Book: Война за Врата - 3



Война за Врата - 3

Василий Иванович Сахаров

Война за Врата - 3

Аннотация:

За много миров от Земли, в иных параллельных пространствах, идет война на уничтожение между империей эльфов и их созданиями, восставшими рабами-мутантами. Эльфы войну проигрывают и втягивают в нее миры, населенные людьми, которых искренне презирают. Методы их действенны, подсадить лидеров на бессмертие, манипулировать ими, и добиться их согласия и содействия, на отправку воинов-людей на фронт. Для Земли, сценарий не изменяется, и она, втягивается в ненужный ей конфликт. Однако не все желают умирать за чужие интересы. Майор спецназа ГРУ, Тимофей Кудрявцев, торговец оружием в мире Ра-Ар, идет своим путем.

Пролог

Планета Саталь. Световечная империя. Поместье Катлах. 21.10.5413-й год от основания.

  Глава клана Серебряных Стрел, одного из самых сильных и влиятельных в Световечной Империи, князь Азориль-тон-Катлах, удобно расположился за красивым резным столиком в своей оранжерее, где были собраны самые редчайшие растения всех известных миров. Он пристально рассматривал одно фото. С экрана монитора на эльфа смотрел человек сидящий на броне танка. Молодой крепкий мужчина лет около тридцати, в строгом черном парадном мундире. Темно-русые волосы выбиваются из-под черного же берета. Взгляд карих глаз, одновременно смешливый и серьезный, а губы застыли в легкой усмешке. Одна из последних фотографий Тимофея фон Кудрявцева, Великого Герцога Ардонского, как он сам себя объявлял, и командира отряда "Акинак", неожиданно для многих, ставшего серьезной силой на нескольких десятках человеческих миров.

  - Вот, ты, значит какой, Тимофей Кудрявцев, - прошептал сам себе князь. - Еще посмотрим, человечек, что ты можешь. Звереныш. Сколько же вас уже было таких, и все давно в земле сгнили или сгинули без всякого следа. Зря ты, мальчик, против нас пошел, ох, зря.

  Азориль-тон-Катлах клацнул по клавише, вывел на экран краткую биографическую записку на командора "акинаков" и приступил к чтению:

  "Кудрявцев Тимофей Константинович, родился 14 ноября 1986 года в городе Ростове-на-Дону, в семье потомственного военного. Отец - полковник ГРУ Кудрявцев Константин Сергеевич, попал под сокращение в 2004-м году, скончался в 2008-м. Мать - Кудрявцева Елена Андреевна, урожденная Белова, врач-онколог, скончалась при невыясненных обстоятельствах в 1994-м.

  Итак, сам фигурант. Школа, секция бокса, плавание, учился средне. Примкнул к казачеству, через три года отошел, причины неизвестны. По окончании школы, поступает в Рязанское Высшее Командное дважды Краснознаменное воздушно-десантное училище имени Маргелова, и в 2008-м, с отличием заканчивает его. Похороны отца, и практически сразу распределение в 22-й ОБРСПН ГРУ, поселок Степной. В период с 2008-2012 годов Кудрявцев занимал должность командира группы в 173-м отряде спецназначения и участвовал в нескольких командировках на Кавказ. В 2013-м, за отлично проведенную операцию по уничтожению группы террористов, досрочно получает под свое командование роту и, одновременно с этим, звание майора. В феврале этого же года, фигурант женится. В сентябре, рота Кудрявцева принимает участие в подавлении бунта в 20-й МСД, где майор отказывается выполнять приказ открыть огонь на поражение в солдат срочной службы.

  Через три месяца майор был уволен со службы и с ним разводится жена. Кудрявцев устраивается на работу в Ростовский речной порт грузчиком, где и трудится до 14 июня 2014-го года. С этого момента фигурант входит в группу торговых представителей РФ в мире Ра-Ар. Введен в нее по личному приказу генерал-лейтенанта ГРУ Прохорова. Однако через некоторое время, заключив несколько весьма неплохих сделок на продажу оружия, фигурант покидает подразделение торгового представительства РФ на Ра-Аре, и при этом уводит за собой многих офицеров.

  Под прикрытием и при содействии касты Хранителей Закона и лично Бильчи Коновода, Кудрявцевым создается наемный отряд "Акинак". Именно в это время он привлек к себе внимание разведки Пятой Группы Армий. Однако наружное наблюдение ничего не дало, и было снято. Вскоре были открыты Врата в мир Рамина и отряд "Акинак" покидает Ра-Ар. Сведения, получаемые от агентуры относительно отряда, противоречивы и недостоверны. Остается фактом лишь то обстоятельство, что именно Кудрявцев, является Одаренным, который в состоянии вскрывать запечатанные Врата перехода между мирами и, именно он, возглавил движение технологически развитых человеческих миров на выход из зоны влияния Световечной империи".

  Князь закончил просмотр справки на командора "акинаков", недоуменно приподнял правую бровь и резко щелкнул пальцами правой руки. К нему тут же подскочил его секретарь Квариль-кон-Баскель, совсем молодой эльф, которому не минуло еще и семидесяти лет.

  - Да, мой князь, - секретарь застыл в легком полупоклоне.

  - Что это? - Азориль-тон-Катлах кивнул на монитор информатория.

  - Как вы и просили, мой князь, справка на Тимофея фон Кудрявцева, уроженца Земли, командора наемников.

  - Это чушь, а не справка. Никакой конкретной и полезной информации из этого документа я не извлек. Ты разучился работать, Квариль?

  - Мой господин, - секретарь еще ниже склонил голову. - Все, что есть на командора Кудрявцева, находилось в шестнадцатом отделе третьего разведсектора Пятой Группы Армий, старший, капитан Устиэль-кон-Багайриэль. Однако сам Устиэль попал в плен к "акинакам", причем, вместе со своими подчиненными Миэлем-кон-Граэлем и Тиэлем-кон-Фигерем. Где и как офицеры отдела хранили информацию, неизвестно.

  - Хм, - князь был удивлен. - Получается, что они чего-то опасались и прятали полученную информацию?

  - Так и есть, мой князь, - кивнул Квариль. - Я пробежался по третьему разведсектору, собрал некие слухи и сделал вывод, что шестнадцатый отдел находился под пристальным вниманием и контролем нескольких высших офицеров из штаба Пятой Группы Армий.

  - Ты хочешь сказать, что кто-то им мешал?

  - Именно так, мой господин, - секретарь сделал вежливый утвердительный кивок.

  - Как-то странно все это, - еле слышно прошептал князь Серебряных Стрел и вновь обратился к секретарю: - Сам-то, что думаешь, относительно этого командора?

  - Его необходимо уничтожить, так как он и подобные ему, есть смерть нашей цивилизации и гибель нашей расы, - секретарь ответил не задумываясь и без всяких сомнений.

  - Возможно, что ты и прав, Квариль. Когда и где люди хотят встретиться с нами?

  - Завтра в полдень, нейтральная планета Кабаранга, подле Врат перехода в направлении на Ра-Ар, мой князь.

  - Хорошо, - Азориль закрыл глаза, откинулся на спинку кресла, и спросил: - Что относительно проекта "Оживление"?

  Секретарь князя, как загипнотизированное животное, на миг замер и, с дрожью в голосе, выдохнул:

  - Из канцелярии императора получены коды доступа к закрытым спецхранилищам и лабораториям в брошенном городе Ас-бари-ур. Вам, мой князь, приказано собрать квалифицированную ученую группу, расконсервировать хранилища и приступить к продолжению работ по данному проекту.

  Князь открыл глаза и посмотрел на своего секретаря. Тот покрылся мелкой испариной, его тонкие губы дрожали, а ухоженные руки с накрашенными ярко-красными ногтями чуть-чуть подрагивали.

  - Что, Квариль, страшно? - спросил глава клана.

  - Да, мой князь, - кивнул тот. - Ведь это...

  - Не надо слов, Квариль, не надо, - князь приложил к губам указательный палец. - Они не любят, когда их вспоминают. Понимаешь, о чем я?

  - Понимаю, - Квариль кивнул.

  - Вот и хорошо. Про проект поговорим после нашего возвращения с Кабаранги.


Глава 1

Планета Кабаранга. Врата Перехода. 22.10.2015.

  На переговоры с эльфами выдвинулись на один из пограничных и нейтральных миров, который находился на самом краю человеческого ареала обитания. Съехались со всех концов подконтрольной нам территории. Если кто-то смотрел кинофильмы про братву, которая подтягивается на стрелку, то может представить себе эту картину, очень было похоже - все серьезные, молчаком, преимущественно черные машины и охрана в напряге. Все серьезно и по взрослому.

  От отряда "Акинак", разумеется, я и со мной полковник Мит, плюс взвод Меченых в доспехах пасынков бога. С Ра-Ара Туран Балагур, зять и правая рука Бильчи Коновода. От мардунцев Стах Баркай, уже полковник тамошнего Имперского Генштаба и официальный наследник престола. Следом пожаловали Гонзаго Бурто, второй человек в корпорации "Таль-Ишимит", и Атта Бользайн Великая Мать народа Соним. Последними появились второй из братьев Сквалли, Курезо, и правитель Халифата Лахмидов Асвад ибн Джумал. С нашей стороны полный набор, представители всех заинтересованных сторон в сборе.

  Оставалось только дождаться эльфов, и они появились вовремя, минута в минуту, все по понятиям, без опозданий. Из портала выскочили пять бронемашин охраны, а следом длинная серебристая автомашина представительского класса. Насколько я помню, в таких могут кататься только высокопоставленные эльфы из клана Серебряных Стрел, одного из сильнейших кланов в Световечной империи, верные сторонники Толейра-ах-Ашана Светозарного. Посмотрим, кто к нам на переговоры пожаловал, а то в прошлый раз, они как-то сразу не задались.

  После того как мы повязали любимца императора Световечной империи, полковника Секень-тон-Барутеля, бои на Ра-Аре прекратились сами собой. Обстрел города Сарим был остановлен, наемники вернулись в расположение своих лагерей и, ожидая репрессий с нашей стороны, стали в них закрепляться. Надо сказать, что первоначально, репрессии намечались, но позже, когда боевая горячка схлынула, решили не торопиться.

  Мои подразделения спецназа вихрем промчались по всем доступным для передвижения транспортным веткам и, где-то уничтожая, а где-то арестовывая охрану из эльфийских охранников, брали Врата под свой контроль. Пока суть, да дело, мы подмяли под себя переходы в восемьдесят пять миров - весь наш кусок пространства до самых нейтральных миров. В общем, пробили коридоры от Ра-Ара до Мардуна, Сонима, Грая, Таль-Ишимита и, что для нас "акинаков" самое важное, к Земле. Правда, на переходах у родной планеты пришлось изрядно повозиться, там охраны не меньше батальона было, даже танки и САУ вызывали, чтоб раскурочить тамошние блокпосты. Однако все же справились, а Врата, до выяснения всех обстоятельств, временно заблокировали. Таким образом, мы нахапали столько, сколько унести на себе были не в состоянии, и это совсем не значило, что мы получили контроль над какой-то планетой. Мы контролировали порталы перехода из одного мира в другой, то есть дорогу, а миры были сами по себе.

  Наши союзники такого поворота событий никак не ожидали, отряд действовал слишком стремительно. Однако довольно быстро они сообразили, что на всех переходах находятся только мои воины и уже на следующий день, прислали ко мне совместную делегацию, уполномоченную узнать, а не собираюсь ли я, и им кусок отломить. Оно-то понятно, отряд все не удержит, сил мало, да и союзников надо греть, сами ведь про военно-экономический блок идею толкали, а посему, я оставил за собой только двойную ветку к Земле, то есть четырнадцать порталов, а остальное отдал, включая все пограничье, три крайних планеты.

  Мои спецы, что парни Кости Аленина, что россы, что батальон УВР, показали себя очень хорошо, лично я, остался доволен - сработали нагло, быстро и потерь практически не было. Воины сдавали позиции союзникам, возвращались на Ра-Ар и Рамину, а здесь их встречали как героев, хотя, сказать по чести, в боях за Ра-Ар участвовал весь отряд, и все подразделения проявили себя на "отлично".

  Однако расслабляться было нельзя и слава всем богам, что эльфам все это время было не до нас, но они оклемаются, тут и к гадалке не ходи, и хочешь, не хочешь, а надо было выходить с ними на связь. Из пленных отделили парочку эльфов, из тех, что интереса никакого не представляли и, препроводив до границ нашего военного блока, отпустили. Реакция последовала незамедлительно - появился парламентер, по виду, мелкий офицеришка, желающий знать, когда глупые животные, то есть мы, наконец-то одумаемся и сдадимся. Что я ему наговорил тогда, уже и сам толком не помню, но после этого, парламентер умчался как ошпаренный. Наверное, побежал жаловаться большим дядям.

  Следующая встреча происходила на планете Митанобу, выжженном ядерными ударами мире и, в этот раз, на встречу прибыл командир гарнизонного астата, то есть дивизии, некто полковник Искаэль. Надо сказать, здравый такой и адекватный эльф. Все прошло достаточно вежливо, под запись, без криков, оскорблений и излишнего шума. В общем, плодотворно пообщались, он выслушал меня, а я его и, сказав оппоненту твердое и однозначное "нет", мы разбежались по своим углам.

  Теперь, как говорится, дошло и до тяжелой артиллерии. Место встречи предложили мы, собрались все, кто в состоянии принимать решения, а уж кто будет от эльфов, оставалось только гадать. Кругом, куда ни глянь, бетонная полоса километра четыре в окружности, стандартная перевалочная транспортная стоянка. Врата здесь находятся на экваториальной широте, достаточно тепло и сухо. Планета не заселенная, бояться вроде как нечего, ни нам, ни им, отчего бы и не пообщаться.

  Серебристая шикарная автомашина замерла на месте, бронемашины выкинули из себя по отделению эльфийских "коммандос", судя по нашивкам, в виде серебряных молний, элитная клановая гвардия, а к самой машине подскочил офицер в чине капитана и открыл дверь. Сначала показалась нога в высоком ботфорте, затем туловище и, вот, эльф прибывший на переговоры, появился полностью. Одет в мантию клановых цветов, высокорослый, сухопарый мужчина под два метра ростом, длинные седые волосы зачесаны назад, чуть раскосые глаза, с несколько непривычными продольными зрачками, и остроконечные ушки. Эльф как эльф, представительный и солидный, так я его для себя определил. Но, не это важно, а важно было то, что голову эльфа обхватывал совершенно обычный серебряный обруч, с одним только крупным драгоценным камнем в середине - синим алмазом. Это был венец главы клана.

  "Ого, - подумал я, - видимо допекло императора крепко, что самого князя Азориля-тон-Катлаха на переговоры прислал. Есть над чем крепко пораскинуть мозгами, однако". Ладно, я, он мне не авторитет, но вот моих союзников, проживших при эльфийской системе взглядов и ценностей достаточно долго, личность переговорщика, мягко говоря, просто потрясла. Казалось, что еще чуть и та же самая несгибаемая Атта Бользайн, женщина кремень, просто упадет перед князем на колени и попросит прощения, а вслед за ней и все остальные. Да, уж, этот момент, ни я, ни мои аналитики, не продумали, ну ничего. Главное, разговор начать, а там посмотрим, кто кого.

  Полукругом, по всей бетонной площадке были заранее расставлены кресла и, прерывая некрасивый и неловкий ступор моих союзников, я с грохотом подтянул под себя ближнее кресло и сел. После чего закинул ногу на ногу и, крепко сжав кулаки, в полной тишине хрустнул костяшками. Если бы еще и курил, то обязательно достал бы сигаретку и, прикурив, небрежно пыхнул в сторону. Все дружно, и как-то осуждающе, кроме арабского малика, оглянулись на меня, а я, делая вид, что ничего не заметил, только приглашающе взмахнул рукой перед собой и сказал:

  - Присаживайтесь, князь, поговорим о делах наших скорбных и обсудим, как жить дальше будем.

  Азориль-тон-Катлах слегка кивнул головой и спокойно присел. Вслед за ним и остальные. Высокие договаривающиеся стороны расселись, и вновь воцарилась тишина.

  "Вона как бывает, - мелькнула мысль, - а ведь заранее договаривались, что первой, разговор начнет многоопытная Великая Мать народа Соним. Ну, пусть, придется самому".

  - Уважаемый князь, - обратился я к эльфу, - мы не ожидали, что на встрече появится настолько близкая к императору фигура, как вы. С чего бы так? Неужели дела Световечной империи настолько плохи? Мы все, - я раскинул руки в стороны, - переживаем за вас.

  Есть. Пробил я эльфа. Причем с первого удара пробил. Лицо князя чуть передернулось, еле заметно, всего на миг, но от присутствующих, такое не скроешь. Азориль-тон-Катлах справился с собой и ответил:

  - Империя сильна и непобедима, командор, и даже предательство генерала Эсфира-тон-Миранига и клана Светлых Мечей, про которое вы, наверняка, уже знаете, не сломало нас, а наоборот, сплотило и сделало сильнее. Наш народ избавился от гнили, и теперь мы победим. Вы спрашиваете, почему на встречу прибыл я и ваш вопрос имеет право на ответ. Так повелел император и этого, достаточно.

  - Что же, Толейр-ах-Ашан Светозарный, без сомнения, счастливейший из всех владык, ибо счастлив правитель, имеющий настолько верных и преданных ему подданных.

  - Итак, ваши условия, люди? - князь окинул всех присутствующих пристальным взглядом.



  Официальные лица безмолвствуют, и смотрят на меня. Понятно, разговор я начал, мне его и продолжить. Начнем, пожалуй.

  - Основной момент, уважаемый князь. Все присутствующие здесь люди, образуют единый военно-экономический блок. Что говорит один, касается всех. Вас это устраивает?

  - Вполне, - эльф на мгновение прикрыл веки. - Так даже проще.

  - Тогда, первое наше требование. Невмешательство во внутренние дела наших планет. Ни под каким видом.

  - Принимается.

  - Второе. Все Врата на подконтрольных нашему блоку мирах, принадлежат только нам.

  - Чушь, - князь щелкнул пальцами, позади него возник другой эльф, наверное, секретарь, и протянул ему лист бумаги. - Смотрите сами, - Азориль потряс перед собой лист, - под вами переходы в восемьдесят пять миров и, из этого количества, эльфами открыты пятьдесят семь. Врата открытые нами, за нами и останутся.

  - Уважаемый Азориль, тогда мы не договоримся, - сказал я очень тихо. - Мы возьмем или все, или ничего. Пусть это будет компенсацией за недружественные действия ваших разведслужб на Ра-Аре.

  - Мне нужно проконсультироваться с императором, - несколько отступил эльф.

  - Давайте обойдемся без тягомотины, уважаемый. Если бы вы не были готовы принять это условие, одно из основных, между прочим, вас бы здесь не было. Согласны?

  - Согласен, - эльф отмахнулся от меня как от назойливой мухи. - Что дальше?

  - У нас, все. В остальном, ждем ваши предложения и, не скрою, мы уже обсудили дальнейшее наше с вами сотрудничество и готовы в некоторых вопросах пойти вам навстречу.

  - Например?

  - Выдача ваших офицеров, взятых в плен на Ра-Аре. Разрешение производить поднаем солдат в наших мирах и на слаборазвитых планетах в нашей зоне. Опять же торговля с вами, является для нас весьма прибыльным делом. И, несмотря на то, что мы близки к тому, чтобы синтезировать заменитель "тинирина", по цене, наш продукт будет таким же, как и ваш. А что касается всех людей, то под вами остается еще свыше трехсот человеческих миров и в этом направлении мы с вами не пересекаемся.

  - Хорошо, - князь явно был удовлетворен. - Однако хочу сразу вас предупредить, люди.

  - О чем же?

  - Долгое время мы были вашим щитом от мутантов, но вы сами отвергли нашу защиту, а потому, вскоре будете пожинать плоды своей самонадеянности. Этот пограничный мир, - он притопнул ногой по бетону, - через один только месяц будет в зоне удара горрилоидов.

  - То есть, вы отступаете и открываете линию фронта? - уточнил я.

  - У нас нет выбора. Вы нас предали и нанесли удар в спину, человеки. Признаю, у нас нет сил, чтобы посчитаться с вами и, пока, мы нужны друг другу.

  - Но-но, князь, это кто еще и кому в спину ударил, здесь можно долго спорить и у каждого, правда будет своя.

  - Действительно, - заметил Азориль, - у каждого своя правда, но вскоре, вы испытаете на себе всю мощь мутантов. Запомните, когда горрилоиды будут выжигать ваши миры, никто кроме нас вам не поможет.

  - Мы-то запомним, но и они нас так же. Думаю, что если нас вынудят вступить с ними в войну, то Камилла Звезднорожденная и Эсфир-тон-Мираниг, очень сильно пожалеют, что связались с нами.

  - Ха-ха-ха! - эльф рассмеялся. - Насколько же вы самоуверенны, человеки, поражаюсь вам. Вы сможете держать оборону одновременно на трех ваших пограничных планетах?

  - Сможем, - заверил я старого эльфа. - У нас другого выхода нет.

  - Ну, что же, - эльф встал, - на том и договоримся. Вы забираете себе сегмент в восемьдесят пять миров, а мы, эльфы, в нем теперь только гости. Отныне, основной транспортной магистралью с вашим сегментом пространства назначается соседний с Кабарангой, мир Аскара, - он махнул рукой на привратный телепорт позади себя. - Держите его крепко, когда мутанты ударят.

  Князь встряхнул своими длинными волосами, они как-то необычно и красиво рассыпались по его плечам, и он направился к своей машине. Еле слышно сработала антиграв-установка в ее корпусе. Князь уселся в свой автомобиль и был таков, а следом испарилась и его охрана. Мы остались на поле одни, и теперь уже нам предстояло решить, что делать дальше.

  Все выжидательно посмотрели на меня, а я встал с креслица, блин, нога затекла, и спросил:

  - Что? Разве я был в чем-то не прав?

  - Командор, вы как-то быстро все решили, - заметила Атта Бользайн. - Это ведь настоящий князь, из Древних, ему не меньше тысячи лет. Вы хоть представляете себе это? Должно же быть хоть какое-то уважение?

  - Да, ну, - я махнул рукой. - Это как в армии моего родного государства, когда я еще в ней служил. Один говорит: "Это же целый полковник", а другой пренебрежительно сплевывает и отвечает: "Это всего лишь только какой-то полковник". Все зависит от подхода, уважаемая Великая Мать народа Соним. Мы с вами все обсудили заранее, решились противостоять эльфам в открытую, а теперь, когда наши миры получили свободу, настоящую, а не иллюзорную, вы растерялись? Как же так? По мне, все просто, мы выдвигаем свои условия, они свои. Кто кому нужнее, тот на попятную и идет. Пока, они нуждаются в нас больше, нежели мы в них.

  - Однако, - заметил Стах Баркай, - теперь нам придется воевать самим и напрямую. В этом князь Азориль прав.

  - Прав и не прав одновременно, полковник. Эльф юлит и несколько перевирает факты. Мы с вами никоим образом не замешаны в заговоре Эсфира-тон-Миранига, а без его войск, они хоть как, а вынуждены сокращать линию фронта. Вы думаете, почему они не открыли горрилоидам проход сразу? Не знаете, а я вам отвечу. Им требуется время для эвакуации своего мирного населения и промышленности. Месяц у нас есть, минимум. И этот срок не оттого, что император эльфов такой гуманный, и хочет дать нам время подготовиться, а потому, что без своих граждан он никто. Поэтому, мое слово такое, предлагаю всем нам собраться завтра на Ра-Аре и подробно обсудить наши дальнейшие действия. Нам необходима организация, которая займется обороной, нужен главнокомандующий и глава всего союза. В конце концов, хоть какие-то правила наших общих взаимоотношений.

  - Согласна, - произнесла Атта Бользайн.

  - Поддерживаю, - отозвался Гонзаго Бурто.

  - Мы не против, - послышался голос Курезо Сквалли, весь разговор молчавшего и, по-моему, даже ни разу не моргнувшего.

  - Пусть будет так, - добавил свое слово Туран Балагур.

  - Не против, - высказался мардунский полковник.

  - Да, - коротко бросил Асвад ибн Джумал, смуглолицый крепкий мужчина с волевым подбородком, несколько выпяченным вперед.

  - Тогда, до завтра, господа, - я чуть склонил голову и направился к своему транспортному средству, бронемашине класса "Асха", новейшей разработке сонимских военных заводов, между прочим, подарок Атты Бользайн.

  Представители планет и государств быстро разъехались, и со мной остался только Асвад ибн Джумал, который предупредил меня заранее, что хочет пообщаться отдельно. В самом деле, чего время тянуть, у меня дела, и у малика тоже. Кроме Меченых, оцепивших нас широким кольцом, полковника Мита, сидящего в бронемашине, и автомобиля исканского лидера с двумя охранниками, никого вокруг нет. Мы прохаживались по пустынной привратной площадке и вели неспешный разговор.

  - Командор, - начал малик, - дело в том, что я все же несколько не понимаю всей сложившейся ситуации. Нет, мне ясно, что отродья Иблиса - эльфы, попытались установить свои порядки в мире Ра-Ар, но у них ничего не вышло. Однако, каково место моего народа во всем этом союзе, который сложился с вашей подачи? Я попросту не вижу себя в этой структуре. Объясните мне, командор.

  - Понимаю ваши сомнения, малик, - я старался подбирать слова аккуратно. - Ваша планета долгое время была в изоляции и что такое конфедерация, вы просто не представляете. Сейчас, сложилась уникальнейшая и неповторимая ситуация, когда восемьдесят пять миров, из которых девять технологически развиты, отделены от всех. Можно сделать очень и очень многое, но только объединившись. Каждый развитый мир, как я себе это представляю, откусит себе кусок в несколько слаборазвитых планет, и будет иметь на Ра-Аре, где всем заправляет каста Хранителей Закона, своего представителя для урегулирования общих вопросов. Никто не пойдет на слияние в единое государство, да это и не нужно, но для общего выживания, сотрудничать будут все, благо, опыт в этом деле имеется. Мардун всегда поддержит Грай, Таль-Ишимит держит сторону Сонима, Ра-Ар нейтралы, такова специфика их мира, а вот нам, я говорю про Ардон, Рамину и Искан, следует держаться вместе.

  - А ваша родная планета, кажется, Земля, вы ничего не сказали про нее, командор, хотя в список развитых миров ее внесли?

  - Там все просто и, в то же самое время, очень сложно. На нашем отрядном совете, мы не смогли выработать единого мнения, малик. Кто-то из моих офицеров требует заблокировать Врата на родину, а кто-то, наоборот, утверждает, что необходимо развивать торговлю и дать Земле возможность колонизировать одну из соседних планет. Пока, порталы перехода перекрыты и, на всякий случай, под них заложены ядерные боезаряды.

  - Вы боитесь своих соотечественников, командор? - малик усмехнулся.

  Я невесело улыбнулся в ответ и решил быть откровенным:

  - Скажем так, малик, опасаюсь. Что придет в голову земным лидерам, предугадать очень и очень сложно. Сейчас, на Земле слишком много тех, кто готов идти за эльфами, куда бы они, не поманили. На носу война с мутантами, а если у кого-то не выдержат нервы, и он отдаст приказ штурмовать Врата, которые находятся под нашим контролем, отряд войну на два фронта не потянет. При всех наших возможностях и желании, а не вытянет. В таком случае, мне придется блокировать родину.

  - Жестко.

  - Конечно, жестко. Мы попробуем договориться с земными лидерами, но на всякий случай, подстраховались. Глупостей наделать легко, сами знаете, а что-то исправить потом, очень и очень сложно.

  - Понимаю вас, но хотелось бы знать, что получит моя страна, командор. Знаю, что не все зависит от вас лично и вы только зачинатель всего движения, этой самой, как вы выразились, конфедерации. Однако, каково ваше мнение?

  - Что вы получите? Хм, торговля и технологии. Разве этого мало? Очень даже неплохо. Все в ваших руках, малик, и вы можете не вступать в данную конфедерацию, можете не воевать с мутантами, но скажу сразу, тот, кто окажется у руля сейчас, тот устоит, а остальные государства просто растворятся. Быть членом конфедерации, которая контролирует Врата на восьмидесяти пяти мирах, уже само по себе достижение немалое.

  - Намек понятен, - кивнул Асвад ибн Джумал. - В таком случае, до завтра?

  - До завтра, - я кивнул ему в ответ и на этом мы расстались.

  Машина исканского правителя миновала Врата, а мы за ним следом. Дернул меня черт с этим военным блоком завязаться - все планы насмарку. Столько событий, столько требуется сделать, а я везде просто не успеваю. Мутанты эти, эльфы, едрить их всех за ногу, и земные президенты. Да пропади они все пропадом. Какой-то клубок змей, и кто первым ужалит, не всегда понятно.

  Вот тебе и создай наемный отряд, Тимофей, открой одни Врата, а за ними другие. Доигрался. Знал бы, ни за что не заморачивался, сибаритствовал бы на Рамине спокойно, да и всех делов. Теперь нет, в сторону не сдернешь, и придется все тянуть на себе до самого упора. Впрочем, может быть оно и к лучшему. Жизнь покажет.



Глава 2

Планета Ра-Ар. Вольная Торговая Зона. 23.10.2015.

  - Дава, а Дава, - кто-то толкал Ваську Давыдова в бок. - Подъем.

  - Какой, блин на, подъем? - Дава открыл глаза и увидел над собой лицо Ромыча. - Только заснул недавно, Ромыч, имей совесть. Полночи ведь не спали, наемников этих блокированных караулили, чтоб не разбежались, гадюки. Не пойду никуда, дай поспать.

  - Вставай Васька, заколебал, там Толстый в гости приехал, на час только вырвался, живей давай.

  - Ну, так бы сразу и сказал, а то подъем-подъем... - пробурчал солдат.

  Дава сладко зевнул, вылез из спального мешка и огляделся. Где-то десятый час утра, в расположении тихо и только в дальнем углу палатки слышны веселые смешки. Протерев глаза, Васька направился к грубосколоченному широкому столу, вокруг которого сгрудились все, кто уцелел от второго взвода. В центре внимания, разумеется, был Толстый, живой, здоровый, в новенькой черной униформе, чем-то похожей на старую морпеховскую. Дополняли форму "акинака", пистолет в кобуре справа и небольшой клинок в новеньких кожаных ножнах слева.

  - Ну, здорово, братка, - поприветствовал его Давыдов.

  - Здорово, Дава, - Толстый встал и друзья обнялись.

  - Гляжу, что у тебя все нормально? - оглядывая товарища, спросил Васька.

  - Да, ничего так, вполне все в норме. Если есть интерес, то и у вас все так же будет.

  К столу подошел Ромыч и произнес:

  - А вот здесь, Толстый, давай подробней. Есть достойная тема?

  - Есть, старшина, как не быть. Про меня потом, а пока, то, что вас касается. Мне ребята в отряде кое-что рассказали, ну, вроде как по секрету, и я с учебки на три часа увольнительную взял. Командиры вашего корпуса, Йорк и Парамонов, хотят на Ра-Аре остаться, свой наемный отряд сколотить, но перед этим, по всем частям пройдутся вербовщики "акинаков", которые будут добровольцев выкликать. Так вы не теряйтесь, сразу вперед.

  - И что, у "акинаков" лучше, что ли? - спросил Ромыч.

  - Ха, спрашиваешь. Ясен пень, что лучше. Зарплата стабильная, соцпакет, все дела, а если травму получил или ранение тяжелое, то и "тинирина" не зажмут. Видел? - Толстый притопнул здоровой ногой.

  - Видел, как тут не заметишь, - усмехнулся старшина. - Нога как новенькая. А со службой что, каковы задачи?

  - Да, то же самое, что и у нас - война. Как контракт подпишите, так в учебку на месяц, а после нее уже в линейные части.

  - Ну, вот, опять учебка, - разочарованно протянул Червонец.

  - Э-э-э, нет, - усмехнулся Толстый. - Нашу учебку и отрядную, сравнивать нельзя. У нас ведь как, весь день устав учишь и на территории части приборку делаешь, и так целый месяц. Потом в оконцовке стрельбы по девять патронов на человека, а после них уже присяга. Здесь, наоборот, какой там устав, забудьте про него. Есть старший, ты младший, соблюдай правила чинопочитания в рамках разумного, четко выполняй приказы и этого достаточно. Основной объем времени занимает изучение нового вооружения и тактика на полигонах. Устаешь сильно, что есть, то есть, но зато интересно.

  - Надоело воевать, - откликнулся Цыган, в последнее время сильно тосковавший по родной Астрахани. - На Родину хочу, к маме, достало все. Зачем мне эти наемные отряды, что этот, что "Акинак"? Чуть все успокоится, и домой вернусь. Я тут узнавал, неподалеку российское торговое представительство имеется и через него можно на Землю вернуться, - он посмотрел на своих товарищей, и вскинулся: - Чего вы на меня уставились? За предателя держите?

  - Успокойся, Цыган, - Ромыч исподлобья посмотрел на него. - Хочешь домой, к маме? Никаких проблем, вали на все четыре стороны, только учти, покоя тебе и там не будет.

  - С чего бы это?

  - А-а-а, - старшина махнул рукой, - толку объяснять, сам все поймешь.

  - А может быть мне необходимо, чтобы кто-то объяснил?

  - Раз надо, значит, будет тебе информация к размышлению, - Ромыч сел и взмахнул ладонью. - Садитесь парни, обговорим все подробно, как нам дальше лучше поступить.

  Солдаты расселись вокруг стола и Ромыч начал:

  - Нас здесь пятнадцать человек, вся наша разведгруппа. Мои мысли такие, что на Родину, нам пока возвращаться не резон - ничего хорошего нас там не ожидает. В первую очередь Бо-хо-жга припомнят и укрывательство информации. Потом Толстого, и то, что он к "акинакам" ушел. Ну, а затем, произвольная программа, все, что душа пожелает, от шпионажа до государственной измены. Оно вам надо? Правильно, совсем не надо, - старшина повернулся к Толстому. - У тебя контракт или образец с собой?

  - Есть, - тот вынул из кармана сложенный вчетверо лист бумаги и протянул Ромычу.

  Старшина взял лист, развернул его и, по ходу комментируя, стал читать:

  - Вот, есть пункт, согласно которого, за счет отряда с родины вывозятся семьи военнослужащих. Зарплата нормальная, рядовой стрелок, без всяких надбавок, получает двадцать унзо, а если это в евро перевести, то две тысячи получается. Соцпакет, страховка, обеспечение, а по отбытии пятилетнего контракта, выдается гарантированный надел земли. В случае тяжелого ранения или увечья, "тинирин" за счет отряда, - он поднял глаза, осмотрел своих боевых товарищей и спросил: - Ну, как?

  Все согласились, что да, домой торопиться пока не стоит, а вот насчет подписания контракта с отрядом "Акинак" и думать нечего, надо соглашаться.

  Через час Толстый отбыл на Ардон, в свою учебную часть, а уже к вечеру, в расположении бывшего Первого Экспедиционного Корпуса планеты Земля, появились вербовщики "Акинака". Как и договорились заранее, вся разведгруппа "Акула-22", во главе со своим командиром, с которым Ромыч переговорил заранее, первой выстроилась к столам, за которыми сидели офицеры наемного отряда.



  Предварительный контракт, с испытательным сроком в один месяц, был подписан, и сразу же, всех новых "акинаков" погрузили в пехотные транспортеры "Бегун" и через Раминские Врата отправили в сторону все того же Ардона. Для бывших солдат Таманской гвардейской мотострелковой дивизии наступал новый период в их жизни.

***

  Подперев подбородок рукой, генерал Парамонов сидел в своей КШМ и через открытое окно, совсем не весело, наблюдал за отъездом солдат, которых он вытащил из Бортнайской мясорубки. Рядом с ним, дымя огромной кубинской сигарой из своих нескончаемых запасов, расположился американский генерал Джим Йорк.

  - Александр, - выпуская клуб дыма, обратился к Парамонову американец. - Что за тоска?

  - А то, ты не видишь, Джим, - генерал-лейтенант кивнул на поле, по которому были раскиданы жилые палатки. - Все, кончился генерал Парамонов. Кому я без солдат нужен? Когда с Бортная уходили у меня было полторы тысячи бойцов, а теперь и трехсот не осталось, сотню мы во время боев за Сарим потеряли, а больше тысячи сегодня к "акинакам" ушло.

  - Не обращай внимания, нормально все будет.

  - Тебе, может быть и нормально, у тебя еще тысяча солдат есть. Итальянцам и французам тоже, у них ни один к наемникам не ушел. Туркам, австралийцам и австриякам хорошо, а мне теперь, что делать?

  - Мы хотели наемный отряд сколачивать, вот и будем это дело дальше продвигать. Вместе с французами, итальянцами и всеми остальными, у нас остается три тысячи солдат и вся бронетехника. Добавь к этому, что Кудрявцев обещал финансово помочь и ра-арские власти к нам неплохо относятся.

  - И сколько Кудрявцев даст? - Парамонов покосился на американца.

  - Обещает миллион унзо.

  - Очень неплохо, но верится с трудом.

  - Сейчас его представитель придет, Козырев, майор из УВР. Ты его знаешь, вместе с Бортная улепетывали.

  - Понятно, - пробурчал Парамонов.

  Длинная колонна пехотных транспортеров скрылась вдали, генерал закрыл окно и, крутнувшись на стуле, повернулся к своему столу. Только он это сделал, как в КШМ вошел майор "акинаков" Козырев.

  - Разрешите, господа генералы? - весело спросил "акинак".

  - Проходите, майор, - туша сигару в пепельнице, приветливо кивнул Йорк.

  - А то, если бы мы не разрешили, он бы не вошел? - Парамонов отпустил шпильку в сторону Козырева.

  - Конечно, нет, - присаживаясь, невозмутимо ответил майор.

  Йорк, положив Парамонову на плечо ладонь, и сказал:

  - Спокойно, Александр, надо выслушать майора, - и повернувшись к Козыреву, спросил: - С чем пришли, Козырев?

  - Принес вам предложения от командора, господа генералы.

  - А он сам где? - Парамонов скривился. - Может быть не по чину ему с нами общаться?

  - Командор сейчас на Земле, проблемы разгребает, - майор был невозмутим. - Опять же, именно я буду вашим куратором на первое время, а потому, давайте без подначек, товарищ генерал-лейтенант.

  - Ладно, - Парамонов кивнул, - излагай, что вы там надумали.

  - От имени командора отряда "Акинак", Тимофея фон Кудрявцева, - Козырев выпрямился и принял чрезвычайно серьезное выражение лица, - я, майор УВР Козырев, уполномочен предложить вам, как основным и наиболее влиятельным командирам в бывшем Первом Экспедиционном Корпусе, следующие условия. Командор предлагает вам стать его личными вассалами.

  - Что за феодализм, майор? - спросил Йорк.

  - На Земле, может быть это замшелый феодализм, а здесь, все логично и просто. Есть Великий Герцог Ардонский Тимофей Кудрявцев, есть - два генерала и лично вы, будете вассалами командора. Он дает вам защиту и денежные средства, но не вмешивается в ваши дела. Взамен, вы воюете за наш отряд и делаете ту работу, которую не можем сделать мы.

  - Давай на чистоту, Козырев, - Йорк достал из нагрудного кармана своего камуфляжа новую сигару и принялся раскуривать ее. - В чем ваш интерес?

  - Как такового, секрета в этом нет, вы, и сами сегодня видели, что ни негров, ни латиноамериканцев, ни арабов, ни азиатов, мы в отряд не принимали.

  - Угу, - пробурчал Йорк, - мои солдаты так и говорят, что вы настоящие фашисты.

  - Что за слово такое, - поморщился майор. - У нас уже был опыт, когда мы набирали в "Акинак" людей иной расы, и ничем хорошим это не кончилось. Так сложилось, что у нас в отряде большинство личного состава славяне и европейцы, а значит, сойтись и понять друг друга, нам всегда легче. Однако никто не говорит, что те, кого мы не приняли в свои ряды, плохие бойцы и воины. Вот поэтому, основной функцией вашего отряда будет набор и подготовка именно таких солдат. Кроме того, в самом нашем отряде есть небольшая прослойка бойцов, в корне не согласных с политикой командора. И что, убивать их за это или изгонять? Нет, это не вариант. Но, оставить все как есть, мы тоже не можем.

  - И сколько у вас таких?

  - Около сотни.

  - В чем же они не согласны с Кудрявцевым? Это не секрет?

  - Нет, - покачал майор головой, - не секрет. В основном, камнем преткновения стали религиозные взгляды. У нас в полный рост насаждается язычество, а есть те, кто придерживается православия, всерьез и без всякой показухи. Среди высшего комсостава таких нет, но в самом отряде, имеются. Им будет предложено отправиться в командировку на усиление вашего подразделения и, в течении недели-двух, вы получите сотню высокопрофессиональных солдат и специалистов, которые для вас, лишними никак не будут.

  - То есть, все свои внутренние противоречия вы сбросите нам?

  - Именно так, господин генерал.

  - Допустим, - Йорк дождался кивка со стороны Парамонова и повторил его жест. - Это не будет для нас проблемой, ни вассалитет, ни ваши специалисты, ни создание своего отряда. Что мы получим взамен?

  - Для начала, миллион унзо на обустройство и выплату подъемных для личного состава. Сумма немалая. Кроме того, вы всегда будете получать оружие с отрядных складов.

  - Второго срока? - спросил американец.

  - Да, как правило, - подтвердил майор. - Однако наше вооружение второго срока, порой получше, чем ваши новинки. Все после капремонта и модернизации.

  - Возможно, - Йорк был не против.

  - Согласен, - вновь кивнул Парамонов. - Что еще?

  - Подразделения вашего отряда будут пользоваться правом бесплатного прохода через Врата на всей территории человеческого ареала обитания, который находится под контролем Ра-Арского Оборонительного Союза. Это очень серьезная экономия средств, господа генералы и, это, своего рода определение вашего статуса среди других наемных отрядов.

  Генералы вновь переглянулись, и Йорк задал следующий вопрос:

  - Что за Союз такой?

  - Вчера организовали и, пока, название определили именно такое. В него вошли: Ардон, Ра-Ар, Рамина, Искан, Мардун, Грай, Соним и Таль-Ишимит.

  - Все ясно, - ухмыльнулся Парамонов, - был бы союз, а враги найдутся?

  - Зря вы так, - майор с некоторой укоризной посмотрел на генерала. - Через месяц с мутантами рубиться придется, а кроме них, еще и войска Эсфира-тон-Миранига будут. Помните про такого, не забыли? Тут уже как хочешь, а всерьез воевать придется.

  - Ладно, майор, зря сказал, признаю. Что Кудрявцев предлагает? Какова наша первая задача, есть такая?

  - Есть, - утвердительно ответил Козырев. - Эльфы забирают своих солдат, и через три дня начнется передислокация наемных отрядов, которые участвовали в мятеже против касты Хранителей Закона, на территорию Световечной империи. Ваша задача, перетянуть к себе как можно больше рядовых наемников. Наши аналитики утверждают, что не все люди готовы покинуть Ра-Ар навсегда. Однако наемникам деваться некуда, местным они крепко насолили, а вы нейтралы. Попробуйте. Рядом с вами три отряда: "Зеленолесье", "Канга-25" и "Ястребы Норманги". В каждом, от трех до семи тысяч профессионалов, и если они останутся с вами, то никаких преследований и репрессий со стороны местного населения, им не будет. Однако прошу обратить внимание, выбирайте бойцов тщательно, народ там подобрался разный, а вам с ними еще служить.

  - Знаем, майор, мы в войсках побольше твоего.

  - Ну, это вряд ли, - рассмеялся Козырев. - Тебе генерал только сорок пять годков, а мне уже за восьмой десяток перевалило.

  Генерал Парамонов теперь по-новому взглянул на майора: крепкий накачанный мужчина около сорока, никаких старческих морщин или седых волос. По виду, самый обычный крепкий армейский служака.

  - Никак не привыкну, что есть такое лекарство как "тинирин", - несколько виновато пожал плечами генерал-лейтенант и спросил: - Наверное, и войну застал, майор?

  - Было и такое, - Козырев, как-то сразу и вдруг, помрачнел.

  - А где служил?

  - Разведка Приморской армии в 43-м, а потом Дальний Восток в 45-м, - ответил тот. - Оставим это на потом, господа генералы, не люблю те годы вспоминать, тяжко, - майор вынул из кармана пластиковую карту и положил на стол. - Это миллион унзо. Если принимаете условия командора, то завтра, добро пожаловать на Рамину. На Вратах вас встретят и проводят в крепость Штир-Штар, там и принесете клятву на верность.

  - Мы приедем, - за двоих ответил Йорк.

  - Отлично, я так и передам командору, - Козырев чуть кивнул, порылся в своем планшете, висящем на боку, и рядом с банковской кредитной карточкой, положил диск DWD. - Это вести с родины - посмотрите на досуге. Забавно.

  Козырев покинул КШМ, а генералы, не сговариваясь, бросились к диску. Первым успел Йорк и сразу же вставил болванку в DWD-проигрыватель штабного компьютера. Оба всмотрелись в экран монитора.

  На экране показалась заставка популярной новостной программы российского телевидения и миловидная дикторша в строгом деловом костюме, сделав серьезное выражение лица, произнесла:

  - Мы начинаем наши новости с экстренного сообщения, поступившего с планеты Бортнай, где наши героические эльфийские союзники ведут ожесточенные бои с ордами мутантов. Как нам стало известно, командующий Первым Экспедиционным Корпусом планеты Земля в мире Бортнай, генерал Джим Йорк, бросил подчиненные ему войска и трусливо бежал. Вслед за ним, последовали и иные генералы-изменники: француз Франсуа Гэн, итальянец Джузеппе Теллери, австралиец Кристиан Филлипс, австриец Герман Матерна, турок Магомед Арикан и, что самое прискорбное для нашей страны, командующий российскими экспедиционными частями, генерал-лейтенант Александр Парамонов. Мы имеем возможность по этому поводу выслушать комментарии Министра Обороны Российской Федерации Сускачева. Прямое включение.

  Заставка меняется и показывается кабинет Министра Обороны. Сам Сускачев, толстый потный человек с рыхлым и обрюзгшим лицом, видимо, с сильного перепоя, медленно читает с листа: "Мы - народ многонациональной России не допустим ксенофобии в нашей армии, и я, как назначенный нашим президентом Министр Обороны, ответственно заявляю, национализм не пройдет. Реформа армии будет продолжена, не смотря ни на какие трудности".

  Камера резко смещается и кто-то за кадром, шепчет: "Это не тот текст - бараны".

  Вновь возникает телестудия и дикторша продолжает: "Уважаемые телезрители, мы приносим свои извинения за технические неполадки".

  Появляется диктор-мужчина, чем-то неуловимо напоминающий дикторшу, и говорит: "Президент США Джошуа Берковиц резко осудил действия своего генерала и его предательство. В эмоциональной речи перед Конгрессом он раскритиковал все военное руководство страны и приказал соответствующим контролирующим органам, проверить весь высший командный состав войск на лояльность принципам демократии. Не менее категоричны были и лидеры других стран, среди которых и наш президент Вениамин Мешков".

  Новая заставка. С трибуны выступает Президент России Мешков: "Наша страна тяжко переживает позор. Когда эмиссар наших друзей эльфов, этого героического народа, предоставил мне информацию, что контингент наших регулярных войск трусливо бежал с поля боя, я не поверил. Однако факты вещь упрямая и, у эльфов, имеются неопровержимые доказательства предательства генерала Парамонова. Вспомним же прошлое, и до того случалось, что генералы предавали свои войска и свою страну, и заклеймим позором имя бывшего генерала Парамонова. Мы знаем, кто стоит за спиной этого предателя, и понимаем очень ясно и четко, чего добивается этот самозванный Великий Герцог, а по сути своей, преступник и главарь бандитской шайки под названием "Акинак". Вместе со всей нашей великой страной, я говорю - нет. Весь демократический мир говорит - нет. С нами это не пройдет, господин Кудрявцев. Вам, нас не сломить, и то обстоятельство, что вы взяли под свой контроль Врата перехода между мирами, ничего не меняет. Нам не о чем разговаривать с изменниками и предателями".

  - Что там дальше? - спросил Парамонов Йорка.

  Американец перещелкнул на следующий сюжет. Франция - демонстрация негодующих людей. Еще один сюжет - лидеры нескольких стран дружно проклинают генералов покинувших Бортнай и отрекаются от них. И еще один. Популярный американский проповедник-евангелист ведет ток-шоу и доносит до публики только одну мысль. Все происходящее в мире зло, есть происки дьявола в человеческом обличье - командора Кудрявцева, и его Легиона Тьмы, то есть отряда "Акинак". И только в десятом сюжете был показан канцлер Германии, моложавый мужчина лет пятидесяти, робко возражавший, что пока, ничего точно неизвестно относительно боев за Бортнай и необходимо собрать независимую комиссию, которая должна отправиться на Ра-Ар и провести свое собственное расследование.

  Йорк отключил проигрыватель и, повернувшись к Парамонову, спросил:

  - Что думаешь, по этому поводу?

  - А что тут думать, Джим, дороги назад, на родину, у нас нет. Мы это и так знали, но теперь, все воочию увидели. Надо остальным показать, - российский генерал, теперь уже бывший, кивнул на диск. - Пусть все посмотрят, от офицеров до рядовых.

  - Согласен, - Йорк вновь раскурил свою неизменную сигару. - Но обрати внимание - основной упор на "Акинак". Каждый сюжет начинается с нас, а заканчивается Кудрявцевым и "Акинаком".

  - Оно-то как раз и понятно. Командор Врата взял, а политики теперь не просто нервничают и негодуют, а в полной панике. Сгоряча, бед натворить могут.

  - Могут, - сигара Йорка вновь погасла, он в недоумении уставился на нее и, выбросив в мусорную корзину, сказал: - Пошли штаб собирать, Александр. Надо людей оповестить, что с завтрашнего утра, мы вассалы Великого Герцога Ардонского.


Глава 3

Планета Земля. Уральские Врата перехода. 23.10.2015.

  В палатке, отведенной под медсанчасть, находилось несколько раненых и, когда я зашел их проведать, один из них, окликнул меня:

  - Командор.

  Обернувшись к нему, я узнал воина. Один из тех, с кем начинали, бывший капитан сербской армии Бранко Благомирович, у нас он командовал ротой в Первом мотострелковом полку.

  - Да, Бранко, что ты хотел?

  - Командор, это не демонстранты были, а боевики, пусть не профессионалы, но оружие у них было. Такую тактику я еще по Косово помню. Все вроде бы стихийно, а на деле, по плану работают. Провокация чистой воды.

  - Знаю, Бранко, знаю. Что у тебя?

  - Чепуха, - он приподнял руку в гипсе. - Булыжник в локоть попал, не смертельно, но болезненно. Как там наши?

  - Нормально, отдыхай. Они все одно ничего не успели. Сейчас транспорт придет, и вас заберут.

  Да уж, про то, что нас осаждают совсем не мирные демонстранты, мы уже были в курсе - ребята Прохорова и Лютерса достаточно быстро выяснили, откуда нити тянутся, хотя заранее, ничего предпринять не успели, и это им в минус. Началось все с того, что к Уральским Вратам начали стягиваться большие массы народа. Честно сказать, после того как президент Мешков выступил в роли обличителя, списывая на меня и отряд все, что только можно, включая коррупцию, очередное цунами в Индонезии и не прекращающийся всемирный экономический кризис, я ожидал как минимум объявления войны. Однако, эта шкура, я имею ввиду новоявленного президента сказочной страны Эрэфия, оказалась гораздо умней, а скорее всего, нашлись у него в окружении некие грамотные личности.

  Войска ВВ и ОМОН, которые держали внешний охранный периметр вокруг Врат, резко отошли в сторону и, огромная, не менее пятидесяти тысяч человек, толпа, хлынула вперед. Причем двигались демонстранты очень грамотно и организовано, пятью колоннами с разных сторон. Над ними развевались многочисленные флаги и транспаранты с занимательными надписями: "Акинаки - пошли вон!", "Долой предателей Земли!", "Кудрявцева в Гаагский трибунал!", "Отдайте Врата! Сволочи!" и "Тинирин" всем и каждому!". Дополнялось это все призывами и заводными речами через громкоговорители, идущих в общей массе, профессиональных агитаторов.

  Встретили их спокойно. Провокаций ждали, как же без этого, правда, не таких массовых. Регулярные части Первого мотострелкового полка, просто перегородили все подходы к Вратам тяжелой бронетехникой - эльфы, гады, так и не додумались, а может быть и не успели, построить здесь нормальный укрепрайон. Воины дали поверх голов несколько предупредительных очередей. Толпа не вняла, в бойцов полетели бутылки с горючкой, петарды, дымовые шашки, а чуть позже, началась стрельба из травматов. С нашей стороны появилось несколько легкораненых и, по идее, мы были должны отступить или открыть огонь на поражение. Меня в этот момент рядом не было - утрясал на Ра-Аре последние формальности по военно-экономическому оборонительному союзу. Но в курсе всего происходящего, разумеется, был.

  Что же, господа поборники демократических свобод - либерасты, сами на адекватный ответ напросились. Если им дать еще чуток времени, то они раздухарятся до такой степени, что в моих бойцов начнут стрелять боевыми. Оно-то, конечно, мы ответим, и ответ будет таким, что никому мало не покажется, но в таком случае война с земными правительствами станет неизбежной. Расстрел мирной демонстрации, да еще в тот момент, когда ее снимают не менее сотни тележурналистов из разных стран? Нет уж, нам такой вариант, был не нужен ни с какого бока. Связавшись с Фридрихом Кинитцем, я отдал команду, и к Уральским Вратам выдвинулись войска СБ, карательный батальон "Шипы" в полном составе, с ними же и полная боевая пятерка Меченых, все в доспехах пасынка бога.

  Приказ я отдал и отключился, дел хватало и других, а комбат "шипов" полковник Варламов и приданные ему в помощь Меченые, приступили к работе. По приказу главкарателя в воздух были подняты три МИ-24 с прицепными ВАПами (выливные авиационные приборы) и пролетая над толпой, сгрудившейся вокруг Врат, они начали распрыскивать над ней некую жидкость. Моим бойцам ничего - все в униформе, на голову резиновые капюшоны и на лицо дыхательные маски - продолжают нести службу дальше, а вот демонстрантам пришлось туго.

  Полковник Варламов применил очень старую и качественную разработку грайянского производства - отравляющее вещество психохимического действия "Колдун-2". В составе этого ОВ, основным компонентом шел диэтиламид лизергиновой кислоты, попросту говоря, ЛСД в жидком виде. Когда мы закупали ОВ "Колдун-2", то в инструкции было ясно сказано, что, воздействуя на центральную нервную систему, он нарушают нормальную психическую деятельность человека, и вызывает множественные психические отклонения. Например, такие как временная слепота, глухота, чувство страха и ограничение двигательных функций. В общем, памороки у клиентуры, продавец товара нам гарантировал стопроцентно.

  Жаль, на самое интересное я не попал, но хроникеры подробно и с нескольких ракурсов провели видеосъемку, надо сказать, не только наши, но и союзнические, так что потом, обязательно выкрою время и посмотрю. Что я увидел, когда, закончив свои дела на Ра-Аре, прибыл к Уральским Вратам? Первая картинка: бойцы линейных частей только что сняли противогазы и с интересом рассматривают поле перед своими позициями. Вторая картинка: по этому самому полю передвигаются каратели в черной броне и пластиковыми наручниками вяжут демонстрантов, которых на поле не сотни и тысячи, а десятки тысяч. Надо сказать, не для того, чтобы поиздеваться или взять в плен, а чтобы защитить их друг от друга. Третья картинка: бывшие демонстранты, обдолбанные в хлам, кто на карачках, кто лежа, валяются в блевотине и экскрементах на холодном бетоне, стонут, рычат и издают совсем уж неопределимые звуки. Картинка четвертая: Меченые, схватив за ноги нескольких человек, одетых в некие хламиды зеленого цвета, по виду, что-то напоминающее маскхалат "Леший", со снайперскими винтовками СВДС, закинутыми на плечо, куда-то тянут этих граждан через Врата, думаю, что в СБ.

  Приход у демонстрантов, судя по всему, был очень жесткий. Это уже потом, я прочитал приложение по побочным эффектам препарата "Колдун-2" и чего там только не было. В основном, конечно, судороги, спазмы, повышение температуры тела, аритмия, бруксизм (зубовный скрежет), рвота и слюноотделение - полный набор, включая самопроизвольное расслабление сфинктера и мочевого пузыря. Можете представить себе, что это такое и как в таком состоянии выглядят борцы за свободу. Один умный человек давным-давно сказал: "Если ты выставил своего противника в смешном и нелепом виде, считай, что ты уже победил его". Хм, возможно. Посмотрим, как такие кадры в земных информационных сетях пойдут.

  Однако, это все основные симптомы, а есть и, некие, скажем так, нестандартные психические реакции. Ну, да, конечно, обычному человеку достаточно употребить 20-30 микрограммов, а здесь, нате вам, в три-четыре раза больше. Соответственно, вот вам до кучи спазматические головные боли, галлюцинации устрашающего вида - кругом черти, демоны, дьяволы и драконы, которые хотят тебя бедного человека захавать. Бр-ррр! Как следствие, борцы за свободу и демократию во всех мирах, начали тупо друг дружку мутузить и, это только поначалу, а вот попозже, окончательно скатились в животное состояние и в ход пошли ногти с зубами. Такая вот битва за доступ к Вратам, а учитывая пасмурную осеннюю погоду, ряды танков и БТРов, ограждающих портал - все происходящее сильно напоминало массовку к фильму ужасов.

  Я вышел из палатки и спросил, стоящего рядом Прохорова:

  - Как тут дела? Рассказывай.

  - Особо-то и рассказывать нечего, - Прохоров кивнул головой вбок, в сторону автомагистралей и перегрузочного поля рядом с Вратами. - Притопали все эти: "нашисты", "антифа", "юные едросы" и "верные мешковцы". Стали чего-то требовать. Мои парни засекли, что в леске неподалеку, движения нехорошие намечаются, и пару раз оптика блеснула. Понятно же, что готовилась чистой воды провокация. Эти самые снайпера, положили бы нескольких наших, а затем в кусты. Конечно, наши ударили бы в ответ, а на нас потом бы хай подняли, что мы убийцы мирных демонстрантов. Нами планировалось, что наши антиснайперские расчеты с "Тараканами" отстреляются первыми. Но тут "Шипы" прибыли и, практически сразу, толпу "Колдуном" обработали. Результат, ты сам видишь.

  - Вижу, - подтвердил я. - Что медики говорят, долго эти обдолбыши здесь валяться будут?

  Генерал пожал плечами и ответил:

  - Они не знают. Звонили грайянцам, а те говорят, что мы дозу в три раза превысили, так как использовали свои ВАПы, а не стандартные распылители их производства. Большая часть оклемается через пять-шесть часов, но будут и такие, кто навсегда в таком состоянии останется.

  - Антидоты есть?

  - Варламов доложил, что только пять тысяч доз, а здесь, народу, - генерал вновь кивнул на поле, - тысяч тридцать точно, то есть все, кто сбежать не успел.

  - А у грайянцев?

  - Они говорят, что нет, "Колдун-2" ими давно не используется, так сказать, морально устарел, а значит, антидот им не нужен.

  - Блин, чего-то переборщили, - я с досады пнул по скату БТРа. - И чего теперь делать с этими полудурками? Куда их девать?

  Прохоров усмехнулся:

  - Без понятия...

  - Варламов! - мой крик разнесся над привратной площадкой перехода.

  - Да, командор, - подскочил наш главкаратель, крепкий здоровый мужик с добродушным округлым лицом, по виду, настоящий сибиряк, хм, из Питера, правда.

  - Раздай медикам антидот, пусть самым тяжелым вкалывают, все одно дебилов меньше будет.

  - Есть, - козырнул полковник и умчался исполнять приказание.

  - Стволов много у "мирных демонстрантов" изъяли? - вновь спросил я генерала.

  - Да, почти у каждого боевой был, у кого "узи" или "кипарис", а у большинства пистолеты. Но, тем не менее, профессиональных солдат среди них не было, в основном всякие припадошные из оголтелых демократов.

  - Интересное что-то было?

  - Угу, - генерал кивнул и вытащил из кармана необычный мобильник. Чем необычный? Так на нем цифровых кнопок не было, а экран, явно не сенсорный. По виду, самая обычная дешевая мобилка, с двумя только кнопочками: "прием" и "отбой". - Не поверишь, прямая связь с президентом России Мешковым. Спецразработка, связь через спутник, шифратор, блокиратор и прочая фигня.

  - Не взорвется? - я взял забавный телефончик в руку.

  - Нет, обезвредили уже. Модель знакомая и далеко не самая новая.

  - У кого изъяли?

  - Да, был тут один предводитель, сейчас у Лютерса, показания дает, некто Краничек - гражданин Польши.

  Я хотел вернуть телефончик Прохорову, но тут он сработал, крохотный экранчик озарился ровным желтым светом и раздался звуковой сигнал:

  - Дилинь-дилинь!

  "Неужто сам?" - подумал я, и палец сам собой нажал на прием.

  - Да? - задал я вопрос. - Слушаю вас?

  - Что у вас происходит? Мне тут из ФСБ доложили, что полный провал. Краничек, я тебе и твоим идиотам за что плачу? Где обещанный результат? - голос был гневный и уверенный в себе, эдакий хозяйский басок. Первая ассоциация - барин.

  - У нас? - я оглядел бетонное поле, на котором валялись демонстранты. - У нас все в порядке, кайфуем. Чего нервничаешь? Ты это, приезжай к нам, братан, и тебе дозу найдем, глядишь, и полегчает.

  - Краничек? - голос гонору сбавил, и спросил: - Кто это?

  - Командор отряда "Акинак", Тимофей фон Кудрявцев, - представился я. - А вы, я так понимаю, президент Российской Федерации Вениамин Мешков?

  - А Краничек где?

  - Показания на вас дает. Все под запись. Милошевича и Саддама Хуссейна помните?

  - При чем здесь это?

  - Как причем, Вениамин Самуилович? Ваши демонстранты мне Гаагским трибуналом угрожали, а я вас отволоку в Ра-Арский трибунал. Вы не на отряд "Акинак" наезжаете и командора Кудрявцева, а на мощнейший в человеческой истории Оборонительный Союз сразу нескольких высокоразвитых планет. Вы обратили внимание, что американцы не позволяют себе того, что творите вы?

  - Ну, - президент как-то замялся, - не знаю...

  - А надо бы знать, господин президент. Может быть, проще было договориться? Поверьте, мы можем быть весьма щедрыми.

  - Да, какая там щедрость!? - сорвался в крик Мешков. - Нужен "тинирин", а у вас, его нет!

  - Есть, - успокоил я президента. - Договор с эльфами подписан и, уже сегодня вечером, торговля "тинирином" в пределах Ра-Арского Оборонительного Союза будет возобновлена полностью, поставки и цена при этом, останутся величинами неизменными.

  - Чего вы хотите, командор?

  "Вишь ты, уже командор", - подумал я и ответил:

  - От вас, мне не требуется ничего, Вениамин Самуилович - у меня все есть. Вопрос стоит несколько иначе. Что нужно вам и что вы готовы мне за это предложить?

  - Нужен "тинирин" по прежней цене и открытие Врат.

  - Врата откроются завтра, и Уральские, и те, что находятся на территории США, оплата за транспортировку будет производиться в унзо. Мои дипломаты предоставили эту информацию в вашу администрацию еще семь часов назад, точно так же, как и всем остальным, заинтересованным в данном вопросе, государствам. Про "тинирин" я уже сказал. Что-то еще?

  - Ничего, - как-то растерянно ответил Мешков.

  - Хорошо, теперь мой вопрос. Что получит отряд "Акинак" за предоставленные услуги? Помнится, те же самые эльфы, имели право беспошлинной торговли на всей территории Российской Федерации и право на вербовку солдат.

  - Вам нужны такие же права? - заинтересовался президент.

  - Да, конечно.

  - Однако, вы не эльфы.

  - Очень точное, правильное, верное, а самое главное, своевременное замечание.

  - Мне необходимо подумать и посоветоваться с Госдумой, - решил потянуть с ответом бывший олигарх.

