не дождавшись всех отрядов, направился в степь. Что сказать по этому поводу? С одной стороны походный атаман прав, но бросать в городе раненых и гражданских лиц, которых красногвардейцы не пощадят, по меньшей мере, подло. Да, про что говорить, если даже стоящих во многих присутственных местах и на страже интендантских складов караульных, никто не предупредил о том, что они могут покинуть пост.

В общем, на момент принятия Чернецовым обязанности оборонять столицу, в городе царила неразбериха и хаос. Гдето на окраинах шла стрельба, к Дону тянулись беженцы и отступающие добровольцы, ктото в панике собирал вещи, а ктото шил красный флаг и, глядя в спины спасающих свои жизни людей, презрительно ухмылялся. В штабах все вверх дном, на полу валяются секретные бумаги, в топках горит переписка, а по некоторым комнатам уже шныряют мародеры. Каждый предоставлен сам себе, в душах смятение, а в головах туман.

Кажется, что все, не отстоять нам Новочеркасска, не выдержать натиска красногвардейцев и голубовцев, но тут вступает в силу фактор личности, разумеется, я говорю про полковника Чернецова, популярность и слава которого среди казаков, не знает границ. Многие говорили, что в нем воплотился сам воинственный дух донского казачества, что это второй Степан Разин и Платов, а генералы из окружения Корнилова, между собой, называли его донским Иваномцаревичем, героем без страха и упрека. Я долгое время был с ним рядом и могу сказать, что все это правда. Да, Чернецов герой и в этом сомнений нет никаких, и у нас такой лидер только один. Он не боится принимать решения, тонко чувствует ситуацию, не знает страха и осознает себя неразрывно связанным с судьбой своего народа. Он кровь от крови казак, и плоть от плоти, потомственный воин степных просторов, который некогда обещал Каледину, что пока он жив, Дон будет свободным, и именно поэтому, Чернецов станет драться до конца, и намерен цепляться за каждый кусочек родной ему земли.

Первое, что полковник сделал, после посещения юнкерского училища войсковым атаманом Назаровым, выстроил во дворе всех оставшихся в городе партизан своего отряда, среди которых были Мишка и Демушкин, прошелся вдоль строя и каждому пожал руку, молча и без всяких высокопарных слов. После чего, Демушкин и один из партизан 1й сотни были посланы на левый берег, в расположение основных сил отряда, уходящих с добровольцами. Их задача, известить не только чернецовцев, но и всех казаков, что полковник снова в деле, и будет оборонять столицу. Все остальные, кроме двух прапорщиков, с тем же самым поручением разбегаются по Новочеркасску. Задача этих посыльных, собрать всех, кто готов сражаться с большевиками, в училище, где из них будут формироваться боевые подразделения, и посмотреть, что и где уцелело из вооружения. Остающиеся прапорщики должны принимать будущих городских защитников, распределять их по отрядам, вести учет бойцов и оружия.

Партизаны отправляются в город, а мы с Чернецовым переходим через дорогу и оказываемся в штабе походного атамана, откуда выходит председатель Войскового Круга Волошинов, который намерен идти крестным ходом к собору. По мне, так лучше бы делом занялся, но с другой стороны, не мешает, да и ладно. В штабе Чернецов получает документ о том, что в городе он теперь самый главный, и мы узнаем, о силах противника и о том, кто же еще продолжает сражаться на нашей стороне.

Против нас наступает четыре вражеских отряда. Конечно же, это незабвенный товарищ Саблин, и это около тысячи штыков, десять пулеметов и пять орудий. За ним старый враг Чернецова Петров, у которого три тысячи штыков, сорок пулеметов и девять орудий. Невдалеке от этих двух, третий стоит, Сиверс, и с ним две тысячи штыков, четыреста сабель из недавно подошедшей с Украины 4й кавалерийской дивизии, сорок пулеметов и шесть орудий. И как довесок к большевикам, со стороны станицы Бессергеневской, Голубов с подразделениями 10, 27, 28, 44 и Атаманского полков, всего семьсот казаков, полтора десятка пулеметов и три орудия. В общей сложности, против столицы Войска Донского шесть тысяч штыков, тысяча сто сабель, 23 орудия, около сотни пулеметов, три бронепоезда в районе Ростова и один за Персиановкой.

Сказать нечего сила против нас немалая, а защищает город только несколько небольших отрядов. С запада, в Аксайской стоит полковник Краснянский и с ним полсотни казаков. На востоке есаул Бобров, так же, пятьдесят казаков и десять стариков из Аксайской дружины. В Персиановке уже никого, генералмайор Мамантов со своим отрядом ушел вслед за Поповым, но наступления красных на этом направлении пока нет, поскольку прикрывающий отход основных сил есаул гвардии Карпов, так лихо бил врага из пулемета, что враги отступили и, не смотря на гибель храбреца, все еще стояли на месте. На севере города держится группа Упорникова и с ним около сотни казаков 7го Донского полка, но он тоже имеет приказ на отход, и сколько продержится, неизвестно. На этом все, и остальные защитники города, которых было около двух тысяч, растворились в неизвестном направлении.

Помимо всего этого, в штабе мы узнали еще две новости. Первая заключалась в том, что весь золотой запас Государственного Казначейства, хранящийся в Новочеркасске, так до сих пор и не вывезен. В неразберихе и суматохе сегодняшнего дня, про него попросту забыли, а это, более четырех миллионов золотых рублей, которые могли бы достаться большевикам. Как так случилось, не очень понятно, но мне думается, что произошло то же самое, что и всегда, не нашлось человека, который взял бы ответственность за золото на себя. Вторая новость была иного рода, оказалось, что телеграф и телефон работают, как и прежде, и имеется связь с Ростовом, где в "ПаласОтеле" заседает товарищ Сиверс со своими командирами. Можно было бы обрубить всю связь, но телефонисты занимали нейтралитет, общались между собой и давали ценные сведения о противнике обоим противоборствующим сторонам, так что если их даже большевики не трогают, то и мы не станем.

В штабе берем подробные карты района ведения боевых действий и собираемся покинуть здание, но в училище направились не сразу. Из комнаты связи на первом этаже, выскочил растерянный человек и сказал, что на телефоне какойто штаб Донской Социалистической армии и некий Сиверс требует самого главного царского недобитка. Чернецов вошел в комнату, взял трубку телефона и произнес:

Командующий обороной Новочеркасска полковник Чернецов на связи.

Рядом с телефоном лежала подключенная к аппарату дополнительная трубка и я, отложив карты в сторону, взял ее и услышал занимательный разговор. В трубке треск, щелчки и молодой развязный голос:

Командующий Донской Социалистической армией Сиверс у аппарата.

Что вы хотите, бывший прапорщик?

Хочу сказать, что ваша песня спета и вскоре, мы будем плевать на ваши трупы, будет драть ваших баб, а на всех деревьях вешать попов, помещиков и офицеров. Сдавайтесь, царские недобитки и, тогда, может быть, смерть ваша будет легкой и быстрой.

Полковник рассмеялся и ответил:

Эээ, да ты, никак, выпимши, товарищ Сиверс, и решил покуражиться. Знаю, что бесполезно тебе чтото говорить, но я скажу. Ваш поход окончится неудачей, и вас сметут с этой земли, а потому, все ваши революционные войска должны немедленно сложить оружие, покинуть Ростов и уйти туда, откуда они пришли. Ты же и все твои комиссары, должны явиться ко мне как заложники. Гарантирую, что суд будет справедливым, учтет вашу добровольную сдачу и назначит вам только тюремное заключение. Как видишь, мы более милосердны, чем вы. В случае не выполнения моих требований, пуля в лоб и поганое посмертие, тебе и твоим товарищам сейчас, а вашим правителям Бронштейнам и Нахамсонам, чутка попозже.

Да, тыыы... как ты смеешь, морда белогвардейская... раздался в трубке пьяный рев, и Чернецов, бросив трубку, усмехнулся и кивнул в сторону выхода.

Как я позже узнал, Сиверс звонил еще несколько раз, затем его сменил какойто революционный матрос Мокроусов, и так продолжалось до тех пор, пока на телефон не сел знаменитый в офицерской среде старый гвардеец и великий матерщинник подполковник Бекетов. Он долго разговаривал с красными командирами, видимо, объяснял им смысл жизни и теорию Дарвина, и был так убедителен, что спустя несколько минут связь прервалась и звонки прекратились.

За время нашего сорокаминутного отсутствия, во дворе юнкерского училища произошли разительные изменения. Все гражданские исчезли, добровольцы со своим обозом ушли, а возле входа в учебный корпус стояло около сотни вооруженных молодых парней. Как выяснилось это бойцы из 2й и 3й рот Студенческой дружины, которую вчера распустили по домам. С ними бывший командир Атаманского юнкерского конвоя есаул Слюсарев. Он временно принял командование студентами и, получив от Чернецова задачу удержать Персиановку, отправляется на свой боевой участок.

Только студенты, которые выглядят бодро и боевито, покидают двор, как в него вваливаются около трехсот вооруженных мужчин, как правило, все люди в возрасте и солидные. Это Новочеркасская дружина, которой приказали покинуть столицу, но которая, дойдя до Старочеркасской, еще не зная, что принято решение оборонять город, самовольно вернулась обратно. Дружинники отправляются в Хотунок, где в это время идет сильная перестрелка, и пока во дворе пусто, мы с Чернецовым оборудуем в одном из учебных классов свой штаб. Пока сдвигаем парты и расчищаем место под карты, полковник нарезает задачу уже мне. У нас нет сведущего штабиста, и я должен по мере сил выполнять его обязанности, наносить на карту сведения о противнике и наших силах, вести учет бойцов и все время быть неподалеку. В общем, сам для себя свои функции, я определил как порученец, начальник штаба и телохранитель, в одном лице.

К полудню вернулись почти все чернецовцы, которые были посланы в город, и появились конкретные цифры по имеющимся у нас силам и запасам вооружения. Как оказалось, в столице осталось несколько тысяч офицеров и около двух тысяч казаков из станиц, и если хотя бы треть из этого числа встанет в строй, то это будет сила, которую так просто не подавить. По вооружениям, картинка складывалась странная, в штабе походного атамана говорили, что ничего нет, а что было, все увезено добровольцами. Однако у добровольцев только четыреста повозок, треть из них забита ранеными, треть продовольствием, боеприпасами и армейской казной, а остальные частным барахлом чиновников и офицерских семей. Много ли дополнительного груза они смогли с собой забрать? Нет. Так мы думали и так, оно оказалось на самом деле. Боеприпасов и оружия в Новочеркасске оказалось столько, что можно было одну, а может быть, что даже и две полнокровные дивизии вооружить. По крайней мере, винтовок хватало с избытком, да и ручных пулеметов самых разных систем было немало. Покойный Алексей Максимович, царствия ему небесного, много запасов сделал, и сейчас, все что он готовил к войне с большевиками, должно было, нам пригодиться.

К двум часам дня из остатков разных частей и подразделений удалось сформировать третий боевой отряд. В него вошли охраняющие Войсковой Круг офицеры Гнилорыбова, десять охранников Атаманского дворца из отряда Каргальского, восемь офицеров из распавшейся группы полковника Ляхова, около сотни казацкой молодежи и отряд полковника Биркина, целых двадцать человек во главе с самим командиром подразделения. Полковник Биркин возглавил эту сводную боевую группу и отправился оборонять западный сектор, где со стороны Ростова должны были наступать отряды красногвардейцев, но почемуто не наступали. Может быть, по примеру своего командующего культурно отдыхали? Скорее всего, но знать этого наверняка мы не могли, а потому, старались прикрыть город и с этого направления.

Малопомалу, слухи множились, разносились по городу и к Новочеркасскому училищу, стекалось все больше людей, готовых не драпать, а воевать, и так, вскоре появился тот, кому я смог передать карты и должность главного штабиста. Им оказался 2й генералквартирмейстер из штаба походного атамана генералмайор Поляков, которого, как и многих других, попросту "забыли" предупредить о том, что надо покинуть город. С радостью и облегчением я передал ему все свои записи и получил первое за этот день, нормальное боевое задание, в сопровождении нескольких артиллеристов и десятка конных казаков, промчаться в сторону вокзала, где в бесхозном состоянии находятся три полевых орудия. Кто их там оставил и почему, пока не известно, но эти орудия срочно нужны в Кривянке, в которую послан четвертый боевой отряд и которую атакуют основные силы голубовцев, все же не поверивших словам есаула Сиволапова о скорой и бескровной сдаче столицы.

Дабы собраться, накинуть на плечи новенькую офицерскую шинель и прицепить шашку, добытую в училищной оружейной комнате, много времени не надо и вскоре мы мчимся по городским улочкам. В некоторых местах безлюдно, а в других, наоборот, не протолкнуться. Ктото все еще бежит в сторону Дона, а ктото песни поет, причем в одном месте звучит старый гимн из царских времен, а в другом Марсельезу затягивают. И это что, то ли дело на Платовском проспекте, где вообще не пройти. Масса людей с иконами идет к Собору, где Волошинов и пока еще не сбежавшие донские политики, совместно с местными священниками, призывают на головы большевиков все кары небесные и сулят им суд земной. Как ни посмотри на это все со стороны, а полнейший бардак.

Вскоре наш небольшой отряд достигает вокзала и здесь, на площади, мы находим три совершенно целых полевых орудия, обычные трехдюймовки образца 1902го года. Рядом зарядные ящики, конская упряжь и снаряды, как правило, со шрапнельными зарядами. Все хорошо, только вот лошадей нет, думаем, запрягать своих, но появляются те, кто эти орудия здесь оставил, два десятка людей на лошадях без седел. Как оказалось, смешанное подразделение, половина казаки, а половина добровольцы, дрались храбро и на отлично, но поступил приказ срочно отступать и, бросив орудия, они направились к переправе. Однако на реке встретили наших посыльных и, почти полным составом, решили вернуться.

Спустя час, орудия и усилившийся за счет случайных людей до трех десятков конников отряд, в котором я, неожиданно для себя, стал командиром, прибыл на восточную околицу Кривянки. Здесь находится 2я партизанская сотня из отряда войскового старшины Семилетова, около сорока десятков бойцов, последняя часть, которая прикрывала Аксайскую переправу, кроме них сформированный Чернецовым четвертый боевой отряд, полторы сотни людей и один пулемет. Против них, по чистому полю вдоль Аксая, не торопясь, как победители, шли полки голубовцев. Они уже привыкли к тому, что они сила, они победители Чернецова, но полковник жив, и теперь они умоются кровью. Вражеские подразделения вытянуты в нитку, наступают ладными сотнями, начинают собираться в лаву, и уверены, что им никто не в состоянии оказать сопротивления, поскольку всех, кого голубовцы сегодня видели, это отступающих семилетовцев.

Двухх! Двухх! Двухх! три белых облачка вспухают в сереющем небе, и шрапнельные заряды разрываются над головами голубовских вояк. Вражеские сотни мечутся по степи, пытаются найти укрытие, но не находят его и новая порция шрапнели накрывает их. Проходит всего минуты три, может быть, что и пять, и враг уже не боеспособен. Конные сотни разлетаются в стороны, а позади наших позиций появляется около семи десятков всадников, которые с криком "ура!", проносятся мимо и летят за голубовцами. Решаю поддержать порыв неизвестных мне казаков, запрыгиваю в седло и, обернувшись к нашим конникам, шашкой, указываю на врага. Все понимают меня очень хорошо, несколько шагов, кони разгоняются, и ветер свистит в ушах.

Полы шинели задираются, шашка опущена клинком вниз, а я, догоняю своего первого противника, молодого и мордастого парня, нахлестывающего нагайкой перепуганного взрывами коня. Приподнимаюсь на стременах и, с потягом рублю его по шее. Назад не оглядываюсь, после такого удара не выживают, и выхожу на следующего врага, кряжистого рябоватого казака с глазами навыкате. Мой противник готов драться, в его руках такая же офицерская шашка, как и у меня, и в бою он не новичок. Размен ударами и кони разносят нас в стороны. Поворот. Вокруг уже кипит кровавая сеча, и не все голубовцы готовы стоять до конца как тот рябоватый казак, что снова мчит на меня. Удар! Удар! Удар! Шашки скрещиваются, а кони цепляются стременами. Какимто хитрым верченым ударом противник ударяет по клинку и от него, мое оружие отлетает в сторону. Казак торжествует, улыбается своими щербатыми зубами, но под шинелью старенький "наган", и я успеваю выхватить его. Если бы рябой ударил сразу, то я не смог бы воспользоваться пистолетом, а так, увидев в моей руке вороненый ствол, он на долю секунды замешкался, и дал мне выстрелить.

Второй мой противник повержен, и падает на промерзшую землю. Прячу "наган", нагибаюсь с седла к низу, подхватываю потерянную шашку и оглядываюсь. Бой близится к концу. Голубовцы еще не разбиты, но понесли серьезные потери и отступили. За ними никто не гонится и не преследует, слишком не велики числом наши силы.

Пора возвращаться, и я криком отзываю конников, которых вел в атаку, назад. В этот момент ко мне подъезжает пожилой казак с шикарнейшими большими усами, одетый в черный офицерский полушубок без знаков различия и высокую лохматую папаху. Это командир того отряда, который первым атаковал красных казаков, и я уже догадываюсь, кто передо мной, ведь таких усов в нашей армии немного.

Подъесаул Черноморец, представляюсь я, послан командующим обороной Новочеркасска, сопроводить артиллерию на Кривянское направление.

Генералмайор Мамантов, отвечает пожилой, узнал о том, что город будут оборонять и вернулся. Со мной восемьдесят конных казаков, а на подходе еще триста спешенных и пять пулеметов. Это, правда, что Чернецов жив и теперь обороной города командует?

Да, так и есть.

Очень хорошо, а то добровольцам подчиняться, никакого интереса нет. Куда бредут, не знают, а планов как у Наполеона.

А что походный атаман Попов, он вернется?

Нет, Попов вместе с войсковой казной и тремя сотнями казаков в Сальские степи пошел, ждать благоприятного момента для возвращения.

Жаль...

Угу, только и ответил генерал.

Под охраной десятка казаков из отряда Мамантова мы вернулись в город. Константин Константинович оглядел улицу, вдоль которой прохаживалось два патруля. Затем посмотрел на здание штаба походного атамана, на училище, и там, и там стояли караулы с ручными пулеметами, удовлетворенно кивнул сам себе головой и, направляясь к Чернецову, пробурчал:

Только утром здесь был, а как все изменилось. Вот что значит, дело в руках настоящего героя, а то, не отстоим, не отстоим. Тоже мне великие военные стратеги...

Глава 10

Новочеркасск. Февраль 1918 года.

Первоначальный план Чернецова на оборону города был рассчитан на то, чтобы продержаться тричетыре дня, эвакуировать из Новочеркасска в левобережные станицы всех людей, которые могли быть подвергнуты репрессиям, и отходить вслед за Поповым в сторону Сальских степей. Однако в связи с его чудесным воскресением и прибытием в столицу, в казачьей среде наблюдался такой патриотический подъем, что становилось понятно Новочеркасск можно удержать не три дня, а как минимум пару недель.

На военном оборонительном совете, состоявшемся в ночь с 12го на 13е февраля, в присутствии войскового атамана Назарова, начальника обороны города Чернецова, начальника его штаба Полякова, начальника восточного участка Мамантова, северного участка Слюсарева и западного участка Биркина, было решено следующее. Город будет обороняться до последнего бойца и все измышления, о его сдаче противнику, будут расцениваться как предательство и караться по законам военного времени. Как следствие такого решения, необходимо было не просто оборонять город силами партизанских сводных боевых групп, но и контролировать его, причем не частично, как это было ранее, а полностью. Значит, надо было издать и претворить в жизнь несколько приказов.

Первым, появился приказ о всеобщей мобилизации всего боеспособного мужского населения. Хотят того люди или нет, а с 13го числа каждый мужчина должен был в течении сорока восьми часов явиться в здание Областного правления и зарегистрироваться. После чего получить назначение на работы или встать в строй полков, которые намечалось разворачивать на базе дружин и отрядов. Не явившиеся на сборные пункты, рассматривались как уклонисты от военной службы и дезертиры, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Вторым приказом, население извещалось о том, что из проверенных войной и преданных казачеству людей, в городе будет сформирована милиция. По сути своей, до снятия осады города это будет главный правоохранительный и карательный орган. Начальником этой организации предстояло стать местному старожилу и уважаемому среди горожан генералу Смирнову, который, до сих пор, находился в столице и покидать ее не собирался.

Третий и четвертый приказы извещали о взятии под контроль всех продовольственных запасов и об организации санитарных частей. В связи с чем, все излишки продовольствия на городских и торговых складах брались под охрану, а людей, сведущих в медицине призывали незамедлительно прибыть в городскую больницу.

Пятый приказ предназначался для станиц, и войсковой атаман объявлял о всеобщей мобилизации всех казаков в возрасте от семнадцати до пятидесяти лет. Казакам предписывалось сколачиваться в отряды под командованием своих атаманов и полковых офицеров, и бить красногвардейцев с изменникамиголубовцами там, где это только возможно. Тем самым, отвлекать силы противника от столицы и способствовать ее скорейшей деблокаде.

Так, всего за несколько часов, были решены самые первостепенные вопросы. Однако было еще коечто, что стоило обсудить, а именно, участие церкви в деле обороны города. Как нам стало известно, в захваченном большевиками Ростове, начались массовые репрессии. Было объявлено о регистрации всех находящихся в городе офицеров, и те, как стадо баранов, сами приходили на убой и являлись в дом купца Парамонова, где размещался штаб РостовоНахичеванского РВК и прибывшие с Сиверсом чекисты. Разумеется, офицеров тут же хватали под белы рученьки и кидали в тюрьму, а что было дальше, понятно любому здравомыслящему человеку, пожалте к стеночке, господа. И ладно, офицеры, но страдали и члены их семей, женщины и дети, а вчера, на воротах храма Преполовения был повешен протоирей Часовников, а по всему городу, уничтожено порядка двадцати священнослужителей. По доходившим к нам обрывочным сведениям и слухам, в течении только одного дня, в Ростове было убито около полутысячи человек.

Война видоизменялась и теперь, вопрос уже шел не о партизанских действиях и отдельных стычках, а о полном уничтожении противника. Кто и кого переборет, не ясно, а православная церковь влияние в обществе имеет огромное, и привлечь ее на свою сторону, было бы очень для нас выгодно, ведь в одном только Новочеркасске более четырехсот священнослужителей. Думали не долго, и постановили, отправить к архиерею Гермогену и архиепископу Донскому и Новочеркасскому Митрофану, которые находились в городе, войскового атамана Назарова, который должен был объяснить им все положение дел и постараться поднять церковь на борьбу с красной чумой.

Расходились уже глубоко за полночь, ночь пролетела быстро, а с утра события понеслись вперед огромными скачками. Серьезных боевых действий на линии обороны города как таковых не было красногвардейцы ограничивались только разведкой и обстрелом городских предместий из орудий, а голубовцы закрепились в Бессергеневской и носа оттуда не казали. Видимо, враги подтягивали к Новочеркасску свои основные силы, и весь этот день у нашего руководства ушел на организационные вопросы.

В полдень, уже отпечатанные приказы Совета Обороны и Войскового Круга были расклеены по городу, и он забурлил. Генерал Смирнов, еще ночью принявший свое назначение, в течении двух часов собрал вокруг себя отряд в сто бойцов и, уже с утра, патрули милиции, разойдясь по Новочеркасску, приступили к ликвидации окопавшихся в столице большевистских ячеек. Поначалу, дела у милиционеров были не очень хороши и люди не везде, отнеслись с пониманием к тому, что они делают. Однако в полдень произошло событие, которое окончательно и бесповоротно склонило симпатии горожан на нашу сторону и попрятавшихся по тайникам и явочным квартирам революционеров, выдавали самые обычные домохозяйки и их соседи. Событие это молебен архиерея Гермогена "о даровании победы" казачьему оружию и всему православному воинству, и его речь перед народом. Я в то время находился неподалеку, спешил на один из интендантских складов, где обнаружились большие запасы неучтенного вещевого довольствия и боеприпасов, проезжал мимо собора, застрял в толпе и часть речи почтенного седовласого старца в черном клобуке и с посохом в руках, услышал лично.

Братья и сестры! правой рукой архиерей вздымал к небу свой посох. В этот грозный и суровый для всего православного люда и нашего возлюбленного Отечества час, когда проклятые безбожники, масоны, сектанты и еретики попирают наши святыни, нам, пастырям Церкви, не гоже стоять в стороне от дел мирских. Святая Русь призывает каждого, кто верует истинно, поднять за нее оружие и встать на защиту слабых. Не время для малодушия и колебаний, не время для того, чтобы молчаливо смотреть на реки крови и слез. Запомните и разнесите по всему городу, что равнодушие есть измена родному Отечеству, и каждый способный противостоять злу, перед людьми и Господом обязан встать на защиту родины. Отстоим, оплот православия Тихий Дон и изгоним бесовские отродья с земли, на которой нет места врагам православного люда и России. Призываю всех и каждого, кто верует в Бога, к оружию, братья и сестры! Положим, души наши и сами жизни ради правды! Благословляю вас на подвиг и говорю, что истинно, Господь дарует нам победу!

Что началось после выступления Гермогена, объяснить сложно. Какаято истерия охватила большую часть гражданского населения Новочеркасска, и если бы красногады в этот день попытались всерьез атаковать столицу, то на них бы даже престарелые бабульки с клюками бросались. Что ни говори, а в столице Войска Донского, настоящих православных, тех, кто действительно верит, очень много, а значит, слова архиерея для них не пустой звук, а самое настоящее слово пастыря и руководство к действию. Впрочем, все это Совет Обороны и меня, в частности, касалось крайне мало, и руководство города интересовал конечный результат выступления церкви на открытую борьбу с большевизмом.

Хм, они не замедлили проявиться и первый, я наблюдал спустя час, после призыва архиерея к борьбе. Я возвращался со склада, где уже было оприходовано семьсот шинелей и сто двадцать тысяч патронов, и ехал по одной из окраинных улиц. Вижу, впереди меня, посреди улицы, стоит босой здоровенный казак в одной только рубахе и армейских штанах с донскими лампасами, а в него, из небольшого и аккуратного домика, летят самые разные вещи. Сначала, это сапоги, затем тулуп, папаха, а следом, когда я уже был рядом с ним, вещмешок с воткнутой внутрь шашкой. Казак оглядывается, видимо, неприятна ему такая сцена, где он полуголый посреди улицы стоит. Он торопливо обувает сапоги, и начинает одеваться, а из домика, подперев бока кулачками, выходит небольшого роста черноволосая и миловидная женщина. Она смотрит на казака с вызовом и громко выкрикивает:

Ишь, дармоед, родину он защитить не желает. Иди вон из дома, и пока врага от города не отобьешь, не появляйся.

С шумом и на показ, дверь домика закрывается и слышен звук запираемой двери. Казак смотрит на дом, тяжко вздыхает, поворачивается ко мне и кивает на дверь:

Слышь, братушка, чего случилосьто? С утра весь на хозяйстве, ремонт затеял, а баба в церковь пошла. Все хорошо, прилег передохнуть, а тут, жинка вернулась и как сказилась, не жинка, а чистый бес. Взашей из дома вытолкнула и велела идти город от дьяволов и христопродавцев защищать.

Архиерей против большевиков Крестовый поход объявил.

Понятно, протянул казак, еще раз тоскливо вздохнул, посмотрел на запертую дверь и спросил: Где запись в армию ведется?

В здании Областного правления.

Ну, тады, я пошел, здоровяк закинул свой вещмешок на плечо и направился в центр, а я, обогнав его, помчался к нашему штабу.

Такой вот частный случай влияния церкви и религии на народ, а если смотреть на картину, в общем, то помимо добровольцев, которые пришли оборонять столицу под влиянием религиозных воззрений своих близких, город получил еще и отряд из священнослужителей. Их было немного, всех этих вчерашних батюшек, дьячков, игуменов, звонарей и певчих, всего семьдесят человек, но это были те, кто готов был драться до конца не взирая ни на что. Позже, когда этот отряд вооружили и отправили на западное направление, они так геройствовали, что даже бывалые ветераны, прошедшие мясорубку Великой войны, удивлялись их храбрости, стойкости и упорству в бою.

Всего же, за один только этот день, оборона города получила две с половиной тысячи бойцов. Все эти люди были разбиты на роты, вооружены, по потребности, одеты, и направлены в расположение войск Биркина и Слюсарева, которые приказом Чернецова, за подписью войскового атамана, были названы 1м и 2м Донскими ударными полками. Это внутренние резервы города, а были еще и те, кто приходил по Аксайской переправе с левого берега, а это, самые лучшие бойцы, поскольку шли они не по приказу, а по зову сердца.

Первыми, с утра пораньше, во дворе юнкерского училища появились чернецовцы и несколько десятков добровольцев. В общей численности полторы сотни испытанных и проверенных Гражданской войной воинов. К нашему сожалению, не все чернецовцы решились покинуть Добровольческую армию, а те, кто вернулся обратно, теперь знали точно, что назад дороги нет. Корнилов и его окружение, ранее такие к ним доброжелательные, обиду на отряд затаили и расценили его уход как дезертирство. Впрочем, тогда об этом особо не задумывались, так как имелись более важные и жизненные проблемы.

Встреча Чернецова со своим отрядом прошла очень тепло и, сказать, что бойцы были рады своему командиру, значит, не сказать ничего. Отряд поставили на постой в казармах училища, определили на суточный отдых, и он стал своего рода одной из основных пожарных команд городской обороны.

После чернецовцев появился генералмайор Сидорин, начальник штаба походного атамана, который, как и Мамантов покинул Попова и, набрав в станице Старочеркасской, чуть не перешедшей на сторону большевиков, сотню конных казаков, прибыл в столицу. Очередное подкрепление, и ему были рады, да и сам Владимир Ильич Сидорин был ценным кадром, поскольку был хорошим штабистом, имел большой боевой опыт, являлся хорошим администратором, и как дополнение, полевым инженером и пилотом. Не беда, что самолетов у нас нет, зато как инженер и фортификатор, в обороне города он мог пригодиться как никто иной. Через час после прибытия, генералмайор Сидорин был назначен начальником штаба войскового атамана Назарова, а конные казаки отправились на восточное направление, где Мамантов формировал 3й Донской ударный полк.

До вечера с левобережья пришло еще несколько отрядов, в основном, от двадцати до сорока казаков в каждом, из молодежи Манычской, Ольгинской, Богаевской, Хомутовской и даже Кагальницкой станиц. Все они, как и ранее прибывшие казаки, отправлялись на восточный боевой участок. Вечером все замерло, город както затих и затаился, чувствовалось напряжение и ожидание завтрашнего дня, но вот, по улицам застучали подковы, и появился еще один казачий отряд. Это прибыла дружина станицы Константиновской, еще полторы сотни казаков во главе с генераллейтенантом Петром Николаевичем Красновым.

Отряд знаменитого военачальника остался в резерве, а вот что было делать, с самим Красновым, наши начальники не знали, слишком тот авторитетная фигура, да и по воинскому званию выше всех, кто находится в городе. Однако Петр Николаевич и сам все прекрасно понимал, а потому, не кичясь своим званием и, не козыряя авторитетом, предложил временно, пока для него не найдется подходящей должности, возглавить всю политическую и агитационную работу, и передать под его начало городскую типографию. Предложение устроило всех, поскольку помимо воинского таланта, генераллейтенант был довольно известным писателем и состоявшимся публицистом.

На время ситуация с главенством в Войске Донском была улажена, основные дела сделаны и город заснул, но ненадолго, поскольку после полуночи на реке вскрылся лед. Этот ранний ледоход, как минимум на неделю отрезал столицу от левого берега, и город оказался в полном окружении. Более, подкреплений получить не получится, связь с внешним миром практически прерывается и эти шестьвосемь дней, пока на реках Аксай и Дон будет идти сплав льда, защитники города должны были надеяться только на себя и свои силы.

Утром 14го февраля красные начали свое первое и, наверное, самое массированное наступление на Новочеркасск. Не знаю, чего там наобещали своим бойцам товарищи Петров, Сиверс и Саблин, но атаковали они нас так, как если бы от этого боя зависела свобода всего мирового пролетариата. Самые серьезные бои происходили именно на западном направлении, где противник наступал сразу по двум направлениям. Одна вражеская колонна шла вдоль реки Аксай и состояла из обычной солдатской пехоты отряда Петрова, которую хоть и с трудом, но смогли остановить.

Вторая колонна шла на Грушевскую, и это была элита вражеских войск, революционные матросы Мокроусова и два полка латышей. Эту группировку поддерживало не менее двадцати орудий, а пулеметов у них, было никак не меньше полусотни. И это хорошо еще, что перед своим отступлением, на этом направлении, пять дней назад, уходившие с добровольцами чернецовцы, железнодорожное полотно сразу в семи местах повредили, а то бы мы совсем затосковали, а так, ничего выстояли. Правда, Грушевскую, после полуторачасового боя в населенном пункте и ожесточенной рукопашной схватки, в которой впервые отличились священники, к вечеру все же потеряли. На этом, натиск с запада приостановился до следующего утра.

Следующим по накалу ярости и количеству жертв был северный участок, поселок Персиановка. С этого направления наступал Саблин, и первыми в атаку, после непродолжительной артподготовки, эта гадина пустила не своих революционеров, а наших, доморощенных, то есть, шахтеров и горняков, которые огромной черносерой массой валили по чистому полю, а винтовки держали как дубины. В итоге, командующий этим участком есаул Слюсарев, подпустил их поближе и большую часть посек из пулеметов. Как и предполагалось, вчерашние мирные работяги, а ныне, борцы за светлое будущее, побежали, и здесь есаул совершил ошибку, которая, за малым, не стала роковой. Командир северного участка поднял весь свой 2й Донской ударный полк в атаку и принялся преследовать бегущего противника. Надо сказать, что не догнал, поскольку бегали революционеры шибко быстро и, отмахав, больше километра, Слюсарев остановил своих бойцов и приказал вернуться на исходные позиции. Однако было поздно, так как по железной дороге от Верхнегрушевской показался бронепоезд "Смерть капиталу", а в тыл нашим частям заходило около полутысячи красных конников из бывшей 4й кавалерийской дивизии.

Так бы в чистом поле и пришел конец 2му ударному полку, но есть люди повыше есаула Слюсарева и они тоже думку думают, как бы так сделать, чтоб впросак не попасть. Чернецов, только услышав про шахтеров, приказал конной резервной группе есаула Власова, командира славного Баклановского партизанского отряда, прибывшего из Ольгинской, выдвинуться в Персиановку и, в случае нужды, оказать всю возможную помощь Слюсареву. И вот, когда воины еще не окрепшего 2го полка, заметались по полю и были готовы бежать, навстречу красной коннице вылетела наша, и катастрофы удалось избежать, хотя потери от шрапнельных выстрелов бронепоезда и схватки конных отрядов имелись. Так, благодаря то ли полководческому таланту, то ли просто наитию полковника Чернецова, удалось избежать поражения на северном боевом участке и разгадать хитрость противника.

С востока в этот день, особых боевых действий, как и вчера, не велось. Голубовцы демонстрировали продвижение от Кривянки до Хотунков, но в драку пока не лезли, хотя по сведениям перебежчика, урядника Атаманского полка, кстати, первого с вражеской стороны, к ним подошло подкрепление и сейчас, у бывшего войскового старшины больше тысячи сабель и пять орудий.

Так прошел день начала вражеского наступления на столицу Войска Донского, и для меня, он был вполне спокоен. Я постоянно находился при штабе, исполнял какието поручения вышестоящих начальников, и был готов выдвинуться с чернецовцами на самый опасный участок. Однако день прошел, а партизаны находились в резерве, и только к вечеру, часам к четырем, им поступил приказ выдвинуться на западный участок. Готовилась ночная атака на захваченный врагом Грушевский и такие отличные бойцы как партизаны полковника Чернецова, в бою против матросов и латышей, были просто необходимы.

План был обычным, получивший подкрепления 1й полк, чернецовцы и сводная офицерская группа, позже ставшая отдельным батальоном, тремя колоннами перед рассветом атакует Грушевскую, а конница Власова обходит станицу с тыла и бьет всех, кто из нее будет драпать на Ростов. Я отправился с конницей Власова, мог бы и штабе пересидеть, никто не попрекнул бы, но хотелось боя и Чернецов меня отпустил.

Снова ночь, близится рассвет, немного подмораживает и конные сотни казаков, как ни странно, без сопротивления и не обнаруженные боевыми вражескими дозорами, обходят Грушевскую и группируются километрах в полутора от станицы и невдалеке от пустынной дороги на Ростов. Мы стоим в широкой и неглубокой балке, которая скрывает нас от лишних глаз. Коней держим в поводу, ждем начала сражения за потерянную вчера станицу, ожидаем стрельбу и взрывы, но звуки боя, как всегда, неожиданны.

Забахали гранаты, забились в истерике пулеметы, защелкали винтовки, и даже, несколько раз выстрелило орудие. Проходит час, а из станицы никто не бежит, зато по дороге, на подкрепление к красным спешит пехотная колонна сотен в пять человек и с нею три артиллерийских орудия. Понятно, что атака наших войск захлебнулась, и сломать матросов с латышами не получается. Конным в станицу лезть нельзя, а вот разбить вражеское подкрепление мы сможем. Моих советов не надо, Власов командир опытный и он командует:

Отряд садись! вспрыгиваем в седла и следующая команда: Наметом за мноой!

Ударили по земле кованые копыта, заскрежетали вынимаемые из ножен боевые клинки, мы выскакиваем из балки и мчимся к дороге. Впереди Власов, за ним все остальные и страшна казачья лава, неожиданно появляющаяся перед противником неким смешением людей, коней и оголенных клинков. Мало чем от нее можно защититься, только если крепким каре или пулеметами, но на все это необходимо время, а вот егото, мы противнику и не даем.

Мы врубаемся в походные порядки вражеской колонны, и свистят молодецки шашки, и кромсают они головы людей, пришедших за нашими жизнями. Раз! Тяжелый клинок рубит лицо молодого паренька в плотном коричневом тулупе. Два! Высокорослый голубоглазый блондин в светлозеленом полушубке, новенькой серой папахе и кожаных сапогах, не иначе, как латыш, ставит винтовкой блок, уберегает свою голову от моего удара, но позади него молодой казачок, на лету подсекает его шею, и он все же падает наземь. Три! Еще один красногад, видимо, командир, только у него кожаная тужурка на меху, плотненький дяденька, взобрался на зарядный ящик и целится из пистолета во Власова, который как медведь, рычит и рубит вражеских пехотинцев в капусту. Толкаю своего коня вперед, и он, ударившись грудью в повозку, сильно покачнул ее. Вражеский командир шатается и пытается удержать равновесие, но я подаюсь телом вперед и острие шашки, чертит на вражеском горле кровавую борозду.

Кажется, что бой длится всего миг, а на самом деле, на уничтожение и распыление вражеской колонны у нас уходит около десяти минут. Мы торопливо собирает трофеи, забираем орудия и, по дуге обходя Грушевскую, из которой отступают наши войска, направляемся в сторону Новочеркасска.

Глава 11

Новочеркасск. Февраль. 1918 года.

После боя за Грушевскую, происходил разбор операции, и выяснилось, почему она не сложилась и пошла совсем не так, как планировалась изначально. Виной тому оказались чернецовцы, которые после отступления изпод Каменской, два раза сталкивались с матросами Мокроусова и оба раза им неплохо наваляли. Первый раз на станции Зверево, когда захватили и расстреляли их разведку, в том числе и одну женщину. Второй раз на станции Каменоломня, когда налетели на нее ночным набегом и, не смотря на бронепоезд, имевшийся у матросов, смогли нанести им существенные потери и безнаказанно отойти. Как следствие, после всего этого, бойцы 1го Черноморского революционного отряда заинтересовались, кто же такие партизаны Чернецова и объявили им свою, отдельную войну.

И вот, когда перед рассветом наши войска атаковали Грушевскую, и погнали стоявших на окраине матросов, мальчишки, как это часто бывает, из бравады, затянули "Журавля", а кто поет такие песни, мокроусовцы знали уже очень хорошо. Над темной бушлатной массой бегущих людей в тельниках и бескозырках, пронеслось: "Полундра, братва! Все назад!" Паника в рядах врага исчезла, матросики развернулись, и завязался серьезный бой, который дал время подтянуться латышам. Врагов было больше, а потому, заняв только две крайних улицы, командующий западным участком полковник Биркин принял решение отступить.

Так закончилась боевая операция в Грушевской, которая не прошла, как намечено, но которая все равно оправдала себя, поскольку при бое была уничтожена почти вся вражеская артиллерия, а два орудия, неугомонные чернецовцы, с помощью офицеров сводной группы, притянули в город. Опять же конный отряд Власова одержал славную победу и захватил неплохие трофеи.

В общем, ночь прошла хорошо и вполне удачно, отряды Сиверса потеряли большую часть тяжелых огневых средств, понесли серьезные потери, и наступление на город притормозили. Точно так же поступил и Петров, который не мог положиться на стойкость своих солдатиков. Про бригаду, как она теперь называлась у красных, Голубова, и говорить не стоит, та же самая ситуация, что и в два предыдущих дня, и от него, к нам перебежало еще пять казаков. Единственный, кто попытался попробовать оборону на зуб, был товарищ Саблин и его бронепоезд, который, изза поврежденного железнодорожного полотна не мог подойти к Персиановке вплотную, но мог навесным огнем обстреливать окраины поселка.

Вечером, сидя в опустевшем штабе, я смазывал новенький трофейный "наган", который добыл с тела вражеского командира, вспоминал прошедший день, и в это время, в помещение вошел Чернецов, который ходил на допрос пленных красноармейцев и разговаривал с перебежчиками из голубовцев. Он скинул на один из столов свой полушубок, сел в кресло напротив меня, устало откинулся на спинку кресла и сказал:

Мерзость.

Что именно, командир? задал я ему резонный вопрос.

Вся это война и братоубийственная бойня.

Ну, этото и понятно. Что пленные говорят?

Для нас ничего нового. Один только сопит и лозунгами сыпет, а другой, наоборот, все что знает, рассказывает, но знает он мало, а потому не интересен.

А голубовцы?

Хм, ухмыльнулся полковник, эти коечто интересное все же поведали. Представляешь, по станицам агитаторы ходят и обещают, что при большевиках все казаки, которые их поддержали, будут привилегированной кастой, им прирежут земельки, жизнь настанет красивая и дешевая, а ситец будет стоить всего пять алтын.

Да, теперь уже я улыбнулся, знают большевики, что сказать.

Это точно и недавно, как задаток, изменникам прислали больше тридцати тысяч комплектов обмундирования, обуви, мануфактуры всякой и разной, да денег отсыпали щедро. Вроде как взятка, чтоб совесть не зудела.

А про левый берег, что говорят?

Много, чего говорят. Попов к калмыкам отошел и свои отряды усиливает, а революционные полки, что возле Батайска стояли, разбежались кто куда. Не рады на левом берегу большевикам, да и некогда им там порядки свои устанавливать, все силы на нас кинули. Опять же слухи о том, что они в Ростове творят, уже по всем округам разлетелись, Чернецов замолчал, полуприкрыл глаза, и спросил: Что думаешь, Костя, выиграют большевики эту войну?

С ответом я помедлил, думал, как и что сказать командиру, собрал "наган", отодвинул его на тряпице в сторону и только тогда заговорил:

Если все останется, как есть, то да. Мы можем продержаться год, два, три, а потом нас все равно в гробы загонят или заставят заграницу бежать.

И чем же они лучше нас?

У них есть идея, ради которой они готовы пойти на все.

И у нас есть.

Наша идея иного рода, уберечь родину и свой народ, и мы бережем то, что вокруг нас, а они нет, поскольку конечной целью всего их движения является установление большевистской власти на всей планете. Что такое Россия по сравнению со всем миром? Для нас все, а для них пыль и промежуточный этап, на котором они должны взять под контроль страну, накопить силы и начать экспансию вовне. Поэтому, они никого жалеть не будут и приложат любые силы на достижение своей цели. Посмотри, кто против нас дерется. Ведь самих по себе большевиков, настоящих коммунаров и комиссаров немного. Кого мы видим перед собой? Латышей, которых за золото купили, вольницу морскую, солдат, которые хотят домой, работяг оболваненных, да казаков Голубова, с их будущими привилегиями и счастливым житьем. И так, повсеместно. Они каждому дают и обещают то, чего он более всего желает. Крестьяне мечтают о земле? Берите, все ваше. Рабочие не довольны трудовым законодательством? Давайте, сочиняйте, а мы подпишем и узаконим. Националисты хотят от империи отделиться? Пожалуйста, вот вам право на самоопределение. Уголовники мечтают о воле? Гуляй, братва, грабь награбленное, меси белую кость и всех к ногтю. Германии нужен мир на востоке? Мы согласны. Евреи желают отмены черты оседлости и власти? Давайте к нам, господа угнетенный прежним режимом народ, а то, видите ли, нам надо новый госаппарат создавать, а чиновники работать не хотят.

Я бы мог еще долго продолжать и расписывать все преимущества большевистской системы, но Чернецов приподнял руку и остановил меня:

О чем ты говоришь, я понял, и твоя точка зрения мне ясна. Однако от таких слов руки опускаются, и кажется, что шансов на победу у нас нет. Неужели народ не поднимется на борьбу и не поймет, что ему уготовано?

А кто его поднимет, командир? Ты вспомни 12е число, когда мы в Новочеркасск, прибыли. Ведь не окажись ты в этот момент в столице, то все, конец городу, и Войсковой Круг сдал бы его красным казакам, а те бы за собой чекистов привели. Как итог, второй Ростов с его репрессиями, попавшая к большевикам золотая казна, да склады с вооружением и припасами.

Ну, ты прям, из меня героя делаешь.

Если так и есть, то чего скрывать. С утра в городе не меньше сорока генералов было, десяток штабов и под сотню представителей Войскового Круга вместе с атаманом. Ни один не решился объявить о том, что он готов удержать город, так что ты уже не сам по себе, а символ борьбы с большевизмом и лидер казачьих сил.

Снова молчание и следующий вопрос:

Что мы можем противопоставить большевикам и как нам победить?

Командир, ты и сам все прекрасно понимаешь.

И все же, твое мнение мне интересно, ведь не абы кто, а именно ты меня изпод Каменской вытянул, да и рассуждения у тебя здравые.

Раз спрашиваешь, то отвечу. Чтобы красных одолеть, надо быть такими же, как и они.

Объяснись, взгляд Чернецова направлен прямо в мою переносицу.