  - Конечно-конечно, Вениамин Самуилович, думайте, советуйтесь, а пока вы будете этим заняты, Уральские Врата будут перекрыты. Те же самые американцы уже определились и дали свое предварительное согласие, и только вы, все в игрушки играете. Несерьезно. Прислали бобиков с транспарантами и оружием. Зачем, до сих пор не понимаю.

  - И все же, мне нужно подумать.

  - Хорошо, буду ждать вашего звонка, - я отключил телефон.

  Прохоров, который ловил каждое слово, спросил:

  - Это чего, война отменяется?

  - Старый, - я посмотрел на генерала. - Тебе войны не хватает?

  - Мне-то чего? - Прохоров ухмыльнулся. - Вояки наши, так и рвутся вперед, желают с этими гамадрилами либерастическими посчитаться.

  - Перетопчутся, пока. У этих, как ты выразился, гамадрилов, межконтинентальные баллистические ракеты имеются и прикольная красная кнопка. Помнишь, как один израильский политик сказал: "Если мы не увидим для себя спасения, то весь мир за собой в ядерном пожаре утянем"?

  - Помню, только и оставлять все как есть, тоже не выход.

  - Согласен, никто не спорит. За волшебные чудо-таблетки, хоть эльфийского "тинирина", сейчас, хоть за свои, позже, получим все, что только пожелаем. Сможем власть поменять - сделаем, а если нет, то хотя бы вытянем с Земли всех, кого только можно. Аналитики Стахова прикинули, что за пять-шесть лет, мы в состоянии эвакуировать с Земли и пристроить на Ардоне около двадцати миллионов человек. А на деле, вытянем восемь-десять, из тех, кто поактивней, и на этом, остановимся. Разумеется, если не случится чего-то экстраординарного.

  - А остальные?

  - Многим и здесь неплохо живется - имеется целая прослойка людей, которые всем довольны, и которых, нынешняя власть полностью устраивает. Миллионы дебилов раскиданных по дуркам, нас и самих не интересуют. Потом отбрось пьянь, наркоманье, ворье, жуликов, всяческие антисоциальные элементы, говорунов либерастических, ни дня в своей жизни не работавших, и получишь то же самое количество людей готовых начать новую жизнь, что и аналитики.

  - Понятно, а что по Оборонительному Союзу решили?

  - Как и предполагалось, Старый. На первых порах, каждый сам за себя и только в случае неразрешимых проблем, помощь от союзников. Мардун и Грай будут оборонять Тархат, Таль-Ишимит и Соним взяли себе Зальгору, а нам, то есть ССГ, Халифату и "Акинаку", как мы и думали, досталась Кабаранга.

  - Основное направление вражеского удара, - заметил Прохоров.

  - Есть такое, - согласился я. - Однако мы не только выстоим, но и наваляем горрилоидам - точно тебе говорю, Старый. Нас ничто не будет тормозить - в ход пойдет все, что только имеется. Приказ я отдал, и на Кабарангу передислоцируется вся наша инженерно-саперная бригада, будут строить укрепрайоны - не ту одноразовую поделку, что эльфы делали, а настоящие крепости. Кроме того, уже сегодня туда доставят пять спутников класса "Всевидящее Око - 4", одна из последних разработок Грай. Завтра строительная техника и рабочие с Сонима прибудут, так что через месяц, нам будет, где и чем, встретить Эсфира-тон-Миранига и его армию.

  - Где войска возьмем, Тимофей?

  - В этом вопросе, все как раз таки просто. Есть свой отряд, есть наемники, есть Рамина и ССГ, да и Искан с нами до конца, тамошний малик, Асвад ибн Джумал, готов полтора миллиона солдат выставить. Опять же Земля - родина наша. Лихих парней, за долю малую, здесь завсегда нанять можно. Имеется Ра-Ар, куда наемники со всех обитаемых миров стекаются, так почему бы и нашу планету в эту систему не включить. Не вижу никаких препятствий.

  - Однако, чем-то ты все-таки недоволен, - генерал прищурился.

  - Ничего от тебя не скроешь, рыцарь плаща и кинжала.

  - Ха, опыт большой. Может быть, в некоторых вопросах я и профан. Но кое в чем и я понимаю. Этого, у меня не отнять. Рассказывай.

  - Да, понимаешь, дядя Вова, нехорошая ситуация назревает. Наши союзники, они ведь, если смотреть правде в глаза, бойцы очень даже средненькие, а после того как мы эльфов со своих миров вытурили, считают себя ну просто непревзойденными воителями. Вместо того, чтобы крепить оборону Тархата и Зальгоры, начинают присматриваться к соседним мирам, что послабже. Эльфов нет, которые Врата держали, и контроля теперь никакого. Мардун хочет под себя Тускан подмять. Соним сразу два мира на заметку взял - Корг и Скарам. Таль-Ишимит создает ударную группировку на переходе в Акус, и даже Грай, уж, на что миролюбивый народ, а желает первобытный мир Маир аннексировать. Говорю им, что не до того сейчас, и понимаю, что бесполезно. А ведь это растрата ресурсов, сил и средств.

  На мое удивление, отреагировал Прохоров ровно и, можно сказать, равнодушно:

  - Так и должно было быть, и ничего странного в этом нет. Они расширяются, кстати, точно так же, как и ты сам.

  - Где? - я удивился.

  - Возьмем Рамину, Хунская империя трещит по швам, и может быть, они бы и устояли, но ты кублатам оружие и боеприпасы продолжаешь исправно поставлять, хотя эта тема, сейчас совсем не актуальна. Эту войну пора прекращать, а тех же самых кублатов с хунами, на Кабарангу перекидывать. Толку с них мало, конечно, но даже если размен пойдет один кублат на одного горрилоида, то и это неплохо. Потом, Врата на материке Шанти, там целый батальон сидит. Зачем? Эти Врата надо или прикрыть, оставив телепорт в пределах Рамины, или колонизировать мир Пакит, который находится за этим порталом. Сначала с собой разберись Тимофей, и определи главные цели, а то получается, что в чужом глазу все замечаем, а в своем как-то недосуг.

  Действительно, а ведь прав генерал, мелочь подметил, а все же неприятно, вроде как мое упущение, хотя и не вроде, а полностью мое. Кто еще в отряде командору что-то против скажет, кроме Прохорова? Получается, что и некому. Соратники мои - молодцы, спору нет, но даже если и увидят что-то, то, скорее всего, промолчат.

  - А еще, что командор упустил? - спросил я генерала.

  - Да, хотя бы Врата на Бо-Рон. Зачем они тебе сейчас? У нас две ветки к Земле и, пока, этого хватит, а тем не менее, подготовка к открытию этих Врат продолжается. Отбой никто не давал, а это расход ресурсов. Казаки Ермакова в Краснодарском крае так и сидят - полная рота бойцов. Всех назад выдергивай, на Рамине они нужней.

  - Благодарю, дядя Вова, - я несколько шутливо изобразил поклон, - что в недостатки ткнул, только, почему раньше всего этого не сказал?

  - Теперь говорю, - он хмыкнул. - Все эти ошибки не критичны и, по большому счету, мелочь. Да и сам как-то привыкать стал, что ты всегда оказываешься прав. И все мои замечания, так, мелочи, а ты, просто их из виду выпускаешь. Бывает такое - факт.


Глава 4

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 27.10.2015.

  Всех эльфов, захваченных в плен во время боев на Ра-Аре и в результате последующих схваток за Врата на территориях нашего ареала обитания, вернули на родину еще позавчера. Официально, всех. На деле же, двоих мы у себя оставили.

  Первым, был мастер-техник Мистир Бонэль, взятый в плен в Белой Сане, обычный и незнатный эльф, хороший знаток своего дела и, что характерно, он остался у нас добровольно. Объяснил Бонэль свое нежелание возвращаться домой, достаточно просто - там не было столько "сиргатола", сколько его было у нас. С моей стороны возражений не было - и эльфа-технаря, что, в общем-то, редкость среди этого народа, под свое крыло забрал Вальтер Шлот, руководитель инновационного отдела.

  А вот второй, был полной противоположностью Мистиру Бонэлю. Тот самый странный полукровка-спецназовец, которого я пощадил при штурме торгового центра "Толстый Грима". Ломать такого бойца не хотелось, тем более что он мне чем-то импонировал и вызывал симпатию. Со всеми этими Устиэлями, Тиэлями, Миэлями и Секенями, разговор был короткий: дознаватель спрашивал и посматривал на свою стоящую в уголке, резинку дубиновую, а эльф отвечал. Иных методов воздействия, как правило, не требовалось. Однако этот был упертый. Не сдавался и на угрозы не реагировал. Была идея, подсадить его на наркоту, но я посчитал это бесчестным и решил пойти иным путем. Получится или нет, я не знал, но почему бы и не попробовать.

  Всем нашим пленникам было сказано, что этот самый полукровка погиб в бою, но, тем не менее, вопросы о нем задавались постоянно. При этом самого полукровку держали в соседней камере, с односторонним стеклом и микрофоном и, незримо, он присутствовал при каждом допросе. Ох, как же он злился, этого не описать словами. Его начальство сдавало все секреты, какие только знало, и спецназовец впадал в бешенство, а когда доходило до вопросов лично о нем, и офицеры шестнадцатого отдела третьего разведсектора, поливали грязью лично его, то здесь он входил в некий меланхоличный ступор. Кстати, звали его, Буркай-ай-Керинг, несколько необычное имя для эльфа Световечной империи, а звание имел невысокое, всего лишь капитан. И все, что было известно о нем от его начальства, так это то, что происходил он с отдаленной планеты расположенной на самой окраине эльфийских владений. И планета эта была настолько незначительной, что они и названия ее не знали.

  Итак, сегодня у меня выходной, время свободное имеется, система прекрасно справляется с текучкой без меня, а сам пленник находится неподалеку, на той самой вилле, где живет мастер Абу: из нее сделали что-то вроде гостиницы для необычных гостей. Отчего бы и не пообщаться с редкостным и вызывающим интерес эльфом, так не похожего на основной тип населения Световечной империи. Тем более, как мне доложили, эльф окончательно успокоился, агрессии не проявляет, бежать не пытается и, вроде бы, готов к сотрудничеству. По крайней мере, интересовался, когда он сможет увидеть кого-нибудь из начальства.

  Я прошел в просторную и светлую комнату, куда позавчера заселили Буркая-ай-Керинга, и молча присел за стол. Эльф, который, отвернувшись к стене, без движения лежал на кровати, через некоторое время все же обернулся и посмотрел на меня. Взгляд его был равнодушен и тосклив. Непонятно, то ли сломался, то ли принял для себя некое нелегкое решение.

  - Опять вы? - спросил Буркай.

  - Да, - подтвердил я и посмотрел в окно, выходящее во двор, - опять я. Вы просили встречи с кем-то из командования и, вот, я здесь. Как поживаете, капитан?

  - Плохо, - эльф встал и, пройдя к столу, уселся напротив.

  - Что так?

  Он пристально взглянул на меня, руки его сжались в кулаки, но практически сразу разжались. Буркай опустил голову и сказал:

  - Вы воин, командор, и должны сами все понимать.

  - Понимаю вас и ваши чувства, капитан Буркай, но хотел бы услышать и ваши слова.

  - Хорошо, - он кивнул. - Интересуетесь, похожи ли мы с вами и можете ли вы сравнивать меня и себя?

  - Разумеется, - я тоже кивнул.

  - Что же, тогда позвольте представиться лично. Меня зовут Буркай-ай-Керинг, бывший командир спецгруппы "Тирталь-17". Вы спрашиваете, командор, почему мне плохо, и я, отвечу на ваш вопрос. Как вы знаете, более пяти тысяч лет назад шла великая война между людьми и эльфами. Множество планет было выжжено дотла, и только сейчас эти миры стали приходить в норму. На самом исходе войны, эльфы послали на планету Тирталь сильный военный корпус для уничтожения людей, закрепившихся там под предводительством пасынков бога Одина. Как гласят легенды, битва состоялась кровавая и жестокая, и свелось все к тому, что Врата схлопнулись, а немногие уцелевшие на планете эльфы и люди, оказались заточенными в пределах одного мира, который сами же и выжгли. Так сложилось, что среди эльфов не было представительниц противоположного пола, но они были у людей, а учитывая то обстоятельство, что бывшим врагам приходилось сотрудничать, дабы выжить, произошло слияние людей и эльфов в единый народ. Так возникло наше королевство - Тирталь, и так появился наш народ - смесь людей и эльфов, полукровки. Тысячи лет мы ждали, что Врата откроются и, наконец, пятьдесят лет назад это произошло.

  Он прервался, посмотрел на меня и продолжил свой рассказ:

  - Появились посланники Световечной империи, и они, отнеслись к нам словно мы отбросы, а наши люди, просто не понимали их презрения к нам. За прошедшие тысячелетия в нашем народе сложился целый культ почитания императора, который рано или поздно, пришлет нам помощь, но мы ошибались. Полукровки оказались не нужны Световечной империи, и с нами только торговали. Тем не менее, мы не теряли надежды сблизиться с нашей чистопородной родней и на всеобщем собрании всех знатных дворян нашего государства, было принято решение, что наши воины должны участвовать в войне против горрилоидов, и этим, заслужить равные с остальными эльфами права и уважение. И вот, уже сорок пять лет, мы воюем за империю и номинально входим в ее состав. Основным занятием наших воинов стало подавление восстаний среди людей. Не самая лучшая работа, но и она нужна, и нам думалось, что мы стали среди эльфов Световечной империи своими. Однако мне представилась возможность убедиться в том, что нам в глаза говорили одно, а за спиной, считали неполноценным дерьмом, - он горько усмехнулся. - Плохо? Нет, мне не плохо, командор, а очень муторно на душе. Когда я вспоминаю, сколько храбрых воинов мы потеряли в сражениях за все это время, мне выть хочется. Многие из них были моими друзьями и все они, без сомнения, были гораздо лучше, чем вся та гниль, которую вы отпустили обратно в Световечную империю. Мы были не равноправными гражданами империи, а всего лишь пушечным мясом. Тяжело знать, что тебя и таких как ты, использовали и выкидывали на помойку.

  Эльф обхватил голову руками и прижался к столу. Несколько минут он просидел в такой позе, но, видимо, все же справился с собой и, подняв голову, спросил:

  - Зачем я вам, командор?

  - Не знаю, - таким был мой ответ, и он, был правдив, я в самом деле, достаточно смутно представлял, зачем мне этот воин. Сплошные инстинкты и предчувствия, и при этом, совсем никакой конкретики.

  - Я готов поделиться информацией, которая пусть не сейчас, но позже, может быть вам полезна, - сказал Буркай и, презрительно скривившись, дополнил: - Мои знания гораздо более обширны, чем у моих бывших командиров. Они все были штабными работниками узкого профиля, а моя спецгруппа работала по разным направлениям и по заказу разных отделов, как в Пятой Группе Армий, так и Третьей.

  - В таком случае, - я протянул ему руку, - добро пожаловать в наш отряд, капитан Буркай-ай-Керинг.

  Эльф руку пожал - хорошее рукопожатие, крепкое, ладонь не потная и не дрожит. Буркай уверен в том, что делает, и определился в своем пути.

  - Скажи, капитан, - задал я первый свой вопрос. - Ты присутствовал при допросах своих бывших командиров. Почему они так мало знают о твоей группе?

  - Мы подчинялись непосредственно отделу специальных операций при разведсекторе Пятой Группы Армий - это не их уровень. Они дают заказ на воинов, и ОСО, их выделяет. Полковник Секень просил пятнадцать спецгрупп, но получил только три, больше просто не было - все в разгоне и на задачах.

  - Понимаю, - кивнул я. - Тогда следующий вопрос. Кто были те бойцы, которые атаковали корпорацию "Сантос Медикус" в Белой Сане?

  - Наемная группа - человеки, вроде бы все Одаренные, однако, какие-то странные. Откуда они, не знаю. Мы пробовали с ними общаться и у нас сложилось впечатление, что мы разговариваем с несколько заторможенными людьми. Они жили в своих доспехах и не снимали их ни на минуту. До этого я их не встречал, хотя слышал, что раньше они были в подчинении Первой Группы Армий и выполняли достаточно сложные операции в тылу горрилоидов.

  Вытащив из планшетки карту, на которой отмечал местонахождение миров, отсутствующих на общей разметке планет, я попросил эльфа указать его родной мир. Он уверенно ткнул на другой конец карты:

  - Вот здесь моя родина, планета Тирталь.

  - Однако, далековато, - заметил я, убирая карту. - Если по прямой от наших пограничных миров, то пятьдесят планет.

  - А зачем вам это, командор?

  - Мало ли, а вдруг, когда понадобится. Не один ты, капитан, наверное, в вашем мире, кто соображать начинает.

  Буркай замялся и спросил:

  - Командор, вы будете воевать с горрилоидами?

  - Да, будем.

  - Почему? Ладно мы, нам мораль и традиции не позволяют Врата подрывать, хотя вскрывая их, мы причиняем им непоправимый ущерб. Вас ничего не сдерживает, и вы можете отгородиться от мутантов стеной. На вашей линии фронта всего три мира. Зачем вам это надо?

  - Как тебе сказать, капитан. Факторов много. Есть возможность повоевать на нейтральных мирах, а нам, человечеству, всегда нужен враг. Если нет врага внешнего, то мы начинаем грызть друг друга. Сейчас, мы создали Ра-Арский Оборонительный Союз и это хорошо, но не будь врага внешнего, эльфов или горрилоидов, то все, союз тут же распадется. Вот ты говоришь, что можно подорвать Врата, и это так, действительно, мы можем такое сделать. Однако, что потом? Вновь производить подрыв или отступать в другой мир? Думаю, что это не выход. Врата подорвать всегда успеем, если крепко прижмет, а пока, будем рубиться. Опять таки нам нужна торговля со Световечной империей, не через год, когда пробьем обходную ветку, а сейчас, слишком много миров зависит от "тинирина".

  - Но у вас ведь есть свой заменитель? Насколько я понимаю, именно из-за этого начались бои на Ра-Аре?

  - Если бы все было так просто, - усмехнулся я. - Не есть заменитель "тинирина", а будет. Мои ученые только через неделю смогут синтезировать первую партию лекарства. Процесс этот возможен, но он очень трудоемкий. Насколько я понимаю, производится создание нескольких групп медицинских препаратов, а уже из них, получается лекарство, дарующее человеку бессмертие, относительное, конечно, лет на триста. Теоретически все готово и просчитано, а на практике, нужны сотни мощных лабораторий и огромное количество высококвалифицированных специалистов, которые будут в них работать, так как ни на какую автоматику, полностью положиться нельзя. Со временем, все вместе, если напряжемся, мы откажемся от "тинирина" полностью и перейдем на свой препарат, но на это потребуется лет десять. Через месяц начнется наступление горрилоидов и останется только одна транспортная ветка, которая связывает нас со Световечной империей, отруби ее и получишь бунт в пределах всего нашего человеческого конгломерата. Еще вопросы есть?

  - Что будет со мной?

  - Первым делом напиши все, что ты знаешь про эльфов, чистокровных, конечно: армия, общество, задания которые выполнял. Пока, осваивайся в отряде, а потом посмотрим. Есть идея создать некое смешанное подразделение, в которое войдут эльфы, вас уже двое, гномы, ко мне тут парочка просится, обратились по дипломатической линии, и горрилоиды.

  - Мутанты? - удивился Баркай.

  - Да, один уже имеется. Нормальный разумный обезьян, даже поумнее многих людей будет.

  - А пообщаться с ним можно?

  - Почему нет? Общайся. В центре усадьбы живет мастер Абу со своей телохранительницей Инзой Зарей, ты в правом крыле, а в левом, обитает горрилоид, зовут Бо-хо-жгом. И без глупостей, охрана за вами присмотрит.

  - Да, какие глупости?

  - Не знаю какие, вдруг у вас неприязнь на уровне инстинктов, так что осторожно, - встав, я кивнул на выход: - Пойдем, капитан Баркай. Раз уж загорелся желанием пообщаться с бывшим врагом, так чего время тянуть.

  Мы вышли во двор, осеннее солнышко чуть выглядывало из-за туч, в кои-то дни, погодка радует, и к нам подошел начальник охраны объекта, бывший легат романской морской пехоты, а ныне лейтенант "акинаков", Симеон Вольф. Когда встал вопрос, кого сюда определить, то, не раздумывая, назначил его, вроде как при важном деле, а в то же самое время, гостям этого места бежать все одно некуда. Родственник мой назначением горд, теща спокойна, князь доволен, да и самому парню, разноплановое общение с контингентом, обитающим на вилле, пойдет только на пользу.

  - Лейтенант, - обратился я к Симеону.

  - Да, командор? - вытянулся тот.

  - Капитану Баркаю-ай-Керингу разрешены прогулки и общение с другими постояльцами объекта.

  - Есть.

  - Проводите его к Бо-хо-жгу.

  Эльф и младший сын Великого Князя Романского направились в левое крыло здания, а я двинулся к мастеру Абу.

  У летописца ничего не изменилось. В камине горел огонь, сам Абу что-то читал с экрана ноутбука и делал выписки на широкие листы бумаги, которые потом подшивал в огромный фолиант, хранящийся у него в сундуке за пятью замками. Инза Заря, его то ли помощница, то ли телохранитель, тихой мышкой сидела в уголке и правила на ремне нож. Все как обычно.

  На скрип двери, мастер Абу оторвался от своего занятия и произнес:

  - Здравия вам, командор.

  - И вам того же, мастер. Давно не виделись, вот и решил навестить вас.

  - Как всегда, не просто так? - летописец хитренько прищурился.

  - Конечно, мастер, не просто так, - я подошел к камину и, присев на корточки, протянул ладони к огню. - Есть вопросы.

  - А бить меня не будете? - ехидно поинтересовался старик, сделав умильное и смешное лицо.

  "Вишь ты, раздухарился как. Тело своего бога получил, так все время на шутки-прибаутки пробивает, ну-ну, пошуткуй", - подумал я, оглянувшись на Абу.

  - Юлить не будете, никто вас не обидит. Кажется, давно об этом договорились, да и смысла в этом нет. За обман, отберу у вас тело Шнара Первоцвета и всех делов.

  - Ладно, - веселость с летописца слетела моментально и, повернувшись ко мне, он спросил: - Что вы хотите знать, господин командор?

  - Вы в курсе, что моя жена беременна?

  - Конечно, - он кивнул на свой ноутбук, - вся отрядная информационная сеть гудит. Как же, у любимого командора такое событие. Кто-то из офицерских жен, под это дело даже инициативную группу собирает.

  - Не понял, - удивился я, - зачем это?

  - Имя ребенку выбирают.

  - У-у-у, делать им нечего. Ладно, ближе к теме, мастер. Мне нужно, чтобы мой наследник был Одаренным. Как это устроить?

  Летописец задумался, почесал свой смуглый крючковатый нос, бросил взгляд на Инзу, сидящую в углу, и ответил:

  - Можно увеличить шансы, что ребенок будет Одаренным, но и только. Единственный рецепт, который я знаю, сами роды должны происходить в полюсе силы. Гарантии нет, но в любом случае, ребенок будет необычным.

  Это я и так знал и, кивнув на слова Абу, и зашел с другой стороны.

  - Однако, книги из Рассветного говорят, что если ребенок рождается во время самого открытия Врат, то Одаренным он становится сразу. В этом случае выброс энергий в полюсе силы на пару порядков выше, чем обычно, и тут хочешь или нет, а организм ребенка адаптируется сразу, и как следствие адаптивных процессов, пробуждается Дар. Что скажете на это?

  - Возможно, что и так, командор, но я бы вам советовал не торопиться. У вас вся жизнь впереди и, при желании, ваша супруга в состоянии родить вам еще не одного ребенка. Тут ведь в чем закавыка, в таком случае велика опасность потерять саму мать, а те, кто писал свои книги в Рассветном, наверняка, этот момент совсем не рассматривали. Ведь я прав?

  - Действительно, там про это ничего не было написано, - согласился я. - Странно, почему?

  - Ничего странного. Ученые из Рассветного стремились к поиску истины и новых путей. Что им жизнь одной женщины? Да и не всякая еще подойдет.

  - В самом деле, но как-то очень уж необычно, слышать эти слова от вас, мастер, от летописца клана убийц.

  - Есть ритуальное убийство во имя великой цели, и есть убийство ни в чем не повинной женщины - это две огромных разницы, - глубокомысленно изрек Абу. - Вы удовлетворены нашим разговором, командор?

  - Вполне, мастер, благодарю вас за ваши советы, а то за малым, глупостей не наделал. Пойду я, дела.

  - Да-да, - летописец кивнул и вернулся в свой мир, где все было разложено по полочкам и рассортировано по видам и классам. Он вновь стал всматриваться в ноутбук и что-то торопливо выписывать на листы бумаги.

  Встав, я вышел на улицу и тут зазвонил коммуникатор. Посмотрел на номер, Назаров, мой начальник штаба. Этот по пустякам звонить не будет, впрочем, как и любой у кого есть такой передатчик как у меня.

  - Да, Алексей Петрович? Слушаю вас.

  - Командор, есть проблемка, несколько не однозначная, потому и беспокою.

  - Ну, это ясно, что просто так дергать меня в выходной день не станешь. Говори, Петрович, что там такое?

  - Мир Сулин, помнишь?

  Сулин, Сулин, обычный средневековый мир, за последние двадцать лет, скакнувший от луков до огнестрельного оружия. Помнится, в бытность мою еще торговым представителем на Ра-Аре, запродал кому-то из местных королей пять тысяч старых "калашей" и пять миллионов патронов, удачная сделка была. Опять же морские рейдеры, которые мы закупали у дона Карбоно, изначально строились для тамошних пиратских баронов. Четыре мира от Ра-Ара, один от Земли, Врата под нашим контролем, крепости там пока нет, привратная транспортная развилка и блокпост. Это все, что я мог вспомнить про этот ничем не примечательный мир сразу.

  - Да, помню.

  - Армия местного правителя атаковала нашу линейную мотострелковую роту, которая тамошние Врата охраняет. У нас потери.

  - Сколько? - скрипнул я зубами.

  - Почти полсотни убитых и столько же раненых. У нападавших есть броневики, пулеметы, автоматическое оружие и несколько гаубиц. Мы подтянули туда два танковых батальона, и нападение было отбито. Теперь вопрос стоит так, что делать с местными? Если входить в мир как завоеватели, то втянем отряд в мясорубку не менее чем на две недели, а нам надо на Кабаранге закрепляться.

  - В общем, так, наших воинов не дергай. Работай по планам и скажи мне, Парамонов и Йорк на связи?

  - Вчера им коммуникатор выделил, должны.

  - Тогда вечером встретимся. Отбой.

  Отключившись, сразу набрал абонента номер двадцать три. Пара гудочков, и я услышал голос генерал-лейтенанта Парамонова:

  - Парамонов слушает.

  - Генерал, это Кудрявцев.

  - Бывший генерал, - пробухтел Парамонов.

  - Не важно, для меня, генерал. Как обстоит дело с укомплектованием вашего отряда?

  - Неплохо, перетянули к себе много ра-арских наемников, кто с эльфами уходить не захотел. Сейчас имеем почти двадцать тысяч солдат.

  - Очень хорошо, генерал, не ожидал, если честно. Как с техникой?

  - Своя есть и многое, все у тех же наемников по дешевке скупили. На ходу две тысячи единиц бронетехники и сотня орудий. Брали с запасом и на это использовали выделенные вами средства.

  - Для вас есть работа, генерал. Играй тревогу в своих войсках.


Глава 5

Планета Ардон. Учебный центр "Изенгард". 27.10.2015.

  Четвертый день Дава и все его товарищи были "акинаками". Началась их служба с того, что они прибыли на Ардон, основную базу отряду, а конкретней, в бывшее Гредмарское королевство, в один очень большой и весьма мрачный замок. Как потом объяснили "старожилы", никто из новоявленных аристократов "Акинака" его под себя брать не стал, и командор разместил здесь учебный центр, который за мрачность, и в память о произведениях Толкиена, назвали "Изенгард", вроде как цитадель тьмы.

  Первым делом их поселили в казармах, где раньше размещалась немалая дружина местного феодала, накормили, помыли, переодели, обогрели и, уже после этого, отправили на аттестационную комиссию. Партиями по двадцать человек новобранцев заводили в большой зал и, оглядевшись, Дава заметил, что на балконах стоят снайпера с ВСС, не менее десятка бойцов, да и у дверей еще столько же, но уже с "калашами". Бывшие "таманцы", было, заволновались, но ничего угрожающего не происходило. К каждому из них подходил сухонький старичок, лет под шестьдесят, ну, с очень добрыми глазами, ни дать и ни взять, а любимый дедушка из деревни приехал. Он пристально всматривался в каждого, а порой, совершал некие сложные пассы руками над головой бойца.

  - Третий, - сказал он, проходя мимо Акулова.

  - А что это значит? - спросил лейтенант.

  За старичка ответил сопровождавший его светловолосый верзила, в кожаной жилетке, метра под два ростом, с татуировкой оскаленной рысьей морды на левом предплечье:

  - В мотострелки пойдешь, лейтенант.

  - Да, я же спецназовец, мой ВУС посмотрите, - возмутился Акулов. - Какие, нах, мотострелки?

  - Увянь, лейтенант. Это сенс-паранорм и если он говорит, что в линейных частях тебе будет лучше, значит, так оно и есть. С ними даже командор, почти никогда не спорит, на практике проверено, что они не ошибаются.

  - Первый, - указал сенс на Ромыча.

  - Спецназ, - пояснил верзила и дополнил: - После учебки в УВР просись, нам такие парни нужны.

  - Первый, - сенс указал на Червонца.

  - Первый, - рука взмахнула в сторону сержанта Торопова.

  - Двойка, - палец сенса указал на Цыгана.

  - ВМС, парень, - охранник паранорма, хлопнул астраханца по плечу. - Везет тебе.

  - С чего это, везет? - Цыган был недоволен, что его отделяют от друзей.

  - Дальние страны, походы, моря-океаны, всегда о таком мечтал, - ответил громила.

  Напротив Давы старик-паранорм резко остановился и простоял неподвижно целую минуту, как будто прислушиваясь к чему-то. Потом он неспешно поводил руками над головой парня, пощупал ладони, и выдал вердикт:

  - Меченый.

  Верзила уважительно кивнул Даве как равному и, наклонившись ближе, сказал:

  - Да, парень, вот тебе, действительно повезло, с командором везде будешь, это дорогого стоит, а про дела, какие Меченые вершат, уже легенды слагают.

  Паранорм в сопровождении своего охранника двинулся дальше вдоль строя будущих воинов отряда "Акинак", по одному ему известному признаку, на ходу определяя предназначение каждого, а Дава, крепко задумался. Почему ему повезло, кто такие Меченые, и с чего это, близость к начальству, так высоко ценится среди воинов отряда? Непонятно, но со временем, как он думал, эти вопросы получат ответ сами собой, так что, задвинув их подальше, он сосредоточился на настоящем.

  Старик быстро закончил свою работу. Всех кто был в зале, отправили в казармы, а им на смену, зашли следующие двадцать человек.

  - Чего-то я не пойму, - сказал Червонец, растянувшись на койке в казарме, - бойцы с "винторезами" там, зачем были, в зале этом?

  - Нормально, - ответил Ромыч. - Сам прикинь, а если шпион какой затесался, который в отряд проникнуть хочет? Его этот дедушка-паранорм сходу почует, а тот, сопротивление окажет. Видать, было уже что-то подобное.

  - Ну, тогда понятно, - сонно пробурчал Червонец.

  Желания продолжать разговор ни у кого не было, каждый плотно сидел на своих думках и, на этом, первый день пребывания бывших мотострелков в отряде "Акинак" закончился.

  Утро началось с подъема в 6.00, как это заведено в российской армии, перенявшей распорядок дня от армии советской. В 6.10 зарядка, настоящая, как положено: бег на пять километров, во время которого многие бойцы выхаркивали прокуренные легкие, затем турник, брусья, отжимания и, в оконцовке, купание в холодной речке, протекавшей рядом с "Изенгардом". В 7.30 казарма, бритье-помывка, в 8.00 завтрак, а в 9.00 торжественный подъем отрядного флага на плацу.

  Именно в этот момент, Дава смог реально увидеть, сколько народа собралось в замке. На первый взгляд, не менее двух тысяч. Две группы человек по триста каждая, два предыдущих потока, в одном из которых был Толстый и, они, те кто остался от всего Первого Экспедиционного Корпуса планеты Земля в мире Бортнай и пожелал присоединиться к "акинакам", около тысячи четырехсот солдат и офицеров.

  - Смирно! Равнение на флаг! - разнесся над замком голос командира учебного центра "Изенгард", полковника Миргородского, расположившегося на трибуне перед строем.

  Из мощных динамиков, принайтованых к стенам замковых донжонов, загремел марш лейб-гвардии Измайловского полка и над основной башней, начал медленно подниматься отрядный флаг - черное полотнище с вышитым по центру красным громовником, над которым парил красный ястреб сжимающий в когтях меч. Знамя достигло вершины флагштока и под порывами холодного осеннего ветра, красиво развернулось в полную свою ширину. Музыка смолкла.

  - Вольно! - дал команду начальник УЦ "Изенгард".

  Строй в две тысячи воинов расслабил одну ногу, а полковник начал утреннюю речь, про это, Толстый своих друзей предупредил заранее, когда навещал их на Ра-Аре. Правда, он не объяснял о чем будет говорить Миргородский, да, в общем-то, никого это тогда и не интересовало.

  - Воины Акинака! Помните, в ваших жилах течет кровь наших великих предков, богов-прародителей. Вы не быдло, не идите на поводу у тупой массы и познавайте мир самостоятельно. Всегда опирайтесь на то, что подскажет вам ваша кровь, и направляйтесь туда, куда она позовет вас. Цените свою волю и свободу, не терпите зла, каким бы сильным оно не казалось. Вы не одни в этом мире, оглянитесь, рядом с вами братья, и опираясь на плечо друга, воин-акинак непобедим. Помните, наш удел идти вперед, пробивая дорогу всему нашему племени. Командор, только указал путь, по которому мы идем - путь славы и чести, путь наших предков, и только от вас зависит, пройдете ли вы по этой дороге с честью или сгинете словно твари бесхребетные. Будьте честны со своими братьями, будьте храбры, смелы и гордитесь тем, кто вы есть, и только тогда вас ждет победа. Нам выпало счастье стоять у истоков зарождения нового народа. Мы - передовой боевой отряд всего человечества и его защитная реакция на всевозможные внешние и внутренние угрозы. Акинак - вперед!

  - Акинак вперед! - слитно выкрикнули два потока, практически завершивших свое переобучение воинов.

  - Акинак вперед! - в разлад, вклинились в общий выкрик, вчерашние солдаты российской армии.

  - У нашего отряда есть будущее - это вы, лучшие воины, каких только смогла дать планета Земля и окрестные миры. Воин отряда не верит в что-то - он это знает. Нас спросят, откуда? И мы ответим, из памяти нашей крови. Именно это, есть для нас истина и руководство к действию. Сейчас, большинство из вас этого не приемлет и не понимает, но все будет, ибо иначе и быть не может, - начальник учебного центра прервался, окинул строй строгим взглядом и отдал команду: - Командирам учебных подразделений развести личный состав на занятия!

  Полковник Миргородский удалился, а к строю новых "акинаков" подошли три десятка офицеров, которые согласно списков, по очереди, стали выкликать бойцов по фамилиям. Увели одну группу, человек с полста, и с ними Цыган - они отправлялись в Вечный Город, на отрядную базу ВМС. Затем еще одну, около трехсот бойцов - эти убывали в Рассветный, где располагалась учебка спецназа. Потом еще, и еще, кто в мотострелки, кто в артиллерию, кто в саперы, а кто-то в охранные батальоны СБ - эти все оставались здесь, в "Изенгарде". Так продолжалось до тех пор, пока на обширном замковом внутреннем дворе, не осталось всего семь человек.

  Напротив них стоял среднего роста плотный мужчина в камуфляже, опять же средних лет, весь вид его был, чем-то средним - про таких иногда говорят, что они сливаются с толпой и становятся незаметны. Единственное, что отличало его от всех остальных офицеров производивших набор в свои учебные группы - некая внутренняя властность. Казалось, что вот он, самый обычный человек, а присмотришься и понимаешь, что это вожак стаи, не больше и не меньше.

  - Сержант Куликов, - представился он и, неспешно пройдясь вдоль строя новобранцев, добавил: - Меченый.

  - Это как? - попытался пошутить один из бойцов, молодой и наголо стриженый парень. - Шрам через всю задницу?

  Одним коротким и резким тычком кулака в грудь, Куликов сбил шутника наземь и слегка припечатал ему по ребрам берцем. Парень сложился и поджал ноги под живот, видимо, ожидал, что его продолжат избивать, но сержант-Меченый отошел в сторону и, оглядев жиденький одношереножный строй, сказал:

  - Урок первый. Каждый воин отряда, который попытался принизить честь и достоинство своего собрата-акинака или подразделения, в котором служит, должен быть остановлен сразу же. Никаких шуток и никаких намеков на эту тему. С этим здесь строго, вплоть до пули в лоб или дуэли по ра-арским правилам. Изъясняюсь доступно?

  - Так точно! - гаркнули новобранцы.

  - Фамилия, звание, прежняя должность? - спросил Куликов у стриженого парня, вставшего на одно колено и растиравшего ребра.

  - Сержант контрактной службы Евграфов, старший разведчик-пулеметчик, разведгруппа "Паук-13", 85-й отряд спецназа ГРУ.

  - Встать в строй!

  - Есть!

  - Вы слышали слова начальника учебки полковника Миргородского про то, что "Акинак" боевой отряд всего человечества? - задал вопрос Куликов.

  - Так точно!

  - Это хорошо, что слышали. Каждое утро, когда вы будете находиться в учебке, а это будет очень редко, он будет вдалбливать в ваши головы эту простую истину, но при этом, вы всегда должны помнить, что если отряд наносит удар, то Меченые, находятся на острие этого удара. Так есть и так будет. Жаль времени мало, месяц только - война на подходе, но и за этот короткий промежуток времени я постараюсь сделать из вас не просто хороших солдат, а воинов высокого класса. Все остальное, придется изучать на практике. Довожу план тренировок на месяц. Первые две недели - физподготовка, проверка силы воли и выносливости, бег на очень много километров, тактика в лесу, марш-броски и ориентирование на местности. Третья неделя - разведка, тактика в болотах и военная топография. Четвертая неделя - огневая подготовка и медицинская подготовка. В конце остается четыре дня - пять прыжков с парашютом и марш-бросок на сто двадцать километров. Вопросы?

  - Гм, - отозвался один из новобранцев, судя по дырочкам, оставшимся в погончиках камуфляжа от звездочек, лейтенант. - Господин сержант, такой жесткой и быстрой подготовки даже в самых крутых спецурах Земли нет. Как мы это все осилим?

  - Ко мне можете обращаться товарищ сержант или камрад, а после принятия присяги, брат-Меченый, - сказал Куликов. - Представьтесь.

  - Лейтенант Перов, командир минометной батареи Таманской мотострелковой дивизии.

  - Отвечаю на вопрос, лейтенант. Вы сможете все и времени хватит, так как спать вы будете редко и очень мало. Опять же, все вы Меченые, а программа нашей подготовки, - он усмехнулся, - очень сильно отличается от обычной. Сами все увидите и поймете.

  Дава посмотрел на сержанта и решился задать вопрос, который казался ему важным:

  - Рядовой Давыдов, Таманская мотострелковая дивизия. Товарищ сержант, а когда мы примем присягу?

  - Как правило, принятие присяги происходит через месяц, но Меченые приносят ее в четвертую ночь пребывания в отряде, рядовой. Еще вопросы есть?

  - И все же, - вновь отозвался лейтенант Перов, - товарищ сержант, кто такие Меченые?

  - Меченые - это потомки богов, те в ком проснулась их кровь, люди с необычными и сверхъестественными способностями. В отряде "Акинак" существует Орден, объединяющий таких людей, - больше вопросов не последовало, и сержант скомандовал: - Нале-во! - семеро бойцов развернулись на выход из крепости, и последовала следующая команда: - Бегом, марш!

  Семь Меченых во главе с сержантом Куликовым быстрой рысью побежали за пределы крепости, пробежали километров десять и наземь рухнул первый - лейтенант Перов. Тяжко дыша, как загнанная лошадь, он уткнулся лицом в холодную землю и самостоятельно встать не мог. Евграфов и Дава подхватили его под руки и поволокли за остальными бойцами, которых подгонял Куликов и не давал останавливаться. Первый привал сделали через три километра, у небольшого ручья впадающего в речку. Через час вновь побежали, потом перешли на шаг, вновь бег, снова шаг, и так продолжалось до позднего вечера. На ночь они остановились в лесу, еды не было, огня так же, а время было осеннее, конец октября месяца, холодновато уже. Все были измотаны, камуфляж пропотел и прилип к телу, шерстяные шапочки срослись с волосами, хотелось есть, и только сержант Куликов выглядел так, как если бы он не отмахал за короткий световой день пятьдесят километров по косогорам, а совершил небольшую прогулку.

  - Воины, есть хотите? - окликнул он бойцов.

  - Да, - одновременно отозвались Дава и Евграфов, прислонившиеся к большому дубу, у остальных сил на разговор не было.

  - Тогда, вперед, - сержант махнул рукой в сторону леса.

  - Чего вперед? - не понял Васька.

  - Лес прокормит вас, - пояснил Куликов, - тем более по осени. Разбудите в себе зверя, воины, и он добудет себе пропитание. Представьте, что вы лесные хищники.

  Делать было нечего, солдаты разбрелись по лесу, и Дава постарался представить себя волком, который вышел на охоту. Поначалу, ничего не происходило, он только пер напролом по темному лесу и, наверняка, распугивал всю окрестную дичь. Время от времени он выходил на небольшие полянки, где видел грибы и ягоды, но он не знал, съедобны ли они и, переборов желание съесть их, двигался дальше. Сколько он так бродил, Дава не знал, три, может быть четыре часа и, вот, окончательно обессилев, он просто рухнул наземь, в кучу палой листвы, закрыл глаза и провалился в сонную тревожную полудрему.

  Сон его продолжался недолго и, вскоре, он очнулся от холода. Мир вокруг него изменился и, поначалу, Дава не понимал, что же изменилось. Что не так? Он привстал и, посмотрев на луну, только краешком выглядывающую из-за облаков, неожиданно для себя, потянулся всем телом и завыл как волк.

  - У-ууу-у! - разнесся по ночному темному лесу протяжный звук его голоса. Столько тоски, надежды и призыва к братьям было в его голосе, что он даже не удивился, когда услышал ответ.

  - У-ууу-у! - пришло слева, с той стороны, куда ушел Евграфов.

  - У-ууу-у! - раздалось справа, там был бывший лейтенант Таманской дивизии Перов, решивший попробовать поймать рыбу или рачков в устье лесного ручья.

  Где-то вдали, в разных уголках леса, вторили им голоса остальных семи Меченых и, перекрывая их глас, от места последней стоянки пронесся громкий рык волка-вожака, который созывал своих братьев на охоту. Не раздумывая и полностью положившись на зверя внутри себя, наконец-то, прорвавшегося сквозь все внутренние препоны души, Дава рванулся на зов. Мир вокруг солдата поменялся, как и сам Васька, все стало четче, резче, и наполнилась досель неизвестными ему запахами и звуками. Сам он, стал быстрее, зрение приспособилось к ночной темноте леса и усталость, пусть не пропала полностью, но отступила куда-то на второй план.

  Перепрыгивая длинными и выверенными прыжками стволы поваленных деревьев, всего за несколько минут он достиг места, куда звал его вожак. Куликов стоял на середине полянки, и Дава, забывший человеческий язык, только издал некий рык и встал рядом с сержантом. Вскоре, молодые Меченые были в сборе и восемь быстрых смертельно опасных теней единым порывом метнулись в лес. Где-то там, на водопой вышли олени, и каждый из них знал, что это и есть их сегодняшняя добыча. Они пересекли ручей, пробежали около трех километров и с подветренной стороны влетели в стадо оленей, до последнего момента не чуявших для себя никакой опасности.

  Вперед выскочил сержант, он прыгнул на шею молодого оленя и обрушил на его позвоночник мощный удар кулака. Испуганное стадо рванулось в стороны, и возле водопоя остались только люди, на время ставшие хищниками, и олень, ставший их добычей. Даве захотелось броситься вперед, впиться зубами в горло поверженного животного, дорваться до его вены и пить еще горячую кровь, но предостерегающий рык вожака, почуявшего этот позыв не только от него, говорил одно: "Всем стоять, смотреть и учиться".

  Куликов подошел к горке сучьев, сложенных подле большого раскидистого дерева, растущего рядом с водопоем и, достав из кармана камуфляжа зажигалку, чиркнул ею и разжег костер. Вот здесь, Даве стало не по себе, так как одна его сущность, звериная, говорила, что огонь опасен, а вторая, человеческая, уверяла в том, что так все и должно быть. В итоге, победила вера в вожака, который подозвал всех ближе, и молодые Меченые, впервые познавшие одну из граней своего Дара, послушались его. Они рассаживались вокруг костра и, глядя на огонь, постепенно вернулись в свое привычное человеческое состояние.

  Сержант, который контролировал их поведение и наблюдал за реакциями, встряхнулся, сбрасывая прочь остатки своей звериной сути и, оглядев бойцов, спросил:

  - Ну, и как вам второй урок?

  За всех ответил Дава:

  - Еще не понятно, хорошо это или плохо.

  Инструктор усмехнулся:

  - Если оставить все как есть, то плохо и бед натворите, а если под присмотром опытного Меченого, то весьма полезно.

  - Вы для этого изматывали нас марш-броском?

  - Да, человек должен перешагнуть через себя, а такое возможно только когда он измотан до крайности. Охранные механизмы души, оберегающие нас от зверя внутри, становятся очень слабы, а здесь, в этом древнем лесу, где некогда бродили Предтечи, на время отключаются полностью. Со временем, вам не потребуется загонять свое второе я в подполье, произойдет сращивание двух половинок в единое целое. Вам еще многое предстоит познать, а пока, давайте озаботимся ужином. Перов, Евграфов, Давыдов и Костров на разделку туши, ножи найдете под корневищами дерева. Баринов, натаскаешь воды от ручья, котел там же, под деревом. Выгорский и Сергеев, на вас сучья для костра. Вперед! На все про все вам пять часов. С рассветом двинемся дальше. Вам еще многое надо узнать и сделать.

  Прошло две ночи и, вот, отмахав от УЦ "Изенгард" почти двести километров, они вышли к стенам небольшой крепости на севере Гредмара.

  - Сегодня присяга на верность отряду, - останавливая бег, объявил Куликов. - Идем в капище Сварога, его здесь совсем недавно построили для воинов нашего гарнизона.

  "Действительно, четвертая ночь", - вспомнил Дава и двинулся вперед, к небольшой роще, в центре которой, огражденный невысоким деревянным тыном, находился столб с резным ликом сурового бородатого человека. Рядом с идолом пылал высокий костер, разгоняющий ночную тьму, и стоял высокий старец с красивым резным посохом в правой руке. Но не это запомнилось Даве, а глаза старца, как будто пронизывающие его насквозь, и в сочетании с белым балахоном и длинной бородой, впечатление это производило, как если бы он попал в некую сказку.

  - Воины пришли дать присягу пред ликом бога-прародителя, жрец, - обращаясь к старику, громко сказал Куликов.

  - Достойны ли они? - спросил старец, кивнув в сторону изможденных и грязных солдат.

  - Да, они достойны, жрец.

  - Пусть будет так, Меченый, - старец кивнул в сторону идола.

  Как один человек, все семеро шагнули вперед и, хором, начали произносить слова присяги, только один раз услышанной ими от сержанта на последнем привале:

  - Честью и совестью воина, перед ликом моего бога-прародителя, клянусь быть верным и неизменно преданным отряду "Акинак". Клянусь служить отряду "Акинак" до последней капли крови, всемерно способствуя славе и процветанию его. Обязуюсь повиноваться командору Кудрявцеву, ныне возглавляющему отряд. Возложенные на меня служебные обязанности буду выполнять с полным напряжением сил, имея в помыслах исключительно пользу отряда и не щадя жизни своей ради блага его. Клянусь повиноваться всем поставленным надо мною начальникам, чиня им, полное послушание во всех случаях, когда этого требует мой долг воина. Клянусь быть честным, добросовестным, храбрым воином и не нарушать клятвы из-за корысти, родства, дружбы и вражды. В подтверждении моей клятвы, да будет моя кровь залогом.

  Дава, как и все кто приносил клятву, вынули ножи, которые им еще вчера раздал сержант-инструктор как награду, и полоснул себя по тыльной стороне ладони левой руки. Кровь брызнула моментально, и Васька Давыдов стряхнул ее в ярко полыхавший костер перед идолом.

  - Ступайте с миром, воины, - подал свой голос старец. - Боги засвидетельствовали вашу присягу.

  Воины вышли за пределы капища, и Дава, наверное, так же как и все его товарищи, понял, что теперь, все, что происходило до этого момента, было только подобием жизни, а настоящая и осмысленная начинается только сейчас.

  - Бегом марш, "акинаки"! - выкрикнул Куликов и, выстроившись в цепь, полноценные воины отряда, равномерной трусцой устремились за сержантом. Их обучение только начиналось.


Глава 6

Планета Сулин. Королевство Истварах. 01.11.2015.

  - Ты чего, полковник, полный дурак!? - кричал в трубку генерал Парамонов. - Тебе было ясно сказано, равняй крепость с землей. Какие, блин на, гражданские? И что ты предлагаешь, двигаться дальше и оставить в тылу вражеский опорный пункт, где сидит пятнадцатитысячная армия, которая может отрезать нас от Врат и тылов? Ты в курсе, что ночью солдаты из этой крепости напали на одну из наших тыловых колонн, и мы потеряли два десятка воинов? Их не просто убили, а на куски изрезали. Это называется запугивание и террор, а на него мы должны отреагировать еще большим запугиванием и террором. Идиот! Выполняй приказ! Через десять минут проверю и, если откажешься, расстреляю к такой-то матери.

  Парамонов со злостью бросил трубку радиотелефона и его окликнул Йорк:

  - Проблемы, Александр?

  - А-а-а, - досадливо махнул тот рукой. - Полковник Неро, начальник артиллерии Второй бригады, не желает открывать огонь по крепости Мель-Тарос. Утверждает, что там, около двух тысяч гражданских, семьи всех окрестных феодалов.

  - И что, в самом деле, его расстреляешь?

  - А есть варианты? Сегодня один в благородство сыграет, самоустранится и на приказ забьет, а завтра его другие поддержат. Чистоплюи хреновы!

  - Действительно, вариантов нет, - ответил Йорк и вернулся к своему электронному планшету с картой пограничного округа Мельзар, территориально и административно относившегося к королевству Истварах.

  В мир Сулин наемный отряд генералов Парамонова и Йорка, получивший название "Мародеры Йорка", в составе четырех мотострелковых бригад вступил 28-го сентября. Сила в их руках была немалая: двадцать тысяч солдат, пятьсот танков, полторы тысячи бронемашин, более ста самоходных орудий и полсотни старых, но надежных советских "Градов". Задачу Кудрявцев поставил простую - в течении месяца раздавить противника и гарантировать неприкосновенность Врат.

  Первым делом, генералы, которые очень неплохо дополняли друг друга и уже определили для себя, что Йорк командор отряда, а Парамонов его начальник штаба, провели разведку боем. Стремительным ударом в направлении ближайшего городка Саукар, который уже не первое десятилетие жил за счет торговли через Врата, батальон "Тускания" при поддержке австрийских егерей и австралийских САС провел разведку боем. Противник, около трех батальонов местных солдат, вооруженных очень разнобойно, от мушкетонов до старых советских АК-47, был застигнут врасплох в своих казармах и практически полностью уничтожен.

  Местный комендант на допросе показал, что атака Врат это происки местного сепаратиста и мятежника, губернатора округа Мельзар лорда Грайбонса, некогда фаворита и любимчика короля Истварахского Зульборза Седьмого Победителя. Генералов это не удовлетворило, и был проведен медикаментозный допрос коменданта. Расклад изменился кардинально. Оказалось, что местный король, узнав о смене хозяев на Вратах, почему-то решил, что во всех окрестных мирах он самый умный, и решил попробовать "акинаков" на прочность. При этом королек подстраховался и чтобы в случае неудачи, как оно, впрочем, и случилось, не подумали на него, принял решение сделать крайним губернатора округа Мельзар, которого давно уже недолюбливал, но отчего-то не имел возможности его казнить.

  О сложившейся обстановке Парамонов и Йорк доложили наверх, в штаб "Акинака", но ответил не командор, а непосредственно Назаров, второе лицо в иерархии отряда. Суть его послания оставалась неизменной, поступайте, как знаете, но через месяц в мире Сулин все должно быть тихо.

  "Что же, - рассудили два генерала, - задание дадено и время засекено, а потому, самый логичный ход в подобной ситуации - захватить столицу обширного и богатого королевства Истварах, да и предъявить королю Зульборзу Победителю ультиматум. Хотя, может быть и полностью династию сменить", - в этом вопросе русский и американец пока не определились.

  Колонны бронетехники рванулись в сторону столицы - славного города Забар и первые же три крепости да парочка городов, как спелые яблоки, сами упали в руки наемников. Однако под Мель-Таросом, мощной крепостью, караулившей проходы к центральным областям королевства, части Второй мотострелковой бригады, идущей в авангарде, застопорились. Пришло первое испытание для "Мародеров Йорка", так как невыполнение итальянским полковником Неро, приказа в боевых условиях, хоть как, а надо карать. Но даже не это было плохо, а то, что комбриг-2 Джузеппе Теллери не смог задавить своего подчиненного лично. Что это? Может быть, генерал действительно приболел или он поддерживает своего соотечественника? Предстояло разобраться.

  Прошло десять минут. Парамонов уже собрался вызывать роту из батальона охраны, который был полностью укомплектован американскими рейнджерами и русскими омоновцами, и отправляться в расположение Второй бригады, когда зазвонил радиотелефон.

  - Парамонов на связи, - нажав на клавишу приема, сказал генерал.

  - Это Теллери, - раздался в динамике хриплый голос комбрига-2. - Приказ выполнен, и вся артиллерия бригады работает по крепости Мель-Тарос.

  - Отлично, - Парамонов был доволен. - Что ты намерен делать с полковником Неро?

  - Ничего, - простуженный голос итальянца был глух.

  - Как ничего? - удивился русский.

  - Полковник Неро выполнил приказ и минуту назад застрелился.

  - С частями Первой и Третьей бригад, к полудню будем у тебя, Джузеппе. Отбой! - Парамонов отключил телефон и выдохнул: - Чудны дела твои Господи, от кого не ожидаешь, тот и преподносит сюрпризы. Идеалисты-пацифисты, блин.

  В самом деле, уже через несколько часов, следуя по королевскому транспортному тракту на новеньком "Хамви М1152" во главе двух мотострелковых бригад, командиры "Мародеров Йорка" прибыли в расположение Первой бригады. Машина вырулила из-за высокого взгорка, выехала на прямую как стрела мощеную булыжником дорогу и Парамонов увидел мощнейшую крепость мира Сулин, крепкостенный Мель-Тарос. Вывороченные из фундамента огромные скальные глыбы, сваленные в кучу, вот и все, что осталось от цитадели. Казалось, что это ребенок сказочного великана поиграл здесь как в песочнице, но потом ему надоело, и он сгреб каменные кубики в кучу, смешал с мусором и землей, поджег все это дело и удалился.

  "Хамви" подкатил к боевым порядкам Второй бригады, выстроившейся полукругом на расстоянии трех километров от развалин. Судя по всему, в деле уничтожения Мель-Тароса принимали участие не только два дивизиона САУ и дивизион РСЗО "Град", которые имелись в бригаде, но и танки. Стволы орудий еще не остыли, останки крепости нещадно коптили черной гарью, в развалинах что-то потрескивало, и время от времени взрывалось.

  Генералы вышли из машины. К ним подошел комбриг-2 Теллери и, небрежно козырнув, отрапортовал Йорку:

  - Сеньор, командор. Ваш приказ выполнен, крепость Мель-Тарос уничтожена, боевых потерь не имеем, из небоевых: полковник Неро покончил жизнь самоубийством и один солдат насмерть отравился местным пойлом. Бригада готова продолжить движение к столице вражеского королевства.

  - Хорошая работа, Джузеппе, - козырнул в ответ Йорк. - Всем частям, вперед! Наша задача - уже к вечеру занять позиции в долине Хагарена, встретить армию местного короля и в одной битве разбить ее. В авангарде пойдет Первая бригада, Вторая в центре, Третья замыкает колонну.

  - А Четвертая бригада? - спросил итальянец.

  - Сам знаешь, Джузеппе, Четвертая наименее подготовлена, и она занимается обеспечением безопасности тылов. Возникла проблема - местные партизаны. Впрочем, думаю, что Четвертая бригада справится, - командор "мародеров" посмотрел на комбрига-2, заметил в нем некоторую напряженность и спросил: - Что-то еще?

  - Да, - Теллери посмотрел в сторону крепости. - Тут некоторая странность была. Сложилось впечатление, что Мель-Тарос нам специально подставили.

  - Не понял. Что значит подставили?

  - Складывается впечатление, что местный король сделал все для того чтобы крепость сравняли с грунтом и, чем быстрей, тем лучше. Мель-Таросом командовал губернатор округа лорд Грайбонс, тот, кого нам как мятежника подавали. Пушек в крепости почти не было, так, несколько раритетов соответствующих земному восемнадцатому веку. Солдаты почти все из дружин знатных феодалов, а королевских регуляров и не видать, хотя основная армия короля неподалеку стоит. Да и нападение это на наших тыловиков, странное. Следы вроде бы к крепости ведут, а в то же самое время, ворота Мель-Тароса уже вторые сутки на запоре. Мне думается, что нас хотели разозлить.

  Йорк повернулся к Парамонову и спросил:

  - Что думаешь, Александр?

  - Все как мы и предполагали, - ответил русский. - Феодальные разборки, а мы, вроде как карающий меч со стороны. При случае надо с местным королем поговорить.

  - Тогда в путь, господа наемники, - сказал Йорк. - Направляемся в долину Хагарена, на рандеву с местным королем.

  По королевскому тракту рванулись дозорные БТР-80 с десантом на броне. Следом за ними пехотные транспортеры "Бегун", потом танки, опять пехотные транспортеры, САУ и автомашины с боеприпасами. Прошла Первая мотострелковая бригада под командованием генерала Франсуа Гэна. За ней двинулась Вторая, бригада Теллери. Дальше Третья, бригада австрийца Германа Матерны. Русские, американцы, австрийцы, турки, австралийцы, итальянцы, французы - все вместе, брошенные своими правительствами на произвол судьбы солдаты, двигались по дороге громить королевство, про которое еще неделю назад совсем ничего не знали. С ними рядом те, кто не знал иной судьбы, кроме как быть наемником - воины некогда грозных ра-арских отрядов: "Зеленолесье", "Канга-25", "Ястребы Норманги" и "Головорезы Миртра". Все вместе - мощь, которая должна была поломать местного королька со всем его войском, как думали два бывших земных генерала, наблюдавших прохождение своих войск со стороны.

  К вечеру "Мародеры Йорка" прибыли в долину Хагарена - ровное поле простирающееся на пятьдесят километров в окружности. Вот здесь Парамонов и Йорк, крепко призадумались. Против их отряда стояло трехсоттысячное войско короля Зульборза Седьмого Победителя и ладно бы просто средневековая армия, такую расколотили бы сходу. Армия короля Истварахского располагала танками, бронемашинами и артиллерией, в основном примитив, конечно, но местные успели закрепиться, вырыть полнопрофильные окопы, понастроить дотов и блиндажей, а самое главное - были готовы драться за свою землю до конца. А если добавить к этому то обстоятельство, что истварахцы были на своей территории, и к ним торопилась подмога от соседей-союзников, то командирам наемников следовало подойти к вопросу с другой стороны и рассмотреть не силовой вариант своих действий. По крайней мере, стоило попробовать договориться.

  Бригады занимали исходные позиции, а командиры "мародеров" посовещались и приняли решение попробовать провести мирные переговоры с королем. Вперед был выслан одиночный БТР, с синим флагом на башне - по местным меркам, все одно, что белый цвет на Земле, вроде как знак перемирие. От позиций истварахских войск ему навстречу выехал броневик напоминающий старые советские БА-27. Командиры бронемашин обговорили условия и, уже ночью, в ставку местного короля отправился Парамонов, а к наемникам, как заложник, прибыла младшая сестра короля, сорокалетняя принцесса Янзага.

  Король Истварахский, крупный пожилой мужчина с длинными ухоженными волосами, ровесник генерала, произвел на Парамонова неплохое впечатление. Принял местный властитель его в огромном полотняном шатре, раскинутом в пяти километрах позади боевых порядков его армии. Все внутри шатра говорило об одном, здесь живет не просто повелитель одной из крупнейших держав мира Сулин, а воин, то есть обстановка была хоть и богатой, но простой и совсем не вычурной. На все это накладывалось одеяние короля, простая неброская рубаха и домотканые штаны, а поверх нее стандартный пехотный доспех местных армейцев: панцирь, наручи и поножи.

  Зульборз сидел на небольшом походном троне, по сути своей, табуретке, украшенной искусной резьбой и накладными украшениями. Он молча указал генералу на креслице напротив и, дождавшись, пока Парамонов усядется, спросил:

  - Зачем вы здесь, наемники с Ра-Ара?

  "Вот те на, - подумал Парамонов, - ни здрасте вам, ни как поживаете, а сразу к делу".

  - Позвольте представиться, Ваше величество, - гость чуть склонил голову. - Я начальник штаба наемного отряда "Мародеры Йорка" генерал Парамонов. Наш отряд является вассалом отряда "Акинак", который владеет Вратами в вашем мире. Мы действуем по воле нашего покровителя командора Кудрявцева, встревоженного ничем неприкрытой и необоснованной агрессией со стороны ваших войск, пытавшихся атаковать линейные охранные подразделения "Акинака".

  - Это сделала не королевская армия, - поморщился Зульборз, - а личная дружина лорда Грайбонса, губернатора округа Мельзар. Вы должны это знать и пока ваш отряд чинил бесчинства в пограничье, мои войска не вмешивались, но вы переступили черту, и я говорю - хватит, уходите прочь, и оставьте нас в покое.

  - Ваше Величество, - Парамонов окинул взглядом шатер, - вы воин, и давайте не будем юлить. Это нападение организовано вами. В этом мы уверены и имеем доказательства. То, что для вас хитрый и прекрасно продуманный план опытного политика, для нас всего лишь забавы молодого и безрассудного юнца.

  Повелитель королевства Истварах подпер голову кулаком правой руки, облокотился на подлокотник трона и сказал:

  - Допустим, что ты прав, генерал. Однако я могу изничтожить ваш отряд и, если поутру начнется битва, моя армия останется победительницей.

  - Нет, - Парамонов покачал головой, - у вас войск больше, Ваше Величество, спору нет, но у нас техника лучше и превосходит вашу на три поколения, как минимум.

  - Тогда почему вам понадобились переговоры?

  - Мы наемники, наше богатство - воины. Что принесет нам победа над вами? Моральное удовлетворение? Так оно нам не нужно, а потери будут в любом случае. Отряд выполняет заказ, а в данном случае, нам необходимо обеспечить спокойствие в мире Сулин.

  - А почему "Акинак" сам не явился?

  - Некогда им, к войне готовятся.

  - Война? - глаза короля загорелись, и он подался вперед. - Что-то серьезное?

  - Очень серьезное. Миллионные армии, куча оружия и массовые сражения - все, что душа пожелает, - подметив резкую смену настроения Зульборза, как бы безразличным тоном ответил генерал. - Людям придется воевать с врагами всей нашей расы, а вы, Ваше Величество, бьете в спину не какому-то наемному отряду, а всему человечеству.

  - Да, я же не знал!? - король от такого обвинения несколько растерялся, но все же нашел, что сказать: - Однако и вы хороши, крепость Мель-Тарос со всем гарнизоном уничтожили.

  - Там еще и гражданские были, так же нам в претензию, - заметил Парамонов, - но если понадобится, мы такое действо повторим.

  - И как поступим, генерал? - спросил Зульборз. - Мои воины жаждут мщения и готовятся к завтрашнему сражению.

  - Ваше Величество, предлагаю замириться, а все что произошло, списать на того, кого вы изначально собирались подставить, лорда Грайбонса. Насколько я понимаю, именно он командовал обороной крепости Мель-Тарос?

  - Из гарнизона крепости кто-то выжил? - насторожился правитель Иствараха.

  - Нет, никто. Ваши подданные честно выполнили свой долг и даже когда им предлагали сдаться, в ответ они только стреляли в нас из своих допотопных ружей. Повторюсь, опыта у нас хватает, и мы видели, что подобная Мель-Таросу крепость, могла оказать серьезное сопротивление, но там даже плохоньких пушек не было. Именно поэтому наша артиллерия смогла подойти на прямую наводку и размолотить крепость всего за несколько часов. Сложилось впечатление, что вы полный профан в военном деле. Однако перед нами ваша армия, я вижу вас и понимаю, что противник вы серьезный. Кроме того, все кто был захвачен нами в плен ранее, в один голос утверждают, что вы совсем неглупый человек и великий военачальник, - Парамонов прервался, смерил короля взглядом и спросил: - За что вы их так, Ваше Величество, тех кто в Мель-Таросе находился?

  - Это личное, генерал, - король побагровел и гневно сверкнул глазами. - Вам этого знать не надо.

  - Что же, это ваши подданные и ваше дело. Итак, между нами мир?

  - Мир, - ответил Зульборз. - Возвращаемся на исходные позиции, но у меня есть некоторые условия.

  - Какие? - генерал спросил, но о чем пойдет разговор уже догадался и кое-что уже успел обдумать.

  Король Иствараха наклонился чуть вперед и выдохнул:

  - Я хочу участвовать в Великой Войне. Пока были эльфы, они обещали, что вскоре, когда технический потенциал моей страны поднимется, а армия будет соответствовать стандартам ра-арских наемников, мои войска будут привлечены к боевым действиям против врагов всех разумных существ. Это моя мечта, генерал. Причем не простая, а всей моей жизни. Что мне окрестные карликовые королевства, баронства и графства? Все это мелочь. Простора хочу.

  - Будет вам простор, Ваше Величество, - согласно кивнул головой Парамонов. - Однако если ваши войска примут участие в войне, подчиняться они должны будут "Акинаку". Не торопитесь, подумайте. Вы готовы беспрекословно выполнять чужие приказы?

  Зульборз задумался, напряг шею, хрустнул позвонками и ответил:

  - Да, готов.

  - В таком случае, завтра утром мы отходим к Вратам, а к вам, вскоре прибудут военная и дипломатическая делегации от отряда "Акинак". Позвольте откланяться? - начальник штаба "мародеров" встал.

  - Идите, генерал, - король разрешающе взмахнул рукой.

  Парамонов вышел из шатра и, уже здесь, засунув руку под обшлаг мундира, отключил радиомаяк, который притащил с собой на встречу. Если бы переговоры не увенчались успехом, маленькая металлическая булавка осталась в креслице и, уже через двадцать минут, место, где квартировал местный король, было бы сметено ураганным огнем нескольких дивизионов САУ. Но, видимо судьба пока была благосклонна к Зульборзу Седьмому Победителю и его час еще не пришел.


Глава 7

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 10.11.2015.

  Дело было к вечеру, делать было нечего, так бы подумал каждый, кто видел бы меня в этот момент. Я сидел у себя в кабинете и черкал по листу бумаги, выводя одному мне понятные и имеющие смысл закорючки. На самом деле, занимался я не ерундой какой, а самым что ни есть нужным делом, размышлял. О чем? Так это не секрет, сегодня посетил Кабарангу и смог видеть первые результаты работы отрядных служб по приему долгожданных гостей, то есть горрилоидов и прочих "подонков".

  От добровольного перебежчика, шибко умного обезьянина Бо-хо-жга стало известно следующее. Мутанты имеют не только УБК, но и тяжелую технику, некие тяжелые автоматизированные бронемашины прорыва, артиллерию крупных калибров и что-то напоминающее немецкие шестиствольные минометы времен Второй Мировой Войны. Это факт? Да, подтвердилось полностью и с разных сторон, в том числе и от пленных эльфов захваченных на Ра-Аре. Почему не использовали ранее? Негласный договор с эльфами? Возможно, что и так, а возможно, ограниченное количество подобного вооружения и техники. Исходя из этого, готовиться к будущим сражениям необходимо всерьез. Оно-то, конечно, мы и так не зеваем - все службы пашут с полной отдачей с самого раннего утра до позднего вечера, но необходимо изыскать еще людей, средства и технику.

  Кто будет нам противостоять? На первых порах это как минимум одна атакующая армада в два миллиона боевых самцов, а к ним в помощь хотя бы парочка дивизий мятежного князя Эсфира-тон-Миранига. Много это или мало? С одной стороны, тьфу, плюнуть и растереть, а с другой, для первого боестолкновения очень даже прилично. Сама по себе, Кабаранга ничем не примечательный нейтральный мир - три материка, трое работающих Врат. Наша задача проста - удержать за собой половину материка и сохранить контроль за Вратами, ведущими в наши миры. Если подойти к вопросу просто, то семьсот километров линия фронта и на этом все. Уверен, удержим горрилоидов столько, сколько нам будет необходимо.

  Что мы можем им противопоставить? В первую очередь - мой отряд: две мотострелковых бригады и одна танковая, бригада морской пехоты, воздушно-десантная бригада, инженерно-саперная и артиллерийская бригады, два отдельных полка спецназа и пять отдельных батальонов. Это то, что может стать в оборону сразу. Те же самые ВМС и ВВС, в боевых действиях против горрилоидов бесполезны, пока, хотя и имеются некоторые перспективные думки на их счет. И кроме того, охранные батальоны СБ, которые контролируют Врата перехода между мирами, их так же, не сдернешь с места и в бой не кинешь, а учитывая провокацию на Земле и нападение на Сулинские Врата, безопасников еще и усилить придется. Кроме них есть казачьи войска, два отличных батальона, по уровню подготовки как мой спецназ: "Атаман Сары-Азман" и "Атаман Ермак", и к ним в подкрепление третий формируется - "Атаман Платов". Их задача контроль, зачистка и охрана степных территорий. Крайний раминский резерв на всякий непредвиденный случай.

  Искан, он же Халифат Лахмидов, там все ровно. Малик Асвад ибн Джумал обещал полтора миллиона солдат и обещание свое он выполнит. Четкий мужчина - как сказал, так и сделает. В общей сложности будет восемьдесят пехотных, десять мотострелковых, пять танковых и десять артиллерийских дивизий. На бумаге красиво и грозно, а на деле, техника у них не очень, личный состав хоть и храбр, но подготовлен плохо, сказывается долгое отсутствие войн. Впрочем, в обороне арабы должны хорошо стоять, надеюсь на это.

  Рамина и ССГ, что в общий контингент могут дать они? В первую очередь пять мотострелковых легионов славянских воинов, по уровню не слабей моих линейных войск будут. Хорошие слаженные подразделения. Можно было бы и больше набрать, до сорока легионов, но ССГ еще от войны с хунами полностью не оправился, так что излишне братьев-славян напрягать не надо. Кроме них есть средневековые наемники, которых предполагается вооружать и снабжать по остаточному принципу. Отрядные дипломаты уже трудятся на поприще замирения хунов и кублатов и, вроде бы, достаточно успешно. Врата при любом раскладе останутся за нами, кублатский хан Ильдергиз возьмет себе северо-восточные степи, а равнины, исконная территория хунов, останутся за помолодевшим императором Сюнь Фан Хэем. По прикидкам моего штаба, через три месяца мы сможем навербовать у них до одного миллиона шаромыжников, которых не жалко. Посмотрим, что из всего этого выйдет.

  Еще имеется вопрос по Заренаю. Народа там много проживает, опять таки дипломаты Мита со всеми крупными государствами тамошнего мира работают. Что можно взять на этой планете? Многое и в первую очередь наемных солдат, миллионы бойцов, которых пошлют в бой их правители за новые технологии, "тинирин" и унзо. Однако, это все не сейчас, а позже, полгода минимум на все про все необходимо. Пока это еще будут подписаны договора, пока первые солдаты к Вратам прибудут, да пока обучишь этих ландскнехтов элементарно из "калаша" палить, вот тебе и время. Чуть полегче с миром Сулин, где отработали свой первый контракт "Мародеры Йорка". Один из местных королей, вроде бы как самый авторитетный в тех краях человек, готов дать нам в подмогу свою армию. Так мало того, еще и соседей своих на это агитирует, какой-то фанат - "человек война". Сулинских воинов переучивать и перевооружать тоже придется, но все же полегче придется чем с заренайцами.

  Где взять профессиональных солдат сейчас? Про Ра-Ар думать бесполезно, компаньоны по оборонительному союзу выгребли все, что только возможно. Причем, из-за них, бармаглотов таких, цены на наемных воинов взлетели в полтора-два раза. Остается только родина-мать, то есть планета Земля. Там все как-то сложно. С одной стороны, поставки эльфийских чудо-таблеток возобновились, ругать нас стали меньше, и истерия по поводу ухода эльфов стихает, а с другой, ни одно правительство в мире, нам навстречу не идет. Торговлишка возобновилась и людей, которые готовы мигрировать к нам, никто особо не сдерживает, но это все не то. Правда, поступало несколько предложений, от тех же иранцев, например, но их условия меня не устроили. В самом деле, что это за хрень, типа, мы поддержим отряд "Акинак", а вы дайте нам ядерную боеголовку? Не, так дела не делаются. У меня есть аналитики, отдел информационной борьбы, УВР и УВКР, так что обождем еще недельку-другую. Результат будет, и все эти президенты сами со временем ко мне прибегут, никуда не денутся. Надо только некоторую информацию подать аккуратно и сработать точечно. В этом деле, спешки допускать нельзя. Подождем. Времени хоть и мало, но оно еще есть.

  В сторону улетает исписанный лист бумаги, и думка про другое. Кто порадовал, так это Саня Козлов, начальник строительного отдела, такой укрепрайон на Кабаранге всего за пару недель отгрохал, что любо-дорого смотреть. В том-то и дело, что укрепрайон получается мощнейший, но и очень дорогой. Однако он того стоит, и не одну сотню, а то и тысячу солдатских жизней сбережет.

  На расстоянии в тысячу двести километров от наших Врат на Кабаранге, почти весь материк Игран пересекает горный хребет Акром и именно на его основе, Козлов начал строительство укреплений. Планов у него хватало, кредит ему на это дело открыли неограниченный, а самое главное - наш главстроитель получил триста тысяч сонимских работяг с грайянской техникой. Раньше, вся эта толпа народа пахала на эльфов, а сейчас, всего на пару месяцев, Великая Мать народа Соним Атта Бользайн, выделила их нам в помощь. Бесплатно, как аванс за наш заменитель "тинирина". Работники, лучше не пожелаешь и, что сказать, за их темпами порой и проектировщики не успевают.

  Типовой подземный, он же подгорный, укрепрайон, выглядел примерно так. Выбиралась гора покруче и помощней через каждые пятнадцать-двадцать километров и, по типовому проекту, в ней начинались работы. Наверху располагались сотни бронеколпаков, сделанные из самых что ни есть лучших и прочнейших материалов грайянского производства. В них должны были нести службу стрелки и минометные батареи. Кроме того, расчищались большие ровные площадки на вершинах - для САУ и РСЗО. Причем, делалось все с таким расчетом, что, дав три-четыре залпа, техника могла сменить позиции. Про самонаводящиеся ракеты УБК, мы помнили. Там же позиции новехоньких, опять же грайянских РЛС, самоотключающихся при электромагнитном импульсе.

  Сама крепость могла вместить до двух дивизий солдат и, каждая, должна была иметь автономные системы обеспечения жизнедеятельности на случай долговременной осады и блокады. Вглубь подобные подгорные бункера тянулись на пятнадцать этажей, хотя в некоторых местах было и больше. Каждый укрепрайон соединен с соседними как минимум тремя галереями перехода. Три бункера - один участок обороны, то есть один центральный, именно в нем стоит атомный реактор производства Грай и сидит командование, а по флангам два вспомогательных. Всего получается четырнадцать оборонительных районов.

  Это то, что шло по самому хребту Акрон, а ведь были еще линии надолбов за двадцать-тридцать километров от укрепрайонов и миллионы мин самых разных модификаций посеянные полями вокруг и перед ними. Над планетой парили целых пять спутников "Всевидящее Око - 4", а завтра к ним еще столько же присоединится. Один точечный радиосигнал, пробивающий поле помех, которое так любят ставить мутанты и, привет, площадь в десять квадратных километров превращается в смертельную ловушку для обезьян.

  Если это не поможет, то не беда, есть десять тактических ядерных боезарядов, прикопанные на расстоянии пятидесяти километров от хребта - это обычные. А имеются еще десять боезарядов на расстоянии в триста километров, чтобы значит, особо мощные армады на подходе глушить. Грайянцы ребятки очень умные, никто не спорит, но сказано же, совсем не вояки. Откуда им знать, что если к ядерному боезаряду малой мощности прикрепить бачок с небольшим количеством ядерного топлива, смесь дейтерия и трития, поражающий эффект увеличивается? Правильно, не откуда, а сами они к этому не пришли. Быстрые нейтроны дело такое, что только пытливый ум землян до подобного пока додумался.

  Вдобавок ко всему этому, есть еще огромные бочки с отравляющими газами, так же, ждущими своего часа. Горрилоиды имеют крепкую имунную систему, но дышать они дышат, так что хочешь или не хочешь, а как говорил незабвенный утенок Черный Плащ: "Нюхни газку, злобный мутант!" На эту же тему запланированы постановки бочек с кислотами и напалмом по системе "Капкан". Тоже хитрая штука, прикопан бочонок со всякой гадостью, а к нему механический детектор движения, с записанным алгоритмом толпы горрилоидов идущих в атаку. Есть сигнал, подрыв и полутонная бочка, как ОЗМ-72, подлетает вверх и раскидывает в радиусе двух километров свою начинку. Одна бочка отработала и тут же следует самовзвод второй, неподалеку. Жуть, и горрилоидам придется туго. В общем-то, это только первая линия обороны, а за ней ведь и вторая планируется через месяц, а потом и третья в течении полугода.

  Эх, еще бы плазменного и лазерного оружия добыть из подземного дворца Шнара Первоцвета, да еще и суметь бы его скопировать, совсем хорошо бы было. Однако не все сразу. Палыч работает, пусть не так быстро как хотелось бы и мечталось, но все же, считай, что половину отрядных расходов покрывает именно его группа. Прибыльное это дело - мародерка, ну, или экспроприация ценного наследия Предтеч, кому как нравится, так и называет.

  - Командор, - в кабинет просунулась голова Паши Крюкова. Блин, сколько раз ему говорил, чтоб по селектору общался. - Вы просили напомнить про праздник во дворце Великого Князя.

  - Хорошо, Паша уже иду, - я скомкал очередной исчерканный лист бумаги, и выбросил его в корзину, привстал и посмотрел на своего адъютанта, который чего-то ожидал от меня. Ага, ведь чуть не забыл, - Паша, про твою просьбу я помню - все в норме.

  Обнадеженный моими словами адъютант исчез, а я направился в свою гардеробную. Сегодня день рождения моей любимой тещи Великой Княгини Ольги. Событие значимое - весь цвет романского дворянства и новоявленные бароны с графами моего отряда, будут на балу в ее честь. А Паша Крюков, он же барон Лесогорский, подошел ко мне еще утром с одной личной просьбой, а я дал согласие ему помочь. Дельце-то плевое, втюрился бывший омоновец в одну весьма симпатичную и знатную особу непростых кровей, дочку генерала фон Гейера, и просил познакомить с ней. Старое романское дворянство относилось к нам все еще с некоторой опаской, вроде бы и не кичились особо древностью своих родов, но и близко старались не подпускать. Так что элементарные правила приличия при дворе Великого Князя требовали, чтобы человек, в данном случае Паша, был представлен даме кем-то из вышестоящих по социальной лестнице. Кто это сможет сделать лучше командора, наверняка подумал мой адъютант, и был прав. Сделаем. Не он первый из наших, кто на местных красоток запал и далеко не последний.

  Зашел в гардеробную, название для маленькой полупустой комнатушки, конечно, с претензией, здесь всего-то, три комплекта парадной униформы, пяток рабочих камков и несколько пар обуви. Елы-палы, Великий Герцог, а одеть-то по большому счету и нечего, живу как босяк какой. Быстренько переоделся в парадку, нацепил пяток орденов, два из которых выдумал сам, и сам же себя как Великий Герцог Ардонский ими наградил, перецепил на правое бедро ножны с акинаком, переобулся в мягкие кожаные сапожки и посмотрелся в зеркало. Нормально, настоящий суровый командор, каким его должны все знать и представлять, почти идеал. Взял с тумбочки обитую бархатом коробочку, с красивым цветочным вензелем ВКРО (Великая Княгиня Романская Ольга), выполненным из трирского серебра, и направился на выход. Пора уже, время поджимает.

  Машина ждет, прыгаем с Пашей на заднее сиденье и через двадцать пять минут бешеной гонки по новенькой автостраде, въезжаем во дворец Великого Князя Иосифа. Адъютант вместе с моими офицерами, уже прибывшими на торжество, заходит через парадный вход, а я здесь вроде бы как свой, так что захожу с тыла.

  Первым делом поднимаюсь в свои покои. Ну, как в свои? Выделили нам родители жены на некоторое время половину Южного Крыла, вроде как по бедности моей и неустроенности жилищной.

  Супруга уже готова и встречает меня легким ворчанием:

  - Тим, ну, сколько можно ждать? Мы уже должны появиться, а ты все где-то бегаешь!?

  Смотрю на нее и поражаюсь. Как же она красива. Наверное, я все же счастливый человек, потому что рядом со мной такая женщина. Ее стройная фигура обрела некую округлость, все-таки четвертый месяц беременности, в походке появилась плавность, и для меня она - дива, ради которой и стоит жить. Русые волосы моей любимой женщины заплетены в сложную причудливую прическу. Голубое платье облегает ее тело, а из украшений, только прекрасное ожерелье из неизвестных переливающихся камней, предположительно, легендарных зеленых сайонов, добытых в сокровищнице гредмарского короля. Все чепуха, лишь бы она была счастлива.

  - Ну, что ты все время улыбаешься, Тим? - улыбнулась она в ответ и сменила гнев на милость. - На тебя совсем нельзя злиться, ты только улыбаешься, хотя твои офицеры тебя побаиваются, а я не понимаю почему. Что мы подарим маме? Ты ведь сказал, что сам что-то подберешь!?

  - Да, конечно, - я вынул из-за спины изящную коробку и показал ей. - Для моей неповторимой тещи - неповторимый подарок.

  - Что там? - она попыталась открыть коробочку, но у нее ничего не получилось.

  - Открывается по отпечатку пальца Великой Княгини, - приподняв коробочку, я показал ей электронный дактилоскопический замочек.

  - И что там находится, ты, конечно, не скажешь? - супруга хитренько посмотрела на меня.

  - Разумеется, не скажу, - я нежно поцеловал ее в уголок губ. - Катюш, сюрприз должен быть сюрпризом для всех.

  - Хорошо, спорить не буду, - ответила она. - Нам пора, пойдем?

  Выставив вперед правый локоть, я согласно кивнул:

  - Пойдем.

  Рука об руку, чинно и не торопясь, как учит придворный церемониймейстер, мы прошли коридорами в Большой Приемный Покой, где и проходили все торжества. Услужливые лакеи распахнули двери, и минута в минуту, как того требует этикет, мы прошли в сияющий сотнями огней огромный зал. Гости, а таких здесь набиралось около тысячи, уставились на нас, как будто и не видели никогда. Нет бы, отвернуться из приличия, типа винца бокал с фуршетного стола взять. Вот за что не люблю подобные мероприятия, так это за подобные моменты.

  Хорошо поставленным, громким и торжественным голосом, герольд объявил:

  - Великий Герцог Ардонский Тимофей фон Кудрявцев с супругой Великой Герцогиней Ардонской Кудрявцевой-Вольф.

  Под перекрестным обстрелом сотен пар глаз, мы, все так же чинно и неспешно, проходим к нашим местам и занимаем два кресла слева от трона. Киваю серьезному мужчине напротив и полной женщине с милым и добродушным лицом - наследник Великого Князя Михаил фон Вольф с женой Мариной. Хорошая пара, хорошие люди, мой кивок и улыбка, и в ответ такой же кивок и такая же улыбка. Кто-кто, а эти двое нам искренне рады, не за командорство мое, не за родство с ними, а просто так, как одни люди, бывает, симпатизируют другим. Таких вроде и много вокруг нас, а присмотришься, совсем даже наоборот.

  Наконец, объявляют и тех, ради кого собственно и весь сыр-бор: Великого Князя и Великую Княгиню. Правители Романского Княжества и ССГ, в последнее время оба изрядно помолодевшие, входят в зал. Все встают и мы в том числе, хоть и есть у нас такая привилегия, как у родственников, сидеть в их присутствии, однако уважение к старшим должно быть.

  Все занимают свои места, и начинается официальная часть. По настоянию хозяина, работает сокращенная программа: короткие речи, поздравления и, естественно, подарки. Кто и чего только не дарит: золотые украшения, драгоценности, картины, меха и ткани. На любой вкус дары. Однако я вижу, что все это не то и, не смотря на милостивые кивки тещи, большинству подарков суждено уже завтра осесть в сокровищнице неподвижным грузом. Себе я заранее обговорил заключительное подношение.

  Проходит час, и очередь доходит до меня. Особо славословить тещеньку не стал, пара добрых слов и хватит. Подношу коробку с вензелем к трону, мне можно, родня все же, и гвардейцы, хоть и настороже, но не дергаются. Коробка переходит в руки Великой Княгини. Она уже предупреждена относительно необычности замочка и заинтригована, прикладывает к нему палец большой руки и крышка плавно откидывается. Поначалу, она просто не понимает, что я ей подарил, лицо ее в легком недоумении, но вот, до нее все же доходит и, подхватив коробку, она торопливо соскакивает с трона и уносится из зала.

  Зал в недоумении зашумел, так как подобное поведение для Великой Княгини Ольги не просто необычно, а можно сказать, что немыслимо. Князь приподнимает правую бровь и вопросительно кивает мне, мол, в чем дело, зять? Успокоительно киваю в ответ, все в норме.

  Минуло минуты три, и герольд вновь объявляет виновницу торжества, которая величаво входит в зал, а все женщины вокруг, знающие цену моего подарка, за малым, в обморок не падают. На голове Великой Княгини сияет одна из пятнадцати мифических реликвий мира Рамина - царская диадема древнего и легендарного дома Свангов. Согласно легенде, таких диадем было пять, и каждая, обладала редким даром, наделяя свою хозяйку неким даром предвидения. На всех картинах величайших мастеров минувших тысячелетий, великие правительницы прошлого в подобных диадемах красуются.

  Красота, конечно, и вещь неповторимая, но объяснять теще, что подобных царских венцов, было не пять, а намного больше, я не буду. Обычная и, по моему мнению, не особо ценная поделка местного бога Шнара Первоцвета, которую обнаружили в его дворце. Такими венцами бог наделял своих женщин из смертных. В самом обруче крупный алмаз, подобных ему в этом мире точно не найти, а внутри него, сложный вычислитель, даже по современным меркам неповторимый, который и дает возможность предугадывать будущее минут на десять вперед. Ничего глобального, только бытовой уровень. Разумеется, если он подпитан энергией полюса силы, а это мои артефакторы сделать смогли и теперь зарядки хватит минимум лет на сто.

  Княгиня усаживается на трон и милостиво кивает мне, довольна. Тем более, насколько я копнул ее родовые корни, отец княгини выводил начало своей фамилии именно от Свангов.

  Возвращаюсь к своему месту. Начинаются танцы и, подхватив жену за талию, устремляюсь с ней в зал, в самый центр. Звучит вальс, какая-то переделка местных композиторов из земных мотивов Штрауса. Мы медленно кружимся и, наклонившись к ушку Екатерины, я шепчу:

  - Милая, у меня и для тебя подобный венец заготовлен.

  Екатерина улыбается и отвечает:

  - А я и не сомневалась. Ты понимаешь, что подарил не просто древнюю вещь, а символ?

  - Более или менее.

  Вальс заканчивается и начинается то, что для себя я обозвал променадом. То есть, надо было ходить от одной группы знатных феодалов до другой и с заинтересованным видом выслушивать всякую хрень, которая мне и даром была не нужна. Один герцог из Скальта надавал советов как мне за три дня разгромить горрилоидов, чудак, а еще один предложил свои услуги в качестве отрядного министра финансов, мошенник. Половина дармоеды, разогнать бы их, но не я здесь хозяин.

  Постаравшись отметиться везде и нигде особо не задержаться, по дороге оставляю супругу поболтать с мамой, а сам, подхватив Пашу Крюкова, направляюсь к группе романских вояк. Семьи с ними, здесь так, пока папа-мама не отпустят вожжи, девушки стоят своей кучкой, а за приглашение кого-то из них на один из первых танцев, можно и вызов на дуэль получить. Обычай. Сейчас как раз начинается пятый танец, самая пора знакомить своего адъютанта с юной фон Гейер.

  Все улаживается достаточно легко и быстро. Старый вояка фон Гейер с супругой люди старого склада, рады бы помариновать доченьку, которая так и рвется на волю. Однако мне отказа нет, и довольная друг другом молодая пара исчезает в круговороте танцующих.

  На некоторое время я остановился, прикидывая, где находится представитель Грая, хотел с ним обговорить подробности моего заказа на стратосферные бомбардировщики. Нигде его не обнаружил. Ладно, может быть удастся отыскать контр-адмирала Семенова, обсудить закупку подводных ракетоносцев для океанского флота, который, возможно, будет действовать на Кабаранге. Есть, этот на месте. Но о чем-то увлеченно разговаривает с некоей особой, про которую говорят, что она его любовница. Хм, мешать не буду, личная жизнь камрадам нужна, и она, далеко не на самом последнем месте.

  "Найдем кого другого, дабы пообщаться", - подумал я и в это время сработал мой коммуникатор.

  Надо ответить, наверняка еще один нестандартный вопрос.

  - Да, на связи.

  В трубке раздался чрезвычайно взволнованный голос нашего кладоискателя Палыча:

  - Тимофей, приезжай во дворец Шнара. Срочно!

  - Что случилось? Опять груду артефактных мечей нашел?

  - Лучше, пульт управления всеми дворцовыми охранными системами.

  - Выезжаю. Жди и сам никуда не лезь.

  - Знаю, - отозвался Некрасов.

  Отключив коммуникатор, отправился к жене, надо предупредить ее об отъезде и извиниться перед тещей. Дело зовет, а праздник, ну, что же делать, празднования еще будут неоднократно, а пока, мне надо двигаться в пустыню Суль-Сахейн.


Глава 8

Планета Ардон. Учебный Центр "Изенгард". 10.11.2015.

  Прошли две недели обучения и семеро молодых Меченых во главе с Куликовым вернулись в "Изенгард". Как-то все было непривычно, странно и неестественно - все куда бежали, торопились, сидели в учебных классах и передвигались только строем. В общем-то, обычный распорядок УЦ "Изенгард", но для Давы, который за минувшие дни внутренне резко изменился и во многом перенял повадки вольного хищного зверя, подчиняющегося только вожаку стаи, все это было чем-то лишним и наносным.

  В распахнутые настежь ворота замка они вошли так, как передвигались в походе. Впереди Куликов, по бокам, чуть позади него, Дава и Евграфов, остальные следом. Стоящие в карауле бойцы, предпочитали не смотреть им в глаза, но один, может быть новичок, случайно зацепился с Давой взглядами и резко отпрянул в сторону, вскинул автомат и попытался передернуть затвор. Что ему привиделось, и что он увидел, этого Васька не знал и знать не хотел. Однако, судя по реакции дежурного, невысокого крепыша с лейтенантскими погонами, сразу же подскочившего к бойцу и прижавшего его к стенке, было это не впервой.

  - Спокойно, - пробурчал Куликов, непонятно к кому обращаясь, то ли к своим, то ли к караульным. - Идем в учебный корпус, - затем он повернулся к лейтенанту, и добавил: - Известите Миргородского, что в третьей учебной группе Ордена без потерь.

  Группа Меченых миновала плац, прошла в третий учебный корпус, некогда арсенал замка, и вошла в один из стандартных классов: три ряда столов и стульев, школьная доска с неизменным белым мелом, часы на стене, телевизор и DWD в углу. Первое, что Дава почуял своим обострившимся за минувшие две недели обонянием - запах армии. Тот самый неизменный запах, который всегда сопровождает военных - смесь из пороховой гари, оружейной смазки, ваксы, кожаных ремней, хлорки и человеческого пота. Совсем недавно здесь проводились занятия, а после них была уборка.

  - Всем сесть, - бросил инструктор Меченых, и расположился за преподавательским столом.

  Воины расселись и, сидящий позади Давы, бывший снайпер-спецназовец Выгорский, он же Выгор, произнес:

  - Помыться бы, товарищ сержант!?

  Да, вот чего хотелось, так это чистоты. Четырнадцать дней беготни по лесам, сотни пройденных километров, тело зудит, на лице щетина, форма рваная, на ней грязь и кровь животных, а вонь, она просто не чувствуется, принюхались уже.

  - Успеете, - Куликов откинулся на стуле. - Сейчас нам баню готовят и чистые комплекты одежды. Есть еще полчаса, так что времени терять не будем - у нас, его совсем немного. Какие и у кого есть вопросы по нашим лесным похождениям?

  Руку приподнял Евграфов:

  - Сержант, а чего это так странно себя караульный на входе в замок повел?

  - Он обычный человек и ему страшно взглянуть в лицо зверя. Вы уже привыкли к нему, он стал частью вас, а для него это испуг и шок. Первая реакция караульного закономерна и предсказуема - выстрелить в то, что тебя пугает. Сами видели, остальные стояли спокойно, наверное, уже сталкивались с подобным.

  - И чего, нас теперь все так шугаться будут?

  - Нет, от меня же не бегают как от монстра. Еще неделя-другая и войдете в норму, сживетесь со своим "фейром" и с виду будете как все.

  - Камрад, - с места взмахнул рукой Дава, обращаясь к Куликову. - "Фейры" ведь разные, а мы до сих пор не в курсе, у кого из нас какой, да и надо бы про сам "фейр" в подробностях узнать. Вроде как все понятно, что это предрасположенность к какому-то Дару. Однако, подробней можно?

  Куликов как-то тяжко вздохнул и ответил:

  - Почему бы и нет. По плану наших занятий, проходить это будем только через три дня, во время похода в болота, но можно и сейчас. Итак, "фейр" - это явное проявление Одаренности, то, к чему Меченые предрасположены более всего. По сути - мы все паранормалы, но у каждого есть специфика. Сколько их, этих спецификаций, точно не известно, но пока, всех подразделяем на следующие категории: лидеры, ключники, чуяльщики, сенсы-паранормы, интуиты, телепаты, провидцы, теле и пирокинетики, левитаторы, солнцееды, артефакторы, телепортеры и оборотни. Причем оборотнями, являются все Меченые, в той или иной степени, так как это наша славянская неизменная специфика. Возможно совмещение категорий, например, командор Кудрявцев, который одновременно, и лидер, за которым мы все идем, и оборотень, и неплохой интуит, и ключник, открывающий Врата перехода между мирами. Сильнее чем он, лидера у нас нет, ключника так же - они очень редки, интуит чуть выше среднего, а вот как оборотень, командор достаточно слаб. Тот же глава нашего Ордена Меченых генерал-майор Некрасов, интуит более сильный, чем Кудрявцев, а оборотней, так больше двух десятков среди нас наберется, кто в этом отношении его превосходит. Как правило, в одном Меченом две категории, но бывает и больше, опять же, командор тому пример, но он единственный у кого четыре "фейра" сразу. Понятно?

  - Понятно, - протянули молодые Меченые.

  - Отлично, - кивнул сержант и продолжил: - Вы хотели знать, какие "фейры" у вас, но думаю, что если вы в себя вслушаетесь, то и сами ответ получите. Впрочем, заниматься этим лучше на природе и практическое занятие проведем, как и расписано, через три дня. Пока же, я сам вам расклад дам, - Куликов стал указывать на каждого пальцем и говорить категорию воина: - Дава: оборотень-интуит-солнцеед. Евграф: оборотень-солнцеед. Костер: оборотень-артефактор. Перо: оборотень-пирокинетик. Барин: чистый оборотень. Серго: оборотень-сенс-паранорм. Выгор: оборотень-интуит.

  Предупреждая распросы, кто, что и как, сержант, приподняв руку, начал объяснять категории:

  - Лидер - Одареный, за которым идет группа людей, племя или народ, близкие ему по крови. Человек, принимающий верные для этой группы людей, правильные и устраивающие их решения, наиболее авторитетная личность в сообществе, обладающая сильной харизмой. Ключник - Одаренный, открывающий Врата перехода между мирами, как правило, лидер, одно с другим сильно взаимосвязано. Чуяльщик - он же "шан-шаталин-тона-боха", что переводится как "знающий где тень бога". Меченый, определяющий местоположение бога или его тела. Сенс-паранорм - сильный гипнотизер, определяющий внутреннее настроение человека и его предрасположенность к чему бы то ни было, как правило, очень хорошие психологи и неплохие телепаты. Интуит - Одаренный, неосознанно, на уровне инстинктов и чувств, принимающий верные решения. Телепат - Одаренный, способный принимать-передавать мысли и образы другого мозга. Провидцы - предугадывают события и поступки обычных людей или прогнозируют природные явления. Телекинетики - передвигают предметы на расстоянии, не вступая с ними в прямой физический контакт. Пирокинетики - Одаренные, управляющие огнем. Левитаторы - имеют способность летать. Солнцееды - могут подпитываться энергией Солнца и долго обходиться без пищи. Артефакторы - способны подзаряжать предметы энергетикой от полюсов силы и использовать ее, кроме того, на расстоянии определяют местонахождение чужих артефактов. Телепортеры - силой мысли мгновенно переносят предметы с места на место, особо сильные и сами себя перебрасывают. Оборотничество - общая черта всех славянских Меченых, отправная точка наших категорий, способность становиться зверем, оперировать его чувствами и умениями. Начальная ступень оборотничества, духовное соприкосновение с душой зверя, а конечная, физическое превращение.

  Куликов замолчал и выжидательно посмотрел на своих учеников, справедливо ожидая вопросов. Первым отозвался Перов, он же Перо:

  - Допустим, есть у меня некая тяга к огню и пару раз я взглядом соломку под костерком поджигал, было такое. Однако, что это за способность, ведь ничего серьезней, у меня никогда сделать не получалось?

  - Это только начало, - отозвался инструктор. - Ребенок тоже не сразу ходить и бегать начинает, а учится этому год, а то и больше. Так же и с твоим "фейром", он пробудился, но пока, он очень мал и совсем не развит. То обстоятельство, что ты пирокинетик, совсем не означает, что тебя нельзя спалить на костре или сжечь напалмом. Со временем, если ты сконцентрируешься только на этом направлении, вырастишь в какого-нибудь мага-огневика из древних раминских легенд, а пока, ты в самом начале пути, Перо.

  Вопрос задал Барин, курчавый широкоскулый паренек лет двадцати:

  - Вот я одного не пойму, мы вообще, зачем из лесов выползли? Могли бы весь месяц, предназначенный для обучения, там и просидеть. Результаты, наверняка, лучше бы были.

  - Узнаю слова чистого оборотня - сидеть в лесу и к людям не выходить, - с удовлетворением заметил инструктор. - Поначалу так и было, с самой первой партией Меченых, отобранных по всем подразделениям отряда. Двоих сразу же потеряли.

  - Как это? - спросил все тот же Барин.

  - А вот так, бегали по лесам без остановки, глядь, а двоих-то и нет. Слишком быстро их природа-мама зачаровала. По следам прошлись и нашли место, где они с себя одежду сбрасывали, а потом оба голышом по лесу рванули. Поначалу след человеческим был, а через пару километров уже волчьим. Пришлось разбить первоначальный тренинг на три части, дабы Меченые от людей не отвыкали. Как оказалось, такое решение было наиболее правильным.

  Дава оглянулся, больше вопросов Куликову никто не задавал и он решил спросить то, что задело его:

  - Сержант, вы перечислили пятнадцать категорий, но ведь их больше?

  - Да, - Меченый кивнул. - Категорий очень много, но я перечислил только те, про которые мы точно знаем, что они есть. В основном, Одаренные в пределах Ра-Арского Оборонительного Союза происходят с четырех планет: Земля, Ра-Ар, Рамина и Соним. В остальных мирах это чрезвычайно редкое явление, один Одаренный на миллиард, а то и больше. А как у нас - вы сами видели, на тысячу с лишним новобранцев, сразу семеро. Хороший показатель. На том же самом Ра-Аре, на десять тысяч обычных людей один Одаренный.

  - Почему так?

  - Хм, кто же точно знает? Есть только предположения и теории, согласно которым, именно на этих планетах наибольшее количество людей с примесью божественной крови. На данный момент, ра-арскими кастами определены девятнадцать активных родовых линий пересечения людей и Предтеч. Две на Сониме, одна на Ра-Аре, две на Рамине и четырнадцать на Земле.

  - Именно поэтому в отряд не берут кого-то со стороны?

  - Это одна из причин, но она не основная. В отряде много немцев, есть англосаксы, азиаты, недавно нескольких кавказцев видел, но основа, конечно же, славяне. Было бы глупо это отрицать. Командор поставил цель - создание нового народа, а народ должен быть един - это аксиома. При этом не надо путать понятия страна и народ, они совершенно разные. Например, коренные жители Ардона, гредмарцы и эмигранты из Конфедерации Вольта, признаны гражданами Великого Герцогства не взирая на то, кто они по крови и в каких богов верят, да и верят ли вообще, но "акинаками" им не бывать.

  - А более подробно про иные категории Даров, где-то можно узнать?

  - Есть такое место - замок Рассветный, база нашего спецназа. Там был обнаружен бункер древних Одаренных мира Ардон и некие бумаги из их архивов. Большая часть находится у Ордена Меченых, и если там порыться, то без сомнения, найдешь много любопытного. Да, даже логику включить: если есть пирокинетик, то должен быть гидромант, если были боги Смерти, вроде того же самого Гипноса, поднимающего мертвых, то почему бы, не быть некромантам. Мы уверены в пятнадцати существующих Дарах, но никто не будет удивлен, когда их окажется больше.

  В разговор вступил молчавший до этого момента Костер, немного сутуловатый молодой мужчина, ранее служивший писарем при штабе одного из мотострелковых полков:

  - Сержант, если не секрет, чем мы будем заниматься как Меченые?

  Куликов почесал бровь, бросил взгляд на настенные часы и ответил:

  - Меченые подчиняются только двум людям: командору и главе нашего Ордена генерал-майору Некрасову. Мы работаем там, где наиболее нужны. Открываются Врата, и мы первыми идем в новый мир. Требуется усилить какую-то часть и три-четыре наших брата, вливаются в нее. Разведке или диверсантам требуется помощь и вновь мы впереди. Куда пошлют, там и тянем службу.

  - Это что же получается - мы вроде гвардейцев?

  - Нет, мы вроде как ближнего круга командора, а гвардейцы уже есть - это спецназ Аленина и россы Ратмира Переяславского. А вообще, скажу так, не вздумайте считать себя избранными или особенными. Так может сложиться, что любой обычный человек, боец отряда или гражданский специалист, завтра станет вашим братом по Ордену. Да, способности у вас есть, но вы не бессмертны, а основа отряда, все же не мы, а рядовые воины без всяких "фейров". Одаренные - это ядро отряда "Акинак".

  Инструктор замолчал, и в это время в дверь учебного класса постучали.

  - Товарищ сержант, - в дверь вошел солдат с красной повязкой на левой руке: "Дежурный по 3-му Учебному Корпусу". - Баня готова. Потом обед, а после него, полковник Миргородский просил вас зайти к нему.

  - Хорошо, - кивнув дежурному, ответил Меченый, и махнул рукой в сторону двери: - На выход, воины.

  В коридоре Даву ждал неожиданный сюрприз. Облокотившись на стену, подле двери стоял Толстый.

  Куликов только бросил на него взгляд и, обернувшись к Даве, сказал:

  - Две минуты.

  Меченые третьей учебной группы направились вслед за своим инструктором, а Дава и Толстый остались вдвоем. Они обнялись, и Дава спросил:

  - Какими судьбами, братка?

  - Вчера обучение окончил, теперь распределения жду, вот и решил тебя проведать. Как тебе быть Меченым?

  - Еще непонятно, но в целом, хорошо. Чувствуешь себя нужным и необходимым, - ответил Дава. - Как там наши, где они, встречал кого?

  - Тех, кто здесь оставался, пару раз встречал, нормально, а в Рассветный вчера дозвонился, Ромыч с парнями тебе привет передавали, - Толстый замолчал и, оглянувшись по коридору, спросил: - В общем-то, что я хотел. Ты ведь из Москвы вроде, Дава?

  - Да, - подтвердил он.

  - Тут такой слушок гуляет, что нас на Москву распределяют. Что-то там намечается. Если туда попаду, твоим близким что-то передать?

  Дава задумался и ответил:

  - Благодарю, брат, только некому мне приветы передавать. Возможность послание на родину отослать и здесь имеется, только не интересно это. У меня в семье все, как и у тебя - бухарево и синева от рассвета до заката.

  - Ну, смотри сам.

  Друзья попрощались, и каждый направился по своим делам. Толстого ждала Земля, а Даву ардонские болота и тренировки под руководством инструктора Куликова.


Глава 9

Планета Рамина. Пустыня Суль-Сахейн. 15.11.2015.

  - А мы копаем, копаем, копаем, а не копает только лодырь и дурак, - блин, прицепилась эта дурная песенка расейских любителей искать клады, хожу и весь день напеваю, достало уже.

  Палыч все же нашел комнату с пультом управления охранными системами и, подтянув во дворец покойного Шнара Первоцвета всех свободных Меченых, мы потрошим помещение за помещением. Где-то здесь и дон Карбоно по коридорам скитается, но видел я его только пару раз. Старый мафиозо бродил по дворцу, с глазами как у лемура, и рассматривал каждую детальку, которая была добыта в помещениях, ранее для нас недоступных. Пускай бродит, теперь не страшно, так как охранные системы полностью отключены и обесточены.

  День за днем, как на работу, закинув на плечи перфораторы, два десятка Меченых и Палыч отправлялись в подгорный дворец, долбили стенки, пробивали переходы и, однажды, нашему бравому интуиту, все это надоело. Сказав исторические слова: "Я вам в шахтеры-гастарбайтеры не нанимался", Некрасов объявил выходной день и, рассудив, что система охраны и вообще управление дворцом должно быть централизовано, решил искать пульт управления.

  Генерал начал ходить по всем внутренним помещениям. И вот, в спальне, месте, которое было вскрыто самым первым и, казалось бы, было исследовано от и до, он обнаружил некое несоответствие интерьера. Один кусок стены по цветовой гамме был отличен от других. Это было заметно едва-едва, но генерал решил что это неспроста. Притянули обнаружители пустот и рентгеновские аппараты, которые показали, что никакого скрытого помещения в этом месте нет. Палыч приборам не поверил и, надо сказать, правильно сделал.

  Вызвав три пары физически крепких молодцов из Меченых, он приказал начать долбежку стены. Стены во всем дворце были очень прочные и крепкие, что было, то было, но, не смотря на это обстоятельство, отбойные молотки и перфораторы с задачей справились на "отлично". Сутки работы в три смены и перед генералом открылся проход в потайную комнату.

  - Знай наших, - наверняка, что-то подобное произнес Некрасов и вошел внутрь.

  - Стой, кто идет? - сказал охранный элементаль, сидящий внутри комнаты, и потребовал: - Пароль или вы будете уничтожены.

  Пароля Палыч не знал и по-быстрому слинял. Странно, конечно, что вечный охранник не порубал его на куски какими-нибудь мега-супер-лучами сразу и когда я прибыл во дворец, то мог констатировать только одно - Некрасову опять повезло, а может быть, интуиция сработала. В конце-то концов, если бы там было опасно, то некое шестое чувство его предостерегло от вхождения в тайное помещение.

  Посовещавшись, решили послать внутрь роботов-разведчиков SUGV Early. Один за другим три робота проехали внутрь и расположились под разными углами. Через мониторы мы просматривали всю немаленькую потайную комнату, метров двадцать на двадцать кубатуры в ней было. В центре висело что-то круглое, где-то около метра в диаметре, и излучало желтоватый свет, ближайшая ассоциация - маленькое солнце. От этого шара к стенам тянулись перекрученные жгуты, семь штук, диаметром сантиметров по пятнадцать каждый, видимо энергокабели. Жгуты подсоединялись к неким приборам висящим на стене - некоторые из них даже работали, было заметно свечение, но большинство, тускло сияя металлом и стеклом, мертвым грузом застыли на фоне каменной стены. Элементаль-охранник молчал, наверное реагировал только на живых существ.

  Чего делать, непонятно и, покумекав, мы пошли в комнату вдвоем. Что сказать? Азарт захватил нас в свои лапы крепко, и в таких случаях оно всегда так - вперед, к цели, а про последствия думать потом будем. В помещении раздался обезличенный голос, похожий на привратного "Сильфида":

  - Стой, кто идет? - мы молчим, а элементаль выдвигает ультиматум: - Пароль или вы будете уничтожены.

  - Свои, - отвечаю я.

  Но видимо, элементаль нам попался тупенький, самые простейшие команды только предусмотрены и интеллекта совсем нет. На мои слова не реагирует и, с периодичностью в двадцать секунд, повторяет свою угрозу.

  На нас обоих доспехи пасынка бога, а на Палыче дополнительно шлем из этого же комплекта. Ждем, что дальше будет. На всякий случай при любом подозрительном шорохе мы готовы бежать. А ну как из стены выдвинутся турели с большими пушками, и давай нас кромсать? Однако ничего не происходит, и мы расходимся по комнате. При этом заметил, что от светящегося шара, который мы решили считать генератором энергии, при каждой угрозе охранного элементаля, проходит небольшой сноп искр по одному из кабелей. Присмотрелся, энергокабель уходит в один из приборов, но время его не пощадило и у основания он попросту перегнил.

  - Палыч, - повернулся я к генералу и указал на кабель. - Связь между словами элементаля и подачей энергии на кабель улавливаешь?

  Глава Ордена Меченых присел рядом с кабелем на корточки и ответил:

  - Улавливаю. Сдохла система.

  - Как всю эту байдалу отключать будем, предложения есть?

  - Давай все кабеля обрубим? - предложил он.

  Хм, идея незамысловатая, но должна сработать. В самом деле, велосипед придумывать не надо - все гениальное просто.

  - Давай, - согласился я и сразу предупредил: - Рубим их клинками из голубой стали. Черт его знает, что за энергию вырабатывает этот генератор, но про свой акинак, - я похлопал по ножнам на ноге, - знаю точно, он ток не проводит.

  - Угу, - только и ответил Палыч, после чего мы вынули свои мечи и, обрубив кабеля, откинули их в стороны.

  Практически сразу шар резко сбавил свое свечение, в комнате воцарился сумрак, а по рации пришел доклад от Меченых, стоящих по коридорам:

  - Командор, - доложился первый пост. - Двери на нижний уровень разблокировались. Слышали внутри щелчок, и освещение внутри помещений почти погасло.

  - Хорошо, попробуйте открыть механическим путем, - ответил я.

  - Это как? - не понял Меченый, вызывавший меня на связь.

  - Как-как, вручную, ломами поддевайте.

  - Понял, - радостно ответил воин и отключился.

  - Второй пост вызывает Палыча! - сразу же отозвался внешний пост на поверхности.

  - На связи! - генерал нажал клавишу радейки на "прием".

  - Охранные системы отключились, роботы-разведчики беспрепятственно проникли через главный вход во дворец.

  - Понял, продолжайте разведку! - Палыч отключился и, повернувшись ко мне, закричал: - А-а-а-а! Мы сделали это! Тимоха, с тебя вагон шампанского! Обманули мы все же эти древние хитрости!

  - Зачем тебе шампанское, Палыч? - сказать, что настроение мое было приподнятым - не сказать ничего. - Ты ведь не пьешь?

  - Из принципа, купаться в нем буду! - прокричал Палыч и мы направились на выход.

  В тот же день нам в подмогу прибыли еще двадцать Меченых, не занятых в каких бы то ни было отрядных делах и программах, следом дон Карбоно, и работа закипела.

  Изначально предполагалось, что подземный дворец имеет три уровня и около трехсот помещений. На деле оказалось, что уровня четыре, а помещений, включая комнатушки, подвальчики, чуланчики и прочие закутки, более девятисот. Всех без исключения охватила золотая лихорадка, и даже я ей поддался. Ведь понимал же, что и без меня здесь прекрасно справятся, и что важных дел у меня в отряде много, а остановиться не мог. Мне было некогда - я занимался осмотром и учетом добытого.

  Дошло до того, что двенадцатого числа в лабораториях доктора Юттнера были закончены первые испытания нашего заменителя "тинирина", прибыли главы правительств и представители от всего Ра-Арского Оборонительного Союза, важное событие. А я только отзвонился Прохорову и поручил производить раздачу формулы с результатами экспериментов ему. Впрочем, дядя Вова прекрасно обошелся и без меня, благо, помощников хватало, а обо всем касательно заменителя "тинирина", который назвали в честь Юттнера и Иванюшина "юттив", было договорено заранее.

  Первые сутки после отключения генератора, занимались осмотром достопримечательностей дворца, пытаясь понять, что и где находилось. На вторые, составив более-менее достоверную план-схему большей части помещений, приступили к инвентаризации самого интересного. Дона Карбоно интересовало все, но разорваться он не мог, и мафиозо сконцентрировал все свое внимание на трех комнатах отведенных под артефактную лабораторию. Его мечту мы знали - стать Одаренным. Хотя бы с помощью некоего магического напитка или артефакта, но стать. С ним пошли двое Меченых, дружба дружбой, а присмотр за ним необходим.

  Палыча интересовало оружие и, взяв пятерку воинов, генерал подступился к оружейке, не той, которая была предназначена для пасынков бога, ее мы очистили давно, а к той, из которой вооружалась армия Шнара Первоцвета из обычных людей. Много оружия пришло в негодность, но некоторое количество лазерных винтовок, пустых батарей к ним и зарядных устройств, все же было добыто и оприходовано. Кроме того, в целости были орудия внешнего и внутреннего охранных периметров, опять же лазеры. Ничего, что имело бы отношение к плазме, во всем дворце не сыскалось.

  По мне, так это все было не очень серьезно, как всегда, ожидал чего-то большего. Все эти винтовки и орудия по характеристикам соответствовали УБК эльфов и имели перед ним только одно преимущество - были предназначены для людей и их не требовалось переделывать. После боев на Ра-Аре к нам в руки попало несколько десятков УБК, и грайянцы над ними сейчас работали. Кое-что в этом вопросе ученые мира Грай понимали, лазеры они использовали в своей промышленности давненько, все же высокоразвитый народ, но вот с оружием, у них как всегда, было не очень.

  Следовало констатировать, что с лазерами мы пока пролетали, так как единичные образцы, сделанные по неизвестной нам технологии, вопроса перевооружения всего отряда не решали. Однако была в арсенале дворца находка, которая меня искренне порадовала. Три тысячи комплектов бронепластовых доспехов Шнаровых рядовых воинов. Решив пожертвовать одним доспехом, в обеденный перерыв, вытащили его на поверхность и начали в него стрелять из всего, что только имелось под рукой. В ход пошло наше пулевое оружие и лазерное орудие, снятое со входа в подземелье. Результат был, конечно. Однако пули повышенной пробиваемости калибра 7.62мм, выпущенные из "Печенега", пробивали броню только с десяти метров. Лазер плавил ее, но если бы дело было в реальном бою, то двадцать-тридцать секунд у бойца в подобном доспехе были, дабы завалить противника. Нечто подобное использовалось сонимцами в своей бронетехнике, но до защиты рядового состава они не додумались. Впрочем, мы тоже, а надо бы. Бронежилет хорошо, а бронепластовый доспех, по любому, будет гораздо лучше. По весу килограмма три, удобный, детали брони взаимозаменяемы, и в целом придумка хорошая. Дело оставалось за малым. Разгадать секрет производства этого чудо-пластика и наладить массовый выпуск. Хм, всего-то.

  Однако, как я уже сказал, прихватизацией оружейных комнат и орудий охранных периметров занимался Палыч, а для меня это было побочным делом. Все свое внимание я сконцентрировал на другом, как мне думалось, более важном, то есть на сокровищнице бога. Находилась она на самом последнем, четвертом уровне дворца. Массивную металлическую дверь взломать не смогли, так как никакой резак ее взять был не в состоянии. Пошли другим путем - выломали камень вокруг нее, и она рухнула в коридор. Что сказать, входя в сокровищницу, я ожидал увидеть груды золота, платины, и тонны драгоценных камней, сваленных в угол и тому подобные вещи, но реальность оказалась круче.

  Золото, брильянты, платина и трирское серебро, все это присутствовало - целых три сундука, стоящих подле самого входа, весом килограмм по пятнадцать каждый. dd>  "Ого, как много", - мысленно присвистнул я и внимательным взглядом оглядел остальное пространство сокровищницы. dd>  Длинная галерея, шириной метров десять, уходила куда-то в полную темноту, а на всем видимом пространстве вдоль стен, стояли штабеля тяжелых свинцовых болванок. dd>  "Вот же, как бывает. Оказывается, местный бог - мошенник, - накрыла меня дума, - трансмутацией баловался, гад, превращал всякую фигню в ценности. Хотя, все логично, он же бог, надо что-то создать, подумал и сотворил".

  - Э-э-э-хх, жизнь моя жестянка, - вздохнув, сказал я сам себе и, указав Меченым на вскрытые сундучки, которые следовало вытаскивать наверх, отправился по проходу вдоль рядов свинцовых слитков к окончанию местного Госхрана.

  Топал я метров четыреста, до тех пор, пока не уперся в глухую стену. Огляделся и, в самом уголке, обнаружил еще один сундучок, махонький такой, весь в узорах красивых, в свете мощного фонаря красочные росписи отсвечивают-переливаются, миниатюрный, и даже в руки его брать опасно, а ну как сломается. Вещь красивая, спору нет, но я был в расстройстве и, взяв сундучок подмышку, направился на поверхность. На лифте, а Палыч здесь и таким удобством еще месяц назад озаботился, поднялся к солнышку и направился к себе в палатку.

  Присев на стул, поставил "сундучок со сказками" на походный столик рядом и, сосредоточившись, поводил над ним рукой - опасности не чую, что внутри, неизвестно. Достал из ножен кинжал, просунул его в еле заметную щель, там, где должен быть замок и, с силой, резко провернул лезвие. Что-то хрустнуло, и крышка отвалилась. Заглянул внутрь, лежат две вещи, первая - свернутый в трубочку кусок пергамента, а вторая - солидного объема книга, точнее три, скрепленные одним серебряным зажимом.

  Начал с пергамента, развернул, стал читать. Сплошные закорючки и иероглифы, на мгновение в глазах все поплыло, так автопереводчик подстраивался под неизвестный мне язык, и проявился текст:

  "Приветствую тебя, Великий и Могучий Авнир, вождь Испепеляющих Светом. Как ты уже знаешь, наш бог - Шнар Первоцвет погиб от тяжелых ран, полученных в битве. Мы видели, как он умирал в своих внутренних покоях, но помочь ему ничем не могли. Охранные системы дворца приведены в боевое состояние, и никто из нас, верно служивших Шнару всю свою жизнь, не может покинуть подземелья. Большинство помещений блокировано, припасы на исходе, но мы надеемся, Великий Авнир, что ты придешь к нам на помощь, ибо только у тебя есть все ключи и коды доступа к системе управления дворцом. Однако если ты опоздаешь, а мы все же будем мертвы к моменту твоего появления, знай, что я, летописец и казначей бога Шнара, твой верный подданный Исфаят Точный, сберег то, что ты просил. В этом сундучке лежит подробная летопись всей жизни нашего бога, смею надеяться, не напрасный труд многих летописцев нашего племени.

  Будь же славен наш бог! Да возродится он в первых цветах радуги! Исфаят Точный из племени Испепеляющих Светом."

  Забавно, один из предков мастера Абу оставил предсмертное послание и летопись. Что со всем этим делать? Отдать летописцу Испепеляющих Светом? Возможно, что и так. Однако торопиться не будем, надо саму летопись прочитать, наверняка, в ней много интересного будет. Опять же, может быть, в ней межмировые секреты содержатся или указано местонахождение неких тайников и схронов? Торопиться не буду, успеет еще мастер Абу прочитать послание своего предка, написанное более пяти тысяч лет назад.

  Закинув пергамент обратно в сундучок, приладил на место крышку и, поставив его под кровать, отправился обратно в подгорный дворец. На очереди была биолаборатория, в которой бог выращивал всякое интересное зверье и программируемых слуг, вроде приснопамятных шамхулов и моргов. После нее хотелось забраться в мастерские, возможно, там есть что-то интересное, а потом в гараж, парни докладывали о трех десятках механизмов, по виду напоминающих автомашины, только без колес. Еще бы в местный музей заглянуть, на шедевры древности поглазеть, да прикинуть, сколько это стоить будет, если надумаем продавать. Интересно, там что-то наподобии "Черного Квадрата" было? Хм, это вряд ли, такое барахло никому не нужно, но проверить стоит. В общем, было чем заняться и везде хотелось попасть первым, потрогать и пощупать наследие древних, которые во многом превосходили нас, как по уровню техническому, так, возможно, и по духовному.

  Прошел еще один день. В биолаборатории нашли груду искореженного металла, и предположили, что боевые монстры, их здоровенные костяки валялись здесь же, мучимые голодом вырвались наружу и в бешенстве все изничтожили. Сохранились некоторые лабораторные записи, да и то хорошо, глядишь, а разберутся отрядные ученые, что к чему. Вон, группа доктора Шварцнегера, все же получила Нобелевскую премию за работу над шамхулами, так почему бы им, нашим смелым и храбрым естествоиспытателям, еще одну не отхватить? Пусть работают, хуже никому от этого никому не будет.

  На четвертый день забрался в мастерские и, как говорится, подзавис. Оказывается, что все оружие, которое мы находили во дворце, производилось именно здесь. Мы попали на своего рода небольшой завод, где кустарно, несколько десятков человек и гномов создавали мечи из голубой стали, бронепластовые доспехи, защитные латы пасынков бога и лазерные орудия. Кстати, здесь же имелись и кое-какие записи относительно технологической цепочки производства, состава материалов и много другой документации, касаемой производства техники и оружия.

  К сожалению, большую часть документов работяги уничтожили. Как сейчас помню, лежит на полу скелет человека в окружении вороха бумаг, а рядом с ним остатки костра, прогоревшего тысячи лет назад. Так и не дождались они помощи от Могучего Авнира и, на последних силах, кто-то из еще оставшихся в живых людей, попавших в ловушку, до конца исполнял инструкцию. Все что уцелело, вплоть до самого крохотного кусочка бумаги, аккуратно и бережно уложили в мешки, а после этого отправили в Штир-Штар, на разбор. Хоть что-то, но должно было в них полезного сохраниться. Кроме того, оборудование, чуть позже все по винтику разберут и в промышленный отдел отправят.

  И вот, настал пятый день, сегодняшний. Времени у меня только до полудня, а потом, хочу я того или нет, а придется возвращаться к исполнению своих прямых служебных обязанностей. Встав еще до зари и, прихватив пару Меченых, отправился в то, что мы условно окрестили "гаражами" - большую пещеру рядом с поверхностью. Действительно, здесь находились автомашины, если их так можно было назвать. Большие и широкие платформы на антигравах, хоть это, но определили. Управление по виду простейшее, штурвальчик впереди, как на старинном корабле, и четыре педальки. Жаль, что энергобатареи от времени посыпались, а то можно было бы попробовать устроить гонки по пустыне Суль-Сахейн. Представил себе эту картину и улыбнулся. Если верить мастеру Абу, излагавшему древние легенды, скорость Шнар Первоцвет любил, и по окрестностям, которые до его гибели были вполне так цветущими землями и имели прекрасные дороги, гонял как бешеный.

  - Командор, посмотрите сюда, - позвал меня один Меченых.

  Подошел ближе, оба на. Прикольно. Передо мной стояла конструкция очень сильно похожая на трон, только с крыльями. Большое изукрашенное драгоценностями кресло, с приделанными к нему лопастями. Напоминает стрекозу, только квадратную. Видимо, парадно-выходное средство передвижения местного бога, которое ставилось на платформу. Взлетать это чудо техники, судя по всему, могло, и висеть на месте тоже, но вот передвигаться самостоятельно, вряд ли, с аэродинамикой творец сего механизма явно не дружил. Для показухи красиво, а для дела чепуха полная. Взобрался на самую, по моему мнению, красивую платформу, отличающуюся от всех хищными продолговатыми формами, и подтвердил свою догадку. Место водителя присутствует, а позади него возвышение, где имеются зажимы под этот самый трон. Понимаю, что Шнар мог и сам по себе летать, на то он и бог, но трон, видимо был нужен для официоза, чтобы каждый мог воочию повелителя и создателя узреть. А то попробуй разбери, что там за точка под облаками скользит, то ли любимый творец, то ли большая птица?

  Пока суть, да дело, время подошло к полудню, пора выдвигаться к дому. Тяжко вздохнув, я так и не успел осмотреть музей, поднялся наверх, забрал сундучок с мемуарами про покойного бога и направился к вертолетной площадке. Кратковременный отпуск окончен, золотую лихорадку загнал поглубже, пора трудиться.


Глава 10

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 15.11.2015.

  Сегодня собрались на Совет, который должен был определить нашу политику по отношению к родине на ближайшее время. Присутствовали только самые-самые, кто по данному вопросу имел что сказать и предложить: от УВР Прохоров, от УВКР Лютерс, начальник СБ Кинитц, полковник Назаров, тыловик Смирнов Сан Саныч, главный агитатор Степанов, полковник Мит и, конечно же, командор отряда "Акинак", то есть я. Возле входа, облокотившись на стену, стоит флегматичный Паша Крюков.

  Сподвижники сидели за круглым столом, стоящим в одном из внутренних залов крепости, и настороженно посматривали друг на друга. Каждый из присутствующих уже имел в отряде некий вес и представлял не только себя лично, как руководителя определенной службы или направления, но и всех тех, кто от него, так или иначе, зависел. Прохоров, Лютерс и Кинитц, понятно, за них все спецслужбы нашего отряда. Назаров представляет армию, и если бы не было меня, то и моим заместителем выступал. Сан Саныч мог говорить за наших финансистов, снабженцев и промышленников. Степанов высказывал точку зрения гражданского персонала и отрядных иждивенцев. Полковник Мит знал мнение наших союзников и мог его озвучить. Такая вот интересная компания людей работающих в одном направлении, но имеющих каждый свое особое мнение, относительно того, что есть "хорошо", а что "плохо".

  - Итак, господа, - мне захотелось добавить знаменитые слова классика: "я собрал вас, дабы сообщить пренеприятное известие", но сдержался и продолжил: - Тема сегодняшнего схода одна - Земля. Генерал-лейтенант Прохоров, - посмотрел я на нашего грушника, - сбор данных и совместная аналитическая записка всех разведывательных управлений готовы?

  - Так точно, командор, - Прохоров принял мой официальный тон и повел разговор в том же стиле. - Развернутый доклад находится у вас в кабинете, при мне только основные данные. Разрешите довести до присутствующих? - он встал, и выжидательно посмотрел на меня.

  - Да, - в его сторону только сухой кивок.

  Начальник УВР кашлянул и начал:

  - На данный момент в районе Врат перехода на планету Земля сложилась опасная для отряда ситуация. Правительства нашего родного мира уже пришли в себя после нашего захвата порталов и ведут между собой секретные переговоры об их захвате. Информация достоверная и проверенная, как нами, так и нашими союзниками. Агентура эльфов в пределах Ра-Арского Оборонительного Союза и, в том числе, на Земле, не была уничтожена на все сто процентов и подобного удастся достичь еще не скоро. Все прекрасно понимают, что наш Союз еще не очень крепок, и мы готовимся к атаке горрилоидов на наши пограничные миры. Как только мутанты под предводительством Эсфира-тон-Миранига отвлекут на себя основную часть наших сил, "Акинак" получит удар с тыла. У нас есть десять-двенадцать дней и, какой бы мирной нам не казалась обстановка, в первую очередь на Земле, как самого мощного и развитого мира в нашей зоне ответственности, нападение на нас практически неизбежно. Как вы все понимаете, открытого боя мы не выдержим при всем нашем желании, и будем просто вынуждены подорвать Врата перехода в родной мир. Мы, - Прохоров оглянулся на Лютерса и Кинитца, - рекомендуем сделать это превентивно, предварительно эвакуировав всех, кто нам нужен.