Надо быть более жестким в жизни и более гибким в политике, брать власть в свои руки и не отдавать чиновникам, которые при Каледине были. Всем и все обещать, но исполнять только то, что возможно. Плевать на чьито там законы, приличия и амбиции. Есть цели разбить большевиков, освободить Дон, очистить наши исконные территории, взять Москву и установить в ней хоть какуюто лояльную по отношению к казачеству власть, а значит, надо добиваться их претворения в жизнь всеми доступными силами и средствами. Пока, даже, несмотря на запасы Российской империи и огромное количество интернационалистов, большевики еще не очень сильны, и мы можем, нанести им такой удар, от которого они не оправятся и с ними смогут справиться добровольцы. Надо не отсиживаться в обороне, а наступать, не держаться за населенные пункты, а делать, как предки делали, обходя укрепленные места и точки сопротивления, проникать в центр и уничтожать врага в его логове. Казаки устали от войны, и только молодежь рвется в бой, а потому, я мыслю так, что в течении летаосени этого года, мы должны напрячься, провести одно победоносное наступление и победить. Если не выйдет, то придется собирать мешок с добром и золотишком, да поближе к морю перебираться.

Мысли твои, Костя, как и у Краснова. Дойти до Москвы, установить законную власть и, оставаясь независимыми, ждать, пока появится новый царьбатюшка.

Хитро. Царя вряд ли народ теперь признает, все же на дворе не начало семнадцатого года, а временная независимость и широкая автономия, считай, что настоящая в будущем. Идти вместе с Россией, но гнуть свою политическую линию. Вполне так, осуществимо, и Петр Николаевич человек умный, тут не дать и не взять.

Ты с ним уже общался?

Нет. У него своя епархия, а у меня своя, да и кто таков подъесаул Черноморец, чтобы с генераллейтенантом общаться. Вроде как не по чину.

Это не беда и чины дело наживное, тем более что с завтрашнего дня ты есаул.

Отлично, но я ведь по Кубанскому войску прохожу. Как же так?

Все пустое, сам ведь говоришь, что надо поменьше внимания обращать на неугодные законы и старые условности, а сейчас, когда война у нас Гражданская, можешь себя хоть генералом назначить. Если есть за тобой сила, то тебя признают в любом случае.

Только вот силы за мной пока нет.

Тоже дело поправимое. Завтра по городу облава начнется, будем уклонистов и дезертиров выискивать, вот с нихто, себе отряд и наберешь. Вижу, что не по тебе штабная работа, все время на волю просишься, а раз так, то воюй.

Вот цэ дило, будет мне теперь настоящая работа. Как я понимаю, народ, который завтра отловим, будет кидаться на самые опасные участки обороны?

Да. Хватит, не в бирюльки играем. В Ростове вон, сколько офицеров было, могли бы и отстоять город, а теперь, они на свалках, с пулей в голове валяются, или большевикам служат. Не захотели добровольно за Отечество повоевать, пусть теперь под пулеметами в атаку идут.

А что церковь?

Благословила и завтра, вместе с милицией и партизанами, которые будут облаву проводить, для успокоения народа и во избежание лишней стрельбы, священники будут.

Ясно, вот только почему меня командиром отряда назначают, ведь и помимо моей кандидатуры в городе офицеров много.

Причин тому несколько. Вопервых, ты не местный житель, а у уклонистов в Новочеркасске родня. Вовторых, за эти дни есаул Черноморец личностью в Новочеркасске стал известной, спаситель Чернецова, партизан и лихой рубака, уже показавший себя в бою. Третья причина, самая главная, я тебе, верю как самому себе, и знаю, что ты не отступишь и не сдашься, а что приказали, все исполнишь.

Утром 16го числа все перекрестки города находились под контролем конницы Власова, а чернецовцы и милиция генерала Смирнова, как и было запланировано, в сопровождении священнослужителей, десятью отрядами, начали обходить дом за домом и выявлять отсиживающихся по подвалам годных к войне мужчин. Про когото соседи сообщили, ктото сам засветился, а про иных не знали, но догадывались. Обошлось почти без стрельбы, и только в одном месте, недобитый коммунар, живущий у своей любовницы, попытался оказать сопротивление, но его быстро застрелили, и это был единственный эксцесс.

Все время, пока шла облава, я находился в здании Областного правительства и принимал своих будущих солдат, которых постоянно приводили под конвоем милиционеры. Восемь часов подряд проходила эта, спланированная по военному, операция, и к четырем часам пополудни, в моем отряде, который получил название "Новочеркасской боевой исправительной дружины", насчитывалось без малого семь сотен уклонистов. Кроме них двадцать командиров из партизан, десять медсестер, отдельный пулеметный взвод и набранная из стариков конная охранная полусотня. Войско такое, что большевики могли бы нас и на смех поднять, но я не унывал, ведь можно на все происходящее и с другой стороны посмотреть, что у меня в подчинении не слабаки какието и трусы, а элита прежнего донского общества. Одних только бывших калединских министров было трое, а еще их помощники, семь человек, да юристы всякие, да представители какихто непонятных торговых фирм, чиновники и коммерсанты, и такого народа около половины. Все остальные бойцы, профессиональные дезертиры, то есть граждане, умеющие неплохо бегать и прятаться, а главное, способных на поступок. Ну, чем не гвардия, особенно с пулеметами в тылу?

В семнадцать нольноль я доложил Совету Обороны, что дружина к бою готова, винтовки получены, патроны розданы, и люди, пусть не рвутся в бой, но воевать будут. Принимавший доклад Поляков удовлетворенно покивал головой, внес мой отряд в список находящихся в резерве подразделений, поздравил с присвоением звания есаул, и определил находиться в городских казармах.

Так прошел еще один день, а за ним другой, и третий. На окраинах города шли ожесточенные бои, а мой отряд, в котором полным ходом шло обучение будущих бойцов, был не востребован. Со дня на день на реке должен был прекратиться ледоход, появится связь с левобережьем и к нам подойдут подкрепления. Я начинал думать, что находящаяся под моим началом исправительная дружина, в ближайшее время не вступит в боевые действия, и участие уклонистов понадобится только во время нашего контрнаступления, которое уже планируется в штабах. Однако настало утро 19го февраля, и меня вызвали на северный боевой участок.

На НП Слюсарева, которое располагалось в одном из крепких домов на окраине Персиановки, помимо меня находились Чернецов и сам командир 1го Донского полка. Они разглядывали вражеские позиции в поле, и я присоединился к ним. Первое, что бросается в глаза, это облепленный людьми, находящийся всего в полукилометре от поселка вражеский бронепоезд "Смерть капиталу", ведущий огонь по нашим окопам. Почему молчит наша артиллерия, и как так получилось, что враг смог без помех восстановить подорванное железнодорожное полотно и подойти почти вплотную, не ясно, но думаю, что командир все объяснит. Поворачиваюсь к Чернецову и спрашиваю:

Что не так, господин полковник?

Люди вокруг бронепоезда.

Ну, вражеская пехота, это понятно, правда, бестолковая какаято и разноцветная.

Там вперемешку с латышами, заложники из Ростова, дети и жены офицеров. Начнем стрелять, неизбежно и их заденем, а этого нам никто не простит, да и мы сами себе подобного не простим.

Что требуется от меня и моей дружины?

На ночь красные оставляют напротив наших позиций батальон пехоты, а бронепоезд под прикрытием заложников отходит на Верхнегрушевский. На полустанке у красных база и там они в ночь отдыхают. Пленники в чистом поле, а большевики в эшелонах. Твоя задача, этой ночью произвести нападение на Верхнегрушевский, взорвать бронепоезд и уничтожить железнодорожные пути.

А заложники?

Как доносят перебежчики из казаков, они от станции метрах в трехстах, в летних загонах на овчарне. Ими займется конница Власова. Удастся твой налет или нет, а людей мы вытащим все равно.

Помимо Власова еще ктото будет?

Команда саперов с подрывными зарядами и две сотни офицеров. Задача твоей дружины пойти вперед и пробить подрывникам путь к бронепоезду.

С моим личным составом это дело трудное, да и на полустанке может быть засада.

Потому и посылаем, кого не сильно жалко, а насчет трудностей, так они у всех.

Таким было первое боевое задание "Новочеркасской боевой исправительной дружины". День бойцы отдыхали, а к вечеру выдвинулись к Персиановке. Я вышел перед строем и произнес, как мне показалось, зажигательную речь, смысл которой сводился к тому, что кто отступит, тому не жить, не пулеметы достанут, так красные расстреляют. Закончил же свое выступление словами о том, что девиз: "Победа или смерть!", для них не пустой звук, а самое что ни есть, настоящее руководство к действию. Народ на мои слова угрюмо загудел, а один из бойцов даже заплакал, кажется, это был бывший банкир Копушин.

Как только стемнело, в сопровождении охранной полусотни стариков и дальних дозоров конницы Власова, дружина обогнула Персиановку по правому флангу, и вышла в зимнюю степь. Бойцы шли не очень хорошо, было много непривычных к дальним прогулкам людей, но к полуночи, мы все же вышли к Новогрушевскому полустанку.

Рубеж, на котором мы концентрировались для атаки, находился в полутора километрах от расположения противника. Мой отряд дошел почти без потерь, всего семерых бойцов не досчитались, люди были болееменее, к бою готовы, и к нам подскакал Власов.

Костя, окликнул он меня в темноте. Черноморец, ты где?

Чего? я подошел к нему.

Мы вражеские секреты сняли, так что путь тебе открыт. На полустанке пять эшелонов, три с нашей стороны и два с противоположной. Бронепоезд между ними. Мои волчата из разведки подошли почти вплотную, и донесли, что там гулянка идет, баян играет, песни пьяные и самогон рекой.

С чего бы это?

Пленные большевики говорят, что товарищ Сиверс сделал товарищу Саблину и его героическим революционным борцам за свободу подарок, прислал сотню свежих баб из ростовских заложников. Похорошему, мои казаки и сами управятся, и заложников освободят и саперов к бронепоезду доведут. Может быть, отведешь своих, а мне офицеров и пулеметы оставишь?

Нет. Раз так сложилось, что момент для атаки хороший, то этим надо воспользоваться и своих бойцов обстрелять.

Как знаешь, Черноморец, атака через пятнадцать минут.

Отлично, начинаю выдвигаться.

Сам бой описывать не буду, вполне нормальное ночное боестолкновение, во время которого кругом царит неразбериха, идет суматошная стрельба и кто свой, а кто чужой, разобраться бывает очень проблематично. Скажу только, что мои бойцы второго сорта, с поставленной задачей справились, может быть от страха, но все, что изначально намечалось сделать, они сделали очень хорошо. Подорвав вражеский бронепоезд и повредив железнодорожные пути, дружина отошла в поле, взяла под охрану триста пятьдесят освобожденных заложников и к утру была в Персиановке.

Здесь, когда уже рассвело, я смог подробно разглядеть людей, которые находились в плену у красных, и зрелище было не из приятных, поскольку не было среди них такого, у кого не имелось на теле ран. Все это скопище гражданских и еще несколько дней назад, не принимавших никакого участия в Гражданской войне людей, сидело подле развалин какогото дома и практически не шевелилось. Они ничего не хотели, не плакали, не голосили и не требовали. Просто сидели и ждали команды, которая указала бы им, что они должны делать дальше.

Как можно из разумного существа сделать растение я знал, все же на Кавказе воевал, и сам многие пыточные приемы горцев, курдов и турков мог бы использовать без угрызений совести, но все это касалось воинов, людей, профессия которых война, а здесь, были совершенно обычные люди. Вот, сидит пожилой и абсолютно седой дедушка, может быть, что и профессор. Рядом с ним, в оборванной в хлам одежде молодой парень, скорее всего, студент или кадет. А за ними, спрятавшись за спинами, старушка в платке и душегрейке. Прохожу мимо и, неожиданно для меня, эта пожилая женщина, испуганно выглядывающая изза плеча "студента", подает голос:

Подъесаул Черноморец.

Резко обернувшись, пристально всматриваюсь в лицо старушки. Голос мне знаком, а вот внешность, совершенно неизвестна. Проходит несколько секунд, и я все же узнаю эту женщину, которая оказывается Лизаветой Алексеевной Артемьевой. Как же она изменилась и куда подевалась та ослепительная и строгая красавица, с которой меньше двух месяцев назад я пил чай. Черт! Будь проклята эта война, изза которой страдают мирные люди, и будь прокляты большевики, принесшие в наши края не просто смерть, а издевательства и мучения, превращающие молодых женщин в старух!

Лизавета Алексеевна, что с вами произошло? Где ваш ребенок? присев на корточки перед Артемьевой спросил я.

Ответа мне нет, а только полный горести взгляд, неизбывная тоска, навечно поселившаяся в них, и слезы, которые сами собой, катятся по щекам Артемьевой. Что тут сделаешь, да и надо ли чтото делать помимо того, что уже происходит? Все что могу, это отправить жену офицера в дом купца Зуева и написать записку Анне Ерофеевне, с просьбой помочь несколько повредившейся в уме женщине. Бог даст, придет в себя и сможет както жить дальше, а мне остается только продолжать войну за то, чтобы подобных трагедий происходило как можно меньше.

Глава 12

Новочеркасск. Март 1918 года.

Столица Войска Донского, все же устояла. Город выдержал двухнедельную вражескую осаду и для большевиков пробил час расплаты. В ночь с 27го на 28е февраля, не принимавшие участия в кровопролитных боях на западе и севере Новочеркасска войска генерала Мамантова, перешли в наступление на Заплавскую и Бессергеневскую. Сила у Константина Константиновича была немалая, 3й Донской ударный полк, Кривянская боевая дружина, несколько отдельных партизанских отрядов, казаки Власова, а так же "Новочеркасская боевая исправительная дружина", которая помимо дела под Новогрушеским полустанком, уже успела неплохо показать себя в боях с латышами Сиверса. Одновременно с Мамантовым, с левого берега в тыл к голубовцам ударили переправившиеся с левого берега боевые отряды хорунжего Федора Назарова и войскового старшины Фетисова.

Шансов у изменников не было. Как и ожидалось, голубовцы нашего натиска не выдержали. Казаки и так были сильно угнетены тем, что город, который они с малолетства считали для себя родным, держится ими в блокаде, а тут еще и красные отличились, прислали к ним надзирателей, полсотни австрийцев и полторы сотни добровольцев из Ярославля. Все, что происходило у Голубова, мы знали, перебежчики шли к нам каждую ночь, а потому, не сомневались и били в самые слабые точки их обороны.

Боя как такового не было, сопротивление оказали только ярославцы, а австрийцы закрепились на одной из окраинных улиц и выслали парламентера, который оговорил условия их сдачи в плен. К утру Бессергеневская была за нами, ярославских коммунаров задавили артиллерией и пулеметами, а казаки или сдавались, или, не принимая боя, бежали в родные станицы. Однако далеко убежать им не дали, в степи они перехватывались конницей Назарова и, сдав оружие, под конвоем возвращались обратно в Бессергеневскую.

Мамантов продолжил свое наступление и двинулся на Мелиховскую. Власов вернулся в Новочеркасск, а мне приказали держать занятую станицу и производить поиск затаившихся по хатам большевиков. С этим заданием мои орлы справились за полчаса. Местные жители, уже встававшие на запись в армию, нам с этим вопросом помогли, так что основная наша работа, это охрана военнопленных.

Наступил полдень. Я находился в штабе Голубова, когда с радостным вскриком в него влетел Мишка, которого я вместе с Демушкиным забрал к себе в дружину. Теперь, один всегда при штабе, вроде посыльного, а второй конной сотней командует.

Жида поймали! выдохнул брат и, присел к стене.

Какого такого жида?

Самого настоящего, командира ярославцев. Говорят, очень важная птица.

Так произошла моя первая встреча с самым настоящим большевиком, членом ВЦИК Семеном Михайловичем Нахимсоном. Спустя час, выгнав Мишку, и оставив только писаря, я вел первичный допрос пленного. Что можно было о нем сказать? Самый обычный человек, мой ровесник, на голове фуражка, на носу очки, под ними фингалы, а одет в черную кожанку. Надо заметить, весьма умный и начитанный человек, все же из семьи богатых купцов, Бернский университет окончил, а в войну даже успел прапорщиком в одном из запасных полков послужить. Последние занимаемые должности председатель исполкома Совета солдатских депутатов и комиссар 12й армии. Птица, в самом деле, чрезвычайно важная. Здесь на Дону оказался случайно, отправлял из Ярославля на борьбу с белоказачеством очередной отряд и, по ряду причин, был вынужден сопроводить его до места. Сегодня должен был получить себе замену и отправиться обратно в Ярославль, но не сложилось и теперь, он беседует со мной.

Знает Нахимсон много, собеседник хороший, ничего не скрывает и готов сотрудничать. От него узнаю все самые последние известия о том, что вокруг нас происходит. Информацию крепко запоминаю, а писарь тут же записывает. Основная новость, конечно же, это то, что Добровольческая армия, которая как шайка разбойников, без всякого толка и цели бродит по степи, направилась на Кубань. Другая тоже, не менее важна. Вчера, в бою под станицей Великокняжеской, объединенными отрядами Никифорова, Думенко и Буденного, было наголову разбито Степное войско походного атамана Попова, который, усилившись калмыцкими сотнями, все же решил прорваться к Новочеркасску. Сам генерал Попов был убит, а войсковая казна, бывшая при нем, попала в руки врага. Другие новости все общего характера и напрямую нас не касаются, про наступление германских войск, вглубь Украины и России, про предстоящий переезд советского правительства из Питера в Москву, да про декрет "Социалистическое отечество в опасности". Рассказал Нахимсон много чего, а значит, достоин того, чтобы с ним пообщались более высокопоставленные начальники и специалисты, которые разузнают у него все о численности красных войск, работе ЧК, да и мало ли еще о чем.

В общем, все бы ничего, так и отправил бы большевика в Новочеркасск, но из освобожденной Мелиховской вернулся Мамантов, а его отношение к "богоизбранному" народу, известно всем и каждому. Как итог, у меня с Константином Константиновичем вышел конфликт, он хотел повесить пленного, так сказать "для почину и чтоб не последний", а мне казалось правильным отправить его в штаб. Слово за слово, и дошло бы до серьезной ссоры, но появился Чернецов, который все уладил миром и вполне спокойно, объяснил, что ценного пленника, надо еще раз допросить, а затем, выйти на красных и попробовать получить за него не менее сотни заложников из Ростовских тюрем. Довод сработал, Мамантов с решением Чернецова согласился и покинул нас.

Мы с командиром остались вдвоем. Полковник, который уже в ближайшее время должен был стать генералмайором, прошелся по штабу бывшего войскового старшины, большой и просторной комнате в хорошем кирпичном доме, посмотрел на карту Черкасского округа, лежащую на столе, и спросил:

Ты в курсе, что Голубов погиб?

Нет, знаю только, что он бежал, и драпал изменник в одиночестве.

Да, так оно и было, и его в степи казаки Назарова зарубили. Не захотел красный комбриг сдаться, и умер как мужчина, с оружием в руках. Даже както, жаль его, хотя сволочью он был редкой.

А с его казаками, что делать будем? К стенке или на искупление кровью?

Искупление. Все же не десять человек в плен взяли, а почти полтысячи, да и не чужие люди, а свои, казаки. Войсковой атаман уже предложил отдать их под твое начало и отправить подальше отсюда.

Это куда же?

По следам Добровольческой армии, на Кубань. Там некто Автономов и Сорокин в районе Тихорецкой ЮгоВосточную армию организовали, и мимо них Корнилов не пройдет. Надо ему помочь, а лишних сил нет. Значит, пошлем голубовцев и тех кубанцев с терцами, которые у нас обретаются. Бежать казакам некуда, в течении недели мы войдем в их станицы, а значит, драться они будут хорошо. Опять же с кубанским правительством необходимо о сотрудничестве договориться.

А моя дружина?

В новый полк заберешь конную сотню Демушкина, а остальные пойдут на усиление полков.

Когда выступать?

Неделя, может быть, что и дольше. Отобьем красных с севера и запада, проведем Большой Войсковой Круг, и только после этого, отправишься в путьдорогу. Пока нет конкретных решений донского казачества и не объявлена независимость от большевиков, нам кубанскому правительству предложить нечего. Нужны оформленные на бумаге ясные и точные планы, а иначе, получим, очередную пустую переписку и ничего не стоящий треп.

Воевать, понятно, а вот переговоры вести, это не ко мне.

Твоя задача будет именно военной, а всеми дипломатическими переговорами займется другой человек.

Кто?

Митрофан Богаевский, краса и гордость нашей интеллигенции. Вчера с левобережья к нам перебрался.

Вот тактак, как воевать, его нет, а как победой запахло, так и объявился?

Не суди его строго. Он человек сугубо гражданский, а смерть Каледина на него сильно повлияла.

А то, что его брат с добровольцами ушел и полностью их политику поддерживает, это как?

Нормально. Братья очень разные, и Митрофан Петрович поддержит нас во всем, Чернецов пристально посмотрел на меня, и спросил: Так что, Костя, берешь под свое начало полк из красных казаков?

Конечно.

Тогда пойдем твоих будущих бойцов смотреть. Я приказал их на станичном майдане построить. Сейчас объясню им, что и как, а там, уже пусть сами решают, с казаками они или с Нахимсонами. Кто согласится, тот твой, а кто против, тех пока в тюрьму, а дальше видно будет.

Вдвоем мы покинули штаб, и вышли на майдан, где под прицелом пулеметов и охраной моих "исправленцев", стояла толпа казаков, вчерашних врагов, и завтрашних воинов Донской армии. Они были угрюмы, расхристаны, многие побиты, и все, что им оставалось, это ждать решения своей участи. Понимаю их, небось, стоят сейчас и думу думают, расстреляют их или все же помилуют.

Чернецов махнул рукой четверке дружинников, указал на линейку, стоящую у здания местного правления, и когда те, выкатили ее перед толпой пленных, взобрался наверх. Несколько секунд он молчал и разглядывал голубовцев, а казаки, узнав его, заволновались и резко забеспокоились.

Что, казаки, выкрикнул полковник, узнали меня?

Узнали, в ответ протяжные, тоскливые и нестройные выкрики одиночек.

Я спрашиваю, вы узнали меня!? еще больше повысил голос Чернецов.

Да! в этот раз ответ был сильным и дружным.

Раз узнали, то знаете, на что я способен, и слушайте внимательно, то, что я вам сейчас скажу. Вы готовы выслушать меня и решить свою судьбу!?

Готовы!

Говори, полковник!

Не тяни!

Полковник поднял вверх правую руку, гомон затих, над майданом воцарилась почти абсолютная тишина, и он, уже без крика, своим обычным голосом, начал:

Тяжелое нынче время, казаки. Брат пошел на брата, товарищ на товарища, отец на сына, а внук на деда. А все это потому, что есть такие люди, как изменник Голубов, сначала задуривший вам мозги, затем продавший вас всем гуртом большевикам, а сегодня утром, бросивший вас на произвол судьбы и бежавший. Однако не ушла эта гадина от справедливого возмездия, и отлились ему слезы казацких матерей, схоронивших своих деток, павших от братской руки. Нет больше предателя Голубова на этой земле, убит и брошен в степи, как пес безродный.

Ууугуу! обсуждая услышанное, загудела толпа.

Вновь поднимается рука донского героя, снова приходит тишина, и полковник, давший казакам возможность осознать, что впрямую их никто не обвиняет, а крайним делают Голубова, продолжил:

Предатель обещал вам свободу и волю под властью лживых комиссаров. Он ввел вас в соблазн легкой наживы за счет тех, кто имеет, хоть сколькото больше добра, чем вы. Он натравливал вас на братьев своих, расстреливал несогласных и во всем шел на поводу у инородцев, пришедших на нашу землю с оружием в руках. Потоки крови пролились изза его предательства на многострадальную землю Тихого Дона и на его совести гибель тысяч невинных в Ростове и Таганроге, а все это от равнодушия, темноты сознания и неверия в нашего спасителя Иисуса Христа. Однако открылся обман, пришло предателю возмездие, и наступил час прозрения. Теперь же, у вас, братья мои казаки, земляки, с коими я вместе воевал на Западном фронте, есть возможность все исправить, и доказать, что вы по прежнему вольные люди и донцы, а не холуи безродных бродяг.

Что ты предлагаешь, полковник? вперед выступил плотный и крепкий казак, по виду и уверенной манере общаться, не иначе, как сотенный командир.

Встать в строй донских полков и вместе с нами громить красную сволочь там, где это будет необходимо Тихому Дону и всему казачеству. Вскоре, земли Войска Донского будут свободны, но есть наши братья кубанцы и терцы, которым враги чинят обиды не меньшие чем нам. Если принесете клятву на верность Войсковому Кругу, то быть битвам, в которых вы смоете с себя позорное клеймо предателей.

А семьи наши как же?

Не пострадают, слово даю.

Казаки принялись обсуждать предложение Чернецова и совещались недолго. Вперед вышел все тот же сотник и сказал:

Мы согласны, но только, чтоб без обмана. Выполним любой приказ, но семьи наши не трогать и зла нам за старые дела не чинить.

Так на сторону Войскового Круга перешли все находящиеся под городом голубовцы, которых все так же под конвоем, отправили в городские казармы. Мне же оставалось только в очередной раз подивиться, как ловко Чернецов разагитировал бывших наших противников, и идти готовиться к принятию нового полка и сдаче дел по дружине.

С той поры, минуло девять дней, и в жизни Войска Донского произошли огромные перемены. Враг был отбит от Новочеркасска по всем направлениям. Генералмайор Мамантов, собрав в кулак все конные части, вихрем пронесся по 1му и 2му Донским, УстьМедведицкому и Хоперскому округам. Сопротивления ему почти не оказывалось и только несколько сотен устьхоперцев во главе с бывшим войсковым старшиной Мироновым, все еще находились на стороне большевиков. Все остальные или затаились до времени, или выжидали, или стекались на сборные пункты Донской армии.

Другая группа красных казаков, во главе с Думенко, держалась в Сальском округе и пока еще занимала станицу Великокняжескую. Однако против них выступил произведенный из хорунжих в есаулы лихой Федор Назаров и, учитывая, что с другой стороны подходили калмыки, можно было сказать, что и этот округ вскоре вернется под контроль Войскового Круга.

За большевиками оставались Донецкий округ, куда, боясь, глубокого флангового обхода Мамантова, отступил товарищ Саблин, Таганрогский округ, с перешедшими в него частями Петрова и город Ростов, в котором находился отряд Сиверса и главный штаб Южной группировки советских войск во главе с АнтоновымОвсиенко. Сомнений в том, что скоро красные будут выбиты за пределы казачьего края, ни у кого не было, и пока в столицу не набежала всякая прятавшаяся по углам влиятельная сволочь, Войсковым Кругом было принято решение о созыве Большого Войскового Круга и формировании Второго Временного Донского правительства.

На Круг прибыло более двухсот пятидесяти представителей, по одному от каждой уже освобожденной станицы и по одному от каждого подразделения, которое участвует в деле борьбы с большевизмом. На повестке дня стояло несколько вопросов, но основных и самых главных, всего три.

Первый вопрос, провозглашение независимости от большевистской России. Все за. Никого против, и ни одного воздержавшегося. Какие уж тут сомнения, когда война в полный рост идет, и хоть что ты сделай, а с красными мира теперь в любом случае не будет.

Вторая повестка, предложение генераллейтенанта Краснова об "Основных Законах Всевеликого Войска Донского", по которым предстояло жить всему новому государству. По сути, это были законы и воинские уставы исчезнувшей в революции Российской империи с поправками на жизненные и политические реалии настоящего времени. Депутаты сомневались, но Краснова поддержали Назаров и Чернецов. Людей, которые бы попробовали возражать героям, отстоявшим столицу, не нашлось, и "Основные Законы" были приняты в полном объеме. С этого момента согласно статье 26й, все декреты и иные законы, разновременно издававшиеся, как Временным Правительством, так и Советом Народных Комиссаров, отменялись.

Третий вопрос, конечно же, выборы войскового атамана. Дело в том, что Назаров посчитал свое избрание на этот пост не легитимным, так как не был избран всем Большим Войсковым Кругом, и обстановка царившего после смерти Каледина в Новочеркасске хаоса, сама вынесла его на вершину власти. Его пытались переубедить, но он настаивал, а потому, вопрос был вынесен на обсуждение и голосование. Основных кандидатур на пост войскового атамана было немного, всего две, сам Назаров и Краснов. Однако Петр Николаевич к власти не стремился, и предпочитал в сложившейся обстановке роль советника, порой, даже более влиятельного, чем тот, кто является официальным главой государства, и взял самоотвод. В общем, для порядка выборщики немного поспорили, и снова выбрали Назарова, который сразу же назначил Краснова своим заместителем и перед всем Кругом обещался в течении суток сформировать правительственный аппарат и назначить министров.

Все прошло согласно плана, и я, как представитель от Сводного партизанского полка, так теперь назывались остатки голубовцев, сотня Демушкина и около сотни кубанцев, являлся тому свидетелем. Атаман был выбран и, держа в руках символ своей власти пернач, Назаров вышел в центр зала Войскового Круга и произнес превосходную речь, которую, насколько я знал, ему заранее написал Краснов. Точно все вспомнить затруднительно, поскольку говорил Назаров около пятнадцати минут, но примерно, это все звучало так:

Братья казаки и граждане Тихого Дона! Благодарю вас за оказанное мне высокое доверие и клянусь, что приложу все свои силы, дабы оправдать его. В тяжелые дни общегосударственной разрухи приходится мне вступать в управление Войском. Враг, вторгшийся на нашу землю, проклятые безбожники и кровавые бандиты, принесшие смерть и хаос на Дон, еще цепляется за город Ростов и контролирует три округа. Далеко не все Войско очищено от разбойников и темных сил, которые смущают простую душу казака. Враг разбит наружно, но остался внутри Войска и борьба с ним будет очень трудна, так как зачастую он будет прикрываться личиной друга и вести тайную работу, растлевая умы нестойких казаков и граждан войска. Многие наши люди развращены возможностью, бывшей при советских властях, безнаказанно убивать жителей, грабить имущество и самовольно захватывать земли. Впереди весна, время сельскохозяйственных работ, а надо воевать. Если мы не успеем засеять хлеб и снять урожай, половину округов ожидает голод. Надо работать, но и необходимо сражаться дальше. Население исстрадалось недостатком продуктов первой необходимости, отсутствием денежных знаков и непомерной дороговизной. При этих условиях спасти Дон и вывести его на путь процветания возможно только при условии общей неуклонной и честной работы. Казаки и граждане, поможете ли вы мне в моих трудах!?

Дааа! ответил своему атаману Круг.

Еще хочу сказать о том, казаки и граждане, что сейчас Дон одинок и впредь, до восстановления России нам необходимо сделаться самостоятельными и завести все нужное для такой жизни. Первый шаг на этом пути, мы сегодня сделали, а дальше казачество должно напрячь все силы и всеми мерами продолжать бороться с большевиками, участвуя в освобождении России от их кровавого режима. Все, кто против большевиков наши союзники. Есть известия, что в нашу сторону направляются части регулярной германской армии, но даже они нам сейчас не враги, и казаки не могут себе позволить войну еще и с ними. Скажу больше, если немцы все же появятся в пределах Всевеликого Войска Донского, то их приход надо использовать в целях успешной борьбы с большевиками. Однако вместе с тем необходимо показать им, что Донское войско не является для них побежденным народом. Мы готовы к сотрудничеству, но не примем никаких капитуляций, а на оккупацию, ответим боевыми действиями. Поддерживаете ли вы меня по этому вопросу, казаки и граждане!?

Любо!

Верши, атаман, а мы с тобой!

Раз так, казаки и граждане! Назаров удовлетворенно кивнул головой, удобней перехватил пернач и продолжил: Завершу свою речь наказом. Нас спасет только общая работа. Пусть каждый станет на свое дело, большое и маленькое, какое бы то ни было и поведет его с полной и несокрушимой силой, честно и добросовестно. Вы, хозяева своей земли, украшайте ее своей работой и трудами, а Бог благословит труды наши. Бросьте пустые разговоры и приступите к деловой работе. Каждый да найдет свое место и свое дело и примется за него немедленно и будет спокоен, что плодами его трудов никто не посмеет воспользоваться. А обо мне знайте, что для меня дороже всего честь, слава и процветание Всевеликого Войска Донского, выше которого для меня нет ничего. Моя присяга вам казакам и гражданам, Вам доблестные спасители Родины члены Большого Войскового Круга, служить интересам Войска честно и нелицемерно, не зная ни свойства, ни родства, не щадя ни здоровья, ни жизни. Об одном молю Бога, чтобы он помог мне нести тяжелый крест, который вы на меня возложили.

Говорил Назаров о многом, но что запомнилось, то и передаю. После его речи пошло решение второстепенных вопросов. Учредили герб, знамя и символы, подтвердили гимн, а этот день, 9е марта, был объявлен государственным праздником, как день основания Донской Казачьей Республики.

Начинали заседание рано утром, расходились к вечеру и результатами Большого Войскового Круга, который позже окрестили серым, по присутствию на нем только военных, все представители станиц и воинских частей были довольны. Опять же, я тому свидетель.

Следующий день, был первым днем нового государственного образования и, как обычно в последнее время, я находился в городских казармах, узнавал своих новых воинов, распределял сотни и получал снаряжение на поход к Екатеринодару. Самый обычный командирский труд, и день бы пролетел для меня вполне обычно, но рядом находился неутомимый брат Мишка, который, постоянно гонял от одного государственного учреждения к другому, узнавал новости и приносил их мне. Я удивлялся, расспрашивал о подробностях, и брат снова исчезал, добывать новую порцию сведений и слухов.

Самая главная весть, принесенная Мишкой, конечно же, официальное объявление о формировании постоянной Донской армии, которая штатно должна состоять из трех конных дивизий, одной пешей бригады с соответствующим числом артиллерии и инженерных частей. Все это, не считая отдельных сотен, партизанских добровольческих подразделений и охранных кавалерийских полков, по факту, пограничников. Командующим Донской армии назначался герой и всеобщий любимец, генералмайор Василий Михайлович Чернецов, а начальником штаба при нем генералмайор Сидорин.

Затем, ближе к полудню, стало известно о возобновлении занятий в Новочеркасском военном училище, открытии офицерской школы и уряднечьего полка. Эту весть запомнил особо, поскольку таскать за собой младшего брата, за которого переживаешь, было неудобно, а вот в училище его определить, вариант очень хороший и правильный.

В подобном ритме минул еще один день, а вечером меня вызвали к командарму, который находился в здании новообразованного Ведомства иностранных дел. Зачем вызывают, мне было понятно, а потому, заранее, приказал всему личному составу готовиться к завтрашнему выступлению в поход.

Глава 13

Кубань. Март 1918 года.

Сводный партизанский полк под моим командованием, 743 казака и офицера, три гражданских чиновника с Митрофаном Богаевским, а также десять повозок с пулеметами и припасами, покинул Новочеркасск утром 11го марта. Задач перед нами было поставлено несколько, но самых основных, всего две, провести разведывательнодиверсионный рейд по тылам Красной Гвардии и выйти на контакт с войсками генерала Корнилова.

Более недели полк был в пути, и в пределах родного для меня Кавказского отдела Кубанского Войска, мы оказались ранним утром 20го марта. Были бы казаки сами по себе, без повозок, то выиграли дня два как минимум, а так, все же время весеннее, и приходилось соразмерять свое движение со скоростью тягловых лошадей.

Итак, перед нами станица Новопокровская, старое казачье поселение, в котором проживает много справных казаков и откуда родом несколько членов краевого правительства. Полк двигается по шляху, и когда до станицы остается около версты, наш дозор сталкивается с дозором станичного ополчения, которое сегодня в ночь поднялось на борьбу с красными. Казаки, наша передовая группа и два новопокровца, подъезжают ко мне. Оба станишника, урядник и подхорунжий из родного полка, и пока мои партизаны двигаются к поселению, от них узнаю все основные местные новости и пытаюсь разобраться в тех событиях, что произошли в Кавказском отделе с момента моего отбытия на Дон.

Поначалу, в январе и первой половине февраля все было относительно тихо. Отдел жил своей самой обычной жизнью, казаки готовились к весне и отдыхали, строили какието планы на мирное будущее и обсуждали новости приходящие из Екатеринодара. Кто такие добровольцы Корнилова, что творится на Дону и каково положение дел в мире и России, никого особо не интересовало. В общем, настроения в среде кубанского казачества были такими же, как и у донцов. Что нам власть? Что нам идеи? Нас не трогают, и это хорошо, а кто там наверху сидит, нам без разницы.

Затишье продлилось до 23го февраля, когда в станице Кавказской открылся общий, то есть от иногородних и казаков, съезд делегатов всего отдела. Что на нем решали, и кто решал, рядовые казаки не знали, а съезд признал власть Совета Народных Комиссаров, постановил установить в станицах советскую власть, и выбрал комиссара Кавказского отдела, уже знакомую мне личность, бывшего прапорщика Одарюка. Полковник Репников, на то время атаман отдела, оглянулся вокруг, никто не против новой власти, по крайней мере, пока, так что тихомирно сдав дела Одарюку, все полномочия с себя сложил.

Прошло еще пять дней и под напором советских войск, все той же 39й пехотной дивизии и других революционных частей, пал Екатеринодар. Кубанская Рада город покинула, а вместе с ней ушли и все ее воинские формирования, как говорили, около двух с половиной тысяч добровольцев. Советская власть в лице Одарюка, увидев, что даже на это, казаки реагируют вяло и равнодушно, решила, что пора вводить свои порядки, и, первым делом, появился приказ о демобилизации и расформировании всех казачьих частей отдела. Следом, приказ о формировании пластунских батальонов смешанного состава, наполовину из крестьян, а наполовину из казаков. В Кавказской и иных станицах были проведены казачьи сходы, и они постановили, принять приказы Одарюка, осмотреться и ждать дальнейшего развития событий. На первый плевок, казаки утерлись, но зло затаили.

Следующее событие себя ждать не заставило, так как через наш отдел проходил генерал Корнилов, со всеми своими добровольцами, беженцами и обозом. Новая власть красные смешанные батальоны сформировать еще не успела, а потому, вспомнила о еще не полностью разошедшихся частях и приказала 1му Кавказскому полку и 6й Кубанской батарее, которые получили поганую приставку "революционный", сосредоточиться на станции Тихорецкой и быть готовыми к бою с Белой Гвардией. Воевать казаки не хотели, но им пригрозили карателями из солдат и полк с батареей, выступил на Тихорецкую. Простояв на станции ровно одни сутки, казаки узнали о том, что Корнилов уже пересек железнодорожное полотно в районе Березанской, и спокойно разошлись по домам. Почему "кавкаи" не захватили узловую станцию, не знаю, видимо, слишком малы были шансы на победу, а может быть, не нашлось лидера, который бы всех за собой увлек.

Дезертирства и нежелания воевать, новая власть казакам не простила, и держать нейтралитет не позволила. По всем станицам разошелся ультиматум Одарюка: "В 24 часа казакам сдать оружие, а нет, в станицы вышлют карательные отряды с броневиками и бронепоездами". Разумеется, оружие никто сдавать не собирался и спустя сутки, советская власть начала против ослушников карательные действия. К станицам подходили бронепоезда и обстреливали их из орудий и пулеметов, и были это, не предупредительные выстрелы и демонстрация силы, а самые настоящие боевые действия на уничтожение с порушенными домами и жертвами из мирных жителей.

Вот тут уже, даже самым тугим на умишко казакам стало ясно, что пора драться насмерть и пришло время постоять не только за себя, но и за жизни близких. В каждой станице, где преобладало казачье население, поднимался народ на борьбу, доставали воины оружие, припрятанное по подвалам и схронам, да становились под свои старые знамена и команду офицеров, с которыми всю войну прошли. Впрочем, поступали так не только казаки, но и многие крестьяне из иногородних, которым было известно февральское постановление Кубанской Рады о том, что каждый, кто добровольно встанет на борьбу с советской властью, получит земельный надел и привилегии казачества. Про обязанности Рада забыла, но это не беда, ведь главное, чтоб супостата одолеть, а там, видно будет.

И вот в самое смутное время, в начало восстания против большевизма, мой Сводный партизанский полк и очутился на родной для меня земле. Как поступить дальше и что сделать? Помочь своему отделу в борьбе или же, пройти в ночь через железнодорожные пути, которые контролируются частями ЮгоВосточной армии, и направляться прямиком к Екатеринодару, к которому ушел Корнилов с добровольцами? Вопросы непростые и выбор не легкий, но я командир полка, и хочу того, али нет, а выбор и решение лежат только в моей компетенции. Решив, что пока повременю и осмотрюсь в родных местах, думы эти отставил в сторону и во главе своих партизан, въехал в Новопокровскую.

В станице временно остановился в здании станичного правления, а полк, заняв площадь перед ним, расположился на дневку. На отдых только два часа, а дальше снова в путь. Узнав о моем прибытии, восставшие казаки стекались в правление. Расспросы, обмен новостями, обсуждение планов, и здесь спрашиваю, а кто, собственно, командует всем станичным ополчением. Ответ прост, старшего командира нет. В Новопокровской около шести десятков офицеров и среди них два полковника, а взять руководство над отрядом, почемуто некому.

Ситуация для меня знакомая все делается стихийно, а брать на себя ответственность никто не желает. Казаки горят жаждой дела, а куда себя приложить, не знают. Одни говорят, что надо атаковать вражеское "осиное гнездо" узловую станцию Тихорецкая. Другие кричат, что останемся дома, а железнодорожное полотно разберем. Мнение третьих направиться всеми силами на Кавказскую, где в старой крепости "Казачьем Стане", собирается большинство восставших отрядов, и совершить нападение на хутор Романовский. Сколько людей, столько и предложений, а враг тем временем не дремлет и со своим бронепоездом, к очередной станице направляется. Посмотрел я на это дело, вышел на крыльцо правления, и кликнул клич на запись в свой полк. Кто желает драться, тот со мной, а остальным, то ли приказал, то ли посоветовал, оставаться дома и родную станицу оборонять.

Проходит время дневки и, набрав в полк почти двести всадников при оружии, двигаюсь дальше. К вечеру, мои сотни уже в Терновской, и здесь, творится то же самое, что и в Новопокровской, есть воины, есть оружие, есть желание сражаться, но нет единоначалие. Раз так, то я и буду тем самым командиром, за которым казаки пойдут, тем более, что сила за мной уже есть, и на войну зовет не ктото со стороны, а свой станишник, который покидал Терновскую больше двух месяцев назад с двумя братьями, а вернулся с конным полком и в звании войскового старшины.

Запись в отряд оставил на утро, вокруг станицы стоят дозоры из местных казаков, полк распущен по квартирам, а я, в окружении родни, пятерых моих сотников и самых справных наших терновчан, сижу за богатым и щедрым кубанским столом. Сначала разговор все больше за жизнь идет, что и как, затем про Мишку, которого я все же оставил в Новочеркасском офицерском училище, после этого про войну на берегах Дона и так, добрались до войны на Кубани и восстания казаков Кавказского отдела.

Эту, самую серьезную на данный момент тему, первым затронул дядька. Он не стал ходить вокруг да около, а коротко и точно, изложил всем присутствующим, что скоро нам придет конец и, скорее всего, восстание Кавказского отдела потерпит поражение. Большинство присутствующих с ним согласилось, все же люди опытные собрались, почти все в войсках послужившие, и коечто за душой имеющие. Как следствие возник вопрос, а что собственно делать, дабы устоять.

Предлагаю кинуть по всем близлежащим станицам и хуторам клич, на запись в отряд Константина, дядька кивнул на меня, сидящего от него по правую руку. И не просто клич, а оказать всемерное содействие и поддержку всем его делам, выделить для казаков продовольствие, обмундирование и припрятанное оружие.

Сначала, надо самого Константина Георгиевича спросить и разузнать, готов ли он заняться освобождением отдела от большевиков или дальше направится, а нас покинет, отозвался ктото, и все собравшиеся за большим столом люди посмотрели на меня.

"Вишь ты, подумал я, совсем недавно еще Костей был или Константином, а теперь по имени и отчеству величают. Это своего рода признание". Пришлось ответить, и сказать то, чего от меня ожидали:

Если мне доверят казаков, то я очищу отдел от врага и, только после этого, продолжу свой поход.

Правильно!

Вот это понашему!

Молодец!

Такими были слова уважаемых казаков и офицеров, и только Богаевский, расположившийся неподалеку, укоризненно покачал головой. Ну, его мысли понятны, он хочет поскорее к добровольцам и правительству Кубанской Рады добраться. Ему надо провести переговоры и показать, что он нужный для Донской Республики человек, но это ничего, подождет неделю, пока я большевиков буду душить, и никуда не денется. Главный в полку я, а ему остается только ждать, пока его и чиновников как ценный груз к месту назначения доставят. Так бы, не будь в Кавказском отделе восстания, полк прошел мимо, но здесь мой дом, и здесь несколько узловых станций, которые являются важными стратегическими пунктами, и оттого, кто эти станции контролирует, в современной войне зависит очень многое. Решение принято и обжалованию не подлежит, на время полк остается в Кавказском отделе, и будет участвовать в его освобождении, а добровольцы не маленькие дети, и без меня повоюют.

После того, как солидные и влиятельные люди решили меня поддержать, праздничный ужин сам собой превратился в Военный Совет. Спиртные напитки исчезли, купцы и землевладельцы, сославшись на дела, покинули наш дом, а их место заняли находящиеся в станице офицеры, один полковник, один войсковой старшина и шесть есаулов. На столе появилась карта отдела, и началось предварительное планирование операции и определение сил противника.

Что мы имеем со стороны большевиков? Не так уж и много, как я ожидал. Основная ударная сила красных это бронепоезд "Коммунар" с четырьмя орудиями и три броневика. Огневая мощь восемь полевых орудий. Пехоты около полутора тысяч человек, в основном из 154го Дербентского пехотного полка. Конницы одна сотня. Занимают и контролируют все эти силы только четыре населенных пункта, станцию Тихорецкая, где находится часть штаба ЮгоВосточной армии товарища Автономова, хутор Романовский, с наибольшим количеством иногороднего населения, станицу Казанскую и станцию Гречишкино. Все остальные поселения или у восставших или до сих пор нейтральны.

Почему силы противника так незначительны? Ответ прост. Вопервых, часть войск переброшена на границу с Доном, где воюет отряд войскового старшины Фетисова, зачищающего окрестности Батайска и левобережье. Другая часть и один бронепоезд направлены к Екатеринодару, добивать Кубанскую Раду и Корнилова. В третьих, два батальона вызваны на Ставрополье, где вспыхивают офицерские восстания, и куда с Кавказа движется очень злой корпус Баратова, в составе которого, между прочим, два знаменитых партизана Великой Войны, Андрей Шкуро и Лазарь Бичерахов. Для нас это хорошо, а для противника, разумеется, плохо. Однако враги организованы гораздо лучше, чем восставшие, да и мой полк пока сыроват, а потому, преимущество за ними. Кроме того, через несколько дней Одарюк получит помощь из Павловской, где стоит покрасневший 18й пластунский батальон, проведет мобилизацию своих коммунаров и вызовет помощь из других отделов. Если мы не будем активны, восстание задавят в течении нескольких дней, и здесь дядька Авдей как всегда прав.

Теперь переходим к нам. У меня тысяча конных и десять пулеметов. В Терновской к утру наберу еще сотню всадников и двести пластунов. В дополнение, посланы гонцы к верным людям в окрестных хуторах. Если все сложится, как мне думается, то к завтрашнему полудню будет еще как минимум полторы сотни конных и двести пехотинцев на телегах. Про пулеметы промолчу, просто не знаю, сколько и у кого по скирдам и сараям запрятано. В общей численности, к завтрашнему вечеру, нас будет около двух тысяч. Солидная сила, с которой можно выдвигаться к Тихорецкой и атаковать ее. Бронепоезда и броневиков бояться не стоит, по сведениям моей родни, они направлены в станицу Темижбекскую, а после этого, двинутся к Кавказской.

Планов атаки занятой большевиками узловой станции было не менее пяти, и как всегда, начался спор, да такой, что мои земляки, чуть было не перессорились. Послушал я их, хлопнул по столу кулаком и объявил свой план, который должен был принести нам практически бескровную победу.

Прекратить спор! Всем слушать меня! спорщики остановили перепалку и, оглядев всех собравшихся, я начал говорить: Завтра, с утра стягиваем все силы в станицу, берем только тех, кто готов драться, и имеет оружие. После полудня выдвигаемся к станции и занимаем позицию для атаки. После чего, часам к пяти вечера, во главе двух сотен своих казаков, с нашитыми на папахи кумачовыми полосами и в шинелях без погон, никого не опасаясь и ни от кого не прячась, я выдвигаюсь к вражеским окопам на окраине. Дальше, представляемся конным отрядом знаменитого красного командира Шпака и проходим на станцию. Затем, отряд захватывает вражеский штаб и бьет по большевикам с тыла. Основные силы атакуют в лоб. Более точные приказы получите завтра перед выступлением, когда разведка вернется. Вопросы?

А кто такой Шпак? спросил один из моих сотников, хорунжий Зеленин, некогда воевавший против Чернецовского отряда в бригаде Голубова. Никогда не слышал о таком.

Хм, я тоже не слышал, но фамилия чисто коммунарская, а в нашем случае, главное, уверенности и нахальства побольше. Как думаешь, хорунжий, сможем такое дело провернуть?

Да. У красных неразбериха и с дисциплиной не очень. Наверняка, только на окраине несколько постов стоит, да в центре парочка. Похорошему, один неожиданный удар и станция наша. Лично я считаю, что не надо ничего придумывать с переодеванием и проникновением.

Как я решил, так и поступим.

А что с пленными делать будем? этот вопрос задал полковник Толстов, который еще в русскояпонскую войну получил тяжкое ранение в ногу и с тех пор, занимал только тыловые должности.

Надавать им всем по шеям и по домам распустить, чтоб не возиться, в разговор вклинился другой мой земляк, еще не видевший Гражданской войны и не понимавшей ее необычных законов, молодой подъесаул Мамоновмладший.

Нет, никого распускать не будем, потому что каждый отпущенный на волю вражеский солдат, может в будущем получить новую винтовку и снова пойти против нас.

Тогда получается, что их надо держать при себе или лагеря специальные выстраивать?

Тоже нет.

Неужели к стенке, удивился есаул и с опаской посмотрел на меня, ведь не басурмане какие, а православный люд.

Всех пленных собираем в кучу и организовываем из них вспомогательные рабочие подразделения, а чтоб не разбежались, приставляем к ним стариков из урядников и молодежь, пока еще не годную в строй. Сколько их будет, неизвестно, но чем они будут заниматься, я себе представляю четко. Мы передадим их под начало Николая Степановича, я посмотрел на полковника Толстова, тот согласно кивнул головой, а я продолжил: Думаю, господин полковник найдет достойное применение здоровым и крепким мужикам. Скоро полевые работы начнутся, так пускай пленные на нас поработают и восстановят то, что порушили.

Ладно, возьмем мы Тихорецкую, не унимался Мамонов, а дальшето что?

Первым делом свяжемся с Кавказской и в своих дальнейших действиях скоординируемся с ними. Ударим с двух сторон навстречу друг другу, и раздавим Одарюка с его бандами.

Надо не забыть небольшой отряд к Челбасам послать, уже в конце разговора сказал сидевший с краю стола и досель, не вмешивающийся войсковой старшина Дереза.

А что там?

Молодежи, собранной на военные сборы, больше тысячи человек. Все на конях и при оружии.

Вот это дело, это нам в помощь, и молодыки, если согласятся за нами пойти, а так оно и будет, к Тихорецкой за пару часов выйдут.

Более вопросов не последовало. Ктото из офицеров отправился к своим сотням, ктото решил еще немного продолжить застолье, а я на покой. Ночь прошла спокойно, с утра из окрестных хуторов начали подходить подкрепления, и уже к полудню, перед самым выступлением, под моим командованием было чуть более двух тысяч готовых к бою людей. Если быть более точным, то полторы тысячи конных, шестьсот пеших, тридцать три пулемета и одно орудие, непонятно как оказавшаяся на складах Мамоновастаршего 48ми линейная гаубица образца 1910го года с приличным боезапасом.

Все воинство было выстроено вдоль шляха сразу за станицей. Здесь был произведен смотр сотен, еще раз подтвержден план операции, и я отдал команду на выдвижение к Тихорецкой.

Вечер 21го марта, земля подсыхает, а ласковое солнышко начинает клониться к закату. К окраине узловой станции с революционной песней и развевающимся над головой передового всадника огромным кумачовым флагом, подходят две сотни красных конников. На дороге, охраняя въезд на станцию и разъезд на Тихорецкую, стоит пост, десять грязных и зачуханных солдатиков при двух "максимах". Вокруг никого, и встречают нас лениво. Появляется старший, косматый и давно небритый здоровяк в новенькой офицерской шинели, ржавой винтовкой за плечами и красной нарукавной повязкой.

Хтось такие? спрашивает он и сплевывает на землю шелуху подсолнечника.

Посмотрев на такое, решаю, что комедию можно не ломать и прав был Зеленин с переодеванием излишняя перестраховка получилась. Киваю своим казакам, которые готовы ко всякому и те, просто наезжают на красногвардейцев конями. Миг, и все враги согнаны в одну группу. Они стоят спина к спине, и начинают понимать, что все идет совсем не так, как им представлялось изначально, и что красные конники, совсем не красные. Что характерно, проявить героизм и ценой своей жизни, схватив винтовку, успеть выстрелить вверх и тем самым предупредить своих товарищей, не пытается ни один. Видимо, солдатики не из идейных бойцов, и это просто замечательно.

Охрану вяжут, а мои сотни, спокойно направляются на станцию. Здесь тихо, никто не суетится, не паникует и не призывает к оружию. Наверное, местные "борцы пролетариата" считают, что опасность гдето далеко, и здесь, они могут чувствовать себя в полнейшей безопасности. Это ошибка, и за нее, как и за любую другую, придется заплатить.

Подъезжаем к зданию станционного управляющего, невысокому, но просторному и широкому двухэтажному домику. Караул на месте, но взгляды, которые кидают на нас, не враждебные, а скорее любопытные. Спрыгиваю с коня и обращаюсь к трем солдатам, охраняющим штаб:

Где начальство?

А кто нужен?

Да хоть кто, а то, браток, понимаешь, прислали нас вам в подмогу, белых гадов и эксплуататоров трудового народа давить, а что конкретно делать и где мироеды окопались, того не ведаем.

Сегодня никого нет. Товарищи Одарюк и Пенчуков на Кавказскую направились, товарищ Фастовец уже домой отъехал, а все остальные, кто повыше, Катеринодар от беляков защищают.

Понятно, оглядываю площадь, станцию и железнодорожные пути, мои казаки заняли все самые выгодные для боя места и блокировали казармы. Взмах рукой и громкая команда: Начали!

Караульные мгновенно повалены на порог штаба и в него врывается несколько человек. По станции вихрем проносится скоротечный бой, и она под нашим полным контролем. Удачно сработали, быстро, без потерь и весьма результативно. Подобная лихость всегда высоко ценится, как начальниками, так и рядовыми воинами, так что сегодня я заработал себе такой авторитет и славу, который, при нашей победе, теперь будет всегда и во всем мне помогать.

На станцию входят отряды восставших и мой полк. Часть сил, незамедлительно отправляется в станицу Тихорецкую, еще два десятка в казачьи лагеря на реке Челбас, а остальные располагаются в солдатских казармах и занимают оборону на окраинах станции. Везде ставятся усиленные караулы, идет захват местных большевиков, а я направляюсь в аппаратный узел связи. Проходит всего полчаса, и по телеграфу у меня идет общение с Кавказской.

Кавказская: На связи оберофицер при атамане Кавказского отдела сотник Жуков. С кем я общаюсь?

Тихорецкая: Командир Сводного партизанского казачьего полка войсковой старшина Константин Черноморец. Под моей командой казаки окрестных станиц и донцы, присланные из Новочеркасска на помощь своим братьям. Захватил станцию и готов провести встречное наступление на соединение с вами.

Кавказская: Войскового старшину Черноморца не знаю, а вот с подъесаулом знаком. Как докажешь, что ты, это ты?

Тихорецкая: Вспомни, как твой разъезд перед Сарыкамышской операцией в дозоре находился, и вас турки атаковали. Тогда именно моя полусотня тебя выручила. У тебя конь в ту пору знатный был, но ему пуля ногу разбила, и ты его добить не смог.

Кавказская: Помню такое. Говори, что ты предлагаешь.

Тихорецкая: Атаковать противника по железной дороге. От Тихорецкой иду двумя эшелонами с несколькими орудиями. При встрече с бронепоездом, головным паровозом перекрываю дорогу и принимаю бой. Ваша задача в это время взять Романовский и блокировать вражеский бронепоезд с тыла. Сможете?

Кавказская: Да, сил у нас хватает, орудия имеются и хорошие саперы найдутся. Главное, Тихорецкая взята.

Тихорецкая: В таком случае, начинаю выдвижение в пять часов утра. Вашего выступления ожидаю на десять часов.

Кавказская: Понял. Твое выдвижение на пять, а мы начинаем в десять. С нами Бог! Конец связи.

Глава 14

Кубань. Март 1918 года.

Ну, и как тебе этот железный красавец? Демушкин похлопал ладонью по борту броневагона.

На его слова, в который уже раз за последние полчаса, я остановился и осмотрел захваченный нами бронепоезд "Коммунар", стоящий на станции хутора Романовский. Стальное чудище, которое наводило страх на все окрестные казачьи станицы, сейчас было безобидно. В который уже раз отметил для себя, что бронепоезд не какаято там самоделка, а самая настоящая заводская вещь, которую сделали на Путиловском заводе в 1917м году для боев на Западном фронте. Все как положено, бронепаровоз с рубкой командира, один жилой и два боевых броневагона с пятью пулеметами и двумя орудиями, одно калибра 76мм, другое мощней 122мм и, как дополнение, две контрольные площадки. Огневая мощь, хорошая скорость, отличная внутренняя связь и профессиональный экипаж в сто пятьдесят человек.

Отличная боевая машина, согласился я с есаулом.

И что с ним делать будем?

Себе заберем.

А если не отдадут?

Кто? Трофей наш, и спора не возникнет. Земляки на него претендовать не станут, им сейчас не до того, а чужаков в отделе нет, так что забираем бронепоезд и ставим его в боевую ведомость полка.

А команду на бронепоезд где взять? Это ведь не телегой управлять и не на коне по степи гарцевать.

Машинисты и половина экипажа останется, а остальных из наших наберем, я посмотрел на остановившегося на месте есаула, который мне както рассказывал о своем огромном увлечении техникой, и задал ему вопрос, которого тот ожидал: Командиром бронепоезда пойдешь?

Сделав вид, что задумался, Демушкин махнул рукой и сказал:

Конечно.

Тогда принимай механизм и формируй экипаж. На все тебе сутки. Завтра эшелонами выступаем в поход на Екатеринодар, и бронепоезд пойдет впереди.

Есть! козырнул есаул и направился на местную гауптвахту, где временно содержались артиллеристы, стрелки и машинисты бронепоезда. Он прошел метров пять, резко обернулся и спросил: А как его назовем?

"Кавкай".

Хорошее имя, боевое, ответил новый командир бронепоезда и продолжил свой путь.

Проводив есаула взглядом, я направился к местной управе и пока шел, вспоминал вчерашний день.

Из захваченной Тихорецкой, выдвинулись около пяти часов утра, все, как и планировалось заранее. Два эшелона, гаубица, три трофейных полевых орудия и восемьсот спешенных казаков. С войсками комиссара Одарюка мы встретились в четырех верстах от Романовского, и бой начался в чистом поле. Комиссар торопился отбить Тихорецкую, и я его стремление понимал, так как в ночь лично осматривал штаб товарища Автономова и шесть эшелонов скопившихся на путях. Добра там оказалось много, боеприпасы, снаряды, обмундирование и продовольствие. По сути, то, что мы захватили, это часть экспроприированного имущества Кубанской Рады, оставленное ей при отступлении в Екатеринодаре, и предназначалось оно к отправке на Ставрополь, Царицын и Москву. Одарюк, что бы про него не говорили, человек был неглупый, все же бывший учитель и офицер, и то, что за потерю эшелонов его поставят к стенке, понимал очень хорошо. Шанс вернуть под свой контроль станцию, эшелоны и штаб у него был, и он очень сильно надеялся на бронепоезд, который, должен был навести на нас страх.

Может быть, перед бронепоездом, если бы он был неожиданностью, казаки и отступили, но при выдвижении к Романовскому мы знали, на что шли, а потому, только впереди задымили чужие паровозные дымы, я дал команду остановиться и всем бойцам покинуть головной эшелон. Казаки сыпанули на грунт и частью, вместе со вторым эшелоном, откатились назад по железнодорожному полотну, а частью, вместе с орудиями на фланги. Возле головного паровоза остались только четыре десятка добровольцев. В основном те, кому в этой жизни терять нечего.

Прошло с десяток минут, появился "Коммунар" и эшелон с пехотой. Остановка. Враг насторожен, и не понимает, что на встречных путях делает еще один паровоз и десяток вагонов. Выдвигается разведка, но ее встречают огоньком из полутора десятков ручных пулеметов, и она откатывается назад. Головное орудие "Коммунара" делает выстрел, и метрах в ста от железнодорожных путей взлетает к небесам огромный ком земли. Больше выстрелов нет, большевики решили не рисковать повреждением путей, и перешли в наземную атаку.

Из следующего за "Коммунаром" эшелона появилась пехота и густыми нестройными цепями устремилась вперед. В лоб красных встретили пулеметы, а с флангов ударила артиллерия. Идущие в наступление дербентцы откатились назад, и вперед, стреляя из орудий по обе стороны от своего пути, покатил бронепоезд. Видимо, Одарюк надеялся пробить себе путь контрольной платформой и выдавить эшелон дальше по колее. Однако три трехдюймовки и гаубица не дали ему этого сделать. Наши снаряды рвались вблизи "Коммунара" и красный начальник Кавказского отдела решил временно отступить назад в Романовский.

Поступил Одарюк разумно, и мысль его была понятна. Он хотел подтянуть резервы и снова атаковать, вот только возвращаться ему было некуда, поскольку одним стремительным наскоком большой хутор Романовский уже был взят восставшими казаками, а железнодорожные пути оказались заблокированы подорванным железнодорожным полотном. Как итог, в чистом поле бронепоезд и эшелон, делай что хочешь, а более чем четыре версты железнодорожного полотна, ты не контролируешь. Был ли для комиссара Кавказского отдела хоть какойто достойный выход из этой ситуации? Нет, не было, и все потому, что он находился на враждебной для себя территории, а ближайшие части Красной Гвардии, не знавшие, о его бедственном положении, были от него далеко.

Бронепоезд замер на месте и, пытаясь нащупать опасную для него гаубицу, только лениво постреливал из двух своих орудий. Как мы узнали позже, боевые расчеты других орудий и пулеметов, в это время митинговали вместе с уцелевшими дербентцами и решали, что же делать дальше. Солдаты и экипаж бронепоезда были склонны к тому, чтобы вступить с нами в переговоры, но власть комиссара все еще была сильна, и он, толкнув зажигательную речь, убедил бойцов, что необходима еще одна атака, и направляться она должна на наши спрятанные в балках орудия.

Новая атака красной пехоты, но в ней не было пыла и решительности, и солдаты откатились обратно к бронепоезду и эшелону. Затишье и новый митинг. К нам подходит еще пять орудий 6й Кубанской батареи и около трехсот всадников, во главе которых, мой старый знакомец сотник Алексей Тимофеевич Жуков. Под ним чистокровный жеребец кабардинец, а сам сотник, как на праздник, в новой черной черкеске с серебряными газырями, и выглядит почище любого парадного генерала, строен, торжественен и горд. Он спрыгивает с седла наземь, и мы обнимаемся, сотник хлопает меня по плечу и говорит:

Вовремя ты к нам на подмогу подоспел, Константин. Еще бы деньдругой, и разогнали нас.

Ничего, чай не чужих людей выручаю, а своих братьев.

И все же, от всего отдела тебе благодарность.

Дело еще не сделано, я киваю на бронепоезд.

Пустое, отвечает Жуков. Солдаты сейчас посовещаются меж собой и парламентеров пришлют, а нет, так всей своей артиллерией их расстреляем.

Сотник оказался прав. Прошло всего несколько минут после его прибытия к месту боя, и от бронепоезда показались три солдата, которые скорым шагом шли к нам, и махали над головой белой простыней. Стрелять в них никто не стал, лишняя кровь никому не нужна и вскоре солдаты начали сдаваться в плен. Наши условия к рядовым вражеским бойцам были просты, сдача оружия и бронепоезда, а взамен, жизнь каждому бывшему красногвардейцу. Все прошло на "отлично" и только Одарюк не появлялся. Наши казаки взяли под контроль бронепоезд и обнаружили его тело в командирской рубке. Он лежал на полу, в его руке был зажат "наган", а вся голова была залита кровью. Казалось, что комиссар покончил жизнь самоубийством, но это оказалось не так. Как выяснилось, красный командир хотел напоследок подорвать боеукладку одного из броневагонов, а артиллеристы, справедливо опасавшиеся, что поврежденного бронепоезда им не простят, не долго думая, пробили ему голову ломом. Такая вот судьба у человека, ну и Бог с ним.

К вечеру восстановили подорванную железную дорогу и с трофейным бронепоездом в голове колонны, наши эшелоны вошли в хутор Романовский. Выйдя из вагона, я направился в местный штаб, который временно располагался в управлении Владикавказской железной дороги, и имел возможность пройтись по хутору. Гдето на окраине все еще трещали одиночные выстрелы, а на площади, при большом скоплении народа, когото пороли.

Кого наказываете? спросил я тогда одного из знакомых казаков.

Есаула Пенчукова, который у Одарюка правой рукой стал. Шкура продажная.

И много ему прописали?

Тридцать плетей.

Может не выдержать, кивнул я на стонущего под сильными ударами есаула, которого помнил еще по Кавказу, как вполне неплохого вояку и честного человека.

Может, согласился казак, да только если сдохнет, то и не жалко.

И что, много предателей среди казаков оказалось?

Та ни, не много, человек с десяток кто рьяный, а остальные так, для отвода глаз красным улыбались.

Покинув площадь, я все же добрался к штабу восставших, но застал там только сотника Жукова. Более никого из старших командиров на месте не оказалось и, решив, что дело к вечеру, я отправился на станцию и занимался делами своего отряда.

И вот, новый день, новое утро, решен вопрос с бронепоездом, и мне пора возвращаться в Тихорецкую, откуда всем своим отрядом я, и направлюсь к Екатеринодару. Однако перед этим, следует уладить некоторые дела с командирами и атаманами Кавказского отдела. Служба службой, как говорится, но и про своих забывать не надо, ведь верна мудрость народная, что как ты к людям, так и они к тебе.

В здании местного правления Владикавказской железной дороги меня уже ожидали, пропустили как своего и проводили в комнату для совещаний. Здесь, за большим столом сидели пятеро казаков, и всех их я знал. Слева расположились, прибывший из родной станицы Расшеватской, атаман отдела полковник Репников, сотник Жуков и интендант восставших есаул Шниганович. Справа люди посерьезней, именно те, от чьего слова в среде восставших все и зависит. Первый, личность известная, командир 1й бригады 5й Кавказской дивизии полковник Георгий Семенович Жуков, а второй, один из явных зачинателей восстания войсковой старшина Ловягин.

Я поздоровался, присел между офицерами отдела и, в который уже раз за последние дни, начал рассказывать о положении дел на Дону и в мире. Слушали меня внимательно, и говорил я не менее часа, а когда закончил, еще полчаса отвечал на всякие уточняющие вопросы. По тому, как переглядывались между собой командиры восставших, я мог понять, что еще до моего прихода они обсуждали возвращение ставшего войсковым старшиной Константина Черноморца на Кубань и чтото для себя решили. Что у них на уме, я примерно представлял, но сам вперед пока не лез, а только отвечал на вопросы и ждал начала серьезного разговора.

Наконец, все, что я хотел сказать, было сказано, и на некоторое время, в комнате воцарилась тишина, которую прервал полковник Жуков:

Какие твои дальнейшие планы, старшина?

То, что полковник признает полученное мной на Дону звание было хорошим признаком, и я ответил прямо и без обиняков:

Завтра на Екатеринодар выступаю. Надо наше правительство и добровольцев выручать. Все трофеи, взятые в Тихорецкой, оставляю в вашем полном распоряжении и никак на них не претендую. Если Рада восстановит свою власть, вернете припасы правительству, а нет, так они вам в борьбе против большевиков помогут.

Через деньдва на нас со Ставрополья и Павловской натиск пойдет. Может быть, останешься еще на несколько дней?

Оборона это гибель всего дела, да и если бы даже хотел остаться, все равно не получится. У меня приказ и я его выполню.

Раз так, то хорошо. Кого в Тихорецкой за старшего командира оставишь, и сколько с тобой наших казаков на Екатеринодар пойдет?

За старшего командира остается войсковой старшина Дереза, а силы мои, полторы тысячи конных, тысяча пластунов, четыре орудия и бронепоезд.

Против тех войск, что у красных сейчас в краевой столице, маловато.

Знаю, по документам, захваченным в штабе Сорокина и Автономова, у большевиков около двадцати пяти тысяч штыков, два бронепоезда и тридцать орудий. Это то, что было в столице на позавчерашнее число. Однако, думаю, что пробьюсь к столице, а там отряд Покровского и добровольцы, так что осилим ворога.

Сколько у Дерезы в Тихорецкой казаков остается?

Точно не знаю, люди продолжают подходить постоянно, но не менее двух тысяч бойцов, полтора десятка пулеметов и два орудия. Натиск от Павловской сдержат, особенно, если железнодорожный путь подорвут. Кстати, хотелось бы знать и ваши планы.

Полковник почесал небритый подбородок и ответил:

На данный момент у нас шесть тысяч пеших казаков, полторы тысячи конных, восемь орудий и шестьдесят пулеметов, в основном ручные "Льюисы". Это по нашим силам, а вот планов имеется два. Первый глухая оборона отдела с подрывом всех путей сообщения и выход на связь с краевым правительством, а второй, удар на Екатеринодар через УстьЛабинск, но для этого необходим твой трофейный бронепоезд и участие твоего отряда.

Значит, вы предлагаете мне атаковать врага не через Выселки и Кореновск, а через Тифлисскую и УстьЛабинск?

Да.

В таком случае, сколько сил вы сможете мне выделить в помощь, и кто будет командовать казаками отдела?

С тобой пойдут две тысячи пехотинцев и вся 6я Кубанская батарея. Командование нашими казаками ляжет на войскового старшину Ловягина, и он будет подчиняться тебе. Такая постановка дела устраивает?

Да, полностью, господин полковник.

Отлично. Когда начинать сосредоточение войск, и на какое время назначаешь выступление?

Сбор отрядов начинаем прямо сейчас, а эшелоны с местными казаками формируем в Романовском и на станции Гришечкино.

Я посмотрел на Ловягина, который сидел рядом, а тот, только кивнул и молча вышел из комнаты. Деловой человек, сказать нечего. Все ясно и понятно, а значит пришла пора работать.

Совещание с командованием Кавказского отдела было окончено, и вскоре, я был на телеграфе, вызвал Тихорецкую и приказал оставшимся на станции подразделениям моего отряда стягиваться к Романовскому. К вечеру приказание было выполнено, и я был готов выступить в поход, однако оставался бронепоезд, который осваивался новым смешанным экипажем и эшелоны с пехотой Кавказского отдела. Пришлось ждать полного сосредоточения всех сил, и я, расположившись в жилом вагоне бронепоезда, в десятый раз рассматривал карты железных дорог, которые вели от Тифлисской, с утра захваченной нашими силами, к Екатеринодару.

Настрой был нерабочий, и мысли постоянно скатывались на иные темы. В этот момент, в вагон зашел Митрофан Петрович Богаевский, интеллигентный тридцатишестилетний мужчина в гражданском костюме, очками на глазах и ранней сединой в волосах. Когда я видел "Донского Баяна" на выступлении в Офицерском Собрании Новочеркасска, он выглядел гораздо свежей и седины в его волосах я тогда не заметил, а теперь, он сильно изменился. Видимо, смерть Каледина, и в самом деле, его сильно подкосила, да и скитания с семьей по зимним степным станицам, так же ничего хорошего принести не могли.

Вы не заняты? спросил посланник Войскового Атамана.

Нет.

С вами можно поговорить?

Разумеется, Митрофан Петрович, я указал ему на привинченное к полу кресло напротив меня: Присаживайтесь, сейчас чайку попьем и за жизнь поговорим, а то две недели уже бок о бок, а общения как такового нет.

Ну, вы ведь сторонитесь меня Константин Георгиевич, Богаевский посмотрел на карту, лежащую на столе между нами, а затем, поймал мой взгляд и спросил: Вы не верите мне, господин войсковой старшина?

Выдержав взгляд знаменитого донца, я ответил:

Скажем так, не доверяю.

А причина?

Вопервых, Митрофан Петрович, вы демократ и интеллигент, а такие простые вояки как я, никогда не доверяли таким гражданам. Вы красиво говорите, но какие за вами имеются конкретные дела, я не знаю. Законы, декреты и воззвания, для меня это все пустое. Кроме того, именно по вашему ходатайству в свое время был выпущен из тюрьмы Голубов, а что он натворил, вы знаете.

Да, знаю, Богаевский тяжко вздохнул, и за этот свой поступок, я себя до сих пор простить не могу. Однако же, поймите и меня, время смутное было, а Голубов, в начале 1917го, так браво в Царицыне революционеров разгонял, что там до сих пор его имечко недоброе поминают.

Ладно, Митрофан Петрович, сменим тему. Не Голубов, так какойнибудь Миронов казаков к сотрудничеству с красными склонил. Лучше расскажите, что вы хотите от Кубанской Рады получить. Конечно, я это и так понимаю, но только в общих чертах.

Хм, чего добиться? Вопрос и простой и сложный, одновременно, и начну я с самого начала, если вы не против.

Нет, не против и время свободное пока еще есть.

Тогда слушайте, Константин Георгиевич. В июле 1917го, под председательством атамана Каледина в Новочеркасске было собрано совещание по вопросу противодействия Временному правительству Керенского. Донское правительство участвовало в полном составе, а кроме нас, присутствовали представители Кубани, калмыки во главе с князем Тундутовым, от Терека атаман Караулов и близкий к нему член правительства Ткачев, астраханские казаки и делегация горцев Кавказа. На этой конференции при полном единодушии всех участников было решено начать разработку положений о создании ЮгоВосточного Союза, который мог бы до восстановления законной Российской власти, стать островком спокойствия и мира в бушующем кровавом хаосе революции. Желание чтото сделать, у всех было огромное. Однако, почемуто, вся эта затея утонула в бюрократических проволочках, которые, Константин Георгиевич, я ненавижу не меньше вашего. Все, чего удалось добиться, это создания при каждом казачьем Войске специальной комиссии, которая должна была утрясать все формальности.

Надо же, удивился я, не знал о таком.

В томто и дело, вроде бы и работа проделана большая и расходы финансовые были, а про это почти никто и не знал. Сейчас, когда Дон поднялся против большевиков, с подачи Петра Николаевича Краснова эта идея вновь кажется реальной, только называется подругому, не ЮгоВосточный Союз, а ДоноКавказский. Идея прежняя. Заключить тесный союз с Кубанским, Астраханским и Терским казачьими Войсками, присоединить к нашим делам калмыков и горцев, а после этого нанести один мощный удар на Москву. Каждый сам по себе, войну с большевиками не вытянет, а значит, необходимо объединение и общее руководство всеми войсками, промышленностью и ресурсами. Надеюсь, вы с этим не будете спорить, Константин Георгиевич?

Нет, Митрофан Петрович, не буду и, даже более того, имею указание всячески вам помогать в переговорах. Однако, как это сделать, пока не знаю.

Вы офицер, господин войсковой старшина и ваше дело война, но я найду применение вашим талантам, а сам процесс переговоров с Кубанской Радой представляю себе примерно так. Мы соединяемся с войсками добровольцев и кубанскими краевиками, и в сложившихся обстоятельствах, ваш отряд будет составлять очень крупную часть всей армии. Значит, за кем сила, тот и условия ставит. За нами такая сила есть, и это ваши казаки. Вы не против такой постановки вопроса?

Нет.

Тогда продолжу развивать мысль далее. Насколько я знаю из местных газет, которые выпускала Рада перед падением Екатеринодара, Кубань еще 8го января объявила о своей независимости и вхождении в Россию на федеративных началах. Вы знаете об этом?

Да, знаю.

В таком случае, наверняка, представляете себе реакцию добровольцев и Корнилова на эту федеративную самостийность?

Конечно. Они будут считать местное правительство предателями.

Именно так. Как следствие, генералы постараются перехватить все ниточки управления Кубанью из рук Рады, в которой нет единого лидера, а после этого, начнут уничтожение всех федеративников, краевиков и самостийников.

Думаете, они пойдут на это? засомневался я.

Уверен. Ведь своих бить, это не с большевиками воевать, всегда легче, а потому, белые генералы рано или поздно, но встанут на путь террора. Конечно же, если раньше их красные не прихлопнут.

И что намерены в таком случае делать вы, Митрофан Петрович?

Открыть кубанцам глаза на происходящее и объяснить, что только заодно с Доном они выживут, а добровольцы, которые все равно, потерпят поражение, бросят их, как бросили Ростов и Новочеркасск. Кубанской Раде нужен лидер, и я такого лидера знаю. Это известный самостийник Мыкола Рябовол, который поддержит нас во всех наших начинаниях.

Слышал о нем, несколько скривился я, и говорят, что есть за ним несколько темных историй.

Говорят о многом, а верить надо делам.

Тоже верно, согласился я и спросил: Вы хотите протолкнуть Рябовола на место председателя Рады?

Именно так, протолкнуть и закрепить за ним это место.

После такого, корниловцы могут перейти к активным действиям.

Могут, но есть ваш отряд, и есть войска Рады, которые возглавляет этот, как его, бывший военный летчик...

Виктор Покровский, сказал я.

Дада, Покровский. Есть вы, есть он, имеется Рада и родная для всех вас Кубань. Против, большевики, которых отсюда надо вышибить, и это враги явные. Кроме вас с большевиками на Кубани присутствуют еще и добровольцы, которые могут учинить за спиной чтото плохое, но на явный конфликт Корнилов или его генералы не решатся, так как слишком сильно они от казаков зависят. Предполагаю, что после нашего соединения с войсками кубанцев и начала переговорного процесса, может произойти чтото локальное, например, устранение двухтрех человек, а потому, надо быть настороже и готовиться не только к бою с красногвардейцами, но и стычкам с белыми.

Понимаю вас, кивнул я Богаевскому, и замечу, что вы сильно изменились после смерти Каледина. Как вы понимаете, говорю я не о внешности, а о характере.

Иллюзии испарились, вот и все. Жаль, но мечтатель уступил место прагматику, и теперь, я на многое смотрю совсем не так, как раньше. Испытания, выпадающие на долю каждого человека, делают его либо сильней, либо ломают. Я не сломался, хотя и был к этому близок, а увидев смерть вблизи, пережил ее и стал сильней.

В таком случае, Митрофан Петрович, я готов оказать вам самое живое свое содействие.

Именно это я и хотел от вас услышать перед тем, как мы пробьемся к нужной нам цели, Богаевский встал, коротко кивнул, и покинул вагон.

Проводив "Донского Златоуста" взглядом, я сам себе усмехнулся, вновь пододвинул к себе карту, и продолжил ее изучение. Интриги, дипломатия, а также подковерная борьба политических сил и течений, дело интересное, но самая главная на сей час задача, это выйти на соединение с добровольцами и отрядом Покровского, которые находятся гдето за Екатеринодаром и готовятся к его штурму.

Глава 15

Окрестности Екатеринодара. Март 1918 года.

Пробиться к Екатеринодару сходу, мои партизанские отряды не смогли. К чести товарищей Сорокина и Автономова, не смотря на не самый лучший воинский контингент, находящийся под их командованием, оборону краевой столицы они организовали вполне неплохо. В первый же день наступления по железной дороге, практически без всякого боя, мы освободили Ладожскую и УстьЛабинскую, а вот дальше, начиная от окраин станицы Воронежской, за каждую версту приходилось биться всерьез. Красногвардейцы взрывали железнодорожное полотно, пускали нам навстречу пустые эшелоны, и в каждом удобном для обороны месте, оставляли крепкий заслон, который давал нам отпор, сдерживал на часдругой и отходил на новую позицию. Так продолжалось два дня, до тех пор, пока я не приказал разгрузиться всей коннице, добавил к ней пришедших к нам на помощь устьлабинцев, и не предпринял фланговый обход в двадцать верст.

Одним лихим налетом казаки захватили станицу Васюринскую и перекрыли все пути отхода тем красногвардейцам, которые сдерживали продвижение моих эшелонов и бронепоезда. Кстати, здесь же от пленных коммунаров, и узнали, кто же так умело и профессионально против нас воюет. Оказалось, что это немецкие интернационалисты товарища Мельхера, еще при занятии красногадами Ростова посланные на помощь Автономову. Таких незваных гостей нашей земли, мы упустить не могли ни в коем случае, а потому, три сотни казаков сделали встречный марш навстречу нашим эшелонам и, в ходе ожесточенного боя, при поддержке артиллерии бронепоезда, уничтожили более четырехсот немцев вчистую, да так, что потом ни одного выжившего не нашли.

В Васюринской задержались еще на сутки, ждали подхода эшелонов с пехотой и артиллерию, и к нашей столице выдвинулись только 28го марта. Отряд мой разросся чрезвычайно, постоянно подходили подкрепления, и когда 29го числа мы с боем заняли станцию Пашковскую, где население принимало нас с большой радостью, за мной было уже свыше семи тысяч бойцов при полутора десятках артиллерийский стволов и большом количестве пулеметов. В полдень того же дня, мои разъезды сомкнулись с передовыми дозорами генерала Эрдели. Так мы вступили в соприкосновение с добровольцами и замкнули кольцо окружения вокруг Екатеринодара. Конечно, колечко это было хлипкое и слабенькое, но оно было, и красногвардейцы оказались в осаде.

Ближе к вечеру, в сопровождении сотни казаков, обогнув город с севера, я прибыл в штаб генерала Корнилова в немецком поселке Гнадау, который в мирное время жил производством и переработкой молока. Добротный белый кирпичный дом с несколькими комнатами. Именно здесь собрались все те генералы, которые и ведут за собой Добровольческую армию. Один из офицеровкорниловцев, подтянутый и чрезвычайно утомленный штабскапитан, проводит меня внутрь. Здесь в средних размеров комнате, происходит моя встреча с генералом Корниловым и начальником его штаба Романовским.

Командир Сводного партизанского казачьего полка войсковой старшина Черноморец, представляюсь я невысокому скуластому человеку в тужурке с погонами генераллейтенанта, который стоит в центре комнаты и внимательно разглядывает меня.

Сколько у вас войск? подходя ко мне вплотную и смотря прямо в глаза, спрашивает Корнилов.

Четыре тысячи пехоты, около трех тысяч конницы, бронепоезд и три артиллерийские батареи. Контролирую станцию Пашковская и готов к наступлению на город уже с завтрашнего утра.

Отлично, говорит командующий Добровольческой армией. Он удовлетворенно кивает головой и, повернувшись к генералу Романовскому, который чтото пишет за столом, обращается к нему: Иван Павлович, готовьте приказ о завтрашнем наступлении и передаче всех войск находящихся под командованием войскового старшины Черноморца в подчинение Добровольческой армии.

Прошу прощения, господин генерал, прерываю я Корнилова и, когда тот, удивленно приподняв бровь, поворачивается ко мне, продолжаю: Мои отряды не станут подчиняться приказам вашего штаба, и мое непосредственное начальство рассматривает вас как союзников, но никак не главенствующую и указующую силу.

Лавр Георгиевич недовольно морщится, молчит, и в разговор вступает оторвавшийся от своих документов Романовский:

Наверное, Черноморец, вы еще не в курсе, а потому, возражения ваши понятны. Возьмите и прочтите, он привстал, и протянул мне лист бумаги.

Глаза быстро пробегают по листу. То, что я держал в руках, было постановлением совместного совещания правительства Кубанской Рады и руководства Добровольческой армией в станице НовоДмитровской от 17го марта сего года.

Итак, список участников, краткое описание обсуждений и само постановление:

1. Ввиду прибытия Добровольческой армии в Кубанскую область и осуществления ею тех же задач, которые поставлены Кубанскому правительственному отряду, для объединения всех сил и средств признается необходимым переход Кубанского правительственного отряда в полное подчинение генералу Корнилову, которому предоставляется право реорганизовать отряд, как это будет признано необходимым.

2. Законодательная Рада, войсковое правительство и войсковой атаман продолжают свою деятельность, всемерно содействуя военным мероприятиям командующего армией.

3. Командующий войсками Кубанского края с его начальником штаба отзывается в состав правительства для дальнейшего формирования постоянной Кубанской армии.

Подлинное подписали: генерал Корнилов, генерал Алексеев, генерал Деникин, войсковой атаман полковник Филимонов, генерал Эрдели, генералмайор Романовский, генералмайор Покровский, председатель кубанского правительства Быч, председатель Кубанской Законодательной Рады Н. Рябовол, товарищ председателя Законодательной Рады Султан ШахимГирей.

Возвращаю постановление Романовскому и на взгляды генералов, отвечаю:

Этот документ не является для меня основополагающим, поскольку в нем речь идет только об отряде генералмайора Покровского, а я, нахожусь на службе Донской Казачьей Республики и под моим командованием войска, которые не являются воинскими частями кубанского правительства. Восставшие казаки еще не принесли присягу на верность Кубанской Раде, а мой Сводный партизанский полк, помимо меня, подчиняется только трем людям, войсковому атаману Дона Назарову, его помощнику генераллейтенанту Краснову и командующему Донской армией генералмайору Чернецову.

Значит, спрашивает Корнилов, слухи о том, что Новочеркасск устоял, все же верны?

Так точно, господин генерал. Красная гвардия понесла серьезные потери, и мой полк был послан по следам вашей армии, дабы оказать помощь в борьбе с ЮгоВосточной армией большевиков.

Тогда подчиняйтесь моим приказам, войсковой старшина.

Если они покажутся мне дельными и устроят меня, то я подчинюсь вам, господин генерал. Однако, устилать поля вокруг Екатеринодара телами идущих за мной казаков, я не намерен.

Генералы переглянулись, смогли затушить в себе всю ту злобу, что проявилась в них моим ответом, и Корнилов сказал:

Что же, союзник это тоже неплохо. Через полчаса состоится военный совет, и вы на него приглашены. Пока, можете быть свободны.

Коротко кивнув, я покинул комнату, вышел на улицу и прошелся по поселку. Гдето рядом лазарет и постоянно привозят раненых. Кудато скачут посыльные, и кругом царит суета в смеси с неразберихой. Как человек военный я вижу, что порядка в расположении добровольцев немного и искренне удивляюсь тому обстоятельству, как они до сих пор уцелели. Видимо, велика их удача. Хотя, бессмысленное передвижение по зимним степям и размен одного офицера на трех большевиков, удачей назвать сложно. Коечто я уже узнал от конников Эрдели, с которыми добирался к Гнадау, и выводы о героическом "Ледовом походе", для себя уже сделал.

В армии, которая покидала Новочеркасск, было около трех тысяч бойцов. Сейчас, несмотря на постоянное пополнение офицерами, студентами и юнкерами, которые присоединялись к добровольцам в населенных пунктах, через которые они проходили, в строю только две. Все остальные остались в степных просторах, а каков итог всего их похода? На мой взгляд, очень плачевный, и за два с половиной месяца, не достигнуто ничего. Казаки за ними как не шли, так и не идут, красные на Кубани усилились, и если бы не мое появление, то, скорее всего, Екатеринодар самостоятельно они не взяли и были вынуждены брести дальше по кубанским просторам в неизвестном направлении.

Да, чего говорить, если даже элементарная разведка не налажена, и командование не знает, что творится в соседних станицах. Про события на Дону или в совсем уж далекой Центральной России и говорить нечего. В армии куча генштабистов и генералов, а продвижение по степи, шло не по картам, а наобум и с проводниками. Черт, если у нас такие генералы в Великую войну командовали, то становится понятно, почему так бездарно были спланированы боевые фронтовые операции, в которых солдаты пачками в землю зарывались. Правильно в одной из газет было сказано, что у нас отличные кадровые солдаты, хорошие офицеры и, в большинстве своем, бездарный генералитет. Ладно, забудем войну с германцами и турками, и вернемся к реалиям войны гражданской. Что будет, если эти генералы подомнут под себя Кубань, а затем и Дон? Как они будут воевать? Думается мне, что так же, как и в старину, до тех пор, пока у них офицерский и людской ресурс не исчерпается.

До военного совета оставалось совсем немного времени, я хожу и размышляю о всем происходящем вокруг и, неожиданно для себя, на окраине поселка услыхал старую казацкую песню, которую в несколько голосов тянули три или четыре человека:

"Зажурылысь чорноморци, что нигдэ прожиты,

Найихала московщина, выганяе с хаты.

Ой, годи вам чорноморци, худобу плодыты,

Ой, час пора вам, чорноморци, йты на Кубань житы.

Идуть нашы чорноморци, та, й нэ оглядаються,

Оглянуться в ридный край слизьмы умываются".

Печальную песню останавливает грубый окрик:

Прекратить!

Заинтересовался я, что же это такое происходит. Обхожу аккуратный немецкий домик и в вечерних сумерках вижу следующую картину. Возле стены стоят шестеро пожилых дядьков, вида самого казацкого, а напротив них десять молоденьких солдат и офицердоброволец в шинели без погон.

Что здесь происходит? строго спрашиваю я.

Офицер оборачивается, кидает взгляд на мою серую походную черкеску, без знаков различия, и неохотно отвечает:

Дозор поймал вооруженных казаков, которые от Екатеринодара шли. Наверное, красные разведку выслали или посыльных за помощью отправили. Генерал Деникин приказал их расстрелять.

Оборачиваюсь к казакам и спрашиваю теперь уже у них:

Это правда?

Та ну, отвечает один из них, седоусый казачина в порванном бешмете. Мабилизованные мы, из Тенгинской станицы. С красными не схотели оставаться, и домой пошли, а тут нас патруль остановил. Мы сдались без боя, а нас расстреливать. Как же так, гаспадин ахвицер?

Отставить расстрел! командую я добровольцам.

У меня приказ, отвечает офицер, и пока нет его отмены, я продолжу его исполнение. Кроме того, я не знаю, кто вы.

Я войсковой старшина Черноморец, который привел отряды казаков вам на помощь и в моих отрядах, полтысячи земляков этих людей, кивок на стоящих у стены дядьков. Вы, хотите, чтобы завтра они повернули своих коней и ударили на вас?

Господа офицеры, в чем дело? изза угла появляется генералмайор Романовский.

Объясняю ему ситуацию, он хмурится и дает распоряжение приостановить расстрел. Вместе мы покидаем место несостоявшейся казни, и идем в штаб. Снова маленькая комната, здесь собрались Корнилов, Алексеев, Деникин, Марков и донской генерал Африкан Богаевский. Романовский присаживается за стол, а я, один, стою в центре комнаты, и все высокопоставленные чины Добровольческой армии смотрят на меня с некоторой неприязнью. Был бы я духом послабей, то упал бы перед ними на колени и попросил их простить меня за нежелание подчиниться Корнилову, а с другой стороны, если бы духом был слаб, то и люди за мной не пошли и не смог бы я к Екатеринодару пробиться. В общем, я чуть усмехнулся и, никого не спрашивая, молча взял от стены стул, подвинул его к столу и присел. Наглость второе счастье, и сейчас, я нужен генералам, а не они мне, так что может войсковой старшина позволить себе покуражиться, пока момент хороший.

Генералитет поскрипел зубами, смолчал, и появились еще три участника военного совета, не знаю, заранее ожидаемые или приглашенные специально изза меня. Первый, председатель кубанского правительства Лука Лукич Быч, типичный чиновник Российской империи выдвинутый наверх смутным временем революции, немного демократ, немного самостийник, а в целом середняк. Второй, войсковой атаман Кубанского казачьего Войска полковник Александр Петрович Филимонов. Отличнейший тыловик и администратор, хозяйственник, который мог за сутки сформировать и укомплектовать всем необходимым строевой конный полк кубанцев и отправить его на фронт. К сожалению, без всякого боевого опыта, великолепный тыловик, но и только. Третий, несколько сутуловатый и низкорослый генералмайор в черной черкеске, по виду, более напоминающий кавказского горца, чем казака. Этого человека я ранее никогда не видел, но догадался, что это Виктор Покровский, знаменитый летчик Великой войны, всего за два месяца из штабскапитанов выскочивший в генералмайоры.

Кубанцы входят, рассаживаются, и начинается военный совет. Корнилов встает и очень мрачно обрисовывает положение Добровольческой армии и находящегося у него в подчинении отряда Покровского. Боеприпасов нет, снаряжения нет, раненых очень много, а от моря на помощь к Екатеринодару спешат вызванные Автономовым части Красной Гвардии, отряды матросов и интернационалистов. На то, чтобы освободить столицу Кубани от большевиков есть еще дватри дня, а иначе гибель. План Корнилова прост: мои отряды наносят удар со стороны станции Пашковская, Эрдели и Покровский наступают с севера, генерал Казанович с запада, полковник Неженцев с корниловцами пробивается к Черноморскому вокзалу, а все остальные части добровольцев идут как их резерв. Закончил свое выступление командующий Добровольческой армией такими словами:

Господа, я считаю, что отход от Екатеринодара будет медленной агонией армии, так лучше с честью умереть, чем влачить жалкое существование затравленных зверей. Нам остается только уповать на Бога и силу духа русского воина. Победа или смерть, а иных путей для нас нет.