  Генерал сел на место и за столом воцарилась гробовая тишина. Где-то с полминуты все молчали и, наконец, голос подал Сан Саныч:

  - Кхм-кхм, - наш снабженец посмотрел на меня и, дождавшись кивка, высказался: - Не верю, что ничего нельзя сделать и договориться. Если дать понять земным правительствам, что Врата будут подорваны, они могут отступить.

  - Им дали это понять, - ответил ему Лютерс, - но они готовы рискнуть. Запасы "тинирина" для себя и близких им людей, сделали все, кто только мог себе это позволить. Они уверены, что мы не рискнем произвести подрыв и, перво-наперво, погонят к Вратам не войска, а огромные толпы народа. К земным переходам уже стягиваются большие массы всяких юных энтузиастов.

  - Как в прошлый раз? - Сан Саныч имел ввиду инцидент возле Уральских Врат.

  - Прошлая провокация была необдуманной самодеятельностью Мешкова. Сейчас, все будет гораздо серьезней, с привлечением элитных частей спецназа, армии, тяжелой техники и авиации. Во время прошлой акции среди митингующих провокаторов основу составляли всяческие ублюдки и наши воины были готовы крошить их в капусту, причем, без всяких лишних вопросов и раздумий. Теперь же, впереди пойдут безоружные подростки лет по пятнадцать-четырнадцать и, что, как объяснить нашим парням, что это враг? Безоружная толпа ломанется вперед, сквозь кордоны и блокпосты, а те заграждения, которые мы сейчас отстраиваем, помогут нам не сильно. Следом за ними пойдет спецназ - все самые лучшие солдаты, какие только есть в России и США. Рвать Врата в этом случае, значит подписать смертный приговор нескольким десяткам тысяч людей, которых оболванили или которые выполняют приказ. Поэтому, наши рекомендации - превентивный подрыв.

  Сан Саныч оглянулся на меня, в поисках поддержки, но я постарался сохранить отстраненное выражение лица, и снабженец посмотрел на главу ОИБ Степанова. Оба обменялись, одним им понятными взглядами, и тыловик спросил:

  - Мы можем их купить или развернуть мощную информационную кампанию!?

  - Не в этом случае, Сан Саныч, только не в этом. Они чувствуют для себя угрозу в лице нашего отряда и готовы объединиться, чтоб только нас свалить. Даже если это у них не получится, все равно политиканы останутся в выигрыше, сохранив за собой контроль над странами. Власть - это наркотик, может быть даже посильней всех, которые нам только известны. dd>  Голос Лютерса был глух и напряжен. Насколько я знал, его семья не захотела перебираться к нам, а всей правды о положении дел в родном мире он им не рассказывал. Нелегкое положение у полковника и незавидное.

  - Потеряв связь с родиной, мы многое потеряем. Иссякнет источник людей, вооружений, и отряд понесет убытки в торговой сфере. Надо что-то делать, - Сан Саныч, видимо поняв, что шпиона, разведчика и безопасника ему не переубедить, как-то суетливо взмахнул рукой, мол, делайте, как знаете, и сел.

  - Кто еще хочет высказаться? - задал я вопрос.

  Ответил Назаров, исподлобья смотрящий на Прохорова и Лютерса:

  - Командор, мы в состоянии удержать Врата в любом случае. В течении двух суток сонимские рабочие бригады возведут в пределах зоны перехода и транспортной развязки, мощные укрепрайоны. В каждый посадим по бригаде и еще две оставим в резерве. Черт с ней, с этой Кабарангой, на первое время там и союзников хватит при нашем незначительном участии.

  - Это не выход, Алексей Петрович, - его оппонентом выступил Прохоров. - Не взорвем Врата мы, взорвут их они, боеголовок на Земле хватает. Спишут на теракт со стороны неких радикальных исламистов, а может так случиться, что нам неосторожное обращение с ОМП и халатность припишут.

  - Это будет или нет, все вилами по воде писано, а пока политики будут думать, что сделать, мы получим еще сколько-то людей, товаров и техники.

  Оба, Назаров и Прохоров уставились на меня, а я обратился к полковнику Миту:

  - Что у нас по дипломатическим каналам, полковник?

  Мит резко встал и отрапортовал:

  - Со стороны земных политиков тишина, препятствий для нашей работы нет, но в то же самое время, официального статуса отрядные представители не имеют. Это обычная практика в дипломатии, тянуть время, и странного в этом ничего нет. Однако, выслушав генерала Прохорова, могу сказать, что на все происходящее можно посмотреть и с этой стороны.

  - А союзники?

  - Лидеры Сонима, Таль-Ишимита и Мардуна готовы прислать некоторые воинские контингенты к Вратам на Землю. Если там замелькают солдаты наших союзников, взовьются флаги и опознавательные знаки союзных нам миров, возможно, земляне отступят.

  - Как поведет себя Германия, в случае нападения на нас?

  - Германия не готова принять участие в войне против своих соседей на нашей стороне, - несколько, как мне показалось, виновато, ответил Мит,

  Что же, этого стоило ожидать. Торговля, сотрудничество, обход эмбарго, аренда и колонизация материка Шанти, все это хорошо, но война и участие в ней, несколько иной уровень дружбы. Одно дело в совместном бизнесе деньги пилить, а совсем другое за партнера кровь проливать. Это ожидалось, и удивления не вызвало.

  Оглядев своих серьезных соратников, я усмехнулся, и спросил:

  - Чего приуныли, опричники? С вас хоть картину пиши и название придумывать не надо, оно само на слух так и просится - "Тайная Вечеря". Нормально все и нечего смотреть друг на друга зверем. Еще одна проблема, и думаю, что мы ее решим.

  Собравшиеся оживились и Прохоров спросил:

  - Есть идея?

  - Конечно, как же без этого? Задам вам один вопрос, камрады. Почему мы до сих пор живы, да еще при этом умудряемся неплохо развиваться и наращивать мускулы?

  - Удача, - пожав плечами, откликнулся Лютерс.

  - Люди, - голос подал Степанов.

  - Правильное планирование, - сказал Назаров.

  - Нет, - мой голос разнесся под сводами зала. - Есть три фактора, которые помогли нам устоять во всех передрягах. Первый - это наша наглость, второй - скорость принятия решений, а третий - быстрота исполнения задуманного. Три компонента успеха: наглость, натиск и быстрота. Отряд всегда опережал и удивлял своих противников и, сейчас, должен поступать точно так же. Вся беда в том, что именно на нас сосредоточен весь фокус внимания со стороны земных правителей. Но если мы его отведем от себя, то выиграем не только время, но и всю эту, пока еще не начавшуюся войну, так как время работает на нас.

  - Перекинуть стрелки, - улыбнулся Прохоров. - Так бы сразу и сказал, а то понапридумывали вумных слов - фокус внимания.

  - Можно и так сказать, тащь генерал, - улыбнулся я в ответ. - Конечно, всегда можно превентивно подорвать Врата и открыть их вновь через пять лет, но Земля нужна нам сейчас, а не потом. Полковник, - я вопросительно кивнул Миту, - китаец здесь?

  - Так точно, прибыл. Сидит в Службе Тыла и договор на поставку своего вооружения для наших раминских наемников подписывает.

  - Отлично, - сказал я и обратился к Паше Крюкову: - пригласи его ко мне в кабинет через двадцать минут, говорить будем.

  - Китайцы? - удивился Назаров. - Они-то здесь при чем?

  - Начнем сначала. Представители Китайской Народной Республики появились на Ра-Аре второй волной, через месяц после нас. Как так случилось, что они атаковали головной офис корпорации "Таль-Ишимит" никто толком не знает, да и нам это по большому счету не интересно. Нам известен факт, что нападение китайского спецназа было и что окончилось оно провалом. Корпорация "Таль-Ишимит" обратилась к эльфам, как к третейским судьям, и доступ на Ра-Ар официальным китайским представителям был закрыт. Однако лазейка оставалась, и независимые компании из КНР могли спокойно продолжать торговлю, регистрируя на Ра-Аре филиалы своих корпораций. Одной из самых крупных компаний в Китае является Sinopec, занимающаяся энергетикой и химией. Основной заработок от импорта нефти и газа в страну, а так же производства этилена. С виду, корпорация независима, но более семидесяти процентов ее акций принадлежит государству, а следовательно, она подконтрольна.

  Сделав паузу, оглядел камрадов, слушают внимательно, и продолжил:

  - Поступила команда сверху, судя по всему лично от нового генсека Ли Цзимина и корпорация Sinopec открыла в мире Ра-Ар свой филиал, который представляет не только интересы компании, но и является представительством КНР. Председателем совета директоров назначен родной брат генсека Чэнь Цзимин, а всеми делами филиала руководит директорский сын Су. После того как власть на Вратах сменилась, запрет ра-арских властей относительно Китая снят не был и корпорация по-прежнему представляет интересы своей страны.

  Заметив, что Назаров хочет что-то сказать, остановил его взмахом ладони и перешел к сути всего дела:

  - Итак, перейдем непосредственно к тому, что я хочу сделать. Видимо, все присутствующие несколько подзабыли, что на Земле есть не только открытые и работающие порталы, но и пара закрытых. Один находится в России и ведет на Квару, этим путем мы планировали пройти к Земле по Независимой Ветке, а второй в Китае, в славном Тибетском автономном округе. Через три дня происходит очередная смычка полюсов Тибетского портала с миром Лагас и, думаю, руководство КНР не откажется получить лично для своей страны целую планету. Нам от них ничего не нужно. Но тот факт, что Врата открыты и полтора миллиарда китайцев рванули заселять новый мир, наш ОИБ и спецслужбы должны подать в земные СМИ так, как нам это необходимо. Китайцам-то что, воевать с ними пока точно никто не будет, а от нас отвяжутся. Выиграем не неделю-другую, а год-два. Пока земные властители будут друг на друга порыкивать и покрикивать, да авианосцы к берегам соседей посылать, мы укрепимся на родине так, что сковырнуть нас будет сложно.

  - Ну, - отозвался Прохоров, - в принципе это должно сработать. Однако стоит дать понять китайцам, что не надо акцентировать внимание на том, кто же именно открыл для них Врата в мир Лагас. По крайней мере, в первый год, пусть это событие подается как достижение непосредственно китайского Одаренного.

  - Согласен, - данное замечание имело смысл.

  - Может быть, все же сдерем с них хоть чего-нибудь за Врата? - Сан Санычу мое предложение понравилось, и он заметно приободрился.

  - Дружба - вот самая большая цена за эту работу, Сан Саныч. Не будем считать генсека КНР недальновидным человеком, так как он должен прекрасно понимать, что как только про открытие портала станет известно в США и прочем цивилизованном мире, прессинг на него начнется неимоверный. Можно даже предположить, как будут звучать лозунги, обращенные в сторону Китая. Наверняка там будут слова, про новый мир для всех, общие ресурсы, свободу угнетенного тибетского нацменьшинства и передачу Врат под контроль ООН. Кричать будут много, а крики эти будут более конкретными, чем те, которые адресованы нам. Китайцам нужны ресурсы и место под расселение своих граждан, а нам необходима их поддержка и время. И каждый день, потраченный всем демократическим сообществом на Китай, это один день в нашу пользу.

  Что же, верных сподвижников я убедил, теперь остается самих китайцев на открытие портала в новый мир раскрутить. Они ребята не робкого десятка, не раз уже поперек воли сильных мира того, Земли то есть, выступали, однако времечко изменилось, и они могут попросту отойти в сторону. Надо попробовать, а то подрывать Врата на Землю совсем не хочется.

  - Алексей Петрович, - обратился я к Назарову, - пиши приказ на передислокацию двух сонимских стройбригад на Землю. Через двое суток там должен быть мощный форт, прикрывающий Врата в радиусе трех километров. Козлову передайте, что мне понравился четвертый вариант: купол до километра в высоту, три внешних стены и подземный бункер на глубину до шестидесяти метров, минные поля вокруг укрепрайона не закладывать.

  - Сделаем, - ответил начштаба.

  - Мит, - повернулся к дипломату. - Обратитесь к правительству Мардуна, Сонима и Таль-Ишимита с просьбой прислать по батальону пехоты из охранных частей.

  - Будет исполнено, командор, - четко произнес он.

  - На этом, - встал и кивнул всем присутствующим, - объявляю совет закрытым. Все вопросы в рабочем порядке, завтрашний день я проведу в Штир-Штаре.

  Соратники разошлись, а я направился к себе в кабинет, на серьезный разговор с представителем Sinopec Су Цзимином, племянником нынешнего генсека КНР.

***

Из неопубликованных воспоминаний маршала Су Цзимина. 2020 год.

  Меня часто спрашивают, как это было, и я знаю, про что вопрос. Разумеется, про открытие Тибетских Врат. В 2013-м году я окончил Пекинскую школу ГРУ ГШ НОАК и был распределен на работу в корпорацию Sinopec, которую возглавлял мой отец. Конечно же, я состоял в КПК и, надо сказать, партия многое делала для всего нашего народа. После того как стало известно об открытии Врат перехода в иные миры, и появились эльфы, в составе делегации ответственных работников я был командирован в торговый мир Ра-Ар. Прошло время и, благополучно пережив изгнание остроухих мерзавцев с Ра-Ара, меня назначили главой всего филиала Sinopec.

  Тот день мало чем отличался от других. Весь наш филиал работал во благо китайского народа, несущего свет самого прогрессивного учения - коммунизма, не покладая рук. Мы знали, что партия и сам Великий Кормчий Ли Цзимин пристально наблюдают за нами и ожидают от нас трудового подвига. Мы не должны были его подвести, работали не жалея себя и слаженный ежедневный двенадцатичасовой труд всего нашего коллектива, приносил Китайской Народной Республике немалую экономическую выгоду и огромную пользу. Зная, что только мы представляем коммунизм во всех мирах Ра-Арского Оборонительного Союза, все наши работники с гордостью смотрели на остальных людей, страдающих в тенетах феодального и капиталистического строя.

  Около полудня на мой коммуникатор позвонили и предложили прибыть в Службу Тыла наемного отряда "Акинак". Отказываться я не стал, так как отряд считался очень хорошим клиентом, и всегда приобретал много мин, оружия и боеприпасов. К сожалению, к нам они обращались редко, а потому, подобное предложение следовало ценить и, не смотря на то, что я был главой всего ра-арского филиала Sinopec, для меня не было зазорным лично отправиться в мир Рамина.

  Сотрудники отряда, два молодых подтянутых парня, встретили меня хорошо, напоили ароматным зеленым чаем неизвестного мне сорта и, наконец, мы перешли непосредственно к делу. Отряду требовались мины, около миллиона активных шагающих противопехотных NHS LW56. Сверившись с нашей базой данных, я мог сказать, что все, что мы можем предложить, так это двадцать тысяч единиц подобных изделий. Договор на поставку мин был подписан, а снабженцы отряда заинтересовались тем, что было у нас в избытке, старыми АК-47 и боеприпасами к ним. Меня это удивило и, одновременно, обрадовало, так как раньше отряд закупал только новейшие образцы вооружений. Дело сулило выгоду, и мне удалось продать около пятисот тысяч стволов, а также огромное количество боеприпасов.

  Когда я собрался уходить, в коридоре меня остановил офицер отряда и предложил встретиться с самим командором Кудрявцевым. Воистину, день был удачный и, не раздумывая, я согласился. Офицер провел меня в кабинет командора и, здесь, я впервые увидел того, про кого ходило столько разных слухов и легенд, от самых мрачных до восторженных. За столом передо мной сидел уверенный в себе человек, готовый пробивать себе и своим людям дорогу через любые препятствия. Чем-то неуловимо он напоминал моего дядю Ли Цзимина, тот всегда так же оценивающе смотрел на человека и был готов пойти на многое ради достижения своих целей.

  - Здравствуйте, майор, - выходя навстречу, поприветствовал меня командир "акинаков".

  "Вот как, - подумал я тогда, - оказывается в отряде знают мое настоящее звание", - и ответил:

  - Приветствую вас, командор.

  О чем был разговор, даже сейчас, по прошествии пяти лет, я не имею права рассказать общественности, но результатом той беседы стала моя срочная поездка на Родину. Генеральный секретарь ЦК КПК Ли Цзимин был вынужден принять решение быстро, хотя такой вопрос, несомненно, должен был быть поставлен перед Всекитайским Собранием Народных Представителей, но времени не было. Ли Цзимин собрал особо преданных товарищей из Постоянного Комитета и довел до них, что есть возможность вскрыть Врата в мир Лагас, при этом, не упоминая командора Кудрявцева и отряд "Акинак". Решение было принято сразу же, и 18-го ноября 2015 года, войска Китайской Народной Республики вошли в прекрасный и неизведанный мир, ставший в дальнейшем нашей новой родиной.


Глава 11

Планета Кабаранга. Укрепрайон "Передовой". 30.11.2015.

  Сколько времени? Взглянул на подстрочник электронного планшета напротив меня. Ого! Почти одиннадцать часов просидел на одном месте, а пролетело все как за час-другой. Тем не менее, все же это так, спина ноет и внизу живота нехорошая тяжесть, необходимо отлучиться.

  Первое боестолкновение с армией мятежной принцессы Камиллы Звезднорожденной, или как его уже обозвали наши штабные работники, "сражение за Карабангу", закончилось. Можно осмотреться, подвести итоги, подсчитать потери личного состава и расход боеприпасов. Началось данное действо еще двое суток назад, когда от Врат, находящихся на противоположной стороне материка Игран, от наших укрепрайонов по хребту Акром, это тысяча пятьсот километров по прямой, начали разбегаться моторизованные колонны эльфийских войск. Все это наблюдали наши спутники на орбите, а поскольку, несмотря на осень, погода стояла неплохая и ясная, весь материк был как на ладони.

  - Началось! - такими были слова Назарова, когда он дозвонился до меня в пятом часу утра.

  Тихо, чтобы не разбудить супругу, я вылез из постели и, уже на ходу одеваясь и обуваясь, в сопровождении эскорта Меченых, покинул Рамину и помчался на Карабангу. Надо отметить, что торопился я зря. Отойдя полукругом от Врат на расстояние в двадцать километров, эльфийские броневики застыли на месте, и простояли так несколько часов, до той поры пока из Врат, нескончаемым черным потоком, не повалили мутанты. Бронетехника эльфов стронулась с места и, как почетный эскорт, выдерживая между собой и наступающей ордой дистанцию недосягаемую для ракет УБК, двинулась в нашу сторону.

  Средняя скорость бегущего в атаку и накачанного по самые ухи боевыми стимуляторами горрилоида, сорок километров в час и подобный темп, они могут держать трое суток, на ходу подпитываясь высококалорийными пищевыми пластинками и водой из любой попадающейся на пути лужи или реки. Что с них возьмешь, специально выведенная для боевых действий особь, и если бы еще у мутантов соображалка работала, то победить атакующую армаду было бы очень проблематично. Эльфы, вот же твари хитромудрые, еще за триста километров до нашей линии обороны, убедившись, что орда в сторону уже не отвернет, резко ускорились и, со всей возможной скоростью, устремились к побережью океана, где их ждали корабли, готовые эвакуировать личный состав и технику на свой материк.

  Около сорока часов двигалась атакующая орда вперед к горам, по хребту которых закрепились наши войска, и все это время мы вели за ними наблюдение. Сама атакующая армада, понятно, под два миллиона обдолбанных и вооруженных УБК мутантов - стандарт. Это даже вызванный из окрестностей Штир-Штара консультант Бо-хо-жг подтвердил. Меня интересовали те, кто раскинул свой лагерь непосредственно у Врат и в срочном порядке восстанавливал разрушенные укрепления - эльфы мятежного князя Эсфира-тон-Миранига, точнее, руководители вражеского войска, которые находились где-то среди нескольких тысяч ушастых воинов. Высматривал я их долго, часа три, и все-таки обнаружил. Сам князь Светлых Мечей и рядом с ним пара просто огромных боевых самца, раза в полтора выше и крупнее того же самого Бо-хо-жга. Находились они в передвижном командном пункте, машине с трехэтажный дом высотой, с массивной радиолокационной тарелкой наверху, и только время от времени покидали ее, дабы подышать воздухом и размяться.

  Шпионская аппаратура на спутниках "Всевидящее Око" была просто отличной и, всматриваясь в резкие черты лица эльфийского князя, который знал, что за ним наблюдают и, подняв к небу кулак, грозил им ввысь, я не мог понять двух вещей. Чего ему в жизни не хватало и какого черта он нас так ненавидит? Гадюка подлая, сидел бы у себя во дворце, а время от времени на войну как на охоту выезжал. Так нет же, даже на измену императорскому дому пошел, лишь бы только против нас повоевать. Как доносят наши агенты среди эльфов, работающие за "сиргатол", в штабе Пятой Группы Армий просто уверены, что Эсфир размажет нас в первом же бою. И еще говорят, что князь за свое предательство выпросил у Камиллы весь человеческий фронт, три пограничных планеты с открытыми в нейтральные миры Вратами. Кабаранга первый мир, к остальным двум армия горрилоидов пройдет только через пару недель. Получается, что мы на острие вражеского удара, и нам не остается ничего другого, кроме как вколотить Эсфира и все подчиненные ему войска в землю.

  Жаль, что нам пока нечем ударить по вражеским Вратам, ракеты собьют, практика борьбы с ними у эльфов, а следовательно и у Эсфира, отработана неплохо, да и опять же МБР хороших у нас пока нет. Стратосферные бомбардировщики еще только проектируются, а подводные ракетоносцы, были признаны не самым лучшим оружием на Кабаранге, так как высадку на соседние материки Эсфир не планирует, а ракетами наземного базирования, разумеется, когда они у нас будут, мы можем и с хребта Акром отстреляться. Ничего, сочтемся еще с мятежным князем, а пока вернемся к нашим "баранам", то бишь горрилоидам.

  Складывалось впечатление, что армаду мутантов на нас гнали без всякого смысла, на убой, с целью посмотреть, как мы ее встретим. Нет, так воевать нельзя, и будь у меня под рукой два миллиона подобных воинов, вооруженных УБК, действовал бы я совсем по иному. Ладно, вожаки горрилоидские из Великой Тысячи, может быть и туповаты, допустим. Но Эсфир, древний как ребро вымершего мамонта эльф, почему он так поступает, не ясно. Мутанты перли как стадо по равнине, подставляясь для удара. Расстояние сто километров, противник уже скоро будет в предгорьях Акрома, а никакого рассредоточения не наблюдается.

  - Командор, по какому варианту "гостей" встретим? - спросил меня Назаров.

  Посмотрев на моего начштаба и засев за командный планшет, доставшийся мне как трофей от полковника Секеня-тон-Барутеля и адаптированный под наши компьютеры, я ответил:

  - По третьему.

  - Разрешите начинать?

  - Начинайте, Алексей Петрович.

  По КП четвертого оборонительного укрепрайона "Передовой", выбранного центром управления боем, разнесся его сильный голос:

  - Внимание! Всем подразделениям к бою! - его команды тут же передавались по радио и проводной связи на все четырнадцать оборонительных укрепрайонов. - Нападению противника подвергнутся районы со второго по седьмой! Экипажам боевых машин, артиллерийским расчетам и операторам минных полей занять места согласно боевому расписанию!

  Включились мониторы видеокамер дальнего слежения, расположенные в восьмидесяти километрах от наших позиций. Появились, равномерно и легко, как если бы они только полчаса как тронулись в путь, бегущие трусцой горрилоиды. Их массивные и покрытые темной шерстью тела отблескивали на солнце, УБК были приторочены в держателях на спине, а глаза постоянно осматривали окрестности. Задумка была неплоха, ставить замаскированные видеокамеры, но мы понимали, что из-за помех возникнет проблема со связью и передачей радиосигнала на большое расстояние, так что ограничились несколькими десятками через каждые десять километров.

  - Ой, мама! - вскрикнул один молодой солдат-связист, увидевший на мониторе картинку горрилоидского наступления. - Что же будет? У-у-у-у!

  Все бы ничего, да только слова, что этот паренек сказал и его подвывания, разнеслись по всем укрепрайонам.

  - Алексей Петрович, - обратился я к Назарову и кивнул на связиста. - Поменяйте бойца.

  Солдатика поменяли, а начштаба продолжил:

  - Работаем по третьему варианту, минно-артиллерийская засада! Открытие огня по команде на дистанции в двадцать пять километров!

  В тот момент я представил себе, как тысячи бойцов отряда и наши союзники занимают свои места, и готовятся к первому бою с горрилоидами. Триста РСЗО от старого и надежного "Града", до более современных "Ураганов". Несколько сот САУ "Мста", а рядом "Гиацинты", "Гвоздики", "Акации", парочка "Тюльпанов" и пять "Пионов". На ближних подступах гаубицы Д-30 и 120-мм минометы. Но и это не все, ведь рядом с нами союзники-исканцы, притащившие свое самое современное артиллерийское вооружение, которым они искренне гордились, мортиры "Гадуб", что значит "Гневный". Надо согласиться, неплохая буксируемая гаубица калибром в 172-мм и дальностью стрельбы в двадцать девять километров, а было их у нас двенадцать тысяч стволов. Собирался мощнейший артиллерийский кулак, который в совокупности с обширнейшими минными полями, как обычными из ПОМ-2 и ОЗМ-72, так и управляемыми фугасными большой мощности, должен был разметать все вражеское войско, идущее в бой на участке шириной всего в сто двадцать километров.

  - Расстояние до противника семьдесят километров, пошли помехи, переходим на проводную связь, - доложился начштаба.

  Только кивнул ему в ответ. Сам прекрасно видел все, что он докладывал, на своем планшете, но порядок должен быть и, кроме того, его доклады сразу передавали на КП других укрепрайонов. Помехи ожидались, а вот от чего они, пока не совсем понятно. Бо-хо-жг утверждает, что в боевых порядках атакующей армады идут мутанты с ранцами, в которых имеется аппаратура помехопостановок, но мне это сомнительно, слишком все просто и понятно.

  - Расстояние до противника шестьдесят километров.

  Обратил внимание на съемки вражеских Врат из космоса. Мощная РЛС на крыше вражеского передвижного КП резко развернулась и убыстрила скорость вращения тарелки. Неужели что-то задумали, сволочи?

  - Расстояние до противника пятьдесят километров, армада делится на три части и расходится веером, направление на горные проходы.

  Тоже предполагаемый ход. На старых эльфийских картах горного хребта Акром, в тех местах, где наметили свой прорыв горрилоиды, значатся проходимые перевалы.

  - Расстояние до противника сорок километров.

  Оглянулся, народ напряжен до предела, и я их понимаю, первое столкновение с атакующей армадой, которую, мало кто до сего дня мог остановить. Мы сможем, знаю это точно.

  - Расстояние до противника тридцать километров, - голос Назарова, спокойный и уверенный в себе, успокаивающе действовал на штабных офицеров. - Сработали первые минные постановки.

  В самом деле, кабельные видеокамеры давали картинку четко. Передовые, даже не шеренги, а толпы горрилоидов, влетели на минные поля, и пошла работа. ПОМ-2, то ладно, против здоровяка мутанта, как ПФМ-1 против пехотинца, кусок ноги оторвало, и обездвижила противника, а вот ОЗМ-72, надежные и простые, отпахавшие Афган, кучу локальных конфликтов и Чечню, срабатывают просто идеально. Каждая мина по несколько горрилоидов насмерть валит, что в такой толчее совсем не удивительно, и еще с десяток пятнает ранами. Все же полудурок Эсфир, раз подчиненную ему армию, так бездарно губит. Тем не менее, неразумные и запрограмированные на движение только вперед, животины, то есть боевые самцы, не отступают и, по трупам своих братьев по рождению, ломятся в сторону перевалов.

  - Алексей Петрович, - повернулся я вполоборота к Назарову. - Сколько стволов на километр фронта успели подтянуть к предполагаемому месту прорыва?

  - В среднем пятнадцать РСЗО и семьдесят стволов артиллерии на один километр, и это не считая минометов.

  - Хорошо, - я был удовлетворен.

  - Жаль, что "Смерчей" маловато, всего двадцать пять штук, - заметил начштаба.

  - Да, ну, легче технологию купить и самим со временем их производить. "Смерч" - это да, круто, но даже для нас дороговато, один только боеприпас обходится в четыреста унзо штука, а с перекупкой все пятьсот, никаких финансов не напасешься. Опять таки маневренность у "Смерча" так себе и всего двенадцать ракет. Нет, пока обождем - они в мотострелковых бригадах есть, и пока хватит.

  Назаров бросил взгляд на штабные мониторы, мгновение помедлил, и четко доложил:

  - Расстояние до противника двадцать пять километров - он вошел в зону фугасных минных постановок.

  - Активировать фугасы! Артиллерия, огонь! - непонятно зачем взмахнул я рукой.

  - Операторам минных полей активировать фугасы на участках два, три и четыре. Участкам номер один, пять, шесть и семь быть в готовности. Всем батареям, открыть огонь! - продублировал меня бывший генштабист и, точно так же как и я, взмахнул рукой.

  Даже здесь, глубоко под горным массивом я почувствовал, как все окрест вздрогнуло и задрожало. Тысячи фугасов большой мощности сработали одновременно. Что происходило сейчас на поле боя, я видел только из космоса, всем камерам на земле пришел естественный кирдык, но и сверху, картина впечатляла. В ней не было кровавых подробностей, картинка была проста - три больших долины, до отказа забитые вражескими воинами, поднялись в небо, смешали все в кучу, что камень, что землю, что горрилоидов, сомкнулись плотным черным облаком в единую массу и, повинуясь силе притяжения, рухнули наземь.

  Следом, во всю эту мешанину ударила вся подтянутая к месту прорыва артиллерия и ракетные системы залпового огня. Огненный смерч, сотворенный не богами, но людьми, прокатился по еще не попавшим под фугасы боевым порядкам горрилоидов, разбил и разметал массу черных тел, и утопил ее в хаосе взрывов. Насколько я знал из того, что планировалось применить, задействованы были разные типы боеприпасов, от кассетных до осколочно-фугасных и зажигательных. Два часа продолжался обстрел, корректируемый данными со спутника и, когда он закончился, на всем протяжении перед горными хребтами, на многие километры, еще долго все продолжало гореть и взрываться. Чего тут скажешь, даже базальт и гранит, бывшие скальным основанием предгорий, сгорали и превращались в ничто, в полный ноль.

  Вряд ли кто-то из мутантов уцелел, но мы ждали и продолжали наблюдать. Прошло еще какое-то время и из клубов дыма, немного рассеявшегося под порывами горных воздушных потоков, появилось около трех десятков обгоревших и шатающихся обезьян, пытающихся отступить.

  - Квадрат 23-15, заказ на один залп кассетными боеприпасами "Градом", - разнесся по КП голос корректировщика, сидящего недалеко от меня.

  Прошло секунд сорок, и все что уцелело от атакующей армады в два миллиона рыл, окончательно сгинуло в залпе одного РСЗО.

  Сражение окончено. Встав со своего места, я оглянулся. На КП стоит тишина, и лица штабных офицеров, а более всего, наблюдателей от Мардуна, Грай, Сонима и Таль-Ишимита, находятся в растерянности. Понимаю, мои удивлены легкостью первой победы, а союзники, те, так вообще в шоке и еще не до конца понимают, как так случилось. Ничего, ребятки, еще поймете.

  - Командор, - Назаров, явно играя на публику, четко козырнул. - Поздравляю вас с победой!

  - Благодарю, Алексей Петрович, - пожал его руку. - В этой победе вашего труда несоизмеримо больше моего. Орден за столь славную и бескровную победу вскоре будет учрежден и, как водится, экземпляр за номером один, будет ваш.

  - Служу "Акинаку"! - вновь козырнул начштаба и, обернувшись к офицерам, сидящим за командными мониторами, скомандовал: - Операторам минных полей и артиллерийским расчетам, отбой боевой тревоги! Личному составу стрелковых подразделений подняться наверх и произвести зачистку территории. Внимания не ослаблять, возможны боестолкновения с недобитыми мутантами. Всем смотреть под ноги, неразорвавшиеся и несдетонировавшие боеприпасы так же никто не отменял.

  "Ну, вроде как отбились", - подумал я и направился в комнату отведенную мне в "Передовом".

  Обмывшись под душем и немного сбив накопившуюся усталость, почувствовал зверский голод, но вместо столовой, сначала направился к Бо-хо-жгу, который находился неподалеку. Со мной рядом Боромир-варяг и Куликов, недавно вернувшийся из "Изенгарда". Шибко умный горрилоид сидел перед большой плазменной панелью, поставленной в его апартаментах. Он смотрел на избиение своих собратьев и, выхватывая из огромной кастрюли куски недожаренного мяса, отправлял их в рот. Вот же, как на киносеансе устроился, только потребляет не попкорн, а так, чисто зритель.

  - Здравствуй, Бо-хо-жг, - поприветствовал я горрилоида.

  Мутант бросил свою трапезу и застучал лапами по полу:

  - Бо-хо-жг приветствует командора, победившего атакующую армаду. Бо-хо-жг подобного еще не видел.

  - Ты готов?

  - Готов, - подтвердил он.

  Кивнув на Меченых позади себя, пояснил:

  - Эти два человека пойдут с тобой.

  - Люди не доверяют Бо-хо-жгу?

  - Мы хотим знать, как устроено ваше общество изнутри и как вы общаетесь друг с другом. К тому же, тебя нельзя отличить от этих, - кивнул я на панель, которая демонстрировала усеянное трупами и перепаханное котлованами поле боя, так сказать, вид из космоса.

  - Понимаю, - горрилоид попытался растянуть рот в человеческой улыбке, но пока у него выходил только оскал.

  Оставив мутанта в обществе Меченых, я направился на обед. Бо-хо-жгу, в сопровождении Боромира и Куликова, предстояло пройтись по равнине и собрать таких же, как и он, соображающих боевых самцов, по пути отделившихся от общего строя. Худо-бедно, но сотен пять-шесть воинов они соберут, а там, кто знает, возможно, удастся найти для них самок и создать новый народ или, наоборот, убедиться в том, что с ними опасно иметь дело и на будущее уничтожать всех без разбора, не взирая на разум и понятливость.

  Назаров уже был в столовой и, торопливо взмахивая ложкой, пытался побыстрей покончить с едой. Подсев к нему, я спросил:

  - Куда торопишься, Алексей Петрович?

  - Дел полно, - он оторвался от тарелки. - Ты сейчас опять испаришься неизвестно куда, а мне здесь еще все разгребать.

  - Как у нас? - кивнул я наверх.

  - В целом, нормально. РСЗО по четыре боекомплекта вмолотили, а артиллерия от двух до трех, еще и экономия вышла. Мин и фугасов много потрачено, но заказ в Службу Тыла я уже дал, через несколько часов обещали подвезти. Тела горрилоидов уберем, УБК трофейные команды уже собирают, так что все очень даже неплохо.

  - Потери есть?

  - Как же без них. На одном из "Градов" боеприпас сдетонировал при перезарядке, семь человек насмерть и четырнадцать раненых.

  - Петрович, тебе не показалось странным, как нас атаковали?

  - Бибизьяны всегда по такой схеме работали, по одному и тому же принципу - навалиться всей толпой и запинать врага.

  - Однако в этом сражении Эсфир командовал!?

  - И что? Кто-то говорил, что он военный гений? Ни черта подобного, обычный зажравшийся эльф, в меру хитер, но совсем не стратег. Тебе-то некогда, а я его оборонительные операции разбирал и, скажу так, от горрилоидов он немногим отличается, и единственный сюрприз, который можно от него ожидать, рассредоточение армады на более мелкие атакующие группы. Возможно, что подтянет тяжелую технику.

  - Странно это все как-то.

  - Ничего странного. Мы почему-то забываем, что мутанты воюют согласно заложенной в них программы, а если нет того, кто напишет более новую и отвечающую веяниям времени прогу, то значит, что ее и не будет.

  - Логично, - согласился я.

  Подошла официантка, молоденькая курносая девчонка:

  - Что будете заказывать, командор? У нас сегодня хороший борщ, а на второе рагу из кролика.

  - Подойдет, - согласился я.

  Девчонка умчалась, а Назаров спросил:

  - Горрилоид, когда вперед выдвинется?

  - Через полчаса, тянуть время, смысла нет. С ним двое Меченых, так что осторожно, своих ненароком не подстрелите.

  - Угу, - начштаба кивнул. - Какие-то особые приказы и распоряжения будут?

  - Проведите дальнюю разведку насколько возможно, посмотрите, что и как у вражеских Врат. Там сейчас, наверняка, суета, и Эсфир свежие силы подтягивает. Особо не зарывайтесь. Прикинь места закладок под промежуточные минные поля на дальних подступах, сам знаешь.

  - Да уж, конечно, знаю.

  Назаров замолчал и сосредоточился на еде, быстро закончил подпитку сил и умчался на свой КП. Мне торопиться было некуда, покушал от души, сказал огромное человеческое "спасибо" поварихам, добродушным полноватым теткам, и направился наверх. Лифт быстро вынес меня на свежий морозный воздух, и прямо от выхода, не имея никакого желания рассматривать результаты работы артиллерии, я отправился к нашим Вратам. Торопиться, да, особо было некуда, но дел и забот хватало всегда.


Глава 12

Планета Земля. Россия. Подмосковье. 07.12.2015.

  Федор, одетый в потертый армейский бушлат, в вязаной шапочке защитного зеленого цвета, сидел подле костра. Ночной лес был тих, и только шорох еще не опавших по осени листьев с деревьев да треск хвороста в огне, нарушал тишину. Вокруг него, на чурбаках и корягах сидели молодые крепкие парни от семнадцати до двадцати пяти лет. Бритые затылки, бомберы, синие подкатанные джинсы, а на ногах тяжелые армейские ботинки. По виду самые обычные скины с рабочих окраин столичного мегаполиса.

  Подкинув в костер толстый сук, Толстый начал разговор:

  - Смотрю на вас и удивляюсь, парни. Какой чепухой вы занимаетесь. Вам не нравится нынешняя власть в стране, засилье чурбанских ОПГ и охреневшие от денег олигархи, и это понятно. Однако зачем вы долбите "гастеров", обычных работяг, приехавших сюда только для того, чтобы элементарно подзаработать деньжат на пропитание своим семьям? Что является итогом вашей борьбы, убийство двух дворников и трех строителей за три года? Вы не грохнули ни одного наркоторговца, ни одного боевика, наркодиллера, криминального авторитета или бюрократа, берущего взятку за то, что он и так обязан делать. Где изничтоженные продажные менты-полицаи, крышующие бандосов, и где торгаши-барыги, впихивающие нам отравленные продукты ради наживы? Их нет, значит, нет результата, а есть только озлобленность, пожирающая ваши команды изнутри. И вы сами это прекрасно понимаете, но все равно, как бараны идете под ментовский каток, вместо того чтобы находить и среди них, таких же, как и вы.

  - Ты за базаром следи, - угрожающе прорычал один из скинов, крепкий парнишка по прозванию Колюня. - У нас люди с понятием, а то, что мы делаем, только начало. Все будет, когда народ прочухается, а мы силенок поднакопим.

  - Пока вы ждете, народ, на который вы уповаете, просто и тупо спивается, - Толстый был спокоен и голос его звучал ровно. - А самое главное - время, оно уходит и его остается все меньше. Оглянитесь и вспомните, сколько нормальных парней за все годы существования ваших ячеек вы потеряли. Их много, тех, кто сел в тюрьму и подорвал свое здоровье, тех, кто погиб, но еще больше таких, кто спокойно отошел от движения, потому, что не видел в нем перспективы и каких-то реальных результатов оттого, что он делал.

  Колюня хотел сказать в ответ что-то резкое, но его остановил более старший скин, рослый молодой мужчина со шрамом, перечеркивающим всю правую половину лица, Кастет:

  - Погоди, молодой. Человек дело говорит и рекомендации у него солидные, что от ростовских команд, что от камрадов наших, кто по зонам чалится, - Кастет посмотрел Толстому в глаза и произнес: - Если есть хорошая тема, говори, а нет, разбегаемся и мы тебя знать не знаем.

  - Тема есть, - подтвердил Федор. - Пустой базар катать, смысла нет. Сколько за каждым из вас нормальных парней? Не больше двадцати. А сколько реально готовы за идею до конца пойти? Трое, может быть четверо. Я прав?

  Кастет оглядел остальных и ответил:

  - В общем-то, да.

  - Чего вам не хватает? - глядя на огонь, спросил Толстый, поворошил угли палкой и сам же ответил: - Достойных целей, информации, прикрытия, денег и оружия. Все это есть у тех, кто стоит за мной и они готовы вам это предоставить, но предупреждаю сразу - никаких выкрутасов и самодеятельности. Вы работаете только те цели, которые вам укажу я. Кого я представляю, догадываетесь?

  Из всех присутствующих, за всех, как и ожидалось, ответил Кастет:

  - Да, сообразили, но тут не мудрено - те, кто тебя рекомендовал, давно уже не баланду тюремную хлебают, а в иных мирах вольные степи покоряют, про это слух верный был. Мы согласны на твои условия, здесь думать нечего, идеология у нас может быть и разная, но цель одна.

  - Это хорошо, - кивнул эмиссар "акинаков". - План таков. Завтра собираете свои команды и объявляете о роспуске.

  - Как? - с возмущением вскрикнул один из скинов, вожак небольшой, но крепкой подмосковной команды, Стержень. - Мы своих не бросаем.

  - Сколько у тебя людей? - глаза молодого Меченого в отсветах костра блеснули красным.

  - Пятнадцать, - с гордостью ответил Стержень.

  - Ты готов поручиться за каждого?

  - Головой поручусь, - голос скина звучал уверенно.

  - У тебя в команде три стукача, а ты их не почуял, так что не надо ручаться, тем более, головой.

  Стержень прищурился и спросил:

  - Это точно? Кто?

  - Время придет, дам тебе на каждого личное дело почитать, с историей вербовки и докладными записками, - "акинак" вынул из-под бушлата пять подписанных конвертов и раздал каждому лично в руки. - Такая история у всех, а потому, завтра объявляете о роспуске своих команд и уезжаете в Дмитров. С собой забираете только тех, чьи фамилии названы, - он кивнул на конверт в руках Стержня. - Деньги, билеты на паровоз и адрес, куда вы должны прибыть, здесь же. По дороге чтоб без шухера и выпивки. Все понятно?

  - Да, - не особо дружно подтвердили собравшиеся.

  - Тогда, увидимся уже в Дмитрове.

  Меченый встал, шагнул в редкие заросли и тут же пропал.

  - Э-э, где он? - повертел в недоумении головой Колюня. - Че за дела?

  - Все путем, - сказал Кастет. - У этих, что в иных мирах побывали, такое случается. Пошли отсюда.

  Лидеры скинхедских команд покинули полянку и направились к дороге, где стояла потрепанная "семерка" Кастета. Толстый, который стоял за массивным дубом невдалеке, проводил их взглядом и, по неприметной тропинке, направился к небольшому дачному поселку "Лесной", чудом уцелевшему во всех передрягах смутного времени и заселенным преимущественно пенсионерами.

  Три недели назад комиссованный по инвалидности сержант Федор Андреевич Толстов закончил обучение в УЦ "Изенгард", получил новенький военный билет с гербом отряда на обложке, в котором были отмечены его прошлые места службы и обозначен его нынешний статус. "Орден Меченых" - гласила запись в том месте, где должен обозначаться номер части; "Оборотень-интуит" - гласила вторая, в месте росписи ВУСа.

  Кто он такой и что такое Орден Меченых, Федор за прошедший месяц узнал очень хорошо и ничему теперь особо не удивлялся, отвык от этого. Он прибыл на распределительную комиссию к начальнику "Изенгарда" полковнику Миргородскому и секретарь вручил ему пакет, в котором значилось, что в течении суток он обязан прибыть в форт "Байрон". Подразделение, в котором ему предстояло служить, обозначено не было.

  Форт находился недалеко от "Изенгарда", километрах в пятидесяти и, закинув на плечо тощий рюкзак с самым минимумом вещей и ноутбуком, приобретенным в армейской лавке, Толстый вышел на каменный тракт ведущий в нужную ему сторону и направился навстречу своей судьбе. Шел он недолго, по пути попался идущий в том же направлении "Бегун". Водила своего товарища "акинака", разумеется, не бросил, и через полтора часа Федор оказался в форте "Байрон", напоминающем обычную дворянскую усадьбу девятнадцатого века. Почему форт, почему "Байрон" - эти вопросы Толстого не волновали и были ему совсем не интересны.

  Куда он попал, Меченому объяснили сразу. В отдельную спецроту УВКР, под командованием сербского майора Добрича. Впрочем, как Толстый сходу подметил, когда попал в казарму, ротой она только считалась, а на деле это был полнокровный батальон в четыреста человек. Все как один, тренировавшиеся на местных полигонах бойцы, были высокопрофессиональными воинами с несколько специфической подготовкой. На следующий день его включили в одну из учебных групп и, поначалу, парень не понимал, чему его обучают. Зачем ему навыки конспирации, основы психологии, слежка, минно-подрывное дело, навыки городского боя, работа спецслужб и правоохранительных органов разных стран, а так же многое другое. Чуть позже, где-то, через неделю, Федор решил, что из него готовят профессионального убийцу.

  Осторожно, Меченый поинтересовался у своего инструктора, пожилого, но все еще крепкого мужичка лет за пятьдесят, так ли это. Инструктор напрягся, но потом все же ответил, что нет, это не так. Тогда кого из меня готовят, задал Федор второй вопрос, и ответ ему был даден - на специалиста широкого профиля. В общем, понимай, как знаешь и думай что хочешь. То ли тебе суждено быть террористом, то ли партизаном, то ли революционером, а скорей всего, всем вместе.

  Второго декабря, неожиданно для всех, поступила директива с самого верха, от командора Кудрявцева. Все занятия в роте были отменены и, одного за другим, воинов начали выдергивать в кабинет майора Добрича. Они отправлялись туда поодиночке, парами, тройками, пятерками, и уже к вечеру, вызвали Толстого и еще двоих Меченых, так же как и он, проходивших здесь подготовку.

  - Сержант Толстов по вашему приказанию прибыл, - отрапортовал он Добричу, которого за глаза частенько называли Феликсом, майор был похож на Дзержинского с картин, такое же несколько продолговатое лицо и такое же выражение умных глаз, просвечивающих каждого как рентген.

  Сидящий за столом командир спецроты, не глядя на парня, кивнул и указал Федору пальцем на один из стульев возле стенки. Толстый сел и в этот момент в кабинет вошли еще два Меченых.

  - Капитан Канавец по вашему приказанию прибыл, - доложился первый.

  - Рядовой Бесков по вашему приказанию прибыл, - эхом вторил ему второй.

  Братья по Ордену сели рядом с Федором, и Добрич, перебиравший бумаги на своем столе, посмотрел на них.

  - Есть работа для всех нас, воины. Суть проста, отправитесь на Землю-мать и победите все мировое зло, - Добрич улыбнулся.

  - А поконкретней? - поинтересовался Канавец.

  Ротный выдал каждому по флэшке и ответил:

  - Конкретика вся здесь, на подготовку вам сегодняшняя ночь, а поутру я вас в расположении роты не наблюдаю. Новые документы и деньги на первое время получите в канцелярии, - майор порылся в ящике стола, вынул из него конфету, всем было известно, что он в очередной раз бросал курить и, закинув ее в рот, продолжил: - Командор поставил задачу - почистить Россию. Весь личный состав роты отправляется ее выполнять. Кто-то войдет в криминал, где есть связи и наработки, кто-то в правоохранительные органы, кто-то в экстремистские и патриотические группировки, а вам предложено поработать с московскими молодежными радикальными группировками. Цели будете выбирать сами, но в первую очередь упор делается на уничтожение зажравшихся бюрократов-коррупционеров и наркоторговцев. Каждый из вас работает сам по себе, автономно. Посчитаете нужным помочь другой группе, никаких проблем, но это будет только вашим выбором. Со стороны за вами будут наблюдать постоянно, подстрахуют если что, но бдительности не ослабляйте. Участок сложный, однако, вы Меченые, а значит, что справитесь. Будет нужна помощь, выходите на связь.

  - Тяжелая задача, может быть, что и невыполнимая, - сказал тогда Толстый.

  - Миссия невыполнима? - Добрич снова улыбался. - Кто-то говорил, что будет легко? Все реально. На сто сорок миллионов населения России, подонков наберется около полумиллиона, из тех, кто сам не одумается. Под ними армия, пусть слабая, но она есть. За них полиция, где пятую часть личного состава можно со спокойной совестью ставить к стенке. У них охранные конторы, сыщики и ФСБ, в конце концов, а у нас напор и знание того, что мы непредсказуемы, быстрее, смелее, злее и активнее. Эх! - тоскливо вздохнул майор. - К сожалению, мне с вами нельзя - меня еще пять месяцев назад в международный розыск объявили, - командир роты встал, пожал каждому руку и пожелал на прощание: - Удачи вам, "акинаки".

  Выйдя из кабинета Добрича, Меченые договорились, что в Москве они обязательно пересекутся, и расстались. Толстый сел в пустой комнате отдыха и, достав ноутбук, принялся просматривать содержимое флэшки, которая была забита информацией на "гектар": контактные адреса, досье на людей, характеристики, планы и схемы городов, подробная распланировка подземных московских коммуникаций и инструкции. Приказ был ясен, первоначальный план разработан и, уже под утро, вновь собрав свой рюкзак, Федор Толстов снова отправился в путь. В канцелярии он получил две кредитные карточки, одна отрядная, а другая солидного российского банка, который по слухам принадлежал бывшему президенту России. Кроме того, ему выдали документы на имя Самуила Рубинчика, гражданина Израиля, представителя мелкой торговой фирмочки на Ра-Аре. Денег на отрядной карточке было пятьсот унзо и на российской двадцать тысяч евро, неплохие деньги на первое время. Паспорт и водительское удостоверение Рубинчика выглядели как настоящие, хотя, скорее всего они таковыми и были, по крайней мере, бланки.

  Рейсовым ночным "Бегуном", из "Байрона" Толстый добрался до Заренайских Врат, потом телепортом к Раминским Вратам, сама Рамина и Вечный Город. Перед отправкой на Землю ему рекомендовалось обновить гардероб и оставить в филиале отрядного хранилища ценностей, том же банке, расположенном в столице Романского Княжества, все лишние вещи.

  Пройдясь по магазинам, Меченый приобрел себе неплохую и неброскую одежду земного производства, чемодан и кое-что по мелочи. Переодевшись и сдав в рекомендуемый банк отрядную кредитку, а так же свой военный билет, Федор отбыл на Ра-Ар и дальше по маршруту на Землю. Полчаса пути и Толстый вышел из Уральских Врат, превратившихся в мощную крепость. Документы на имя Самуила Рубинчика, израильского гражданина и предпринимателя, подозрения ни у кого не вызвали, таможенный досмотр он прошел спокойно, в чемодане только одежда, наркотиков, оружия и контрабанды нет. После этого самолет, Москва, электричка и дачный поселок "Лесной", где пара пенсионеров, какая-то старая агентура Прохорова, встретили его как родного внука.

  Действуя на первых порах строго по инструкции и рекомендациям, Толстый вызвал на встречу вожаков скинхедов. Разговор прошел, как и планировалось и, теперь, он должен был добраться в Дмитров, небольшой городок в 65 километрах от Москвы, где и встретить своих будущих подчиненных. Дальше, полная свобода действий, работай так, как ты считаешь нужным, полагаясь только на обостренное чувство справедливости, присущее каждому человеку, еще не превратившемуся в жвачное животное.

  Вот и поселок, крайний одноэтажный домик справа по единственной улочке, чуть покосившийся, с обветшалым заборчиком. Именно здесь живет одинокая чета Елисеевых, отставных разведчиков ГРУ. Одна отдельно взятая ячейка общества со своими проблемами, неурядицами и жизненными невзгодами. Павел Сергеевич вышел в отставку в звании подполковника, а его жена Инна Андреевна капитаном. Люди отдали всю жизнь на благо своей родины, прошли весь Афган, развал СССР, смуту 90-х, предательство, нищету, и на исходе своих лет остались один на один со старостью. Было два сына, но один, младший, погиб в Первую Чеченскую кампанию, когда со своим взводом попал в окружение. Другой, старший, дослужившись до майора, тянул службу в одном отдаленном приволжском гарнизоне. Пытался бороться с расхищением оружия на армейских складах и, возвращаясь поздно ночью домой, попал под наркоманский нож. Такая вот судьбина.

  - Добрый вечер, - входя в дом, сказал Толстый.

  - Ой, Феденька, - всплеснула руками Инна Андреевна, сухонькая и небольшого росточка бабушка, с добродушным выражением лица. - Где же вы ночами бродите? Опасно сейчас по ночам гулять. Раздевайтесь и садитесь за стол, будем пить чай и новости смотреть, - обернувшись в сторону спальни, она повысила тон, и почти прокричала: - Павлуша, иди чай пить, сейчас новости начнутся.

  С кряхтением, из спальни появился хозяин дома, седой старик лет около семидесяти, по виду еще крепкий, но чувства интуита говорили Толстому, что надломилось в нем что-то и жить ему оставалось немного, год-другой, да и все. Павел Сергеевич уселся за стол, взял в руки пульт и щелкнул на цифру один. Загорелся экран телевизора, и появилась заставка новостной передачи.

  Моложавый диктор в строгом сером костюме и галстуке в крапинку, произнес:

  - Добрый вечер. Главная новость дня - Китай в очередной раз отверг все справедливые требования мирового сообщества о свободном доступе в мир Лагас и отказался принять наблюдательную комиссию ООН. Генеральный секретарь КПК Ли Цзимин в резкой форме заявил, что Врата в мир Лагас является неотъемлемой территориальной собственностью Китайской Народной Республики и всякое посягательство на них будет рассмотрено как недружественный акт в отношении его страны. Лидер КНР подчеркнул, что готов к экономическому сотрудничеству со странами не имеющими претензий на колонизацию мира Лагас. Президент Мешков осудил действия нашего восточного соседа и заявил, что Россия полностью поддержит США и другие демократические государства в их попытках урегулировать этот инцидент.

  На экране появился президент сказочной страны Эрэфия и, с умным видом, начал объяснять, что в принципе, он только за мир, но Китай переходит все границы разумного и Врата это не какая-то область, а вход в мир, которым должна владеть не одна страна, а вся планета Земля.

  Инна Андреевна внесла поднос с заварным чаем и домашними печенюжками. Толстый взял глубокую фаянсовую кружку, налил горяченького, само то, что надо, после промерзшего зимнего леса. С аппетитом похрустывая печеньками и запивая их чайком, он вполуха слушал зомбоящик, а хозяин, Павел Сергеевич, кивнув на экран, спросил:

  - Что думаешь, Федор, решатся либерасты на войну?

  - Слишком много факторов, однозначно никто не скажет, что будет.

  - Это точно. Китайцы сейчас сильны как никогда, призвали резервистов, армию до десяти миллионов разворачивают, перекрыли границы и вырезали всю свою немногочисленную оппозицию. Кроме того, за ними Врата и целый мир, куда в случае ядерной войны, они могут всегда отступить.

  - Угу, - прихлебнув чаю, Толстый посмотрел на экран.

  Диктор продолжал:

  - Нашу страну с миссией доброй воли посетил знаменитый американский певец Джопполо, партнер и любовник сэра Элтона Джона. По окончании нашей программы смотрите прямую трансляцию из Большого Кремлевского Зала, где будет проходить единственный концерт Джопполо в России.

  - Достало все, - сказал старик и переключился на другой канал, где шла очередная, девятьсот какая-то серия мыльной оперы про тяжелую жизнь олигархов, радеющих о всеобщем благе. Главный герой, потерявший память, не узнает свою дочь и влюбляется в нее. Коварная пятая жена пытается получить в наследство его бизнес, и такая ботва длилась уже четвертый год.

  Павел Сергеевич повернулся к Федору и произнес:

  - Надо к вашим уходить, а то здесь не жизнь, а так, сплошное существование. У тебя связь с Прохоровым есть?

  - Не, - покачал головой Меченый. - Это не мой уровень.

  - Ха! - усмехнулся пенсионер. - Понятно, что не твой, по тебе видно, что молод ты еще, чтоб с генералами перезваниваться. На всякий случай спросил, а то у нас проблема небольшая образовалась, думал, может быть, генерал поможет.

  - Какая?

  - Да, есть тут вилла одна неподалеку, троюродный племянник нового губернатора области отстроился и чем-то ему наш поселок приглянулся. Приезжал он пару недель назад с охраной на пяти машинах, угрожал, но не обломилось ему, здесь люди всякие живут, вплоть до бывшего замминистра, и оружие имеется. Он тогда поугрожал и уехал, быков своих на нас напускать побоялся, а сейчас опять началось. Сегодня бумаги пришли и постановление областного суда, что мы здесь живем незаконно, и этот участок природоохранная зона. В общем, дали нам три месяца на эвакуацию. Хорошо еще, что по зиме не выгнали.

  Федор подумал и ответил:

  - Проблема решаема, Павел Сергеевич.

  - Да, ну? - удивился и не поверил тот.

  - Точно говорю, в течении месяца она исчезнет. Кстати, завтра, я уезжаю.

  - Жаль, что уезжаешь, - посетовал гостеприимный хозяин. - Мы с Инной Андреевной к тебе за эти дни привыкли, хороший ты парень, на сынков моих похож. Если что, то приезжай всегда, когда захочешь - мы только рады будем.

  Еще некоторое время, посидев со стариками за столом, Толстый отправился спать. Назавтра предстоял первый его день как руководителя новоявленного "эскадрона смерти". Однако сон не шел и, встав, он включил ноутбук, вывел на экран подробную карту района вокруг поселка "Лесной", нашел виллу племянника губернатора и приступил к планированию своей первой операции.


Глава 13

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 08.12.2015.

  С тренировки вернулся уставший и очень собой довольный, давненько мои охранники меня так не гоняли, но и я хорош, один против трех бойцов полный час рубился. Расту в мастерстве, скоро буду как былинный богатырь, елки-моталки. Освежившись и переодевшись, направился к себе в кабинет, куда должны были подойти Прохоров и Лютерс, просившие личной встречи. Подхожу, точно, сидят рядом с дверьми, ждут. У Прохорова в глазах смешинки, а лицо красное, как если бы только что орал, Лютерс смотрит в потолок, вроде как он здесь чисто мимо проходил. На входе в кабинет, держа руку на расстегнутой кобуре, стоит напряженный Паша Крюков, а неподалеку двое варягов из охраны ошиваются. Интересная картина.

  - Что, генерал? - спросил я подходя. - Не пустили тебя в чужой кабинет?

  - Не пустили, - растянув улыбку на половину лица, согласился он.

  - Паша, вольно, - скомандовал адъютанту, который, увидев меня, расслабился и направился на свое место. - За мной, господа шпионы-разведчики-диверсанты.

  Войдя в свой кабинет, как его окрестили в одной из солидных земных аналитических передач - логово зверя и, разместившись, где кому положено и где кому удобней, повели разговор:

  - Дядя Вова, что по Земле, выяснили, откуда ноги у крамолы против нашего отряда растут?

  - Хм, - Прохоров принял деловой и серьезный вид. - Как я уже докладывал после твоего возвращения с Кабаранги, за всем стоит недобитая эльфийская агентура. После того как мы подмяли под себя Врата на Землю, на родной планете осталось пятнадцать эльфов - это те, кого смогли идентифицировать. Домой они не торопятся, сидят в Америке, и против нас злоумышляют. Все эльфы относятся к разведсектору Пятой Группы Армий. Политиканы земные к ним сильно прислушиваются. Наши дипломаты выразили протест командованию Пятой Группы Армий, но, как и ожидалось, результат нулевой. Они от своих разведчиков открестились, мол, знать не знаем, такие-то и такие отчислены из рядов, и теперь вольны делать, что им только заблагорассудится.

  - В общем, ничего нового?

  - Ничего.

  - Мы их достать сможем?

  - Нет, эльфов охраняют получше чем америкосовского президента.

  - Что в целом по родной планете?

  - Как и ожидалось, все, кто только в состоянии, накинулись на Китай, но Ли Цзимин позиции не сдает. Знаешь, что он ответил америкосам?

  - Нет, новости пока не смотрел.

  - Если вам нужны Врата, откройте свои, а наследники Великого Дракона, суть есть потомки богов и Врата себе открыли сами. Будьте праведны, отриньте грехи, живите по заветам предков и совести, а за это вам воздастся.

  - Ты смотри, чисто пророк, - удивился я.

  - А то, - ухмыльнулся Прохоров. - В Китае сейчас такой подъем любви к своему генсеку, что они его хоть сегодня императором выберут.

  - Китай такая страна, что там и без всякого подъема, любой правитель может себя императором провозгласить, и никто слова поперек не скажет, - выдал я свое резюме.

  - Но когда это делается искренне и от души, то ценно вдвойне, - парировал генерал.

  - И что, сильно Ли Цзимин насчет Врат уперся?

  - Достаточно сильно, хотя на экономическое сотрудничество и разработку ресурсов в мире Лагас, готов пойти. Планета практически незаселенна, есть от ста до трехсот тысяч местных жителей, живущих в пещерах, по виду монголоиды. Пять материков, имеются крупные островные архипелаги, места свободного много, и китайцы готовы предоставить концессии на разработку особо ценных полезных ископаемых тем странам, которые готовы к сотрудничеству. Например, Германия готова в этом поучаствовать, Япония, Индия и Канада, но пока они только намекают, штатовцев опасаются.

  - Что говорят аналитики, сколько по времени америкосы и их подпевалы будут на Китай наседать?

  - Минимум полгода у нас есть, а там видно будет, слишком обстановка нервозная, как бы какой гад на красную кнопку не нажал.

  - Ладно, у меня через полчаса встреча с Су Цзимином, это все подробней с ним самим обсудим. Лютерс, - обратился я к начальнику УВКР. - Что, у вас сделано?

  Полковник ответил как всегда коротко и четко:

  - На Землю перебросили шестьсот девять бойцов, уровень подготовки у всех разный, но в целом люди подготовлены хорошо. Первые удары наносим в России и если все пойдет, как было задумано, за год, может быть полтора, мы страну всколыхнем и сделаем президентом своего человека. Хотя, ваша страна слишком непредсказуема, ничего просчитать нельзя. Предварительно, на пост будущего главы России имеем три кандидатуры, пока присматриваемся.

  - Тимофей, а может быть, тебя в президенты РФ двинем? - предложил Прохоров.

  - Э-э, нет, - покачал я пальцем. - Этого вы от меня не дождетесь. Мне бы с отрядом и подконтрольными мирами управиться, а вы мне предлагаете взять на себя ответственность за весьма немалую по размерам державу с огромными проблемами. От меня только контроль и помощь новому президенту.

  - Ну, как знаешь.

  - Ладно. Что вы от меня хотели? - окинул я взглядом русского и немца.

  Прохоров пожал плечами.

  - Как всегда, денег. Сан Саныч на мешке сидит и сверх месячного лимита ничего не дает, на тебя ссылается.

  - Сколько?

  Лютерс с Прохоровым переглянулись, и начальник УВР озвучил сумму:

  - Тридцать миллионов унзо.

  Ого! Ничего себе аппетиты, тридцать миллионов унзо это три миллиарда евро и сто пятьдесят миллиардов рублей. Деньги есть, конечно, но, по-моему, такая сумма явный перебор.

  - Куда вам столько?

  - Это на весь следующий год на нас двоих и Отдел Информационной Борьбы. Не так уж и много: интернет и телевидение проплати, воинам дай, акции протеста организуй, кого надо подмасли, оклады сотрудникам и увеличение штатов наших подразделений. Один только координационный центр всеми операциями, который рядом с Уральскими Вратами ставим, в копеечку влетит. А база данных ФСБ, знаешь, во сколько унзо она нам обошлась? Причем все это, не считая "юттива", который нам необходим на поддержание помогающих нам отставников и людей преклонного возраста. Этих бросать нельзя, так как они составят оплот нового президента России.