Красиво выступил генерал и правильно, есть, за что его уважить. После командующего начались выступления его сподвижников. Каждый говорил одно и то же, но при этом был краток, и это очень неплохо. Единственный, кто выбился из общего ряда, генерал Марков, который предложил для подъема настроения в кубанских частях, состоявших преимущественно из мобилизованной и необученной молодежи окрестных станиц, войсковому атаману и всему правительству Рады завтра взять винтовки и идти в атаку вместе с ними. Как ни странно, ни Быч, ни Филимонов, против не были. Как я узнал позже, в боях под НовоДмитровской они уже ходили в штыковую атаку против красных, не трусили, показали себя вполне прилично и уцелели.

Совещание окончено, все расходятся, а я остаюсь. Генерал Романовский кидает на меня вопросительный взгляд, и я напоминаю ему о казаках, которых все еще могут расстрелять. Он идет к Деникину, о чемто с ним переговаривается, и пока он занят, я обращаюсь к генералу Алексееву. Меня интересует судьба его порученца Артемьева, который покинул Терновскую, где он лечился, еще в начале февраля. От Алексеева узнаю, что порученец попрежнему при нем, что он благополучно присоединился к добровольцам под Сальском, в самом начале их похода, но сейчас его нет и он занят очередным делом. Мне остается только передать ему на словах, что жена его жива и находится в Новочеркасске. Больше мне с генералом общаться не о чем и, дождавшись Романовского, я покидаю штаб добровольцев и выхожу на улицу.

Сотня моих казаков из охраны уже в седлах. Партизаны ожидают только меня, а я ожидаю отпущенных мобилизованных дядьков и, забрав их с собой, снова в обход Екатеринодара, отправляюсь на Пашковскую. Напоследок, я оглядываюсь назад и в темноте весенней ночи, глаза сами нащупывают белый и приметный домик штаба Добровольческой армии. Превосходный ориентир для вражеской артиллерии, отмечаю я для себя, подхлестываю своего жеребчика нагайкой и, во главе сотни, выезжаю в редко холмистую степь, раскинувшуюся вокруг города. Не успеваем мы отъехать от ставки Корнилова и одной версты, как к нам присоединяется Покровский и его охрана из горцев. Генералмайор пристраивается рядом, а его охрана смешивается с моей.

Хороши джигиты? начиная разговор, спрашивает Покровский и машет рукой за спину.

Вайнахи? спрашиваю я в ответ.

Да, половина ингуши, половина чеченцы.

Мои не хуже.

Не спорю.

Покровский замолкает и в лунном свете разглядывает меня, я поворачиваюсь к нему, и так же, всматриваюсь в лицо этого человека. Так продолжается с минуту, и я киваю на его новенькие погоны:

Быстро ты в чине вырос, штабскапитан.

Нормально, время такое. Да и ты, как говорят мои казаки, совсем недавно еще подъесаулом был.

Это так, я оглядываюсь вокруг и спрашиваю: Как ты, с добровольцами, ладишь?

Да ну их к бесам, генералов этих царских. Гонору много, планов еще больше, а толку нет никакого. Приказать они умеют, а вот чтото самим сделать, это проблематично. Да и так, между нами постоянные трения, то погонами моими попрекнут и подденут, то нашу самостийность задирают.

Например?

Хм, например стишок: "И журчит Кубань водам Терека я республика, как Америка".

Забавно.

В томто и дело, что забавно, пока, в то время, когда они еще не окрепли. Что дальше будет, когда столицу у большевиков отобьем, вот это интересно будет.

Раз интересно, то можно и обсудить эту тему. У меня есть думка, и у тебя имеется, сложим одну к другой, глядишь, чтото интересное и получится. Поговорим подробней?

Давай, соглашается новоиспеченный генералмайор, путь не близкий, а разговор с понимающим человеком, дорогу делает легкой и быстрой.

Два часа, пока наши кони бок о бок шли к расположению отряда Покровского на севере города, мы разговаривали о будущем, делились мнениями о том, что творится вокруг и, как мне кажется, я понял, что за человек этот молодой генералмайор. Вопервых, он умен и честен. Во вторых, энергичен и чрезвычайно честолюбив. В третьих, крайне жесток к врагам и мстителен. В четвертых, по большому счету, ему все равно, кому служить, и если бы так сложилось, что судьба свела его с большевиками, то он воевал бы за них, и в этом, он чемто напоминает товарища Сорокина, который сейчас сидит в Екатеринодаре. Однако, Покровский на нашей стороне, а большевиков ненавидит люто. Пока, он выполняет приказы добровольцев, хотя, как и любой лихой человек, желает свободы и воли, и ждет того дня, когда его спустят с короткого поводка, и он сам будет выбирать цели для уничтожения и сам станет ставить себе боевые задачи. В чемто, он напомнил мне Чернецова, но в отличии от него, Покровский не был политиком и стратегом, и там, где донской герой препятствия не заметил бы и решил проблему походя, этот генерал, наворотит горы трупов, и оставит позади себя только выжженную дотла землю и горящие дома.

Расстались мы около полуночи и, напоследок, Покровский сказал:

Хороший и редкий ты человек, Черноморец.

С чего бы это?

В тебе идея есть, ради которой ты и воюешь.

А в тебе?

У меня иное, ненависть к большевикам и желание втоптать всю эту шваль туда, откуда она выползла. Это тоже идея, но на ней долго не протянешь, так как сжигает она человека как спичку, Покровский прервался, помедлил и, ощерившись, как волк, добавил: В случае если добровольцы на тебя накинутся, я тебе помогу, так что делай, что задумано и знай, что в случае беды, ты можешь рассчитывать на меня.

Как и ты на меня, генерал.

Тогда, удачи тебе в завтрашних боях, усмехнулся Покровский, резко развернул своего коня и, в сопровождении горцев, наметом умчался в сторону своих сотен.

"Да уж, подумал я, с какими только людьми судьба не сводила, а таких как этот, еще не встречал".

Глава 16

Екатеринодар. Апрель 1918 года.

Первое апреля, вчера погиб командующий Добровольческой армией Лавр Георгиевич Корнилов. Смерть пришла к нему в виде тяжелого гаубичного снаряда, посланного пристрелявшимися красными артиллеристами в прекрасный ориентир, отчетливо и ясно видимый кирпичный дом белого цвета в поселке Гнадау. Один выстрел, одно попадание, одна смерть, и огромное уныние в рядах добровольцев. Сегодняшний день, третий день штурма кубанской столицы, должен был принести нам окончательную победу, а в итоге, не принес ничего. Как закрепились еще тридцатого марта за вражеские окопы на окраине города, так и сидим в них, поскольку сломить отчаянное сопротивление красногадов пока не можем.

Я шел по траншее и оглядывал пластунов, ведущих перестрелку с красногвардейцами. Настроение у казаков пока бодрое, но окопная жизнь не для них, еще суткидругие, и начнется надлом, а там большевики подтянут подкрепления, и будет нам очень худо. Понимаю, что нельзя останавливаться, что надо продолжить наступление, но один только мой отряд его на себе не вытянет, а если и сможет сломить сопротивление большевиков, то понесет огромные и невосполнимые потери. Нужны одновременные удары со всех направлений, и они намечались, но погиб Корнилов и на время, добровольцев охватила апатия, да и покровцев его смерть сильно подкосила. Сейчас командование Добровольческой армией принял Деникин, хоть какаято, а замена Лавру Георгиевичу. Он пытается навести порядок в своих частях и поднять боевой дух личного состава, но когда генерал сможет этого добиться, не ясно. Черт! Что делать!? Как поступить!?

Господин войсковой старшина, рядом со мной остановился молодой казачок лет шестнадцати, посыльный при моем временном штабе.

Что такое? я машу вестнику рукой, чтоб пригнулся, и сам присаживаюсь на пустой снарядный ящик, лежащий в траншее.

Меня войсковой старшина Ловягин прислал. К Пашковской подошли два эшелона с казачьими войсками.

Кто именно и сколько?

Кавказский отдел, Лабинский и сотня екатеринодарцев, всего полторы тысячи пехоты и батарея трехдюймовок. Ловягин спрашивает, куда их определить.

Задумавшись, я принимаю решение, все же рискнуть и постараться провести самостоятельную атаку на центр Екатеринодара, но не в день, как это обычно происходит, а в ночь. Решение несколько спонтанное, и его еще придется прорабатывать, но лучше такое, чем просто сидеть на окраине и ждать подхода к товарищу Автономову подкреплений.

Передай Ловягину, пусть оставит их в резерве, и сам никуда не отлучается. Через полчаса вернусь к штабу, и думу будем думать. Давай, бегом назад.

Понял, кивает паренек и быстрой юркой змейкой исчезает в траншейных переходах.

Сам я еще некоторое время сижу на ящике и размышляю о том, что решил сделать. Подкрепления, которые к нам подошли, не ожидались, но видимо, атаманы отделов сдержали натиск красногвардейцев, наступавших на них, и решили еще раз оказать мне помощь. Что же, это как нельзя кстати. Сейчас полдень, необходимо отвести казаков из передовой линии на отдых, договориться о совместных действиях с Покровским, подтянуть артиллерию, а в ночь перейти в наступления. По иному, никак. Решено, так и поступлю.

На мой приказ оставить в захваченных траншеях и окраинных домах только заслоны, а основным силам отойти на отдых, сотники реагируют поразному, но все как один, подчиняются беспрекословно. Казаки отходят, а я направляюсь в наш штаб, который обосновался в домике одного богатого казака, расстрелянного неделю назад за нежелание отдать красным конникам своих лошадей. Здесь Ловягин, Зеленин и пришедший вместе с пополнениями полковник Жуков.

Добровольцы собираются на Дон отходить, сходу сообщает мне Ловягин.

Что так?

Смерть Корнилова из них весь боевой задор выбила, пожал плечами войсковой старшина.

А Покровский и кубанское правительство?

Пока остаются, но тоже к отходу готовятся. Красные войска под предводительством товарища Мишки БушкоЖука уже в районе Горячеключевской, так что через сутки они ударят по тылам добровольцев, а там и до Покровского доберутся.

Нужен еще один штурм, заявляю я собравшимся офицерам.

Это понятно, мне отвечает Жуков, но тогда зачем ты казаков от окраин оттянул?

На отдых, а сам штурм планирую начать в ночь.

У казаков нет привычки, в ночном городе драться.

Ее ни у кого нет, и красные не исключение. Один удар, захват центра и битва за нами. Конечно, можем еще сутки простоять на месте или провести дневное наступление, но что это нам даст? Ничего. Третий день колотимся во вражескую оборону, а толку нет. Значит, необходимо чтото изменить. Поэтому, ночной штурм, без всяких оглядок на опыт минувшей войны, впереди пластуны, которые должны снять все вражеские секреты, а за нами все остальные. Наступаем тремя колоннами без поддержки артиллерии, со всеми ручными пулеметами и большим количеством гранат. За дома не цепляться, наша цель центр города и в течении этой ночи он должен быть взят в любом случае.

На несколько секунд молчание и первое одобрение моего не затейливого плана.

Может получиться, говорит полковник Жуков.

Другого выхода нет, соглашается Ловягин.

Хорунжий Зеленин, негласный вожак донцов, только кивает головой, мол, поддерживает.

Раз так, то необходимо готовиться к бою, формировать разведывательные пластунские группы из умельцев, прошедших Кавказ, обеспечить отдых казаков и выйти на связь с Покровским.

За заботами день пролетает незаметно. Наша артиллерия и бронепоезд ведут перестрелку с большевиками, приходят известия от Покровского, который готов поддержать наше ночное дело и наступает вечер. Зажигаются костры, люди ужинают, смеются, улыбаются и вспоминают дом. Все как обычно и происходит так же, как в любом ином военном лагере.

В девять часов вечера в направлении города выступают десять пластунских групп по двадцать казаков в каждой. Следом за ними, в 22.00 выходят основные силы, и так начинается наше ночное наступление.

Тишина, темно, не горят городские фонари, а окна домов плотно зашторены, и есть ли в этих домах живые люди, неизвестно. В полном молчании, без молодецкого "Ура!", криков и выстрелов, казачьи сотни занимают окраины города и выходят на простреливаемые днем вражескими пулеметами улицы.

Появляются посланные вперед пластуны, и идет доклад, что красные оттянулись на ночь к центру, в большинстве своем на Сенной рынок, а дома, которые они занимали, полностью очищены от секретов. Что же, пластуны сработали просто на отлично, сказать нечего и, сделав себе зарубочку, в дальнейшем, более подробно продумать вопрос использования мастеров сумевших без шума и криков взять в ножи восемь боевых вражеских постов, я отдаю команду продолжить движение вперед. Понимаю, что сейчас мы действуем вопреки всем уставам царской армии, не занимаем улицы и не выбиваем отдыхающих в домах красногвардейцев, но плевать на уставы, главное победа и результат.

Левая колонна идет под командованием Ловягина и наступает вдоль железнодорожного полотна к берегам Кубани, правую возглавляет полковник Жуков, которому назначено пробиться к улице Красной. За мной остается центральная группировка и улица Гоголя, где в "Зимнем театре" заседают товарищи Сорокин и Автономов. Стрельбы пока нет, мы идем спокойно, а немногочисленные вражеские патрули, что странно, сплошь из рабочих металлообрабатывающего завода "Кубаноль" и екатеринодарских ополченцев, принимают нас за своих, подпускают вплотную и в полном составе попадают к нам в плен. На их месте мы оставляем свои заградительные группы, и топаем по ночным улочкам дальше. Основные городские перекрестки контролируются и пока этого достаточно.

Дахх! Дахх! Дахх! ночную тишину разрывают гулкие артиллерийские выстрелы, а вслед за ними, заходятся в бешенстве пулеметы и трещат одновременные выстрелы сотен винтовок. Что такое? Звуки сильнейшего боя доносятся совсем не с той стороны, откуда ожидаются. Перед нами тихо, у Покровского тоже, и боестолкновение происходит на позициях добровольцев, если быть точнее, то у корниловцев, которые дальше всех продвинулись в городскую черту и должны были занять Черноморский вокзал.

На мгновение возглавляемая мной колонна замирает на месте, но я приказываю продолжать движение и вновь, двухтысячная масса спешенных казаков с обнаженными шашками и винтовками в руках, продолжает занимать улицу за улицей. Бой на позициях корниловцев то вскипает с новой силой, то затихает, и вот, както одновременно, начинается перестрелка у Ловягина, Покровского и Жукова. Началось.

Вперед! понимая, что таиться и дальше изображать из себя красногвардейцев не получится, командую я, и казаки с быстрого шага переходят на бег.

Занимаем еще один перекресток, растерянный патруль рабочихметаллистов откатывается к центру, и мы преследуем их по пятам. Дальше, начинается полный хаос ночного боя и, на наше удивление, большевиков против нас оказывается совсем немного. Казаки захватывают одно здание за другим, и к утру, весь центр, и большая часть Екатеринодара оказывается за нами. Как так, где большевики и их основные силы? Непонятная ситуация.

Я нахожусь во вражеском штабе, здании "Зимнего театра". Кругом следы поспешного бегства, разбросанные бумаги, ящики с канцелярскими принадлежностями и даже пара печатей несостоявшейся КубаноЧерноморской Советской республики. Со всего города ко мне стекаются слухи и пленники, которые могут хоть чтото знать о планах большевистского командования, и вырисовывается весьма интересная картина всех произошедших в минувший день и эту ночь событий.

Не смотря на всю кажущуюся твердость в обороне города, от наших первых совместных атак красногвардейцы понесли очень большие потери, и о смерти Корнилова, они ничего не знали. Настроения в их среде царили самые пораженческие и держались они только за счет того, что в Екатеринодаре проходил 2й съезд Советов Кубани, а в городе присутствовали такие личности, как Автономов и Сорокин. Все бы ничего, но вчера наше наступление на краевую столицу прекратилось, и это вызвало в рядах большевиков, очень большой приступ "медвежьей болезни".

Парадокс, остановка боя, принесла нам больший успех, чем новая атака. Ближе к вечеру, местные чекисты допросили одного из пленных корниловцев, а тот, видать, крепким орешком оказался, возьми, да и выкрикни, что войска БушкоЖука разбиты, а к Екатеринодару подходят десять тысяч донцов и наступление прекращено до их подхода. Пленному офицеру поверили, и командующий ЮгоВосточной красной армией приказал оставить в городе заслон из местных рабочих, а сам, собрав все свои силы в кулак, пошел на прорыв. Через боевые порядки сильно деморализованных добровольцев, Автономов и Сорокин прошли как нож сквозь масло и единственные, кто смог их удержать и нанести серьезный урон, это корниловцы полковника Неженцева, который получил тяжелое ранение в ногу и сейчас находился в полевом госпитале.

Итак, как любил говорить один мой знакомый есаул: "Шо мы имеем с гуся?". С гуся мы имеем шкварки и практически полностью очищенный от большевиков город, в котором необходимо срочно наводить порядок и восстанавливать законную власть. В общем, работа моя не окончена, враг не разбит, сохранил силы и сейчас гдето в районе станицы Саратовской выходит на соединение с войсками революционных матросов Мишы БушкоЖука. Сколько продлится затишье перед новыми серьезными боями? Думаю, дня тричетыре, а дальше, снова в бой.

Как показали дальнейшие события, я оказался прав, и войска ЮгоВосточной красной армии перешли в наступление через четыре дня, а до этого, в краевой столице произошло столько событий, что все сразу и не упомнишь. Вечером 2го апреля в город вернулось кубанское правительство, и вошли полторы тысячи уцелевших добровольцев. Одновременно с этим, казаками Покровского производилась чистка столицы от большевистского элемента и запись в отряды правительственных войск Кубанской Рады.

Третьего числа в усыпальнице Екатеринодарского собора св. Екатерины состоялись похороны Лавра Георгиевича Корнилова. Без всякого сомнения, это было весьма печальное и торжественное событие, на котором присутствовали все, хоть, сколько либо значимые люди из находившихся в городе. Что ни говори и как о нем не думай, а человеком генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов был великим.

Прошли похороны командующего Добровольческой армии, власть в городе сменилась, и пришел черед того дела, ради которого, собственно, мы с Богаевским и стремились на соединение с краевым правительством. Пришла пора Кубанской Раде определиться с кем она и на чьей стороне. Под давлением освободивших город казаков и кубанских офицеров, которым Покровский и я, уже успели разъяснить, что к чему, и после консультаций с донским посланником, 4го апреля Кубанское краевое правительство сошлось на экстренное совещание.

Народу на него собралось весьма прилично, и всего, помимо секретарей, присутствовало более двадцати человек от трех сторон. Одна сторона, это представители Дона, Митрофан Петрович Богаевский и я. Другая, это командиры Добровольческой армии, генерал от инфантерии Алексеев, генерал Деникин, генерал Эрдели и генералмайор Романовский. Третья сторона, законноизбранные хозяева Кубани, его правительство, войсковой атаман Филимонов, председатель правительства Быч, генералмайор Покровский, демонстративно занявший место рядом со мной, председатель Кубанской Законодательной Рады Мыкола Рябовол, товарищ председателя Законодательной Рады Султан ШахимГирей, а также другие члены правительства и законодатели: Макаренко, Белый, Безкровный, Рябцев, Каплин, Крикун, Скобцов и Трусковский.

Повестка дня провозглашается самим председателем правительства Лукой Лукичем Бычем. Он встает и, солидно роняя слово за словом, произносит:

Господа, вы приглашены на сегодняшнее совещание в связи с очень важным вопросом, которой касается всего нашего молодого государства. Я говорю о вступлении Кубани в ДоноКавказский Союз под главенством донского войскового атамана Назарова.

Все присутствующие знали, что будет сегодня решаться, но заметное волнение среди людей все же прошло, а председатель кивнул в сторону Богаевского и пригласил выйти того для доклада. Митрофан Петрович занял место за небольшой трибуной в центре зала, где проходило совещание, поправил очки и произнес такую зажигательную получасовую речь, что хотелось встать и похлопать ему в ладоши. "Донской Баян" настолько красочно расписал убедительную победу казачества на Дону и будущие перспективы союза, что у кубанской стороны, предложи им окончательные бумаги договора о вступлении в союз на подпись прямо сейчас, никаких сомнений относительно того, вступать в него или нет, не было. У добровольцев же, которые в начале изображали из себя невозмутимые каменные статуи, это выступление вызвало только приступ тихой ярости, и когда Богаевский сошел с трибуны, на смену ему захотел выйти Деникин. Однако более опытный в делах политики и речах генерал Алексеев остановил его и вышел на трибуну сам.

Старый генерал от инфантерии оглядел зал, остановил взгляд на председателе, затем на Богаевском и начал свою речь, которую, судя по всему, готовил заранее:

Кубань и Дон имеют право на федеративность в составе России это факт, поскольку право на это было провозглашено Российским Учредительным Собранием. Теперь же, когда Россия находится под властью Советов, ваше временное отделение от большевизма тоже понятно и имеет под собой правовую основу. Однако создание ДоноКавказского Союза под руководством Дона, есть сплошная фикция, точно такая же, как и создание ЮгоВосточного Союза. От лица командования Добровольческой армией я заявляю, что мы не признаем такой Союз, поскольку он не легитимен и не жизнеспособен. Да, вам удастся сколотить некое аморфное образование из Дона, Кубани, Терека, Кавказа и астраханских казаков, без Ставрополья, где народ дрянь и полностью поддерживает большевистские идеи. Однако это будет сепаратизм чистой воды, и мы считаем, что во главе Союза должен стоять не местный атаман или некое выборное лицо, а представитель Добровольческой армии, который будет одинаково беспристрастно относиться ко всем членам Союза. Только так, и никак иначе мы видим данное государственное образование, которое должно направить все свои силы на освобождение России от гнета большевиков и передать все свои вооруженные формирование под наше командование.

Уважаемые люди Кубани почесали свои затылки, подумали, посовещались и решили, не смотря на нежелание добровольцев признать союз, вступить в него. После чего, ими были подписаны соответствующие бумаги и сформирована делегация, которая уже завтра, вместе с Богаевским и тремя сотнями донцов, должна была отправиться в Новочеркасск. Дело сделано, и так были положены первые кирпичики в основание того, что становилось ДоноКавказским Союзом.

Кажется, можно расходиться и заниматься своими делами? Нет, совещание только начиналось и я, зная, что произойдет дальше, остался на нем еще на час. Правительство поставило на голосование следующий вопрос, о выводе своих воинских частей из под командования Добровольческой армии. Генералы, которые уже собирались уходить, застыли на месте и обомлели. Как так, они спасители России и будущее возрожденной русской армии, а с ними так поступают? Как такое возможно? Однако же возможно и спустя десять минут, после недолгих прений, кубанское правительство вынесло свой вердикт. Все мартовские соглашения с руководством Добровольческой армии с этого момента должны были считаться расторгнутыми, а денежные векселя добровольцев, как ничем не обеспеченные, были признаны недействительными. Это раз, а два, восстановление должности командующего Кубанскими войсками. Кубанскую армию, как и ранее, вновь предстояло возглавить генералмайору Покровскому. В дальнейшем, во всех своих действиях, до оформления четких правил сотрудничества, и подчиненности с Донской Казачьей Республикой, генералмайору Покровскому было предписано выполнять приказы только кубанского правительства.

Сказать, что Деникин, Алексеев, Эрдели и Романовский были ошарашены таким решением краевого правительства, значило, не сказать ничего. Генералы оставались у разбитого корыта, и сейчас, имея в строю всего полторы тысячи штыков и более тысячи раненых, они снова оказывались в положении бродяг, которые не имеют средств к существованию и не могут отдавать приказы никому кроме своих добровольцев. С подачи Митрофана Петровича Богаевского, который руководствовался инструкциями полученными от Назарова и Краснова, Рада показала добровольцам фигу, и теперь, у них оставалось только два варианта дальнейшего развития взаимоотношений с Кубанью и Доном. Первый путь, признать ДоноКавказский Союз, вместе с ним вести борьбу против большевиков и содержать свою армию на милостыню, которую добровольцам выделит это новое государственное образование. Второй, совершить новый поход и найти другое государство, где местное правительство, ничего не требуя взамен, будет оказывать им всяческое содействие. Правда, был и третий путь, попытка переворота, но пока, добровольцы слишком слабы и на такое не пойдут, поскольку это равносильно гибели.

Таким был день четвертого марта 1918го года в Екатеринодаре, и такие решения были приняты краевым правительством. Ктото этим решениям искренне радовался, другие плевались, а большинству граждан, они были совершенно безразличны, Гражданская война набирала обороты, все дорожало, Автономов готовился к возвращению в Екатеринодар, и кто будет защищать город от красных, им было все равно.

Глава 17

ЕкатеринодарРостов. Май 1918 года.

Остатки ЮгоВосточной армии красных и революционных матросов Мишки БушкоЖука удалось остановить на удивление легко. Два сражения, одно под Энемом, а другое под Афипской, и товарищ Автономов откатился к морю. После чего, начались бои за очищение Кубанского Войска и большую часть родной земли наши войска зачистили от большевиков за один только апрель месяц. Однако сражения не прекращались ни на один день, происходили постоянно и сразу на нескольких направлениях. В Таманском и Майкопском отделах сражались отряды Покровского, Науменко, Улагая и 1й Черноморский полк Бабиева. В Баталпашинском, при поддержке родного 1го Кавказского полка, геройствовал вернувшийся из Персии Андрей Шкуро, а мой постоянно меняющий численность Сводный партизанский полк с бронепоездом "Кавкай", нацелился на Черноморскую губернию, ныне Черноморскую советскую республику, и следовал по пятам за отступающей армией красногадов.

В первых числах марта полк захватил Абинскую. До Новороссийска оставалось всего ничего, тричетыре дня и мы выйдем к побережью. Однако поступил категорический приказ сверху, передать боевой участок черноморцам Бабиева и партизанскому отряду полковника Лисевицкого, а самому, со всеми своими казаками и бронепоездом, в срочном порядке прибыть в Екатеринодар. Что подчеркивалось особо, с собой брать только тех казаков, кто готов воевать за пределами казачьих территорий.

Утром четвертого мая я выстроил за Абинской весь личный состав моего сильно разросшегося в численности полка и произвел обход войск. На левом фланге донцы, бывшие голубовцы, уже сполна вражьей кровью искупившие свою вину перед Тихим Доном, почти четыреста пятьдесят конников. За ними те, кто пошел со мной от Кавказского отдела, двенадцать сотен "кавкаев" под общим командованием хорунжего Сухорочко, старого казака станицы Тихорецкой, воспитателя молодыков из лагерей на реке Челбас. Далее, все остальные казаки, сотня лабинцев и около трех сотен со всех остальных отделов. За конниками стоят артиллеристы, двести человек смешанного состава, половина наши, из кубанских батарей, а половина сборная солянка, офицеры, не прижившиеся в Добровольской армии, люди, которых полк освободил в станицах, и даже, два десятка бывших красногвардейцев, готовых воевать на нашей стороне. Дальше, две пластунские роты, в основном уроженцы станиц Темиргоевская, Темижбекская, Некрасовская, Упорная, Передовая и Отважная. Все как один, от двадцати пяти до тридцати пяти лет, самые лучшие пешие воины на Кубани, каждый мастер тайной войны, каждый воевал на Кавказе, и каждый готов драться с большевиками до последнего. О причинах говорить не стану, скажу только, что они у них были, и их желание воевать с коммунарами, было чемто сродни обычаям горской кровной мести. В самом конце, еще полторы сотни людей в черных кожаных тужурках и небольших кубанках. Это экипаж бронепоезда "Кавкай", из которых Демушкин за этот месяц сделал настоящий боевой экипаж.

Пройдясь вдоль строя, увиденным я остался доволен, поскольку печали на лицах не наблюдал, оружие у всех было в порядке, и это основное. На то, что одеты все разномастно и вооружены не всегда по уставу, внимания я не обращал. Раз считает рядовой боец пластунской роты, что пулемет "Кольта" ему в бою будет полезней, чем винтовка, значит, пусть с ним и воюет, а устав, это для мирного времени.

Отойдя от полкового строя, я вызвал к себе всех командиров подразделений, и когда тридцать два человека выстроились передо мной, сделал им знак сойтись вокруг меня в кольцо. Живой круг сомкнулся, я обернулся, посмотрел в лица командиров подразделений и сказал:

Господа офицеры, из Екатеринодара, за подписью генералмайоров Покровского и Чернецова получен приказ на отбытие нашего полка в краевую столицу. Подозреваю, что из Екатеринодара мы будем отправлены на Дон, а возможно, что и дальше. В связи с этим, прошу вас пройти по своим подразделениям и объявить, что с нами уходят только добровольцы. Тех, кто пожелает остаться на Кубани, неволить не стану, пришла весна и наступает время сельхозработ, а с тех, кто последует за мной, буду требовать строжайшей дисциплины и беспрекословного выполнения всех приказов. Это касается не только личного состава из рядовых казаков и солдат, но и офицеров. Через пятнадцать минут я жду решения воинов и ваши доклады. Время пошло.

Командиры направились к своим подчиненным, а со мной остался только Зеленин и три других донских сотника. С ними все понятно, вскоре они направятся к Дону, и уже там решится их судьба.

Господин войсковой старшина, спросил Зеленин, как думаете, что с нами будет?

С теми донцами, кто за изменником Голубовым пошел?

Да, хорунжий поморщился.

Наверное, такое же право выбора, воевать или на земле осесть, как и кубанцам. Вины за вами больше нет, об этом я еще три дня назад телеграфировал в Екатеринодар, а оттуда, передали в Новочеркасск.

И надолго нас по домам распустят, если мы решим полк покинуть?

До конца сентября, как минимум, а потом снова в строй и на Москву.

Значит, война с большевиками до победного конца?

Именно так, до окончательной победы над большевизмом и их поганой идеологией.

Тогда я так скажу, Зеленин оглянулся на своих сотоварищей, сотня наших казаков уйдет, а триста пятьдесят человек в трех сотнях останется. Как ты воюешь и людей бережешь, господин войсковой старшина, нам нравится, так что пойдем с тобой до конца.

Хорошее решение, господа сотники и, не скрою, оно мне нравится, так что в долгу не останусь.

Рады стараться! негромко, но браво и дружно ответили все командиры донцов.

Зеленин хотел спросить еще о чемто и замялся. Время до подхода офицеров, которые опрашивали свой личный состав, еще было и, кивнув хорунжему, я сказал:

Говори, Игнат Васильевич, что хотел спросить. Мы с тобой уже не первый день бок о бок воюем, так что не стесняйся.

А это правда, что на Дону сейчас немцы?

Правда и весь Таганрогский округ сейчас за ними.

Это что же получается, оккупация?

Да, оккупация по договоренности с Украиной и гетманом Скоропадским, который считает, что Таганрог и Ростов исконные украинские земли отобранные у его предков проклятыми русскими захватчиками.

Как же это так?

Политика, хорунжий...

И что же атаман Назаров?

Пока мы не в состоянии дать отпор немцам, и Дон не может воевать на двух направлениях одновременно, так что атаманы пытаются с германцами договориться и миром разойтись.

С врагами договариваться? нахмурился хорунжий.

А что тебе немцы сделали, такого, что ты их врагами считаешь?

Так сколько наших казаков на войне сгинуло, не сосчитать.

Это мы им войну объявили, Игнат Васильевич, а не они нам, и воевали мы не за свои интересы, а за английские и французские. Ты ведь у красных послужил немного, неужели не знаешь этого?

Да, знаю, но все равно, както неприятно и обида гложет.

Ничего, казаки, я оглядел сотников, нужно время отыграть и все наладится. Большевиков прогоним, а с немчурой договоримся. Что Украина, она как флюгер, в любой момент Вильгельма продаст. Кто предложит больше всех, с тем и гетман, а с нами, германцам лучше торговать, чем воевать, благо, и нам и им, есть, что предложить на товарообмен. У них оружие и заводы, а у нас ресурсы и продовольствие. Думаю, что если я, вчерашний подъесаул, это понимаю, то, и Назаров с Красновым это все видят, так что не журытесь козаченьки и не забивайте свои лихие головушки плохими мыслями. Сейчас, главное коммунаров на наших границах разбить, окрепнуть, свой союз создать, а там, обеспечить в России порядок и заживем как люди.

Начали возвращаться командиры подразделений. Четкие доклады офицеров и вскоре я знал, что со мной уходят почти одиннадцать сотен "кавкаев", в большинстве своем молодежь, которая еще не навоевалась, полторы сотни казаков из других отделов, почти все артиллеристы, пластуны и экипаж бронепоезда в полном составе. Отлично, я рассчитывал на половину, а осталось восемь десятых всего полка.

Вечером на станцию Абинской станицы были поданы железнодорожные составы и, сдав позиции отрядам Лисевицкого, Сводный партизанский полк начал погрузку в эшелоны. Более двух тысяч человек, почти три тысячи лошадей, повозки, упряжки, зарядные ящики, интендантское имущество, боеприпасы и двенадцать орудий, хозяйство немалое, и на то, чтобы погрузиться, дорогу и выгрузку в Екатеринодаре, у нас ушло двое суток.

В краевой столице меня и полк, встретил Покровский и приказал располагаться в городских казармах. Что и как, да почему, он не объяснял, а только сказал, что послезавтра в полку будет проведен смотр. Вот тебе и на, что за смотры в разгар войны, когда вокруг до сих пор мелкие шайки недобитых красногадов вдоль Кубани ползают? Однако спорить не стал, козырнул и отправился выполнять приказ.

Казармы обжили быстро, опыт походной жизни уже имелся у всех, и на следующий день начались приятственные сюрпризы. Вопервых, с утра пораньше нас посетили войсковые интенданты и атаман Филимонов. В нескольких сотнях была проведена некоторая ревизия, и после полудня в казармы потянулись фургоны с обмундированием и походными кузницами. Всех лошадей, имевшихся в полку, привели в строевое состояние и заменили всю негодную конскую упряжь. Затем, дело дошло до личного состава который переодели в одинаковую парадную униформу, новенькие яловые сапоги, серые черкески, черные бешметы, черные папахи и красные башлыки. Красота, да и только.

Это было только первой частью заботы о нас, а к вечеру подоспела и вторая. В казармы прибыли представители кубанского казначейства, и все воины моего полка получили свое первое жалованье в этой войне. Деньги были небольшими, и выплачивалось керенками, но на них можно было вполне неплохо отдохнуть несколько дней в городе или переслать их своим близким в станицы, что, к слову сказать, большинство казаков и сделало. Жалованье это хорошо, но в деньгах мои воины нуждались не очень сильно, поскольку я считал, что война должна сама себя кормить. Поэтому, при обнаружении у разбитых красногвардейских частей, каких либо ценностей, над тем, что делать с золотом и бумажными деньгами, голову себе никогда не ломал. Все что добывалось, считалось мной законным трофеем, и этими средствами я расплачивался за провиант, лошадей, помощь местных жителей и выплачивал аванс своим казакам, которые нуждались в материальной поддержке.

Впрочем, отставлю денежный вопрос в сторону, и расскажу о том, что случилось следующим днем. Весь полк, включая экипаж бронепоезда, оставшегося на Черноморском вокзале, был выстроен на плацу казармы. Нас посетили члены Кубанского правительства, генерал Покровский и прибывший в Екатеринодар с официальным визитом войсковой атаман Донской Казачьей Республики Назаров. Был проведен смотр и все официальные лица, оказались увиденным чрезвычайно довольны, выступили с короткими речами, рассказали про нашу неминуемую победу, и просыпали на нас дождь из милостей и благ.

Так я стал полковником ДоноКавказского Союза, между прочим, вошел в первую десятку тех, кто был так поименован в официальных документах, и командиром Особой Кавказской казачьей бригады, именно такое название получил бывший Сводный партизанский полк. Кроме меня еще около сотни офицеров и почти триста рядовых казаков заработали повышение в чине. Дальше награждение учрежденными сразу после освобождения Екатеринодара черными железными крестами "Спасение Кубани" и медалями "За освобождение Кубани". Первыми мы не стали, Покровский своих казаков уже успел наградить, но в первую тысячу по крестам попали. В общем, нам показали, что нами гордятся и на нас надеются, а значит, вскоре придется оправдать высокое доверие начальства и кровушки пролить столько, что не одну цистерну наполнить можно.

Глубокоуважаемое начальство отбыло по своим важным делам, а я получил приказ снова грузиться в эшелоны и отправляться в славный город Ростов. Помимо меня, такие же приказы получили находящиеся в городе восьмисотенный Черкесский конный полк генералмайора Султана КелечГирея, и два пятисотенных казачьих полка, 1й Екатеринодарский войскового старшины Ермоленко и 1й Запорожский полковника Топоркова. В дополнение ко всем этим воинским формированиям, в последний момент был добавлен пробившийся на соединение с нашими войсками, Кабардинский дивизион ротмистра СеребряковаДаутокова.

Спрашивается, зачем такое, одетое с иголочки, бравое, но смешанное войско, отправляется в пределы Донской республики? Ответ оказался прост, необходимо было показать, прибывающей в город германской делегации, единение казачьих и горских народов, готовых бороться против большевизма, и иных врагов народившегося ДоноКавказского Союза. Что сказать, ответ меня устроил, поскольку, как пускать пыль в глаза я знал и неоднократно принимал участие в подобных мероприятиях, что в бытность свою кадетом Оренбургского военного училища, что в Мерве, что в периоды затишья на Кавказском фронте. Опять же, переброска наших частей к Ростову, должна была показать германцам, что если помимо Таганрога они попробуют взять под свой контроль еще какието населенные пункты на Дону, то за них им придется сражаться. Причем не с отрядами красногвардейцев и интернационалистовнаемников, а с уже вполне сложившимися и неплохо вооруженными регулярными частями союза.

Утром 10го мая наши эшелоны прибыли в Ростов. Мы быстро разгрузились и по команде начштаба Донской армии генералмайора Сидорина, четкими и ровными колоннами, с песнями и при развернутых знаменах, прошли по всей Большой Садовой из конца в конец. Самих немцев, которые уже находились в городе, я нигде не заметил, видимо, присутствовали на балконе одного из зданий, стоящих на этой улице, но они нас в тот час и не волновали, поскольку внимания нам хватало с избытком. Казалось, что весь город высыпал нас встречать, а наши казаки, понимая, что им рады, только сильней затягивали свои походные песни и старались выглядеть как можно более внушительно и боевито.

И это что, вот когда черкесы появились, а за ними кабардинцы СеребряковаДоутокова на городские улицы выступили, вот это был настоящий фурор. Благо, я понимал, что сейчас будет, а потому, при начале движения пропустил свою бригаду вперед, а сам, на несколько минут занял позицию наблюдателя. Итак, проходит моя бригада, за ней екатеринодарцы и запорожцы. Следом пошли колонны черкесов. Все на отличных жеребцах, в бурках и высоких черных папахах с зеленой полосой понизу. Народ замолкает, и тут ктото выкрикивает, что пришла "Дикая дивизия", мол, теперьто красным точно конец. Снова радостный шум, может быть, даже более радостный, чем при нашем прохождении. Для меня, реакция народа ожидаема. В свое время царская пропаганда, а затем и Временное правительство, слишком много внимания уделяло этому элитному туземному формированию, и слава о нем, разошлась весьма сильно.

Город прошли всего за два часа, свою задачу выполнили и остановились в заранее подготовленном палаточном лагере невдалеке от ростовских окраин. Что делать дальше, никто не говорил, так что, обосновавшись в очередном временном жилье, собрались с командирами полков на совет и ничего лучше, чем ждать, не придумали.

Спустя час, от Ростова, в сопровождении сотни конных атаманских конвойцев, появилось несколько автомобилей. Дозоры на дороге у нас уже стояли, а потому, подготовиться мы успели, выстроили своих воинов на поле и застыли в ожидании.

Поднимая клубы пыли, автомобили остановились, и из них вышли Назаров, Краснов, Чернецов, Сидорин и командир 1го Донского корпуса генерал Денисов. Вслед за ними показались иностранные гости, как я позже узнал, командующий экспедиционными германскими силами Причерноморья генерал фонКнерцер со своим штабом. Впереди идут наши начальники, немцы следом. Как старший по званию, им навстречу выступает Султан КелечГирей и рапортует о прибытии подразделений Кубанского казачьего войска в распоряжение штаба Донской армии. Его доклад принимает Назаров, а далее, все по накатанной колее, приветствия, очередной смотр, проверка оружия и обсуждение славного боевого пути каждого из наших подразделений в течении минувшего месяца.

Меня все это касается постольку поскольку, несколько общих фраз, да и только. Однако в самом конце смотра, Назаров подошел ко мне и спросил:

Константин Георгиевич, наш гость из Германии интересуется, нельзя ли ему увидеть знаменитую джигитовку кубанских казаков, про которую он столько слышал от своих турецких союзников?

Это можно устроить, но лошади должны отдохнуть после транспортировки в вагонах. Опять же призы для казаков нужны, а то ведь нехорошо получится, они свое умение покажут, а что взамен?

Что же, усмехнулся Назаров, в таком случае, завтра в полдень мы снова у вас.

Будем ждать, господин войсковой атаман.

Генералы и свита, вновь грузятся в автомобили и отбывают. Остается только генерал Чернецов, который зовет меня проехаться с ним в город. Мои дела в лагере все сделаны. За старшего начальника в бригаде остается командир 1й пластунской роты подполковник Ефимов, а наездническая команда из лучших казаков уже готовится к завтрашней джигитовке, так что можно и проехаться со своим непосредственным командиром, да за жизнь переговорить.

Автомобиль неспешно едет в сторону Ростова, а мы ведем между собой беседу. Меня интересует, как там учится мой брат, за которым Чернецов негласно приглядывает, а командующего Донской армией занимает положение дел на Кубани.

Как там труппа странствующих музыкантов поживает? спросил он у меня.

Кто? вопроса я не понял.

Так у нас теперь, с подачи генерала Денисова, добровольцев Деникина называют. Почему, сам понимаешь.

Понимаю, только вот сведений о добровольцах дать не могу, давно ни с кем из них не сталкивался. Знаю только, что сюда собираются идти, набрать здесь офицеров со студентами и направиться в новый поход. Куда двигаться не знают, зачем не понимают, но идти непременно хотят. Думаю, что их планы просты, выйти к Ростову и устроить здесь чтото не очень хорошее, например, попробовать переворот устроить или нас с немцами лбами столкнуть.

Ну, что же, Костя, ты опять прав и по сведениям, что мы из их лагеря получаем, все обстоит именно так. Все вокруг сволочи, а они молодцы, герои и спасители России. Генерал Алексеев на нас сильно обиделся и организовывает при себе так называемое "Осведомительное отделение" во главе с кадетом Чахотиным. Главная обязанность этой структуры, подрывная и агитационная работа. Что характерно, не против большевиков, а против нас. Еще немного и дойдет до прямых столкновений, тем более что их активно поддерживают многие богатые купцы Дона и Кубани, которым не нравится, что мы принуждаем их выделять средства на нашу оборону и перепрофилировать свои предприятия под наши нужды.

Кто именно?

Многие, но больше всех суетится миллионщик Николай Елпидифорович Парамонов.

Так может договориться, с кем получится, а остальных к стенке поставить?

Пока не время, пусть в кучку соберутся, а там, всех одним махом прихлопнем. Приедем в город, покажу тебе коечто.

Хорошо, согласился я и спросил: О чем с немцами договорились?

Предварительно, о том, что дальше Таганрога они не идут, да и тот, готовы оставить по первому приказу из Берлина, куда сейчас делегация войскового атамана направилась. В целом, германцы нас признают, военные действия не ведутся, и они готовы торговать.

Мы им продовольствие, а взамен оружие и боеприпасы?

Не только. Назаров и Краснов хотят получить от них оборудование для орудийного, снарядного, порохового и оружейного заводов.

Это уже серьезно, заметил я.

Серьезней некуда. Поход на Москву то ли удастся, то ли нет, а во всем этом хаосе, что вокруг творится, надо както выжить. На Украине Скоропадский со своей самостийностью беснуется, в Прибалтике Юденич и опять националисты. В Сибири чехи дороги блокируют, в Центральной России большевики закрепились, а на Кавказе полный бардак, мусаватисты, коммунары, дашнаки, и даже соратник Шамиля УзунХоджа выполз, сто два года старику, а туда же, джихад против всех неверных объявил, объединился с Гоцинским и вырезает под корень всех, до кого дотягивается. Атаманы понимают, что договоренности с Германией это нападки со всех сторон, от Антанты, от большевиков и от добровольцев, но пока, нам их помощь просто необходима, так что хотим мы того или нет, а придется с ними торговать и налаживать деловые отношения.

Ну, дайто нам Бог, немного удачи, и выстоим.

Тем временем мы въехали на Большую Садовую, и я обратил внимание, что мимо нас проехали три конных экипажа, в которых сидели солидные кавказцы в хорошо пошитых гражданских костюмах. Что странно, их сопровождало около десятка казаков. Чернецов заметил мой взгляд и сказал:

Депутация Грузинской республики, вчера прибыли.

А эти чего хотят?

Кушать, Чернецов улыбнулся и разъяснил: Предлагают оружие и воинское снаряжение, которое на складах Кавказской армии осталось. Размен на хлеб, жиры и масла.

А казаки их, зачем охраняют?

Это чтобы депутатов армяне с Нахичевани не поубивали. Грузия перекрыла все границы Армении, и теперь, там все гораздо хуже чем где бы то ни было. С одной стороны турки прут, и всех мирных граждан под нож пускают, а с другой грузины, требуют войти в состав их государства и не пропускают жизненно необходимые грузы.

Как следствие, продолжил я, в Армении голод, болезни и нехватка оружия.

Да, и голод, и болезни, и все напасти земные. Однако армяне держатся и не отступают.

Смеркалось, автомобиль Чернецова сбавил скорость и начал кружить по ярко освещенным центральным улицам города. Для меня, как человека, недавно выбравшегося из весенней военной грязи, все здесь было непривычно и то, к чему местные жители уже привыкли, мне было в новинку и бросалось в глаза. Гдето кипели жаркие бои, гибли люди, а по вечернему Ростову, в сопровождении отлично и богато одетых дам, фланировали сотни офицеров и годных в строй граждан. Кафе, рестораны, казино и множество разных увеселительных заведений, люди выпивают, веселятся, смеются, проигрывают состояния, купаются в шампанском, и все это вызывает во мне только одну ассоциацию "пир во время чумы". Как эти люди не понимают, что опасность не исчезла, а только отступила? Как они не понимают, что не время для беззаботного веселья? Что происходит, и за что бились те, кто погибал в Новочеркасске? За эту шваль, которая, спасая свои жизни, набежала со всей России в Ростов?

Мы молчали и только смотрели на то, что происходит вокруг. Так продолжается полчаса и, кивнув в сторону группы подвыпивших офицеров, которые в обнимку с несколькими чиновниками, шли по улице и распевали "Боже царя храни!", Чернецов произнес:

Красные отступили, страх исчез, и мразь выползла из подвалов. Здесь им хорошо, играют в "оппозицию" и фрондерствуют, ждут добровольцев Деникина и мечтают о том, что вскоре каждый из них получит под командование полк и с ним войдет в Москву. Толпа уродов, которую необходимо не только презирать и ненавидеть, но и давить.