  - Будут вам деньги, но частями. Сразу получите только десять миллионов. Насчет "юттива", так же, распоряжение отдам, - согласился я. - Это все?

  - Да, - дружно ответили начальники управлений.

  Разведчик и контрразведчик направились на выход, а я окликнул Прохорова:

  - Дядь Вов!

  - Что? - обернулся он.

  - Еще раз попробуешь так пошутить, со входом в мой кабинет, когда меня нет, получишь пулю в лоб.

  - Понял, - он кивнул и вышел.

  Было бы просто замечательно, если понял, а то шутки шутками, но нервы у охраны и адъютанта тоже не стальные. Тут тебе не там, товарищ генерал-лейтенант, даже лоб зеленкой мазать не будут, и ни на какие прошлые заслуги смотреть не станут.

  Кстати, о генералах. Сложилась не очень хорошая и правильная ситуация в нашем отряде, когда лейтенанты командуют батальонами и полками, а некоторые майоры у них в подчинении рядовыми ходят. Надо как-то это урегулировать. Народу каждый день в среднем около тысячи человек прибывает, путаница случается. Те люди, кто в отряде давно, друг друга все в лицо знают, а рекруты с Земли путаются, впрочем, как и союзники. Необходимо учредить что-то вроде переаттестационной комиссии, а главным в ней назначить комбрига-1 Пахомова, ему это дело по душе придется. Заодно орденами и медалями займется, с униформой у него, помнится, вышло все очень прилично, вот пусть и поработает пока в этом направлении. При его рвении - работы на неделю, а если он еще своих единомышленников-службистов в работу впряжет, Рюмина и Степанова, то и того быстрей управятся.

  Конечно, понижать никого в звании не будем, но многих просто необходимо повысить. В первую очередь Костю Аленина и Ратмира Переяславского, а то один старлей, а другой аж целый сотник, при этом у каждого по полторы тысячи лучших воинов в подчинении. Нормально, будут полковниками, гвардейскими, пора уже это понятие вводить, ведь обещал я в свое время Косте, что он будет Главкомом этого рода войск, значит, так тому и быть.

  Включился селектор, и серьезный голос адъютанта доложил:

  - Прибыл полномочный представитель Китайской Народной Республики генерал Су Цзимин.

  "Надо же, целый генерал уже, - мелькнула у меня мысль, - только как-то странно это для Паши, который на все авторитеты плевать хотел, что китайца так церемонно представляет".

  - Пригласи.

  Родственник генсека КНР, генерал Су Цзимин вошел в кабинет, и почтительность Крюкова мне стала понятна. Китаец был затянут в ладно скроенный мундир, на плечах генеральские погоны, а грудь сплошь в орденах и медалях, аж глаза слепит. Но даже не это главное, а лицо, одухотворенное и величавое. Куда делся тот торгаш, с которым мы в первый раз общались? Исчез. Испарился. Два разных человека, времени прошло всего-то ничего, а разница, как говорится, на лицо. Видимо, младший Цзимин уже крепко врос в роль национального героя.

  Мы с ним поприветствовали друг друга, и китаец сразу перешел к делу:

  - Уважаемый командор, нам необходима ваша помощь и поддержка.

  - Чем смогу, тем помогу, - развел я руками. - Однако вы знаете нашу политику - в дела родной планеты отряд старается не вмешиваться.

  Цзимин сощурил свои узкие азиатские глазки еще больше, чем они у него есть на самом деле, расплылся в благостной улыбке, натуральный богдыхан с картинки, и произнес:

  - Вы несколько лукавите, уважаемый командор. Интерес к родине у вас есть и будет всегда. Мой дядя хочет предложить вам не только партнерство в торговой сфере, но и личную дружбу, что очень ценно.

  Ладно, будем и мы вежливы:

  - Уважаемый генерал Цзимин, - я попробовал состроить такую же благостную физию лица, как и у китайца. - Дружба - это всегда хорошо. Однако давайте остановимся на партнерстве, так как это понятие более честное и обоюдовыгодное. Что вы хотите?

  - Подписание пакта о военной взаимопомощи в пределах планеты Земля, - все показное добродушие слетело с лица китайца моментально, и он выжидательно уставился на меня.

  - Почему бы и нет? Можно попробовать, - обкатав мыслишку и потянув паузу, согласился я. - Думаю, что дипломаты наших стран смогут договориться, а лично меня интересует другое. Насколько далеко вы готовы пойти в противостоянии с земными правительствами?

  - Наша страна, не отступит ни при каких условиях, - заверил меня китайский генерал. - Слишком много противоречий, слишком мы разные, а эта западная гниль, проникающая в нашу страну, может доконать КНР точно так же как и вашу Россию. Мы - сильны и в то же самое время слабы. Мы можем вынести и пережить практически любую войну, но правительство КНР вынуждено отступать перед западным образом жизни. Это отступление, которое вскоре, могло превратиться в бегство и поражение. Новый мир, которым владеет только Китай, спас нашу многострадальную страну от многих бед и проблем. Лагас только наш. И если экономическую составляющую предложенных нам договоров от иных земных держав, генеральный секретарь рассматривает как возможную, то территориальная вызывает полное неприятие.

  Согласившись со справедливыми словами Су Цзимина, я кивнул, и спросил:

  - Чего вы конкретно ожидаете от пакта о взаимопомощи?

  - Стабильности в мире. Узнав о таком документе, американцы не осмелятся напасть на нас. Вредить будут, но на прямую агрессию, которая, несомненно, повлечет за собой обмен ядерными ударами, не пойдут. За нами одна из самых мощных армий на Земле, за вами отряд и ваши союзники. Пока, нам не хотелось бы входить в Ра-Арский Оборонительный Союз, но на Земле отряд "Акинак" и КНР будут полезны друг другу. На территории России и во всем мире мы имеем такой пласт своих соотечественников, которые способны сделать очень многое. Кроме того... - генерал несколько замялся.

  - Говорите, как есть, товарищ Цзимин, - поторопил его я.

  - Пока контроль над Вратами держали эльфы, на рынке Ра-Ара существовал запрет на продажу многих технологий, вооружений и техники. Эльфов нет, но запреты остались, а то, что ранее было запрещено, продается только членам вашего Оборонительного Союза. Все остальные миры вынуждены довольствоваться крохами. Нельзя ли через вас, как нашего будущего союзника, что-то получить?

  - Что именно?

  - Как известно, антигравитационные двигатели производят только три государства: Светозарная Империя, Доминион Гномов и Республика Грай. На рынке предлагаются лишь готовые образцы подобных изделий, без подзарядных устройств для энергобатарей, которых, как правило, хватает только на пробег техники в десять тысяч километров или работу прибора рассчитанную на двести пятьдесят часов. Такие устройства есть у вас и ваших союзников. Возможно ли, и нам их получить? Кроме того, мы интересуемся транспортными контейнеровозами большой грузоподъемности, которые перемещают грузы через миры. Скорость у них небольшая, до пятидесяти километров в час. Но наша тибетская авто и железнодорожная транспортные магистрали не справляются с объемом перевозок, и подобные контейнера нам очень нужны.

  Все это, не проблема, решил я для себя, пакт этот, торговые сделки, нормально. По большому счету, для меня и отряда это ничего не меняет, что делали, то и дальше делать будем, по какому пути шли, по тому и продолжаем движение. Очередной союз? Да и ладно, какие-то дополнительные обязательства, новые проекты, растущая прибыль, все это есть хорошо, пусть так оно и будет. Те же контейнеровозы и подзарядные устройства для антигравов, не есть военная или технологическая тайна. В данном вопросе чистая экономика, когда покупатель движителя, выработав его ресурс, вынужден вновь платить деньги продавцу за заправку. Сделаем. Вот если бы китайцы хотели получить что-то из военной сферы или секрет производства "юттива", тогда сразу "нет" - такие дела только внутри Ра-Арского Союза вершатся.

  Су Цзимин продолжал что-то говорить, но мне стало как-то резко не до него. В районе солнечного сплетения неожиданно вспыхнул комок боли и, не выдержав ее, я скрипнул зубами и застонал.

  - Что с вами? - насторожился китайский представитель. - Вам плохо?

  Успокаивающе взмахнув ладонью, ответил ему:

  - Наверное, на утренней тренировке силы не рассчитал, перенапрягся, да и по ребрам сильно досталось. Давайте продолжим наш разговор позже.

  - Конечно.

  Выдавив из себя жалкое подобие улыбки, напрягся, и проводил Су Цзимина к двери. Он вышел, а я прижался к стене и просто сполз по ней вниз. Нет, тренировка здесь была ни причем. Гадство, такое ощущение, что кто-то рассматривает меня как под микроскопом, некое существо, и взгляд этого существа настолько тяжел, что вызывает настоящую физическую боль. Что же это такое, ведь не было подобного ни разу? Не было печали, бесы подогнали. Накатила слабость, какая-то болезненная апатия ко всему происходящему со мной. Что-то сильно по симптомам на астральную атаку похоже, про которую мастер Абу рассказывал. Нет, не сдаваться, бороться, жить, а то так и сдохну здесь, ребенка своего не увидев.

  Попытался применить одну из защитных методик, надиктованную мне относительно подобного случая летописцем. Закрыл глаза, нужно расслабиться, хотя какое там расслабление, если выворачивает всего наизнанку, и представил свою ауру.

  Мама дорогая! Такого ранее не случалось, чтоб я свою ауру так четко и ясно видел. Линии, облегающие все мое тело, перемешанные и перекрученные, светящиеся, разных цветов, где преобладает все усиливающийся красный. Красный, кажется, это гнев и боль, и мне надо его сбить. Представил, что из самого солнечного сплетения, из этого комка моей внутренней силы, начинаю выдавливать весь негатив наружу. Минута, другая, за ней еще, и вот, шаг за шагом противник стал отступать. Моя энергетика выдержала удар, а силовые линии солнечно-желтого цвета, восстановили некий невидимый защитный доспех вокруг тела. Неведомая тварь, которая, несомненно, являлась живым существом, только презрительно фыркнула в мою сторону, ее эмоции чувствовались, и начала ослаблять давление.

  Ну, нет, раз пришла, так отхватишь. Собрав в одно целое всю мою злость и боль, которые никуда не исчезли, а только рассеялись вокруг, метнул этот даже не шар, а кусок, напоминающий кровавую грязь, вслед той особи, что атаковала меня.

  Есть! Пробил! До меня донеслись лишь слабые и отдаленные отголоски чувств враждебного существа. Убить я его не убил, а вот ранить и напугать, смог. На краткий миг я увидел весь Штир-Штар с высоты птичьего полета и разглядел двойную темную тень, метнувшуюся в сторону Врат перехода на Ра-Ар.

  Проходит несколько минут, лежу на спине, смотрю в изукрашенный керамикой потолок, сил нет, мысли какие-то отстраненные. Подобное состояние у меня уже было, в юности, на первой тренировке по боксу, когда один громила, ставший впоследствии чемпионом Европы в тяжелом весе, одним ударом нокаутировал меня. Плывешь куда-то по течению, и смотришь на себя со стороны.

  Понемногу прихожу в чувство, встаю сначала на колени, а затем по стене передвигаюсь к столу. Хорошо еще, что китаец моей слабости не видел, а то точно, подумал бы гадость какую, да и моим опричникам, видеть командора в подобном состоянии не надо. Мля, что же это было? Кто эта сволочь?

  С трудом встав из-за стола, направился к небольшому бару в углу. Сам не пью, не интересно, но по традиции, которую перенял еще от своего отца, всегда держу в кабинете несколько бутылок хорошего питья, мало ли, а вдруг и пригодится. Вот сейчас, как раз тот самый момент. Открыв стеклянную дверцу, посмотрел, что имеется. Вино - слабенько, коньяк - противно, а вот и она, литра натуральной хорошей водки. Бутылку в руки, вернулся к столу, распечатываю, наливаю в свою немаленькую, грамм триста точно будет, чайную кружку, прозрачную жидкость, и одним махом вливаю все в себя. Горячая волна прокатилась по пищеводу, чуть позже рухнула в желудок, а я выдохнул, вытер тыльной стороной ладони испарину выступившую на лице, и устало откинулся на спинку кресла. Вроде отпустило.

  - Кто это был? - четко и медленно роняя в тишине слова, спросил я сам себя, и сам себе ответил: - Не понятно.

  Достав свой коммуникатор, набрал номер Палыча, который должен быть где-то рядом, сегодня он на отдых приезжал, дочек своих повидать. Гудки, гудки, снова равнодушный гудок и, наконец, голос Палыча:

  - На связи. Кто это?

  - Привет Палыч. Это я, твой командир. Не узнал что ли? Ты где?

  - Возле твоих дверей, - голос Палыча звучал так, будто он только что в одиночку вагон цемента раскидал. - Меня Паша не пускает, говорит, что ты занят.

  - Входи.

  Генерал-майор Некрасов как-то бочком протиснулся в кабинет, присел напротив меня, и только взглянув на него, я понял, что не одного меня сегодня незванный гость навестил.

  - Ты как, Палыч?

  - Терпимо.

  Он увидел бутылку на столе и потянулся к ней, схватил ее за горлышко и, запрокинув, начал пить из горла. Глава Ордена Меченых сделал пару солидных глотков, отставил "беленькую" и выдохнул:

  - Ох, сильна, зараза!

  - Кто, тварь или водка?

  - Обе.

  Палыч кивнул и начал рассказывать, как нападение неведомого существа пережил он, а я поделился своими ощущениями. По времени, тварь атаковала нас один в один, правда, Некрасову пришлось значительно тяжелей, существо его почти прогрызло, но почему-то, резко отскочило. Возможно, что это мой удар помешал ей, и надо сказать, что Палыч оклемался раньше меня.

  - Итак, - попытался я подвести итог нашего общения. - Что мы про эту тварь знаем?

  Глава Меченых стал загибать пальцы и перечислять:

  - Первое - она нас не любит, Одаренных то есть. Второе, атакованы были только мы с тобой, остальных я обзвонил, а кто рядом был, опросил - у всех норма, и только у троих было некоторое нездоровое предчувствие. Третье - существо совершило свое нападение через астрал, а я в него, до сего часа, не сильно-то и верил. Четвертое - оно пришло через Врата и ушло через них же. Пятое - тварь может атаковать не одну цель, а две, минимум. Надо что-то предпринять, только вот что? - последние слова он почти взрыкивал.

  - Спокойно, Палыч, разберемся. Необходимо первым делом всех Меченых проинструктировать, и с мастером Абу пообщаться, ведь если есть техника защиты от этой твари, значит должны быть и сведения о ней. У Хранителей Закона проконсультироваться по этому поводу не помешает, да и про дона Карбоно забывать не следует, знающий человек. Опустим руки - сдохнем, а будем бороться, выстоим. Все как обычно, по-другому у нас никак. Ты как самый лучший интуит в отряде, что по этому поводу сказать можешь? Откуда угроза исходит?

  - Эльфы это, других вариантов не вижу.

  Вот и ладно, заказчика определили, пусть примерно, на одной интуиции, без доказательств, но нам другого и не требуется. Когда дело касается своей жизни, никому и никогда суд или доказательная база были не нужны. Решено, работаем этот вариант как основной.


Глава 14

Планета Земля. Россия. Подмосковье. 14.12.2015.

  - Степаныч! - позвал по "радейке" старшего смены, охранник у ворот. - Выйди на минуту.

  Старший смены, пожилой мужчина в синей "омоновской" куртке, вышел из тепла дежурки наружу. Погодка стояла пасмурная, морозец хоть и небольшой, но неприятный, неподалеку озеро и с той стороны постоянно несло сыростью. Степаныч поежился, стряхнул с рукава куртки известковый налет, видимо, где-то зацепился, когда обход совершал, посмотрел на нашивку "Охрана", сплюнул на грязный асфальт, покрытый тонкой коркой льда, и направился к шлагбауму, преграждающему въезд на объект.

  В этом месте, Степаныч, бывший прапорщик ВВ, сокращенный после расформирования своей части, работал третий год и, в общем-то, жизнью был вполне доволен. Зарплату платили исправно, напрягаться не надо, дежурства двое суток через двое, но порой, накатывала на него необъяснимая тоска по тем временам, когда он был при деле, горел, к чему-то стремился и о чем-то мечтал. Бывало так, что, идя по объекту, дачному комплексу губернаторского племянника Самойленко и, видя, сколько денег вбухивает в строительство, нигде ни дня не проработавший и ничего в этой жизни не видевший кроме тусняков и ночных клубов, человек, брала его злоба. Бывало, что, выпив рюмашку-другую в компании таких же, как и он отставников, со злостью рассказывал Степаныч приятелям про шик и блеск хозяина дачи. Да, все это бывало, но в целом, жизнью Степаныч был доволен.

  Подойдя к шлагбауму, подле которого мерз один из охранников, он спросил его:

  - Чего вызывал?

  - Да, вот, - махнул он в сторону заборчика. - Работяги пришли, говорят, что им здесь работу обещали.

  В самом деле, Степаныч вспомнил, что пару дней назад приходили два крепких паренька, и тогда начальник объекта Капитонов, нанимал их на разовую шабашку, раскидать землю в зимнем саду. Тогда Капитонов остался доволен работниками, и зазывал их поработать на постоянной основе. Старший смены посмотрел, действительно, те же самые пареньки, стоят, переминаются с ноги на ногу.

  - Идите сюда, - подозвал он парней.

  Те приблизились и один из них, со шрамом через всю правую щеку, обратился к нему:

  - Мы здесь были пару дней назад, работали. Может быть, еще какая шабашка имеется?

  - Нет, ребята, - покачал головой Степаныч. - Сегодня хозяин на отдых приезжает, никаких работ. Даже таджиков, что плитку ложили, и тех из вагончиков в село отправили. Приходите через пару деньков, что-то обязательно будет, да и самого Капитонова сейчас на месте нет.

  Парни переглянулись, и тот, что со шрамом на лице, ни слова не говоря, с силой ударил Степаныча в челюсть и старший смены потерял сознание. Охранника атаковал второй, и вырубил его ударом ноги в голову. Они оглянулись, никого вокруг не было и, оттащив Степаныча и охранника в сторону, дождались вышедших из ближней рощи своих напарников, которые споро разошлись тройками по объекту.

  Очнулся бывший прапорщик ВВ минут через двадцать. Челюсть болела неимоверно, но сломана не была и шевелилась исправно, а руки затекли, его просто привязали к батарее. Подняв глаза, Степаныч увидел напротив себя молодого черноволосого парня, лет около двадцати, который стоял подле стола и перебирал оружие охранников, травматические "Макарычи". Парень почувствовал, что на него смотрят и, бросив стволы, направился к нему. Он присел напротив и, взглянув в его глаза, напоминающие волчьи, Степаныч почему-то решил, что расскажет этому человеку все, что он знает, причем, без всяких угроз с его стороны.

  - Фамилия, имя, отчество, звание? - спросил парень.

  - Грибов Иван Степанович, прапорщик, бывший, - мгновенно отчеканил старший смены.

  - Когда хозяин приедет?

  - К вечеру ждем, часам к пяти, как стемнеет.

  - Сколько людей с ним будет?

  - Гости на двух машинах.

  - Охрана, откуда, сколько, есть ли оружие?

  - Обычно двое из ФСБ, при себе имеют два "Стечкина" и два автомата "Клин".

  - Тревожная кнопка есть?

  - Две, одна у нас, отключена от питания, чтоб случайно кто не нажал, а вторая в кабинете хозяина, сигнал идет прямиком в Пушкино, в отдел вневедомственной охраны.

  - Видеокамеры, которые по территории раскиданы, работают?

  - Нет, - помотал головой Иван Степанович. - Капитонов сэкономить решил, дешевку китайскую закупил, а хозяину счет как за германские выставил. После трех месяцев работы система сдохла, а с тех пор никак не заменят, так и стоят для красоты.

  - Как проходит заезд кортежа?

  - Начальнику всего комплекса звонят, предупреждают, что хозяин выехал, и вскоре будет у нас. Из Москвы привозят еду из ресторана, деликатесы всякие, и наша обслуга накрывает столы.

  - Заезд кортежа, - напомнил парень.

  - Так вот, сначала "фэбосы" вкатываются и возле нас останавливаются, а гости едут в основной дом. Мы производим доклад, а Капитонов и обслуга хлебом-солью встречают гостей.

  - Сколько всего сейчас людей на объекте?

  - Наша смена - семь человек, трое отдыхают во флигеле, я был в дежурке, один на шлагбауме, двое обходят территорию. Капитон позже подъедет, с ним три официантки и водила "Газели". На хоздворе два работника, за скотиной и зоопарком присматривают.

  - А таджики, которые здесь работают?

  - Когда хозяин приезжает, их в сельскую общагу на постой отправляют, обычно они здесь в вагончиках живут, но еще с утра всех за территорию выгнали.

  Парень кивнул на стол, где лежали травматы:

  - Серьезное оружие есть?

  - Нет, у нас не имеется.

  - А в доме?

  - Сейф с кодовым замком, там три "Сайги", два "тигра" с оптикой, три револьвера американских и "калашников". Сам не видел, а Капитонов под водочку рассказывал.

  - Кто знает код от сейфа?

  - Хозяин и Капитонов.

  - Еще есть какие-то захоронки или сейфы в доме?

  - Не знаю, нас туда не пускают, наверное, должно что-то быть.

  - Понятненько, - протянул Толстый, а это был он, и направился на выход.

  Степаныча оттянули к другим охранникам, которых уже повязали и сложили в их же комнате отдыха. Чуть погодя нападающие присоединили к ним работяг с хоздвора.

  Прошел час и у въезда появился новенький "опель" - это прибыл начальник объекта, грузный мужчина с копной ухоженных длинных волос. Следом подкатила "Газель" белого цвета, в которой находились официантки, три женщины средних лет и водитель. Шлагбаум поднялся, и первым, направляясь к банкетному залу, проехал микроавтобус. "Опель" тронулся следом и ему на капот, поцарапав краску, практически сразу рухнул раскрашенный двухцветный пластиковый брус шлагбаума.

  - Что за херня? - вылез из машины Капитонов. - Сколько раз говорил, будьте внимательны, жмите на пульт до упора. Где Степаныч?

  - Пойдем покажу, где Степаныч, - позади него стоял Толстый.

  - Ты кто?

  - Оно тебе надо? - Толстый подошел к начальнику объекта вплотную и крепко прихватил его за кадык.

  Капитонов побагровел и выдохнул:

  - Отпустите меня, пожалуйста.

  Меченый разжал руку и потянул начальника дачи в дежурку охраны. Между ними состоялся разговор, после которого карательный отряд Толстого обзавелся своим первым нормальным оружием. Один АКС, к нему триста патронов 5.45, три "Сайги" 12-го калибра и к ним двести патронов, в основном крупная картечь, два "тигра", к сожалению, без патронов, и три самых настоящих американских "кольта" в кожаных поясных кобурах с четырьмя сотнями боезапаса.

  Капитонова под охраной пары парней оставили в дежурке с телефоном в руках, вооруженные бойцы заняли позиции в доме, их задача хозяин и его гости, а "фэсбэшников", которые по дружным уверениям Степаныча и начальника объекта, должны были обязательно остановиться возле флигеля охраны, должны были нейтрализовать Толстый и Кастет. Одетые в куртки охранников, с дубинками, рациями и травматами, спокойно и непринужденно парни вели беседу.

  - Не понимаю, - Кастет оперся на шлагбаум и разглядывал виллу новоявленного богатея. - Куда ему столько одному? Это же миллионы евро потрачено. Бассейн, зимний сад, три дома на территории, выход к озеру, хозпостройки, причал, катер, рядом кусок леса откупил, боулинг, тир, конюшня, теплица, скважина своя, подземный гараж, винный погребок, подстанция, искусственный водопад, маленький зоопарк, территория за пятьдесят гектаров огорожена забором в четыре метра. Охренеть!

  - Черт их знает, в детский дом вложился бы лучше, или что-то полезное построил, - Толстый тоже окинул взглядом владения Евгения Самойленко, в визитках обозначавшего себя не иначе как Джонни Сэм - вольный художник. - Ничего, вышибем этих уродов, здесь пионерлагерь для детей-сирот сделаете. Про этого козла инфу в сети собирал - тварь редкостная. В прошлом году он бухой по трассе пер и девчонку насмерть сбил. И ничего, только прав на полгода лишили.

  - Слушай, "акинак", с первого дня спросить хочу, - скин пристально посмотрел на Толстого. - Если вы все там такие крутые, в отряде своем, почему не придете и просто всю эту нечисть под корень не вырежете? Ведь сможете так сделать?

  - Сможем, - подтвердил Меченый. - Только зачем нам это? Ты считаешь, что "акинаки" должны выглядеть гнусными душителями свобод, а все вокруг в белом будут ходить? Нах! Это ладно, командор за родину переживает, да из старичков кое-кто, а в основном думка среди рядовых такая: мы строим свой мир, а старый остался позади, есть наше племя, наша семья, наш мир - Ардон. Хотите свободы? Нет проблем, идите и возьмите ее, а то языком на кухнях и по подвалам трындеть - это наш народ любит, а как до дела, так в кусты. Помочь можно, а делать за всех грязную работу, нет уж, тут вы сами. Изменения должны идти снизу или сверху, а не со стороны, и только тогда общество самоочистится и выберет единственно возможный для себя путь.

  - Могли бы оружием помочь, а то с пустыми руками сюда приперлись.

  - Человек сам по себе оружие, круче не бывает. Огнестрелы вы уже добыли, а дальше-больше, еще возьмете.

  - А чего мы лица масками не закрываем? Нас ведь охранники и батраки местного хозяина запомнят, а потом полицаям распишут все как есть.

  - Вот еще, - пробурчал Толстый. - Мы в своей стране, и мы не воры, а каратели. Да и не до нас им завтра будет. Уже сегодня в день по всей стране акции пойдут. Действие автономных боевых групп непредсказуемы, одну, ладно, можно загонять, десять, заблокировать, задавить и оболгать, а сотню, уже ничем не возьмешь. Это партизанская война, когда от произвола власти страдает множество невинных и непричастных к движению людей, которые в итоге придут к нам. Дерзость каждой акции, стремительность и полное отсутствие страха - вот наши козыри. Пока это фотороботы составят, пока разберутся, что и как, пока дело заведут, на них уже другие акции массой сыпанут. Потонут они в этой волоките, так как сегодняшняя правоохранительная система не предназначена работать в условиях войны. А у нас, именно война. Во времена Сталина - да, могли бы на все правильно отреагировать, сейчас - нет, люди другие.

  - А если тебя повяжут, что, на допросе то же самое скажешь?

  - Меня не повяжут, - заявил Меченый. - Убить могут, а спеленать вряд ли, тяму не хватит. Сейчас для нас основное - парней общим делом сплотить, чтоб они стали единым целым, да нового хозяина жизни хорошо под запись допросить.

  - Чего его допрашивать? Грохнуть да и всех делов.

  - Для работы это необходимо или ты собираешься стрелять в каждого у кого крутая тачка или дом хороший? Нет, не для нас это. Мы его распросим хорошенько и адреса дружков его возьмем. Затем узнаем, кто взятки берет из чиновников в окружении его дяди, кто ему деньги дает, где они отдыхают и сколько охраны при каждом. К тому же с ним гости, наверняка, такие же уроды, тоже могут что-то интересное знать.

  Из дежурки выскочил один из бойцов и, подбежав, доложился:

  - Едут, "фэбосы" отзвонились Капитонову, сказали, что минут через десять будут.

  Толстый включил радейку:

  - Внимание всем! Приготовились. Никакой самодеятельности и лишних трупов, гостей вяжем, ведем допрос, на все про все у нас двенадцать часов. Никуда не торопимся, работаем тихо.

  Первой, как и говорил Степаныч, появилась машина охранников, новенький затонированный черный Jeep Grand Cherokee WK2, следом два темно-синих Maybach 62S с гостями. Хозяин с друзьями помчался к дому, а из джипа неспешно вышли два молодца одинаковых с лица, и направились к парням, стоящим подле шлагбаума.

  Некогда, "фэбосы" были крепкими и злыми бойцами, но видимо, это все осталось в далеком голодном прошлом. Перед Толстым и Кастетом стояли два разожравшихся кабана, одетых в одинаковые дорогие пальто и лакированых туфлях, которые скользили на ледке, покрывавшем асфальт.

  - Че, новенькие, что ли? - спросил один.

  - Где Степаныч? - вторил ему второй.

  Толстый смерил охранников Самойленко-младшего оценивающим взглядом и бросил только одно слово:

  - Работаем.

  Меченый чуть подпрыгнул и, в прыжке, раскрытой ладонью нанес своему противнику только один удар в висок. Кастет, в прошлом подающий большие надежды боксер, мудрить не стал, резкий отработанный до автоматизма хук в челюсть второму, и дело сделано.

  - Быстро мы их, - удивился скин.

  - Так ведь это не боевики, а так, шушваль, позабывшая кто они такие и для чего на этот свет родились. Пошли в дом, посмотрим на местного хазюка.

  Передав охранников на руки выскочившим из дежурки парням и, наказав им проверить пленников и джип на предмет оружия, Толстый и Кастет направились в дом.

  Здесь все прошло совсем не так гладко, как у них. Гостей было семеро: четверо мужчин и три девушки. Как только машины подъехали к дому и остановились перед парадным входом, а гости, с радостными выкриками, предвкушая отдых и развлечения, вывалились наружу, их окружили девять бойцов с оружием в руках. Никто ерепениться не стал, уткнулись мордами в землю и завели руки за головы, кроме одного, белобрысого статного парня, решившего поиграть в героя. Он ринулся вперед, резкими и точными ударами сбил с ног двоих, и если бы его кто-то поддержал, то для скинов дело могло принять плохой оборот. Однако среди гостей бойцом он один оказался. Скины, прошедшие не через одну уличную битву, быстро пришли в себя от такого нахальства и просто замесили его толпой. Когда Толстый и Кастет подошли к парадному входу, девять человек увлеченно молотили гостя тяжелыми армейскими ботинками по ребрам. За пленниками никто не смотрел, и те, имели небольшой шанс на побег, благо, заросли вечнозеленых кустарников рядом, а за ними густой лес, но контингент был явно не из буйных, обошлось.

  - Прекратить! - выкрикнул Меченый, дождался пока бойцы повернутся к нему и, указав на лежащих, не терпящим возражений тоном, добавил: - Всех в дом, развлечения потом.

  - И этого? - Колюня, которому не повезло и он попал под удар борзого гостя, указал на белобрысого.

  - Да, и его тяните, - подтвердил "акинак".

  Гостей, не взирая, мужчина или женщина, потянули в дом и уже здесь разделили, одних загнали в глухую пустую кладовку, а других в подвальчик. Для допроса пленных выбрали каминный зал на первом этаже, уютное теплое помещение в самом центре дома. Начали с хозяина, как он выглядел, знали все, по дому, куда ни посмотри, всюду его большие портреты висели.

  Джонни Сэм, он же по паспорту Евгений Самойленко, обрюзгший мужчина лет под тридцать, с самой своей юности прикрытый богатым и влиятельным дядей, всегда представлял себя крутым гангста-рэпером. Под это дело даже несколько клипов записал, со стандартным набором слов: телки, тачки, трава, стволы, мой город, улицы, туса, клубы, ночь. Позже он остепенился, начал по мелочи ходить у дяди на подхвате, но теперь, когда он реально встрял в проблему, просто не представлял себе, что же делать и как себя вести. Было понятно только одно - его виллу захватили не бандиты, не террористы, не ОМОН и не госструктура. Бандиты ему не угрожали громкими именами, не потрясали серьезными корочками и ничего не требовали. Так, пару раз смазали по морде для порядка и, с каким-то равнодушием, бросили под ноги своему главарю. Его мозг лихорадочно перебирал вариант за вариантом, искал выход из сложившейся ситуации и не находил его. Так же было, когда он очнулся в полицейском участке и узнал, что сбил насмерть молодую девчонку, переходившую пешеходный переход. Ну, ничего, дядя Петя тогда выручил, глядишь, и в этот раз беда мимо проскочит.

  Толстый, который спокойно рассматривал это животное в человеческом обличье, чувствовал его мысли очень хорошо и читал их как с листа. Трусливая тварь хотела выжить любой ценой, одно слово - недочеловек. "А ведь мог бы быть и человеком, - мелькнула мысль. - Однако "мог бы" не считается".

  - Пацаны, вы кто? - размазывая кровь с разбитых губ, всхлипывал Самойленко. - Вы чего? Да, я же всех знаю. Позвоните своим старшим, все разрулим. Вам чего надо? Денег? Будут вам деньги, у меня при себе "лимон" евро, а надо, так и еще подвезут. Договоримся, пацаны.

  - Ты в поселок "Лесной" зачем полез?

  - "Лесной"? - сначала не понял пленник, помедлил, и с облегчением выдохнул: - Это мелочь, там все чисто. Серьезные люди хотят развлекательный комплекс поставить, а пенсионеры уперлись. Вы из-за этого, что ли на меня наехали? - Самойленко видать что-то решил для себя и, привстав, потребовал: - Да, я помощник депутата Госдумы. А ну, живо мне телефон. Оборзели! Гопота подзаборная...

  Стоящий рядом с ним Стержень не дослушал его речь до конца и, сбив на ковер ударом ноги, начал буцкать его в живот. С полминуты продолжалась воспитательная экзекуция и, наконец, хозяин дома простонал:

  - Понял, все понял, только не бейте.

  Стержень сделал шаг назад, а Толстый спросил:

  - Кто твои гости?

  - Фред и Гога, мои друзья и партнеры по бизнесу, а Яков, который в драку полез, голландец, актер из Голливуда.

  - Где наличные деньги хранишь?

  - Здесь, в подвальчике сейф еще один стоит, код только я знаю. Отпустите живым, деньги отдам.

  - Ты их и так отдашь, падла, - замахнувшись рукой на Самойленко, сказал Стержень.

  Пленник закрылся руками, а Меченый осадил скина:

  - Назад, поговорить с ним нужно, глядишь, еще и в живых оставим. Может быть, он мужик по жизни нормальный, только многое не понимает? Будет с нами сотрудничать, будет жить дальше, - Толстый повернулся к Самойленко: - Ты как, готов сотрудничать?

  - Ко-ко-нечно, - смешно заикаясь, ответил несостоявшийся гангста-рэпер.

  - Вот видишь, Стержень, а ты его сразу бить, нехорошо. Человек к нам, можно сказать со всей душой, а ты его ногами в живот. Выношу тебе вотум недоверия, - Меченый улыбнулся, и наклонился к пленнику: - Поговорим для начала про дядю?

  Два часа шла у Толстого беседа с губернаторским племянником, и чем больше "акинак" слушал всю ту мерзость, которую вываливал на него этот урод, тем больше ему хотелось оторвать эту никчемную головенку и выкинуть в мусорку. Так бывает, когда общаешься с поганым человеком, стараешься остаться равнодушным, в стороне, но не получается. Грязь такая штука, что сама к душе другого человека старается прилипнуть, а очиститься потом очень сложно. Чего только не было в "геройском послужном списке" Самойленко-младшего: изнасилования, наркота, запугивание рядовых обывателей, не смевших слова ему поперек сказать, сбитые насмерть и покалеченные люди, и даже, одно заказное убийство. Про такие вещи как воровство и отмывание бюджетных денег, мздоимство и круговую поруку среди ближайших дядиных друзей, он повествовал с такой обыденностью, что Толстый, несколько отвыкший от расейских реалий, просто диву давался.

  Кивнув Стержню и оператору с видеокамерой, который снимал все происходящее для последующего сброса в интернет, на выход и, дождавшись, пока они вдвоем выволокут местного хозяина за дверь, Меченый повернулся к Кастету, вернувшемуся с допроса других пленников.

  - Как тебе эта гнида?

  - Самая обычная, - Кастет был невозмутим. - Таких сейчас много.

  - Что с остальными?

  - Фред и Гога рядовые шестерки, присосавшиеся к губернаторскому племяшу, девки стандартные и самые обычные шлюхи: приехала поступать, не поступила, панель. Единственный среди них человек - начинающий актер из Голливуда, снимается в боевиках, в эту компанию случайно попал. Мужик - зубами скрипит, не понимает, что происходит. Ему Самойленко роль обещал, а тот, понаслушался побасенок про суровых и богатых русских миллиардеров, уши-то и развесил. Он почему-то думал, что ему решили проверку на героизм устроить, вроде как кастинг, потому он наших парней не в полную силу бил. Между прочим, реальный чемпион мира по кикбоксингу, считай, второго Дольфа Лундгрена или Чака Норриса накумарили.

  - А как ты его понимал?

  - Не заметил? У них у всех на шее автопереводчики - это самая модная фишка сейчас, имеешь такой прибор, значит в теме, а если нет, то лузер. Со мной Гога поделился, типа, по дружбе, чтоб я ему ухо не отрезал.

  - Ну, тогда делаем, как решили. Самойленко и его корешей валим, телок, обслугу и актера оставляем. До утра время есть, надо собрать всю наличку по дому и оружие. Пошли парней пусть тачки проверят, на них же и уходить будем, а то семь километров по лесу до своего автотранспорта переть, смысла никакого не вижу.



Глава 15

Планета Ардон. Учебный центр "Изенгард". 16.12.2015.

  Вернулся шибко умный горрилоид Бо-хо-жг еще неделю назад, в сопровождении Куликова и Боромира-варяга, а привели они не много и не мало, а четыреста сорок три бойца-мутанта из тех, у кого чувство самосохранения и разум, оказались сильнее встроенной в мозг программы. Встретить их тогда не мог, мы с Палычем занимались нападением на нас астральной твари, трусили мастера Абу, рылись в книгах из библиотеки Шнара Первоцвета, и было мне попросту не до них. Занимался ими Назаров, обозвавший всю толпу боевых самцов 444-м особым батальоном, вроде как по количеству голов. Держать их на линии фронта он не стал, а как мы с ним договаривались ранее, тайно отправил их на Ардон, поближе к УЦ "Изенгард". Здесь для них было раздолье. Просторная огороженная территория, приближаться к которой всем, было категорически запрещено, и даже начальник Учебного Центра полковник Миргородский не знал, кто здесь базируется, хотя предполагал, что это запасная база Ордена Меченых. Снабжение шло через "Изенгард", и шпионам, если бы таковые вдруг на Ардоне имелись, было бы сложновато вычислить, кто же здесь обитает.

  Прошло время, я немного освободился и, откроив день, отправился инспектировать своих новых воинов. Двигаясь вдоль строя горрилоидов, смотрел на них, и в голове одна мысль сменяла другую. Сильные, мощные, предназначенные только для войны, горрилоиды внушали уважение. При каждом штатный УБК, охраны поблизости нет принципиально и только два десятка Меченых поблизости. Грозная сила. Как их использовать, вот основной вопрос.

  Пока, ладно, ими занимаются наши ученые, пытающиеся разобраться с вживленными в головы мутантов микрочипами управления, которые заставляли их исполнять приказы. Может быть, получится перехватить управление армадой или хотя бы сбить настройку и дезориентировать противника. Сколько они на это потратят времени? Допустим, месяц, может быть, два. Что дальше? Кинуть их на передовую против своих собратьев? Нет, не предугадаешь, как они себя поведут, да и наши могут их просто по ошибке за врага принять. Придать их как отдельное подразделение "Мародерам Йорка"? Хм, может быть. Использовать самому как передовую группу при открытии новых Врат? Тоже неплохо. Отправить на Землю пугать америкосов? Нет, поднимется крик, что мы вступили в сговор с врагом человечества, слишком там свежа память про разгром Первого Экспедиционного Корпуса. А еще есть думка оставить мутантов в "Изенгарде", как учебное подразделение для тренировки личного состава. Как-то не очень, хотя, конечно, воины будут знать сильные и слабые стороны противника. Посмотрим, как оно сложится, но в принципе я доволен, что в отряде имеется подобное подразделение. Без работы горрилоидов не оставлю в любом случае и, скорее всего, они будут использованы против эльфов в операции "Прорыв".

  Следом за мной шел Бо-хо-жг, естественно, командир батальона и, повернувшись к нему, я кивнул в сторону казармы, мол, пойдем. Мы вошли во внутренние помещения казармы, больше напоминавшие коровник. Горрилоиды были неприхотливы, для каждого отдельная спальная секция, огромный соломенный тюфяк, кран с водой и миска для еды, мылись они в речной проруби, мороз их не сильно донимал. Про одежду и разговора не было, им своего меха хватало, в кормежке так же, очень неприхотливы, но в основном предпочитают недожаренное мясо с кровью.

  Прохаживаясь по проходу, я спросил Бо-хо-жга:

  - Ты уверен в своих боевых самцах, старший хо-мль?

  - Да, - подтвердил горрилоид ударом в грудь.

  - Они будут подчиняться тебе?

  - Да, они хотят жить, а потому пойдут за мной, - еще несколько ударов в широкую грудную клетку.

  - Хорошо, жалобы или вопросы имеются?

  - Бо-хо-жг имеет жалобу и просит убрать от нас людей в белых халатах, которые хотят сделать невидимую смерть.

  Угу, это он про биологов, которые брали образцы живых горрилоидских тканей и кровь. Вирусологи, блин. Все бы ничего, взяли бы, что им необходимо, и спокойно отбыли к себе в лабораторию, так нет же, давай языком своим молотить, диспут научный здесь посреди плаца затеяли, а того не учли, что мутанты их понимают, причем очень даже хорошо. Пришлось срочно эвакуировать "убийц в белых халатах", так как боевые самцы слишком нервничали и могли повредить головы наших ценных специалистов.

  - Они больше не появятся в вашем батальоне, - заверил я Бо-хо-жга. Теперь в этом не было необходимости, недавно на Кабаранге разведка столкнулась с патрулем горрилоидов и в ходе боя захватила в плен три контуженные особи. - Что-то еще?

  - Нет.

  - Информация от новеньких есть? - я кивнул на плац, где стоял строй мутантов.

  - Немного есть, люди в черной униформе приходили, все записали.

  Понятно, парни Лютерса уже провели опрос горрилоидов, надо будет узнать, что нового нарыли, может быть, про Эсфира-тон-Миранига будут сведения, а то он как-то подозрительно затих подле своих Врат. Вперед эльфы не идут, вызвали из резерва неполную армаду мутантов, закрепляются, а между своей территорией и той, что мы контролируем, только патрули держат. Есть предположение, что мятежные эльфы попытаются прорваться через обороняемые нашими союзниками миры. Хм, такое возможно, в принципе, только ведь один черт, ничего они не добьются. Про тех же сонимцев могу точно сказать, сидят вплотную к Вратам и готовы при первом же нажиме их подорвать. Мардунцы, эти, да, жаждут боя и просто мечтают показать всему Ра-Арскому Союзу, и в первую очередь нам, какие же они непревзойденные бойцы. Надо сказать, они вполне это смогут сделать. Армию на своем участке держат более десяти миллионов, в землю зарылись глубже, чем мои войска, а снаряжение получают самое лучшее из грайянских наработок и с Земли. Выстоят.

  Ну, вот, вроде бы все осмотрел. Оставляю 444-й батальон на попечение Меченых, которые будут бегать с горрилоидами по лесам, повышая их и свою квалификацию, а сам отправляюсь в "Изенгард". Пока я рядом, отчего бы и не посмотреть на новое пополнение, тем более что начальник УЦ Валентин Миргородский, некогда мой приятель по службе, очень просил быть. Двадцать минут езды, и мы въезжаем в самую мрачную и зловещую крепость, какую я только видел. Да, уж, ничего не скажешь, для учебки место лучше не подобрать.

  Моя "Асха" проходит мост, минует одни ворота, вторые, выезжаем на внутренний плац, выхожу из бронемашины и, мягко выражаясь, впадаю в недоумение. Чего я не ожидал, так это торжественной встречи. Не менее трех тысяч человек выстроены ровными коробками вдоль внутренних стен крепости и три тысячи пар глаз смотрят только на меня. Чувствую себя как-то неловко и непривычно, но в то же самое время очень здорово, так как эмоции от воинов идут настолько сильные и положительные, что пробивает все мои защитные барьеры. Меня здесь ждали, в меня здесь верят, и в этом месте только те, кто готов пойти за мной в любое пекло. Ай, да, Миргородский, ну и воспитатель, хотя, наверняка, здесь не обошлось без вмешательства начальника Отдела Духовного Воспитания Скуратова. Идеологи, едрить их всех в гидроперикись водорода. Воспитание и психологическая накачка, конечно, дело как говорится, архиважное и архинужное, но могли бы и предупредить.

  - Рав-няй-сь! Смир-на! Рав-не-ние на сере-дину! - разнеслись в полной тишине команды Миргородского.

  Вскинутые подбородки, наглаженная и отутюженная отрядная парадка воинов, новенькие знаки различия и шевроны подразделений, красота.

  - Дзанг! Дзанг! Дзанг! - выбивают искры из камня подковки набитые на сапоги начальника УЦ.

  - Господин командор! - вскидывая руку к черному берету, рапортует полковник, и я, следую его примеру. - Личный состав и инструктора Учебного Центра "Изенгард" рады видеть вас в стенах нашей крепости!

  Надо же, постеснялся все-таки назвать построение торжественным, как есть отрапортовал, обойдя то обстоятельство, что воинов от занятий оторвали ради моего появления. Рады, и все тут. Как на такое реагировать? Только ответной радостью, м-да.

  Делаю четкий поворот к строю.

  - Здравствуйте воины-акинаки!

  - Зд-рав-ия желаем, господин Командор! - рубит строй, именно так, Командор с большой буквы "К".

  Эхо отражается от стен и возвращается обратно на плац. Сильны поорать молодые "акинаки", ничего не скажешь.

  - Вольно! - командую я.

  - Вольно! - дублирует меня Миргородский.

  Полковник чуть наклоняется ко мне и шепчет:

  - Командор, надо речь толкнуть.

  - Ошалел что ли? - шепчу ему в ответ. - Сейчас не праздник какой и не событие, с какого это речь? Распускай воинов на занятия.

  Миргородский, явно расстроенный моим нежеланием митинговать, распускает людей, и мы обходим крепость.

  - Зря, - что-то зудит начальник УЦ. - Люди тебя ждали, готовились, никто из них, если не считать некоторых инструкторов, тебя живьем ни разу не видел, а ты, раз, поздоровался и всех на занятия разогнал. Мы тебе даже речь заготовили, достойную командора и руководителя. Эх, ну может быть в следующий раз? - с надеждой спрашивает он.

  - Валентин, - отвечаю ему. - Дел полно, итак с трудом время выкроил, чтоб твое хозяйство навестить, а ты тут парады, митинги и церемонии разводишь. Не до того сейчас.

  - Оно всегда не до того, но надо.

  - Ладно, - соглашаюсь я. - Будет тебе речь в следующий раз. Обязательно.

  Крепость впечатляет, на века строили, с дальним прицелом каким-то, но видимо, к местному феодалу судьба повернулась не той стороной, погиб, а его наследникам такой укрепрайон был ни к чему. Прошли оружейные классы, где уже занимались новобранцы, навестили полигон, комнаты отдыха - хорошо все переделано, достаточно уютно и казарму никак не напоминает. Тем, что увидел я остался удовлетворен, да и Миргородский - молодец, все сделал для того, чтобы процесс обучения проходил быстро, жестко и с пользой. Надо будет местных инструкторов и его самого отметить.

  Попрощавшись с Миргородским, поехал в Штир-Штар. До Врат километров семьдесят ехать, минуток тридцать-сорок есть, и удобно расположившись в кресле, одев наушники, включил телеприемник. Со вчерашнего дня у нас заработала собственная радиовещательная кампания, программа пока только одна, как водится, военно-развлекательно-информационная, а назвали ее просто и незатейливо - "Голос Акинака". Трансляция идет круглые сутки, перемежая нехитрые отрядные новости с межпланетными развлекательными передачами. Так продолжается три часа, затем час земных новостей и вновь наши включаются. Нововведение всем понравилось, а то мы вроде как на отшибе получаемся от всего большого межмирового пространства.

  Как раз вовремя попал, отрядные новости идут. Миловидная девчушка-симпатяшка, затянутая в ладный мундирчик, придуманный всего три дня назад Пахомовым, приятным голоском вещает:

  - Положение на линии фронта в мире Кабаранга остается стабильным. Наши храбрые воины круглые сутки несут боевое дежурство в подгорных укрепрайонах и готовы встретить врага огоньком в любое время. Однако есть те, кто должен быть впереди всех и, конечно же, мы имеем ввиду нашу разведку. У нас в студии гость, командир разведгруппы "Орлан-21" капитан Ракитин, который только несколько часов назад вернулся из рейда на нейтральную территорию.

  Включается другая камера. Рядом с ведущей сидит капитан-разведчик, серьезный мужчина лет около тридцати, нисколько не смущается и все время бросает на девушку интересные взгляды.

  - Скажите, капитан, во время ваших рейдов вам не страшно?

  - Еще как страшно, - усмехается капитан. - Был бы я полным дураком если бы не боялся. Когда горрилоиды перейдут в наступление, то шансов оторваться будет не так уж и много. Приходится рисковать, так как нейтралку без присмотра оставлять нельзя. Работа у нас такая.

  Ведущая и капитан ведут беседу, вопрос-ответ, она что-то спрашивает, а капитан, стараясь соответствовать образу мужественного командира разведчиков, скупо бросая слова, ей отвечает. На миг только прикрыл глаза и минут на пять вырубился, глаза открываю уже другой, сюжет. Девушка рассказывает о намечающемся общеотрядном чемпионате по футболу. В студии два новых гостя, комбат десантников Максимов и комбат-3 спецназа Федорович, оба ведут спор, кто же победит и каждый настаивает, что именно его команда будет лучшей. Интересно наблюдать за людьми, которых знаешь достаточно близко, на экране, там они кажутся иными, с другой стороны их узнаешь.

  Наконец, после нескольких незначительных сюжетов, отрядный блок заканчивается и начинается подборка земных новостей.

  Новость первая - сегодня Германия запустила сразу пять грайянских теле и радиовещательных спутников. Планета Земля в шоке - мир Грай никому кроме своих партнеров по Оборонительному Союзу такую технику не продавал. Мировые ведущие политологи, читай американские и чуть-чуть британские, гадают, не является ли это авансом за вступление Германии в Ра-Арский Оборонительный Союз, и чем это может грозить достижениям демократии на Земле.

  Вопрос занятный, конечно, но нет, Германия пока сомневается, все еще выгоды и убытки от вступления в союз считает-высчитывает. Что же, они имеют на это полное право, пускай еще подумают, все одно никуда не денутся. Раз уж согласились мои шпионско-пропагандистские спутники под видом своих коммерческих запустить, значит и на остальное со временем подпишутся, предпосылок к этому хватает.

  Новость вторая - Китай в очередной раз послал всех любителей дармовщинки "на". В общем, очень культурно и очень далеко, а подкрепил генсек Ли Цзимин свои слова увеличением армии еще на десять дивизий и ассигнований на военные расходы в два раза. Кроме того, в Тибетский Автономный Округ, в дополнение к уже имеющимся там четырехстам тысячам солдат перебрасывается еще столько же, в основном части ПВО, строительные и транспортные батальоны.

  Понимаю китайцев, времена смутные и неустойчивые, надо еще бункеров понастроить. Мало того, что они в Тибете треть своего ядерного оружия держат, так еще хотят добавить и, если что, то так напоследок дверью хлопнут, чтоб никого позади не останется. Фанаты постапокалипсиса затаили дыхание, и многие в срочном порядке стали присматривать хороший бункер поблизости. Надо подметить, что таких в мире Земля очень и очень не много. На всех бункеров не хватит - факт.

  Следом пошла заставка клона передачи "Однако", политического обозрения "Впрочем" идущего на другом телеканале. В студии за небольшим столиком, ни дать, ни взять, приготовившись к посиделкам на кухне, в шерстяном свитере, с какой-то претензией на родство и близость с аудиторией, сидит небритый мужичонка с глазами плута и мошенника.

  - Впрочем, здравствуйте, - проникновенным и доверительным тоном говорит "оборзеватель" мировых событий. - Китай показал всему миру свое истинное лицо, но мы поговорим не про это. Нас волнует судьба тибетского народа, который уже шестьдесят пять лет страдает под гнетом китайских неоколонизаторов. Тибетское правительство в изгнании и международные правозащитные организации все эти годы били в набат, но мировому сообществу их проблема была не важна. Китай был нужен нашим западным "друзьям" как противовес Советскому Союзу и как важная экономическая составляющая всей мировой системы взаимоотношений. Дождались, Китай кинул всех и продемонстрировал фигу.

  Идут кадры кинохроники, на которых сотни людей кирками долбят скалу. Вновь печально-задумчивое лицо страдальца ведущего, продолжающего передачу:

  - Это не Гулаг, не кровавые тридцатые годы и не режим Пол Пота, а одна из китайских тюрем, где содержатся сотни тибетских монахов и монахинь. До 60-го года в Тибете было только две тюрьмы, а сейчас их тринадцать. Численность коренного населения в Тибетском Автономном Округе сократилась в пять раз. Вдумайтесь в эту цифру, ведь это зло в чистом виде, фашизм и геноцид. Храбрый народ Тибета борется за свои права и выживание, но каждое их выступление подавляется очень кроваво. Правозащитная организация "Международная амнистия" объявила Тибет пыточной лабораторией Китая. Вспомним подготовку к Олимпиаде 2008. В то время когда весь мир наблюдал за успехами своих спортсменов, тысячи представителей одного из древнейших народов на Земле погибали в своей справедливой борьбе, тщетно пытаясь привлечь к своим проблемам внимание мировой общественности.

  Вновь кадры кинохроники, демонстранты с транспарантами, в стену черных щитов летят бутылки и камни, полиция и солдаты стреляют в ответ. Кто здесь злодей никому объяснять не надо, рядовой зритель данной передачи с претензией на интеллект все понимает сам.

  - Мы только напоминаем об этом, а выводы уже делать вам. Впрочем, до свидания, с вами был Сигизмунд Ермолкин. Будем верить в завтрашний день.

  Перед тем как запустить трансляцию земных новостей некоторые соратники-сподвижники, подходили ко мне с тем вопросом, что не надо бы этого делать и самый лучший вариант самоизоляция отряда. В чем-то я с ними согласен, но наши "акинаки" тоже не бараны, смотрят вести с родины, оглядываются вокруг и реально видят всю ту огроменную разницу между Землей и Ардоном. Возвращаться домой, во все эти дрязги и серость, желания пока никто не изъявил и вряд ли кто изъявит. Опять же информация идет хорошо подкорректированная, без прямых наездов на правительства родной планеты, но вся по существу.

  Передача "Впрочем" окончена и ее сменяет следующий раздел под названием "Криминальная Хроника", для меня наиболее интересный, так как наши парни уже начали свою работу по очистке родины от всякой гнуси. Прекрасно понимаю, что власти сейчас будут забивать эфир и интернет всякой мурой, но мы не зря спутники свои над Землей повесили, грайянская техника такова, что ее не всякая глушилка забьет, а ловить транслируемые через нее новости, можно на обычную телевизионную антенну.

  Кадры заставки уходят прочь, и появляется диктор-мужчина в строгом костюме:

  - Здравствуйте, с вами Андрей Волошин. Вчерашний и сегодняшний дни были ознаменованы небывалым всплеском насилия в нашей стране: сотни зверских убийств, десятки терактов и поджогов. У себя на даче был убит помощник депутата Госдумы Евгений Самойленко, борец с оголтелым криминалом. Сегодня ночью неизвестными был обстрелян из РПГ дом губернатора Ростовской области Антонюка. Губернатор Антонюк и все его гости погибли, количество жертв уточняется. Напомним, что Савва Автонюк, только три дня как был назначен президентом Мешковым на эту должность. То же самое произошло и с мэром города Астрахань Альбертом Петросовым, который отмечал свой день рождения в одном из ресторанов города...

  Диктор перечислял имена, фамилии и должности пострадавших, а я его слушал вполуха и размышлял о своем. Ничего, все это только начало. Сбылась мечта отрядных "старичков" - Лютерса и Прохорова, а так же всех, кто за ними стоит. Они имеют все, чтобы успешно зачистить не какой-то горный аул, а целую страну. Молодежь, те напротив, хотят остаться в стороне от этого дела, мечтают направить усилия и ресурсы на захват-колонизацию новых миров. Нет, решил я для себя после Кабаранги, надо чистить родной мир, а только потом уже иные пространства покорять. Нельзя оставлять в тылу непредсказуемый высокотехнологичный мир, который многим из нас дорог.

  В принципе, задумка наших шпионов и разведчиков мне пришлась по душе. Основана она была на действии множества независимых друг от друга групп, которые работают сами по себе, по крайней мере, на начальном этапе. Совершил акцию, сбрось материал в интернет, не имеешь такой возможности, переправь в координационный центр подле Уральских Врат, и уже там, ее в дело пристроят. Работает группа хорошо - молодцы, заигралась, одернуть ее всегда есть кому.

  На первом этапе идет зачистка окрестностей вокруг каждого такого небольшого отряда, а на место выбитых ублюдков тихой сапой проталкиваются люди одобренные УВКР. При этом, те кого толкают в спину и тянут наверх, в большинстве случаев даже не подозревают о том, что их кто-то прикрывает. Шаг за шагом, район за районом, область за областью, возможно, что и сможем переломить поганую ситуацию, сложившуюся в стране, в другую сторону. Так, сама Москва, которую пока не трогаем, слишком там нынешняя власть сильна, окажется в своего рода окружении. После этого один мощный концентрированный удар, может быть даже с привлечением нашего спецназа и Меченых, и дело будет сделано.

  Кто бы и что не говорил, а нечисти всякой на Земле не так уж и много, а подобный вариант возможен. Главное - иметь цель, средства к ее достижению и верных людей. Все это у меня есть и остается только претворить планы в жизнь.


Глава 16

Планета Ардон. Долина Триш. 26.12.2015.

  Что нас атаковало через Врата? Этот вопрос не давал нам с Палычем расслабиться ни на минуту. Мы подключили к делу всех Меченых не занятых в операциях на Земле или еще где-то, закопались в макулатуру древних манускриптов, перелопатили огромные массивы информации и, все-таки, кое-что нарыли. Причем, как это случается, совсем не там, где ожидалось.

  Из книг нам стало известно, что в древние времена создавались так называемые астральные охотники - боевые бестелесные существа, предназначенные для уничтожения вражеских Одаренных и пасынков богов, порой, их еще называли пожирателями душ. Пролетели тысячелетия, времена богов прошли, за ними минула эпоха божественных пасынков, ушли Одаренные, стало их не так много как прежде, и про астральных охотников попросту забыли. Остались только легенды, сказания и мифы про этих существ. На этом, источник полезной информации, за давностью лет и скудностью своей, полностью пересыхал, а древние былины про пожирателей душ к делу не пришьешь, слишком уж они были противоречивы и сказочны.

  Однако, мы с Палычем были уверены, что все это козни эльфов, причем не мятежников, а императорских. Об этом говорила не только наша интуиция, но и элементарная логика. После нападения на нас, эльфийская агентура резко оживилась и озаботилась только одним вопросом: "Как же там поживает командор Кудрявцев? Все ли с ним и его камрадом Палычем в порядке?" У-у-у, гнусы позорные! На воре и шапка горит, гласит старинная русская пословица и она права.

  "Ну и черт с ними с этими эльфами, доберемся еще до них, - подумал я в тот момент когда прочитал донесение СБ о таком факте, - у нас свои есть".

  "В самом деле, ведь имеется целых два натуральных ушастых представителя нашего отряда. Ладно, мастер-техник Мистир Бонэль, сиргатольный наркоман со стажем, ничего знать не может, а вот капитан Буркай-ай-Керинг, очень даже возможно, что-то слышал краешком своего острого уха.

  Обоих эльфов выдернули с виллы расположенной возле Штир-Штара и пригласили ко мне. Первым я принял капитана. Разговор у нас состоялся серьезный, но опять же, ничего нового он мне не дал. Буркай-ай-Керинг и рад бы был помочь, но информацией не владел. Да, кое-что слышал, что имеется на столичной планете Саталь заброшенный и проклятый древний город Ас-бари-ур, в котором, и поныне, имеются пожиратели душ, но это только слухи.

  Эльф-спецназовец покинул кабинет, а я, решив, что на безрыбье и рак рыба, принял для разговора Мистира Бонэля. Мастер-техник вошел и, опасливо озираясь, остановился у дверей. Нормальный такой типаж, среднестатистический эльф с несколько вытянутым лицом и раскосыми глазами, длинные волосы, скрывающие ярко выраженный отличительный признак, и только несколько землистый цвет лица да чуть расширенные зрачки выдают в нем "сиргатольщика".

  - Присаживайтесь, мастер-техник, - я указал на кресло, стоящее напротив.

  Мистир Бонэль присел, сделал глубокий вдох, видимо, не подозревал по какому поводу его вызвали, а я спросил его:

  - Как вам у нас служится, Бонэль?

  - Благодарю, командор, меня все устраивает, служится хорошо.

  - Вальтер Шлот доволен вами, мастер-техник.

  - Стараюсь соответствовать оказанному доверию.

  - Скажите, Бонэль, вам что-нибудь говорит название Ас-бари-ур?

  Это необходимо было видеть. Эльф резко вскочил, испуганно оглянулся и попытался выскочить в окно. Не получилось, стекло у меня бронированное стоит, гранатометный выстрел с трех метров держит, проверено. Мастер-техник вмазался с разгону лбом в стекло и вырубился. Ого, акая-кай, как говорил один из последних представителей народа джунгар сержант-контрактник Балакирев, который служил в моей разведгруппе в бытность мою молодым лейтенантом.

  Включив селектор, скомандовал адъютанту:

  - Паша, срочно медиков сюда, эльфу плохо.

  Прошло полчаса, я находился в санчасти подле кровати Мистира Бонэля, и ждал пока его приведут в чувство. Ему сделали успокоительный укол, вкатили ударную дозу транквилизаторов и, вот, веки его глаз чуть дрогнули и приподнялись. Наверное, увидев меня, мастер-техник сразу же вспомнил мой к нему вопрос, резко дернулся, пытаясь встать, но фиксирующие ремни, которыми его пристегнули к кровати, не дали ему этого сделать.

  - Командор, у вас есть минут десять на разговор, потом эльф впадет в нирвану, - напомнил дежурный доктор и покинул палату.

  - Успокойтесь, Бонэль, все хорошо, здесь вы в безопасности, - присаживаясь на табурет, сказал я. - Повторю свой вопрос. Вам что-нибудь говорит название Ас-бари-ур?

  Лицо эльфа напряглось, но тут же расслабилось, транквилизаторы и "сиргатол" начали делать свое дело. Он с каким-то безразличием посмотрел в окно, выходящее во внутренний двор, и заговорил:

  - Это ужасное место, командор. Живым там делать нечего. Не всегда я был простым мастером-техником, и было время, когда мне предрекали славное будущее. Что сказать, я был талантлив и, разменяв первую сотню прожитых лет, многое знал, и многое умел. К важным тайнам нашей империи меня никогда не подпускали, все же я не был знатен и родовит, но однажды, мне выпал шанс познать то, что недоступно обычным эльфам. Мне предложили быть ассистентом одного из наших ведущих ученых Кайтира-кон-Стайфеля из клана Белого Древа. Для меня это был шанс всей моей жизни, и я постарался не упустить его.

  Мистир Бонэль на мгновение прервался, вновь взглянул в окно, и продолжил:

  - Это было тридцать лет назад. Император поставил перед Кайтиром-кон-Стайфелем и нашей научной группой задачу вскрыть опечатанные бункера в городе Ас-бари-ур, разбудить находящихся в коме астральных охотников и поставить их под наш контроль. Нас было двадцать ученых и с нами рота императорских гвардейцев. Мы вошли в проклятый город, а через пять дней в живых остался только я и, лишь по счастливой случайности, мне удалось покинуть Ас-бари-ур живым. Долгое время меня лечили и допрашивали, но страх перед пожирателями душ навсегда остался со мной и, со временем, я превратился в наркомана, так как только "сиргатол" способен заглушить на время мои кошмары.

  - Что за объект находится в городе?