Так в чем дело? Ты главком, отдай приказ и уже завтра, эти граждане будут сформированы в исправительные дружины и направлены на фронт.

Всему свой черед, полковник Черноморец, всему свой черед. Пока, смотри на этих людей и запоминай. Будет день, будет приказ, и твоя бригада очистит город от всей этой мерзости.

Глава 18

Новочеркасск. Май 1918 года.

Джигитовка прошла очень хорошо и запомнилась зрителям надолго. Огромное поле, вокруг него личный состав трех полков и моей бригады, тысячи людей, а в центре почетные гости. Выезжают восемь десятков наездников, и начинается показ их мастерства и умений. Рубка лозы, подъем предмета с земли на полном скаку, взятие барьеров, скачка, стоя и вниз головой, прыжки с лошади на лошадь и построение пирамид по ходу движения. В общем, наезднической команде было, что показать, поскольку группа у нас уже была готова и состояла из молодыков Кавказского отдела, которых их наставник Сухорочко, тренировал по полной программе.

В конце полуторачасового представления, казаки выстроились перед почетными гостями, и атаман Назаров, в сопровождении генерала фон Крецера, прошелся вдоль всего их строя и каждому, вручил золотой жетон в виде подковы с надписью: "За джигитовку, Особая Кавказская казачья бригада, 11.05.1918." Помимо этого, наставник молодых казаков, повышенный в чине до подъесаула Сухоручко, получил особый подарок, офицерскую шашку отделанную серебром. В итоге, все довольны, гости и личный состав частей получили зрелище, а лихие наездники памятные подарки, которыми можно гордиться и которые, порой, ценились гораздо выше медалей.

Гости укатили вершить великие дела, а у нас началась реорганизация частей. Впереди было еще множество боев, и к ним необходимо готовиться. Насчет полков Ермоленко и Топоркова не знаю, у них своя епархия, вызывали с Кубани приписанных к их частям казаков и доукомплектовывались по штатам Великой войны. У черкесов то же самое, кабардинцев отправили домой, поднимать свой народ на борьбу, а я занимался делами моей бригады, которых было очень и очень много.

С утра и до самого позднего вечера я мотался из одного места в другое, то посещал Донской военнопромышленный комитет, то военный лагерь под Персиановкой, то в Ростов ездил, то к Чернецову в Новочеркасск. Как итог моих трудов, через две недели, бригада превратилась в образцовую регулярную часть. Состав странный и необычный, два конных полка, четыре четырехорудийных артиллерийских батареи, одна гаубичная и три полевых, один пластунский батальон и дивизион бронепоездов в количестве трех штук. Подобной части не было пока ни у кого, но у меня бригада не простая, а Особая, приспособленная для сражений Гражданской войны лучше, чем какая либо иная.

Личный состав я получал из лагерей Донской Молодой Армии, молодежи, готовой драться хоть с кем и идти за пределы Дона, пластунов набирал из добровольцев и присланных мне с Кубани подкреплений, а два бронепоезда являлись вкладом города Екатеринодара и его рабочих в общее дело борьбы с большевизмом. Красные были разбиты, жизнь продолжалась и кубанские рабочие, в свое личное время, модернизировали захваченные у врага бронепоезда "Большевик" и "Борец за Свободу", сформировали для них команды, и после этого, направили в краевое правительство прошение передать их в подчинение Константина Черноморца. Видимо, рабочие запомнили, как во время штурма кубанской столицы я приказал партизанам не бесчинствовать в их отношении и относиться к ним как к нейтралам. Краевое правительство их прошение удовлетворило, и теперь, Демушкин отвечает не за один бронепоезд, а за три. Не сказать, что терской казак этому рад, но назначение командиром дивизиона он принял.

Так, моя бригада была полностью укомплектована, снаряжена и готова к боям. Требовался приказ, а его пока не было. Оппозицию давить было рано, как сказал Чернецов, требовалось заручиться согласием атаманов на зачистку Ростова от всей той гнили, что в нем скопилась. На внутренних фронтах заканчивалась очистка территории от вражеских партизан, и с этим справлялись отдельные особые сотни. На внешнем фронте, временное затишье, 1й Донской корпус Денисова и 2й Донской корпус Мамантова держали границы Войска Донского, и вперед не шли. Впрочем, как и красные, собиравшие в кучу свои рассеянные отряды. Единственно, где происходили серьезные сражения, это на территории Черноморской губернии, где красные дрались отчаянно, и в Баталпашинском отделе Кубанского Войска. Однако и там, и там, победа была близка, а потому, моя бригада временно не востребована и отдыхает. Мы стояли в палаточном лагере под Ростовом и ждали новостей.

Такое положение дел продолжалось до конца мая, когда я был вызван на происходивший в Новочеркасске военный совет Донской армии. На него собрались все самые значимые военачальники и командиры Войска Донского, включая прибывших с фронта генералов Денисова и Мамантова. Все как положено, за исключением одного, присутствия затянутого в армейский мундир офицера с погонами полковника, с тонким и гордым лицом, раздвоенным подбородок и пенсне на глазах. Так я впервые увидел Михаила Гордеевича Дроздовского, отряд которого, совершив беспримерный марш в полторы тысячи километров из Ясс на Дон, 15го апреля вступил в пределы Войска Донского.

Сейчас это отличнейшая воинская часть стояла в Персиановском военном лагере, и было в ней более полторы тысячи штыков. С одной стороны, это нам подмога, а с другой, в офицерской среде дроздовцев витало мнение, что необходимо присоединиться к Добровольческой армии. Учитывая, что это усилит наших возможных противников, а именно так с недавних пор мы стали относиться к добровольцам Деникина, верховную власть Дона это не устраивало и что делает на этом совете полковник Дроздовский, я не понимал.

Все прояснилось в самом начале заседания, когда Назаров объявил, что с этого дня, добровольческие части Дроздовского входят в состав Донской армии как ее гвардейская пешая часть. Как мне стало известно позже, атаманы смогли убедить полковника в том, что с нашими полками в Москву он доберется раньше, чем с корниловскими. Опять же, Краснов учел, что Михаил Гордеевич являлся отъявленным монархистом и намекнул ему, что кто освободит старую русскую столицу, тот сможет повлиять на будущий государственный строй. Дроздовский все понял очень правильно и свое желание стать под руку Деникина, который ратовал за демократию и свободы, отставил в сторону.

Однако вернусь к совещанию. Первым выступил Иван Алексеевич Поляков, который был участником обороны Новочеркасска, а сейчас занимал пост военного советника при штабе войскового атамана Назарова.

Господа офицеры, начал генералмайор, красногвардейцы выбиты за пределы войсковых территорий, и в первую очередь, благодаря тому, что донцы поставили в строй своей армии тридцать шесть возрастов мужского казачьего населения. Иначе говоря, всех мужчин от восемнадцати до пятидесяти четырех лет. Благодаря этому мы достигли своей первоначальной и основной цели освобождения территории Войска Донского от большевиков. Теперь же, с наступлением лета, более половины армии распускается по домам, и в строй своих полков, казаки вернутся не раньше чем через четыре месяца. Все это время нам придется обходиться без них, и командование Красной Гвардии об этом знает. В связи с чем, вражеские войска скапливаются на границах Войска Донского и готовятся к наступлению на Хоперский, Донецкий и УстьМедведицкий округа. В штабе Донской армии разработано несколько планов по предотвращению натиска большевиков, и сегодня нам предстоит решить, какую стратегию следует избрать, дабы до сбора полков и дивизий, и подхода дополнительных подкреплений с Кубани, которые прибудут, не ранее начала октября, не потерять то, что мы отстояли в начале этого года.

Поляков сел и ему на смену зазвучал голос начштаба Донской армии Сидорина, который вышел к карте, висящей на стене:

На данный момент, после роспуска части казачьих полков по домам, мы имеем всего пятнадцать тысяч пехоты, четыре с половиной тысячи конницы, сорок орудий и два бронепоезда. Большая часть сил, преимущественно пехота, орудия и бронепоезда собраны в 1м корпусе, который прикрывает пограничье со стороны Воронежа и ведет наблюдение за германцами, находящимися на Украине. Другая часть, 2й конный корпус Мамантова, стоит на восточной границе и прикрывает Царицынское направление. В резерве войскового атамана находится Пешая гвардия полковника Дроздовского, Черкесский полк, Особая Кавказская казачья бригада и два кубанских полка неполного состава. Помимо них, имеется Молодая армия, еще двадцать тысяч казаков в возрасте до двадцати лет. Однако они слабо обучены и не обстреляны, так что кидать их сейчас под каток красных войск, преступление перед всем Тихим Доном. Поэтому, про молодежь, как военную силу, до осени забудем, и будем использовать ее только в самых крайних случаях, для пополнения подразделений или в критической ситуации, когда иного выхода не останется.

Сидорин оглядел собравшихся офицеров, никто ему не возразил и, водя указкой по карте, он продолжил:

Планы командования Донской армии следующие. Первый, всеми имеющимися резервами усилить оборону пограничных округов и до октября месяца сдерживать большевиков на хорошо укрепленных позициях вдоль железнодорожных дорог и населенных пунктов. Второй, провести ряд отвлекающих рейдов на Воронеж и Саратов. Третий вариант разработан лично командующим армии генералмайором Чернецовым, и я, с ним категорически не согласен. Он заключается в том, что силами 2го корпуса генерала Мамантова и резервами, необходимо провести наступление в направлении на Царицын. План этот рискованный, и может погубить все наши войска, на которые мы так рассчитываем. Кроме того, этот план предусматривает ряд жестких мер в отношении беженцев из Центральной России, которые сейчас скопились в городе Ростове, а это недопустимо по этическим и моральным нормам.

Начальник штаба Донской армии, который в последнее время не ладил с Чернецовым и посматривал в сторону Деникина, вновь оглянулся на собравшихся офицеров и, не найдя серьезной поддержки своим словам, вернулся за стол.

Итак, господа, к совету обратился войсковой атаман, планы вам известны, давайте решать, как поступить.

Слово взял комкор1 Денисов:

Мне нравится дерзость Чернецова, но партизанщина закончилась и авантюра с наступлением на Царицын слишком рискованна, хотя я признаю, что она вполне осуществима, так как сил у большевиков там немного. Здесь многое будет зависеть от удачи, а она девка капризная. Захочет, отдаст нам контроль над Волгой, а не захочет, распылит все наши силы и мы лишимся своей конницы и резервов. Если красные командиры догадаются не перебрасывать силы к Волге, дабы отбить Царицын, а повернут на УстьМедведицкий округ, который будет оголен, нам придется худо. Здесь генералмайор Сидорин прав и в этом я с ним соглашусь. Что касается наведения жесткого порядка в нашем тылу, то я только "за". Мои казаки приезжают с фронта в Новочеркасск и видят город на осадном положении, все правильно, так и должно быть, а как попадают в Ростов, так сплошь возмущение и недовольство тамошними нравами и порядками. Без крепкого тыла нет крепкого фронта, Великая война должна была показать всем эту старую как мир истину, но не все ее понимают, а может быть, просто не желают понимать.

После Денисова свое слово сказал Мамантов:

Я поддерживаю план командующего Донской армией. Удар по тылам противника и захват ключевого города на Волге. Для моей конницы это то, что и нужно. По очищению тыла, так же, необходимы жесткие меры, а к дезертирам, применение суда военнополевого трибунала.

Далее, молчание, и снова Назаров:

Раз никто более высказаться не желает, прошу голосовать. Кто за оборонительный план?

Из шестнадцати присутствующих на совете генералов и полковников, за план Сидорина проголосовало четверо.

Небольшие рейды на Воронеж и Саратов? Только двое.

Кто за наступление на Царицын?

План Чернецова поддержали восемь человек, и Назаров посмотрел в сторону командующего Донской армией:

Приступайте к осуществлению своего плана Василий Михайлович.

Благодарю, ответил Чернецов и уточнил: Он принимается полностью?

Да, план принят полностью и без всяких изменений. Лично я, не склонен считать, что мера по созданию "исправительных дружин", которые пойдут на штурм Царицына впереди основных войск, так уж необходима, однако придется на это пойти. Оппозиция поднимает голову, а демагогии и шатаний мы допустить не можем. Тем более что эмиссары Деникина и Алексеева уже ходят по городу, и настраивают против нас общественное мнение, кричат, что мы германцам Родину за марки продали и призывают начать против немцев боевые действия, Назаров посмотрел на Краснова, который сидел неподалеку и обратился к нему: Петр Николаевич, раз уж мы коснулись этого вопроса, может быть, выскажетесь по этому поводу?

Краснов встал, одернул китель и ответил:

Вообщето, я не готовился и ожидал, что вопрос оппозиции и города Ростова будет поднят несколько позднее, но мне есть что сказать и я скажу. Сейчас в Ростове царит некая анархия, и городские власти, вернувшиеся после изгнания большевиков, не могут навести в нем порядок, да и не хотят. Воинских патрулей не хватает, а те, что имеются, занимаются не делом, а пьянками и гулянками. Милиция только организовывается и тоже ни на что не способна. Все съемные квартиры, гостиницы и доходные дома переполнены, и жилые площади заняты не какимито угнетенными страдальцами, учителями, профессорами или инженерами, а разнообразным отребьем, которое стекается к нам со всей России. В основном это политики, члены Государственной Думы, юристы, журналисты, артисты, промышленники, купцы, чиновники, маклеры, биржевики, спекулянты и жулики. Вся эта масса влиятельных и богатых людей, снюхалась с нашей доморощенной интеллигенцией, и требует для себя власти. В этом их сильно поддерживает ОСВАГ, оно же Осведомительное Агентство, организация созданная по приказу генерала Алексеева. Задачи всех недовольных пока точно не оформлены, а цели они ставят перед собой самые смутные. Если коротко, то это выглядит так. Купцы, политики и промышленники желает падения или ущемления власти войскового атамана, а добровольцы обещают им военную поддержку. В итоге, происходит обмен, богатые люди снабжают Добровольческую армию денежными средствами, а взамен, требуют надавить на нас.

Петр Николаевич на миг прервался, для того чтобы выпить воды, и в его речь вклинился Чернецов:

Сволочи! Где эти купцы и богатеи были, когда тот же самый Алексеев их о помощи просил? Помнится, на создание Добровольческой армии выделили всем миром, не много и не мало, а целых четыреста рублей. Красным, наоборот, более четырех миллионов по контрибуции обещались собрать, и собрали. Слава Богу, что отдать не успели, так как мы город освободили. Время минуло, опасность отступила, и теперь они с Алексеевым друзья, а на наши нужды им плевать. Такая вот благодарность за освобождение. Нет, давить их надо, и пока с большевиками не разберемся, держать всех на коротком поводке.

Собравшиеся на совет вспомнили не столь отдаленные события, похмыкали, и Краснов продолжил:

Пока, мы пресекаем все попытки этих граждан, както влиять на наши решения и политику, но вскоре будет создан Донской Парламент и, используя свои деньги и влияние, оппозиционеры в любом случае станут в нем верховодить. Значит, необходимы жесткие превентивные меры и, по моему мнению, здесь генералмайор Чернецов полностью прав. Мы не можем позволить всей этой массе гражданского населения и дезертирам, профукавшим и проговорившим Российскую империю, ставить нам условия. У нас есть цель, а у них нет, и значит, мы должны пресечь все враждебные нам выступления в зародыше, а добровольцам Деникина указать на дверь. Нам не нужны конфликты с теми, кто готов драться против большевиков, но и смуты в своем тылу, мы тоже не потерпим, Петр Николаевич передал эстафету выступления Чернецову: Василий Михайлович, доложите о ваших планах относительно очистки Ростова от нежелательных элементов и оппозиционеров более подробно.

Чернецов быстро встал, вышел изза стола, и в этот момент, напомнил мне себя прежнего, когда я увидел его впервые, на выступлении в Новочеркасском Офицерском Собрании, такой же резкий, порывистый и яростный как пламя.

Мой план не новинка и уже был отработан во время осады Новочеркасска. Завтра утром, в город выдвигается бригада полковника Черноморца. Казаки занимают все основные перекрестки, и блокирует жилые городские кварталы. После чего, Чернецовский батальон, милиция генерала Смирнова и находящийся в столице 1й стрелковый полк, вместе с офицерскими батальонами полковника Дроздовского и при поддержке священнослужителей из "Православного батальона", начинают прочесывание всех домов один за другим. Не будут приниматься никакие справки о болезнях, медицинских бюллетенях и отсрочках. Мужчина да, годы подходящие да, руки и ноги на месте да. Почему не в армии или на оборону не работаешь? Вразумительного ответа нет, в фильтрационный лагерь, где с тобой разберутся, кто ты таков. По плану, большая часть города будет пройдена за один световой день. Дальше, ставим этих вынужденных новобранцев в строй исправительных дружин и скорым пешим маршем, под охраной конвойных конных сотен, отправляем на станцию Ремонтаная, откуда и начнем наступление на Царицын.

И на сколько бойцов можно рассчитывать? этот вопрос задал протирающий стекла своего пенсне полковник Дроздовский.

От семи до двенадцати тысяч мужчин.

Так много? удивился полковник.

Эта цифра, еще занижена, поскольку придется отпустить всех промышленников и купцов, которые, несомненно, откупятся щедрыми пожертвованиями на военные нужды. Кроме них придется освободить от тягот войны людей, которые согласятся поработать на благо Донской республики. Получается как минимум треть от всего числа тех, кого во время облавы возьмут.

Хм, Дроздовский одел свои очки на нос, поправил их и ухмыльнулся. Сомневаюсь, что подобные воинские формирования будут хорошо воевать.

Проверено на практике, Чернецов улыбнулся в ответ и посмотрел на меня, исправительные дружины сражались вполне неплохо, и об этом, можете расспросить полковника Черноморца, который одно время командовал такой дружиной.

Дроздовский и большинство генералов вопросительно посмотрели на меня, и пришлось ответить:

Поначалу, исправительная дружина сражаться не желает факт, но появляется опыт, выявляются лидеры отдельных подразделений, и через дветри недели, исправленцы превращаются в нормальных солдат, которые могут заменить собой регулярные подразделения, отвлечь внимание противника на себя или пойти первыми в атаку. Главное, не забывать ставить позади них пулеметную команду и перед каждым боем произносить зажигательную речь.

Пока я это все говорил, в комнату для совещаний зашел один из адъютантов войскового атамана и протянул ему два листа бумаги. Тот внимательно прочитал их, передал Краснову, и когда я замолчал, отчетливо и с некоей торжественностью в голосе, произнес:

Господа, поступили важные известия, внимание сосредоточилось на нем и, потянув паузу, Назаров продолжил: Сегодня партизанским отрядом Андрея Шкуро и 1м Кавказским казачьим полком ККВ у красных был отбит Кисловодск и освобождены Великие Князья Борис Владимирович и Андрей Владимирович, вместе с ними и их мать Мария Павловна. В связи с этим событием и тем, что Борис Владимирович являлся последним походным атаманов всех казачьих войск, я принимаю решение незамедлительно выслать к нему депутацию с просьбой пожаловать в Новочеркасск. Не знаю, как, но необходимо постараться увлечь Великого Князя идеей освобождения России от ига большевиков. Что ни говори, а слово одного из Романовых, для большого количества рядовых казаков значит много.

Слова Анатолия Павловича совет одобрил, и нам была донесена вторая новость, которая для меня была более интересна, чем освобождение двух Великих Князей и их матери.

Получен ответ на наше письмо к кайзеру Вильгельму. Бумаги будут доставлены в Новочеркасск только завтра, а сегодня то, что пришло со срочным курьером из Таганрога. Кайзер Германии признал наше государство, и отдал своим войсковым подразделениям приказ покинуть Таганрогский округ в двухнедельный срок. Генерал фон Крецер уведомляет нас о том, что в Таганроге остаются только охранные подразделения железнодорожников. Кроме того, германское командование извещает нас, что первые партии заказанных нами видов вооружения и боеприпасов уже отгружаются в железнодорожные составы. Вскоре мы получим броневики, пулеметы, орудия и даже несколько аэропланов. Разумеется, не бесплатно, но нам есть, чем отплатить немцам за их поставки. В свете полученных известий и принятых нами сегодня решений, я считаю, что положение наше улучшается, а шансы на успех всего мероприятия по ликвидации большевиков и коммунаров существенно повышаются.

Глава 19

Царицын. Июнь 1918 года.

Господин полковник, со взмыленного от жаркой летней скачки буланого конька, на землю рядом с нашим временным бригадным штабом спрыгнул молодой урядник из моих земляков.

Да? я вышел из под легкого полотняного навеса.

Провели разведку, разобрать дорогу красные не успели и станция к бою не готова, там эшелон стоит, человек триста пятьдесят пехоты и над паровозом черный флаг с черепом и костями развевается.

Понятно, кивнул я, анархисты. Чем занимаются?

Поселян пристанционных грабят, пьют и в воздух постреливают. Командиров не видать.

Пулеметы?

Ни одного не заметили.

Отлично. Отдыхайте с обозом до вечера, а свою сотню позже догоните.

Есть! урядник козырнул, схватил своего конька за повод и направился в расположение интендантов.

Повернувшись к навесу, под которым вместе со мной полуденную степную жару пережидали командиры полков, 1го есаул Зеленин, и 2го, недавно прикомандированный донской полковник Шахов, я скомандовал:

Господа, по коням! Атакуем станцию Тингута сходу, пока анархисты не опомнились и от Царицына подкрепления не вызвали.

Командиры конных полков вышли на пекло, скорым шагом направились к своим частям и вскоре послышались команды сотников:

Седлай!

Лагерь остановившихся на дневку полков, в мгновение ока преобразился, казаки забегали, заржали лошади, стуки металла о металл, воины пристегивают шашки и проверяют винтовки. Проходит несколько минут и почти две тысячи конников, оставив позади себя обоз, строясь в колонны, широким аллюром выдвигаются к Тингуте, последней крупной железнодорожной станции перед городом Царицын.

Наступление на красных началось три дня назад, шестого июня, и что характерно, нашего натиска на один из основных волжских городов, противник не ждал. Привыкли большевики, что мы в обороне сидим, и только удары отбиваем. Нам это на руку, а потому, наши войска под командованием Константина Константиновича Мамантова, оставив для прикрытия границы в УстьМедведицком округе и станции Морозовской половину 2го Донского корпуса, перебрались в Сальский округ и от станции Ремонтная начали движение на восток.

В первые пару дней, сопротивления мы практически не встречали. Вражеские отряды или дезертировали или сдавались в плен, так что Котельниково, Жуково, Абганерово и Громославскую заняли без боя и потерь. Однако вчера, верстах в двадцати от Тингуты, на одном из полустанков, всю нашу силищу, три бронепоезда, шесть тысяч конницы, четыре тысячи регулярной пехоты и шесть тысяч "исправленцев", остановил один только небольшой вражеский отряд в четыре сотни штыков при трех пулеметах и одном орудии. Большевиков мы растоптали, конечно, и даже потерь не было. Бронепоезда все сделали за нас, сравняли полустанок с землей, но краснюки, оказавшиеся Луганским коммунистическим отрядом из остатков 5й Украинской армии, успели повредить железнодорожные пути, и на их восстановление, наши рабочие ремонтные бригады должны были потратить не менее суток.

Мамантов отдал коннице моей бригады приказ разгрузиться и совершить скорый марш в сторону Царицына. Задача захватить станцию Тингута. Командование отдало приказ мне, я донес его командирам полков, и вот, ночным маршем, пройдя вдоль железнодорожной ветки, к полудню, мои конники оказались невдалеке от Тингуты.

До станции три с лишним версты, прошли и не заметили. Полки на ходу перестроились в сотенные шеренги, сжались в лаву, и заблистали на жарком летнем солнышке клинки острых казачьих шашек.

Аааа! Бееей! разнеслось над степью, и конница влетела в Тингуту, где мы уже ясно различали вражеский эшелон с размалеванными красной краской вагонами и черным флагом с черепом и костями над новеньким паровозом.

Анархисты разбегались кто куда, но деться им было некуда, население пристанционного поселка, которое они только что грабили, прятать их не желало, а со станции не убежишь, вокруг степь и несколько балок, которые в любом случае, после взятия станции будут прочесаны. Вот, бежит один вражеский боец, в руках кривая старинная сабля, не иначе, как турецкая, на широком поясе вязанка ручных гранат, а одет в восточный полосатый халат, какой туркмены носят. Дурачина, куда же ты? На скаку рубаю его по шее, и конь выносит меня на перрон станции.

В этот миг, открывается дверь стоящего напротив анархистского вагона и мне в лицо смотрит пулемет "максим", который уже готов к бою, а пулеметчик, средних лет мужичок в рваном матросском тельнике и бескозырке набекрень, вотвот начнет стрелять. Вся жизнь пролетает перед глазами, а мысль в голове одна: "Черт! Как глупо". Честно скажу, растерялся немного, но моя охрана, самые ловкие казаки из донцов и "кавкаев", не дремлет, несколько одновременных выстрелов с седла, и мой несостоявшийся убийца падает лицом на свой пулемет. Меня от таких дел, даже в холодный пот бросило, но волнения я не показываю и, повернувшись к казакам, громко и отчетливо говорю:

Благодарю за службу!

Ответ нестройный, но радостный и бодрый, а старший над моими охранниками, седоусый казачина Степан Непейвода, сказал:

Я думав, шо все, пропалы мы, усих сейчас с пулымьета пэрэрижуть, а рука сама стрельнула.

Знать, бог за нас казаки, добавляю я, осматриваюсь вокруг, вижу, что бой окончен, и отправляюсь на площадь, куда сгоняют пленных анархистов.

С коня разглядываю уцелевших врагов, нестройную кучку человек в полста, одетых кто и во что горазд. Ни дать и ни взять, сброд и накипь рода человеческого, дерьмо, всплывшее из самых глубин империи.

Кто командир? чуть приподнявшись на стременах, окликаю я пленников.

В ответ тишина, и вперед выметается один из молодых казаков, который с коня стегает анархистов нагайкой и приговаривает:

Отвечать господину полковнику, сучье племя. Кто старший?

Закрываясь от мощных ударов, которые рассекают фраки, пиджаки, мундиры и халаты, пленники падают наземь и из своей массы выталкивают двоих человек. Один, мощный скуластый детина с гладко выбритой головой, одетый в цветастые запорожские шаровары и кожанку на голое тело. Другой, интеллигентный и высокий гражданин в пиджаке и помятой пыльной шляпе.

Вы командиры этой банды? кивок на толпу пленников.

Мы анархисты, проникновенным и очень доверительным голоском вещает интеллигентный гражданин, и командование людьми мы рассматриваем как покушение на свободу личности. У нас все решает общий сход, а командиров нет, не признаем мы такого.

Ясно, самто кто?

Бывший акцизный чиновник Харьковской управы, Иосиф Израилевич Губерман.

А второй? я посмотрел на скуластого здоровяка в шароварах, который только угрюмо молчал и сопел как бычок.

Тарас Загорулько, из тех, кто в живых остался, самый авторитетный человек в отряде.

Как ваш отряд назывался?

По разному, равнодушно и устало пожал плечами бывший акцизный чиновник, на прошлой неделе "Ярость", позавчера "Смерть белым гадам!", а сегодня общим собранием в "Волю" переименовали.

Как здесь оказались?

Вместе с 5й армией с Украины отступили, успели через Каменскую проскочить, пока ваши казаки дорогу не перекрыли. С тех пор здесь, в подчинении у командира Ворошилова.

Какая у вас задача была?

До подхода подкреплений удерживать станцию от какогото Мамонта.

А почему народ грабили?

Губельман помялся, посмотрел на суровых и еще не отошедших от скачки и боя казаков, которые кольцом окружали анархистов, и ответил как можно честней:

Так, мы решили, что хватит, красные тоже власть, и нам с ними не по пути. Думали, еще раз экспроприацию произвести, а потом через Царицын прорваться и уходить на Арчеду и Памфилово. Там наши братушки анархисты в чести, и от большевиков прикроют.

Много сил у красных?

Точно не ведаю, но не очень много.

Я знаю, пробасил досель молчавший Тарас Загорулько.

Говори, я посмотрел на этого простецкого украинского хлопца, который непонятно как оказался в этой банде.

А отпустишь?

Нет, не отпущу, но жить останешься.

Что, в тюрьму упрячешь?

Зачем же, усмехнулся я. Ты хлопчик здоровый, сразу видать, что из села, так что найдем тебе применение.

Это, какое же?

Землю пахать будешь и сено косить. Устраивает?

Да, ответил Загорулько.

Тогда, говори, что знаешь.

Я вчера с красными командирами говорил, и узнал, что у них есть. Всего, в Царицыне пятнадцать отрядов, которые за большевиков, всех вместе их в строю тысяча сто человек наберется, вооружения много, пятнадцать пушек и тридцать пять пулеметов. Командуют всеми силами Щаденко и Ворошилов.

Почему людей так мало?

Говорят, что вас от Суровкино ждали, там основные войска и стоят, а вы со стороны Ремонтной нагрянули. Вам навстречу три отряда посылали, и ни от одного, ни слуху, ни духу, видать, скрылись.

Как настроение у коммунаров?

Хреновое... Прячутся по углам как крысы, и имущество, что в эшелонах на станции Царицынской стоят, растягивают...

Насчет подкреплений чтото слышно?

Да, слухи ходили, что Щаденко на левобережье гонцов выслал и Миронову по телеграфу отбился. В штабе красных слышал, что завтра утром первые отряды должны подойти.

Прикинув, что и как, да решив, что пленному можно верить, я решил атаковать Царицын самостоятельно и отбить его у красных до подхода к ним подкреплений. Оното, конечно, приказ у меня иной, но Мамантов может не успеть захватить город у Волги врасплох, а у меня это может получиться. Теперь надо только уточнить у Загорульки, коекакие детали, и можно начинать действовать.

На полустанках, что между Тингутой и Царицыном, сил много?

Ни, хлопчик помотал головой, тильки охранные роты из местных железнодорожников.

Связь между станциями и городом имеется?

Нет.

На этом допрос был прекращен, всех анархистов согнали в один из железнодорожных пакгаузов, и я вызвал к себе командиров полков. Шахов и Зеленин были неподалеку, а потому подошли быстро.

Значит, так, господа офицеры. Слушайте приказ. Сейчас быстро разгружаете эшелон анархистов, и в него грузится спешенный полк Зеленина. После чего отправляемся на Царицын. Ваш полк, Александр Евгеньевич, я повернулся к Шахову, остается на месте и ждет подхода Мамантова, который должен быть здесь часов через восемьдесять. Если получится, то до этого срока пришлю эшелон обратно, и вы поспешите мне на помощь.

Разрешите выполнять? одновременно спросили есаул и полковник.

Да, выполняйте.

Спустя сорок три минуты эшелон был разгружен, тысяча казаков забралась внутрь вагонов, и мы были готовы к отправке. Однако в Тингуте пришлось задержаться еще на десять минут и решить проблему трофеев, добытых у анархистов. Сказать нечего, добра эти злодеи награбили очень много. Про барахло и товары, сукно там, ситец, связки брюк, одежду и меховые шубы, можно не говорить, по нынешним временам имущество ценное, но все же не самое необходимое и нужное. Привлекло иное, а именно золотишко и драгоценности, ранее экспроприированные ими у харьковских и луганских буржуинов. Все это было забито в шесть тридцатилитровых бочек, и стояло бесхозно в одном из вагонов. Богатство настоящее, и что с ним делать, надо было решать как можно скорее.

Посмотрел я на это все, и решил, что пять бочек необходимо будет сдать государству, а один, набитый только золотыми царскими пятирублевками, можно оставить себе. Всяко пригодится, не сейчас, так позже. Решено сделано, казаки своего командира, то бишь, меня, постороннему не сдадут, так что можно быть спокойным, да и если станет известно, что я часть трофейных богатств себе прикарманил, все одно, ничего мне не сделается, в таких делах главное не зарываться, и все будет хорошо. Итак, вопрос с трофеями решен, а далее, погрузка, дорога и захват Царицына.

Про путешествие рассказывать не стану, ничего интересного. Пустые железнодорожные полустанки, редкие караульные, которым абсолютно все равно, кто мимо них едет, да поселки местных жителей. Кругом куда ни глянь, выжженная солнцем степь, сухие и мелкие речушки, овраги, да редкие островки зелени. Самый обычный для этого края пейзаж, который я еще до войны, несколько раз проезжая через эти места на учебу в Оренбург, мог наблюдать.

Царицын показался перед нами около восьми часов вечера. Важный стратегический пункт, город, который караулил Волгу, и к которому сходились три железнодорожные ветки. Не смотря на всю свою стратегическую и экономическую важность, обычный провинциальный город, деревянные дома, пристани, немощенные улицы, грязь, склады, два завода, орудийный и металлургический, и неизменные рабочие бараки рядом с ними. Как и в случае со степными просторами, здесь все оставалось таким же, как и раньше.

Приготовиться! разнеслись по вагонам команды сотенных командиров и урядников, казаки напряглись и когда, замедляя свой ход, паровоз вкатился на забитую эшелонами станцию города Царицыно, на перрон горохом посыпались готовые рвать и убивать каждого врага, молодые казаки с берегов Дона и Кубани.

Урааа! разнеслось над станцией и по охранявшим вокзал красногвардейцам, которых было не более трех десятков, в упор ударили сотни винтовок. Выжить после такого залпа и удрать в город, смогли немногие. Наши казаки, по заранее подготовленному, мной и хорошо знавшими Царицын сотниками, плану, не отставая, рванулись за ними вслед.

Победа будет за нами, в этом я был уверен, а потому, вместе со своей охраной и полусотней казаков, которые должны были взять под охрану составы с имуществом красных армий, драпавших с Украины, временно расположился в здании местного вокзала.

Через полчаса появился первый посыльный, который доложил, что центр города под нашим контролем и только несколько особо упрямых большевиков, с тремя пулеметами, все еще держатся за свой штаб, оборудованный в местной управе. Следом второй металлургический завод взят, и рабочие сопротивления не оказывают, однако просят гарантий неприкосновенности. Гарантии были даны. Только этот посыльный умчался, как появился третий, орудийный завод за нами, и удалось предотвратить попытку нескольких местных коммунаров, взорвать один из цехов. Отлично.

Последние вести от боевых отрядов, ведущих сражение за город, были получены в районе полуночи. С боем взяты речные пристани, склады и лесопильные заводы братьев Максимовых. Там красные оборонялись особенно упорно, и чтобы их уничтожить, пришлось применить захваченные у врага орудия. С нашей стороны убито два сотника, семь иных офицеров и около полусотни рядовых казаков. Потери врага неизвестны, но никак не меньше полутысячи человек павших и четыреста пленных, в том числе и несколько отрядных командиров, которые могут многое поведать о планах большевиков и подходящих к ним подкреплениях. Когото рангом повыше, взять не удалось, Ворошилов скрылся в степи, а Щаденко видели убитым. Царицын взят, и теперь уже мне необходимо организовывать его оборону.

Ночь прошла в работе, казаки 1го полка занимали оборону на окраинах города и перекрывали железнодорожные пути на Кривомузгинскую и Качалино. На вокзале открылся пункт вербовки добровольцев, и появились первые местные офицеры и гимназисты, желающие вступить в доблестную и победоносную Донскую армию. Это все делалось само собой, а я занимался допросом вражеских командиров и принимал доклады об инвентаризации грузов в эшелонах, скопившихся на немалой железнодорожной станции Царицына. В общем, ночь пролетела быстро и совсем незаметно, и только под утро, некая красная часть подошедшая с запада, попыталась отбить город. Мы к такому повороту событий были готовы, а потому, встретили их всем, что захватили у врага, и красные, умывшись кровью, откатились к недалекой станции Воропоново.

Наступило утро, и показались наши воинские части, которые спешили к нам на подмогу. Впереди "Кавкай", за ним эшелон со 2м полком, а следом и все остальные части наших вооруженных сил. Прошел бронепоезд, бывший состав анархистов ушел по путям влево и стал под выгрузку, а к перрону подошел паровоз тянущий штабной вагон. Громыхая сцепками, он остановился напротив меня, и из вагона, еле заметно улыбаясь и на ходу оглаживая, большие светлые усы, в летнем кителе и неизменной мерлушковой папахе, появился генералмайор Мамантов.

Три строевых шага навстречу, ладонь к кубанке и мой четкий доклад:

Господин генералмайор, город Царицын взят, настроение боевое, и казаки Особой Кавказской бригады готовы выполнить любой приказ.

Молодец, полковник. Побольше бы нам таких командиров раньше, глядишь, и не дошло бы дело до революции, Мамантов чуть приобнял меня, похлопал по плечу и спросил: Потерь много?

Моих шестьдесят три человека насмерть и раненых вдвое больше.

Много, покачал головой генерал.

Если бы промедлил, то пришлось бы город в лоб штурмовать, и потерь было больше.

Знаю, потому и не виню тебя за самовольство. Как говорится, победителей не судят, так что ли?

Так точно.

Константин Константинович кивнул на стоящие в железнодорожных тупиках эшелоны, захваченные у большевиков:

Что там и сколько?

В основном имущество 3й и 5й Украинских армий: пушки, пулеметы, стрелковое вооружение, станки, машины, несколько броневиков, продовольствие, обмундирование, спиртное, снаряды и миллионы патронов.

Богатая добыча.

Да, теперь будет чем большевиков, встретить, которые к городу идут. Всего, захвачено восемьдесят эшелонов, половина забиты военным имуществом, а половина всем остальным.

Уж встретим, так встретим, лишь бы на Дон не повернули, согласился генерал и, повернувшись к городу, поинтересовался: С заводами что?

Рабочие воевать не хотят, сдали нам своих агитаторов с комиссарами и с завтрашнего дня готовы продолжать работу, конечно, если мы гарантируем им безопасность и обеспечим ресурсами.

Очень хорошо. Пленные что про вражеские силы говорят?

Они мало что знают, все нити управления и связь находились в руках Щаденко, а он убит. Что удалось выяснить точно, это то, что с левого берега ожидается подход больших карательных отрядов, которые Дутова давили, а с низовьев Волги идет некто Киров с тремя тысячами интернационалистов и пятью тысячами солдат. Кроме них, с запада движется Миронов, со всеми казаками изменниками и теми, кто из отрядов Сиверса, Петрова и Саблина уцелел, враги старые, матросы, латыши, немцы и анархосиндикалисты.

А что насчет верховьев Волги?

Про это известно меньше всего. Вроде бы там, у красных очень большие силы, но, сколько точно, полный туман. В основном, все говорят про Иону Якира, ополчения и какието войска завесы. Это как минимум семьвосемь дивизий из Казани, Воронежа, Курска, Ярославля, Тамбова, Самары, Саратова, Симбирска и Пензы с китайцами, мадьярами и прочими иноземцами.

Ну, ладно, Мамантов направился в здание вокзала, пленных красных командиров передашь моим разведчикам. Они у меня люди опытные, быстро разберутся, что здесь происходит. Сам же ступай на отдых и людей своих с передовых линий убери. Ваша бригада мне вскоре понадобится, и задание вам будет поручено как всегда боевое. Сегодня в городе закрепимся, а завтра немного вперед продвинемся и приостановим красногадов, которые к Волге спешат.

Глава 20

Царицын. Июнь 1918 года.

На отдыхе моя бригада простояла до вечера, и уже в сумерках я был вызван в штаб наших войск. Здесь находились Мамантов и полковник Дроздовский. Ходить вокруг да около, Константин Константинович не стал, а сразу же поставил передо мной боевую задачу. Взять под свое командование три тысячных дружины "исправленцев" и совместно со 2м офицерским полком Дроздовского, завтра утром отбить у красных станцию Воропоново и разрушить как можно больше железнодорожных путей. Что касаемо Михаила Гордеевича, то ему с остальными нашими силами, двумя моими бронепоездами и еще тремя исправительными дружинами предстояло совершить такую же атаку в направлении на Качалино.

Приказ ясен, и резоны по атаке станций Воропоново и Качалино понятны. Главная суть всего нашего выхода к Волге, это отвлечение вооруженных сил большевиков от Дона и отсечение местами покрасневшего Северного Кавказа и Каспия от сообщения с центром. Как бы не хотелось товарищам Бронштейну, Ленину и иже с ними задавить Донскую республику уже этим летом, они будут вынуждены сосредоточиться на том, чтобы отбить Царицын. В общем, наша задача потянуть время и осложнить положение врага, а захват Воропоново, хотя бы на какоето время, это возможность лучше подготовить город у Волги к обороне. Заодно, это шанс для "исправленцев" показать себя в бою и искупить часть своего прегрешения, то есть нежелание воевать или работать на оборону приютившей их земли, до начала основных и самых жарких боев.

На исходные позиции перед станцией Воропоново наши войска вышли, как и задумано, в шесть часов утра. Как раз к этому времени вернулась разведка, и доложила, что красных на станции битком набито, и у них всего несколько полевых орудий. Помимо пехоты в Воропоново, с его с противоположной стороны, стоят около тысячи красных конников, частью казаки, а частью не пойми кто, но напоминают драгун. Судя по докладу разведки, к бежавшим из города большевикам подходят части северовосточной группировки Красной Гвардии, которая готовилась к наступлению на УстьМедведицкий и Хоперский округа Донской республики.

Выслушав ходивших в разведку пластунов, я посовещался с командиром 2го офицерского полка полковником ЖебракомРусакевичем, и решил выдвинуть вперед "Кавкай" и полевую артиллерию. Пехота позади, готовится к бою, а конные полки Зеленина и Шахова должны обойти станцию по левому флангу и разгромить вражескую кавалерию. Если все выйдет, как мы задумали, то получится полноценное окружение вражеских войск, и ни одна сволочь из него выйти не должна.

Звучат команды офицеров... Суета... Слева на рысях уходит в степь казачья конница, а вперед выдвигается бронепоезд и артиллерийские упряжки.

Практически сразу, без всяких пристрелок и прочих прелюдий, в выжженной солнцем степи перед нами завязалась артиллерийская дуэль, в которой наши артиллеристы действуют более умело, и стрельба их более точна. Нам с полковником Жебраком, с нашего наблюдательного пункта, поросшего густым бурьяном небольшого бугра, все видно просто отлично. Снаряды наших орудий накрывают станцию раз за разом, а у красных чтото не ладится, все мимо да мимо, да и сложно им своими несколькими пушками, дать полноценный ответ моим двадцати. Если так и дальше пойдет, то победа нам достанется исключительно благодаря снарядам и калибрам.

Впрочем, это только мечты, пусть у красных плохие артиллеристы и орудий немного, но зато командиры воевать уже научились, да и военруки из бывших царских генералов и полковников имеются. На станции происходит движение, и в бинокли мы видим, как начинается атака вражеских бойцов. Густые цепи серой, солдатской, черной, матросской, и зеленой, латышской пехоты, неровными шеренгами, как волны, идут прямо на нас, и на беглый взгляд, их не менее трех с половиной тысяч. Силища! Ветераны и элита Красной Гвардии.

Наши пушки начинают отход, и артиллерийскую пальбу по станции продолжает только бронепоезд. Я оглядываюсь на полковника Жебрака, который в пеших боях, в любом случае, понимает поболее моего, и спрашиваю:

Не пора?

Нет, полковник помотал головой, пусть ближе подойдут, а то увидят, сколько нас, и отступят.

Эти так просто не отступят, возразил я ему. Эти будут драться до последнего патрона и в плен не сдадутся.

Раз так, тогда начинаем.

Взмах рукой, и моя команда:

Дружины в атаку!

Моему голосу, эхом вторят командиры "исправленцев", которые сидят на земле позади холма, и которым предстоит первыми схватиться с красной пехотой в жаркой и смертельной рукопашной схватке:

Примкнуть штыки!

Встать!

Кто отступит, тому пуля! Не хотели за Святую Русь добровольно воевать, теперь под принуждением будете!

Растянуть шеренги! Не толпиться!

В атаку!

Вперед!

Кроме клацанья металла об металл, сопенья и кряхтенья, ворчанья и чьегото скулежа, доносятся характерные звуки ударов кулаков по телу и хлесткие звуки пощечин. Видимо, дюжие урядники, таким образом, взбадривают свой особо трусливый личный состав и направляют его в бой.

И вот, дружинная пехота выползает изза холма навстречу вражеским пехотинцам. Наши "исправленцы" идут медленно. Враги тоже не торопятся. Все понимают, что сейчас будет, и я знаю, какие чувства испытывают люди, которым предстоит рукопашный бой.

Тишина. Несколько неровная и покрытая пожухлой растительностью степь. Замолкли орудия, и только топот тысяч ног доносится ко мне, да и тот, удаляется от холма. Две массы людей, они все ближе и ближе и, вот, захлестали винтовочные выстрелы, забилось в лихорадке несколько ручных пулеметов, взрывы ручных гранат перекрывают стрельбу и в какойто момент, наши и вражеские пехотинцы сталкиваются. Рев множества, пока еще живых существ, разносится над степью. Бойцы исправительных дружин издают яростные крики и кидаются на врага.

Долго не выстоят, не отрываясь от бинокля, совершенно спокойно замечает Жебрак.

Необходимо ваших офицеров и моих пластунов поднимать, пока красноармейцы дружинников не опрокинули.

Согласен.

Новая команда и позади холма готовятся вступить в бой дроздовцы и мои казаки. Всего минута понадобилась им выступить на поле боя. Скорый шаг наших батальонов. Штыки блестят на солнце, а лица спокойны. До свалки, в которой, вне всякого сомнения, побеждают красные, остается метров пятьдесят. Офицеры и пластуны переходят на бег и вламываются во вражеские ряды. Шум усиливается, и я вижу то, чего раньше видеть не доводилось. Всегда твердые в сражении латыши, отступают первыми, и не с боем, а бегут.

Все, полковник опускает бинокль, дальше дело техники. Мои дроздовцы на их плечах теперь на станцию ворвутся.

Последуем за ними следом? предложил я.

Да, пожалуй, что пора.

Мы спускаемся с холма, садимся на лошадей и, в сопровождении конной полусотни, выезжаем на покрытое сотнями трупов и огромным количеством раненых, чистое поле. Дроздовцы, как и говорил Жебрак, показывают настолько высокий профессионализм, что подобного я даже на учебных полигонах никогда не видел. Они гонят красных без остановки и, не давая им опомниться. Немногие уцелевшие матросы, латыши и революционные солдаты, откатываются на станцию, а дроздовцы спешат за ними вслед. Мои пластуны чутка запаздывают, но не намного. Следом, к Воропоново подходят и исправительные дружины, которые потеряли в своем первом бою, никак не менее трети личного состава. Зато тех, кто уцелел и не побежал, можно уже завтра вполне спокойно ставить в строй регулярных полков.

Жебрак и я въезжаем на станцию, рядом пыхтит бронепаровоз "Кавкая", а справа от него, отчаянно нахлестывая коней, уносится в степь около сотни красных конников. За ними, мчатся мои казаки. Они догоняют приотставших врагов, короткая стычка и сверкают клинки. Наземь падает несколько тел и преследование продолжается.