  - Это древняя исследовательская лаборатория, в которой создавалось оружие для борьбы с пасынками богов и Одаренными. Вы, конечно же, знаете, что основатель императорского рода был всего лишь обычным изменником, который уничтожил предательством своих богов-создателей. После этого он сумел взять в свои руки власть и создать Световечную империю, но была проблема, которую он не мог решить. Началась война. Из человеческих миров под предводительством пасынков богов на нас двинулись огромные армии. Сокрушая все преграды на своем пути, и стремясь уничтожить эльфов, люди рванулись к сердцу нашей империи. В то время Ас-бари-ур был городом ученых и именно там были придуманы, а позже осуществлены планы по созданию астральных охотников.

  - Как же ваши древние ученые смогли создать что-то новое? Мои аналитики утверждают, что вы плохие изобретатели и все, что вы можете делать, так это использовать чужие наработки.

  - На данный момент дело обстоит именно так, - подтвердил Бонэль. - Однако раньше все было несколько иначе. Среди людей многие являются потомками богов, несут в себе частичку их крови, а наши боги не снизошли до нас и для них мы были только инструментами. Весь эльфийский народ создавался кланами, и каждый был предназначен под определенное дело, ремесло или задачу. И таким образом были среди нас и те, кто мог придумать что-то новое и неповторимое. В те времена было более пятисот кланов, а сейчас осталось меньше двухсот. Остальные растворились среди более сильных, бежали от императора или были уничтожены.

  - Ладно, ближе к теме, создали и ладно. Позже об этом поговорим. Меня интересует, как выглядят эти самые пожиратели душ? Как с ними можно бороться и контролировать их? Где находится город Ас-бари-ур?

  - Вы уверены, что хотите это знать, командор? - с тоской спросил Мистир.

  - Да, мастер-техник, - кивнул я. - Совсем недавно две астральные твари посетили Штир-Штар.

  - Значит, их все же смогли взять под контроль, - прошептал эльф, на миг закрыл глаза и, открыв их, сказал: - Я буду вам помогать, командор. Астральные охотники - это бестелесные твари, которые живут в межмировом пространстве, своего рода мусорщики. Они неразумны и питаются эманациями человеческих чувств, которые просачиваются через защитную оболочку миров. Древние ученые смогли приманить, а затем выдернуть несколько сот подобных тварей из этого параллельного пространства и, даже, сумели подчинить их своей воле. Первое же их применение против пасынков богов и Одаренных было успешным. Есть приборы, которые фиксируют ауру определенного разумного существа, которая у каждого неповторима. Этот слепок давали астральному охотнику, и он атаковал противника, где бы тот, не находился. Существо проходит через любые открытые Врата, и его не чуют "Сильфиды". Охотник находит Одаренного и, пробивая его защитные поля, пожирает его душу, выпивая врага досуха. После выполнения задачи астральный охотник возвращается обратно в Ас-бари-ур. К сожалению, я знаю о них совсем немного, так как нашей экспедиции не удалось добраться до информатория, где хранились основные данные по всему проекту.

  - Хорошо, Бонэль. Позже с вами плотно пообщается сенс-паранорм, может быть, с его помощью вы еще что-то вспомните. Как с ними бороться?

  - Трирское серебро, только его они боятся, а более ничего им не страшно. Во время древней войны, именно так большая часть этих тварей и была уничтожена.

  - Как они контролируются?

  - Существует артефакт-байтил в лаборатории, которая занималась их исследованием. Воздействуя на него, можно контролировать астральных охотников и заставить их выполнять приказы.

  - Если пожиратели душ так сильны, то почему они не смогли одолеть меня?

  - Они долгое время были в спячке, ослабли, а тот, кто послал их на охоту, еще не понимает этого. Хотя, сейчас до организатора нападения это уже дошло, в этом можно не сомневаться. На вхождение в полную силу астральным охотникам необходимо три месяца, и при этом, они должны хорошо питаться.

  - Чем?

  - Душами, конечно.

  - То есть, это что-то вроде жертвоприношений?

  - Да, старый как мир прием. Мне рассказывали про ваш поход на материк Шанти, и я так понимаю, что местный Одаренный, ставший демоном, именно так и поддерживал свою жизнь. Одним для поддержания своего существования нужен белок, другим чувства, а третьим что-то большее. В данном случае, скорее всего, поступают проще - скармливают им обычных горрилоидов, а может быть, что и людей.

  - Изначально они питались только эманациями, а в нашем пространстве пожирают души. Это все же разные понятия - душа и чувства, Бонэль. Почему так?

  - Не знаю, - эльф начал проваливаться в свой счастливый наркотический бред. - Наверное, на это повлияло то, что в нашем мире им тяжело и требуется что-то более существенное, чем просто эманации чувств. Знаю, что в родном для себя пространстве они могут обходиться без еды сотни лет, а у нас, если их не кормить, впадают в спячку уже через два-три месяца, а просыпаются, только когда рядом имеется для них пища.

  - Последний вопрос, - потормошил я Бонэля за плечо. - Где находится Ас-бари-ур?

  - Планета Саталь, материк Гейза, на берегу озера Маглиль, - прошептал эльф и умчался в свое сказочное видение, где нет боли, страха, зла, суеты и печали, а имеются только радость и счастье, пусть иллюзорные, но уж какие есть.

  Посмотрев на пускающего пузыри Мистира Бонэля я отправился к себе, думать и размышлять о том, как же мне все же поступить. Неясностей еще много, но думаю, что хороший сенс-паранорм, который будет работать с эльфом, вытрусит из него все, что только возможно, заодно и психику ему подлечит. Пока же, надо серьезно подумать над сложившейся ситуацией.

  То обстоятельство, что пожирателей душ можно уничтожить, уже внушал некоторый оптимизм. Трирское серебро, которое убивало тварей, у нас имелось, очень редкий материал, мифический, можно сказать. Где он добывался в древние времена, никто не знает, обработать его чрезвычайно сложно, хотя и возможно. Достаточно только сказать, что именно из этого материала сделаны Ключи, открывающие Врата перехода между мирами. Сколько у нас, его имеется? Килограмм сто, может быть чуть больше. Допустим, понаделаем мы клинков и раздадим своим Меченым, сможем разглядеть астральных охотников, которые сначала придут за нами с Палычем, а затем за остальными. Пусть, многих тварей сможем уничтожить, но и нас, скорее всего, убьют. Да, уж, ситуация не очень. Есть три месяца, а если сделать перерасчет на ефрейторские зазоры, то два с половиной, а лучше два. Надо что-то предпринять, а что, пока еще не очень-то и ясно.

  Засев у себя в кабинете с кружкой горячего чая, раскинул перед собой листы бумаги, начал черкать свои каракули. Что поделать, в особо тяжелых ситуациях, мне так всегда лучше думается. Оно-то, конечно, имеется отрядный штаб, который готов разработать любую операцию до мелочей, но основное направление всегда должен указать командор.

  Первый вариант, диверсионный. Выбрать лучших бойцов из Меченых, и на Грае, где сильна пластическая хирургия, сотворить из них эльфов и послать на Саталь. Как это сделать? Удар по единственным доступным эльфийским Вратам и внедрение своего подразделения в ряды отступающих. Вроде как конфликт на границе. Проникновение на Саталь, поиск города Ас-бари-ур и уничтожение контролирующего тварей байтила. После этого астральные охотники вернутся в свое родное пространство, по идее, именно так все и должно быть. С байтилами мы уже сталкивались и некоторой информацией по данной теме владели. В общем-то, неплохой вариант, надо будет продумать его конкретней. Если Отто Скорцени и его 150-й танковой бригаде СС это под Арденнами удалось, то почему бы моим не попробовать. Есть правда один огроменный минус - незнание эльфийского языка. На своей территории эльфы обходятся без автопереводчиков, а выучить их птичий клекот и стрекот, да еще за короткий срок, практически невозможно.

  Второй вариант, он же силовой. Навалиться на Светозарных всеми силами и проломиться к их столичной планете через любые преграды. Теоретически, это возможно. Врата эльфы подрывать не будут, уцелевшие "Сильфиды" на их территории им не подконтрольны, а на тыловых коммуникациях Светозарной империи войск немного. В этом варианте, основная проблема захватить пограничные переходы и телепорты, а дальше, вперед, путь открыт. Впрочем, данный план тоже не без изъянов. Тяжелая техника у эльфов имеется, пусть не так много, но она есть. Опять же проломиться на Саталь мы сможем, а вот затем на Кабарангу вернуться будет невозможно. В любом случае все Врата мы удержать не сможем, и наши заслоны собьют, а между Кабарангой и Саталем лежит около тридцати миров. Эльфы успеют подтянуть резервы, зажмут нас на одном из переходов и уничтожат.

  Третий путь, дипломатический. Надавить на эльфов авторитетом всего Ра-Арского Союза, перекрыть Врата, а где-то, возможно, и подорвать их. Через закрытые наглухо порталы астральные охотники к нам не пройдут, и мы выиграем время. Попробовать поугрожать и свести весь этот астральный конфликт вничью? Мы знаем о ваших планах? Хм, может быть. Однако опять вырисовывается минус всего этого варианта. Союзникам мне предъявить нечего, а голословным обвинениям они не поверят, политика не карты, честное слово джентльмена здесь не канает. Свой "юттив" они уже начинают производить, но в "тинирине" будут нуждаться еще достаточно долго, а значит, что им с эльфами бездоказательный конфликт из-за Одаренных не нужен. Вывод: прозондировать эльфов и союзников в этом направлении, да и все, больше ничего здесь пока не сделаешь.

  Раскидав исписанные листы бумаги, я пришел к выводу, что остается только личное вооружение Меченых кинжальчиками из трирского серебра и подготовка к силовому прорыву на Саталь. Есть несколько идей, надо еще кое-что подсчитать и прикинуть, но в целом, только этот путь дает нам гарантию на победу. Одаренных не будет и, все, стоп, человечество упрется в границы своего ареала обитания, а эльфы опять всех под себя подомнут. Не хотелось бы, чтобы моих детей держали за рабов, так что придется, в который уже раз, пойти вперед и накостылять плохим дядям по сусалам.

  Примерно такими были мои размышления на четвертый день после нападения тварей. Так задумывалась операция "Прорыв".

  Волевое решение было принято, приказы отданы, и вся отрядная структура заработала как идеально отлаженный механизм. В срочном порядке начали готовиться к походу самые лучшие воины отряда "Акинак". Разведслужбы собирали данные о Сатале и, даже, раздобыли несколько карт этой планеты. Однако, основная надежда была в этот раз не на воинов и на разведку, а на технарей. Задача перед птенцами Вальтера Шлота, инженерами-инновационщиками, ставилась серьезная: вынь и положь в течении месяца такой танк, который сметет перед собой все преграды. Танк способный нести солидное вооружение и большой боезапас, а кроме того должный быть быстрым и маневренным. Условий было много, а времени у технарей мало. Помнится, когда Шлот узнал, что же отряду требуется от его отдела, то просто застыл в позе "роденовского мыслителя" и впал в кому. Слава богам, вскоре из нее вышел и начал требовать все, что, по его мнению, ему требовалось для работы.

  Под это дело выделили два автоматизированных грайянских завода для экспериментов, неограниченный кредит, прямые связи с Граем, Сонимом, Мардуном и Таль-Ишимитом. Всех, на кого только Шлот указывал пальцем, не взирая на то, где он служит или работает, моментально отдавали ему в подчинение. Лучшие конструкторы, инженеры, математики, физики, электронщики, оружейники, механики, все самые лучшие мозги, какие имел отряд, отправлялись в долину Триш, место, где производилось наше оружие.

  Прошло две недели, и Шлот был готов предоставить первый опытный образец тяжелого танка "Саблезуб". Естественно, я примчался сразу же, все дела подождут, а первый отрядный танк, который будет спасать мне и Меченым жизнь, вне всякого сомнения, гораздо более важный вопрос.

  Ходил я вокруг танка долго, присматривался. Название ему придумали хорошее, подходящее, можно сказать, так как на древнего зверя-смилодона он чем-то смахивал. По виду, "Саблезуб" приземистая и зализанная со всех сторон обтекаемая бронемашина не похожая ни на одну другую во всех известных мирах. За основу была взята так и не пошедшая в серию сонимская самоходка поддержки "Астахар", с которой сняли тупенькую малокалиберную пушку, поставили более мощный движок, срезали башню, а вместо нее наварили две небольших необитаемых. Корпус был сделан полностью из сонимского бронепластика толщиной в двадцать сантиметров, а лобовая броня была усилена до шестидесяти. Экипаж состоял из пяти бойцов: командир, два стрелка, механик-водитель и оператор электроники. Запас хода был в тридцать тысяч километров, а скорость "Саблезуб" развивал до трехсот километров в час, теоретически, конечно, так как проверять его на максимум, пока, никто не собирался. Вооружение танка состояло из встроенных в башенки автоматических турелей с наваренными на них УБК. В каждой башне по шесть стволов с автоматической подачей боезапаса.

  Попросил продемонстрировать "Саблезуб" на полигоне и остался доволен. По большому счету это совсем не то, что я ожидал, но в целом очень неплохо получилось. УБК броню прожигать не успевали и ракеты на пластик не реагировали. Правда, было одно "но", при попадании в "Саблезуба" снаряда из старенькой гаубицы Д-30, его три раза перебросило в воздухе и откинуло метров на пятнадцать, от того места где он находился изначально. Что сказать, пластик, хоть и броневой, все же пластик. Машине ничего, готова к дальнейшим испытаниям, а экипажу, если бы дело было в бою, а не на полигоне, пришла бы мгновенная смерть.

  - Вальтер, - обратился я к Шлоту. - Сколько машина весит?

  - От комплектации все зависит, но в среднем одиннадцать тонн.

  - По виду не скажешь, длина по корпусу здесь метров шесть, а на вид как сорокатонная машина. Никак не привыкну к этому пластику. Утяжелить "Саблезуба" можно?

  - Без проблем, сейчас как раз за счет брони более тяжелую модификацию делаем. Догоним до двадцати пяти тонн, причем на проходимость и скорость это почти никак не скажется.

  - А какой движитель в него впихали?

  - Тип-12, - с гордостью заявил Шлот.

  - Подожди, это же те, которые контейнеровозы на сто тысяч тонн таскают?

  - Да, командор, они самые. По размерам они мало, чем отличается от транспортных. Просто выполнены из других материалов, более дорогих. Потратились сильно, признаю, но смогли добиться дальности хода на одной зарядке в тридцать тысяч километров. Опять же повысилась надежность, а скорость, как вы уже знаете, можно хоть до трехсот километров в час развить, и это притом, что восемь смонтированных под днищем поплавков-излучателей, обеспечивают отличную проходимость хоть по болотам, хоть по пустыням, а хоть и по горам. Машина получилась хорошая.

  - Посмотрим, - облокотившись на трибуну, пробурчал я и стал смотреть, как в танк, который валялся на боку, залез экипаж. Резкий рывок, "Саблезуб" встал на днище, приподнялся над землей и вновь рванулся по полю.

   Скорость танк развил под сто километров по грунтовой дороге. Затем вышел на позицию для стрельбы. Башенки крутнулись, выдвинулись турели со спаренными УБК, издалека сильно напоминающие знаменитые "эрликоны", и в сторону мишеней устремились сотни ярких ослепительных росчерков. Мишенями выступали бетонные блоки в два метра толщиной, броневые листы танка Т-90 и опять же сонимский бронепластик. Результат был неплох, по неподвижным целям, и для первого показа, вполне меня устраивал. Конечно, еще работать над танком и работать, но если за две недели инновационщики так много сделали, то если им дать еще пару недель, они сделают совсем отличную машину.

  - Системы наведения, какие использовали? - поинтересовался я, заметив хорошую точность стрельбы "Саблезуба".

  - Мардунские "Хальк", последняя тамошняя разработка. - Средства связи, постановщики помех и тепловизоры, так же их производства.

  - Боезапас?

  - На импульсные лазеры по двадцать батарей на ствол, а ракет будет по пять боекомплектов.

  Нормальный боезапас и, учитывая, что каждая забитая под завязку энергобатарея УБК дает двадцать тысяч выстрелов, а в ракетомет входит обойма на пять ракет, получается весьма солидно.

  - Что насчет пехотной брони для горрилоидов? - спросил я Вальтера.

  - Норма, командор, - заверил меня Шлот. - Работаем в этом направлении. Те доспехи, которые передал нам генерал-майор Некрасов, они сделаны из неизвестного науке бронепласта, в несколько раз превосходящего по прочности сонимские образцы. Все, что с ним можно сделать, так только расплавить. Затем произвести примерку на конкретного горрилоида, и по его форме отлить индивидуальный доспех. В общем, из трех человеческих комплектов сделаем один горрилоидский.

  Вот так операция "Прорыв" и входит в фазу подготовки, еще недели три и можно будет провести боевое слаживание. Полсотни "Саблезубов", тридцать Меченых в доспехах пасынков бога и 444-й особый батальон, мощный силовой кулак, который прорвется до столичной эльфийской планеты и разнесет там все в пух и прах. Эх, а если удастся еще своих воинов не засветить и показать только горрилоидов, то и совсем красиво получится.


Глава 17

Планета Земля. Россия. Подмосковье. 28.12.2015.

  Две недели группа Толстого металась по всему Подмосковью, творя справедливое возмездие, как он сам его понимал. За это время, кроме губернаторского племянника, были отработаны еще три цели: прокурор одного подмосковного городка, полковник милиции и наркобарон. Полковника и прокурора работали по информации полученной от Самойленко-младшего, а вот на наркоторговца Гиви Думбадзе заказ поступил сверху. Групп в Московской области было немного, везде не успевали, так что приходилось некоторым командам ломать свои планы, дабы успеть отстрелять некоторых особо одиозных лидеров преступного мира и коррупционеров, пока они заграницу не свинтили. Нет, большинство ублюдков могло бежать в любую минуту, никто их не держал, их время придет позже, но были такие, особо опасные, которых из страны выпускать не следовало. Именно таким, особо опасным, в координационном центре посчитали и Думбадзе.

  Гиви встретили по классической типовой схеме, так как знали, когда, на какой машине и по какой дороге он поедет. Каратели дождались, когда его машина покажется на трассе Дмитров-Москва, и пустили ему навстречу трактор К-700, взятый покататься в одном из еще живых колхозов за два ящика водки. За рулем К-700 сидел отмороженный на всю голову Колюня, как оказалось, получивший в ПТУ профессию механизатора.

  Мощная желтая махина трактора надвинулась на серебристый БМВ. Касательное столкновение. Машина летит в кювет, а трактор, сворачивая на проселок, отправляется дальше. Что характерно, не смотря на оживленное движение по дороге, ни один автомобиль не остановился, и никто не поинтересовался, нужна ли пострадавшим помощь - время такое. Вот если происшествие на камеру телефона заснять, вот это, да, а помогать, ищите дураков.

  Рядом с разбитым БМВ остановился микроавтобус с надписью "Скорая помощь" и красным крестом на боку. Трое крепких парней в белых халатах, вышли из "скорой помощи", быстренько вытащили из автомашины залитого кровью, но живого Гиви Думбадзе, полного сорокалетнего мужчину в костюме от "Бриони", и закинули его внутрь своего автотранспортного средства. При этом водитель "Скорой Помощи", все это время производил видеосъемку работы своих товарищей, отчетность, прежде всего.

  Криминального авторитета вывезли на свою базу под Дмитровым, полуразрушенную воинскую часть, в которой и базировалась группа Толстого. По всем документам три обшарпанных здания, окруженные бетонным забором, принадлежали одному из местных полицейских начальников, майору Чаплыгину, который славился своей честностью и, по сути, прикрывал Толстого и его парней. Как на него вышли люди из ведомства Лютерса, Федор не знал, но работал майор Чаплыгин на совесть, так как, не смотря ни на что, все же не скурвился на своей работе за пятнадцать лет службы. Редкий человек среди среднего полицейского эшелона, а для высшего совсем невозможный.

  Думбадзе допросили с пристрастием, как это уже стало привычным, под видеокамеру, и наркобарон рассказал много интересного. К утру Гиви кончили и прикопали в рощице неподалеку, а Толстый и Кастет сели совещаться. Покойный наркоделец сдал один из своих каналов поставки героина и находился он совсем рядом, в цыганском поселке неподалеку от Дмитрова. Меченый предлагал осуществить нападение на этот объект, а Кастет возражал, и настаивал на уничтожении банды кавказцев, окопавшихся на окраине городка.

  Федор сидел в бывшем красном уголке, чистил добытый в квартире прокурора "Глок-18", который ему очень понравился и стал его личным оружием, а Кастет расположился напротив и затачивал финку ручной работы, какие очень хорошо делают, на зонах необъятной страны Россия, каторжане-умельцы.

  - Говорю же, надо бандосов давить, - в который уже раз настаивал Кастет. - Цыгане никуда не из своего поселка денутся, да и к бою они всегда готовы.

  - А люди Маги Алиева, значит, не готовы? - парировал Меченый.

  - Да сколько их там, пять человек боевое ядро, а остальные, так, понторезы. Загасим. К тому же расположены они очень удобно, гостиница и ресторан на выезде из города. Нас пятнадцать человек, заходим, всех мордами в пол, выбираем тех, кто нам нужен, валим и отходим.

  - Ха! Что-то все просто у тебя, Кастет. Ты учти, рядом УВД, а поблизости от гостиницы "Джигиты Кавказа", где даги тасуются, всегда наряд ППС дежурит. В любом случае бандосы им приплачивают по мелочи, а начальник местной полиции, так и вообще на второй зарплате сидит. С полицаями нам тягаться пока не по силам, у вас подготовка слабенькая, и кроме лихости нам противопоставить им нечего. Подождем. Через неделю группы Канавца из Клина и Бескова из Александрова подойдут, тогда и отработаем эту тему.

  - Значит, все же цыганва?

  - Угу, ты ведь слышал, как Гиви говорил, что сидят у них в подвалах человек десять наших русаков на цепи, и это только те, кого он мимоходом видел.

  - А не сбрехал этот Гиви?

  - Не думаю, подобное под Батайском было несколько раз. Нормальный такой рабовладельческий поселок. Подъезжает в Ростове на "пятак" возле Центрального рынка, где работяги кучкуются, машина. Людям предлагают работу. Человека два-три грузят и вывозят за город. Работяги отработали, а вместо денег их на цепок. Сплошь и рядом такое творится, Кастет, а вы в это время таджиков на стройках бьете.

  - Да, ладно уже, опять этих "гастеров" вспоминаешь... Проехали уже...

  Прерывая их разговор, в комнату вошел Гена, молодой парень из бывшей группировки Стержня и, протягивая Толстому флэшку, сказал:

  - Все сделал, отчет о проделанной работе отослал, новостной блок принял.

  Некоторые команды, ведущие борьбу с режимом, имели возможность вести свою информационную борьбу и, можно сказать, что работали по заявкам граждан, но это было редкостью. В основном, большинство групп скидывало отчеты о проделанной работе на спутник, мардунская аппаратура это позволяла, а уже с него, информацию получал координационный центр возле Уральских Врат перехода. Именно так работал и отряд Толстого, а занимался всем этим Гена, неплохо понимавший в электронике, хотя с мардунской аппаратурой мог справиться практически любой боец.

  Меченый вытер руки ветошью, взял флэшку и воткнул накопитель информации в разъем ноутбука. Гена вышел, а Кастет подсел поближе к ноутбуку, у Федора от него секретов не было, да и в информации, которую точечно сбрасывал группам спутник, ничего тайного, как правило, не было. Все приказы отряд Толстого получал от группы слежения, которая со стороны присматривала за ними. А на флэшках, в основном, шла подборка видеосюжетов по акциям, где и что произошло.

  Федор уже собирался включить воспроизведение роликов, когда у него в кармане заиграла мелодия мобильника. На всю группу у них имелся только один, экстренная связь с майором Чаплыгиным. Толстый вынул из кармана телефон, включил громкую связь и нажал прием.

  В трубке раздался треск, как если бы где-то выламывали дверь, и раздался взволнованный голос Чаплыгина:

  - Федор, вас нашли, через меня вышли. Кто вы и сколько вас они точно не знают. Прости, так сложилось, моя вина. К вам выехал спецназ охранной фирмы "Пирамида", бегите, если сможете, а я живым не сдамся.

  Из трубки пошли частые гудки, майор отключился, а Меченый обернулся к Кастету, и скомандовал:

  - Всем в ружье, рюкзаки на плечи, будем уходить через катакомбы.

  Кастет рванулся к выходу, а Федор, покидав в небольшой рюкзак, напоминающий РД, все свои немногочисленные вещи, вогнал в "Глок" обойму на девятнадцать патронов, передернул затвор, закинул в глубокий карман куртки еще две обоймы и выглянул в окно, нависающее над воротами.

  Спецназ "Пирамиды" уже был здесь, группы хорошо вооруженных бойцов в касках-сферах, бронежилетах и черных масках, выгружались из затонированных автобусов перед въездом в бывшую воинскую часть и растекались вдоль забора, беря на прицел оконные проемы и двери. Русские люди, которые получали за свою работу деньги, готовы были убивать других русских людей. Судьба раскидала их по разные стороны баррикад, потому что одни хоть и не любили власть, но она их кормила, а другие ее просто ненавидели лютой ненавистью и плевать хотели на деньги.

  Частное охранное предприятие "Пирамида" существовало уже десять лет, и с самого начала это была контора, в которую набирались "сливки" армии и криминала, готовые исполнить любой приказ своего хозяина, личные гвардейцы олигарха Мешкова. Год за годом "Пирамида" крепла и расширялась, охраняя покой и добро Мешкова. Наконец, когда глава корпорации стал президентом РФ, его частная армия стала по сути своей исполнять задачи Внутренних Войск в деле подавления беспорядков, надо заметить, успешно выполнять, поскольку там, где работали "пирамидовцы" возмущаться становилось просто некому.

  Шанс уйти у группы Толстого был, через катакомбы. Название, конечно, с претензией, всего-то большой коллектор длинной более километра с выходом к пересохшим очистным сооружениям в ближайшем леске. Это хорошо еще, что декабрь выдался без снега и не сильно дождливый, можно было спокойно уходить не замочив ног и не измазавшись в грязи как свин. Однако кто-то должен был отвлечь гвардейцев Мешкова на какое-то время, пока остальные отойдут. Эту роль Федор назначил себе, поскольку был уверен, ну, почти уверен, что он сможет оторваться и в одиночку, а вот бывшие скинхеды, большая часть которых и в армии-то, по молодости своей, еще не служила, шансов практически не имели.

  В комнату заглянул Кастет и сказал:

  - Уходим, Федор!

  - Давайте сами, - голос Меченого был спокоен. - Встретимся на запасной базе, группу поведешь ты.

  - Да, как же это? Мы тебя не бросим, - возмутился Кастет.

  - Этих, - Толстый кивнул в сторону окна, - отвлечь надо. Если они поймут, что здесь никого, то начнут лес прочесывать, и тогда никому из парней не уйти. Двигай, Костя, - Федор впервые назвал Кастета по имени, - а я выкручусь, обещаю.

  Кастет только молча кивнул и помчался в подвал, из которого шел ход в коллектор. Дальше их путь лежал в лес, потом марш-бросок на семь километров к кемпингу возле дороги, где уже целую неделю стоит фура с товаром, на которой они и должны были выбраться за пределы оцепления, которое, наверняка, уже выставили на всех дорогах. Коль будет им удача, так и выберутся парни, а нет, так хоть как мужчины, постараются подороже продать свои жизни.

  Прошло минут десять, к ржавым воротам, со сбитыми красными звездами, подкатил БТР с громкоговорителем закрепленным впереди. Бронетранспортер повертел башней и над заброшенной воинской частью разнесся усиленный динамиками голос:

  - Говорит генерал Гаврюшкин! Сопротивление бесполезно, вы окружены! Предлагаю сложить оружие и сдаться! В случае отказа спецназ предпримет штурм, и пленных брать не будет!

  - За сколько Родину продал, генерал? - Толстый стоял за прочной бетонной стеной и не боялся, что ПКВТ БТРа сразу же пробьет ее. - А может быть, ты идейный, чисто на лампасы совесть променял?

  - Кто это там гавкает?

  - Гавкаешь ты, псина облезлая, а с тобой человек говорит. Гордись этим, пока еще жив.

  - Слышь, парень, - голос генерала приобрел почти отеческие нотки, - сдавайтесь, если штурм начнется, все погибнете, а вам еще жить и жить.

  Меченый понимал, что генерал ему просто зубы заговаривает и отвлекает внимание от спецназовцев, которые в этот самый момент перебираются через стену, и обкладывают здание, в котором он находился. Однако и он отвлекал штурмовиков от парней, которые уже должны были выйти в лесной массив, так что смысл поговорить с Гаврюшкиным некоторое время, все же был.

  - Нам надо подумать, - выкрикнул Федор.

  - Пять минут, не больше, - принеслось в ответ. - Слово офицера даю, пока время не истечет, спецназ останется на месте!

  - Жди! - выкрикнул парень, вдоль стены выскочил из комнаты и помчался вниз.

  Пролет, второй, третий, второй этаж, за ним первый и вход в подвал. Меченый прошел вниз, заблокировал тяжелую металлическую дверь изнутри стальным брусом, и в это время по всему дому разнеслись ясно слышимые хлопки. Прошло только полторы минуты из отпущенных Гаврюшкиным, а спецназ, засыпав здание газовыми шашками, уже пошел на штурм.

  - Да, не держишь ты свое слово офицера, генерал. Сочтемся, фамилию твою я запомнил. Гадом буду, а достану тебя, генерал, - зло прошептал Толстый, протиснувшись вниз и уже здесь включив таймер на подрыв небольшого фугаса, который должен был завалить ход.

  Километровый коллектор Федор проскочил быстро, вылез из люка, посмотрел на следы парней, ушедших в сторону кемпинга и, вздохнув, направился в противоположную сторону. Он двигался навстречу спецназовцам, которые, наверняка, уже обшарили пустые здания на территории брошенной воинской части и двинулись прочесывать окрестный лес.

  Дело уже к вечеру, темнеет рано, Федор вдохнул всей грудью сырой лесной воздух, почувствовал запах прелой листвы, услышал все самые незначительные шорохи вокруг себя и вызвал из глубины своей души состояние волка, готового биться до самого конца и не сдаваться. Звериная натура отозвалась сразу же, она была уже готова и только ждала разрешения выйти наружу.

  Уже не совсем человек, а в большей степени волк, прислушался к своим чувствам. Где-то метрах в трехстах шли люди, получившие приказ на его уничтожение, но это все чепуха, он - Одаренный, он - "акинак", он - воин Ордена Меченых. Те, кто шел за его жизнью, были умелыми бойцами, но они не умели и не знали того, что умел и знал он. Для них война была ремеслом, а для него жизнью. Для них лес был очередным ландшафтом, а для оборотня он был родной стихией.

  Припадая к земле, двигаясь бесшумно и практически незаметно среди кустов и невысоких деревьев, Меченый пошел навстречу своим противникам. Минуты двигались очень медленно и, казалось, что само время сбавило свой ход.

  Движение. Упругие шаги впереди, навстречу Меченому идут трое, они двигаются хорошо и грамотно, постоянно прикрывая друг друга. Они сильны духом, уверены в своих силах, слева и справа Федора окружают такие же тройки, но они не имеют против него шансов. Как молния он вылетает из зарослей, на ходу выхватывая из-за пояса превосходное творение австрийского конструктора Гастона Глока. Выстрел. Выстрел. Выстрел. И девятимиллиметровые пули, летящие с начальной скоростью 350 метров в секунду, вышибают мешковцам мозги. Кувырок, и на небольшой полянке, остаются только три изломанных человеческих тела.

  На выстрелы, со всех сторон устремились бойцы генерала Гаврюшкина. Через пару минут на поляне стало не протолкнуться от бойцов спецназа. Настороженные взгляды. Они внимательно оглядывают чахлый лес вокруг и, где-то, совсем неподалеку, раздается громкий волчий вой. Зверь вкусил крови и празднует свою первую победу над врагом. От этого воя у всех спецназовцев "Пирамиды", прошедших через многое и повидавших немало крови на своем веку, по спине покатился холодный пот. Это не было страхом и, скорее всего, таким образом, некое шестое чувство предупреждало людей, что сегодня не их день и надо покинуть эти места, пока еще это возможно.

  - Рассредоточиться! - пересилив себя и свою слабость, скомандовал командир спецназовцев. - Ищите этого гада! Стрелять на поражение!

  Слаженые тройки разошлись по лесу и, спустя всего несколько минут, невдалеке от того места, где погибли первые три бойца, на землю упали новые. Вновь бег по лесу, вновь взгляды в лес, кто-то не выдерживает и стегает длинной очередью из автомата по деревьям и кустам.

  - Отходим! - кричит командир спецов и, подхватив своих убитых товарищей, прикрывая соседей, бойцы откатываются к опушке, где их ждет разгневанный генерал Гаврюшкин.

  Тыловая тройка прошла всего в нескольких метрах от Толстого. Он проводил бойцов взглядом желтых глаз и с трудом удержался от того, чтобы снова убить. Он знал, что сможет это сделать и безнаказанно покинуть это место. Но спецназовцы "Пирамиды" не были его врагами, они служили за деньги, кормили свои семьи и это было их оправданием перед самими собой за то, что они делали, естественно, если оно им требовалось. Меченому было необходимо их остановить, и он сделал это так, как посчитал нужным, и как умел, а лишняя кровь ему была совсем не нужна. Если бы была возможность не убивать, то Одаренный только ранил бы спецназовцев "Пирамиды", но зверь не знает полумер, для него нет такого понятия, как изранить противника, и есть только один синоним остановке противника - убийство.

  Перед воротами части генерал Гаврюшкин распекал командира спецназовцев, который со злостью указывал рукой в сторону леса и оправдывался. Федор с сожалением взглянул на свой "Глок-18". До генерала было метров двести, а пистолет, тем более такой, не то оружие, из которого можно было вести огонь на такое расстояние. Жаль, парень кинул последний взгляд на генерала и, тихо отступив в сторону леса, легким упругим шагом направился вглубь. До запасного места сбора было более пятидесяти километров по чащобам и стоило поторопиться. Кастет и бойцы его группы, дольше одних суток на месте сидеть не будут.



Глава 18

Планета Кабаранга. Укрепрайон "Передовой". 02.02.2016.

  Когда подле вражеских Врат начали скапливаться боевые самцы, в количестве не менее трех атакующих армад, мы особо не беспокоились. Ну, задумал Эсфир-тон-Мираниг новую попытку прорыва нашей линии обороны, пусть, имеет на это полное право. Точно так же, как и мы, имеем право встретить его со всем нашим радушием. В общем, мы посмеялись над глупым самонадеянным эльфом и начали готовиться к новому сражению. Однако когда показалась первая бронированная монструозина, выползающая из Врат, веселье наше резко сошло на "нет".

  Двадцать девять гигантских бронированных машин шли никуда не сворачивая в одном направлении. Они двигались на нас. Да, мы знали, что есть некие Автоматизированные Передвижные Роботы Прорыва, что у Светозарных, что у Камиллы, но даже предположить не могли, что этот бред спятившего гигантомана, будет таким огромным. Каждая такая махина весила не менее четырех тысяч тонн, была в длину более ста метров, в ширину не менее сорока, да и высота впечатляла, с нормальный семиэтажный дом. Передвигались подобные машины на антигравитационных движках, чрезвычайно мощных, не иначе, как что-то наподобии грайянского "Тип-12", а может быть, что и получше, и среднюю скорость выдавали порядка пятидесяти километров в час. Вооружение? Одни только догадки, мы видели, что на платформе каждого АПРП имеются три мощные поворотные башни с серьезными орудиями, но каков их принцип действия и калибр, могли всего лишь предполагать. Кроме того, в броне имелись многочисленные створки, люки и затворы, а поверх, несколько десятков пусковых контейнеров, так что сюрпризов от каждого подобного робота можно было ожидать немало.

  Вот и дождались мы того момента, когда эльфы-мятежники решили использовать против нас по настоящему грозное оружие. Воины занимали места согласно боевого расписания, техника выходила на позиции, активировались минные поля, а спутники пристально наблюдали за противником. Впереди роботы прорыва, позади горрилоиды топают, так что сражение намечается не шуточное.

  - Капитан, - обращаюсь я к Буркаю-ай-Керингу, который сидит неподалеку. - Вы не вспомнили ничего нового, относительно этих АПРП?

  - Нет, командор, - качает эльф головой. - Это один из главных военных секретов Световечной империи, а я к ним допущен не был. Все что знал, я изложил в своих докладных записках. Могу только добавить, что подобные машины остались еще от эпохи богов, долгое время стояли на консервации, да то, что они чрезвычайно мощные, ведь именно такие роботы уничтожали все живое в нейтральных мирах. Наше общество, - он на мгновение запнулся и поправился: - то есть эльфийское, устроено таким образом, что каждый занимается только своим участком жизнедеятельности и не лезет в чужие дела.

  - Понятно, - кивнул я и обратился к Назарову: - На дальних подступах попробуем использовать ракеты "земля-земля".

  - Есть, - Назаров был согласен с моим приказом и продублировал его по общей связи: - Особым ракетным батареям с 1-й по 5-ю выдвинуться на огневой рубеж! Ракетная группировка "Бугезе" готовность номер три!

  Три недели назад корпорация "Таль-Ишимит" предложила взять на испытание несколько десятков пусковых установок "Бер-Пара" с новейшими управляемыми ракетами класса "Ответ", задешево, только по себестоимости, как союзнику. Как чуяли, что против нас что-то тяжелое выйдет, а может быть, и знали, стратегические компьютеры у них имеются, мы осведомлены про это прекрасно, да и так, имея толику мозгов, было понятно, что рано или поздно, что-то более серьезное, чем обезьяны с УБК, на нас все же выйдет.

  Отказываться от ракет, тем более таких, я не стал, пригодятся, тем более что ракета "Ответ" по своим характеристикам впечатляла, не межконтинентальная, конечно, но как средней дальности, вполне, по всем критериям подходила. Масса каждой ракеты две тонны и из них только боевая часть шестьсот килограмм, дальность стрельбы 950 километров, скорость от трехсот до шестисот метров секунду. А учитывая то обстоятельство, что на ракету "Ответ" можно было ставить разные боевые части, от ядерных и фугасных до кумулятивных, проникающих и кассетных, надежды мы на нее возлагали большие. Опять же головки самонаведения были разные, меняй один блок и стреляй, хочешь телевизионную, пожалуйста, а нет, так есть тепловизионные, рельефометрические, по спутнику, по лазерному лучу или активную радиолокационную.

  Конечно, мои умельцы кое-что исправили, дополнили и модернизировали, в частности, сменили боевую начинку, но в целом, ракета оставалась разработкой "Таль-Ишимит", поскольку внутрь ее нам залезть не давали мастера, которые были приставлены следить за испытаниями "Ответа". На данный момент мы имели двадцать одиночных пусковых установок и восемьдесят ракет. Использовать их предполагалось на дальности в пятьсот километров, а на триста уже подрывать нейтронные ядерные боезаряды, все же три атакующие армады при поддержке бронированных монстров, это не одна, которую мы не так давно размолотили в пух и прах.

  Кроме них есть еще и крылатые мардунские "Бугезе", неделю назад пробная партия подобных ракет поступила. Если бы не знал, что союзники их сами делают, честное слово, подумал бы, что у амеров идею "Томагавка" стырили по тихой грусти. Однако факт остается фактом, подобные ракеты Мардун производит уже пятнадцать лет, точнее, производил и, под давлением эльфов, прекратил, а сейчас вновь этот проект реанимирует. Есть только два серьезных внешних отличия, масса и дальность стрельбы, мардунские летят всего на двести пятьдесят километров, а веса в каждом "Бугезе" чуть больше семисот килограмм. Пригодится и это, если вражеские роботы все же минуют первую внешнюю полосу нашей обороны.

  - Спутник номер три входит в зону приема информации с земли. Наблюдаем раскрытие контейнеров на броне вражеских АПРП, - подал голос один из офицеров штаба.

  Переключился на третий спутник. В самом деле, на нескольких роботах, продолжавших свое неспешное наступление, открылись крышки контейнеров. Что внутри, не совсем понятно.

  - Наблюдаю пуск ракет! - все тот же голос штабника.

  Да, одновременный пуск ракет земля-космос, не иначе. Инверсионные следы в небе перпендикулярно уходящие ввысь и стремительно набирающие высоту. Один, два, три, а всего, выпущено семь ракет, а над материком сейчас висят три спутника. Посмотрим, что получится.

  - Спутникам, режим безопасность! - команда Назарова.

  - Есть, спутники переведены на режим самостоятельного принятия решений! - отвечает ему другой штабник.

  Через какое-то время, он же производит доклад:

  - Спутник номер четыре уничтожен, третий поврежден, пятый уклонился, подработал своими стационарными двигателями и переходит на другую орбиту.

  - Каков принцип действия вражеских ракет? - задаю ему вопрос.

  - Точный выход на орбиту и самоподрыв, куски обшивки и внутреннего боезаряда разлетаются как шрапнель и повреждают спутник. Примерная масса каждой ракеты около тонны, скорость семьсот метров в секунду.

  Ничего хорошего, однако. Если вражеский робот прорыва имеет такое вооружение, то, скорее всего, должен иметь и защиту от него.

  - Расстояние до противника?

  Отвечает Назаров:

  - Девятьсот километров, противник делится на три отряда, в первом пятнадцать АПРП и одна атакующая армада, во втором восемь и одна, в третьем семь и одна. Первая волна убыстряется, вторая приостановила продвижение, третья замерла на месте. Данные приблизительные, спутники находятся не в зоне или не могут передавать точную информацию.

  Слышу, как штабные суетятся в углу подле своих планшетов и карт, думают, а чего тут думать, особо нового ничего не изобретешь. Мы, пока, не всесильны и не всемогущи. Средняя скорость первой наступательной волны пятьдесят километров и в зону, которую мы определили на открытие огня "Ответами", им двигаться еще восемь часов. Отработаем своими ракетами, а там и решим, что делать, слишком мало информации об этих роботах прорыва, а без этого правильную тактику против них не выработаешь.

  Спустился в кубрик, отдохнул, проснулся, пообедал, в штабе и без меня справятся, там тоже посменно воюют. Вернулся через семь часов, новости не очень, было произведено еще два запуска ракет "земля-космос" с вражеских АПРП, в восемь и двенадцать ракет, потерян еще один и повреждено два спутника. Сражение только в самом начале, а мы уже потеряли половину своей орбитальной группировки. На будущее, если оно у нас будет, конечно, надо будет что-то думать, а то спутники все же не успевают отклониться от вражеского залпа, да и просто маневр уклонения провести, для них проблематично. Единственное, на что был расчет их создателей, уклонение от метеоритов, а здесь все же другой расклад, две-пять ракет против одного спутника-наблюдателя, многовато получается.

  Первая волна уже на расстоянии в пятьсот пятьдесят километров, прут как немцы на Москву, только быстрей и красивше. Вторая волна отстает от первой на сотню километров, третья еще на сотню, настоящее живое цунами по равнине катится. Пока фары прорубил, в обстановку въехал и выпил кофейку, пришло время задействовать наше ракетное оружие.

  - Расстояние до противника пятьсот километров, - повернулся ко мне Назаров, который, так же как и я, немного вздремнул перед основными событиями.

  - Давайте команду на запуск "Ответов".

  Все вражеские АПРП первой волны размечены на планшетах по номерам, атакованы будут только пять. На каждого бронемонстра по одной батарее в четыре пусковых установки "Бер-Пара". От первого залпа будет зависеть очень многое.

  Э-хе-хе, предлагали же мне "добрые люди" из ГосДепа США, купить "Томагавки" наземного базирования, те которые BMG-109G, а я отказался, цена в семьсот тысяч евро за штуку, это уж слишком, в два раза выше номинала. Понадеялся на мардунские "Бугезе", которые по характеристикам с американской крылатой ракетой очень схожи, только по цене в пять раз дешевле. Жаль, что этих самых "Бугезе" у нас только сотня штук, вместо предполагаемых трех тысяч. Вот так вот, понадеешься, а оно, раз, и не срастается. Ладно, что есть, и то хорошо.

  Тем временем экипажи "Бер-Паров" приняли, с повисшего над материком Игран спутника номер девять координаты целей, вбили их в ракеты, звучит команда и двадцать "Ответов" стартуют. Красиво идут и очень быстро, на борту каждой стоит видеокамера, ведущая съемку. Активные радиолокационные головки самонаведения ведут "Ответы" к цели. Ракета ориентируется на отраженный целью, в данном случае вражеским АПРП, радиолокационный сигнал, генерированный бортовой РЛС. Она летит всего в трех-четырех метрах над землей, при этом, полностью повторяя все изгибы местного ландшафта. Попробуй, попади в такую мишень. Затруднительно, а вражеский робот прорыва цель большая, в такую не промажешь, даже если захочешь. Четыре ракеты на одну вражескую машину, а в каждой по шестьсот кило особо мощной взрывчатки, заряд кумулятивный, то-то будет веселуха.

  Офицер-ракетчик, координирующий работу всех "Ответов", отслеживает их полет более внимательно, чем мы, в данном случае всего лишь зрители, и ведет отсчет:

  - Четыреста километров до целей! Триста! Двести! Сто! АПРП задействовали постановку помех! Связь с "Ответами" потеряна!

  Остается спутник, который пока не сбит и все еще может наблюдать за продвижением противника. В бортах роботов открываются заслонки и можно видеть ровные батареи небольших ракет, наподобии тех, что в УБК используются, только размерами немного побольше. Залп! Сотни вражеских гиперскоростных чушек устремляются к нашим "Ответам". Все это длится какие-то секунды и лучшие ракеты корпорации "Таль-Ишимит" не выдерживают конкуренции с вражескими, которые устремились им на перехват. Большая часть дорогостоящих "Ответов", не долетая до АПРП, подрываются на подходе. Мать их! Впрочем, три ракеты все же достигают цели и падают на огромные стальные махины, несущие нам смерть. Результат, надо сказать, не очень, броня эльфийских машин держит взрыв и только один АПРП остановился и зачадил черным дымом, правда, не надолго, всего через десять минут он вновь пополз вперед, вслед за такими же, как и он, бронированными чудовищами.

  - И что теперь делать? - разнеслись по бункеру слова Назарова, смотрящего в монитор. - Одна надежда, что нейтронный взрыв их остановит.

  Меня накрыло некое предчувствие, и я скомандовал:

  - Ракетным батареям срочно сменить позиции!

  - Перезарядка идет, - попробовал возразить мой начштаба.

  - Срочно! - подстегнул я его, за малым, в злой крик не сорвавшись.

  Пока прошла команда, пока прочухались, минуты через две прошел доклад:

  - Со стороны АПРП многочисленный ракетный залп! Зафиксирован пуск сорока пяти ракет!

  Кто-то заметил:

  - Спутник уже практически ушел, не достанут.

  Нет, понимаю я, этот залп не на спутник направлен. Это ответ АПРП на наши "Ответы". Такая вот тавтология. Мы задействовали против вражеского ракетного оружия все, что только смогли: постановку помех, свои ЗРК и ЗСУ, но все же, некоторые из них достигают цели. В горах гремят, вызывая обвалы и гибель солдат, взрывы, но под толщей горной породы, которая нас защищает, мы их не слышим и не чувствуем.

  По штабной волне, с пятого и седьмого укрепрайонов приходят доклады о том, что полностью уничтожена техника 1-й и 3-й особых ракетных батарей, остальные успели отойти в укрытия. Потери в личном составе полсотни убитых и тяжелораненых. Можно было бы горевать о погибших, но по мне, так надо радоваться, что большая часть уцелела.

  - Всем особым ракетным батареям, сохранившим пусковые установки и боезапас, отойти за хребет Акром, - командую я. - Занять запасные огневые рубежи и приготовиться к открытию стрельбы через шесть часов.

  Думаю, к этому времени АПРП уже окажутся в пределах досягаемости "Бугезе" и совместный их залп с "Ответами", даст результат получше, чем тот, которого мы пока достигли. В том, что роботы прорыва пройдут сквозь ядерный смерч, я уже как-то не сомневаюсь. Саму армаду грохнем, понятно, а вот роботов остановить, скорее всего, не сможем. Слишком мощная и хитрая техника против нас задействована, а мы им только десять наземных нейтронных взрывов мощностью в 20 килотонн приготовили, на протяженности в семьсот километров. В общем, подготовились слабенько. Здесь нужны не наземные, а воздушные взрывы, не в 20 килотонн, а в полные 50-60. Впрочем, еще подергаемся, есть чем "гостей" встретить.

  Пока первая вражеская волна двигалась к хребту Акром, мы с Назаровым сидели, и еще раз все подсчитывали, да прикидывали. Как мы понимали, АПРП руководится Искусственным Интеллектом, который достаточно неплохо соображает, что делать и как реагировать на каждый конкретный случай. Если мы уничтожим атакующую армаду, которая идет вслед за роботами, отвернет ли он назад? Вряд ли, а скорее всего, продолжит свое движение. Все же это не живое существо, а машина, которая будет исполнять приказ до конца.

  Далее, роботы наступают и действуют организованно, если производится запуск ракет, то одновременно с нескольких машин - залпом, а значит, между ними имеется локальная сеть. После подрыва ядерных боезарядов, связь грохнется, понятно, электромагнитный импульс никто не отменял, плюс, он же сожжет оптику и РЛС, которые мы не видим, но они как суслик, всегда есть. Подобная техника, наверняка, должна идти с резервными и дублирующими системами, а значит, робот запустит новую линию приема информации, но все же, она не будет настолько хорошей, как штатная, резерв всегда остается резервом - это есть аксиома. Допустим, так все и будет. Имеет ли смысл подрывать вторую линию ядерных боезарядов? Нет, так как за первой волной пойдет вторая, а за ней и третья. Горрилоиды не понимают, что такое радиация и боевые самцы второй и третьей волны пройдут по выжженной земле, как ни в чем не бывало и, прежде чем помрут, при поддержке АПРП бед натворить могут много, а значит, что вторая линия закладок, будет предназначена конкретно для них.

  Итак, прежде чем роботы первой волны достигнут гор, они будут уже изрядно потрепаны новыми залпами "Ответов" и "Бугезе", здесь их уже достанут фугасы, затем артиллерия и РСЗО, а уже на самый крайний случай, солдаты с ПТУР, благо, их запасли очень много и самых разных. Больше, ничего свехгениального в голову не приходило, кроме как сыграть в сценарий "последний парад наступает", то есть собрать орду кублатско-хунских шаромыг, обвешать их гранатами и с криком "банзай" пустить вперед.

  За размышлениями и планами скоротали еще четыре часа, и первая вражеская наступательная волна достигла места закладки наших самодельных двадцатикилотонных нейтронных бомб.

  - Подрыв! - отдал я команду и переключился на камеры спутника номер десять, проходящего над материком.

  Картинка сверху идет не очень четкая, погодные условия не те, но все же, единовременный подрыв десяти нейтронных бомб, пусть даже не очень мощных, зрелище запоминающееся. Одновременные вспышки наземных взрывов, волны гари и пыли устремившиеся в разные стороны, и ураган, который выносит с равнины весь мусор, в данном случае зомбированных горрилоидов. В принципе, нейтронные бомбы и не должны быть слишком мощными, на Земле подобный принцип используется для тактического ядерного оружия, до десяти килотонн включительно, а мы постарались совместить мощь атомного взрыва и нейтронное излучение, более-менее в равной пропорции. Мощные потоки нейтронов проникают практически через все преграды, покруче гамма и рентгеновских лучей, создают очаги радиоактивного излучения и этим исключительно опасны, а лучшей защитой от него, как это не странно, является пластик. И все это помимо светового излучения, электромагнитного импульса и ударной волны.

  Весь штаб замер в ожидании, что, как, пройдут ли вражеские АПРП сквозь нашу преграду? У меня была уверенность, что пройдут и, к сожалению, я не ошибся. Минул час, и первые роботы прорыва начали прорисовываться сквозь пыль, неумолимо приближаясь к горному хребту. Однако было их уже не пятнадцать, а двенадцать, что не могло не радовать, горрилоидов мы не наблюдали, если и выжил кто-то под ударной волной, а таких должно было быть совсем немало, как воины они сейчас ценности не представляли. Мясорубку мы учинили жестокую и кровавую, спора нет, но лучше пусть миллионы бибизьян погибнут, чем кто-то из моих воинов.

  Ладно, отставить лирику и слезинку невинного ребенка. Основная опасность никак не минула, а только приближается, АПРП уже на расстоянии двухсот километров, некоторые все обуглены, броня в окалине, но они не останавливаются. Что характерно, вторая и третья волны, двигающихся по равнине роботов и горрилоидов, резко остановились, а подле вражеских Врат заработали мощные радиоизлучатели. Сигнал настолько силен, что наши подразделения РЭБ, находясь за тысячи километров, без труда их получают, даже в обход той бури, что сейчас в атмосфере бушует. Расшифровать не получается, но понятно, что это отбой атаки для наших противников. Нас это устраивает, все же двенадцать роботов это не двадцать девять.

  Двести километров. Пришла пора "Ответам" реабилитироваться, а "Бугезе" себя показать. Единственное сомнение, а может быть все же дождаться, пока вражеская бронетехника подойдет поближе? Навалиться на роботов всей своей огневой мощью? Однако прочь сомнения, АПРП повреждены, наверняка, так что нам будет легче, а мы так и не видели их башенные орудия в действии. Надо гасить противника пока есть такая возможность, а сюрпризов нам не надо. Отдаю команду, по проводной связи она дублируется на огневые рубежи, и особые ракетные батареи дают залп, сразу же сворачиваясь и уходя на новые позиции. Следом работают крылатые ракеты, вся сотня, которая у нас есть в наличии.

  Для удара выбрали три передовых АПРП, несколько вырвавшихся вперед, а потому, меньше других пострадавших под ударом наших ядерных боезарядов. На каждого монстра по четыре "Ответа" и несколько десятков крылатых ракет. Есть! Стартуют! Пошли наши ракеты. Скорость отличная. Ракеты идут прямо к цели, в этот раз ГСН поменяли с радиолокационных на телевизионно-командные, то есть управляется каждый "Ответ" оператором из бункера. Расстояние небольшое, так что сейчас, это наиболее оптимальный вариант. Второй волной идут "Бугезе", по сравнению с двухтонными творениями корпорации "Таль-Ишимит" сущие малыши.

  Все как и в прошлый раз. На первом этапе сценарий неизменен - роботы ставят помехи, но связь не пропадает, ракеты ведутся по узконаправленному лучу, который на небольших расстояниях, все же достаточно уверенно держит связь с оператором. АПРП не успевают выпустить свои ракеты, а "Ответы", как стая коршунов, один за другим врезаются в броню вражеских машин. Тандемные кумулятивные заряды, в этот раз себя оправдали, две вражеских машины поражены, пусть не серьезно, но весьма чувствительно, а одна, пылает как факел. Оператор оказался парнем с феноменальной реакцией, а может быть, что и повезло ему, вколотил свою ракету прямиков в раскрытый люк робота. Видимо, попал в артиллерийский погреб или в ракеты, которыми монструозина хотел плюнуться в небо и, как следствие, внутри робота произошла детонация боеприпасов. Молодца, парень, по любому, орден он сегодня заработал.

  Следом за "Ответами" прилетают крылатые ракеты, ущерб от них для роботов небольшой, но опять же, то надстройку сбили, то башню заклинили, то крышку какую в броне помяли и погнули. Все-таки броня у неведомых механизмов, очень уж хороша. Если бой выиграем, надо будет разведчиков и инженеров посылать на осмотр подбитой техники. Бой продолжается, идущие позади своих лидеров АПРП наносят ответный удар по месту, откуда отстрелялись "Бер-Пара". Поздно, их там уже нет, ракетчики успели манатки смотать и отойти на новое место. Однако несколько вражеских ракет накрывают стартовую площадку "Бугезе", а там не все так просто, стрельба шла из бункера, и не все успели спрятаться под скалой, так что снова есть раненные и убитые. Кто-то ответит за головотяпство и за то, что подчиненных в нору не спрятал.

  Проходит еще два часа. "Бер-Пара" уже давно готовы к новому залпу, а роботы упрямо ползут вперед, подминая под себя противопехотные минные поля и оставляя за собой большие просеки. Мы ждем, пока они подойдут ближе. Роботов осталось всего девять, скорость их неизменна, все те же пятьдесят километров в час и двигаются они плотным строем. Те машины, которые были обстреляны на дистанции в двести километров, остались позади, две еще двигаются, пятясь назад, а третья мертва.

  "Ответы" сами по себе дела не решат, нужен комплексный удар и следующим рубежом назначаем девяносто километров, дальность уверенной стрельбы для РСЗО "Смерч". Должно получиться неплохо. Двенадцать таль-ишимитских ракет и двадцать пять "Смерчей", каждый из которых готов кинуть одним махом двенадцать 9М55К5, в общем залпе триста реактивных снарядов с кумулятивно-осколочными зарядами.

  - Дистанция до противника девяносто километров, - напоминает Назаров.

  - Ждем еще десять километров, - принимаю я решение.

  Минуты тянутся медленно и тягуче, кап-кап, одна за другой они уходят в небытие. Время. Дистанция восемьдесят километров. Отдаю команду:

  - Огонь!

  Вновь бьют "Бер-Пара", следом ревут "Смерчи", посылая свои ракеты и реактивные снаряды навстречу врагу, пусть не живому, а механическому, но оттого, может быть даже более опасному. Роботы реагируют на удивление быстро и слаженно, "Ответы" перехвачены практически все, а вот реактивные снаряды они перехватить не смогли. Взрывы накрывают все пространство, в котором двигаются АПРП, бьют в их панцирь и тысячи боевых элементов, предназначенных для пробивания гомогенной брони, впиваются во все щели и зазоры защитного покрытия роботов. Шквал огня прокатывается по ним, как омывает дождем, и в ответ, в нашу сторону устремляются новые ракеты, предназначенные для накрытия наших батарей. Они вновь не успевают, "Бер-Пара" уходят быстро, а "Смерч" по всем нормативам дает залп за сорок секунд и снимается с позиции за минуту.

  Снова затишье, вперед идут только семь вражеских машин, а две, нещадно дымя, медленно откатываются назад, к своим. Противник входит в предгорья и, вдруг, непонятно почему, резко останавливается. Проходит некоторое время, а они стоят на месте. Дистанция шестьдесят пять километров, а броня АПРП начинает медленно вибрировать, они уже в зоне видеонаблюдения и мы видим это очень четко. Даю команду на новый залп.

  Очередной шквал огня накрывает роботов, и в этот раз используются реактивные снаряды 9М55Ф, то есть фугасные и предназначенные для уничтожения вражеских объектов, техники и построек. Не знаю пока, что делают эти супер-бронемашины, но явно ничего для нас хорошего. Еще две машины задымили и, что странно, мы не получили в ответ ожидаемого залпа их ракет. Они стронулись с места, скорость их резко увеличилась до восьмидесяти с лишним километров час, прут по предгорьям как по равнине, не замечая ни горных речушек, ни холмов, ни рытвин, ни надолбов. Грациозным косолапым медведем, если можно так сказать, перемахивая все препятствия и напрямки шуруя по фугасам, как их и нет.

  Минуло двадцать минут, и шесть оставшихся в строю вражеских АПРП делятся тройками и идут вдоль всего хребта, неумолимо сближаясь с горами в районе пятого и шестого укрепрайонов. Их орудия разворачиваются в сторону гор, дистанция до противника от тридцати до тридцати пяти километров. Полная неожиданность. Что они хотят предпринять? Непонятно. Впрочем, их уже можно достать не только залпом "Смерчей" и не оправдавших себя "Ответов", которых осталось всего десять штук, но и навесным огнем гаубиц. Вновь идет команда на открытие огня, работают все орудия и РСЗО, какие только в состоянии их накрыть.

  Летит и кружит огненная метель, гуляющая по предгорьям многострадального хребта Акром. Большинство снарядов ложится мимо, слишком неровный ландшафт, слишком крутая дуга для стрельбы, слишком ходко идут роботы, однако попадания имеются и взрывы курочат вражескую броню. Останавливается и горит один АПРП, следом второй, их добивают, но остальные подходят на дистанцию в двадцать восемь километров, и начинается хаос.

  Орудия АПРП, как мы уже смогли понять, калибром миллиметров под триста, в один миг раскалились до красна и стали медленно водить стволами вправо и влево. У каждого робота по три подобных орудия, всего сработало против нас десять и эффект был ужасающий. Горы Акром, эти непоколебимые гранитно-базальтовые исполины высотой от трех до семи тысяч метров, стали плавиться и превращаться в лаву, подобную вулканической. Целые огненные реки устремились в долины, но не это важно, а важно то, что под этот невидимый всесокрушающий меч, равняющий такие громады, попадали целых три бункера, а в каждом по двадцать пять тысяч солдат, и это, не считая орудийных расчетов и техники на вершине. До последнего долбили по АПРП наши "Грады", Гиацинты" и исканские мортиры "Гадуб", но неумолимая сила равняла горы, и погибали люди. Все, что можно было сделать, это приказать усилить артиллерийский и ракетный обстрел противника, но это помогало мало, а бойцы и без понуканий свое дело знали.

  Все происходящее напоминало таяние снега под огнем, только вот снегом были горы, а вместо воды был огонь. Это все происходило на наших глазах, но, как и почему это происходит, было непонятно. Каким образом? Что это за чудовищное оружие? Одни вопросы и никаких ответов. Вот она, наша самонадеянность и, теперь, приходится за нее отвечать. По связи мы слышим крики людей, сгорающих заживо в своих бункерах, а сделать ничего не можем.

  Есть! Еще два АПРП горят. Один завалился набок и пылает огромным костром, но последний, как заговоренный, идет, не меняя своего курса. Еще немного и будет накрыт третий, последний бункер шестого укрепрайона. Все! Осталось совсем немного, солдаты уже не успевают покинуть подземные убежища, ставшие для них ловушкой, смерть близка, но произошло чудо, отработали оставшиеся десять ракет "Ответ" и, именно они, наконец-то, добивают последнего робота.

  Устало откинувшись на спинку кресла, вытираю рукавом пот. Полный пендык, потеряно множество отличных солдат. Да, в основном исканцев, но там были и мои воины, большинство из которых прошли со мной весь путь с самого начала. Даже если прикинуть навскидку, в потерях будет не менее восьмидесяти тысяч солдат, про технику не вспоминаем. Однако не время сейчас себя корить. Необходимо работать, готовиться к отражению следующего удара и быть готовым нанести свой.

  - Петрович, - окликаю Назарова.

  - Да?

  Вид у начальника штаба, как и у меня, не очень.

  - Что вторая и третья волны вражеского наступления?

  - Добивают наши спутники, командор. Стоят на месте.

  - А почему?

  - Надо Эсфира-тон-Миранига спросить, а я их логики уже не понимаю, - начштаба пожал плечами. - Если они ударят, нам придется очень туго, может быть, что и все здесь поляжем. Но они стоят.

  - Спросим, - сжав кулаки, сказал я. - Обязательно спросим. Вот к императору в гости смотаемся, а после этого начнем охоту на князя Эсфира. Я любопытный, долго его буду спрашивать.


Глава 19

Планета Земля. Россия. Окрестности Вязьмы. 05.02.2016.

  Гражданская война шла в полный рост. Никто ее не объявлял, никто не выступал с воззваниями на площадях, и на стенах домов не висели листовки. Для большинства среднестатистических граждан страны Россия, жизнь шла своим чередом: работа, дом, магазин, пиво и вечерний сериал. Возможны вариации, вместо пива водка, вместо дома конура, а вместо сериала цветной наркотический бред. Впрочем, не о них разговор, поскольку жизнь подобных граждан никого кроме них самих, особо не интересует. С виду, в государстве все было достаточно спокойно, а на деле, не менее тысячи людей по всей стране погибали каждый день в результате работы карательных групп, зачищающих страну, и их добровольных помощников - народных мстителей и прочих борцов за свободу-справедливость самых разных мастей, национальностей, оттенков, направлений, партий, религий и движений. Объединяло их всех только одно - желание изменить жизнь своей страны к лучшему и нежелание терпеть то, что есть сейчас. То, чего многие граждане страны боялись, а многие давно с надеждой ждали, все же случилось.

  Конечно, толчком послужили "акинаки", возглавляющие автономные боевые группы, но без поддержки населения, они ничего сделать не смогли бы, это есть факт. Им было на кого опереться и где взять бойцов, а это уже дорогого стоит. Планы, разработанные УВР и УВКР, начинали осуществляться. Шаг за шагом, выбивая всю бюрократическую основу продажного правительства и криминалитет, каратели освобождали городок за городком, охватывали областные центры, наносили точечные удары, а на освободившиеся начальственные кресла сажали своих людей.

  Окопавшиеся в Кремле верные сподвижники Мешкова не могли на место каждого изничтоженного градоначальника или губернатора посадить нового чиновника, так как тот или погибал, не доехав до своего нового рабочего кабинета, или попросту бежал заграницу. Прошло всего несколько месяцев с начала операции по очистке страны, а под контролем президента осталась только Московская область и сама столица, да и то, только за счет того, что туда были стянуты все боеспособные части из региональных филиалов ЧОПа "Пирамида".

  Однако, сколько их было, тех "пирамидовцев"? Не более ста тысяч ненадежного "войска", готового в любой момент по зеленому свистку разбежаться по домам и покаяться во всех тяжких новой власти на местах. На кого кроме них мог рассчитывать президент Мешков? Может быть ФСБ, МВД, МЧС? Так ведь там тоже далеко не дураки служили, хотя таких, как и везде, хватало. Большинство понимало, кто одержит победу в невидимой гражданской войне, и свой выбор уже сделало. Тогда армия? Нет, может быть, какой генерал-толстопуз и готов был бы отдать солдатам приказ, да вот только, такой экземпляр сразу же становился объектом для охоты снайпера. Как ни крути, а самые лучшие воины армии России уже были в "Акинаке" или помогали им.

  После ухода с прежней базы и гибели майора Чаплыгина, группа Толстого некоторое время перебиралась с одного места на другое, оказывая посильную помощь отрядам Канавца и Бескова. Но "гвардейцы" Мешкова, как тараканы, со всей страны стягивались в Московскую область, ставили блокпосты на дорогах, брали под охрану ключевые точки городов, и группе Федора отдали приказ оттянуться к Вязьме.

  Старинный русский городок уже пять дней находился под контролем ставленника "акинаков" и группа Толстого, абсолютно никого не боясь, с оружием и на трофейном "джипе", подъехала к зданию местной городской администрации. У Меченого было предписание оказать всемерное содействие местному мэру, а заодно, и главе района, бывшему директору школы, Игнатьеву, в наведении порядка в окрестностях Вязьмы.

  Приказ есть приказ, его надо выполнять. Толстый, затянутый в новенький камуфляж, на плечах звездочки лейтенантские, на ногах надраенные берцы блестят, на голове черный берет, а на поясе "Глок" в кобуре. Он вылез из машины, поправил номерной нагрудный знак "Народная Дружина", только вчера полученный на базе за городом, где скучковались сразу пять групп и находился координатор. Затем по привычке оглянулся влево-вправо и двинулся в здание администрации. На входе его встретили два молодых сержанта-полицейских в бронежилетах и с АКСУ направленными на него, но, увидев жетон, они расслабились и только попросили представиться.

  - Лейтенант Толстов, 15-я Московская Народная Дружина, к мэру, - сказал он. Кстати сказать, насчет звания бывший сержант-мотострелок не соврал ни капли. Согласно новой табели о рангах отряда "Акинак", он, как Меченый, автоматом получал звание лейтенанта гвардии.

  Сержанты сверили номер жетона по компьютеру с новой базой данных и освободили проход, а встретившая его в коридоре секретарша, усталая женщина средних лет, проводила Федора к кабинету мэра, где несколько неразговорчивых гастарбайтеров из Молдовы меняли изрешеченную пулями дверь. Меченый оглянулся на них, посмотрел на побитую тяжелыми пулями дверь, хмыкнул и прошел в кабинет, где мэр, пожилой не выспавшийся седоватый мужчина в белой измятой рубахе, сидел за большим столом и перебирал какие-то документы.

  - Здравствуйте, - поприветствовал хозяина кабинета Федор. - Лейтенант Толстов, командир 15-й Московской Народной Дружины. Прибыл оказать вам всемерное содействие в наведении порядка.

  - А-а-а, - протянул мэр, поднимая на "акинака" взгляд. - Помощь нам нужна, это да.

  Меченый присел напротив Игнатьева и спросил:

  - Как обстановка в городе? Моя группа здесь совсем недавно, и мы еще не в курсе, как у вас дела обстоят.

  - Обстановка в норме, - мэр был несколько рассеян. - Ваши люди за две недели все зачистили и обошлись без большой крови. Полиция и ФСБ забаррикадировались у себя в зданиях, но с ними все, еще вчера миром решили, а в остальном, проблем и эксцессов не было, - мэр улыбнулся. - Представляете, большинство горожан даже не заметили, что что-то изменилось. Местное телевидение передало соболезнования семьям погибшим чиновников и сообщение о моем назначении, и на этом все. Никогда не думал, что так легко захватить целый город.

  - Это не захват, а восстановление справедливости и народной власти, - заметил Федор.

  - Может быть и так, - не стал спорить мэр.

  - Итак, что требуется от нас? Насколько я понимаю, в городе без нас справляетесь, а нам предстоит работа по району?

  - Да, так и есть. Самое главное, - Игнатьев посмотрел в какую-то бумажку на столе, - за городом военная учебная часть находится, надо съездить туда и посмотреть, что и как, а то до них никто дозвониться не может. Командиром там полковник Звонарев, ваших поддерживал, странно, что молчит. Проверьте. Потом, в районе появились непонятные бандиты. Они называют себя "экспроприаторы" и, пользуясь тем, что полицейские, категорически отказываются покидать город, занимаются вымогательством у местных фермеров, вроде как, даже, и убили кого-то. Разберитесь. И, кроме того, неподалеку есть дачный поселок для богатых дядей и тетей, и от местных жителей поступила жалоба, что там какие-то непотребства творятся. Пока, все, а более подробную информацию и контактные телефоны получите у моего секретаря Зинаиды Сергеевны.

  Федор узнал то, что хотел, и собирался уже уходить, но мэр придержал его:

  - Подожди, Толстов. Парочка вопросов к тебе есть.

  - Да? - Меченый внимательно посмотрел на Игнатьева.

  - Вот, скажи, уничтожили вы всех коррупционеров, самую их верхушку в районе, кто не сбежал, а меня главой и хозяином всего района сделали. Дальше-то, что? Думаете, что и самую макушку, так же как и наше ворье, перебьете?

  - Перебьем, - Федор нисколько не раздумывал.

  - И что, позволите нормальные выборы провести?

  - Почему бы и нет? Конечно, позволим, только ведь и так понятно, что президентом станет тот, за кем сила и административный ресурс. Сила за нами, а административный ресурс это вы.

  - А если амеры или НАТО свои войска попробуют ввести?

  - Вмешается Ра-Арский Оборонительный Союз и амеры перетопчутся, а кроме того за нас Китай и Германия, да и сами мы, кое-что уже сможем выставить.

  - Так ты из этих? - Игнатьев неопределенно кивнул головой куда-то в сторону. - Из наемников?

  - Да, - Меченый не стал скрывать, кто он есть.

  - И кто ты там по званию?

  - Лейтенант гвардии.

  Бывший директор школы покивал головой. Они распрощались, и Толстый покинул кабинет мэра.

  На выходе Меченого уже ждала секретарша. Она передала ему папку с картами района, а также грозную бумагу с кучей гербовых печатей, фактически, революционный мандат, и несколько визиток с телефонами нового городского и районного начальства. Вот и все, ступай Федор, работай на благо общества. Еще бы тужурку-кожанку, да "Маузер" на бок и можно сказать, что 1917-й год вернулся. Однако Федор был в камуфляже, а вместо "Маузера" имел "Глок" и его это вполне устраивало, да и время, все же не прошлое столетие, глядишь, что и не так кроваво смена власти произойдет.

  Перво-наперво, решили заняться воинской частью, расположенным в двадцати километрах от города учебным зенитно-ракетным дивизионом. Для начала, заехали в военкомат и комендатуру, хотели собрать первичную информацию. Однако, и там, и там, как оказалось, уже пятый день все было закрыто, и никто не работал. Где и кого искать в незнакомом городе, непонятно.

  - Что делаем, Федор? - спросил сидящий за рулем Кастет.

  - Поехали в часть, на месте посмотрим, что там такое и почему никто на связь не выходит.

  Командирский "джип" рванулся на выезд из города, где его ждали еще две трофейные машины с бойцами группы, и направился по автостраде в сторону Смоленска. Воинская часть, которую им следовало проверить, располагалась в тридцати километрах от Вязьмы. До места добрались быстро, на трассе ни одного гаишника, всех как ветром сдуло, а автомобилисты, тем не менее, все как на подбор, соблюдают правила дорожного движения. Видимо, всем местным жителям еще памятна история недельной давности, и участь прежнего начальника ГАИ, который пер по встречке в дупель пьяный. И в это время из старенькой "девятки" вышли два скромных паренька, а затем распустили его новенький "Лексус" на лоскуты из старых надежных "калашей" калибра 7.62.

  Воинская часть номер 97156, гласила табличка на въезде в расположение учебного ракетного дивизиона. Перед КПП на лавочке сидел небритый капитан, с красной повязкой: "Дежурный по КПП", и лузгал семечки, тут же и сплевывая их себе под ноги. Что характерно, в кобуре на боку офицера оружия не было. Непорядок. В мутных капитанских глазах была дикая тоска и, судя по всему, мечтал он в этот момент только об одном, похмелиться бы, да прилечь отдохнуть на шконку в казарме. Рядом с офицером переминался с ноги на ногу молодой солдатик, в грязном бронежилете и огромной каске, надетой поверх зимней "бобруйской" шапки, а из-под брони выглядывал штык-нож на ремне. Классическая картина многих отдаленных гарнизонов огромной страны, дежурный и дневальный тянут нелегкую службу.

  "Джип" подкатил вплотную к воротам части и остановился, машины сопровождения маячили неподалеку.

  - Звонарев у себя? - опустив окно, окликнул капитана Федор.

  - А тебе на кой? - вопросом на вопрос, ответил дежурный.

  - Друзья мы его.

  - Езжайте отсюда, подобру-поздорову, друзья.

  Капитан сплюнул шелуху на грязноватый и подтаявший под солнечными лучами снежок.

  "Так дело не пойдет", - подумал Федор и, порывшись в бардачке, достал литровую бутылку хорошей водки. Прежний хозяин автомашины был любителем крепкого питья. Он показал бутыль дежурному и тот жадно сглотнул.

  - Капитан, - Меченый чуть тряханул бутыль в руках, - нам реально полкан ваш нужен. Дело у нас к нему.

  - Арестовали его и под замок посадили, - ответил офицер, не отводя взгляда от заветной емкости.

  - И кто?

  - Начштаба подполковник Мандюкин и зам по боевой подготовке Саровский. Говорят, что командир присяге изменил, конституционному строю и демократии, а к полудню, за ним должны из Москвы приехать и забрать.

  - Где Мандюкин и Саровский?

  - В штабе, вон здание, метрах в тридцати, серое которое. Они на втором этаже заседают.

  - И никто за своего командира не заступился?

  - А оно нам надо? Часть у нас сборная. Сегодня здесь, а завтра в другое место перекинули. У нас половина должностей вакантны, ни особиста нет, ни зама по воспитательной, а большинство офицеров этого Звонарева и знать не знает, он у нас всего месяц как. Сержанты-контрактники, было, хай подняли, но Мандюкин их утихомирил. У нас, видишь, - дежурный кивнул на пустую кобуру, - даже оружие отобрали.

  - Понятно, - "акинак" отдал бутылку капитану, и тот, истомленный жаждой, схватил ее и скорым шагом направился внутрь КПП.

  - Работаем? - спросил Кастет.

  - Да, - кивнул Меченый.

  По рации связались со своими бойцами, захлопали дверцы и багажники автомашин, прошла всего пара минут, и тринадцать вооруженных крепких парней вошли на территорию части. Капитан, который уединился с бутылкой в дежурке, им ничего не сказал и только проводил их взглядом, а солдату, так ему, судя по всему, вообще все было фиолетово, дотянуть бы до дембеля и здоровье сохранить. Возле машин остались еще двое парней, контроль за подъездом к части и КПП, на всякий случай, а штурмовая группа, во главе с Федором и Кастетом, скорым шагом обогнула штаб и вошла внутрь. Там тоже сидел дежурный, средних лет майор, который при оружии. Он, было, дернулся к тревожной кнопке, но ему в лоб уперся ствол, опять же трофейного, АКСа, и майор, подняв руки, прошептал:

  - Ребята, не убивайте, у меня семья.

  Толстый задал вопрос:

  - Саровский и Мандюкин у себя?

  - Да-а, в кабинете Звонарева заседают.

  - Кто еще в штабе?

  - Дневальный и я, больше никого, все в расположении, кому это положено.

  На первом этаже остались пятеро бойцов, а остальные помчались наверх. На втором этаже было только четыре комнаты, таблички на дверях гласили: канцелярия, строевой отдел, начштаба, командир в/ч 97156.

  - Нам сюда, - сказал Федор, вытащил свой "Глок-18", дернул дверную ручку командирского кабинета и, держа ствол перед собой, вошел внутрь. Кастет и Стержень следом.

  Сторонники конституционного строя и демократии были здесь, два похожих друг на друга подполковника, оба какие-то, холеные и благополучные. Видимо, Мандюкин и Саровский вели светскую беседу, так как сидели за небольшим фуршетным столиком и принимали внутрь неплохой коньячок, а тут такое, вламываются непонятные люди в камуфляже, с оружием в руках, и все это дело обламывают.

  - Что, не ждали? - поинтересовался у офицеров Федор.

  - А вы кто? - так и не донеся до рта кусочек лимона, в изумлении, спросил один из подполковников.

  - Дед в кожаном пальто. Где Звонарев?

  - Да как вы смеете? - заорал густым басом второй офицер. - Да вас сейчас... Да вы понимаете, что незаконное проникновение на территорию воинской части карается...

  Договорить он не успел, Кастет смазал его легким тычком приклада в челюсть, и он рухнул как подкошенный на пол. Второй, проследив за падением своего собрата, ответил:

  - Звонарева в строевом отделе заперли.

  - Ключи, - Меченый протянул вперед руку, и подполковник, порывшись в кармане, достал связку ключей и отдал ему.

  Через несколько минут полковник Звонарев, низкорослый крепыш в порванном кителе и ссадиной на лице, был освобожден, а на его место определены Саровский и Мандюкин. Теперь, когда справедливость восторжествовала, предстояло дождаться тех, кто должен был забрать командира части в Москву. Рассудили просто. Наверняка, приедут "пирамидовцы", скорее всего, спецназ, две машины, возможно, что и три. Расклад прост, впустить "Хамви", обычное средство передвижения президентских гвардейцев, на территорию, а здесь охранников уже и повязать, или, если этот вариант будет невозможен, уничтожить их. Другие сценарии не рассматривались совсем.

  Времени на подготовку час, к двенадцати часам дня, гости обещали быть. Приготовились к встрече хорошо, в арсенале учебного дивизиона оказалось достаточно оружия, дабы дополнительно усилить огневую мощь бойцов группы. На КПП сменили уже в доску пьяного капитана, а молодого бойца отправили в казарму, откуда весь личный состав в срочном порядке совершил марш-бросок на близлежащее стрельбище. Оставалось только ждать и настраивать себя морально. Пятнадцать бойцов Федора, Звонарев и пятеро сержантов-контрактников, которые к ним присоединились. Получалось нормально, семнадцать автоматов и четыре ПКМа, да на всякий случай два РПГ-7. Если охранники предпочтут сдаче в плен сопротивление, то им не сдобровать, в любом случае. Однако такое могло произойти чисто гипотетически и, как показывала практика, за любимого президента Мешкова и его миллиарды, погибать никто не хотел, все же это не Сталин, с именем которого предки шли в бой.

  В 12.07 перед въездом в учебную часть остановились три "Хамви". Передняя машина требовательно посигналила, ворота открылись, и президентские гвардейцы проехали внутрь. Они остановились на небольшой площадке перед штабом и, тут же, в стекла автомашин уперлись пулеметы и автоматы. Сопротивляться, как и ожидалось, никто не стал. Командир президентских гвардейцев дает команду своим бойцам сдаться, и заверяет Звонарева, что никто из его людей сопротивления не окажет.

  Двенадцать спецназовцев "Пирамиды" сложили оружие и, когда, казалось бы, опасность миновала, а один из сержантов, собирающий оружие, расслабился, ему воткнули в горло боевой нож, а сделал это командир вражеской группы. Большинство "пирамидовцев" такого от него не ожидали и застыли в замешательстве, не зная как реагировать, но трое своего начальника поддержали и попытались атаковать бойцов Федора. Это они зря, поскольку ребята у него все были спортивные и резкие, навыки имелись, а прошедшие месяцы, сделали их еще более сильными и злыми бойцами. Завязалась скоротечная рукопашная схватка, в руках спецназовцев замелькали ножи, но все же, противостоять вооруженным воинам они не могли. Раздалось несколько коротких злых автоматных очередей, и на асфальт упали три вражеских тела. На площадке не было только командира "пирамидовцев" и Толстого.

  В это время Меченый гнал своего противника по территории воинской части, как волк гонит зайца. Спецназовец делает рывок вперед, а Федор уже на его пути, он бежит, но "акинак" быстрее. Наконец, враг понимает, что ему не уйти и, остановившись, он машет перед собой ножом и кричит:

  - Ну же, выходи! Давай по честному, нож на нож! Эй, наступай! Покажи, чего ты стоишь!

  Федор не торопится, медленно приближается, на ходу вынимает "Глок" и одну за другой, кладет две пули противнику в голову. Постоял над его телом, сплюнул на него и произнес:

  - Ты слово свое нарушил, а значит, не достоин, чтоб об такую мразь как ты, "акинак" свой честный клинок марал. Видно, много за тобой мерзости, что ты на практически безнадежный побег решился.

  Дело сделано, "пирамидовцев" и арестованных подполковников отправляют в город, они будут сидеть в городском УВД, пока тот, кто имеет право решать, не определит их судьбу. Полковник Золотарев остается у себя, озабоченный вопросом, как написать матери погибшего сержанта, что он не уберег ее сына. А Меченому и его бойцам, предстояло другое дело, поиск непонятных бандитов "экспроприаторов" и проверка дома отдыха для элитной клиентуры. Один день, один сюжет в одном районе, пять трупов, а сколько подобных конфликтных случаев было по стране, пусть уже историки после победы считают.



Глава 20

Планета Кабаранга. 19.02.2016.

  Ранним утром в сторону эльфийских Врат отправился очередной грузовой стотысячник-контейнеровоз, если не просвечивать никакими приборами, то самый обычный, а если присмотреться и просветить сканерами, то начиненный взрывчаткой и металлическим мусором. Боезаряд был сделан так, что при подрыве он раскидывал начинку по кругу и зачищал место нашего предполагаемого прорыва в радиусе двух километров. Контейнеровоз прошел телепорт от наших Врат к эльфийским и, практически сразу, последовал взрыв, по нашим расчетам мощностью около килотонны. Сквозь телепорт летит мусор, куски металла, дым, гарь, проходит с полминуты, еще немного подождать и мы должны начать движение.

  В нашей группе прорыва 58 "Саблезубов-2", самое лучшее, что на данный момент смогли создать ребята Вальтера Шлота. В танке усилена броня, сделаны металлические вставки между бронепластом и нанесено светоотражающее покрытие, добавлены еще два лазерных ствола на стрелковую турель и увеличен боекомплект гиперскоростных ракет. Кроме того, дополнительно, расширен десантный отсек, вмещающий шесть горрилоидов в доспехах или десять Меченых, а сама масса танка стала равняться сорока восьми тоннам. При этом, "Саблезуб" второй модели, по-прежнему мог развивать большую скорость. Кроме танков, которые поведут воины из бригады Рюмина, лучшие экипажи во всем отряде, в группу прорыва входит весь 444-й особый батальон, разумные горрилоиды и, естественно, взвод самых сильных Меченых в доспехах пасынка бога.

  Еще несколько секунд и я должен буду отдать команду, а за эти мгновения в мозгу проносятся мысли-воспоминания о том, как я прощался с женой. Она как чувствовала, что я ей лгу, и отправляюсь на Кабарангу не с инспекцией, а именно для того, чтобы возглавить диверсионный отряд. Екатерина все время заглядывала мне в глаза, а я, глядя на нее, думал, увижу ли ее снова и своего сына, который должен родиться всего через два месяца. Вспомнилось, как писал тайное завещание, по которому, в случае моей гибели, главой отряда и опекуном моего ребенка должен был стать Назаров. Почему не Прохоров или князь Иосиф? Не знаю, Назаров мне стал ближе, в отрядных делах больше всех занят, да и как воспитатель он должен был быть гораздо лучше, чем глава УВР или Великий Князь Романский. Что плохо, интуиция молчала, и никто из Одаренных всего Ордена Меченых не мог сказать, выгорит наше дело или мы сгинем в пределах огромной эльфийской империи, а провидцев мы не имели.

  Время. Пора, и я даю команду по общей для всех командной волне:

  - Вперед, воины! Боги за нас!

  Мой танк сразу же набирает скорость в восемьдесят километров и мчится вперед. "Саблезубы" проскакивают телепорт и выходят на эльфийские Врата. Здесь погуляла смерть. Ударная волна и осколки размолотили и искорежили все, до чего только дотянулись, а пространство вокруг Врат объято огнем. Хлипкие укрепления ушастых разрушены, и множество трупов эльфийских солдат, охранявших переход на территорию империи, валяется вдоль дороги. Чуть дальше, множество контуженных и перевернутая военная техника.

  Следом за нами этот портал возьмут под контроль линейные отрядные части, зачистят выживших, а прибывшим на разбирательство эльфам, продемонстрируют трупы горрилоидов и несколько подбитых "Саблезубов" первой модели. Знать ничего не знаем, Эсфир, гад такой, послал диверсантов, а мы, ну были просто вынуждены взять ваш портал под контроль, пока его горрилоиды не уничтожили. Примерно такие слова будет говорить ушастым Назаров, все отрепетировано. Пока суть, да дело, наш отряд сделает то, ради чего вся операция и затевалась, блокирует эльфийскую столичную планету. И потом, будет уже са-ав-сем неважно, поверят нам или нет, так как если план наш сработает, то чихать мы на Светозарных хотели с высокой горы, а им останется только принять все как есть.

  Мы сделали ставку на скорость. От Кабаранги до Саталя надо пройти тридцать миров, на каждой планете Врата, там небольшие охранные форты, тыловые части стоят, а кое-где даже минные постановки по нашему примеру стали ставить. Ну, да, где наша не пропадала. Необходимо было рискнуть, а иначе, смерть, тем более что такой рейд, какой мы собираемся сделать, никто до нас даже не пытался осуществить. Куда двигаться, наш небольшой отряд знает, по маршруту, под видом торговцев, уже прошла разведка и составила подробную карту, а где не побывали парни Прохорова и Лютерса, там эльфы-сиргатольщики за вечный кайф отработали.

  - Темп! Темп! Жми! - кричу я по связи и водитель командирского танка, то есть моего, майор Обухов, талантище, ему бы в Формуле-1 выступать, некогда ротный в Кантемировской дивизии, а сейчас комбат у Рюмина, увеличивает скорость до сотни, а следом за нами и остальные.

  Следующий мир. Нас здесь не ждали, про взрыв на Кабаранге в курсе, конечно, осколки даже сюда сквозь портал пронесло, но укреплений никаких, а местное начальство растерянно и просто не знает, что же ему делать. Телепорт, следующие Врата и, таким образом, без единого выстрела, мы катимся через семь миров, до самых эльфийских исконных планет. Граница. Здесь у Светозарных все более-менее четко, есть укрепрайон, УБК станковые стоят, солдат с батальон наберется, да броневиков десятка два. Однако внезапность нашего прорыва дает о себе знать, остановить головных "Саблезубов эльфы не успевают, а только удивленно пялятся на горрилоидов, которые сидят на броне танков. Кто-то из них кидается к УБК и бронемашинам, но вторая волна наших танков дает ракетные залпы. Накрытие целей, множество взрывов, а "Саблезубы" не останавливаются и катятся за нами вслед.

  Теперь, до самого Саталя чисто, только вперед, без остановок и не оглядываясь. По командной сети разносится старая советская песня, про броневой ударный батальон и самураев, которые от него бегут. Эх, кого-то понесло, расчувствовался человек, дорвался до боя, не хочется его останавливать, но я все же произношу:

  - Отставить песни на командной волне! Кому невмочь, на внутренний канал переходите, - песня смолкает, а мы мчимся дальше.

  Мир за миром, от телепорта к Вратам, от Врат к телепортам. Танки идут, снося с нашего пути все, кроме контейнеровозов, эти просто обходим с флангов и идем дальше. Эмоции бьют через край, хочется кричать и в то же время сжать до скрежета зубы. Никто до нас, из представителей человеческой расы, не прорывался до основного эльфийского мира, а мы сможем. Это будет не герой со звезд, не древний бог или демон, не супермен, а мы, люди мира Земля, которые готовы пойти на смерть ради достижения своей цели и сметут с пути любого врага, который захочет нас уничтожить, подчинить или покорить.

  До Саталя остается один мир, танки обгоняют группу транспортных стотысячников, остается один рывок, и я прижимаю к губам микрофон:

  - Акинак, вперед!

  - Впе-рее-д! - откликаются экипажи других "Саблезубов".

  Есть! Мы, достигли Саталя. На Вратах мощные крепости, окружающие по кругу портал. Высоченные стены и бункера, многочисленные стационарные УБК, ракетные батареи, части гвардии и бронемашины. Пожалуй, укрепления здесь не хуже чем те, что сонимцы для нас на Земле возвели, но дорога свободна и ничем не перекрыта. У эльфов нет быстрой связи через Врата, а потому, десять "Саблезубов" остаются на месте, а остальные, согласно плана, проламываются сквозь мешанину эльфийской техники у левого телепорта и, раскидывая в сторону легковые автомобили местной знати и прочий транспорт, идут дальше. На все про все у них есть десять минут, а задача моей группы, продержаться это время на Вратах и не дать заблокировать нам путь к отступлению. Все же, мы не шахиды-смертники, чтобы использовать своих воинов для самоподрыва, "акинаки" своих не бросают. Будем держать проход, сколько потребуется.

  С брони высаживаются горрилоиды Бо-хо-жга и начинают поливать все пространство вокруг огнем из своих УБК. Дорога из мира в мир плотно забита контейнеровозами и гражданским транспортом, и это обстоятельство нам в помощь, так как оно стесняет охрану, которая уже приходит в себя, в ответном огне. Обезьяны сеют смерть и разрушения вокруг себя, убивая и калеча сотни эльфов. По нашей отрядной сети разносятся команды, скрежет зубов и отборный русский мат.

  В бой вплетается стрельба наших "Саблезубов", дающих дружный залп из сотни ракет по позициям привратной охраны, и пусть это не АПРП, но для данной операции наши танки подходят идеально. Тут же отстреливаем дымовые шашки, эффективность вражеских стационаров снизится в любом случае. Давай, воины! Бей врага! Круши все вокруг! Есть шанс на победу, а значит, работаем.

  Вот если бы эти монструозные роботы прорыва сейчас были здесь, то нам бы пришел однозначный конец, но я уже знаю, что таких монстров у Световечных всего сорок, да и те, дворец императора охраняют. Кроме них имеются некие гвардейские пехотные крейсера до двухсот пятидесяти тысяч тонн, целых двенадцать штук, но это, вообще, что-то настолько страшное и грозное, что я подобную махину себе слабо представляю. Возможно, слух про подобную технику всего лишь еще одна, очередная, эльфийская страшилка для людей, неважно. Конкретно сейчас, эльфы этих механических монстров не успеют перебросить к Вратам, а остальное нас не сильно пугает.

  - Меченые на выход! - пришла пора задействовать наш козырь.

  Семеро Меченых, закованных с головы до ног в доспехи пасынка бога, с нанесенными на броню тактическими знаками эльфов клана Светлых Мечей, появляются из десантных танковых отсеков и сразу же атакуют основные огневые точки крепости, которая кольцом окружает Врата. В дополнение к лазерным импульсам и гиперскоростным ракетам, которые хорошо разносят технику и совсем плохо отстреливают крепостные стационары УБК, подключаются копья с элементалями. Разница, как говорится, чувствуется и видна сразу же. Элементали атаковали эльфийские огневые расчеты и, в первом же броске-залпе, вынесли со стены семь стационаров вместе с расчетами.

  Подобного, в мире Саталь, наверняка, еще не видели. В пределах Врат царит хаос, взрывы, росчерки яркого света, ракеты, элементали, рвущие все и вся, до чего дотянулись, Меченые, танки, горрилоиды в бронепластовых доспехах, перевернутые взрывами машины и, на фоне всего этого бедлама, идущий своим курсом контейнеровоз-гигант с грузами для столичной планеты. Кажется, что прошел целый час, смотрю на мониторчик в башне, всего-то семь минут минуло. Как же тянется время, как будто не желая, чтобы бой окончился.

  Мы начинаем нести первые серьезные потери, горят два танка и еще два серьезно повреждены, а горрилоиды бьются уже не так отчаянно и безрассудно как в начале, у них уже два десятка погибших. Мощный импульс стационара прямым попаданием накрывает одного из Меченых, и он, зажимая прожженный доспех, катится с криками по бетону. Все же, эльфы пришли в себя. В бой вступает их пехота, на башнях поднимаются новые тяжелые стационары, а на перегрузочной площадке появились десятки вражеских броневиков. Где же наши группы? Прошло уже десять с половиной минут, а их все нет.

  Наконец-то, растолкав на правом телепорте затор из техники, появилась первая наша машина, следом вторая, а за ними и вся бронеколонна. На ходу, подхватывая своих раненных, взяв на буксир два подбитых танка и бросив один целый, отстреливаясь от наседающих эльфов, мы отходим к Вратам. За нами тянется хвост из трупов, в основном горрилоидских, но я вижу и двоих Меченых, которые изранены и не могут отступить вслед за нами, а подобрать их уже некому. Да, я сам отдал приказ ни в коем случае на последнем этапе не останавливаться и не возвращаться, но, черт побери, это же мои воины.

  - Обухов, прикрой Меченых бортом! Покажи класс, комбат!

  Майор реагирует моментально, разворачивает машину на месте и рвется назад. Кажется, что мой танк делает стремительный прыжок, как самый настоящий древний саблезуб. Толстая броня закрывает воинов от обстрела, их втягивают внутрь десантного отсека, мы отходим и, тут, мой танк, идущий последним, накрывает мощь вражеского залпа и несколько ракет бьют нас в борт. Бронепласт не подвел, и выдержал попадание гиперскоростных ракет. Машина дымит, но движок работает с перебоями, и кажется, что все, мы попали. Однако нас не бросают и два танка вытягивают нашего "Саблезуба" через Врата в другой мир. Спаслись, почти. Домой еще не добрались, но если на Сатале отработали, то и это проблемой не будет. Бронеколонна, в которой половина танков побита и покалечена, проходит телепорт и, вовремя, так как срабатывает заложенный в брошенном танке заряд СКП-20МЯ.

  Ядерный взрыв грайянской боеголовки в двадцать килотонн уничтожает все вокруг, от подобной мощи полюс силы практически сразу разбалансировался и Врата схлопнулись, но все же, ударная волна задевает и нас. Вновь страдает командирский "Саблезуб" и еще несколько танков идущих в тылу. Остановились, поврежденные машины ставим на самоуничтожение, подобный механизм был предусмотрен изначально, грузимся в танки, способные продолжать движение, и поредевшая бронеколонна в двадцать девять "Саблезубов" возвращается домой.

  - Двигаемся по второму маршруту! - команда разносится по всем танкам. - Темп не снижать! Выжимайте из техники все, что только возможно! Вперед!

  На Кабарангу мы идем в обход, надеясь на то, что не во всех мирах охрана Врат приведена в боевую готовность, но, тем не менее, отряду приходится дважды вступать в бой. В первый раз это была эльфийская войсковая колонна на сонимских "Бегунах" с которой мы столкнулись лоб в лоб, но смогли продавить себе проход и расчистить дорогу к следующему миру. Второе боестолкновение произошло с храбрым и безрассудным наемным отрядом из людей. Их было не меньше бригады, по виду, напоминают индейцев, цвет кожи имел некий красноватый оттенок, вооружены неизвестным пороховым оружием и ручными гранатами. Казалось бы, отойди в сторону, пропусти головные танки и ударь во фланг, имели бы шанс повредить пару машин, но вид горрилоидов на броне подействовал на них как какой-то раздражитель. Они тупо бросились на танки в лоб, а "Саблезубы", при поддержке стрелков, молотя во все стороны из своих спаренных лазерных установок, проехались по их телам и вошли в мир Аскара, который соседствовал с Кабарангой. Бросок через телепорт и мы уже у своих. Эльфов все еще нет, а значит, что театральную боевую постановку устраивать не надо и, спокойно пройдя Врата, наш отряд уходит на свою военную базу.

  Окидываю взглядом наше воинство, вернувшееся из рейда по эльфийским территориям, потери есть, но все же, сработали мы очень неплохо. Поставленная задача, блокирование эльфийского столичного мира Саталь, выполнена. Светозарные не смогли просчитать наши действия и реакцию на астральных охотников, за что и поплатились. После того, что мы сделали, можно сказать одно - пришел конец их империи, и это точно. Эльфы хотели подлой войны, ударов из-за спины и уничтожения всех Одаренных? А мы им нанесли ответный удар. И пусть теперь не плачут и не горюют, когда их Камилла с Эсфиром-тон-Миранигом на пару давить будут. Устоят - их счастье, а нет, так нет.

  Вылезаю из танка, сил нет, и я выжат как лимон. Камуфляж весь мокрый от пота, а тут еще ветерок холодный пробирает. С трудом снимаю с себя доспех пасынка бога и бросаю рядом. Прислоняюсь к горячей броне "Саблезуба" и смотрю на часы. С момента нашего выхода с этой же самой привратной базы, прошло всего два часа и тридцать семь минут. Вот тебе и войны будущего, проехались в нахалку по Вратам, через половину Световечной империи, раскидали ядерных боезарядов и выиграли сражение, тем самым обеспечили себе и потомкам дополнительные бонусы.

  Ко мне подходит Палыч и выглядит глава Ордена Меченых, не в пример мне, достаточно бодренько, хотя в бою личное участие принимал.

  - Что, Тимофей, - ухмыляется генерал-майор, - тяжела доля командирская?

  - Да, есть такое. Палыч, какие у нас потери?

  - Потеряли тридцать машин, двоих Меченых, пятьдесят шесть танкистов и полторы сотни горрилоидов.

  - Что с ранеными?

  - Все в санчасти, кого просто зацепило, тем отлежаться надо, а тяжелым сейчас жидкий "юттив" вкалывают.

  - Нормально.

  Некрасов оглядывает побитые танки, стоящие вразнобой на территории базы, и задает вопрос:

  - Интересно, что теперь с империей без Толейра-ах-Ашана будет?

  - Наверняка, все как у людей случится. Часть кланов к Камилле побежит, часть будет драться против горрилоидов и ждать восстановления полюсов силы на Сатале, а кто-то попытается отсидеться в стороне и себе что-то откроить.


Глава 21

Планета Земля. Россия. Окрестности Вязьмы. 20.02.2016.

  Две недели отряд Толстого работал вокруг Вязьмы и, можно сказать, что район они зачистили окончательно. После учебной воинской части занялись поиском "экспроприаторов", которых нашли очень быстро. Ими оказались несколько отмороженных уродов, считавших, что все вокруг им должны. Эти твари катались по району, не заезжая в город, и трусили фермеров и мелких предпринимателей, из тех, что на отшибе живут. Работали "экспроприаторы" по беспределу. Наехали, ограбили, покалечили хозяев и оттянулись с бабами, программа проста.

  Искали их недолго, местные жители этих бандосов сами сдали, да и не скрывались грабители особо, а даже, наоборот, как на показ, всегда говорили, кто они и откуда. Пятерых беспредельщиков взяли на блатхате в одном из сел, в каменном доме на окраине. Сопротивления те оказать не успели, да и не сумели бы, поскольку были под наркотой и мало чего соображали. Карателям оставалось только войти, вытащить "экспроприаторов" во двор и, не заморачиваясь, просто расстрелять у ближайшей стенки. Тела "крутых парней" выкинули на ближайшей свалке, найдется сердобольный гражданин, может быть, похоронит их по человечески, а нет, что, скорее всего, здесь же их кости собаки и растянут по окрестностям.

  Затем была поездка в дом отдыха для состоятельных граждан. Там, напротив, никого убивать не пришлось, и все обошлось миром, поскольку поселок оказался самым обычном сельским поселением с населением в триста человек, только почище и поаккуратней окрестных деревушек. Как оказалось, пару лет назад пустующие земли выкупила некая религиозная организация христианского толка, проповедующая отшельничество, отречение от всего суетного и ожидающая скорого конца света. В общем-то, безобидные граждане со своими тараканами в голове, а что не понравилось местным жителям из соседней деревни, так это их благополучие. Случается и такое. На секту или извращенцев каких, отшельники не тянули, наркотой не баловались, заложников не держали и, пройдясь по поселку, который стоял в стороне от дорог и городов, Толстый решил оставить их в покое.

  Жизнь, для тех, кто понимал, что же на самом деле происходит в стране, вновь входила в привычное русло. На дороги вернулись гаишники, вновь появились, непонятно где пропадавшие все это время, деревенские участковые и, даже, вновь заработали военкомат и военная комендатура. Все как один признали новую власть, но в то же самое время, предпочитали оставаться в стороне. По мелочи помочь, никаких проблем, а вот однозначно заявить, что возврата к старым порядкам не будет, никто пока не решался. Каждый рассуждал примерно так, возьмете Кремль и зачистите Москву, тогда мы окончательно с вами, а пока этого не произошло, мы в стороне.

  Группа Толстого базировалась неподалеку от города, в небольшом пансионате, стройку которого почти завершили, но в кризис заморозили и оставили все как есть. В основном, группа охраняла базу, принимала на отдых стягивающиеся с разных сторон отряды и, время от времени, выполняла поручения мэра Вязьмы Игнатьева. Бойцы патрулировали район, который им нарезали и, в свободное время, выбирались в какое-нибудь село на отдых. Прошла всего неделя, и несколько парней из группы сдружились в одной деревеньке с местными девчонками и, каждый вечер, на всю ночь укатывали туда, а поутру, уже были на базе. Меченый был не против. Война войной, а жизнь-то продолжается. Сегодняшним вечером история повторялась, трое бойцов во главе с Колюней, надраенные, наглаженные и отутюженные, грузились в машину. Все в камуфляже, с оружием, и на груди каждого бляха "Народная Дружина", продолговатый выпуклый знак с рельефно выступающим рисунком крепостной зубчатой стены на фоне государственного флага.

  - Федор, - окликнул стоящего на крыльце Толстого Колюня. - Поехали с нами, Даша про тебя спрашивала, понравился ты девушке.

  Да, Даша девчонка была видная, стройная, кареглазая брюнетка, уже успевшая к своим двадцати годам побывать замужем и через три месяца развестись, хватило молодой девушке разума понять, что если супруг в первую же неделю ей по пьяни фингал под глазом поставил, то и дальше такое же будет. Нафига такая жизнь? Федор ее запомнил, и нет-нет, а вспоминал вечерами, каждый раз откладывая поезду в деревню, где она жила, на завтра. Поехать можно было бы, только вот устал он сегодня сильно. Координатор на базе был, конечно, майор-"акинак" Коротков, но его все время дергали с одного объекта на другой в пределах всей Смоленской области, а Федору приходилось его постоянно замещать и тянуть на себе все местные дела. Рассудив, что кавалер из него сегодня никакой, а Короткова на базе до сих пор нет, Меченый отказался:

  - Не, Колюня, завтра.

  - Как знаешь, - оскалился тот. - Но привет ей хоть передать?

  - Обязательно, - улыбнулся Федор.

  Бойцы уселись в "джип", мотор взрыкнул и машина покинула территорию базы. В душе Федора ворохнулось какое-то неосознанное беспокойство, когда он посмотрел вслед уехавшим парням, но значения этому "акинак" не придал и списал предчувствие на ту же самую усталость. Пройдя через внутренний двор и поднявшись по ступеням, к нему подошел Кастет, вытащил из кармана флэшку и сказал:

  - Федор, спутник прошел, какой-то документ сбросили с пометкой "срочно".

  С подобной пометкой приходили только приказы или чрезвычайно важная информация. Группа Толстого принимала такой документ всего один раз, когда им приказали покинуть территорию Московской области, так что откладывать просмотр свежих приказов и инструкций не стоило. Федор и Кастет прошли внутрь пансионата, и засели в зале, где кроме них находились еще трое командиров групп, сосредоточенно просматривающие на своих ноутбуках информацию. Парни переглянулись, видимо, случилось что-то серьезное, и не только им "срочку" сбросили. Расположившись на диванчике в углу, Толстый достал свой ноут, воткнул флэшку, раскрыл документ личным кодом и, на пару с Кастетом, принялся просматривать документ.

  В самом деле, информация была важной и координационный центр извещал, что несколько часов назад президент Мешков признал тот факт, что он не в состоянии контролировать обстановку в стране и попросил помощи США в деле наведения порядка и восстановления конституционного строя на территории России. Практически сразу, Ра-Арский Оборонительный Союз, в лице командора Кудрявцева, выступил с ответным резким заявлением, что в случае вступления войск НАТО или США на территорию России, он оставляет за собой право начать военные действия против интервентов. Спустя еще некоторое время его поддержали Германия, Китай и еще с десяток стран рангом пониже. Американцы Мешкову отказали, у них и своих проблем хватало, а частей армии и флота, в любом случае, пока не хватало, дабы влезать в дела России. Однако, с их подачи, кое-кто все же за российского олигарха подписался, разумеется, не за бесплатно.

  Уже через час после заявления Мешкова, в Вашингтоне была проведена закрытая встреча с участием советника президента по национальной безопасности США Марка Шульмана и министра обороны РФ Сускачева с одной стороны и представителями охранных военных компаний: МПРИ ( Military Professional Resources Incorporated ), DynCorp Inc., Halliburton, Erinys Limited и Blackwaters. На встрече были подписаны документы об участии данных компаний в миротворческой операции на территории России. Первые подразделения этих компаний начнут прибывать на территорию России не позднее утра 21-го февраля сего года. Данные компании обязались оказывать следующие услуги:

  1) Помощь законно избранному правительству РФ в наведении порядка на территории страны и восстановлении конституционного строя.

  2) Набор личного состава для нового российского контингента полицейских сил и управление ими.

  3) Охрана нефтяных полей, трубопроводов, аэропортов и энергетических систем.

  4) Охрана посольства США и правительства РФ.

  5) Сопровождение конвоев ООН.

  6) Обучение новой армий РФ.

  7) Предоставление услуг военных переводчиков.

  8) Контроль тюрем и концентрационных лагерей.

  9) Разминирование минных полей и неразорвавшихся боеприпасов.

  10) Противопожарная защита.

  11) Тыловое снабжение войск.

  12) Авиаразведка.

  Предполагаемая численность комбатантов предоставляемых этими компаниями для использования на территории России от 200 до 300 тысяч человек в первые шесть месяцев.

  В результате вышеизложенного можно ожидать активизации верных Мешкову воинских формирований в самое ближайшее время. И исходя из этого, Федору предписывалось подчинить себе все группы, находящиеся на базе, и проводить активную разведку в сторону Московской области в направлении на Новодугино, Карманов, Темкино и Гагарин. Кроме того под усиленный контроль должны были быть взяты автодороги М1 "Беларусь", Р132 Вязьма-Калуга-Тула-Рязань и Р134 "Старая Смоленская дорога", а также железнодорожные линии Москва-Смоленск, Ржев-Фаянсовая и Вязьма-Калуга. Старшим над ним оставался по-прежнему майор Коротков, который должен был руководить действиями всех групп в районе Смоленска непосредственно из областного центра.

  Федор откинулся от экрана ноутбука и выдохнул:

  - Мля, все же война. Не захотел Мешков уйти спокойно.

  - А может быть, ему не дали этого сделать, - сказал Кастет. - Наверняка, хозяева из Белого Дома шикнули, чтоб не вздумал сбегать, а то счета ему заблокируют, да и всех делов. А без денег он никто и звать его никак.

  - Может быть, что и так, - ответил Федор.

  К ним подошли командиры групп, из тех, кто на базе был, трое крепких мужчин, лет около тридцати. Всех их Толстый видел ранее, выпускники форта "Байрон". Один из них, капитан Рыков, спросил:

  - Ну, что Меченый, командуй, раз нас всех тебе подчинили. Будешь нашим фельдмаршалом.

  - Ваши все на месте? - он посмотрел на "акинаков".

  - Нет, около трети отсутствует, кто-то в городе отдыхает, а кто, как и твои, по селам поехал.

  - Собирайте всех, срочно, а после этого решим, кому и куда направиться.

  У Толстого зазвонил мардунский коммуникатор, на связь вышел Колюня.

  - Да, - ответил он.

  - Беда, - в трубке раздался взволнованный голос бывшего скина. - Со стороны Новодугино на Вязьму бронеколонна идет, не менее сорока БТРов, БМП и "Хамви". Мы с ними только случайно не столкнулись. Следом еще колонны прут, сплошь бронированные "Уралы" с солдатами. Что делать?

  - Проселками возвращайтесь на базу, а если не получится, пасите дорогу, - ответил Федор и отключился.

  Командиры групп, которые этот разговор слышали, ожидая приказов, выжидательно смотрели на него.

  - К бою, камрады! Мы возле автомагистрали на Вязьму, так что мимо нас они не пройдут, хватайте все оружие, что есть, и выдвигаемся на перехват бронеколонны. Несколько фугасов мы там загодя на всякий случай поставили, а тем, кто в городе, надо дать время оборону организовать. Кто из ваших бойцов в Вязьме, дайте команду стягиваться в районную администрацию и поступать в распоряжение Игнатьева.

  Офицеры разбежались по пансионату, собирать своих воинов, а Толстый, на ходу вооружаясь, попробовал дозвониться до Игнатьева. Обычная мобильная связь почему-то не работала, но у мэра Вязьмы уже имелся мардунский коммуникатор, способный принимать сигнал через спутник.

  - Слушаю, - голос Игнатьева был усталым и каким-то тусклым.

  - Илья Константиныч, это Толстов, у нас проблема.

  Снимая с крюка на стене разгрузку, сказал "акинак".

  - Знаю, - ответил тот. - Сам тебе только что отзвониться хотел. Мне новый начальник ГАИ доложил, что его пост на границе района "пирамидовцы" разоружили, а к городу техника и солдаты идут. Мы сейчас ополчение собираем, - он невесело усмехнулся, - пытаемся.

  - Что полиция, ФСБ, военные?

  - Самоустранились и объявили нейтралитет. Козлы! Как будто они не часть народа. Полиция и "фэсбэшники" у себя забаррикадировались, а вояки солдат по казармам заперли и офицеров всех на территорию частей собирают.

  - Ладно, к вам сейчас наши воины начнут подходить, из тех, кто сейчас в городе, помощь окажут. Кроме них на Золотарева рассчитывать можно, да и из Смоленска подмога будет.

  - Ты уверен в этом?

  - Уверен, - Толстый постарался, чтобы его голос звучал твердо и убедительно. - Держитесь, сколько сможете, но если сильно припечет, отходите в лесной массив. Отбой!

  Следующий звонок уже был из машины, Федор набрал Короткова и майор отозвался сразу же. Координатор был в Смоленске и про сложившееся положение дел в районе уже знал, пообещал помощь в ближайшие часы, приказал держаться за дороги и не дать "мешковцам" захватить аэродромы, которые еще с советских времен были в районе Вязьмы. Коротков знал, почему президентские гвардейцы перешли к активным действиям. Новый командующий ВВС и ПВО генерал-лейтенант Нефедов окопался в главном командном пункте в подмосковном поселке Заря, замкнул на себя командование всеми ракетными частями вокруг столицы и объявил, что в случае, если в Московскую область войдут самолеты с наемниками, не важно чьими, он их просто-напросто собьет.

  Это подкосило Мешкова сильно, назавтра должны прибыть первые десять тысяч наемников и авиация, а аэродромов, чтобы их принять, у него не имелось. Собрав в кулак наиболее боеспособные части "пирамидовцев" и верные ему военные части, он кинул их на прорыв в сторону Смоленска. Конечно, аэродромов и помимо Вязьмы вокруг Московской области хватает, но именно здесь он имел возможность быстро сколотить броневой кулак, который должен был захватить плацдарм для высадки западных наемников. В общем, от того, удержится ли Вязьма, зависело пусть не все, но очень многое.

  Оборону занять успели вовремя, несколько стрелковых ячеек были заранее подготовлены. Кроме того, здесь же имелся пост из двух человек, карауливших проезд к лесному пансионату и, заодно, охранявших четыре фугаса, врытых рядом с автострадой. Против серьезной бронеколонны "мешковцев", идущих в город, сил у Федора было немного, всего только сорок бойцов. Правда, с оружием проблемы не было, тридцать автоматов, пять подствольников ГП-25, восемь пулеметов, три снайперских винтовки, а самое главное - четырнадцать реактивных пехотных огнеметов "Шмель". Все же группы готовились наступать на Москву, постепенно выдавливая "пирамидовцев" и, в связи с этим, кое-что уже успели получить, что-то с армейских складов, а что-то сбрасывали из грузов предназначенных "Акинаку".

  - Капитан, - Федор подошел к командиру одной из групп, фамилию которого не знал, но звание помнил. - Все "Шмели" у тебя, а значит, именно тебе и твоим парням основная работа после подрыва фугасов.

  - Понимаю, - кивнул тот, осматривая место будущего боя и, прикидывая, где раскидать своих бойцов, дезертиров из той самой 20-й МСД, где в 2013-м давили восстание солдат-срочников.

  - У тебя огнеметы, какой модификации?

  - Самое то, что сейчас надо, РПО-А, термобарические.

  - Тогда норма, - ответил Федор и начал раздавать команды бойцам.

  Ничего особого выдумывать он не стал, тем более что время поджимало, еще минут восемь-десять и появятся "мешковцы". По обоим сторонам дорожной насыпи шел лес, не очень густой, но буреломный, видимо, дорожники давненько здесь расчистку не делали. Фугасы впереди, два с одной стороны, два с другой, в шахматном порядке, интервал метров по тридцать между боеукладками, а значит, что голову колонны они зажмут и остановят. Отряд разделился на три части. Десять человек у поворота на пансионат, еще десять бойцов метров за сто дальше по дороге, а огнеметчиков и шесть пулеметов, под прикрытием снайперов определили еще за двести метров, они должны были поджечь замыкающие бронемашины и не дать автоколоннам с солдатами, следующим позади, подойти на помощь к "пирамидовцам".

  Прошло десять минут, уже смеркалось, по дороге проскакивали только редкие легковушки и, вот, вдалеке, послышался рев более солидных моторов. Это шла бронеколонна. Связь была у всех бойцов, мардунские коммуникаторы соединенные в общую локальную сеть давали возможность корректировать действия всего подразделения. Вдали появились ярко горящие фары БТРов, и цепочка огней протянулась по всей автостраде.

  Толстый скомандовал в коммуникатор:

  - Всем внимание, приготовились! Командирам групп, открытие огня после подрыва фугасов!

  Метрах в десяти позади него, в овражке, защелкали затворы автоматов и пулемета, единственного, оставшегося в голове засады. Толстый пробежал чуть вперед, запрыгнул в окопчик метрах в шестидесяти от дороги, вынул из ниши подрывную машинку, с уже подсоединенными к ней проводами, перещелкнул предохранитель и занес руку над красной кнопкой. Урча мотором, передовой БТР поравнялся с его позицией, и он резко ударил по кнопке.

  Одновременный подрыв четырех направленных на дорогу фугасов, хоть и не выкинул тяжелые бронемашины с широкой автомагистрали, но дело свое сделал. Взрывы покалечили БТРы и развернули их поперек, а сидящие на броне "мешковцы", затянутые в импортную американскую черную униформу, бронежилеты, маски и каски, как спелые груши, при сильной тряске, посыпались с брони. Тут же произвели залп огнеметчики в хвосте колонны, ударили пулеметы и, лишь на миг, задержавшись, их поддержали автоматчики.

  Меченый, который был ближе всех к месту подрыва фугасов, которые он же сам и ставил, несколько пострадал, так как большой ком земли и щебня накрыл его окопчик.

   "Надо было камни бутовать лучше", - мелькнула у него мысль, и на некоторое время Толстый потерял сознание.

  Прошло может быть две-три минуты. Федор очнулся, встряхнул контуженой головой, сбрасывая грязь, осевшую на одежде и волосах, то первым делом взял старый и надежный АК-74, стоящий рядом с ним. Плотно прижав приклад к плечу, "акинак" посмотрел на дорогу, которую намертво заблокировали три горящих передовых вражеских бронетранспортера. Теперь, "пирамидовцы" уже не были нейтралами, выполняющими приказ, они стали врагами, самыми настоящими, а таких нельзя щадить или жалеть. Смерть им, ублюдкам, которые хотят пригласить на свою землю интервентов.

  Толстый что-то выкрикнул и не услышал сам себя. Возле одного из БТРов металась по асфальту фигура горящего человека, он кричал, но парень его не слышал, так же как и шума боя. Он видел стену огня из леса, которая сметала сидящих на броне президентских гвардейцев, взрывы подствольных гранат, но глухота накрыла его плотно. Видимо, контузило его не слабо. Кто-то дернул его за плечо и, обернувшись, он увидел Кастета, который как в немом кино, беззвучно открывал рот.

  - Не слышу, контузило меня, - прокричал "акинак", надеясь, что камрад поймет его.

  Кастет его понял, завел ему свои ладони за уши и, резко, с силой, надавил. Хрустнули хрящи и адская, казалось бы, нестерпимая боль пронзила голову Толстого, но он понимал, что делает его товарищ и удержал себя от того, чтобы ударить его.

  Слух практически сразу вернулся, и он услышал крик Кастета:

  - Федор, с тыла передали, что вторая бронеколонна подошла, не останавливаются и пехоту с "Уралов" высаживают. Это нифига не срочники, как мы думали, расходятся группами по лесу, работают грамотно и хотят нас с флангов обойти. Командуй отход!

  - Понял, - Федор утвердительно кивнул и, прижав к губам коммуникатор, прокричал: - Это Меченый, всем отход к пансионату!

  Прикрывая друг друга, наработанными тройками и пятерками, группы стали отходить в лес, а оклемавшиеся "мешковцы" и непонятные пехотинцы из второй бронеколонны устремились за ними вслед. Те бронемашины, которые не пострадали во время засады, ничуть не теряясь, стали вести в лесную чащобу плотный огонь из ПКВТ и, одновременно с этим, расталкивать с дороги подбитые и горящие машины.

  Толстый уходил одним из последних, и в отсветах пожаров на автостраде, он ясно видел врагов, которые перекатами наступали вперед. Он вел по ним стрельбу и, кажется, троих сделал, слишком хорошая мишень, бегущие ночью на фоне огня люди. Рывок назад, вдоль дороги на пансионат, по всему лесу идет сильная стрельба, кто-то бьет прицельно, а кто-то заполошно расстреливает рожок за рожком. Неразбериха, усиленная кромешной темнотой - обычное дело в подобном боестолкновении.

  "Это хорошо, - подумал Федор, - что они за нами ломятся, больше времени у мэра и наших парней будет, чтоб оборону города наладить".

  Зверь внутри парня просился наружу и кричал: "Выпусти, я выручу тебя и спасу. Вместе мы порвем всех". Но его время еще не пришло и, петляя по лесу, прикрывая своих друзей, Федор отходил к пансионату, где ему и его товарищам придется держать оборону, до тех пор, пока в этом будет хоть какой-то смысл.


Глава 22

Планета Ра-Ар. Вольная Торговая Зона. Дворец Союза. 20.02.2016.

  Первый официальный, торжественный и освещенный всеми доступными средствами массовой информации, съезд представителей Ра-Арского Оборонительного Союза прошел, как и задумывалось, в специально возведенном для этих мероприятий Дворце Союза. Видел я его впервые и, честно говоря, был поражен. Представлял себе, что это будет что-то вроде величественных зданий сталинской эпохи или некий американский Капитолий, ассоциативное мышление, однако.

  На деле же, выстроенный всего за две недели сонимскими стройбригадами Дворец Союза, был самым настоящим дворцом, покруче любого Лувра и Версаля вместе взятых. Множество роскошных зданий, парки, пруды, рощи, аллеи и фонтаны. Одно слово - красота. Сделал из этого вывод, что сонимцы не только подземные укрепрайоны могут быстро и добротно строить, но и подобные шедевры искусства создавать. Взял на заметку, нанять одну бригаду, чтобы, наконец-то, достроили мой замок на Ардоне, а то этот долгострой меня уже начинает утомлять.

  Дворец и окрестные красоты дело хорошее, но не об этом речь, а о самом съезде. Собрались мы с союзниками на это мероприятие не просто так, а по поводу. По какому, догадаться нетрудно. Как же, всем известно, что проклятый гад Эсфир-тон-Мираниг, самый подлый эльф во всех мирах, послал своих диверсантов и отборных специально выведенных бронегоррилоидов в мир Саталь, где они взорвали к едреней фене все Врата перехода. Ну, надо же, какой нехороший эльф. Императора предал, да еще и террористический акт замутил. Лично я, принес самые глубокие соболезнования Азорилю-тон-Катлаху, который временно принял на себя пост местоблюстителя имперской власти до возвращения императора и открытия Врат в мир Саталь через пять лет. Глава клана Серебряных Стрел, который, наверняка, знал, что на меня готовилось нападение астральных охотников, только зыркнул исподлобья, но соболезнования принял. Понятно, что он подозревает в рейде на Саталь меня, но доказательств нет никаких, а все какие были, те в ядерном взрыве сгорели. Да и если бы они имелись, эти самые доказательства, ничего бы данное обстоятельство не изменило, утерся бы и улыбнулся, не в том он положении, чтобы бочку на наш Союз катить.

  Итак, на пять лет Толейр-ах-Ашан из межмировой политики был вычеркнут, и вернется ли он в нее когда-нибудь, было очень большим вопросом. Световечная империя находилась под его властью сотни лет, сколько точно, эльфы не говорили, а мы не спрашивали, и все это время он был тем стержнем и символом, вокруг которого и крутилась жизнь этого государства. Стержня не стало и, как итог, начался закономерный разброд и шатания. Империя разделилась на три лагеря.

  Первый - это имперцы, которые вознамерились биться с Камиллой до победного конца и ждать возвращения Толейра-ах-Ашана. Надо сказать, у них выбора не было, поскольку, слишком их Звезднорожденная Камилла ненавидела, а они, соответственно, ее, так что их капитуляция, ничего бы не изменила, все равно всех бы на плаху отправили. Главой у них, Азориль-тон-Катлах. Второй лагерь - сомневающиеся и посматривающие в сторону Камиллы, где-то треть кланов, не самые мощные, но и не из слабых, бодрые середнячки. Третий - робкие, как правило, самые маленькие и владеющие одним миром, а порой и просто материком. Эти решили окопаться на своих планетах и выжидать.

  В общем, расклад для Световечной империи сложился не самый лучший, тем более что с Кабаранги были оттянуты все АПРП и большая часть горрилоидов, а значит, вскоре, Камилла перейдет в решающее наступление на имперцев. На ее месте любой бы так поступил, ведь это же реальный шанс выиграть всю войну. Не надо даже всю империю сразу покорять, ведь достаточно, всего только взять в кольцо столичную планету, дождаться открытия Врат и всей мощью раздавить "любимого" братца. Сомневаешься? Правильно делаешь, так как на Сатале вся имперская гвардия и одиннадцать из двенадцати сухопутных крейсеров, самого мощного оружия во всех изведанных мирах. Тогда, есть другой вариант, ближе к сроку открытия Врат, вновь разбалансировать полюса силы, то есть, повторно подорвать на переходах мощные боезаряды и организовать себе дополнительную фору в пять лет.

  Эх, сейчас можно было легко убрать с доски главу клана Серебряных Стрел, и империя посыпалась бы окончательно, но нам этого не надо. Данного субчика теперь придется беречь, а по возможности, и помогать ему, поскольку сильная Камилла, нам тоже не нужна. Вот и улыбаюсь перед телекамерами этому древнему князю как лучшему другу, практически, можно сказать, брату по разуму. Он тоже улыбается, хотя в глазах его стоит такая лютая ненависть, что аж плакать хочется. Он прибыл к нам с интересными предложениями и, ради этого, все представители государств Союза и собрались сегодня на Ра-Аре. Всех волновали два вопроса, чего эльфы хотят, и что мы от них получим?

  Первым делом, князь обещал нам беспошлинную торговлю на всей территории, какую он контролировал. Щедрое предложение, сулившее большой барыш и возможность вести разведку в пределах Световечной империи. Второе предложение, доступ к иным человеческим конгломератам, которых, кроме нашего, целых пять. И это не много и не мало, около трехсот пятидесяти планет, среди которых, нет ни одного мира, который бы по технологиям был на нашем уровне, самый максимум, эпоха паровых машин. Третье, продажа нам некоторых передовых технологий.

  Достойное предложение князь сделал, что есть, то есть, а взамен он просил увеличить поставки вооружений в империю и предоставить как можно больше наемных солдат, за которых, обещал платить очень хорошую цену. При этом, он специально оговаривал, что отныне, наемные отряды людей имеют право применять против горрилоидов тяжелое вооружение. Это понятно, им теперь не до правил и традиций, себя бы сберечь и свои миры, как говорится, не до жиру - быть бы живу.

  Совещались мы недолго, поскольку, каждый, решение уже принял. Грай высказался - за. Их манили новые технологии. Соним - за. Треть планеты занята строительным бизнесом, и еще одна треть оружейным. А эльфы это настолько хороший клиент, что упускать его нельзя. Мардун - за. Сработал фактор торговли. Ра-Ар - за. Этот мир по-прежнему должен был оставаться межмировым торговым центром. Таль-Ишимит - за. Вновь торговля. Ардон, ССГ и Искан - за. Световечных необходимо было поддержать, а кроме того, нас интересовали недоступные до сего момента человеческие конгломераты и доступ на эльфийскую территорию. В итоге наших недолгих прений и голосования, Азориль-тон-Катлах получил положительный ответ.

  На этом официальная часть была окончена. И вот, когда я уже собирался покинуть дворец и отправиться на Землю, где возникли небольшие трудности, ко мне подошел некий эльф, по виду натуральный педик, с накрашенными ногтями, подведенными бровями и поганеньким слащавым голоском, который представился секретарем князя Азориля-тон-Катлаха и сообщил, что его патрон желает пообщаться со мной наедине. Разговор так разговор, отчего не поговорить, когда такая персона о встрече просит, тем более, что местоблюститель имперской власти был совсем рядом и находился в своей замечательной серебристой машине подле дворца.

  Через несколько минут я уже сидел напротив князя и вел с ним беседу. Поначалу, разговор никак не клеился, поскольку эльф просто не знал, как со мной говорить и постоянно сбивался с одного тона на другой. Мне-то что, сижу себе спокойно и пытаюсь просчитать, чего ему от меня надо. В принципе, особо и не угадаешь, то ли попытается ножиком в пузо ткнуть, за императора своего любимого посчитаться, то ли партнерство в чем-то предложит. В конце концов, разговор ни о чем, мне надоел, время меня поджимало, рассусоливать было некогда, и я спросил его прямо:

  - Скажите, князь, ведь это вы курировали работы по астральным охотникам в городе Ас-бари-ур?

  Эльф поперхнулся и, гневно сверкнув глазами, ответил:

  - Допустим.

  - Ха, - ухмыльнулся я, - данное слово не есть ответ, но раз уж у нас с вами встреча наедине, то удовлетворюсь и таким. Зачем император решил реанимировать этот проект?

  - Понимаете, командор. Астральные охотники питаются душами Одаренных людей, но их можно перепрограммировать и они будут питаться душами эльфов. Поверьте, пожиратели душ готовились к охоте на Камиллу, но не как ни на вас и вашего генерала.

  - Значит, вы все же признаете, что нападение было организовано вами?

  - Это случайность, - сразу же ответил Катлах.