С противоположного края станции в направлении на Кривомузгинскую уходит один из красных эшелонов. Наш бронепоезд бьет ему вслед, но положительных результатов нет, и часть красногвардейцев успевает скрыться. Не получилось всех красногадов вчистую уничтожить, но не беда, еще встретимся с товарищами коммунарами и посмотрим, кто кого.

Тем временем, на станции бой практически окончен, и только коегде слышны хлопки гранат, да сухие винтовочные щелчки. Мы с командиром дроздовцев останавливаемся возле большого и просторного двора, в котором жил начальник станции. Что здесь творится, непонятно, но явно, чтото необычное и из ряда вон выходящее.

Возле высокого и крепкого забора, под охраной нескольких рядовых солдат, жидкой цепочкой стоят пленные, пять человек. Их лица сильно разбиты, и кровь капает на их одинаковую униформу, новенькие английские френчи и желтые армейские полуботинки. Вдоль строя красных неспешно прохаживается крепкий блондинистый дроздовец с погонами штабскапитана. Обращаю внимание, что костяшки его больших кулаков разбиты, а рукава гимнастерки закатаны по локоть. Он останавливается и, резко схватив одного из пленников двумя руками за голову, толкает его на забор. Тело избитого человека подается назад, отталкивается от дубовых досок, и штабскапитан, хорошо поставленным боксерским ударом бьет его в солнечное сплетение. Пленник падает в пыль, отхаркивается кровью, пытается подняться, но дроздовец, сделать ему этого не дает, и без всяких гневных возгласов, с тяжелыми хрипами топчет его ногами.

Штабскапитан Иванов, кричит полковник Жебрак, немедленно прекратить!

Офицер останавливается, оглядывается на нас и, узнав своего командира, гасит в себе готовые сорваться с языка резкие слова. Затем, он еще раз бьет пленника ногой в живот и подходит к нам. Дроздовец молчит, и полковник сам спрашивает его:

Потрудитесь объяснить, что здесь происходит?

Господин полковник, голос штабскапитана подрагивал от сдерживаемой ярости, преследовали противника и наступали вдоль домов. Возле этого подворья наскочили на два вражеских пулемета и чрезвычайно меткий винтовочный огонь. Моя рота потеряла семнадцать человек убитыми и тринадцать ранеными. Обошли дом с тыла и закидали пулеметы гранатами. Спеленали этих субчиков, Иванов со злостью оглянулся на пленных, и сплюнул на дорогу, а они бывшими офицерами оказались, и двоих я даже знаю, по службе сталкивался.

Жебрак вплотную подъехал к строю избитых людей и, недобро прищурив глаза, обратился к тому пленнику, которого избивал Иванов:

Кто таков?

Поручик Новоселов, 8й гусарский Лубенский полк.

Что же вы, господин бывший поручик, к красным служить пошли?

Меня запугали, а потом кровью повязали, и назад хода не стало.

Значит, испугались?

Так точно.

А в своих бывших сослуживцев стрелять, значит, не страшно было?

Молчание, а от забора в пыль падает один из пленников и, стоя на коленях, молодым голосом взахлеб лепечет:

Простите нас, господин полковник... Бес попутал... Христом Богом прошу, простите...

Заткнись сопляк, прошипел ему Новоселов, все в крови замазались.

Посмотрел на них командир дроздовцев, брезгливо поморщился и бросил только два слова:

Расстрелять сволочей!

Поворачиваем своих коней и движемся дальше по улице. Позади нас всхлипы, и выстрелы из пистолета. Наверняка, штабскапитан лично занимается расстрелом предателей, которые воевали против нас на стороне большевиков.

Константин Георгиевич, ко мне подлетает комполка1 есаул Зеленин, вражескую конницу разбили в пух и прах, и почти никто не ушел. Потерь немного, а на западной окраине станции захватили вражеский лазарет из тех, кто от нашего артиллерийского огня пострадал.

Ктото важный имеется?

Да, Зеленин передал мне лист бумаги, там какойто кавказец лежит с разбитой правой ноги и сильной контузией. При нем обнаружили вот это.

Разворачиваю лист и читаю:

Мандат.

"Член Совета народных комиссаров, народный комиссар Иосиф Виссарионович Сталин, назначается Советом народных комиссаров общим руководителем продовольственного дела на юге России, облеченным чрезвычайными правами.

Местные и областные совнаркомы, совдепы, ревкомы, штабы и начальники отрядов, железнодорожные организации и начальники станций, организации торгового флота, речного и морского, почтовотелеграфные и продовольственные организации, все комиссары обязываются исполнять распоряжения товарища Сталина.

Председатель Совета народных комиссаров

В. Ульянов (Ленин)".

Да, пленник хорош, и коечто может знать. Как его состояние?

Сильная кровопотеря и он без сознания, однако, врач говорит, что через суткидругие оклемается.

Это хорошо, что оклемается. Погрузите его на бронепоезд и приставьте врача с охраной.

А с остальным вражеским лазаретом что делать?

Оставьте, как есть, пусть своими ранеными красные сами занимаются. Все равно мы вскоре отходим, а лишнюю кровь на себя брать, я не хочу.

Зеленин умчался к своему полку, а мы с ЖебракомРусакевичем, как это уже вошло в практику, организовали свой штаб в здании вокзала. От пленных узнали, что сегодня нам противостояли передовые части северовосточной группировки красных войск, а основные силы, включая три бронепоезда и тяжелую артиллерию, на подходе и будут у Воропоново уже к вечеру.

Времени терять не стали, и началось то, ради чего собственно, станция и атаковалась, уничтожение всей местной инфраструктуры и поджог складских помещений с имуществом железной дороги. Саперы из пластунов и дроздовцев закладывают под стрелки и полотно пироксилиновые шашки, и следует подрыв. Затем, когда запас пироксилина иссяк, в ход пошли фугасы из гаубичных снарядов "Кавкая". Эффект потрясающий и до вечера, было разворочено и уничтожено около семи верст железнодорожных путей. Могли бы и больше сделать, казаки и офицеры только во вкус входить стали, но появились вражеские бронепоезда и эшелоны с пехотой, которая, несмотря на вечернее время, начала выгрузку и сильными колоннами, с артиллерией и пулеметами, приступила к обходу Воропоново.

Я дал приказ на отход, кавалерия осталась в прикрытии, а все остальные наши силы, дружинники, дроздовцы и пластуны, погрузив своих раненых и невеликие боевые трофеи на телеги обоза, по пыльной ночной дороге начали отступление к Царицыну. Наше дело сделано и проделано все неплохо. Дружинники, вчерашние артисты, чиновники, беглые офицеры, жулики и ростовские бандиты, прошли проверку боем, дорога разорена и порушена, и главное, разбит передовой отряд идущих к Волге красных, да не просто ктото, а самые лучшие и обстрелянные части Саблина, Сиверса и Миронова.

К Царицыну возвращаюсь на бронепоезде. Только забрался в жилой броневагон, как стон и какието фразы на грузинском языке. Оглядываюсь, точно, это пленник, которого я приказал доставить нашим разведчикам. Раненый большевик лежит на носилках, а рядом с ним сидит хорунжий Семенов из полка Зеленина, тут же суетится врач из тех, кто в красном госпитале работал.

Как он? я обратился к врачу и кивнул на раненого.

В себя пока не приходил, ответил тот. В беспамятстве крепком и все время на какомто языке разговаривает, наверное, грузинский.

Семенов, обратился я к хорунжему.

Да, господин полковник? офицер привстал.

Ты когонибудь знаешь, кто на родном языке этого коммунара разговаривает?

У нас таких нет, а в Царицыне командир первой роты в "Православном батальоне", кажись из Тифлиса.

Тогда так, только на вокзал прибудем, пленного вместе с доктором в штаб, а сам найди этого священника, про которого говорил и пригласи его как переводчика. Мало ли, вдруг пригодится и коммунар в беспамятстве чтото интересное расскажет.

Будет сделано, негромко ответил хорунжий и сел на место.

Бронепоезд громыхнул сцепками, чтото заскрежетало, и мы тронулись в путь. За узкими окнами броневагона темно, время есть, так что можно отдохнуть. Я перешел в другой угол, прилег на диванчик, стоящий в небольшом закутке, закинул руки за голову, задумался о том, каким будет завтрашний день, и быстро заснул.

Справка.

Иосиф Виссарионович Джугашвили родился 6 декабря 1878 года в Гори, Тифлисская губерния, в семье сапожника и поденщицы. В 1888м году поступает на учебу в Горийское православное духовное училище. В 1996м году заканчивает его и отмечается как лучший ученик. В этом же году начинает обучение в Тифлисской духовной семинарии. В 18961899 годах в семинарии Джугашвили сходится с революционерами и руководит нелегальным марксистским кружком. В 1899м за неявку на экзамены, исключен из семинарии. С этого времени по 1918й год активный участник революционных движений. Летом 1918го года в тяжелораненом состоянии попадает в плен казакам из корпуса генерала Мамантова. Отказывается от сотрудничества со следователями и приговаривается к расстрелу. Однако по ходатайству и под поручительство ротного командира из "Православного батальона" иеромонаха Антония (Чарквиани), отпущен на свободу и до мая 1919го года находился в разных монастырях Донской епархии, где несколько раз встречался с архиепископом Донским и Новочеркасским Митрофаном. Летом этого же года отправляется на родину и постригается в монашество. Чем занимался Иосиф Джугашвили до 1925го года точно не известно, но в этом году он посвящен в сан иеродиакона и исчезает в одном из отдаленных горных монастырей. В 1928м посвящен в сан иеромонаха, а в 1930м становится ректором Тифлисской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. В это же самое время назначен членом ГрузиноИмеретинской Синодальной конторы и Председателем училищного епархиального совета. Являлся редактором "Духовного вестника Грузинского экзархата". В 1937м году становится епископом Саратовским и Царицынским, и на этом посту прослужил до скончания своих дней. Отмечен современниками как одна из основных духовных фигур православия своего времени. В 1939м году являлся организатором чисток в РПЦ, когда благодаря его усилиям в среде священнослужителей православной веры был раскрыт массоносектантский заговор. Прославился как великий теолог, ярый борец за чистоту православного христианства и гонитель еретиков. Скончался в 1957м году и похоронен в Саратовском соборе, который был возведен при его непосредственном участии. Оставил после себя добрую память и два десятка книг посвященных не только духовному воспитанию православного человека, но и политике Российской империи в отношении национальных вопросов.

Глава 21

Царицын. Июль 1918 года.

Спустя неделю после нашего удачного набега на Воропоново, красные взяли Царицын в плотное кольцо. Со стороны Качалино подошли отряды под предводительством АнтоноваОвсиенко, от границ Дона навалились Саблин, Сиверс и Миронов, а от Астрахани, пароходами и баржами вверх по реке поднялись войска товарища Кирова. В общей сложности, против нашего, как его обозначили в Новочеркасске, 3го Донского корпуса, скопилось около двадцати тысяч пехоты, две тысячи конницы, десяток броневиков, восемь бронепоездов и не менее шестидесяти орудий, двадцать из которых, можно отнести к тяжелым. Так мало того, на левом берегу появились отряды Блюхера, самые отпетые красные каратели, весь этот год воевавшие против оренбургских казаков Дутова, да с верховьев Волги подходили пять дивизий вражеских войск. Как ни посмотри, а большевики кинули против нас все свои самые лучшие войска и даже резервов из войск южной завесы не пожалели.

Наступление на город началось 20го июня, и в тот, самый первый день вражеского штурма, Мамантов обрисовал сложившуюся обстановку предельно просто: "Отлично, это то, что нам и нужно". Слова Константина Константиновича моментально разлетелись по всем нашим подразделениям, и встретили только одобрение рядовых бойцов из регулярных частей. Казаки и добровольцы Дроздовского понимали, ради чего мы в этом городе и почему обязаны выстоять. Остальным невольным участникам обороны, то есть "исправленцам" и местным жителям, переформированным в четыре пехотных полка, деваться было некуда и приходилось принимать положение дел таким, каким оно есть.

Пробный натиск большевиков наши войска тогда отбили с легкостью. Все бы ничего, но именно в этот день я был ранен. Само по себе ранение было не тяжелым, однако, чрезвычайно неприятным и болезненным. Вражеская шрапнель пыхнула белым облачком в синей небесной вышине и достала мою спину. В госпитале меня осмотрели, прооперировали, изъяли из тела осколки и заявили, что необходим покой, а иначе, может возникнуть проблема с позвоночником. У медиков я провел всего пару дней, а затем, дабы не занимать койку, перебрался в дом купцов Максимовых, и вот уже две недели валяюсь на диванчике спиной к верху, а мои казаки ведут героическую оборону города. Психологически неприятная ситуация, но по большому счету, командиры полков с делами бригады и без меня справляются вполне неплохо.

Поначалу, было скучно хоть волком вой, но вскоре ко мне в комнату подселили соседа, которому был прописан покой в связи с разошедшимися швами на ноге, и стало повеселей. Правда, мой вынужденный сотоварищ, беженец из Петрограда, ротмистр Отдельного Корпуса Жандармов Николай Николаевич Зубов, был человек со странностями, но меня это смущало только в начале нашего знакомства, а затем, както привык. В чем же его странность? Да все просто. Вопервых, Зубов никогда не оставлял без присмотра свои вещи, а именно, небольшой потертый саквояж рыжего цвета с облупившимися краями. Что он там хранил, непонятно, но дорожил ротмистр им чрезвычайно. Во вторых, он жил в постоянном напряжении и ожидал нападения на него агентов британской разведки. По крайней мере, мне так показалось, ведь не будет же человек просто так, в каждом встречном выискивать скрытого мистера Джонса, Брауна или Смита. В остальном же, ротмистр, высокий и стройный брюнет лет около сорока, был вполне нормален, кадровый жандарм, интеллектуал с хорошим образованием и четкими представлениями о жизни.

Буххх! раскатистым эхом разнеслось по окрестным улицам.

Дзанггг! поддержали стекла нашей комнаты эхо взрыва.

От этого звука я проснулся, с полминуты полежал, осознал, где нахожусь, проверил на подвижность свое тело, и осторожно перевернулся на бок. Вроде бы сегодня уже ничего не болит, и можно принять сидячее положение.

Чтото рано сегодня красные обстрел начинают, отозвался со своей кровати ротмистр, как и я, проснувшийся от звуков начинающегося артобстрела.

Торопятся товарищи коммунары, принимая вертикальное положение, ответил я ему. Видать, из Москвы поторапливают.

Скорее всего, так и есть, согласился со мной Зубов.

Туктуктук, в дверь комнаты осторожно постучали.

Запахнувшись одеялом, я ответил:

Да, войдите.

Дверь осторожно приоткрылась, и в комнату впорхнуло милейшее создание, оказавшаяся в Царицыне волею случая, воронежская институтка Машенька Лаврова. Хрупкая шестнадцатилетняя девушка в аккуратном сером платье и какомто старомодном чепчике. Она, как и еще четыре ее подруги, умевшие делать самые простейшие перевязки, вместе с фельдшером Анастасом Петровичем Шулеповым, присматривала за расквартированными у Максимовых выздоравливающими офицерами.

Вы уже проснулись? спросила Машенька.

Конечно, в один голос ответили мы с ротмистром и улыбнулись, ведь всегда приятно видеть в хаосе войны, такое молодое и простодушное девичье лицо в конопушках. После такого, хочется жить дальше и скорее поправить здоровье.

Константин Георгиевич, девушка посмотрела на меня, пару часов назад ваши казаки приходили, но будить вас не стали и они ушли.

Жаль, протянул я, а то без новостей туго.

Так они, поэтому и заходили, принесли сумку и сказали, что вы теперь не заскучаете.

И что в ней?

Самые свежие газеты и письма из дома.

Откуда?

Ах, да, девушка всплеснула руками. Вчера вечером в город пробился казачий отряд с Дона.

А что за полк и кто командир?

Не знаю, Машенька растерянно пожала плечами, но утром я видела их флаг. Очень страшный, черного цвета, череп с костями и какойто девиз по обводам.

Анархисты!? удивленно спросил ротмистр.

Нет, рассмеялся я, это донские казаки, а черный флаг с адамовой головой, полковой значок 17го Донского генерала Бакланова полка и командиром у них полковник Власов.

А девиз? ротмистр был заинтересован.

Чаю воскресение мёртвых и жизни будущего века. Аминь.

Повернувшись к девушке, я вопросительно кивнул подбородком:

Милое создание, так, где почта и газеты?

Сейчас, наша медсестра умчалась из комнаты и спустя минуту, я держал в руках небольшую тканевую сумку пропахшую запахами конского пота и степной пылью.

Сразу приняться за прочтение новостей не получилось, появился доктор и устроил нам осмотр. Все неплохо, мы оба идем на поправку. Дальше привели себя в порядок, и пришла пора завтрака, каша, сладкий чай и белый свежеиспеченный хлеб, запасы которого в Царицыне были весьма велики. Освободились часикам к десяти и под грохот канонады, накрывающей город, мы с ротмистром приступили к чтению газет, которые оказались месячной подборкой "Донских ведомостей". Письма на потом, это личное и их необходимо читать сосредоточенно, а информация из газет это в первую очередь новости, которые могут утолить наш информационный голод.

Только начав просмотр "Донских ведомостей" сразу же заметил, что за последние месяцы газета резко изменилась. Отлетела вся шелуха и славословие, а остались только конкретные факты и события, подробные репортажи с мест событий и интервью с различными людьми, слово и мнение которых интересно обществу. Для меня это показатель того, что атаманы Войска Донского продолжают закручивать гайки и жестко контролируют поступление информации в народ.

Итак, основные мировые события, которые попрежнему вершатся на западе, где все так же полыхает Великая война. Недавно германцы закончили вторую наступательную операцию на реке Эна, и результаты ее были для них неплохими, даже не смотря на потери в сто двадцать тысяч только убитых. Союзники потеряли гораздо больше, и немцам достались пятьдесят пять тысяч пленных, семьсот орудий, множество запасов и две тысячи пулеметов. Сейчас германцы начинают наступление на Компьен и третью Марнскую наступательную операцию. От Парижа их отделяет всего семьдесят километров, еще один хороший натиск, еще одно сверхусилие, и Франция будет вынуждена пойти на мирные переговоры на условиях немцев. Вывод прост, если планы германского Генштаба сбудутся, немцы, может быть, и не окажутся победителями, но смогут достойно окончить войну, а дальше, именно они станут той державой, на которую всей Европе придется равняться в ближайшие десятилетия.

Остальные новости более мелкие и касаются всего остального мира. Аргентина, Австралия, Африка и Азия, это мне не интересно, главное, что поблизости творится. Румыния окончательно вышла из войны с Центральными державами, отказалась от Добруджы, уступила АвстроВенгрии Карпатские проходы, открыла немцам судоходство по Дунаю и готовится к аннексии оставшейся бесхозной Бессарабии. Гады! Пользуются тем, что империя распалась, и откусывают от ее территории куски. Ну, ничего, мы еще будем в силе, и тогда посмотрим, кто кого. Далее. Бои в Турции и Персии, ничего значительного.

Переходим к делам России. Антанта высаживает десанты в Мурманске, Архангельске и Владивостоке. Готовится экспедиционный корпус для захвата Баку и кавказских нефтепромыслов. Понятно, под красивые лозунги о защите мирных жителей и своих инвестиций в российскую экономику, союзники решили погреть руки и чтото для себя поиметь. Хоть как, а в их добрые намерения и альтруизм мне не верится, слишком уж явно они показали все свое двуличие перед и во время Великой войны.

В Сибири произошло восстание Чехословацкого корпуса, который занимает города вдоль железнодорожных магистралей. Пока чехи бьют красных, но и местным белогвардейцам, достается мимоходом. В Томске сформировано Временное Сибирское правительство, по сути, это те самые говоруны, которые сидели в Петрограде и отдали власть большевикам. Кроме них, объявился адмирал Колчак, который назвал себя Верховным правителем России, еще один спаситель отечества. Что хочет, пока неясно и твердой программы не имеет, но воюет с большевиками и собирает армию для похода на Москву. Нам это в помощь, а дальше видно будет. А есть еще и Комитет Учредителей Народного Собрания в Самаре Комуч, и это правительство тоже имеет некие вооруженные формирования. Жаль, карты под рукой нет, но и без нее могу себе представить, что творится в бывшей Российской империи, от которой остались лоскуты и ошметки, и из которых кроятся новые государства, республики, союзы и среднеазиатские ханства.

Ничего, Бог даст, еще соберем страну в одно целое, а пока, перейду к новостям местным. В Ростов прибыл полномочный германский представитель майор фон Кохенхаузен, и с ним были подписаны торговоэкономические договора о сотрудничестве. Теперь в Германию пойдет наш хлеб, масло, рыба, нефть и уголь, а взамен, мы уже получили десятки тысяч винтовок, несколько аэропланов, два десятка гаубиц, броневики, много пулеметов, обмундирование и боеприпасы. Так мало того, германцы расщедрились на мощную радиостанцию, и вскоре Новочеркасск сможет общаться со всем миром без всяких особых препон. Как сообщала газета, цена за вооружения вполне приемлемая, новенькая винтовка с двумя обоймами и тридцатью патронами стоит всего один пуд пшеницы. Насчет остального ничего не говорилось, но думаю, что наши правители не должны прогадать, и закупают только то, что действительно необходимо.

Вторая основная новость, весь месяц не сползавшая со страниц основного печатного органа Донской республики, это самороспуск Добровольческой армии, которая все же дошла до Ростова, остановилась лагерем на левом берегу Дона, и обнаружила, что ее здесь никто не ждет. Города были заранее очищены от всех нежелательных элементов, и те, на кого Деникин мог опереться в своей борьбе против атаманов, находились в исправительных дружинах. Что касается купцов и промышленников, то после Ростовских облав, они осознали, что далее с ними никто церемониться не будет, затихли и денег на пропитание Добровольческой армии не дали ни рубля. То же самое касается и политиков, которые или резко сменили политический окрас, или как господин Родзянко со своими близкими помощниками и соратниками были высланы за пределы Дона, и не абы куда, а в Советскую Россию.

Деникин и его окружение простояли в нерешительности целую неделю, посылали в Новочеркасск Африкана Богаевского, но сами на поклон в столицу Войска Донского идти не хотели. Наша власть реагировала соответственно, то есть, делала вид, что не замечает добровольцев. Горячие головы в окружении белых генералов предлагали провести в Новочеркасске переворот и силой взять то, что им необходимо, но против добровольцев стояли, как минимум, пять до зубов вооруженных конных полков и Молодая армия, так что такой вариант среди офицерского состава поддержки не нашел. Другие ратовали за новый поход, теперь уже в сторону России, но таких было совсем мало. Как итог, не переборов свою гордость и, не желая сотрудничать с "немецкими подстилками", продавшими Родину за рейхсмарки, вся верхушка Добровольческой армии подала в отставку, сложила с себя полномочия и, бросив своих офицеров на произвол судьбы, отправилась в Новороссийск. Дальнейший их путь лежал в сторону Антанты, где они собирались пожаловаться англичанам на Краснова, Назарова и неблагодарную Кубанскую Раду, которые не поняли их порывов и не пошли под их командование.

Остатки добровольцев, полторы тысяч отличнейших воинов, остались один на один со своей судьбой. Они начали покидать свои полки и вступать в ряды Донской армии, и так славная история корниловцев и закончилась бы, но у них появился новый командир. Им оказался начальник штаба Шкуровского корпуса, полковник Яков Слащев. Именно он стал тем человеком, который устроил всех, и добровольцев, и Донскую республику. Благодаря его кипучей энергии и хорошим организаторским способностям, Добровольческая армия как птица феникс воскресла из пепла. Только за неделю, при помощи дроздовских вербовщиков, вернувшихся из Киева, и атаманского правительства, добровольцы превратились в полноценную двухполковую бригаду, готовую подчиняться Новочеркасску и драться с большевизмом до конца, и это было только началом их восстановления.

В остальном, жизнь нашего молодого ДоноКавказского Союза была почти мирной и на большей части территории, происходили летние полевые работы. На Дону генерал Денисов и возглавивший 2й Донской корпус генерал Фицхелауров крепко держали границу, а на Кубани окончательно задавили сопротивление красных войск в Черноморской губернии. Что касается Ставрополья, то там действовал Шкуро, и этот, ставший комкором, лихой партизан, наводил на большевиков такой ужас, что от одного только вскрика: "Волчьи сотни идут!", они бежали не чуя под собой ног. Был еще и Кавказ, и там были братья терцы, которые насмерть резались с вайнахами Гоцинского и УзунХоджы, но вскоре им на помощь подойдут Бичерахов и казаки Покровского и, зная методы молодого командующего Кубанской армией, в том кто останется победителем, я не сомневался ни минуты.

Такие вот дела творятся и вершатся за пределами осажденного города Царицына. Дело тем временем уже к вечеру, прошел ужин, перестрелка с канонадой стихли и, открыв окно в сад, обвеваемые свежим ветерком с Волги, за пузатой бутылочкой шустовского коньяка, мы с жандармом разговорились за политику и жизнь. После третьей рюмочки, мы уже вполне приятельски перешли на ты, и неожиданно, Зубов сказал:

Константин Георгиевич, у меня к тебе просьба будет.

Какая, Николай Николаевич?

Ты мой саквояж видел? он кивнул в угол, где в небольшом шкафчике хранились его вещи.

Разумеется, ведь не слепой, и уже заметил, как ты его оберегаешь.

А что в нем, знаешь?

Расскажи, если хочешь.

Там документы, которые изобличают заговор против Российской империи, ротмистр понизил голос до полушепота, и наклонился ко мне поближе.

Чуть не рассмеявшись, и с большим трудом сдержав усмешку, я так же, как и Зубов, полушепотом, спросил:

Чей, германский, масонский или жидовский?

Шутить изволите, господин полковник? ротмистр, принял обиженный вид и откинулся на спинку диванчика, на котором он сидел.

Да, Николай Николаевич, шучу, и не обижайся на такое мое отношение к теории заговора. Просто за последний год их было столько, что голова кругом шла и теперь я уже мало чему верю.

И, тем не менее, он был, а я, остался единственным человеком, который может рассказать о нем полностью и пролить свет истины на февральские и октябрьские события 17го года.

Кому и что вы хотите рассказать, господин ротмистр? Никто не хочет об этом знать, и для меня, все февральские и последующие события видятся очень просто. Народ устал от войны, а власть оказалась несостоятельной и проговорила Российскую империю.

Это не совсем так, не согласился Зубов.

Тогда, я разлил еще по рюмке коньяка, сейчас мы с вами выпьем, и вы мне все расскажете. Ведь, насколько я понимаю, ваша просьба касается именно этих самых документов, которые вы оберегаете?

Да, мне нужно избавиться от них, а вы, Константин Георгиевич вхожи в кабинеты ваших правителей, и собранные мной бумаги, могут им помочь в отношениях с Антантой.

Не чокаясь, молча выпили, и я спросил:

Так, значит, заговор Антанты?

Именно, закусив коньяк кусочком осетрины, ответил Зубов, а точнее, Великобритании. Впрочем, расскажу обо всем по порядку.

Ну, что же, внимательно слушаю тебя, Николай Николаевич.

В конце декабря 1916го года я находился в Казани, выявлял местную революционную организацию, но неожиданно для себя, был вызван в Петербург. По прибытии, меня пригласили на прием к министру внутренних дел Александру Дмитриевичу Протопопову, который находился в своем кабинете не один, а с бывшим министром Маклаковым. Сам понимаешь, такие люди, вершители человеческих судеб и я, простой ротмистр Отдельного Корпуса Жандармов. Естественно гадал, в чем же дело и чем я провинился, но вскоре помимо меня прибыли еще девять офицеров, и у всех, чин был невелик. Министр поставил нам задачу, в течении месяца создать боевые группы из преданных монархии офицеров, и быть готовыми к тому, чтобы арестовывать вражеских агентов, работающих на нашей территории, революционеров и распоясавшихся внутренних врагов России. За дело мы принялись быстро и вскоре, наши офицерские отряды были сформированы. Жили мы все за городом и ждали только сигнала к действию. Однако его все не было, а в прессе началась травля министра внутренних дел.

Это история, что он болен сифилисом, а оттого и не адекватен? спросил я.

Да, она самая.

И что дальше было?

Так вот, приказа не поступило, произошла Февральская революция и отречение царя. Наши группы распались, и только в моей оставалось семь, все еще на чтото надеющихся и преданных монархии офицеров. Так прошло еще два месяца и в начале мая, на нас вышел личный порученец Бориса Владимировича Штюрмера, который знал о том, кто мы и где находимся.

Штюрмер, который премьерминистром был?

Угу, премьерминистр, обвиненный в том, что совместно с Распутиным он готовил сепаратные переговоры с Германией. За порученцем была погоня, полтора десятка революционных матросов из отряда Дыбенко, хотя, матросами они только казались, поскольку бойцами оказались знатными. Между нами произошел бой, почти всех преследователей мы уничтожили, но и нас осталось только трое и умирающий человек Штюрмера.

А саквояж, значит, от него?

Точно так.

И что за документы в нем?

Ротмистр помедлил, и ответил:

Копии писем Керенскому, расписки в получении денег, обязательства о сотрудничестве с британской разведкой людей из высшего света, самых влиятельных особ империи, революционных лидеров, больших чиновников, генералов и даже членов царской фамилии, у меня невольно вырвалось недоверчивое хмыканье, а Зубов хмыкнул в ответ и спросил: Имена назвать?

Давай.

Убийцы Распутина Юсупов и Пуришкевич, между прочим, убивавшие святого старца вместе с британским шпионом Освальдом Рейснером, Великий Князь Дмитрий Павлович, Керенский, Родзянко, Милюков и многие другие, не считая целой армии сочувствующих. Там, ротмистр кивнул на шкаф, есть все, и про революцию, и про Ленина с Бронштейном, и про то, как у нас за спиной, наши союзники Российскую империю к развалу приговаривали. Конечно, в большинстве своем это все копии, собранные неизвестными мне агентами охранки и сотрудниками премьерминистра, но верить им можно.

Допустим, документы подлинные и не фальшивки... Что с ними делать и как доказать их подлинность вышестоящим начальникам, ведь в измену союзников поверить сложно?

Молод ты еще, Константин Георгиевич, улыбнулся ротмистр, хороший воин, но политик плохой. Вашим атаманам и не надо ничего доказывать, так как люди они опытные и далеко не глупые. Уверен, они сами разберутся, что к чему. Главное, чтобы эти документы попали к ним в руки, и они их прочли, а дальше жизнь сама все по своим местам расставит. В любом случае, Назаров и Краснов должны знать о тех людях, которые пока еще рядом с ними, но в любой момент, по приказу своих хозяев, ударят им в спину. Предупрежден значит, вооружен, говорили древние греки, и они были правы. Так как, возьмешь документы?

Давай поступим проще. Когда Царицын деблокируют и осада будет снята, сам все доставишь в Новочеркасск, а я сделаю так, что тебе не придется по приемным мыкаться и в очередях стоять.

И рад бы, Константин Георгиевич, но опасно это, и боюсь, что не доеду я до Новочеркасска, ведь погоня за мной все равно идет, и из всех офицеров моей группы, только я один и остался. Всех остальных уже догнали, одного красные убили, и я это видел, а двое других еще в прошлогодних боях под Ростовом погибли, когда добровольцы отступали.

Так война ведь... Всякое случается...

Случается всякое, согласен, но так, что два бывалых офицера после боя застрелены в спины, заставляет задуматься и бежать от опасности как можно дальше и быстрее.

Хорошо, документы возьму на хранение, а после того, как красные отступят, к войсковому атаману вместе поедем. Договорились?

Да, после недолгого раздумья ответил ротмистр.

После такого разговора, мне имелось над чем подумать, а все услышанное, следующим днем необходимо было подтвердить прочтением документов, за которыми якобы охотится британская спецслужба. Ну, это все завтра, а в тот вечер, мы допили отменный коньяк, еще некоторое время поговорили о благословенных минувших годах и, понукаемые просьбами Машеньки Лавровой соблюдать режим, легли спать.

Глава 22

Царицын. Август 1918 года.

Конец лета. Дни попрежнему стоят знойные и жаркие, дождей нет, а воздух раскален до такого предела, что в степи, им даже дышать тяжело. Другое дело у Волги, ветерок с реки поддувает свежий и, стоя на берегу, можно представить, что ты находишься не в осажденном городе, а гдето на Черном море. Однако, море гдето далеко, и здесь не пляж, а поле боя, на котором решается, кто и кого переборет в битве за Россию. Ни более и ни менее, а для нас вопрос стоит именно так.

Вот уже два месяца, не прекращаясь ни на один день, вокруг Царицына кипят ожесточенные и кровопролитные бои. Большевики стремятся отбить город у Волги, вернуть под свой контроль великую русскую реку, а мы не сдаемся и стоим здесь до конца. Хрена им, а не Царицын! Только таким, должен быть настрой наших воинов, и он именно таков.

В день красные наступают, и мы, бывает, отдаем им окраины, а в ночь, против них выходят пластуны и дроздовцы, и вновь занимают свои оставленные позиции. Враги подтаскивают орудия и начинают с прямой наводки громить оборонительные траншеи и блиндажи, и тогда звучит команда Мамантова: "Конница, в атаку!" и приходит черед моей бригады, баклановцев, гундоровцев и кубанских полков. Стремительный налет, лихая рубка, пена у рта, кровь врагов и неизбежные потери своих боевых товарищей в обмен на большевистские орудия и боеприпасы. Тогда, вступают в бой красные бронепоезда, и наступает черед нашей артиллерии и трех железных монстров: "Кавкая", "Таманца" и "Екатеринодарца", которые досель, не проиграли ни одной схватки, и за это, экипажи дивизиона неоднократно поощрялись медалями, наградным оружием и отличительными знаками.

Впрочем, вскоре битва за Царицын станет достоянием истории, а не жестокой реальностью. Сегодня генерал Мамантов, как всегда молодцеватый и бодрый, собрал весь командный состав нашей оборонительной группировки на военный совет и мы, командиры подразделений, шесть полковников, понимаем, о чем пойдет речь. Ночью, просочившись через кольцо блокады, в город проник один из кубанских пластунов Андрея Шкуро, и принес нам радостные вести о том, что завтра его, высводившийся после очищения Ставрополья корпус, при поддержке нескольких регулярных конных полков и развернутого в дивизию Корниловского полка, нанесет удар по врагу. Думаю, что наверняка, Мамантов предпримет встречное наступление на соединение со шкуровцами, а потому, все командиры в сборе и готовы получить боевую задачу на завтрашний день.

Мы сидим за столом в новом штабе Мамантова, комнате для совещаний правления "Грузолеса" на берегу Волги, а генералмайор ходит вдоль стены, на которой висит карта города с окрестностями и, не спеша, говорит:

Господа, как вам известно, сегодня красные прекратили свое наступление на город, и причину вы все знаете. К нам идет помощь, и у Андрея Шкуро, не менее десяти тысяч штыков и пяти тысяч сабель, при сорока орудиях и двух бронепоездах. Завтра он атакует противника и наш долг, помочь ему разгромить красных и отбросить их от Царицына как можно дальше. Возражений нет?

В ответ генералу, только молчание. Все согласны, что да, пора прекращать свое осадное положение и надо выбираться в чистое поле. Мамантов оглядел всех собравшихся и продолжил:

Раз возражений нет, излагаю завтрашнюю диспозицию боя. У красных в направлении на Тингуту двенадцать тысяч пехоты, полторы тысячи сабель, полсотни пулеметов и около двадцати пяти орудий. Личный состав, в основном китайские и мадьярские батальоны, отряды ЧОНовцев и коммунары из центральных областей России. Как нам доносит разведка, командующий вражескими войсками Киров поспешно перебрасывает к Тингуте знаменитые Стальную и Коммунистическую дивизии при поддержке полка латышей. Видимо, он считает, что этих сил достаточно для удержания нас и Шкуро на месте, но он ошибается. Он думает, что мы ударим навстречу Ставропольскому корпусу, а мы нанесем удар в направлении на Ерзовку, Пичуженскую и Дубовку, то есть, пойдем не на югозапад, а на север, вдоль Волги.

Присутствующие на совете были удивлены, и первый вопрос задал полковник Дроздовский:

Кто идет в атаку?

На первом этапе вы, Михаил Гордеевич и пластуны. Начинаете операцию в три часа ночи, а к шести часам утра к вашим силам присоединятся конники Черноморца и Власова, которые должны как клещами обогнуть вражеские части, согнать их в Дубовку и там прихлопнуть. Таким образом, атакующая пехота будет представлять из себя давящий на противника пресс, а конница стенки этого пресса.

А Шкуро, он в курсе?

По сути, это его план, а не мой, не стал юлить Константин Константинович, и наступление Шкуро будет направлено не на восточную или южную группировку врага, а на западную, которая базируется своими основными силами на Кривомузгинскую. Враг станет держаться за Тингуту, а там ему будут противостоять только бронепоезда и небольшие конные соединения. Вопросы?

Да. Кто командует Корниловской дивизией?

Полковник Кутепов, который оставил Деникина, вернулся из Новороссийска и вновь принял командование Корниловским полком. Этот поступок оценили, и корниловцы первыми из добровольцев были развернуты в дивизию.

С места привстал ЖебракРусакевич:

Есть опасение, что красные могут заметить уход наших самых лучших и боевых частей с линии обороны, и если так случится, то они быстро сориентируются и начнут новый натиск на Царицын, который ополченцы и полки бывших "исправленцев" могут не выдержать.

Будем надеяться на Бога и удачу, ответил Мамантов, а так же бронепоезда Демушкина, артиллерию и наших агитаторов, которые с утра пройдут по окопам и объяснят бойцам, что это их последний бой в осаде.

Какие силы против нас на северном направлении? теперь вопрос задал я.

Мамантов заглянул в небольшой блокнот, куда, насколько я знал, он записывал самые свежие разведданные, и ответил:

После ухода Коммунистической и Стальной дивизии, два полка интернационалистов, полк китайцев, Камышинская, Курская, Тамбовская и Саратовская красногвардейские дивизии при тридцати пятисорока пулеметах, двадцати пяти полевых орудиях и шести, так нам досаждающих, восьмидюймовых гаубицах "Виккерса". Кроме того, у них имеется два аэроплана и два бронепоезда. Однако опасаться их не стоит, бронепоезда после столкновения с комендорами вашего "Кавкая", до сих пор стоят на станции Качалино и ремонтируются, а аэропланы доставлены без некоторых запчастей и к взлету пока не готовы.

На этом военный совет был окончен, а следующим днем, началось то, что потом назовут "Царицынским побоищем". В три часа утра, молча, без всякой артподготовки и без поддержки пулеметов, поредевшие полки Дроздовского и мой пластунский батальон перешли в наступление, и тактика Михаила Гордеевича была неизменна, все силы в кулак и стремительный прорыв вражеской обороны на одном небольшом участке. Наши саперы ножницами по металлу в считанные минуты перекусили проволочные заграждения, и не успели красные прочухаться и подняться по тревоге, как бой шел уже на их позициях. Затем, дроздовцы двинулись дальше, занимать Ерзовку, а во вражеских окопах остались пластуны и учинили на позициях вражеской Саратовской дивизии такую резню, что потом даже многое повидавшие в своей жизни санитары бледнели.

В шесть утра, казачья конница перешла линию фронта, разлилась широким полноводным потоком по привольной степи и разделилась на две части. Власов с гундоровцами, баклановцами, екатеринодарцами и запорожцами идет вдоль Волги, а я со своими двумя полками, забираю влево и обхожу вражескую группировку по флангу.

С передовой сотней я впереди. За мной полки Зеленина и Шахова. Мы готовы рубить и кромсать, резать и крошить тех гадов, которые два месяца осаждали нас в Царицыне. Вперед! Без остановки! Без сомнений! Без колебаний и всякой жалости к противнику!

Проносимся около трех верст, и вот он, первый наш сегодняшний бой и первые наши жертвы, двигающиеся по пыльной дороге орудийные упряжки с четырьмя тяжелыми гаубицами. Охрана небольшая, всего рота стрелков из китайских наемников. Винтовочная трескотня, краснокитайцы пытаются отстреливаться и пара казаков падает с лошадей, но остальные, волной накрывают дорогу и этот небольшой вражеский отряд. Всадники проносятся через него и двигаются дальше. Позади живых нет, только трупы, и начало сражения можно считать удачным.

Вместе с охранной полусотней оттягиваюсь в центр полкового строя, и вперед высылаются дозоры. В версте от нас небольшой хутор, там стоят интернационалисты и вспомогательные подразделения большевиков. Разворачиваемся в лаву и, совершенно неожиданно для красногадов, сверкая сотнями обнаженных клинков, сквозь огонь в последний момент заговорившего пулемета, берем хутор сходу, и никого не жалеем, поскольку сегодня нам не до жалости и пока нам пленные не нужны.

На этот хутор, названия которого я так и не запомнил, уходит час. Снова в седла и по полуденной жаркой степи, продолжаем свою скачку. Часам к трем пополудни, выходим к Пичуженской, в которой уже полным ходом идет бой. Здесь несколько сотен отважных гундоровцев, считающихся одними из лучших воинов Тихого Дона, совместно с одной ротой дроздовцев, дерутся против всей Тамбовской дивизии красных. Наша помощь, как нельзя кстати. Быстрота, натиск, злость и напор моих казаков, без промедления атаковавших коммунаров с тыла, делают свое дело, и к вечеру, толпы красной пехоты, бросающей свое оружие, устремляются к Дубовке. Давайте, драпайте, все равно там уже наша конница, так что найдется, кому вас встретить.

Полки останавливаются на ночлег. Подсчитываем потери, снаряжаем винтовочные обоймы и выправляем затупившиеся шашки. Лихих дел мои казачки за сегодняшний день натворили много, будет, что в старости вспомнить. Однако на этом останавливаться нельзя и уже следующим утром, по новому приказу от Мамантова, мы снова седлаем своих коней и направляемся в сторону Качалино. Разумеется, станцию, скорее всего, не возьмем, далековато и без поддержки не справимся, а вот хуторокдругой вокруг нее, вполне можем успеть от красных очистить.

Вскоре идет боевое соприкосновение. Нас встречают дружным ружейным и пулеметным огнем. Смотрю в бинокль, посреди степи, несколько десятков наспех вырытых окопчиков и в них около двух сотен вражеских солдат. Коль судить по виду, то это вчерашние разбитые тамбовцы. Если с ними сейчас заратиться, то мы их изничтожим, но потери будут большими, а мне этого не надо. Пусть коммунары на месте сидят, здесь воды нет, и деться им некуда, так что все равно позицию бросят и будут вынуждены к одному из населенных пунктов или Волге выйти.

Первый полк, повод влево! Второй полк, повод вправо! разносятся над степью мои команды и, не принимая боя, конница обтекает готовых стоять насмерть большевиков и идет дальше.

Вновь скачка и вновь под копытами моего жеребца проносится серая пожухлая трава. Полки смыкаются и полторы тысячи казаков в едином порыве идут по тылам коммунаров, которые сейчас растеряны и не знают где свой, а где чужой. Версты, степь, пыльная дорога, холмы, припекает жара и, неожиданно, моя бригада сталкивается с вражеским конным полком, который идет в походных колоннах и совсем не ожидает встречи с нами. Кто против нас, мы не знаем, но шашки наголо и лава накрывает строй красноконников.

Вскрики, хрипы, ржание коней, брызги крови на лице, и наше торжествующее: "Ура!". Враги пытались повернуть лошадей, выскочить из боя, но куда там, в родных степях от нас от нас просто так не уйдешь, и падают в пыль тела красных бойцов, которые в бою оказались чрезвычайно слабы.

Против меня противника нет, выиграна очередная битва и, привстав на стременах, я выкрикиваю:

Пленного мне!

Сразу же рядом с конем на дорогу бросают здоровенного рыжего мужика в рваной домотканой рубахе. Он валяется в пыли, загребает большими и мозолистыми руками пыль и скулит:

Не убивайте! Мобилизованные мы, силком на войну потянули! Не убивайте!

Кто такой? наклонившись с нервно переступающего коня, спросил я мужика:

Никита Домодедов, крестьянин из под Поворино, пленный ловит мой взгляд и надеется, что будет жить.

Что за часть?

Дык, это, Второй крестьянский конный полк имени товарища Карла Маркса. Вчерась только с эшелона выгрузились, и на фронт, а туточки вы...

Значит, на станции только с утра были?

Дада, только недавно выступили.

Что там, сил у большевиков много?

Ой, дюже много, замотал крестьянин головой, и пехота, и пушки, и броневик, и бронепоезда.

Кто командиры?

Того не ведаю.

Услышав все, что хотел, я повернул коня и, на молчаливый вопрос казаков, охранявших мобилизованного крестьянина, сказал:

Отпустить его и выживших на все четыре стороны. Улыбнется им судьбина, переживут сражение, а нет, или наши, или красные добьют.

Ко мне подскакали Шахов с Зелениным, и полковник спросил:

Что дальше?

Обходим Качалино справа и соединяемся с Власовым. Дальше, узнаем про обстановку и совместно решим, куда коней направить.

В тот день боевых столкновений более не происходило. На одном из хуторов, мы соединились с не рассеянными по населенным пунктам казаками Власова, и узнали о том, как идет деблокада города на Волге. Ерзовка, Пичуженская и Дубовка были за нами, красные понесли огромные потери, и это только на нашем направлении. Со стороны Кривомузгинской успех полнейший, корниловцы вышли на соединение с городским гарнизоном, а Шкуро повернул свою конницу на отряды Кирова. Вражеские войска рассечены на части, и теперь, за ними только Тингута на югозападе и Качалино на северозападе. Нам приказано давить на Качалинскую группировку и, посовещавшись с Власовым и нашими командирами полков, мы решили, что биться лбом об оборону АнтоноваОвсиенко не станем. Для нас наилучшим вариантом будет очередной фланговый обход, и атака на следующую за Качалино крупную станцию Иловлинскую, куда, может отойти противник.

Третий день боев, наступление продолжается. Наши объединенные с Власовым конные отряды, три тысячи клинков, совершают длинный и трудный переход к Иловлинской, по мосту пересекают реку Иловля и уже в вечерних сумерках как вихрь налетают на беззащитную станцию. Вражеских войск здесь практически нет, зато, имеется огромное количество беженцев, коммунарских семей и награбленного большевиками барахла. Всюду возы, телеги, повозки, фургоны, сундуки, чемоданы, какието самовары, шубы, куча поросят, огромное стадо коров, и более десяти тысяч человек гражданского населения. Вот не думали и не гадали, а в самое больное место красногадов ударили.

Мародерки мы с командирами не допустили, не до того в тот момент было, согнали всех некомбатантов в кучу, заняли оборону и перекрыли единственный железнодорожный мост через Иловлю. Проходит какоето время, и с севера, от станции Лог пыхтит эшелон с красной пехотой, которая уже знает о том, что станция за нами. Красноармейцы атакуют, но вяло, постреляли и откатились. Только эти отошли, как начался натиск со стороны Качалино, но опять же, слабый и без задора, и так, отбивая эти имитации атак, мы простояли на станции ровно сутки.

Спустя это время, по телеграфу из Качалино с нами связался Дроздовский, который без особых усилий взял эту станцию и на этом, свое наступление прекратил. Наши войска выдохлись, а большевики и преданные им люди, бросая все тяжелое вооружение, вдоль левого берега Иловли, степью отступили на Занзеватку. Так закончилась осада Царицына и спустя пару дней, сдав позиции 1му Корниловскому полку, наши конные части, неплохо пограбив грабителей и отдохнув в обществе податливых, да ласковых большевичек, вернулись в город.

Железнодорожные пути еще не были восстановлены, но ремонтные бригады уже работали. Шел подсчет трофеев и пленных, АнтоновОвсиенко отступил на север, а Киров с Блюхером на юг, к Астрахани, и их преследовали Волчьи сотни Шкуро. Операция по деблокаде города прошла успешно и теперь, чем займется моя бригада, я не знал, а мог только предполагать.

Думаю, что вскоре нас отправят на Дон, где пополнят личным составом, отремонтируют технику и вооружение, и казаки будут готовиться к осеннему наступлению на логово врага. Меня бы такое положение дел устроило полностью, тем более что необходимо как можно скорее доставить в Новочеркасск документы ротмистра Зубова, в подлинности которых, лично я уже не сомневался. Самого жандарма предоставить пред очи наших грозных атаманов, к сожалению, не получится, поскольку он погиб, и виной тому были не какието убийцы и шпионы, а самый обычный вражеский снаряд, разорвавшийся в саду купцов Максимовых и одним своим осколком попавший в тело уже практически выздоровевшего ротмистра. Видать, такова его судьба, пережить десятки боев и сражений, уцелеть в первые революционные месяцы, а погибнуть на отдыхе, в тени большой и раскидистой яблони.

Глава 23

Новочеркасск. Сентябрь 1918 года.

Персиановский военный лагерь кипел и бурлил. В ночь с 25го на 26е число никто не спал, а к утру полк за полком покидал свои палатки и выступал к западной окраине города, туда, где начинался Платовский проспект. На сегодняшнее утро был намечен воинский парад всех вооруженных сил ДоноКавказского Союза, а после него должно состояться первое заседание представителей от всех субъектов нашего молодого государства, так что этот день торжественный и знаменательный во всех отношениях.

Первыми на городские улицы, во главе со своим полковником, вступили дроздовцы, все же Пешая Донская Гвардия. Вслед за ними, все остальные участники славной обороны города Царицына, сводные сотни от каждого подразделения: гундоровцы, баклановцы, мои кавказцы, екатеринодарцы и запорожцы. После нас двигались три Волчьи сотни шкуровцев, а за ними корниловцы и чернецовцы. Далее, сборная из казаков и добровольческих частей, то есть, остатки Партизанского полка, алексеевцы, марковцы, черкесы, донцы из корпусов Денисова и Фицхелаурова, кубанцы Покровского, отдельный отряд Грекова, дивизион астраханцев, Сводный полк от Терского Казачьего Войска, калмыцкие сотни и в самом конце, бывшие "исправленцы", а ныне регулярная пехота.

Мы шли по Платовскому проспекту. Мерно бухали солдатские сапоги и ботинки, выстукивали свою чеканную дробь подковы сытых и до блеска начищенных лошадей, мерно покачивались штыки и развевались на легком ветерке наши боевые знамена. Мы испытывали гордость, мы победители, мы отбросили врага за пределы наших земель и достигли своей первоочередной задачи, подготовили почву и создали все предпосылки для начала победоносного осеннего наступления на большевиков.

Толпы нарядных жителей города приветствовали нас с радостью, и от восторженных криков, чуть было не кружилась голова. Сотни прекрасных и молодых барышень кидали нам цветы, дарили воздушные поцелуи, и каждый боец в наших рядах, от рядового солдата до генерала, явственно видел, ради чего он боролся и кого защищал.

Поворот! Подразделения четко разворачиваются налево и проходят мимо собора, на крыльце которого, в окружении почетных гостей, депутатов, священнослужителей и почетного караула из юнкеров Новочеркасского военного училища и кадетов Донского корпуса, при старых донских знаменах и хоругвях, стоят войсковой атаман Назаров, его правая рука генераллейтенант Краснов и генералмайор Чернецов. Войска проходят церемониальным маршем, каменный Ермак со своего постамента смотрит на нас, как нам кажется, с одобрением, а на колокольне собора радостно и празднично зазвонили колокола. Народ продолжает ликовать, Генералы отдают воинское приветствие, а мы приветствуем их, наших вождей.

Полки и сводные сотни направляются на выход из города. В Персиановском лагере для всех наших воинов накрыты праздничные столы, а командиры частей покидают строй и стягиваются к Атаманскому дворцу. Здесь, в большом и просторном зале, собрались все самые основные воинские начальники наших армий, а помимо них представители Кубанского правительства, Терского Войска и самые наибольшие чиновники будущей администрации ДоноКавказского Союза. Кроме них присутствуют почетные гости, разумеется, духовенство, и Великий Князь Борис Николаевич, человек, который реально участвовал в боях Великой войны, последний Походный Атаман всех казачьих войск, и единственный из всей царской фамилии, кто во время революции бросился на помощь Николаю Второму. Всего же, на сегодняшний сбор приглашено около двухсот пятидесяти человек.

Входят двое, войсковой атаман Назаров, с неизменным символом власти, атаманским перначом и, конечно же, как обычно рядом, Петр Николаевич Краснов. Только они вступили в центр зала, как грянул хор атаманцев, который исполнил гимн Донской казачьей республики:

"Всколыхнулся, взволновался

Православный Тихий Дон,

И послушно отозвался

На призыв свободы он.

Зеленеет степь родная,

Золотятся волны нив,

Из простора долетая,

Вольный слышится призыв.

Дон детей своих сзывает

В круг державный, войсковой,

Атамана выбирает

Всенародною душой.

В боевое грозно время

В память дедов и отцов.

Вновь свободным стало племя

Возродившихся Донцов.

Славься, Дон, и в наши годы!

В память вольной старины

В час невзгоды честь свободы

Отстоят твои сыны".

Голоса поющих атаманцев стихают, и они покидают дворец. Краснов располагается в зале, а Назаров выходит на трибуну. Войсковой атаман не торопится, раскладывает перед собой несколько листов бумаги, оглядывает собравшихся людей, и начинает:

Господа высокие представители от всего ДоноКавказского Союза, офицеры наших доблестных армий и глубокоуважаемые гости. Сегодня, с чувством глубокого удовлетворения, как войсковой атаман Донской казачьей республики и временный лидер всего Союза, я могу констатировать, что первый этап по наведению порядка на территории Российской империи, нами успешно завершен. Враг выбит с территории Дона, Кубани и Ставрополья, на Северном Кавказе восстановлен мир и Терское Войско сможет высвободить свои силы для наших дальнейших военных операций. Под нашим контролем Царицын, а вчера, корпусом Шкуро, совместно с казаками Астраханского Войска и несколькими отрядами оренбургского казачества, уничтожена группировка КироваБлюхера и освобождена Астрахань. Для достижения наших целей, мы не щадили ни себя, ни других, кровь залила нашу многострадальную землю, но нам удалось сначала остановить большевиков, а затем и разбить их. Теперь же, дело за главным, и я подтверждаю, что руководство ДоноКавказского Союза, намерено уже в этом году, своими войсками выбить большевиков из Москвы и предоставить многострадальной матушке России, самой сделать свой выбор и самой определиться с будущей государственностью.

Радостные крики слушателей разнеслись по залу, а Назаров, поднятой рукой остановил ликование и продолжил свою речь. Далее, войсковой атаман провел краткий обзор мировых событий, а так же обрисовал положение дел в России и на территории Союза. В мире попрежнему идет война, но в Германии неспокойно, и дело движется к революции, может быть, не менее кровавой, чем у нас. В Союзе, напротив, огромнейший и небывалый урожай всех сельскохозяйственных культур, казаки высвободились от полевых работ и вскоре смогут встать в строй своих родных полков. Кроме того, все имеющиеся на Дону и Кубани заводы перепрофилируются на военные нужды, а от кайзера Вильгельма, в обмен на наше продовольствие, помимо вооружений со складов Румынского фронта, получены новые станки и механизмы для орудийного, снарядного и патронного заводов.

Вновь одобрение и Назаров заканчивает свою речь следующим:

Господа, планирование военных действий против Советов начнется завтра, а сегодня у нас праздник. Мне бы не хотелось перегружать этот день отчетами о работе, которую провело наше правительство в течении весны, лета и начала осени этого года. Обо всем этом вы можете узнать из газет и наших информационных листов. Единственное, я хотел бы посоветоваться с вами о том, что ответить представителям Антанты, которые два дня назад прибыли к нам с Кавказа. Правительства Британии и Франции желают знать о наших намерениях и планах, а так же о нашем экономическом сотрудничестве с Германией и отношениях с Украиной. Наш ответ этим крупнейшим мировым державам подготовлен и готов к отправке заграницу, а посему мне требуется ваше одобрение по его форме и содержанию.

Назаров развернул один из листов бумаги и принялся зачитывать послание к Антанте. Общая формулировка, приветствия, заверения в дружбе и воспоминания о всех былых совместных победах, это пустое, и если к сути, то ответ был разбит по пунктам:

1) Впредь до образования в той или иной форме Единой России, войско Донское составляет самостоятельную демократическую республику под властью выборного войскового атамана.

2) На основании ранее, 21го октября 1917 года, при Атамане Каледине заключенных договоров, Донская республика, как часть целого, входит в состав ДоноКавказского Союза из населения территории Донского, Кубанского, Терского и Астраханского казачьих войск, горских народов Северного Кавказа и Черноморского побережья, вольных народов степей юговостока России, Ставропольской губернии и части Царицынского уезда Саратовской губернии и обязуется поддерживать интересы этих государств и их законных правительств.

3) Относительно установления точных границ, торговых и иных отношений между Донским войском и Украиной ведутся переговоры, для чего послано посольство.

4) В связи с выходом Российской империи из состояния войны с Германией, Войско Донское видит возможным и выгодным для себя экономическое и торговое сотрудничество с представителями германских фирм.

5) Донское войско не находится в состоянии войны ни с одной из держав, но держа нейтралитет, ведет борьбу с разбойничьими бандами красногвардейцев, посланных в войско советом народных комиссаров.

6) И впредь Донское войско желает жить со всеми народами в мире, на основании взаимного уважения прав и законности и соблюдения общих интересов.

7) Донское войско предлагает всем государствам признать его права, впредь до образования в той или иной форме Единой России, на самостоятельное существование и государствам, заинтересованным в торговых или иных отношениях, прислать в Войско своих полномочных представителей, или консулов.

8) В свою очередь, Донское войско пошлет в эти государства свои "Зимовые станицы", то есть посольства, для установления дружеских отношений.

Назаров замолчал, и представители всех Войск и правительств, с текстом письма согласились полностью.

На этом первое заседание делегатов ДоноКавказского Союза было окончено, по крайней мере для меня, поскольку стоять в зале Атаманского дворца и обсуждать новости, одна из которых гибель семьи бывшего императора Николая Второго, а так же речь войскового атамана, мне было не интересно.

Я вышел из дворца и оглянулся. Для жителей города праздник продолжался. Кругом суматоха, радостные лица и обстановка самая что ни есть жизнерадостная. Улицы и тротуары наполнены людьми, слышен смех и радостные возгласы.

Что, Костя, любуешься на мирную жизнь? позади меня стоял улыбающийся командующий Донской армии и мой непосредственный воинский начальник Василий Чернецов.

Да, согласился я, давно ничего подобного не видел. Както отвык, все война да война.

Ты сейчас куда?

Не знаю, наверное, прогуляюсь по городу, да в лагерь вернусь.

А поехали в ресторан, здесь неподалеку новый открыли, так что посидим, поговорим, старое вспомним, да с дамами какими интересными познакомимся.

Согласен.

Спустя десять минут мы находились в уютной и красиво обставленной под старину ресторации, заказали по две порции шашлыка и вино, хорошо перекусили и, попивая отличнейшее крымское полусухое, я спросил Чернецова:

Как здесь, в столице, на высокой должности, справляешься?

Приходится, хотя тяжко, постоянно приходится наших лидеров подталкивать.

Что так?

Да, понимаешь, люди они смелые и умные, все знают, и все понимают, но живут все еще в старом времени и оглядываются на былые времена, а мы с тобой об этом уже говорили. Надо быть нахальней, жестче и почаще плевать на всякие условности, которые тормозят наше движение вперед. Поэтому, мне, да и остальным молодым офицерам, кто в это злосчастное время к высоким должностям пробился, приходится постоянно находиться рядом с Красновым и Назаровым, и давать им понять, что мы полностью одобряем все их действия и начинания.

Одобрение? удивился я.

Именно так, даже великие люди и лидеры своего народа, нуждаются в постоянной поддержке. Мне то что, все просто, планируй военные операции и будь символом борьбы с большевизмом, а вот им, тяжко, ведь от каждого слова не судьба одного батальона зависит, а будущее миллионов людей. Ответственность давит на них тяжким грузом и, зачастую, заставляет сомневаться в правильности выбранного ранее решения.

Что же, ситуация ясна и понятна, и ты, если я правильно понимаю, своего рода катализатор всех событий.

Можно и так сказать, усмехнулся Чернецов, на "серого кардинала" не тяну, но свой немалый вклад в события, которые в стране происходят, вношу, и это, несомненно.

В ресторан вошли несколько веселых молодых мужчин, по виду, гражданские шпаки, и явно, не из наших краев. Посмотрев на них, я вопросительно кивнул в сторону этих людей и задал следующий вопрос:

А не пора ли новую чистку в столице провести, а то смотрю, больно много по улицам людей беззаботных гуляет?

Не обращай внимания, закурив папиросу, ответил молодой генерал, лишних в городе нет, и дармоедов со всякими авантюристами мы подчищаем регулярно. С остальными несколько сложней, купцов, промышленников, князей и дворян, просто так не прижмешь, но они понимают, что им здесь не рады, и быстро разъезжаются по иным местам.

А если не хотят выезжать?

Тогда, только два пути, или денежная помощь в золоте на нужды республики, или высылка в сторону красных. Родзянко, помнится, при тебе выслали, а вслед за ним, еще двести таких же болтунов последовали, во главе Гучковым. Воя было, не передать словами, но большевики, что характерно, никого из них не тронули, и всех пропустили на территорию Украины. Теперь эти господа добрались до Лондона и Парижа, и совместно с Деникиным, да прочими генералами и политиками, нас грязью поливают.

А эти? новый кивок в сторону пристроившихся в углу гражданских.

Это журналисты и литераторы из подведомственных Краснову структур. Нужные в наше время люди, пишут листовки, воззвания, рисуют картины о наших победах и ведут газетную переписку с оппонентами за рубежом. Пропаганда и идеологическая война, однако, и бумаги, которые ты передал неделю назад Назарову, уже начинают работать.

Значит, ты о них знаешь?

Да, был закрытый совет всего высшего руководства республики, и был доклад о том, что эти аналитические записки Штюрмера и копии документов, не фальшивка. Действительно, англичане сделали очень многое для того, чтобы в Российской империи произошла революция. По сути, боролись две партии, прогерманская и пробританская, одна ратовала за мир и сепаратные переговоры, а другим, наоборот, требовалось, чтобы русские мужички и дальше гибли на фронте да в окопах гнили. Кто победил в этой борьбе, ты знаешь.

Знаю, я тоже закурил, только не очень ясно вижу, что же из всего этого дальше будет.

Хм, Чернецов усмехнулся кривой и не очень веселой улыбкой, этого мы знать не можем, и все на что нас хватает, это строить догадки и предположения. Слишком много факторов вокруг, как внешних, так и внутренних, а интересы разных фракций и влиятельных групп, в такой клубок скручиваются, что разобраться в нем чрезвычайно непросто. Самто, как считаешь?

У меня тоже сплошные вопросы и предположения, однако, если тебе интересно мое мнение и размышления, то давай по пунктам. Первое, Москву мы должны взять, так как сил, запасов и вооружений у нас теперь предостаточно, и нет фактора добровольцев, которые как кошки, гуляют сами по себе и творят, что захотят. Второе, большевиков за год или два, в землю зароем, тут и Колчак из Сибири поможет, и Комуч, и Юденич, и Дутов, и все остальные, которых Советы как власть, не устраивают ни в коем случае. Третье и самое основное, кто победит в Великой войне, германцы или Антанта? Если немцы, то с ними будет торг, причем выгодный и нам и им, а если англичане с французами, вот здесьто нам туго и придется, поскольку изза махинаций и предательства высших чиновников, денег им Россияматушка задолжала столько, что сразу и не расплатишься. Как поступить в таком случае и что делать, вопрос политической воли того, кто у власти будет, но то, что снова польется кровь, исключать никак нельзя. Четвертое, какова будет новая власть, которая в Москве будет править? Что это будет? Монархия? Вряд ли, и самое большее, что сможет получить ктото из Романовых, это титул местоблюстителя трона с возможностью когданибудь и может быть, стать конституционным монархом. Думаю, что будущее России или федерация, или диктатура, а кто станет во главе нового государства, очень большой вопрос. Пятое, чтобы выжить, нашей стране нужны жесткие меры, национализация промышленности, земельная реформа и новое законодательство. Здесь, снова интересы России пересекаются с интересами Антанты, и снова вырисовывается конфликт. Шестое, отношение с Финляндией, Польшей, Закавказьем и Средней Азией, где в полный рост проявился весь национализм окраинных и присоединенных земель. Кого признать независимым, а кого обратно к России подтянуть? Снова вопрос и снова, пока ответа нет. Таких пунктов, можно обозначить еще с десяток, но повторюсь, самое главное, кто победит в Великой войне.

Я замолчал, мы докурили свои папиросы и, неожиданно, Чернецов предложил:

Костя, переходи в штаб армии. Полковников на передовой линии у нас теперь даже с избытком, а таких как ты, башковитых, резвых и на подъем легких, сильно не хватает.

Подумать надо, Василий Михайлович. Тяжело свою бригаду бросить, и хотелось бы лично ее к победе довести.

На белом коне, да по Красной площади проскакать?

Точно так, только конь не белый, а вороной.

И все же подумай над моим предложением.

Хорошо, до выступления на фронт неделя у меня есть. За это время, все не один раз обмозгую и с решением не промедлю.

Отлично, Чернецов повеселел, налил нам еще вина, мы выпили и, хитро усмехнувшись, он спросил: Кстати, раз уж разговор зашел о твоей бригаде, что там за история с бочонком золота?

Уже донесли? на такой вопрос я мог только улыбнуться.

Доложили, генерал назидательно приподнял к потолку указательный палец.

Есть такое дело, из трофеев забрал бочонок царских пятирублевок, и на эти деньги, учредил дополнительную пенсию семьям погибших казаков, да особо отличившихся в боях воинов награждал.

Допустим, что так, тем более что слухи о твоей щедрости уже по всем нашим армиям гуляют, только есть и еще коечто...

Наверное, перебил я командующего, это слухи об Иловлинской.

Они самые. Правда, что твои и власовские казаки там чуть ли не массовые изнасилования устраивали?

Нет, это придумка красногадов, и все что, было, случалось по обоюдному согласию. Зачем бабу приневоливать, когда за ради сохранения своего добра она сама к тебе под бочок ластится? Смысла бесчинствовать не было, чай не с врагами или басурманами какими повстречались, а со своими, бывшими гражданами России. Никто ведь не виноват, что их братья, дети или мужья у красных служат, а Гражданская война дело такое, что все еще может измениться. Реквизиции награбленных красными богатств были, это на любом суде признаю, а изнасилований не допускали, и на этот счет я не переживаю.

Ну, ладно, коль ты так говоришь, значит, так оно все и есть...

Чернецов моим ответом был удовлетворен и теперь уже я на него насел:

Так кто, Василий Михайлович, говоришь, тебе о бочонке с золотом доложился?

А я и не говорил.

Так может быть, скажешь?

Ага, сейчас, чтобы завтра ты человека прибил?

Клянусь, зла не сделаю.

Командующий подумал, прищурил глаза и ответил:

Полковник Шахов.

Так я и думал. Сказано, что не наш человек, не казак, а настоящий кацап. Свой бы не сдал...

Это да, генерал вновь согласился с моими словами, кроме него про это более никто не сказал, хотя не абы кто спрашивал, а я, самолично.

Ну, благодарю, что предупредил.

Ты свой, и ты меня спас, так что счетов между нами нет.

Тем временем, пока мы разговаривали, в ресторане появился оркестр, и заиграла музыка. Наступил вечер и нарядные люди, офицеры с дамами, чиновники и государственные служащие заполнили помещение ресторации. Гомон, шум, разговоры, и тут, я увидел ее, женщину, как мне тогда показалось, моей мечты. На некоторое время, может быть всего на долю секунды или на целую минуту, я как бы отключился от всего происходящего вокруг меня, а когда очнулся, начал незамедлительно действовать.

В помещение ресторана вошел молодой штабскапитан из корниловцев, лицо которого мне было смутно знакомо по Царицыну, а фамилия его была то ли Федоров, то ли Степанов. Офицер был не один, а в сопровождении трех дам, двух смуглолицых и очаровательных брюнеток самого юного возраста, и русоволосой красавицы, лет около двадцати с несколько печальным лицом. Чернецов еще не успел обратить внимания на то, кого я так пристально высматриваю у дверей, а я уже был рядом с корниловцем, который объяснялся с метрдотелем на предмет свободного столика, которых, увы, не было.

Рад видеть вас в добром здравии, штабскапитан, обратился я к офицеру и, пока он осознавал, где же меня видел, спросил его: Сегодня праздник и, насколько я понимаю, мест свободных нигде нет?

Так точно, господин полковник, ответил корниловец.

В таком случае, прошу за наш столик, моя рука указала направление, и когда несколько смущенный штабскапитан повел своих спутниц к Чернецову, я поймал за шиворот пробегающего мимо официанта и, не считая, кинул на его поднос несколько крупных денежных купюр.

Чего изволите? официант заученно склонился, но проделал это без всякого халдейства и, можно сказать, с какимто изяществом. Видать, старой школы работник.

Шампанское, фрукты, сладости, и все что дамы любят за наш столик.

Не извольте беспокоиться, сей момент, сделаем, ответил он и исчез.

Дальше, все происходило очень быстро и как в тумане. Знакомство, шампанское, веселые истории из армейской жизни и вальс с запавшей мне в душу русоволосой красавицей Анастасией Дмитриевной Чернышевой, молодой вдовой убитого красными чиновника Саратовской губернии. Затем наступила ночь. С моей новой знакомой мы ехали в извозчике, смеялись, а поутру проснулись в одной постели. День и ночь минули прочь, праздник прошел на славу, жизнь настраивалась, и приобретала какието четкие контуры.

Глава 24

Воронеж. Октябрь 1918 года.

Бррр! я вышел из бронепоезда на перрон железнодорожной станции городка Лиски, который моя бригада вчера освободила, и плотнее запахнулся в новенький полушубок с нашитыми на плечи полковничьими погонами. Конец октября, а нетнет, по утрам уже подмораживает всерьез. Четвертый день мы наступаем на противника и плевать на погодные условия, мы торопимся к сердцу России, к Москве, и наш напор на большевиков настолько силен, что даже хваленые латышские стрелки и прочие интернационалисты, его не выдерживают и откатываются с нашего пути как пустые бочонки из под пива.

На одном из последних совещаний общего военного совета Донской и Кубанской армий, при участии представителей Добровольческого, Астраханского и Терского корпусов, было решено, датой наступления на большевиков назначить 20е октября 1818 года. В успехе никто не сомневался, слишком свежа была память о летних победах на Дону, Кубани и под Царицыном. Наши войска скопили значительные запасы боеприпасов, продовольствия и снаряжения, утроились в числе воинов, мы были готовы к продолжению борьбы, и появился приказ по всем вооруженным силам ДоноКавказского Союза с незатейливым, но многозначительным названием: "Поход на Москву!"

В многостраничном приказе указывалось все, что только могло быть в нем расписано, но суть была проста и понятна даже рядовому и необразованному крестьянину из какойнибудь дикой глубинки:

"...Имея конечной целью, захват сердца России Москвы, военный совет ДКС приказывает:

1) Генераллейтенанту Мамантову выйти на северные границы Донской Казачьей Республики и, составляя левый фланг всех наступающих сил ДКС, 20го октября начать наступление в направлении на Лиски Воронеж Елец Тулу Серпухов Москву. Под командование генераллейтенанта Мамантова передается Пешая Донская Гвардия генералмайора Дроздовского, 1й Донской корпус генералмайора Денисова, 2й Донской корпус генералмайора Фицхераулова, 4й Донской корпус генералмайора Сидорина, Добровольческий корпус генералмайора Слащева и Особая Кавказская бригада полковника Черноморца.

2) Генералмайору Покровскому выйти в район сосредоточения город Царицын и, составляя правый фланг всех наступающих сил ДКС, 20го октября начать наступление в направлении на Урюпинск Тамбов Козлов Рязань Москва. Под командование генералмайора Покровского передается 1й Кубанский корпус генералмайора Улагая, 2й Кубанский корпус генералмайора Шкуро, 4й Кубанский корпус полковника Науменко, Астраханская сводная казачья дивизия генералмайора Драценко, Дикая Кавказская дивизия генералмайора Келеч СултанГирея, 1я Терская казачья дивизия и 1й армейский корпус.

3) Генералмайору Кутепову выйти на линию Мариуполь Лозовая и прикрыть территорию ДКС со стороны Украины от разрозненных красных отрядов Украинской советской армии под общим командованием Нестора Махно. Под командование генералмайора Кутепова передать Корниловскую дивизию и 3й Донской корпус генералмайора Полякова К. С.

4) Войска резерва возглавляет генералмайор Поляков И.А., и под его командование передаются следующие воинские части и соединения: 5й Донской корпус, 3й Кубанский корпус, 2я Терская казачья дивизия, части формируемого 2го армейского корпуса, Волжская, Донская и Кубанская речные флотилии.

Под приказом подписались четверо: Назаров, Краснов, Чернецов и, ставший главой Кубанского краевого правительства Мыкола Рябовол.

В тот самый день, а было это, за неделю до начала наступления, я принял окончательное решение о том, чтобы остаться при штабе Донской армии, но не сложилось. Я приехал в Персиановский лагерь, выстроил бригаду и хотел обратиться к хлопцам со словами, что с завтрашнего дня, у них новый командир, бравый кубанский полковник Топорков. Однако, пройдясь вдоль строя и увидев, как на меня смотрят так многое прошедшие со мной казаки, решил, что пропади она пропадом та карьера и перспективы, и остался в боевых частях.

Правда, немного жалел о том, что покидаю Настеньку Чернышову, с которой сошелся и жил как муж с женой. Однако это все можно пережить, и не я один на родине близкую женщину в одиночестве оставляю. Так комбриг Черноморец пошел со своей бригадой в поход на Москву, а Чернецов на мое решение, только понимающе хмыкнул и пожелал удачи.

Как я уже сказал ранее, в наступление мы перешли 20го октября, и понеслось. Моя конница, две тысячи бравых молодцев, шла в авангарде Донской армии. Мы с песнями и при развернутых знаменах занимали один населенный пункт за другим, а народ, в большинстве своем, встречал нас как освободителей. Случались стычки, но несерьезные и только здесь, под Лисками, бригада столкнулась с настоящим сопротивлением. Что ни говори, а латыши, матросы и спартаковцы бойцы серьезные, но наш настрой был только на победу, а напор настолько силен, что враг бежал уже через полчаса боя. Потерь мы практически не понесли, и в городок вошли, как это уже стало привычным, с песнями, но вскоре, от зрелища того, что красные перед своим отступлением творили в Лисках, казаченьки замолчали и ходили хмурые, да злые. Было от чего.

Все центральные улицы городка были завалены трупами расстрелянных отступавшими чекистами людей, и было их не сотня или две, а почти две тысячи. Почему большевики совершили подобное, никто не понимал, ведь не было среди убитых и замученных, офицеров или годных в строй мужчин. Куда ни посмотришь, а сплошь женщины, старики, подростки и несколько инвалидов. Зачем убивать тех, кто не может быть для тебя опасен? В чем суть этого акта? Кто тот выродок рода человеческого, который отдал приказ на исполнения этого злодеяния? Ответа не было, и даже местные жители его не знали, поскольку во время массовых расстрелов сидели по домам и на улицу носа не казали, а все убитые были транзитными пассажирами поездов или беженцами, пробирающимися на юг.

Ночь моя бригада переночевала в Лисках, а в передовых порядках нас сменили дроздовцы и добровольцы, которые должны были первыми пойти на штурм Воронежа. Я не выспался, ходил по перрону злой и ждал получения приказа на дальнейшее продвижение вперед.

Господин полковник, ко мне подскочил один из пластунских офицеров, ночью выжившего нашли, из тех, кого расстреливали.

Где он сейчас?

По настоянию врача, который на первичном опросе присутствовал, его в госпиталь поместили.

Вскоре я был в санитарном поезде и присел рядом с выжившим, небольшого роста худым дядечкой лет около сорока, который настороженно и с опаской смотрел на меня.

Что с ним? спросил я находившегося рядом врача.

Левая рука прикладом раздроблена, проходя мимо, ответил тот, нужна ампутация, и тогда будет жить. Остальное мелочь, два пулевых ранения, оба по касательной, да легкое обморожение пальцев ног. Если вас интересует, сможет ли он давать показания, то ответ да, мы ему местную блокаду поставили, и боли он почти не чувствует. Однако разговаривайте недолго, ему вскоре на операцию.

Хорошо, доктор, не задержу, посмотрев на раненого, я спросил его: Кто вы и как вас зовут?

Коллежский асессор Игнатюк, ехал с семьей из Калуги на юг и был задержан большевиками до выяснения, не являюсь ли я агентом белогвардейцев, голос человека был еле слышен, и разговаривал он с трудом.

Почему и для чего было совершено такое массовое убийство мирных граждан, какое здесь вчера случилось?

Красные говорили, чтоб казаков запугать и нас за собой вглубь России не тянуть.

Кто отдал приказ?

Не знаю, но слышал фамилии какогото саратовского чекиста Васильева, командира латышей Вацетиса и красного матроса Вахрамеева.

Что же, мы запомним эти фамилии и будем этих красногадов искать особо.

Я привстал и собирался уже покинуть раненого, но он придержал меня:

Подождите...

Чтото еще?

Больше всех в пытках китайцы отличились, а остальные так, только расстрел и даже не издевались почти. Найдите их и отомстите за нас...

Обязательно, господин Игнатюк. Отдыхайте и не вздумайте умирать. Вы знаете, что происходило, и пережили смерть, а значит, должны выжить, выздороветь и сделать все, что в ваших силах, дабы подобного более, никогда не повторилось, а коль будет суд над тварями, что людей уничтожали, ваши свидетельские показания очень пригодятся.

В Лисках мы простояли до вечера и все это время мои казаки собирали сведения о названных Игнатюком людях, так что уже перед нашей отправкой дальше на север, я знал, кого мы должны найти и покарать. Вопервых, это китайский батальон некоего товарища Са Фуяна. Именно эти большевистские наемники зверствовали особо, и пытка крысой, когда ее сажают в ведро и привязывают к обнаженному телу человека, а потом колотят по нему палкой, вынуждая животное прогрызать себе путь на свободу через живую плоть, самая простейшая в их богатом арсенале. Второй кандидат на нелегкую смерть, командир 5го Земгальского Латышского полка Иоаким Иоакимович Вацетис. Третий, председатель Саратовского губкома РКП(б) ВасильевЮжин, чекист со стажем, который и до Лисок успел людям немало беды принести. Последний, откомандированный со своим отрядом в Новороссийск для уничтожения кораблей Черноморского флота матрос Вахрамеев. Благо, доехать эта скотина до места назначения не успела, и сейчас он здесь за свою неудачу отыгрывается. Ничего господа краснопузы, всех вас расплата ждет. Дайте срок, и мы вас к стенке поставим, но перед этим, вы посмотрите в глаза тем, кого не добили в Ростове, Таганроге, Екатеринодаре и этом самом городке.

В ночь моя бригада снова начала движение и спустя пару дней, следуя во втором эшелоне наступающих войск, оказалась у Воронежа, который красные решили защищать до последнего своего бойца и укрепили так, как досель не укреплялся ни один город в Гражданскую войну. Кругом надолбы, колючая проволока в несколько рядов, линии полнопрофильных окопов, а на каждое подразделение блиндажи и укрытия.

Офицерские добровольческие батальоны Дроздовского и Слащева раз за разом атаковали вражеские оборонительные позиции, прорвались в город и закрепились на окраине. Однако дальше, не смотря на все свое мастерство и воинское умение, пробиться не смогли. Может быть, местные мобилизованные горожане и солдаты бывшей царской армии, и сдались бы, но наемники свое золото отрабатывали полностью, и город не сдавался.

Тогда, Константин Константинович Мамантов приказал только имитировать наступление и не ломиться на вражеские пулеметы грудью солдат. Вместо этого он пустил вокруг города большие массы кавалерии, которые должны были обойти красную цитадель и занять все окрестные населенные пункты вокруг Воронежа: Семилуки, Рамонь и Сомово, а пока это происходило, подтягивал к передовой всю нашу артиллерию.

Как ни размышляй, а обойти Воронеж нашим войскам нельзя. Нам была необходима транспортная магистраль на Москву, а потому, все равно придется штурмовать этот город, но не с налета и не с кондачка, а при массированной поддержке артиллерии и хорошо слаженными штурмовыми группами, да так, чтобы из города ни одна красная сволочь не вырвалась.

Трое суток продолжалась подготовка и, наконец, когда от конных группировок, плотным кольцом окруживших противника, поступили доклады о готовности, Мамантов отдал команду на штурм. Взвились в предрассветное и темное небо сигнальные ракеты, и по заранее разведанным и отмеченным позициям красногадов ударила вся наша артиллерия, полевая, гаубичная, мортирная и пушки бронепоездов. Полчаса продолжался огненный шторм, и на снарядах наши артиллеристы не экономили. Разрушительный шквал прокатился по улицам, он ломал дома, крушил и заваливал окопы, разбивал блиндажи, и вот, все смолкло. Не успело еще эхо канонады уйти за горизонт, как в бой вступила пехота добровольцев и, уже к вечеру, всего через восемь часов ожесточенных уличных сражений, Воронеж, как его называли газеты большевиков, "Красный Верден", был взят и полностью очищен от противника.

В разрушенном Воронеже попались в плен все, кто отдавал приказ о зверствах в городе Лиски и некоторые иные личности, отметившиеся в казнях и расстрелах на Дону. Этих тварей судили в течении суток, и всех без исключения приговорили к повешению, но я этого не видел и при этом не присутствовал, так как в самом начале наступления нашей пехоты меня вызвали в штаб Мамантова и дали новую боевую задачу.

Командующий нашей армией стоял у стола и внимательно рассматривал раскинутые на большом и просторном столе карты Воронежской и Харьковской губерний. Его адъютант доложил о моем появлении и, на миг, оторвавшись от своего занятия, Константин Константинович взглянул на меня, и кивнул на стол:

Черноморец, для твоей бригады работа появилась. Как твои казаки, к походу готовы?

Конечно, подойдя вплотную к картам, сказал я, бригада у меня Особая, а потому к бою и походу мы готовы всегда. Что за работа?

Генерал чуть улыбнулся, но, вновь взглянув на карту, нахмурился, огладил свои роскошные усы и произнес:

Для начала, посмотри на наше сегодняшнее положение. Наступление нашей армии на север идет вполне предсказуемо и результатами я удовлетворен. Рядовые солдаты и мобилизованные сдаются целыми отрядами, и сопротивление оказывают только фанатики, да наемники из прибалтов, европейцев и азиатов. У Кубанской армии положение еще лучше и они как на прогулке, рвутся вперед так, что могут раньше нас в Москву войти. Все бы ничего, но только что из Новочеркасска нам переслали сообщение из находящегося в украинской столице штаба группы армий "Киев". На территории Германии неспокойно, народ возмущен и недоволен сложившемся положением дел и затянувшейся войной, со дня на день вспыхнет революция, и военные части кайзера уже в ближайшую неделю начнут покидать Украину. Их и такто, осталось всего ничего, но пока, страну они держат, и местные большевики с эсерами, да прочими меньшевиками, в основе своей сидят по подвалам. Что будет, когда германцы отступят, понимаешь?

Да, ясно что, Константин Константинович. Большевики города под себя возьмут, народ взбаламутят, и получим мы еще один фронт по левому флангу.

Правильно, и что надо сделать, чтобы этого не допустить?

Заблаговременно прикрыть фланг.

Тоже верно, и кто этим займется, догадываешься?

Раз меня вызвали, значит, моя бригада.

Ну, если все понимаешь, то через час выдвигайся обратно на Лиски и, как можно скорее, через Валуйки и Купянск шуруй на Харьков. Тамошние германские войска уже ждут и никак не дождутся, когда в родной Фатерлянд смогут вернуться, так что город тебе передадут с рук на руки. Боя с ними не ожидается, а даже наоборот, они тебе коечто из вооружений и припасов оставят.

Как всегда не бесплатно? усмехнулся я.

Это уж как водится, генерал тоже улыбнулся и продолжил: Насколько я знаю, командующему группы армий "Киев" генералу фон Кирбаху, за содействие и помощь, наши атаманы золотишка немало сыпанули. Еще вопросы есть?

Да. Почему именно моя бригада? Неужели никого больше нет, кого на Харьков послать?

А вот представь себе, что некого. Резервы все сплошь сырые, Кутепов только на линию Мариуполь Синельниково вышел и с Махно, этим чертом степным, зацепился крепко, а из нашей армии, в этой операции только на тебя и добровольцев могу рассчитывать. Чем дроздовцы и корпус Слащева сейчас заняты, ты и сам видишь, а поэтому, посылаю тебя.

Какие задачи ставятся передо мной после занятия Харькова?

Обеспечение безопасности мирных граждан, охрана наших вербовочных пунктов, которые в городе уже имеются, и недопущение беспорядков на заводах и фабриках. В первую очередь на паравозостроительном и машиностроительном Шиманского. Как только в Харькове будут сформированы боевые отряды и с Дона прибудут подкрепления, продвигайся по железной дороге на Белгород и Курск. Если встретишь сильное сопротивление большевистских отрядов, атаковать или держать оборону, решай сам.

Разрешите выполнять?

Действуй полковник и не вздумай там народ угнетать. Это не Дон и не Кубань, и там наши законы военного времени, для многих гражданских людей не есть непреложная истина в крайней инстанции.

Все ясно, господин генералмайор.

Тогда с Богом!

Через час, вся моя бригада в полном составе срочно погрузилась в эшелоны и отправилась обратно в направлении на Лиски. Очередной поворот судьбы и вместо Москвы мы едем на Украину. Черт его знает, хорошо это или плохо, и неизвестно какой дальше фортель нам судьба подкинет, но пока, есть очередной приказ, есть новая задача и ее необходимо исполнить как можно лучше.

Я сидел у чуть приоткрытого окошка в жилом броневагоне "Кавкая", неспешно курил, смотрел на пролетающие мимо серые пейзажи поздней среднерусской осени и размышлял о том, что сегодня узнал от Мамантова. Германцы покидают Украину, бросают десятки складов с военным имуществом и обнажают наши фланги. Теперь помимо наступления к столице России, нашей армии придется прикрывать еще и как минимум более тысячи верст украинского пограничья, то есть территории Екатеринославской и Харьковской губерний. Это растрата сил, средств и неожиданные нападения уже приобретающего громкую славу лихого человека, авантюриста Нестора Махно, с которым сам Кутепов с одного удара справиться не смог.

Да уж, ничего хорошего, но и не самое плохое, поскольку основная наша беда это гадские бывшие союзники по Антанте, которые после победы над Германией, как бы мимоходом, примутся за наше воспитание. Черт! Черт! Черт! Как же не вовремя все это и не ко времени. Впрочем, такие события всегда не ко времени и на моей памяти, чтобы военная операция прошла полностью согласно планов, не случалось никогда.

Глава 25

Орел. Ноябрь 1918 года.

Очередное сборное войско отступающих красных, моя конница настигла верстах в сорока от Курска. Чистое поле, проселочная дорога, бугры, выпал первый снежок, под ним ледок и очень скользко. Однако мощный жеребец без труда выносит меня на вершину небольшого пригорка, с которого я могу видеть наших врагов. Разбитые большевики торопятся к городку Кромы, думают, что там они найдут спасение и защиту, ан нет, может быть, какойто мелкий отряд, и сбежит от моих казаков, но только не этот.

Внизу сотни три груженных домашним скарбом возов и телег, которые тянут изнуренные волы и обессиленные лошади. На поклаже лежат раненые и сидят малые дети. Рядом с обозом, гонимая солдатами, скотина, а всего, на первый взгляд, в этом отряде около трехсот пехотинцев, человек полста конников и более тысячи гражданских. Мелькает мысль, что примерно так и добровольцы Корнилова девять месяцев назад по степи брели, а какойнибудь красный командир, как и я, наблюдал за ними с высотки и решал их судьбу.

Константин Георгиевич, рядом со мной, резко потянув на себя повод, остановился Зеленин, атакуем?

Погодь, приостановил я его желание изрубить красных в капусту. Думаю, что с этими сможем договориться. Больно вид у них не боевой, да и бабы с детишками рядом, так что должны согласиться на плен.

Как знаешь, командир 1го полка чуть заломил на бок кубанку и кивнул на поле, только они нас уже заметили.

Действительно, народ внизу уже обнаружил нас. Возы сначала замерли, а затем, стали становиться в круг. Наверное, большевики решили принять здесь свой последний бой, а может быть, надеются отбиться и продолжить бегство на север.

Впрочем, начну с самого начала, и расскажу о последних трех неделях, которые были для меня очень напряженными, богато насыщены событиями и в итоге привели меня на это поле.

Началось все с того, что 2го ноября моя бригада прибыла в славный и древний город Харьков. Добирались мы не очень быстро, поскольку железная дорога была перегружена эшелонами наших наступающих войск. Однако за двое суток, мы все же достигли пункта назначения и узнали о том, что власть в городе поменялась без нашей помощи, и получилось так, что нас в Харькове ждали, но в нас особо не нуждались.

Германцы город уже покинули, а всю полноту власти на себя взял проживающий в Харькове знаменитый кавалерист, патриот России и ярый монархист генерал Келлер. Именно он, вместе с офицерами наших войск, которые вербовали в городе добровольцев на службу в Донскую армию, встречал наши эшелоны и бронепоезда на перроне станции. Что творится в городе, я тогда не знал и не понимал, поскольку в известность меня никто не поставил. Однако в конфликт, вступать не стал, а вышел на освещенный вечерний перрон, представился генералу по всей форме и попросил разъяснений о сложившейся обстановке, которые незамедлительно и получил.

Как оказалось, Келлер и верные ему части городских офицеров, два батальона в тысячу отличных бойцов, решили присоединиться к нашему походу на Москву, и после переговоров с Новочеркасском, знаменитый военачальник стал командующим так называемой Украинской добровольческой армии. Пока, в этой армии личного состава было мало, но как говорится, были бы кости, а мясо нарастет, и с этим, то бишь с костяком, у русского генерала с немецкой фамилией, был полный порядок. Все же личностью он был известной и многие люди к его словам прислушивались, что в гражданской среде, что в военной, без особой разницы. Опять же немцы оставили все военные склады в нетронутом состоянии, и чем вооружить будущих бойцов Украинской армии, вопроса не стояло.

Мне и моей бригаде, приказом свыше предписывалось оказывать генералу всяческое содействие, относиться к нему как к союзнику, и совместно с его отрядами, без долгих задержек, провести наступление на Белгород. В принципе, тому, что мне не придется исполнять функции городского коменданта, и разгребать местные проблемы, я был только рад, а потому, приказ воспринял с пониманием и даже некоторым воодушевлением.

Так появился еще один направленный на Москву клин, и уже утром 3го ноября, усилившись местными частями, мои бронепоезда и эшелоны, не задерживаясь, направились в сторону Белгорода, который удалось захватить на удивление легко и быстро уже утром 5го числа. Продвигаться дальше мы не могли, необходимо было полностью прикрыть тылы, и целую неделю, пока Келлер формировал новые части и договаривался с рабочими харьковских заводов о нейтралитете, мои войска и добровольцы терпеливо держали оборону городских окраин.

Против нас скапливалась группировка товарища Шорина, более десяти тысяч штыков и около трех тысяч сабель при полусотне орудий и нескольких бронепоездах. Наверное, это были самые последние свободные резервы Совета Народных Комиссаров. Грозная сила, если вести подсчет на бумаге, а на деле, сброд из остатков царских полков и мобилизованные из центральных областей России люди, которые погибать ради чьейто мечты о мировой революции, ну никак не хотели.

Наконец, 13го ноября к нам на подмогу прибыла Сводная пехотная дивизия из состава 2го армейского корпуса, тылы были прикрыты, и Келлер выдвинулся на передовую. Что и как в противостоящих нам красных войсках, он знал досконально, а потому, предоставил уже готовый план наступления, и мы снова двинулись вперед. Орудия бронепоездов и полевая артиллерия обработали передовые позиции красногвардейцев, и пехота атаковала вражеские окопы. Задача казаков моей бригады при этой наступательной операции, была самая обычная, удар по флангам и перекрытие путей к отступлению

Не знаю, каким стратегом был покойный товарищ Шорин, и на что он рассчитывал, но то, что его пехота сдавалась после первого же боя, а кавалерию мы гнали от Белгорода до Прохоровки, и вырубили ее почти полностью, есть непреложный факт. Чтото надломилось в войсках большевиков, и если раньше, они хотя бы дрались за свои жизни или ради какойто идеи, то теперь, после всех наших побед, они просто поднимали руки вверх и были готовы сдать своих комиссаров.

Разумеется, это не касалось наемников из интернациональных частей, но в войсках, которые мы громили под Белгородом, их не было, а со своими, обычными русскими солдатами, общий язык находили быстро. Комиссар? Нет. Большевик? Нет. В какихнибудь партиях состоишь? Нет. Готов служить матушке России? Так точно ваше высокоблагородие! Молодец, получай назад свою винтовку и становись в строй нового полка под командованием бывшего царского офицера и надежного унтера.

От Прохоровки наши войска устремились к Курску и вот здесьто, пришлось повозиться изрядно. Против нас оказались остатки красных казаков войскового старшины Миронова, которые прикрывали не просто еще один город, а свои семьи, последовавшие вслед за ними с Дона. Мы предлагали им сдачу в плен и справедливый суд, но донцы дрались яростно и до последнего патрона. Особенно много крови нам попортили бывшие думенковцы, две сотни самых отпетых головорезов, потерявшие своего командира еще в Сальских степях. Остальные отряды, то есть сотня Семена Буденного, сводный отряд Оки Городовикова и сами мироновцы, тоже бились как черти.

Размен потерь при штурме Курска был один на один, и только моя бригада в те три дня, потеряла почти полторы сотни пластунов и сотню конных. Так мало того, был серьезно поврежден бронепоезд "Екатеринодарец", который шел головным в дивизионе Демушкина. Казаки Буденного пустили ему навстречу паровоз и те, кто в нем находился, так из него и не выпрыгнули.

Да, храбрые люди были переметнувшиеся к большевикам казаки, но их было меньше тысячи, и мы их все же перемололи, а как только очистили город, так вслед за отступающими солдатами и обозами направились. Гдето там находился израненный бывший войсковой старшина Миронов, и этого гада следовало в обязательном порядке доставить в Новочеркасск.

Бешеная скачка вдоль поврежденного железнодорожного полотна, короткий отдых в небольших деревушках и на полустанках, и на второй день, мы настигли колонны уходящих от нас беженцев. В основном, каждая обозная колонна состояла из десятитридцати телег под присмотром десятка солдат и пары казаков, а эта, что сейчас перед нами с Зелениным, самая большая и именно в ней должен находиться тот, кто нам нужен.

Похлопав своего жеребца по мохнатой и горячей шее, я оглянулся на выезжающих в поле казаков 1го полка, половина которого состояла из бывших голубовцев и, кивнул на изготовившихся к бою красных:

Поеду переговорю с ними.

Может быть лучше мне? эхом откликнулся Зеленин.

Не надо, я сам, но если что, всех под корень вырубить.

Как знаешь, господин полковник, только нет нужды тебе самому рисковать.

Удар по бокам коня и жеребец, осторожно перебирая копытами, спускается с пригорка на поле. Проезжаю метров сто и в одиночестве останавливаюсь невдалеке от импровизированных оборонительных позиций беглецов. Я вижу, что ктото из солдат хочет выстрелить в меня, и готов к тому, что придется прятаться за тело жеребца, но стрелка сдерживают и это хороший признак, значит не фанатики, и готовы переговорить насчет своего будущего. Подъезжаю ближе и ко мне навстречу, обогнув тачанку, с несколькими ранеными бойцами, выезжает суровый и стройный казак, по виду, мой ровесник, и чемто, мы даже похожи.

Его буланая и стройная кобылка останавливается рядом с моим конем, и я представляюсь:

Командир Кавказской Особой казачьей бригады полковник Черноморец.

Красный казак с ответом не замедлил:

Временно исполняющий обязанности командира полка имени Степана Разина, бывший хорунжий Торопов.

Это все, что от полка осталось? кивнул я в сторону обоза.

Здесь остатки пяти полков.

Понятно, еще раз окинув обоз взором, протянул я, и предложил: Сдавайся хорунжий Торопов. Нечего вам здесь вдали от родного Тихого Дона помирать.

Так ведь все равно перебьете, с горечью сказал казак.

С чего бы это?

Так вы же беляки.

Комиссары в уши про зверства белоказаков напели?

Не только, ведь коечто мы и сами видели.

Я сказал, что живы останетесь, значит, так и будет. По приказу войскового атамана Назарова вас должны судить, причем при участии ваших станичников, которые на нашей стороне воюют, а зверств мы не допустим. Не хочешь о себе подумать, Торопов, подумай о ваших семьях, которые во время боя пострадают. Там, я кивнул себе за спину, тысяча сабель и есть вьючные пулеметы. Мы вас задавим и не заметим, но нам лишней крови не надо. Вы не бундовцы, не коммунисты, не спартаковцы и не китайцы с мадьярами. Вы свои, и даже если есть на вас кровь, все равно смерти недостойны. Максимум, исправительные дружины, а минимум, в поле и работать на благо Донской республики. Хватит, довольно уже своей кровушки полили, пора за мирный труд браться, повоевали вдосталь и даже чересчур.

Красиво говоришь, полковник, только вот командира нашего, Миронова, все равно не пожалеете, а мне честь не велит его бросить.

Честь? Ты чего, чигоман? Ничего не спутал, лыцарь степной? Позади тебя тысяча мирных граждан, которые за своими отцами и мужьями пошли не задумываясь. Вот твоя честь, казак. Ты их спасти должен, а не того, кто вас на сторону красных вместе с предателем Голубовым повел.

Торопов засомневался, оглянулся на обоз, посмотрел на исхудавшие лица женщин и детей, и еле слышно сказал:

Подумать надо.

Думай десять минут, я развернул коня, и коль надумаешь сдаться, разворачивай возы обратно на юг. Оружие бросайте сразу, а встретят вас на том конце поля. Дальше, отконвоируют на ближайшую станцию, обеспечат горячей пищей, погрузят в эшелоны и отправят на Дон.

А солдаты? донеслось мне в спину.

В первых рядах, атака на Кремль, во искупление грехов, так сказать...

Я вернулся назад и спустя десять минут, обоз развернулся и потянулся обратно по дороге. Метров через пятьсот беженцев встречали казаки, дополнительно осматривали возы, да отделяли мужчин от женщин и детей. На месте осталась большая куча винтовок, пистолетов, ручных гранат и холодного оружия. Все это было скинуто рядом с одиноким возом, где остались стоять два человека. Одним из них был Торопов, а второй был мне неизвестен, но думаю, что это был сам Миронов.

В сопровождении Зеленина и пятерых казаков я неспешно направился к ним и, почти одновременно, раздались два сухих щелчка, пистолетных выстрела. Оба оставшихся на месте донских казака рухнули на холодную землю, и когда я оказался вблизи, то подумал о том, что еще два воина земли русской оказались жертвами братоубийственной войны. Не захотели Миронов и верный ему боец в плен сдаваться, и покончили жизнь самоубийством.

Сколько же их уже было, тех казаков и жителей казачьих земель, кто в землю слег. Ладно, наши воины, мы всех их помним, и не забудем их подвига до тех пор, пока сами живы, а кто вспомнит о красных командирах, которые погибли за свою идею? Кто вспомнит Думенко, зарубленного в лихом конном бою есаулом Назаровым? Кто вспомнит о Голубове, павшем под Новочеркасском? О Буденном, отбивавшемся за пулеметом в одном из курских домов до последнего патрона или об Оке Городовикове, заколотом штыком офицера над его телом? Да и надо ли вспоминать о них, о тех, кого мы, победители, назовем предателями?

Так, постояв над телом бывшего хорунжего и бывшего войскового старшины, мы помолчали, и я отдал приказ продолжить наступление конных полков. Снова скачка, снова холодный ветер в лицо, и спустя еще сутки, мои передовые сотни влетают на окраину города Орел. Мы готовы к бою, но нас встречают не пулеметы врага, а радостный гогот господ офицеров из Марковского полка, которые после взятия Воронежа и узловой станции Грязи, с боем захватили Елец, Верховье и, всего за несколько часов до нашего появления, отбили у большевиков этот старинный русский город.

Ну, нет сражения, нет боя, а значит, нет кровопролития и это хорошо. Гражданская война близится к концу, и мне совсем не хочется нести дополнительные потери. На смех марковцев мы отшучиваемся, и вскоре я нахожусь в городской управе, где находится штаб наших вооруженных сил. Здесь, помимо самого командира марковцев полковника Тимановского, встречаю генералмайора Слащева, с которым несколько раз пересекался на военных советах Донской армии. Несколько неоднозначный человек, все время в движении, и порой, может быть весьма нервным, но тактик превосходный и в боях себя проявил с самой лучшей стороны, людей зря под вражеский огонь не гонит и каждая спланированная им операция приносит успех.

Вскоре, с большой кружкой чая я сидел возле камина, в котором горел жаркий огонь, отогревался, и разговаривал со Слащевым, который закутался в большую шинель и расположился рядом.

Вы подоспели очень вовремя, Константин Георгиевич, очень вовремя, говорил командир Добровольческого корпуса. К вечеру в Орел стянутся основные силы добровольцев, и уже завтра мы переходим в наступление на Тулу. Бои ожидаются жаркие, а конницы у меня совсем нет. Честно говоря, я думал, что вы еще в Курске, но вы стремительны, и в наше время, это очень ценное качество.

Стараемся соответствовать, Яков Александрович, прихлебывая чаек, ответил я, и спросил: Что на фронте, каково положение дел?

Все хорошо, и в то же время не очень. Враг отступает по всем направлениям, а мы захватываем один населенный пункт за другим. Вроде бы, все складывается просто великолепно, но мы растягиваемся в одну огромную нитку, а железнодорожный транспорт и дороги в целом, находятся в самом ужасном состоянии, какое только может быть. Большевики взрывают за собой все, что только возможно, и где находятся тылы моего Добровольческого корпуса, я не знаю. Боеприпасы на исходе и возникли трудности с продовольствием. Надо бы остановиться, подтянуть резервы и перегруппироваться, но это возможность противнику придти в себя и так же подтянуть подкрепления. Пока мы все еще наступаем, но насколько нас хватит, и не покатимся ли мы от Москвы обратно на юг, неизвестно. Сейчас, мне приказано идти на Тулу. Мамантов собрал конную группу и наступает на Богородицк. Дроздовский продвигается к Ряжску, а про Покровского, все что известно, так это то, что он застрял в Тамбове и, при содействии местных властей, вешает тамошних большевиков целыми группами по полсотни за один раз.

А в мире, что творится?

Ну, про окончание Великой войны вы в курсе? усмехнулся Слащев.

Да, уж, конечно, такое событие просто так незамеченным не пройдет.

А про то, что кайзер Вильгельм Второй отрекся от престола?

Вот это слышу впервые. Неужели, в Германии все, как и у нас случится?

Вполне возможно, но вряд ли. Немцы народ более дисциплинированный и до такого сценария, когда на улице женщин и детей пачками расстреливают, надеюсь, что не дойдет.

Да, если Германия развалится, нам тяжко придется, сам себе сказал я. Союзники без противовеса вконец обнаглеют, и обуздать их притязания, будет очень и очень трудно.

Вы тоже, так считаете, Константин Георгиевич? приподняв правую бровь, удивился Яков Александрович. Не ожидал...

Помоему, так считает каждый разумный человек и русский патриот, который не желает, чтобы иностранные державы, которые вели себя во время Великой войны нечистоплотно, вмешивались во внутренние дела его Родины. Не хочется воевать с Антантой, которая считает себя мировым гегемоном, и пока она занималась Германией, мы имели свободу действий в отношениях с большевиками. Теперь же, что будет, предсказать нельзя. Как отреагируют Клемансо и ЛлойдДжордж с американцами на то, что мы возьмем Москву?

Они уже начинают реагировать, сказал генералмайор, встал, прошел к столу, где лежала его походная сумка с документами, достал лист бумаги и передал мне.

Что это? задал я резонный вопрос.

Обнаружено у мертвого большевика, который направлялся в Москву. Некий Николай Васильевич Крыленко, один из первых красных прокуроров и юристов. Насколько я понимаю, являлся приближенным к Бронштейну человечком, и должен был войти в состав делегации, отправляющейся в Великобританию. Это, Слащев кивнул на лист бумаги, фрагмент его черновиков. Больше, к сожалению, ничего не уцелело, перед смертью этот красногад, все, что при нем имелось, в камине, у которого вы греетесь, спалил.

"Нука, нука, подумал я, почитаем, чего там дохлый большевик намалевал".

Раскрыв лист бумаги, я вчитался в кривой почерк покойного красного комиссара, и обомлел:

"В соответствии с предварительными предложениями делегации Великобритании, Советская Россия готова пойти на следующие уступки:

1) Советская Россия признает все долговые обязательства царской России перед странами Антанты.

2) Советская Россия, в качестве гарантии уплаты займов и процентов по долгам царской России отдает странам Антанты сырье всей бывшей Российской империи.

3) Советская Россия предоставляет странам Антанты концессии на их вкус и по их желанию.

4) Советская Россия готова сделать территориальные уступки в форме военной оккупации некоторых областей вооруженными силами Антанты или ее русских агентов. При этом, агенты не могут представлять какоелибо государственное образование находящееся в войне с Советской Россией.

5) Взамен, Антанта обязуется остановить силы Колчака в Сибири и НазароваКраснова на юге, от захвата Москвы, Петрограда и центральных областей бывшей Российской империи.

6) Антанта становится гарантом прекращения войны между "белыми" и "красными" армиями.

7) После отступления "белых" армий на исходные рубежи, существующие власти сохраняются в завоеванных ими границах.

8) Объявляется взаимная амнистия и проводится всеобщая демобилизация военных сил".

Прочитав этот лист бумаги, я мысленно присвистнул и, посмотрев на Слащева, произнес:

Вон оно как...

Именно так, Константин Георгиевич, и на фальшивку, этот лист черновика, порывом ветра под стол занесенный, не похож. Жаль, что это не официальный документ, но наше высшее командное и политическое руководство, в любом случае, вскоре будет о нем извещено. Поэтому, не взирая ни на что, надо взять Москву раньше, чем большевики с англичанами окончательно договорятся.

Глава 26

Москва. Декабрь 1918 года.

Примороженная известковокирпичная пыль. Легкий и морозный ветерок. Гарь. Густой жирный дым с примесью запахов горящей человеческой плоти. Гдето в районе Спасской башни все еще идет отчаянная перестрелка. Разбитый булыжник мостовой. Искореженные памятники старины и раскуроченные церкви. Мусор на улицах и кругом, куда ни посмотри, полнейшая разруха. На окраине радостно звонят церковные колокола, а на соседней улице лихо наяривает задорную и резвую плясовую гармошка.

Пожалуй, именно такой я запомню освобожденную от большевиков Москву, в боях, за которую потерял половину своей бригады. Да, наши войска все же взяли древнюю столицу нашей Родины, и случилось это вечером 26го декабря 1918го года, конечно же, по старому стилю. Бои были страшными, и не раз случалось так, что исход какойто незначительной схватки мог решить судьбу всей битвы, и в такие моменты доходило до того, что в строй батальонов становились генералы и полковники, которые поднимали своих бойцов в очередную штыковую атаку и очищали от красных еще одну улицу.

Наверное, позже, лет через десять, про освобождение столицы будет написано множество книг и грамотных статей. Одни из них будут разбором стратегии и тактики, другие чистой беллетристикой, и юноши будут вчитываться в строки и ставить себя на наше место, но все это будет потом. Сейчас, все выжившие казаки Особой Кавказской бригады просто устали и нам требовался элементарный отдых.

Наконец, нами была найдена чудом, уцелевшая недалеко от центра города постройка, какойто амбар на заднем дворе большого купеческого дома, в котором местные жители тушили пожар. Штаб моей бригады расположился на постой. Появилось несколько переносных печей, и вскоре, завернувшись в огромный тулуп, я прилег подле одной из них, и попытался заснуть. Однако этого у меня не получалось. Только закрою глаза, как сразу памороки какието, лица убитых, взрывы и кровавые ручьи на узких улочках Замоскворечья. В который уже раз за минувший день, я начал вспоминать последние пять дней своей жизни и штурм столицы.

После Орла Слащев направил все свои силы в наступление на Тулу, и 4го декабря город был взят. Дальше были ожесточенные бои за Каширу и Подольск, и к столице мы подошли только утром 20го числа. Дело оставалось за малым, отбить у большевиков и их наемной сволочи Москву, но сделать это было совсем не просто. Нас было не так уж и много, и мы были истомлены зимой, длинной дорогой, недостатком припасов и жаркими боями за каждое село на пути к нашей цели.

Всего, под командованием Якова Александровича оказалось восемь тысяч добровольцев, две тысячи моих казаков, пять тысяч бывших красных солдат, готовых разбежаться при первом же удобном случае, и передовая группа конницы Мамантова, еще две с половиной тысячи казаков под началом полковника Власова. При нас имелось тридцать два полевых орудия и семьдесят пулеметов. Где находятся остальные наши войска, мы могли только догадываться, поскольку связь была отлажена просто отвратительно, и на дорогах сидели красные снайпера из латышей, которые отстреливали каждого одинокого посыльного. Дроздовский вместе с донской пехотой застрял гдето на подходе, конницу во главе с Мамантовым, непонятно как занесло аж под ОреховоЗуево, Келлер со своими украинскими добровольцами запаздывал, а на Покровского, который по слухам, вел ожесточенное сражение с наступающими от Симбирска красногвардейцами, расчета изначально не было.

Против нас в Москве стояли почти семьдесят тысяч красных войск, все, что товарищи Ленин и Бронштейн смогли собрать. В большинстве своем, конечно, это были самые обычные рабочие столичных заводов и мобилизованные, но помимо них здесь же находились и все красные гвардейцы: интернационалисты, фанатики из коммунистов, а так же бундовцы и боевые отряды организации "ПоалейЦион". Командовали всей этой разношерстной массой красногадов, военспецы, бывшие генералы царской армии Новицкий и БончБруевич.

Возможно, мы бы приступили к сосредоточению основных сил, и в наступление перешли не сразу, но, как это часто случается, не все зависит от нас. В середине декабря по предложению американского президента Вильсона, при содействии английского премьера ЛлойдДжорджа и тихое сопение недовольного француза Клемансо, Антанта передала в радиоэфир сообщение о том, что необходимо как можно скорее прекратить Гражданскую войну в России. Для этого всем представителям противоборствующих сторон требовалось явиться на переговоры по мирному урегулированию, которые должны были состояться на Принцевых островах в Мраморном море. Сообщение было передано в ультимативной форме и на раздумья, большевикам и нам давалось время до 1го января 1919го года.

Великобритания сделала выбор, на чьей она стороне в нашей Гражданской войне, и "империя над которой никогда не заходит солнце", поставила не на нас, а на сговорчивого Владимира Ильича. Как говорил Ллойд Джордж: "Традиции и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и передней Азии". Теперь эти слова стали руководством к действию всем правительствам Антанты, и вот их первый шаг, ультиматум, по истечении которого мы должны ожидать как минимум экономической блокады, а как максимум, полноценной интервенции.

После этого широко разошедшегося по миру радиобращения, большевики приободрились и решили держаться за Москву всеми возможными силами и средствами, да не просто так, а истребляя священнослужителей и все местное население из тех, кто не казался им классово близким элементом. Что тут скажешь, фанатикам, которые мечтали о мировой революции, на Россию, и ее граждан, было плевать. Для них это всего лишь, временная остановка на длинном пути, и пойти на уступки Антанте зазорным и убыточным для себя они не считали.

Нам же, из Новочеркасска поступил приказ, в течении декабря месяца отбить столицу у красных и спасти остатки московской интеллигенции и духовенства от полного уничтожения. Делать нечего, Слащев собрал военный совет и приступил к постановке боевой задачи. Хороших карт Москвы нет, но есть проводники из местных жителей и старожил. Продовольствия осталось только на одни сутки. Плевать, у красных чегонибудь захватим. Врагов больше. С нами Бог и мы лучше подготовлены. В среднем у нас на каждую винтовку по полсотни патронов, на пулемет по четыреста, а на орудие по двадцать пять снарядов. Ничего, если не стоять на одних и тех же позициях, то на трофеях сражение и проведем.

Утром 21го началось наше наступление. Я сменил бурку и черкеску на шаровары, свитер и полушубок, взял винтовку и повел за собой всю свою бригаду. Окраины и рабочие поселки захватили быстро, а вот дальше началась самая настоящая битва, когда нашим штурмовым колоннам приходилось драться за каждый переулок и улочку, где были возведены вражеские баррикады. Бои происходили и днем и ночью, и каждый боец атакующих сил, чтобы снова пойти в атаку, должен был перебарывать себя и совершать над собой очередное сверхусилие. Подмоги нам не было и, не смотря на то, что к нам присоединялись выжившие в Москве офицеры и студенчество, нас становилось все меньше и меньше.

В ночь с 24го на 25е наши войска выдохлись полностью и мы остановились. Треть города, часть западной и вся южная окраина были за нами, но толку с этого было немного и преимуществ перед большевиками не давало. Красные сами перешли в контрнаступление, и отбив одну из их очередных отчаянных атак, во время которой они использовали броневики, я был готов к тому, чтобы начать отход. Однако решил повременить, патроны еще были, укрытие, крепкий кирпичный дом на Арбатской, от вражеского обстрела защищал нас надежно, так что еще один, а то и два вражеских натиска мой смешанный отряд из казаков, офицеров, солдат и местных ополченцев, мог выдержать.

Чи, спивает хтось, завертел головой стоящий возле выбитого окна и оглядывающий улицу седоусый пластунский урядник.

В самом деле, сначала вдалеке, а потом все ближе и ближе, сквозь частые винтовочные выстрелы и взрывы гранат, в нашем тылу я услышал громкое пение сотен голосов:

"Из Румынии походом, шел Дроздовский славный полк,

Во спасение народа, исполняя тяжкий долг.

Много он ночей бессонных, и лишений выносил,

Но героев закаленных, путь далёкий не страшил!

Этих дней не смолкнет слава! Не померкнет никогда!

Офицерские заставы! Занимали города!

Генерал Дроздовский смело, шел с полком своим вперед.

Как герой, он верит твердо, что он Родину спасет!

Видит он, что Русь Святая, погибает под ярмом

И, как свечка восковая, угасает с каждым днем.

Верит он, настанет время, и опомнится народ,

Сбросит варварское бремя, и за нами в бой пойдет.

Этих дней не смолкнет слава! Не померкнет никогда!

Офицерские заставы! Занимали города!

Шли Дроздовцы твердым шагом, враг под натиском бежал.

Под трехцветным Русским Флагом, славу полк себе стяжал!

Пусть вернёмся мы седые, от кровавого труда,

Над тобой взойдёт, Россия, солнце новое тогда!

Этих дней не смолкнет слава! Не померкнет никогда!

Офицерские заставы! Занимали города!"

Господа, урааа! разнесся над занятым нами домом чейто радостный вопль. Дрозды пришли! Красные вешайтесь!

Так, к нам на помощь все же пробились основные силы Донской армии, и сходу переходя в атаку на центр города, они смогли переломить сложившуюся ситуацию в нашу пользу, откинуть красных с их рубежей, и к вечеру 26го декабря мы взяли Кремль. Чуть позже подошли передовые полки Келлера, и конница Мамантова, которая перекрыла красным все самые вероятные пути к отступлению.

Победа! Мы выиграли! Ликование среди рядовых казаков, солдат и офицеров добровольческих частей. На улицах появляются православные священники и первые, открыто ликующие москвичи. Для людей это знаменательное событие, а я хотел только одного, выспаться и хоть немного придти в себя.

Константин Георгиевич, меня похлопали по плечу, и я открыл глаза.

Что? надо мной стоял раненый в руку комполка1 Зеленин.

Тебя в штаб армии вызывают.

Никак поспать не дадут, зевнув, сказал я.

Так это, улыбнулся Зеленин, ты и так всю ночь проспал, никто не тревожил.

Да, ну...

Выгляни во двор, улыбнулся офицер, ложился поздний вечер был, а сейчас утро.

Я встал и вышел из амбара наружу. В самом деле, солнышко светит ярко, небо голубое, и во дворе купеческого дома, где мы остановились, кипит самая обычная армейская жизнь. Пользуясь тем, что день не морозный, солдаты и казаки на свежем воздухе чистят свое оружие, ктото выкатывает в снегу униформу и шинели, другие приводят в порядок лошадей, а некоторые, на небольших костерках, разогревают в котелках запоздалый завтрак, застывшую за ночь кашу из смеси овса и чечевицы.

Где штаб? В Кремле? повернулся я к Зеленину.

Нет, в Кремле еще не все помещения зачистили, и пока, штаб в доме, он кивнул на трехэтажное здание, во дворе которого мы находились. Разрушения здесь небольшие, пожар загасили почти сразу, и порядок навести, уже успели.

И то хорошо, далеко не идти.

Пройдя через двор, я вошел в купеческий дом, и один из офицеровдроздовцев незамедлительно проводил меня на второй этаж. Как был, грязный, небритый и в порванном полушубке, я вошел в большой и теплый кабинет, в котором прошлый хозяин, наверняка, работал над своими финансовыми документами и принимал важных гостей.

Здесь находилась почти вся верхушка нашей армии, Мамантов, Денисов, Фицхераулов, Слащев, Келлер и Дроздовский. Все военачальники были ранены, у когото ладонь замотана, у когото бинты на голове, и только я один, ни осколком, ни пулей не задет. Однако, все генералы одеты в свежую и чистую одежду, выбриты, и только я, выделяюсь чрезвычайно затрапезным видом. Както сразу стало неудобно, но встретили меня вполне понимающе и без всяких там штучек мирного времени насчет уставного вида и свежеподшитого подворотничка.

Здравствуйте господа, поприветствовал я собравшихся военачальников.

Проходи, Константин Георгиевич, Мамантов указал на свободное кресло за столом, вокруг которого все и расположились, только тебя и ждем.

Присев на указанное Константином Константиновичем место, я посмотрел на нашего командующего, и он начал:

Господа офицеры, поздравляю вас с освобождением от большевистского режима нашей столицы города Москва.

Ура! Ура! Ура! негромко, но дружно, отозвались Мамантову генералы и один полковник.

Цель нашего зимнего наступления достигнута, тем временем продолжил Константин Константинович, и на таком проекте мирового сионизма как Советская Россия, отныне поставлен жирный крест.

Самые главные большевистские лидеры еще живы и сейчас находятся за пределами Москвы, перебил его Фицхелауров. Как доносит разведка моего корпуса, Бронштейн бежал во Владимир, а Ленин в Петроград. Сил у них еще много, поэтому об окончательной победе пока говорить рановато.

В самый раз, Мамантов огладил свои усы. Вчера войска Маннергейма и СевероЗападная армия Юденича перешли в наступление на Северную Пальмиру, а избранный Сибирской Директорией Верховным правителем России, адмирал Колчак, по договоренности с атаманом Назаровым еще неделю назад начал свое наступление от Перми на запад. Песенка большевиков спета, и теперь, нам остается только очистить территорию России и, совместно с Юденичем и Колчаком, сформировать новое Временное правительство. Все, господа, победа, окончательная и безоговорочная. Теперь нам предстоит очистить Россию от остатков большевистских банд и можно начинать мирную жизнь.

Ой, не торопитесь, Константин Константинович, сказал ему Слащев, не все так просто, да гладко. Мы еще не знаем, что предпримет Антанта.

Будто вторя словам командира Добровольческого корпуса, в дверь постучали, и вошел один из адъютантов Мамантова. Под пристальными взглядами всех присутствующих в кабинете, он торопливо прошел к своему непосредственному начальнику, чтото прошептал ему на ухо, и протянул склейку телеграфного сообщения. Адъютант покинул нас, дверь вновь закрылась, и Константин Константинович, прочитав сообщение, и весь, както резко, посерев лицом, посмотрел на Слащева и произнес:

Сообщение из Новочеркасска. Вчера войска Антанты начали высадку своих войск в Одессе, Севастополе и Баку. Кроме того, из находящихся под их контролем Владивостока, Мурманска и Архангельска, вглубь российской территории высланы сильные отряды, которым предписано оказывать помощь большевикам и громить наши воинские подразделения. С моря были обстреляны Новороссийск, Анапа и Геленджик. Среди мирного населения приморских городов многочисленные жертвы. Чешский корпус нанес удар в спину армиям Колчака, и теперь на помощь адмирала мы рассчитывать не можем. Сам Колчак ранен, находится в окрестностях Перми и пытается организовать оборону города. Официально, Антанта борется против непризнанных ею государств, то есть Сибирской Директории и ДоноКавказского Союза.

Значит, новая война? спросил генерал Денисов.

Да, война.

Какие приказы из Новочеркасска?

Продолжать вооруженную борьбу против большевиков силами добровольцев генералов Слащева и Дроздовского. Донские корпуса, кроме 1го, и половина кубанских войск должны незамедлительно вернуться на территорию ДоноКубанского Союза и быть готовыми к отражению вражеской агрессии. Время поджимает, господа, и посему, празднование омраченной коварством и предательством бывших союзников славной победы, отложим на потом. Готовьте свои подразделения к новым боям.

Генералы встали и направились на выход, я следом, но меня остановил голос Мамантова:

Константин Георгиевич, останься.

Пришлось вернуться на место и ждать ответа на мой немой вопрос, обращенный к командующему, что же от меня требуется. Мамантов прошелся по кабинету, посмотрел на улицу, где ходил радостный московский народ и, не оборачиваясь, спросил:

Полковник, сколько у тебя людей осталось?

На вчерашний вечер триста пластунов, около семи сотен конницы и восемь полевых орудий. Бронепоезда только к Туле подошли, а бригадный обоз и охранная конная сотня у Подольска находятся.

К тебе будет отдельное от всех задание. Завтра из 2го корпуса Фицхелаурова пополнишься людьми, припасами и оружием, и через три дня направишься на Ярославль, Вологду и дальше до самого Архангельска. Серьезных частей красных войск на твоем пути быть не должно и дорога не порушена, так что доберешься быстро. Вступишь в соприкосновение с войсками интервентов и пощупаешь их за подбрюшье. Действуй как можно жестче и везде показывай, кто ты таков есть. Сочини себе устрашающий флаг, чтонибудь с волками, тиграми или черепами, режь, круши и убивай всех, кто пришел на нашу землю. В общем, в обстановке сориентируешься на месте. Приказ ясен?

Так точно, господин генералмайор.

Вопросы?

Чей это приказ, ваш или свыше?

Подписано Чернецовым.

Понял.

Раз так, тогда собирай своих казаков и готовься к походу. Подкрепления, как я уже и сказал, получишь завтра. Устрой интервентам настоящую партизанскую войну, Черноморец. Сделай так, чтобы при упоминании казаков эти твари в Белое море сами от ужаса прыгали. Осилишь такую задачу?

Думаю, что смогу это сделать, Константин Константинович.

Тогда, ступай, полковник, и Бог с тобой.

Конец первой книги.

Приложение к Казачьему Краю. Звания, численность казачьих войск на 17й год и некоторые персоналии.

Оглавление.

1. Казачьи звания.

2. Численность казачьих войск на 1917 год.

3. Персоналии.

Казачьи звания.

Казак рядовой.

Приказной ефрейтор.

Младший урядник младший унтерофицер.

Урядник унтерофицер.

Старший урядник старший унтерофицер.

Вахмистр фельдфебель.

Подхорунжий промежуточный чин между подпрапорщиком и прапорщиком.

Хорунжий корнет.

Сотник поручик.

Подъесаул штабсротмистр.

Есаул ротмистр.

Войсковой старшина соответствует нынешнему майору, по царским временам подполковнику.

Численность казачьих войск на 1917 год.

Донское Войско: 60 конных полков (два гвардейских Лейбгвардии Атаманский и Лейбгвардии Казачий), 6 пеших батальонов, 36 артиллерийских батарей, 23 отдельные, 55 особых и 36 запасных сотен, 58 конвоев полусотенного состава и 3 запасные артиллерийские батареи.

Кубанское Войско: 37 конных полков, Кубанский гвардейский конный казачий дивизион, 22 пластунских батальона, 6 конноартиллерийских батарей, 31 особая сотня, 7 конвоев полусотенного состава, 1 отдельный конный дивизион, 4 запасных конных полка, 3 запасных пластунских батальона и 1 запасная артиллерийская батарея.

Терское Войско: 12 конных полков, гвардейский Терский казачий дивизион, 2 пластунских батальона, 3 артиллерийские батареи, 3 конвоя полусотенного состава, 5 отдельных сотен, 2 запасных конных полка и 1 запасная пешая сотня.

Оренбургское Войско: 18 конных полков, 1 отдельный конный дивизион, 8 артиллерийских батарей, 39 отдельных и особых сотен, 1 гвардейская конная сотня Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 9 конвоев полусотенного состава, 3 запасных конных полка, 1 запасная пешая сотня, 1 запасная гвардейская конная полусотня и 1 запасная артиллерийская батарея.

Сибирское Войско: 9 конных полков, 3 артиллерийские батареи, 1 отдельный пеший дивизион, 1 гвардейская полусотня из Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 3 отдельные сотни, 2 запасных конных дивизиона, 1 запасной гвардейский конный взвод и 1 запасной артиллерийский взвод.

Забайкальское Войско: 9 конных полков, 1 гвардейская конная полусотня Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 1 конноартиллерийский дивизион, 2 отдельные артиллерийские батареи, 1 запасной конный дивизион, 3 запасные пешие сотни и 1 запасной конноартиллерийский взвод.

Уральское Войско: 9 конных полков, 6 отдельных и особых сотен, 2 артиллерийские батареи, 1 гвардейская конная сотня Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 2 конвоя полусотенного состава, 1 запасной конный полк, 1 запасной гвардейский конный взвод.

Семиреченское Войско: 3 конных полка, 1 гвардейский конный взвод из Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 4 отдельные сотни, 3 особые сотни, 4 ополченческие и 2 запасные сотни.

Астраханское Войско: 3 конных полка, 1 гвардейский взвод Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 1 артиллерийская батарея, 1 особая и 1 запасная конные сотни.

Амурское Войско: 2 конных полка, 1 гвардейский конный взвод из Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 1 артиллерийская батарея, 5 особых и 2 запасные конные сотни.

Уссурийское Войско: 1 конный полк, 1 отдельный конный дивизион, 1 гвардейский конный взвод из Лейбгвардии СводноКазачьего полка, 5 особых и 2 запасные конные сотни.

Персоналии.

Богаевский Африкан Петрович (18721934) Из дворян Войска Донского. Окончил Донской кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. В 1892 году в чине хорунжего выпущен в ЛейбГвардии Атаманский полк. С 1895 по 1900 учился в Академии Генштаба, закончил с отличием. В 1908 году получил звание полковника. С 1909 по 1914 год начальник 2й гвардейской дивизии. С октября 1914го по январь 1915й командир Мариупольского гусарского полка. В 1915м присваивается звание генералмайор и Богаевский зачислен в Свиту Его Императорского Величества. С октября 1915го по апрель 1917го Начальник штаба Походного атамана всех казачьих войск Великого князя Бориса Владимировича. Апрель 1917 года назначен командиром 1й гвардейской дивизии, а летом командиром 1й гвардейской кавалерийской дивизии. Август 1917 года заместитель начальника 4го кавкорпуса. Осенью того же года покинул службу и вернулся на Дон. Активный участник Белого движения и сторонник Добровольческой армии. В 1918 году командир Партизанского полка, затем командир 2й бригады. С мая 1918 по январь 1919 годов Председатель Совета Управляющих Отделами и Управляющего Отделом иностранных сношений в Донском правительстве атамана Краснова. Август 1918го, присвоено звание генераллейтенанта. В феврале 1919го Избран Войсковым атаманом Всевеликого Войска Донского. После разгрома Белого Движения покинул Крым вместе с Врангелем. Один из создателей Казачьего Союза. Скончался от сердечного приступа в Париже. Похоронен на кладбище СенЖеневьев де Буа.

Богаевский Митрофан Петрович (18811918) Из дворян Войска Донского. Детство провел в отцовском хуторе Петровское. В 1893 г. поступил в Новочеркасскую гимназию, которую окончил в возрасте 20 лет. Успешно прошел курс историкофилологического факультета в Петербургском университете, все годы студенчества был председателем Донского Землячества. Студенты ценили в нем знания, дар слова, честность, глубокую искренность в отношениях и смелый протест против ошибочных и революционных увлечений молодежи. Был наиболее популярным и известным из всех студенческих старост столицы своего времени. В 1917 году стал председателем Войскового Круга и заместителем Донского атамана. После январского падения Новочеркасска скрывался в донских станицах, но был пойман большевиками и уничтожен.

Врангель Петр Николаевич (18781928) Из дворян. Окончил реальное училище в Ростове и Горный институт в Петербурге. Пошел на военную службу 1 сентября 1891 года в Лейбгвардии конный полк. В Добровольческую армию прибыл 7 сентября 1918 года и 10 сентября определен командиром бригады в 1й; конной дивизии, 13 сентября командир дивизии. 9 января 1919 года Деникин командующий Кавказской Добровольческой армией. 9 декабря 1919 года командующий Добровольческой армией и главнокомандующий Харьковской области. 9 февраля 1920 года изза разногласий с Деникиным выходит в отставку. 21 февраля издан приказ Генерального штаба об "увольнении от службы" Врангеля. Врангель готовится уехать на английском судне в Сербию, когда узнает, что Военный совет отказал Деникину в доверии, и уже 4 апреля 1920 года в Севастополе на Военном совете П.А. Врангель единогласно избран главнокомандующим ВСЮР. В ноябре 1920 года со штабом эвакуировался в Галлиполи. В зарубежье он стремился сохранить Русскую армию от распыления. С этой целью создал Русский общевоинский союз (РОВС). 25 апреля 1928 года умер при очень странных обстоятельствах.

Деникин Антон Иванович (18721947) Сын майора погранстражи, внук крестьянина. Окончил Ловичское реальное училище, военноучилищные курсы при Киевском юнкерском училище и Николаевскую академию Генерального штаба (1899). В 19031904 годах старший адъютант штаба 2го кавалерийского корпуса. Во время Русскояпонской войны подполковник, штабофицер для особых поручений при штабе 8го армейского корпуса. В 1905 году полковник, начальник штаба Сводного кавалерийского корпуса. 12 июля 1910 года назначен командиром 17го Архангелогородского полка. В марте 1914 года генералмайор, генерал для поручений Киевского военного округа. В Великой Войне генералквартирмейстер армии Брусилова, командующий 4й стрелковой бригадой. В марте 1917 года назначен помощником начальника штаба Верховного Главнокомандующего. В ноябре 1917 года за активную поддержку Корнилова смещен и заключен в Быховскую тюрьму. Вместе с Корниловым бежал на юг. После гибели Корнилова 13 апреля 1918 года принимает командование. 8 октября 1918 года, после смерти генерала Алексеева, верхушка армии и иностранные державы провозгласили его главнокомандующим Добровольческой армии. 8 января 1919 года Деникин объединил Добровольческую и Донскую армии, образовав Вооруженные силы Юга России (ВСЮР). В начале 1920 года ушел в отставку и уехал в Англию, потом в Бельгию. Начал работать над фундаментальным трудом "Очерки русской смуты". В 1940 году уехал из зоны немецкой оккупации на юг Франции. Гитлера он называл "злейшим врагом России" и служить ему категорически отказался. Одновременно рассчитывал, что после войны и разгрома Германии армия свергнет коммунистов. В мае 1945 года вернулся в Париж, а в ноябре того же года переехал в США. 7 августа 1947 года скончался от сердечного приступа в больнице Мичиганского университета и похоронен в Детройте.

Каледин Алексей Максимович (1861 1918) Из казаков. Один из вождей Белого движения. Закончил УстьМедведицкую классическую гимназию, Воронежскую военную школу, 2е военное Константиновское и Михайловское артиллерийское училище. Образование закончено в Николаевской Академии Генштаба. С 1903го по 1906й года Начальник Новочеркасского юнкерского училища. С 1906го по 1910й помощник атамана Войска Донского. В 1910м командует бригадой в 11й кавдивизии. Во время Первой мировой войны командовал 12й кавалерийской дивизией, 12м армейским корпусом и 8й армией. Признанный герой Первой Мировой войны, уже в 1914 году стяжавший славу одного из лучших кавалерийских начальников и один из творцов прорыва австрийского фронта под Луцком весною 1916го, кавалер Орденов Святого Георгия IVой и IIIей степеней и Георгиевского Оружия. После Февраля 1917 года одним из первых был удален из Армии и переведен в Военный Совет как несоответствовавший духу времени. В 1917м избран атаманом Войска Донского, активно боролся с Временным Правительством Керенского, а затем и с большевиками. В конце января 1918го после гибели Чернецова, покончил жизнь самоубийством.

Краснов Петр Николаевич (18691947) Из казаков. Культовая фигура Белого движения. Окончил Александровский кадетский корпус и Павловское военное училище. В 1889 году вступил в службу хорунжим в Лейбгвардии Атаманский полк. С 1907 года произведен в есаулы. Прошел Русскояпонскую войну, заслужив несколько орденов. С 1910 года полковник и командир 1го Сибирского казачьего полка. С 1913 года командир 10го Донского казачьего полка, во главе которого он и выступил на фронт Великой Войны. С 1915 года командир 2й казачьей сводной дивизии. Стал генералом. 7 ноября 1917 года получил телеграмму от Керенского с приказом двинуть 2й конный корпус на Петроград. Корпус был остановлен на Пулковских высотах и держал нейтралитет. 14 ноября большевики арестовали Краснова и долго допрашивали в Смольном. После допросов был посажен под домашний арест. 19 ноября бежал на Дон. Краснов осознавал себя в первую очередь казаком и поэтому не ладил с добровольцами. После январского падения Новочеркасска скрывался в станице Константиновской. На Круге Спасения 16 мая 1918 года Всевеликое Войско Донское объявило себя отдельным государством. В тот же день Круг Спасения Дона избрал П.Н. Краснова Донским атаманом. Краснов выступал против единоличного командования войсками Юга генералом Деникиным и отстаивал право Дона на свою особую армию под командованием своих атаманов. Придерживался прогерманской позиции. После Вешенского восстания в феврале 1919 года Большой войсковой Круг потребовал отставки ряда офицеров. Краснов вышел в отставку вместе с ними. В конце 1919 года прибыл в Эстонию и стал главой Политического отдела в армии Юденича. В эмиграции жил в Германии. С 1943 года начальник Главного управления казачьих войск вермахта. 28 мая 1945 года в городе Лиенце, выполняя тайные пункты Ялтинского соглашения, англичане выдали Краснова советским властям. В январе 1947 года по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 78летний П.Н. Краснов был повешен на Лубянке. П.Н. Краснов автор трехтомного романа "От двуглавого орла к красному знамени" и многочисленных статей.

Корнилов Лавр Георгиевич (18701918) Из казаков. Окончил Сибирский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба (1896). До Русскояпонской войны служил в Туркестанском военном округе. С сентября 1904 года по май 1906 года в действующей армии, в должности штабофицера при штабе 1й стрелковой бригады. Произведен в полковники, награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Георгия 1й степени. С декабря 1912 года командир бригады 9й Сибирской дивизии. За бои в августе 1914 года произведен в генераллейтенанты. В апреле 1915 года у дер. Горлицы раненым взят в плен. В июле 1916 года бежал. Награжден Георгием 3й степени и назначен командиром 25го армейского корпуса. В марте 1917 года Временное правительство назначает Корнилова командующим войсками Петроградского военного округа. Произведен в генералы от инфантерии. С июля 1917 года Верховный Главнокомандующий Русской армии. 7 сентября 1917 года по договоренности с А.Ф. Керенским двинул войска на Петроград. 9 сентября А.Ф. Керенский отрекся от договора, объявил Л.Ф. Корнилова мятежником и сместил с поста главнокомандующего. 15 сентября посажен в Быховскую тюрьму. 2 декабря 1917 года начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Духонин освободил Корнилова и его сторонников. 19 декабря 1917 года прибыл в Новочеркасск, где и приступил к формированию Добровольческой армии. Командовал Добровольческой армией до своей смерти 13 (по новому стилю) апреля 1918 года. При штурме Екатеринодара в его штаб попал снаряд. Похоронен в Екатеринодаре.

Кутепов Александр Павлович (18821930) Из дворян. Окончил Архангельскую гимназию и Петербургское юнкерское училище. Из училища вышел в 85й Выборгский полк. Воевал на Маньчжурском фронте. В Великой Войне командир роты, командир 2го батальона, полковник. В 1917 году командующий Лейбгвардии Преображенским полком, 6 января 1918 года вступил в ряды Добровольческой армии. В 1й Кубанский поход выступил командиром 3й роты 1го Офицерского полка. 12 апреля командир Корниловского полка. 15 июля, после гибели генерала Маркова, командующий 1й дивизией. С 25 ноября 1918 года генералмайор. В мае 1919 года командующий 1м армейским корпусом, 6 июля произведен в генераллейтенанты. Осенью 1919 года весной 1920 года в боях с большевиками добивался самых наилучших результатов. При отступлении сохранил боеспособность добровольческих дивизий Марковской, Корниловской и Дроздовской. В апреле 1920 года прибыл с корпусом в Крым. При разделении Русской армии Врангеля на две 17 сентября 1920 года назначен командующим 1й армией. В ноябре помощник главнокомандующего. В эвакуации 3 декабря произведен в генералы от инфантерии. 21 ноября 1922 года назначен помощником главнокомандующего Русской армии. 21 апреля 1928 года, после смерти Врангеля, председатель Русского общевоинского союза. 26 января 1930 года в Париже похищен агентами советской разведки.

Мамантов Константин Константинович (18691920) Из казаков. Окончил кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. Выпущен корнетом в ЛейбГвардии Конногренадерский полк, переведен в Харьковский драгунский полк и отчислен в запас. В 1899м году возвращается на действительную службу в 2й Донской казачий полк. Добровольцем ушел на Японский фронт, воевал в 1м Читинском казачьем полку. После войны занимал должность помощника командира полка в 1м Донском казачьем. В 1914м году командовал 19м Донским казачьим полком, через год 6м Донским казачьим полком, получил чин генералмайора и принял кавалерийскую бригаду в 6й Донской казачьей дивизии. После революции вернулся на Дон, в январе 1918го возглавлял партизанскую пулеметную команду и покинул Новочеркасск вместе с походным атаманом Поповым. Неоднократно бил отряды Думенко и Буденного, и после восстановления казачьей республики в апреле 1918го командовал сборными полками на Царицынском направлении. В 1919м году командующий 1й Донской армией, а затем, 2го и 4го казачьих корпусов. Осенью 1919го проводит свой знаменитый конный рейд в направлении на Тамбов, находился в 250 километрах от Москвы, но был вынужден повернуть свой корпус на помощь Добровольческой армии. В декабре того же года, изза конфликта с генералами Белого движения был понижен в должности и покинул действительную службу. В 1920м присутствовал в Екатеринодаре и заболел тифом, пошел на поправку, но неожиданно скончался, основное предположение отравление ядом. Считался отъявленным антисемитом и поборником независимой казачьей республики. На фоне убийства Рябовола, травли Краснова и конфликтов между добровольцами и казаками, смерть Мамантова наиболее выгодна Белому движению. Похоронен в Екатеринодаре.

Назаров Анатолий Михайлович (18761918) Из казаков. Родился в семье учителя приходской школы. Образование общее среднее, затем Донской императора Александра III кадетский корпус. Далее Михайловское артиллерийское училище. Проходил службу в Донских артиллерийских частях. В 1903м году окончил Николаевскую академию Генштаба, в этом же году произведен в штабскапитаны. В составе 8го армейского корпуса участвовал в русскояпонской войне. В 1908м году подполковник. С 1909го преподаватель Одесского военного училища. В 1912м году полковник. В начале Первой мировой войны командовал 20м Донским полком. В 1915м году генералмайор. В 1916м году командир 2й Забайкальской казачьей бригады. В 1917м году начштаба 7го Кавказского армейского корпуса. После развала Российской империи, вернулся на Дон и исполнял обязанности начальника Таганрогского гарнизона. В декабре этого же года Походный Атаман Всевеликого Войска Донского. После самоубийства Каледина Войсковой Атаман. После ухода Добровольческой армии в Ледовый поход, остался в Новочеркасске, был захвачен в плен изменником Голубовым и передан большевикам. Расстрелян.


home | my bookshelf | | Казачий край |     цвет текста