  - Про это будете кому другому рассказывать, князь, - последнее слово я выделил, - а мне не надо, поскольку без слепка с моей ауры, астральные охотники меня не нашли бы. Где и как вы ее сняли, и как зафиксировали, другой вопрос, скорей всего на Ра-Аре, поскольку там бывали оба, и я, и Некрасов.

  - Вы много знаете такого, чего вам знать не стоит, - эльф сощурил свои глаза.

  - Потому и жив до сих пор, - парировал я. - Говорите прямо, чего вам от меня надо, господин Катлах?

  Древнего князя перекосило от злобы, не нравится ему подобное обращение, но он себя все же пересилил себя, сделал глубокий вдох и спросил:

  - Это вы совершили рейд на Саталь?

  - Конечно, нет.

  - А кто? - удивился он моему ответу и несколько растерялся.

  Ага, сейчас, разбежался я тебе признаваться, держи карман шире. Вдруг у тебя здесь запись нашего разговора ведется? Я наклонился к нему и, доверительным тоном, вполголоса, произнес:

  - Наверное, это Эсфир-тон-Мираниг, больше некому. Неблагодарный и неблагородный эльф, скажу я вам.

  - Вы издеваетесь? - вскинулся он.

  - Ничуть.

  - Эсфир все отрицает.

  - Нормально получается. Вы поддерживаете связь с мятежниками, а потом все огрехи на нас списываете. Нет уж, меня к вашим делам и интригам не приплетайте. Следственные органы вашей империи, работавшие на Кабаранге, установили, что была произведена высадка десанта через океан со стороны Врат контролируемых войсками Эсфира. Опять же трупы боевых самцов были, а таковые имеются только у одной из сторон, у Камиллы.

  - Хорошо, согласен, поверю вам.

  - Угу, - пробурчал я и демонстративно посмотрел на коммуникатор, мол, давай закругляйся, пора разбегаться по норам, дел полно.

  Он прикрыл глаза, что-то обмозговал, и сказал:

  - Нам нужен Одаренный, командор. Нужен тот, кто сможет открыть Врата.

  Удивил меня эльф, нечего сказать.

  - В чем суть, князь?

  - Скоро Камилла перейдет в наступление, мы его выдержим, но за ним последуют новые. Мы хотим уничтожить инкубаторы, которые производят для нее новых боевых самцов. Все не получится, они раскиданы на нескольких планетах, но половину мы взорвем. Для этого нужен Одаренный, который откроет закрытые Врата в одном из отдаленных миров, через который, генералы Камиллы никак не ждут удара. Наш ударный корпус пробьется к вражеским планетам, где находятся биоматки, и проведет диверсию. Для вас это разовая акция, открыли Врата и вернулись домой, а остальное наша забота. Мы могли бы и сами Врата вскрыть, но этот процесс занимает не один год, так что нужны именно вы, командор.

  Хм, резон в его словах есть, да и на ловушку не похоже. Однако подобное предложение необходимо хорошенько обдумать.

  - Меня интересует два вопроса, князь. Когда это должно произойти и сколько вы мне заплатите?

  - Ваша помощь нам понадобится через три дня, оплата в размере десяти миллионов унзо, - улыбнулся князь.

  Посмотрел на эльфа, князь довольно щурится, думает, что купил меня.

  "Посмотрим", - мелькнула у меня мысль, и я огласил свои условия:

  - Пятьсот миллионов унзо в "тинирине" и драгметаллах, предоплата. Кроме того, полностью переподчиняете мне всю вашу агентуру на Земле, а на время моего нахождения в пределах вашей империи, лично вы, становитесь гостем крепости Штир-Штар.

  - Это невозможная сумма и неприемлемое условие!

  В гневе, князь хотел вскочить, но только ударился о крышу машины.

  - Нет проблем, базар большой, ищите другого Одаренного, их вокруг много ходит, кого-нибудь обязательно найдете.

  Азориль-тон-Катлах задумался, положил сто миллионов и свою агентуру с одной стороны весов, а на другую кинул империю, все взвесил и ответил:

  - Согласен.

  По рукам мы с ним бить не стали, обменялись нехорошими взглядами и распрощались. Деньги должны были поступить ко мне через сутки, а документы по всей эльфийской агентуре в течении часа. Азориль-тон-Катлах направился к себе на родину, а я к себе, то есть на Землю.

  Проскочил к родной планете быстро и остановился с другой стороны Врат, в мире Йорм, где Лютерс и Прохоров развернули координационный центр по управлению всеми нашими группами на Земле. Сразу же прошел в штаб, где разведчик и контрразведчик уже ожидали меня. Поздоровавшись с ними, заказал себе кофейку покрепче и, дождавшись ароматного напитка, сделал пару глотков и произнес:

  - Докладывайте, товарищи генералы.

  Начал Прохоров:

  - Мешков уходить по-доброму не желает, на помощь наемников со всей планеты собирает. Сейчас его "пирамидовцы" к Вязьме выдвигаются, хотят аэродромы захватить. Твое заявление сброшено через наши спутники по всей планете. Нас поддержали все, на кого мы рассчитывали. В общем-то, ничего страшного не произошло, пока. Только вот американцы, что-то мутят, и есть подозрение, что под видом наемников будут работать их регулярные войска...

  Прохоров сыпал фактами, цифрами, называл группы, которые противостоят "пирамидовцам" под Вязьмой, но это все было не самым важным.

  - Что в Москве и области происходит? - перебив его, задал я вопрос.

  - Складывается впечатление, что, мы теряем контроль над ситуацией, - генерал развел руками. - Действие наших групп и информация, которой мы напичкали все информационные сети, стронула такой пласт, какой, остановить, наверное, уже невозможно.

  - Конкретней.

  - Люди на улицы выходят и самосуд чинят. Пока это только окраины столицы, но через несколько часов, бунт весь город накроет, а тут еще генерал Нефедов, отличился. Поначалу, только военным бортам летать над Московской областью запретил, а спустя пару часов так раздухарился, что полностью закрыл все воздушное пространство над столицей. Это опасно и обстановку еще больше дестабилизирует. Не все олигархи сбежать успели, а загнанная в угол крыса, много бед натворить сможет. Все военные части сели в оборону и ждут, чем дело закончится. Кто победит, тому и присягнут. Что делать? Мы подобного развития событий просто не ожидали.

  - Спецназ и Меченых пошлем, - принял я решение. - Команду я уже отдал, скоро все здесь будут. Бесконтрольный бунт нам не нужен. Первая цель - командный пункт в поселке Заря. Нефедова необходимо нейтрализовать и, по возможности, все надо решить миром. Таких лихих генералов немного и он нам еще пригодится. После этого десант на Москву, наводим порядок, а Мешкова и всю его братву берем под белы рученьки. Затем, смена власти и новый президент. Кстати, определились, кто им станет?

  - Да, - ответил Лютерс и протянул мне самую обычную бумажную папочку.

  Раскрыл, на первом же листе фотография пожилого поседевшего мужчины, на вид, от пятидесяти до шестидесяти лет. Первое впечатление хорошее, глаза умные, характер есть. Однако фото это только фото, надо будет с человеком в живую пообщаться.

  - Кто таков? - задал я вопрос.

  - Лыков Андрей Сергеевич, 60-го года рождения, коммунист, женат, трое детей, четверо внуков, нормальный честный глава одного отдаленного района на севере, хороший экономист, в жизни справедлив и непривередлив, звезд с неба не хватает, - пожал плечами немец. - Аналитики переворошили досье на множество людей, арендовали стратегический компьютер у таль-ишимитцев и, даже, сенсов-паранормов напрягли, работали с трех направлений, и вывод у всех трех групп, продвигающих эту тему, один, данный человек идеальный кандидат на место президента России.

  - Ладно, - кивнул я, - доверюсь вашему мнению, товарищи генералы. - Поднял на них взгляд и спросил: - Кстати, когда со стратегическим компьютером таль-ишимитцев работали, меня просчитывали?

  - Да, - улыбаясь, подтвердил Прохоров.

  - И что?

  - Не просчитывает тебя компьютер, говорит, что ты непредсказуем, а вдогонку выдал рекомендацию, ни в коем случае не доверять тебе управление государством. Опасно это, так как непредсказуемо.

  - С чего бы это?

  - Ты неадекватен в своих поступках, импульсивен и, вдобавок, Одаренный, который сам подстраивает реальность под себя, а не принимает ее такой, какая она есть.

  - Хлам этот комп, - вынес я свой вердикт.

  - Мы тоже так решили, но в случае с новым президентом России, ему поверили, тем более что сенсы и аналитики подтвердили - из Лыкова получится просто отличный глава государства.

  - Подтверждаю кандидата, - я встал. - Вы тут занимайтесь, воюйте и наводите порядок в стране, а я на Ра-Ар возвращаюсь. Сегодня еще один совет должен состояться, по поводу нашей союзной валюты - арзо. Вернусь завтра, проверю, что вы тут за это время сделали.

  - А сам не желаешь в Москву со спецназом и Мечеными пробежаться?

  - Хватит, перерос я уже эту беготню. В рейде на Саталь рискнул и этого хватит. Зачем мне это надо? Самолюбие потешить? По кремлевским коврам грязными берцами пройтись и Мешкова в живот попинать? Так, думается мне, что и без того желающих будет хоть отбавляй. Я командор или где? - усмехнувшись, направился на выход.

  - Так это... - придержал меня Прохоров. - С американцами как быть, если полезут?

  - Минут через сорок им станет не до нас, - заверил я генерала.

  - С чего бы это?

  - Эльфы, которые у них за советников, неожиданно получат печальные известия из дома и начнут убивать всю верхушку тамошней политической элиты. Пока они это переварят, трое суток, как минимум, у вас в запасе будет. Работайте спокойно.


Глава 23

Планета Земля. Россия. Окрестности Вязьмы. 21.02.2016.

  Лесной пансионат, в котором базировались отряды карателей, горел. Особо за него не держались, постарались оттянуть на себя "мешковцев", встретили их огнем и полчаса сдерживали сторонников президента на подступах, а после этого резко отошли дальше, вглубь леса. Вовремя, так как с автострады подошли несколько бронетранспортеров и "Хамви" с АГС на крышах. Противник решил, что отряд Федора надо обязательно уничтожить и боеприпасов на это не жалел. Сотни трассеров и гранат, расчертивших ночь, устремились от лесной дороги к недостроенному пансионату и, спустя всего пять минут, он запылал.

  Непонятные солдаты из второй бронеколонны попытались обойти горящие строения по флангам, но вновь напоролись на засаду из четырех пулеметов и, потеряв еще с десяток своих бойцов, начали откатываться обратно. В этот момент Федор решил, что пришло его время. Он передал командование сводным отрядом, в котором оставалось двадцать семь воинов, капитану Рыкову, впустил в себя зверя, и тот, радостно рыкнув, повел своего хозяина-носителя вперед, вслед за отступающими "мешковцами". Меченый мчался через бурелом, как по ровной дороге, длинными прыжками перемахивая один завал за другим. И пока президентская гвардия возвращалась на исходные позиции, к выезду из пансионата на основную автомагистраль, он уже обошел их и вышел к трассе, где на обочинах чадили и горели подбитые БТРы.

  Неожиданно для самого себя он остановился на месте, втянул носом воздух и принюхался. Что-то не давало ему покоя, что-то, чего он еще не осознал, насторожило Меченого. Запахов было множество. И в большинстве своем это были резкие и неприятные запахи горящей резины, отработанные выхлопные газы двигателей и кисловатый привкус сгоревшего пороха. Не то, все это лишнее. Надо искать что-то другое. Быстро и четко зверь в человеке анализировал то, что чуял и, наконец, он понял, что его остановило - это был запах врага, которого не получилось достать ранее, но который, вновь встретился на его пути.

  Терпкий аромат дорогого парфюма, хорошего коньяка и жирного потного тела. Смесь запахов, которые окружали генерала Гаврюшкина, того, который отдавал команду на зачистку майора Чаплыгина и его группы. Видимо, в деле по захвату вяземских аэродромов, Гаврюшкин решил показать себя во всей красе и поучаствовать лично, а потому, именно он взял на себя руководство всей операцией. Федор, подстегиваемый реакциями своего хищного "я", хотел победно взвыть и немедленно броситься туда, где находился его враг, вцепиться в него и разбить его голову об дорожный асфальт. Но он сдержал себя. Не все так просто - надо быть осторожным.

  Фамилию генерала он не забыл и после отхода из-под Дмитрова, мыслей повстречать его на узкой дорожке, не оставлял. По возможности, Федор собирал в сети информацию об этом человеке, надеясь, что сможет его перехватить до того, как он покинет страну. Самый молодой генерал в стране, тридцатилетний дальний родственник президента Мешкова, очень хотевший поиграть в солдатики и, всего за год, выросший из лейтенанта запаса в самого настоящего генерал-лейтенанта. Что характерно, никого это не удивило, поскольку, если учитель или адвокат может за сутки стать министром обороны, то почему бы, вчерашнему выпускнику МГУ, который аж несколько раз посещал занятия на военной кафедре, не стать генералом? Подобные случаи в сказочной стране Эрэфия стали нормой, так что воспринимались по-житейски и обыденно.

  Меченый рассудил, что два часа, которые они выиграли во время засады и изматывания "мешковцев" в лесу, хорошая подмога Игнатьеву и тем, кто готовился к бою на окраинах районного центра, но если убрать руководителя всего этого наступления, генерала то есть, вполне возможно, что наступление сторонников президента заглохнет окончательно. Надо было действовать не только, как инстинкт велит, но и как разум подсказывает. Такие мысли были в голове бывшего сержанта-мотострелка и он двинулся вперед, туда, куда его вел запах его врага.

  Осторожно передвигаясь среди темных деревьев, без шума и никем не замеченный, он приблизился к дороге и услышал совсем рядом, метрах в десяти, истошный визг Гаврюшкина, который кого-то отчитывал:

  - Идиоты! Вам было приказано двигаться только вперед, а вы тут войну устроили. Немедленно собрать всех охранников и наемников, грузиться на уцелевший транспорт и выдвигаться к городу! Вам оказано высокое доверие, спасти демократию и самого президента, а вы саботируете мои приказы!

  - Да, мы... - неестественным и обезличенным тоном, попробовал кто-то оправдаться, но его тут же заткнул голос генерала.

  - Молчать! Вам платят деньги и, между прочим, очень приличные. Вас не для того с Ра-Ара сюда переправили, чтобы вы имели свое мнение! Выполнять приказ!

  - Есть! - угрюмо отозвался все тот же самый человек.

  Федору стало ясно, что голос этого офицера доносится к нему не через слух, а через мозг, именно так работал автопереводчик. Значит, у Мешкова были наемники с Ра-Ара, видимо, нанятые им еще при эльфах, поскольку, за то время, что на Вратах сидели "акинаки", ни один отряд из иных миров на Землю не переходил.

  - Не извольте беспокоиться, сделаем все в лучшем виде, - поддержал наемника, другой, более мягкий и подобострастный голос.

  Меченый выглянул из-за дерева. На обочине стоял новенький "Хамви", отблескивающий свежей краской в отсветах пожаров, а возле него стоял невысокий лысенький человек в шинели армейского генерал-лейтенанта, сам Гаврюшкин, и два крепких высоких офицера, один в черной униформе "пирамидовца", а другой, в самом обычном зеленом "камке", и на его шее был отчетливо виден универсальный автопереводчик. Все складывалось для Федора удачно, из рядовых бойцов рядом никого, оцепление чуть дальше по дороге и в лесу, было слышно, как метрах в тридцати, в кустарнике, кто-то пыхтит. Надо было действовать именно сейчас, момента удобней, могло и не представиться.

  Парень вытащил свой "Глок-18" и, вскинув его, выпустил три пули подряд в голову Гаврюшкина. Он попал, это Федор знал точно, можно даже не смотреть и, сразу же, перевел огонь на офицеров, командующих бронеколонной. "Пирамидовца" свалил первой же пулей, а вот второго, который, как выяснилось, оказался ра-арским наемником, на месте уже не было, одним ловким движением тот перекатился по дороге и рывком ушел за машину. Слева и справа всполошились президентские гвардейцы и устремились на помощь к своим командирам, а Толстый рванулся в ночной лес, который должен был его спрятать от вражеских глаз и пуль.

  Он бежал, не чуя под собой ног. Позади дорога и яростно бьющие ему вслед КПВТ, впереди возвращающиеся от лесного пансионата наемники и "пирамидовцы". Меченый знал, что сможет проскочить через вражеских бойцов, чувствовал пули, которые неслись в него и думал, что злым свинцовым шмелям его не достать. Федор наслаждался этой ситуацией, он слился со своей второй, звериной половиной, так, как никогда до сего момента. Бежать, жить, побеждать, убивать врага ради своего народа, только об этом он думал в данный момент, и не заметил беды.

  Тяжелая пуля, выпущенная из крупнокалиберного пулемета, прошла над ним и рассекла увесистый кряжистый сук старого дубка. Кусок дерева отделился от ствола и, с силой, свистнув в воздухе, подобно бумерангу, ударил его в висок. Последнее, что молодой Меченый ощутил - удивление. Увернуться от оружейного огня и быть сваленным дубовой веткой, как же это нелепо. Федор потерял сознание, на мгновение застыл на месте и, лицом вниз, как подкошенный рухнул наземь, в кровь, разбивая свое лицо и ломая правую ногу.

  Очнулся Федор оттого, что совсем рядом, кто-то грозно кричал, и раздавались хлесткие характерные удары по человеческому телу. Кого-то били. Он попробовал пошевелиться, но не смог этого сделать по двум причинам: он был связан и у него раскалывалась голова, причем, веревки, связывающие тело, сильных неудобств не доставляли, а вот каждая, даже самая слабая попытка пошевелиться, приносила нестерпимые боли.

  - Худур! Макоризо твалга перенис! - гневно надрывался голос.

  - Хлоп! Бум! - что-то ударилось об стену и сползло по ней.

  Федор приоткрыл глаза. Кругом предутренний сумрак, а он лежит в каком-то помещении, по виду, напоминающем обычный школьный класс. Пригляделся, действительно, он где-то в школе. В угол сдвинуты парты, на стене плакаты с таблицами и формулами, портреты ученых, а чуть дальше висит доска. Как он здесь оказался? Ведь он бежал по лесу? А может быть, что и нет? Да, действительно, он уходил от дороги, на которой убил Гаврюшкина и одного из "пирамидовских" офицеров.

  "Блин, походу, я в плен попал, - подумал парень, - вот и не зарекайся от такого случая в жизни, Федя".

  Рядом с ним, со спины, кто-то присел и прицепил к его шее автопереводчик, которого не было, когда он очнулся. Человек встал, обошел его по кругу и вновь присел на корточки, но уже напротив его лица. Федор узнал его, это был командир ра-арских наемников.

  - Ты "акинак"? - спросил его наемник.

  - А тебе это зачем знать? - с трудом и еле шевеля губами, спросил Толстый.

  - От этого будет зависеть твоя жизнь. Если ты "акинак", то вернем тебя твоему начальству, а если местный, то в расход пустим.

  - Местный я...

  - Врешь, - офицер встал и посмотрел на него сверху вниз. - Ты не переживай, здесь кроме нас нет никого, так что можешь мне сказать, все как есть. Песенка местного правителя спета, ему уже не выкрутиться, а мне с вашими тягаться нельзя, весовые категории у нас разные. Надо с вашей родной планеты выбираться, а все Врата под контролем "акинаков". Еще раз спрашиваю, ты "акинак"?

  - Да, - выдохнул Федор.

  - Хорошо. Меня зовут Асвай Безенгра, командор отряда "Крепыши Безенгры".

  - Не слыхал о таком подразделении.

  - Не мудрено, мы отряд маленький, у меня всего-то два батальона. Нас местный президент нанял по рядовому контракту на полгода, и все это время мы просидели в лесах, непонятно чего выжидая. Думаю, он всех боялся, а нас держал как последний свой резерв. Эгей! - он досадливо вскрикнул. - Знал бы, что такая каша здесь заварится, ни за какие деньги сюда не полез. А всему виной неправильный выбор, "акинак", и такое в нашем деле случается. Теперь все, надо уходить из вашего мира..

  - А как же контракт?

  - Договор был подписан с генералом, которого ты убил. Его нет, договора нет. Мы свободны.

  - А те, кто с вами был, "пирамидовцы", они где?

  - Разбежались как крысы. Пока мои бойцы за тобой по лесу гонялись, они взяли весь транспорт и по грунтовым дорогам ушли с места боя.

  Федор попробовал сменить положение тела, но вновь сильнейшая боль, одновременно в ноге и голове. Парень застонал и попросил:

  - Асвай, будь человеком, развяжи веревки и дай обезболивающего.

  - Дай слово, что не попробуешь сбежать?

  - Ага, мне сейчас только и бежать, со сломанной ногой и контузией на всю башку.

  - Да, кто тебя знает, очень уж ты резкий. Клянись!

  - Клянусь!

  - Итар, подойди сюда, - окликнул командор "крепышей" кого-то, и от стены приподнялся еще один человек, валявшийся на полу. - Он у тебя автопереводчик украл, - кивнув на своего солдата, пояснил Асвай. - Скотина тупая!

  - Виноват, мой господин, - сказал солдат. - Больше не повторится.

  - Развяжи пленника и дай ему чего-нибудь обезболивающего, - командор кивнул на Федора.

  Наемник достал нож и одним взмахом рассек веревки, связывающие Меченого. После этого он порылся в нарукавном кармашке "камка" и дал Федору небольшую синюю таблетку.

  - Это что? - спросил солдата Толстый.

  - Газама, хорошо от всех болей, - ответил тот.

  - Поверю тебе, - парень закинул таблетку в рот и начал ее осторожно пережевывать.

  Солдат вышел из класса, а Асвай, который, как попавший в клетку тигр, ходил из угла в угол, сказал:

  - Ты должен мне помочь, "акинак".

  - Как?

  - Ваш командор, вообще, как, разумный человек?

  - Да, нормальный.

  - Что думаешь, нас с планеты выпустят?

  - Выпустят, вы ведь не враги, а только контракт выполняли. На вас крови нет?

  - Здесь, нет, не замарались, и значит, договоримся, а то не хотелось бы умирать вдали от дома.

  Прошло несколько часов, окопавшиеся в одной из деревень "Крепыши Безенгры" сидели на месте и терпеливо ждали, что же будет дальше. Они были на чужой для себя территории, деваться им было некуда, так что оставалось только дождаться того, с кем можно было решить вопрос о своей участи. Наконец, в небе появились боевые вертолеты, а на подступах к селу замаячили танки и бронемашины, прибыла кавалерия отряда "Акинак".

  Наемники не сомневались ни минуты, выкинули белый флаг и, дождавшись парламентера, майора в форме "акинаков", вступили в переговоры. Прошло еще минут десять и Федора, погрузив на носилки, потянули к вертолетам, а "крепышей", предварительно пообещав им неприкосновенность, разоружили и на время оставили в этой же самой сельской школе. Так, для молодого парня Федора Толстова закончилась его стезя карателя и борца за справедливость.

***

Планета Земля. Россия. Москва. 21.02.2016.

  - Первый пошел! Второй пошел! Третий пошел! - кричал комбат спецназовцев Антонов, провожая Меченых, идущих в первой волне высадки.

  Наступила очередь Давы и, подойдя к открытой аппарели, он посмотрел вниз, и рванулся вперед, в эту мутновато-хмарную зимнюю синеву московского неба.

  - Пятьсот один, пятьсот два, пятьсот три. Кольцо! - сам себе считает Васька и дергает кольцо. - Пятьсот четыре, пятьсот пять. Купол! - белый купол старого и надежного парашюта Д-6 раскрылся штатно и Дава отключил запасной.

  В шестой раз, боец отряда "Акинак", лейтенант гвардии Василий Давыдов совершал прыжок с парашютом. Предыдущие, все так, учебные, с вертолета, а сегодня все серьезно, самый настоящий боевой, с борта грайянского транспортника "Зума-7", которые были временно арендованы отрядом для транспортировки и десантирования своих подразделений на Москву.

  С генералом Нефедовым представители отряда договорились на удивление быстро. По сути, тот сам ждал, когда хоть кто-нибудь явится к нему и снимет с него ответственность, которую он по запальчивости на себя взял. Генерал дал команду "отбой!" и тридцать гигантских транспортников "Зума-7", несущие в своих чревах почти пять тысяч воинов спецназа, кружащие за границами Московской области, устремились к столице.

  Блудные дети Земли вернулись домой, неся смерть одним и освобождение другим. В душах их не было сомнений, они шли делать то, ради чего, может быть, и были рождены на свет. Вера в Правду и в свою Силу вела их вперед. Пусть, многие из них не помнили и не знали великого прошлого, но они творили славное настоящее, поступая так, как должно человеку и как должно настоящему "акинаку". Иди вперед! Не отступай! Не гни спины! Ты воин! Ты лучший! Этому их учили в учебных центрах отряда и, сегодня, им предстояло это доказать. Не кому-то, а самим себе, ибо настоящий человек всегда сам себя судит и оценивает.

  Меченые - острие "Акинака", шли первыми, в самое пекло, на Красную площадь и Кремль. Их было немного, но противостоять им не смог бы никто. Первый взвод Ордена - его элита, все сплошь в силовых доспехах пасынков богов, уже были на земле и вели бой, следом шли остальные Меченые, не имевшие подобной защиты, а только удобный и прочный бронепластовый доспех. За ними десантировался спецназ Кости Аленина, следом бойцы УВР и УВКР, отдельный батальон ВДВ, а последними, должны были приземлиться "шипы", каратели СБ.

  Дава взглянул вверх, все небо было в куполах. Красота. Затем он посмотрел вниз, там было нечто невообразимое, где-то вдали виднелись толпы народа, которые шли по улицам столицы и сметали все, до чего только дотягивались, неся хаос и разрушения родному городу. Горели автомашины, дымилось несколько высотных домов, была слышна заполошная стрельба и взрывы. А под самыми ногами Давы, на Красной площади и в Кремле, было практически безлюдно и, только кое-где, вспыхивали злобные прерывистые огоньки. Это охрана президента, его особо верные псы из "Пирамиды", те самые, которые не разбежались и готовы были драться до конца, потому как иного выхода у них не было. Пощады им никто давать не собирался.

  Затрещал прибор, до земли осталось совсем немного, четыреста метров, еще целая минута полета. Дава подтянул стропы и развернулся по ходу движения, все так, как и должно быть. Взгляд только вперед, стопы ног сомкнуты вместе, параллельно земле. Есть! Удар! Ноги Меченого на древней брусчатке Красной площади. Где-то, совсем рядом идет перестрелка, и надо торопиться. Дава погасил купол, отстегнул сбрую, с груди снят АКС, затвор передернут и он готов к бою.

  - Дава, за мной! - окликнул его пробегавший мимо Куликов, его первый отрядный инструктор, совсем недавно, из сержантов ставший капитаном гвардии и командиром второй спецгруппы, в которой Давыдов и служил.

  Приклад к плечу, весь мир в прицел, легким шагом вслед за Куликовым. Их цель - Большой Кремлевский Дворец, средоточие власти, место, где окопался президент, купивший себе место правителя страны и пригласивший в Россию интервентов. Пришел его черед ответить за все свои дела.

  Казармы Кремлевского полка были блокированы, Меченые первого взвода, в своих супер-доспехах, держали их надежно, но у президента еще было, кого кинуть навстречу "акинакам". Уже на подходе их встретил кинжальный огонь из пулеметов. Как стайка испуганных юрких рыбок, собравшаяся в кулак группа, прыснула в стороны. "Пирамидовцы" не успевали за ними, ведь против них вышли не рядовые солдатики, не умеющие толком стрелять, а Одаренные, воины Ордена Меченых. Петляя из стороны в сторону, как маятники, со скоростью, немыслимой для обычного человека, они приближались к крыльцу Большого Кремлевского Дворца.

  - Гранаты! - крикнул один из Меченых.

  Автомат перед собой, Дава прыгает вперед, кувырок через себя, он подкатывается к стене и прижимается к холодным камням. Взрывы позади, осколки барабанят по броне, он цел и здоров. Перекат к дверям дворца, впереди мелькает тень, короткая очередь, и противник, не успевший выкинуть во двор гранату, падает. Секунда, вторая, третья, внутри раздается сильный взрыв. Вперед рвутся Куликов и Евграф, следом Дава и Барин, за ними остальные: Костер, Перо и Выгор. Все они, кроме Куликова, сравнительно недавно стали "акинаками" и Одаренными, но именно им повезло стать теми, кто возьмет змеюку за горло и свернет ей шею.

  Воины на первом этаже, здесь множество верных Мешкову бойцов, но "акинаки" не отступают. Куликов, как молния, мечется от одного противника к другому, убивая их короткими, не более трех патронов в каждой, очередями. Рожок пуст, ему некогда перезаряжаться и он, выхватывая небольшой меч из голубой стали, наподобии командорского акинака, режет "пирамидовцев" как баранов. В резню включаются остальные Меченые, проходит всего несколько минут и проход наверх чист, но с парадной лестницы бьет не менее пяти крупнокалиберных пулеметов. Вниз летят гранаты, но вреда от них для Меченых нет, есть, где укрыться. Складывается патовая ситуация, когда засевшие наверху не могут достать "акинаков", а те, в свою очередь, под плотным огнем, не могут пробиться на второй этаж. К ним подходит припозднившаяся первая спецгруппа, притянувшая тяжелое вооружение, а следом третья, имеющая широкие бронепластовые щиты. Они готовятся к лобовому штурму, а Куликов, заранее изучивший планы Дворца, ведет своих воинов в обход.

  Переходы, коридорчики, залы и помещения различного назначения, грохочут по паркету солдатские ботинки и вот, они упираются в стену.

  Куликов командует:

  - Перо, заряд!

  - Перов лепит на стену кусок пластиковой взрывчатки и втыкает в нее радиодетонатор.

  Меченые прячутся. Подрыв! Куски фальшстены разлетаются в стороны, и обнажается лестничный проем служебного хода.

  - Ну, давай парни! За мной! - капитан мчится наверх, остальные следом.

  Лестничный пролет, еще один, и еще, вверх, куда идти знает Куликов, и он же всех ведет.

  - Стоп! - новая команда вожака. - Перо, заряд! - он указывает на дверь, ведущую во внутренние помещения дворца.

  Снова подрыв, служебная дверь вылетает наружу, и Меченые, прикрывая друг друга, идут по коридорам. Впереди противник, выстрелы и, надо признать, охрана президента состоит из хороших профессионалов, но они не могут соперничать с "акинаками" и ложатся замертво на красные ковровые дорожки дворца. Дверь в кабинет президента России открыта. Меченые влетают внутрь, и они готовы встретить ожесточенное сопротивление, однако никто в них не стреляет.

  Вениамин Самуилович Мешков сидит за огромным столом. Перед ним кипа бумаг, он в строгом костюме и галстуке, абсолютно спокоен. Вокруг него охрана, полтора десятка бойцов, ощетинившихся короткоствольными автоматами. Президент поднимает на Меченых мутный взгляд и спрашивает:

  - Вы что-то хотели?

  Дава всматривается в лицо человека, воле которого, до недавнего времени, были послушны судьбы миллионов людей, и понимает, что тот невменяем.

  - Да, он же в хлам!? - вслед мыслям Васьки, раздается удивленный голос Куликова. Он смотрит на напряженных охранников, кивает на Мешкова, и спрашивает их: - Под чем он?

  - Героин, - откликается один.

  - А вы, собственно, кто? - хихикает президент. - Я вас не знаю. А зачем у вас оружие? - Мешков водит перед собой указательным пальцем. - Вы меня не обманете, меня никто не обманет, я самый хитрый.

  - Мы забираем его, - переводя взгляд с одного охранника на другого, и подпустив в голос угрозу, произнес "акинак".

  - А с нами, что будет? - раздался голос президентского бодигарда. - Мы пойдем с ним до конца.

  - Нет проблем, его не убивать, а судить будут. Имеется кайф в камере рядом с этим ничтожеством сидеть, всегда пожалуйста, - Куликов пожал плечами. - Кто командует обороной?

  Теперь пожал плечами охранник:

  - Без понятия. Президент, пока в норме был, отдал приказ держаться до последнего патрона и ждать подмоги, которая вскоре прибудет, но бойцы в большинстве своем разбежались и остались только фанатики из спецназа "Пирамиды". Связи ни с кем нет, командиров нет, и каждый сам по себе.

  - Понятно, - протянул капитан и повернулся к воинам своей группы, - как-то не так я себе победу представлял, парни, но уж какая есть.


Глава 24

Планета Рамина. Материк Шанти. Озеро Злыдня. 30.02.2016.

  "Ну, давай, давай, зарр-раза", - глядя на поплавок, думал я.

  Есть! Крупный карп заглотил наживку и я, резко дернув удилище, выкинул его на берег. Хорош, ничего не скажешь, с килограмм, точно будет. Выходит, что не зря гвардейцы Кости Аленина это место хвалили. На уху уже что-то есть.

  - С уловом вас, - сказал сидящий неподалеку Лыков, будущий президент России.

  - Благодарю, вас так же, - откликнулся я через несколько секунд, глядя, как он вытаскивает на берег хорошего карася.

  После недолгой борьбы Лыков вытащил рыбину, снял ее с крючка и, подхватив трехкилограммового красавца, потянул его к лагерю, который для нас разбили охранники. Костерок уже горит, овощной бульон на подходе, дело осталось за рыбой.

  - Хух! - выдохнул Лыков, утирая пот. - Хорошо здесь у вас, тепло, мухи не кусают, рыбалка, благодать, - он посмотрел на меня и спросил: - А почему озеро называется Злыдня? Насколько я понимаю, название это не местное?

  - Да, так и есть, не местное, - отозвался я, кидая своего карпа на деревянную колоду и доставая нож для разделки. - Раньше в этом месте было убежище Великого Демона Древнего Зла Яджу-Бонга, надо сказать, премерзостного типа, хозяина местного. Где-то с год назад он скоропостижно помер, а бункер его мы взорвали. Потом место расчистили, пробили путь к источникам, и получился хороший водоем. Линейным частям, которые Врата охраняют, - я кивнул в сторону портала, который находился в трех километрах, - делать было нечего, вот и зарыбили озерцо. Им хорошо и нам неплохо, ехать далеко нет никакой необходимости, тем более, как говорят, рыбка здесь, ну просто диво как на вкус хороша.

  - А вы в этом месте, значит, постоянно отдыхаете?

  - Впервые на этом озере, некогда, знаете ли, то одно, то другое. В кои-то веки на природу отдохнуть выбрался, устал. Да и вам, Андрей Сергеевич, короткая передышка не помешает, а потому и пригласил вас на эту импровизированную рыбалку. Завтра выборы пройдут и, вне всякого сомнения, именно вы станете новым президентом России, закрутит вас делами, и не скоро в следующий раз на рыбалку выберетесь.

  - Странно это все как-то, - он присел на раскладной стул и посмотрел на ровную гладь озера. - Никому неизвестный глава отдаленного района и, вдруг, президент. Чудны дела твои, Господи.

  - Норма. Рекламу мы вам сделали очень хорошую, на местах власть к нам прислушивается, так что все будет ровно, не переживайте.

  - В общем-то, переживаний и нет никаких, сам видел, как к вам в провинции относятся, а для меня, президентство, не шанс удовлетворить свои амбиции или нажиться, а тяжкий крест.

  - Вы верите в бога? - удивился я. - Ведь вы коммунист, если я не ошибаюсь?

  - Одно другому не мешает, а человек без веры, вошь бессмысленная, да и коммунист это сейчас уже не идеология, а жизненная позиция, мечта о светлом будущем, можно сказать.

  Почистив и распотрошив карпа, порубал его на куски и сбросил мясо в ведро с чистой водой. После него наступил черед карася. Руки делали свое дело, а мысли были заняты своим.

  - Как к нам люди относятся?

  - По-разному, кто-то ненавидит, а кто-то с надеждой на ваших солдат смотрит. Кто-то за оккупантов держит, а кто-то освободителями считает. - На некоторое время он прервался и посмотрел на меня. - Когда ваши войска покинут территорию России?

  - Через три дня после выборов.

  - Это точно?

  - Вне всякого сомнения. Мы достигли своих целей, скинули олигархический режим, обезопасили свой тыл и дали своей родине еще один шанс. Кстати, часть моих войск может еще на некоторое время остаться на месте, если на то, будет ваше желание.

  - На каком основании?

  - Есть мнение, сделать Россию полноправным членом Ра-Арского Оборонительного Союза. Что это значит, вы должны понимать очень хорошо: полная неприкосновенность границ, новые технологии, беспошлинная торговля, финансовые вливания и возможность влиять на межпланетную политику.

  - Сколько времени у меня есть на обдумывание?

  - Сегодняшний день.

  - Как-то все у вас быстро, трах-бах, режим сменили и правительство поменяли. Непривычно.

  - Время такое, потратил на обдумывание полчаса, пролетел мимо. Привыкните, по-другому сейчас никак не выжить, тем более что страну придется реформировать, причем, жестко и в ограниченное время. Конечно, карательные группы верхушку ублюдков вырезали, но дальше, должны действовать только вы.

  - Понимаю, - он кивнул, - и кое-какие наметки есть, как провести реформы, но это только планы, а где взять людей, для претворения их в жизнь, вот вопрос вопросов. Ваш отряд вытянул из страны самую активную молодежь и профессионалов. Кого ни вспомню из старых друзей, на которых надежда была, все у вас.

  - Не надо, Андрей Сергеевич, не скромничайте. У меня в отряде чуть более ста тысяч человек, из них половина иждивенцы, семьи воинов и гражданских специалистов, причем из России, только половина. Вам есть на кого опереться и, в первую очередь, это еще живые ветераны, которые вроде бы как списаны со всех счетов, но они есть. "Юттив" вам будет выделен, причем, в ущерб мне и за счет отряда. Это будет двести пятьдесят тысяч доз в течении этого года. Потом, имеется много молодежи, уже вкусившей крови во время карательных рейдов по стране, за вас они пойдут в огонь и в воду, потому что вы, есть явный и видимый результат их труда, несущий изменения, которых они так жаждут. Кадры есть, так что не прибедняйтесь.

  - И все же, хочу попросить вас, командор, не сманивать к себе людей из страны, по крайней мере, не в таких количествах как прежде.

  - Договорились, не более тысячи человек в месяц, - согласился я.

  Все, карась готов, промыл рыбу и понес к костру, на котором стоял пятнадцатилитровый котел с кипящим овощным отваром. В воде плавали кусочки картофеля, репчатый лук и местный корнеплод симса, как говорят, очень полезный, вкусный и питательный. Попробовать стоит, в любом случае. Взял жердь, на которой висел котел и перекинул ее чуть в сторону, уха не должна кипеть, когда рыбу в нее закладываешь, это аксиома. Из ведра достал куски рыбы и перекидал в варево. Ну, вот, еще минут пятнадцать-двадцать на варку, потом засыпать зелень и лаврушки закинуть, дать ухе настояться минут десять и, готово, можно приступать к трапезе.

  На землю кинул коврик и присел возле огня, напротив расположился Лыков и я чуял, что он хотел задать множество самых разных вопросов, но не знает как к ним подступиться, не привык еще Андрей Сергеевич к своей новой роли. Ничего, обвыкнется, я тоже, помнится, не все сразу смог осилить.

  - Что будет с Мешковым и теми, кто из Москвы сбежать не успел?

  - Откуда же мне знать? - удивление мое было искренним, поскольку судьбой бывшего президента и его корешей, я не был озабочен ни в коей мере. - Вы новый глава государства, вам и карты в руки.

  - Даже так? - голос его был тих и задумчив.

  - Конечно. Лично я, могу дать только рекомендации и, в меру своего разумения, буду их вам давать, но у меня своих проблем хватает, чтобы забивать себе голову лишней проблемой.

  - И каков ваш совет?

  - Соберите всю эту воровскую шайку-лейку и устройте разбирательство в прямом телеэфире. Где деньги? Сколько украл? Кто помогал? За сколько продал родину? И так далее. Наш народ подобное любит, ботва, однако. Пока суть, да дело, вынете из западных банков денежные средства, сколько сможете, а потом Россия присоединится к Ра-Арскому Союзу и, уже с его помощью, вытянет стабилизационный фонд и то, что запад добровольно отдавать не захочет.

  - Допустим, что так все и будет, - не спорил Лыков. - Однако мы что-то должны будем дать Ра-Арскому Союзу взамен. Китай, ладно, многочисленная армия. Германия, хорошо, крепкое государство и уже отлаженная система торговли с иными мирами. С нас, как ни смотрю, а кроме не очень большого человеческого резерва, взять нечего. Извините, но я не верю в бескорыстную дружбу между государствами. Вам будут нужны наши солдаты? В чем лично ваш интерес?

  - Мы любим свою родину, Андрей Сергеевич. Думаю, что это ответ. Да, мы не вернемся назад, но и смотреть издалека, как от наркоты и водки, а порой и от банального голода, подыхают люди, признанные вторым сортом, мы тоже не могли. Своего рода, то, что мы сделали, откуп, возврат того долга, который мы всегда должны земле, вскормившей нас. Пафосно? Может быть, но это правда. Это тоска эмигранта, родину покинувшего и тоскующего о ней, синдром, описанный во многих научных трудах. Кроме того, это задел на будущее, ведь мы понимаем, что пройдет всего несколько лет и наш Союз может дать первую серьезную трещину и, вот здесь, мне потребуются не десятки тысяч воинов за спиной, а миллионы, готовых выполнить любой приказ солдат. Дружба, как говорится, дружбой, конечно, но денежки всегда врозь. Недавно эльфы совершили рейд на планеты, где выращивались горрилоиды и теперь имеют шанс сдержать Камиллу. Мои аналитики посчитали, что если наш Оборонительный Союз, всего через три-четыре года нанесет по ней удар, то мы выиграем эту войну, а после этого и самих эльфов раздавить сможем, если те, выступят против нас. Так что, вкладывая средства в Россию, фактически, я обеспечиваю себя и будущее своего государства.

  На некоторое время вновь воцарилась тишина, только поленья в костре потрескивали, да где-то в недалекой рощице, пели местные экзотические птички. Каждый из нас размышлял о своем и, вот, нарушив молчание, Лыков задал следующий вопрос:

  - Вы читали мою предвыборную программу?

  - Да, - кивнул я.

  - И как вам?

  - В целом, неплохо. Это то, чего давно хотели бы услышать процентов шестьдесят россиян и процентов девяносто русских. Вам есть к чему стремиться, и хочется верить, что все у вас получится. Сейчас, вы становитесь диктатором с неограниченными полномочиями, действуйте. Мне и воинам отряда "Акинак" ваши идеи близки. Вы ставите целью объединение братских славянских народов в одно государство, уважаю. Восстановление графы национальность в паспорте, верный шаг. Закрытие границ и ограничение миграции, совсем хорошо. Отмена моратория на смертную казнь, согласен, сейчас это просто необходимо. Национализация крупных коммерческих предприятий, промышленности и ресурсов, при гарантиях неприкосновенности среднего и малого бизнеса, снова в точку. Борьба с преступностью, земельная реформа, образование, медицина и армия, взятие под контроль СМИ, во всем вас поддержу, кроме одного.

  - Что именно?

  - Религия, - я взял деревянную ложку, лежащую на плахе возле костра, и помешал варево. - Вы даете привилегии христианской церкви, а этого быть не должно. Каждая вера в государстве должна обладать равными правами и церковь, любая, не должна иметь каких бы то ни было преференций со стороны государства.

  - Но ведь христианство основа нашей культуры, - возразил он мне.

  - Чепуха. Если данная вера имеет духовную силу и находит отклик в сердцах людей, то она сама вытеснит все остальные, без всякой крови и поддержки государства, одним только даром своего убеждения. Все вероисповедания в государстве должны быть низведены до роли вспомогательных, а не направляющих сил. У вас правильно отмечено, что необходимо духовное возрождение нации, но авраамистские культы слишком прогнили и, как мне думается, они только обуза в этом вопросе. Нельзя полагаться только на них, так же, как и отвергать их помощь. В школах нужны не уроки христианства или мусульманства, а такой предмет как основы религий. Например, есть пятьдесят часов занятий по предмету, пять часов христианство, пять иудаизм, пять буддизм, еще пять на язычество, конфуцианство, даосизм и так далее. После этого, молодой человек не только расширит свой кругозор, но и сможет сделать для себя правильный выбор уже на ранней стадии своей жизни.

  - Это принципиальный вопрос?

  - Разумеется, иначе бы я его не затронул.

  - Надо подумать.

  - Конечно, думайте, размышляйте, а чтобы данный вопрос шел веселей, пока у нас есть время до ухи, расскажу вам кое-что занимательное и чрезвычайно секретное. Во всем "Акинаке" об этом знают не более десяти человек, а по всему конгломерату Ра-Арского Оборонительного Союза, может быть, сотня наберется, не больше.

  - Интересно, - лицо его приняло чрезвычайно серьезное выражение.

  - Не все боги погибли в древних войнах, Андрей Сергеевич.

  Он улыбнулся и сказал:

  - Основа практически любой веры, что бог ее религии жив. Вы меня напугали, командор, я уж себе что-то совсем невообразимое представил.

  - Я говорю не про духовную составляющую, а про телесную, не про веру в что-то, а знание об этом. Что вы будете делать, если, вдруг, чисто гипотетически, в мир Земля придет воплоти сам Саваоф, он же Яхве, отец Христа? Как вы поступите?

  - Не знаю, - растерялся Лыков.

  - Зато мой аналитический и исследовательский отделы уже прикинули, как поступит он или любой другой древний бог.

  - Как же?

  - Есть два варианта. В первом, он постарается уничтожить всех людей, кто не является его созданиями, а таких на планете большинство, а во втором, сделает их рабами, до тех пор, пока не восстановит поголовье своих человеков или не создаст новых. Вариант, при котором древний Предтеча пройдет мимо, не рассматривается совсем.

  - Это какая-то ересь, командор.

  - Возможно, Андрей Сергеевич, что и так, но такой вариант возможен. Вы читали "Откровение"?

  - Нет, - он отрицательно кивнул головой.

  - Почитайте, забавно, - я начал цитировать по памяти: - После снятия седьмой печати сделалось безмолвие. Семь ангелов держали каждый по трубе и приготовились трубить. Первый ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела. Второй ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью. И умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла. Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки. Четвертый ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца, и третья часть луны, и третья часть звезд, так, что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была - так, как и ночи. Пятый ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладезя бездны. Она отворила кладезь бездны, и вышел дым из кладезя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладезя. И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати божией на челах своих.

  - К чему это?

  - К тому, что ни мы с вами, ни девяносто девять процентов населения планеты Земля, печати божией на челах своих, не имеем.

  - Но ведь тысячи лет богов не было среди людей? - возразил он мне. - Не стоит этого опасаться. Да и при чем здесь именно христианство?

  - Это всего только пример, на основе одной из основных земных религий. Девять из десяти богов, имея власть безнаказанно уничтожить чужих созданий, всегда это делали. Так что если обнаружатся выжившие боги, которые где-то бродят в иных мирах или попросту спят в подземных бункерах, нам, людям, надо быть готовыми к тому, что нас постараются уничтожить или поработить. Не потому, что мы хорошие или плохие, а потому, что мы чужие. Это одна из причин, по которой нужно изучать основы религий, а не зацикливаться на одной вере. Человек должен знать о всем многообразии Вселенной, в которой, ему не всегда рады, в которой, миров великое множество и, на будущее, необходимо вводить не только изучение различных культов в учебных заведениях, но и институты создавать, которые подойдут к этому вопросу с научной и исследовательской точки зрения.

  - Догадки, домыслы, все пустое, - взмахнул рукой будущий президент. - Нет фактов, и нет подтверждений вашим словам. Институты, говорите? Мне бы сейчас проблемы в стране разгрести и элементарно быт народонаселения наладить.

  - Факты? - теперь уже я усмехнулся, вспомнив свой поход под Санийский кряж. - Они будут вам предоставлены, и тогда мы обговорим этот вопрос подробней. А ученых к этим вопросам все же придется подключать, не сейчас, конечно, а в будущем.

  Уха поспела и, встав, я ссыпал в котел зелень и приправы, а после этого оттянул его в сторонку. Теперь ухе надо было немного настояться, и можно было пообедать. Присел обратно и спросил Лыкова:

  - Андрей Сергеевич, а почему вы до сих пор дозу "юттива" не приняли, ведь вам было выделено десять таблеток?

  - Как-то все не до того было, - он несколько смутился.

  - Раздали близким?

  - В общем-то, да, так и есть, - Лыков не отказывался.

  - Тяжело вам придется, когда в ваших руках окажется не десять доз, а четверть миллиона. Представляете, сколько найдется дармоедов, желающих дополнительно пожить на халяву пять лет и излечиться от всех болезней.

  - Нет, я никогда не путал свое, частное, и общественное. Своего добра не жалко, а государственное не тронь, только для дела. Относительно "юттива", который предоставит ваш отряд, разработана уже серьезная программа. Если человек полезен государству, он получит жизнь, а если обществу от него пользы нет, то ему таблетка и без надобности. Жестокая программа, но по-другому, никак, бессмертия на всех не хватит. Вас это не удивляет, командор?

  - Абсолютно нормальная и здравая система, - ответил я. - Везде так, что у нас в отряде, что на Ра-Аре, Сониме или еще где-то. Дополнительный рабочий стимул для людей и фильтр общества, который, таким образом отсеивает захребетников.

  Где-то, совсем рядом, послышался легкий шорох, примерно так работают антиграв-движки, я оглянулся и увидел мою штабную "Асху", которая мчалась по грунтовке к нам от Врат. Вот, думал, раз коммуникатор отключил, так и не достанут, но не тут-то было, все одно нашли.

  - Кажется, Андрей Сергеевич, - вновь повернулся я к Лыкову, - пикник наш накрылся медным тазом.

  - Понимаю, - он пожал плечами.

  Не доезжая до костра метров десять, "Асха" остановилась, и из бронемашины выскочил Паша Крюков, который, приблизился и доложил:

  - Командор, дело срочное и отлагательства не терпит.

  - В чем проблема?

  - Буркай-ай-Керинг вернулся, просит принять его незамедлительно, говорит, вопрос жизни и смерти.

  Придется ехать, по пустякам эльф-полукровка дергать не будет. После того, как нашим эмиссарам и торговцам было разрешено беспрепятственно посещать территорию Световечной империи, Буркай-ай-Керинг, отпросился у меня навестить родную планету Тирталь и я дал согласие. Его скорое возвращение могло означать что угодно, а кроме как мне, эльф никому более не подчинялся.

  Лыков, понявший, что отдыха не получилось, уже забрался в "Асху", а я, тоскливо посмотрев на озеро и котел с наваристой ухой, направился вслед за ним. От Врат переместились телепортом к Раминским Вратам, здесь передали Лыкова с рук на руки его охране и распрощались. Жаль, встречу нашу прервали, многое еще хотелось обсудить с будущим президентом, ну, ничего, еще доведется с ним встретиться неоднократно.

  - Домой, - скомандовал я Крюкову, сидящему на месте водителя, и "Асха" резво побежала к Штир-Штару, моему логову.



Глава 25

Планета Ра-Ар. Вольная Торговая Зона. Дворец Союза. 01.04.2016.

  Вчера, Родзо Сквалли, номинальный глава нашего Оборонительного Союза, просил навестить его для обсуждения некоторых текущих вопросов. До полудня время свободное имеется, так что, отчего бы и не посетить грайянца. Благо, бронемашина всегда к путешествию готова, охрана не дремлет и до Врат совсем недалеко. Звучит команда: "По коням!" и, вперед, на Ра-Ар.

  Дворец Союза в очередной раз меня поразил, сколько смотрю на него, столько удивляюсь. Великолепное творение сонимских строителей, нет, зодчих, так будет звучать лучше и правильней, не просто поражало монументальностью и красотой, а внушало самый настоящий трепет. Уважаю подобное мастерство. Единственное, что не соответствовало обстановке и вносило некоторый диссонанс в ландшафт, охранники. Ладно бы, обычные воины или наемники, а то киборги грайянские. Зачем их Родзо сюда приволок, непонятно, ведь толку с них немного, а их вид глаз режет. Как ты не маскируй эти полумеханические уе...ща, хм, то есть создания, а все же, на людей они похожи мало.

  На входе во дворец меня проверили всеми возможными сканерами, вдруг, я это совсем не я, и пропустили внутрь. В сопровождении одного охранника прошел в лифт, думал, что поедем вверх, а мы, наоборот, помчались вниз. Миновав этажей двадцать, не меньше, остановились. Здесь меня и охранника встречали уже вполне нормальные и живые люди. Киборг остался подле лифта, а я прошел в кабинет старшего Сквалли.

  Родзо, блондинистый здоровяк метра под два, ну чисто древний викинг, сидел за столом в окружении нескольких секретарей и что-то быстро им надиктовывал. Увидев меня, он встал и направился навстречу.

  Мне почему-то вспомнился фильм "Звездные Войны" и смешной ушастый земноводный из него. Захотелось пошалить и как-то растормошить грайянцев, которые были все настолько серьезны, что мало, чем отличались от охранных киборгов на поверхности. Скучно. Чуть растопырив ноги и помахав перед собой раскрытой ладонью, сказал:

  - Здрасти-здрасти, большой босса. - Родзо в недоумении остановился, а я оглянулся и понял, что мои приколы здесь отклика не найдут, ну и ладно, хоть сам себе настроение приподнял, улыбнулся и протянул старшему Сквалли руку. - Не обращайте внимания, господин Сквалли, юмор у меня такой. Здравствуйте.

  - Здравствуйте, командор, - он пожал мою руку, - наслышан о ваших шутках.

  Мы прошли к столу, секретари, подобно электрическим веникам, разбежались по своим делам, и присев за стол, я спросил Родзо:

  - Скажите, зачем вы так глубоко под землю забрались? Неуютно же и от солнышка далековато.

  Сквалли разместился в своем кресле и ответил:

  - Это особенность грайянской культуры, обычай. Чем выше статус руководителя, тем глубже под грунтом должен находиться его кабинет и апартаменты. В древние времена на нашей планете произошла война на уничтожение, и выжили только те, кто успел спрятаться в бункерах и бомбоубежищах, а когда люди вновь вернулись на поверхность, то руководство неизменно оставалось внизу.

  - Понятненько.

  - Чай будете? - спросил меня Сквалли.

  - Не откажусь.

  Как по мановению волшебной палочки передо мной возникла глубокая кружка с моим любимым напитком и, отдав должное грайянскому сервису, я перешел к делу:

  - Вы просили о встрече, Родзо, что-то произошло?

  - Нет-нет, самые обычные вопросы. Сейчас организовывается канцелярия всего нашего Союза, необходимо наладить делопроизводство и отчетность, а так же урегулировать систему внутренних взаимоотношений. В связи с этим, командор, попросил бы вас самому разбираться с вашими делами, а не скидывать их мне или моим сотрудникам.

  - Не понимаю о чем речь. Все свои вопросы я и так решаю сам.

  - Позвольте не согласиться. Планета Земля находится в вашей зоне ответственности и, насколько я знаю, это ваш родной мир.

  - Так и есть, - это было бесспорным фактом, и отрицать это смысла не было.

  - Тогда почему канцелярия Союза должна разбираться в вопросах внутренней политики данного мира?

  Он положил передо мной изукрашенную американским флагом и орлом тисненую кожаную папку, а я спросил:

  - Что это?

  Родзо брезгливо скривился:

  - Данный документ я до конца так и не дочитал, какой-то мусор. Жалоба на вас и президента России Лыкова. Разберитесь с этим вопросом, командор. Когда меня выбирали главой Союза, мы договорились, что я занимаюсь только общими вопросами, а все частности на подконтрольных мирах должны решаться непосредственно главами правительств. С вашей подачи и под вашу ответственность в Оборонительный Союз с испытательным сроком были приняты Россия, Китай и Германия, а посему, вы отвечаете за то, что у них происходит.

  Повертев папку в руках, ответил:

  - Согласен, господин Сквалли. Вы правы - это мое упущение. Еще вопросы есть?

  - Да, но только один. Командор, зачем вы притянули к себе эльфов? Поймите, это интересует не только меня, но и всех наших союзников.

  - Это раса полукровок и эльфами их считают только люди, а для эльфов, наоборот, они скорее люди.

  - Не будем спорить о терминах, командор.

  - Хорошо, не будем. Народ мира Тирталь присягнул мне на верность, и я дал им свое покровительство. Не думаю, что в будущем возможны эксцессы, поскольку далее Рамины, им проход по мирам закрыт. Возможны перемещения по Вратам и подконтрольной мне территории, но на этом и все.

  - То есть, в этом случае вы берете на себя всю ответственность?

  - Беру, - я не сомневался.

  - В таком случае, - Родзо встал, - не смею более вас задерживать. Это все, что я хотел от вас услышать.

  Намек понят, аудиенция окончена, можно уходить. Встав, распрощался с главой Союза и покинул дворец.

  Бронемашина стронулась с места и направилась к Вратам, а я раскрыл папку и начал бегло просматривать америкосовский пасквиль, именно такое определение подходило под этот документ, так как на ноту протеста, меморандум или заявление, он не походил. Сплошные претензии и всхлипы о помощи. Персонаж одного культового фильма сказал про них: "Вот уроды!", а я присоединюсь к его словам.

  После того как эльфийские шпионы-разведчики устроили резню среди высшего руководства США, уничтожив президента, вице-президента, министра обороны и еще три десятка высокопоставленных сановников, новая американская администрация стала очень и очень осторожной. Хамство их, конечно, никуда не делось, а вот уверенность в завтрашнем дне, испарилась в неизвестном направлении. Новый президент, точнее, старый, Барак Обама, вытащенный из почетной ссылки вместе со всей своей администрацией, оглянулся и схватился за голову: "Кругом одни враги!" Ха, удивил, всегда так было, только теперь это стало вырисовываться особенно ясно. Верные союзники, вдруг, отшатнулись, доллар рухнул, в армии брожения, Китай, Германия и Россия получили статус межпланетных держав, и все очень плохо. Что делать? Наверное, такой вопрос задал себе первый чернокожий президент США, и решил, что надо пожаловаться. На кого? Правильно, в первую очередь на командора Кудрявцева, ну и остальных задеть, по мере сил и возможностей. Кому? Главе Ра-Арского Оборонительного Союза Родзо Сквалли.

  Итак, судя из документа, меня обвиняли в клевете на правительство США, антиамериканской пропаганде, международном терроризме, подрывной деятельности и организации переворота в России. По большому счету, если бы они не переиначивали факты и не делали акцент на себе как на пострадавшей стороне, можно было с ними и согласиться, почти во всем, окромя клеветы. Здесь случай особый, так как я знал точно, что мои агитаторы сливали в СМИ и интернет только правдивую информацию. Ничего, этот пунктик я им запомню особо.

  Что дальше? Ага, массовый геноцид элиты русского политического небосклона на меня списывают. Вранье! Это не я и, вообще, мои войска территорию России уже покинули. Осталась только одна рота спецназа в распоряжении Лыкова на всякий случай. Да и чего шум поднимать, удивляюсь с них. Подумаешь, расстреляли за неделю пять тысяч человек по всей стране, так за дело ведь, а не забавы ради, и совсем не с моей подачи. Сам был удивлен, когда, показавшийся мне добродушным и несколько мягкотелым, президент Лыков, недрогнувшей рукой подписал приказ о начале массовых репрессий в отношении криминалитета и государственных воров. И ведь этим не ограничился, что характерно. Следующим его шагом была прямая трансляция по телевидению не только судебных заседаний, но и приведение в исполнение приговоров. Вот это развлечение для народа, лучше не придумаешь, и вся страна от телевизоров уже вторую неделю не отлипала. Представляю себе эту картинку, где сидит у себя в полузаваленной "хрущобе" некий слесарь после трудного рабочего дня и пихает жену в бок: "Смотри Маша, министра повели к стенке! Ого, а рядом с ним банкир, а вот олигарх! Да какой сериал, когда такие дела творятся, отстань! А вон того человека, который расстрелом командует, узнаешь? Нет? Это ведь наш сосед, бывший полкан КГБ, только помолодевший".

  Ладно, прочь посторонние мысли, надо узнать, чего там от Родзо хотел американский президент. Посмотрел на последнюю страницу документа. Все с ними ясно. Они просили защиты от произвола чинимого агентурой отряда "Акинак" и заменить охрану на Вратах полностью на межпланетные силы. Хрен вам! Паровоз уже ушел и его не догнать. Видимо, американцы так до конца и не вникли в саму систему Ра-Арского Оборонительного Союза, где каждый сам за себе, и посчитали, что Сквалли реально сможет чем-то им помочь. Сейчас! Как же! Он все бросит и помчится разгребать непонятные ему проблемы в мире, где он и не бывал ни разу. Не дождетесь!

  Откинув папку в сторону, я задумался. Чего бы такое сотворить, чтоб и самому интересно было и результат получить. В данном конкретном случае, оградить нарождающуюся бюрократическую систему Союза, от американских слезных писулек. Ломал себе голову минут пять, и ничего не придумал. Решил, что придется ограничиться самым очевидным и позвонил Бильче Коноводу.

  - На связи, - отозвался глава Хранителей Закона.

  - Здравствуйте, уважаемый Бильча.

  - Приветствую вас, командор. Что на этот раз, требуется от старого и больного человека?

  - Ха-ха, - усмехнулся я, - вы еще всех нас переживете, Хранитель. Есть небольшой вопрос, который можете решить только вы, как ра-арская власть.

  - Да-да, слушаю вас.

  - В течении суток, надо депортировать с планеты на родину всех американцев.

  - Это... - Бильча пытался вспомнить, кто такие американцы и откуда они.

  - Планета Земля, страна называется Соединенные Штаты Америки, сокращенно США.

  - Конечно же, вспомнил. Ваше дело, командор, в указанные вами сроки, решится положительно. Единственное, чем поинтересуюсь, официальная бумага нужна?

  - Желательно, чтобы она была.

  - Договорились, сегодня Каста Справедливости вынесет свое судебное решение и, согласно этой официальной бумаге с большими печатями, уже к вечеру, этих самых американцев из США депортируют в свой мир.

  - Заранее благодарю, уважаемый Бильча.

  - Сочтемся, - бросил он одно только слово, которое, между прочим, подцепил от меня, и отключился.

  Ну, вот, через сутки амеров и их представительства на Ра-Аре не будет, всех пинками выгонят на Землю, а там им Врата перекрою и "адьес амигос", сосите лапу, а "тинирин" через посредников с наценкой закупайте. Одумаетесь, шлагбаум поднимется, а нет, так граница на замке.

  "Асха" остановилась и, повернувшийся ко мне Паша Крюков, спросил:

  - Мы на Вратах. Куда едем, командор?

  - Давай на Новый Тирталь.

  - Понял, - ответил адъютант, и бронемашина вошла в пределы Врат.

  Прошли на Рамину, телепортом на материк Шанти и проход на Новый Тирталь, ранее, никем не заселенный и неисследованный мир под названием Зортра. Теперь здесь живут полукровки, которых я принял под свое покровительство.

  Войска Камиллы все же перешли в решительное наступление в направлении на Саталь и командовал ее атакующими армадами Эсфир-тон-Мираниг, который вообразил себя великим стратегом и измыслил военную хитрость. Линия фронта проходила сразу по девяти мирам, и пока имперские эльфы держали не слишком сильный лобовой натиск мутантов, около десяти атакующих армад и почти все АПРП нанесли удар по правому флангу Световечных. До сих пор не знаю, специально или случайно так сложилось, но имперцы отступили, а путь наступающих горрилоидов проходил именно через Тирталь, родину полукровок.

  Световечные отошли в сторону и отправили войска на прикрытие своих родных миров, а народу мира Тирталь, не имевшему мощного вооружения и укреплений, пришлось самим защищать себе. Отваги и воинского умения им было не занимать, но техническая оснащенность была настолько слабой, что мир пал в течении всего трех суток. Все, что могли сделать яростно обороняющиеся полукровки, это прикрыть свои семьи и раненных, которых пропустили на эльфийскую территорию. Согласно справочников мира Тирталь, в этом году его населяло около трехсот миллионов разумных, а спаслось только восемьсот тысяч, в основном женщины и дети, мужчин было не более трех тысяч.

  Эсфир-тон-Мираниг рассчитывал пробиться через Тирталь в течении одних суток, но планета продержалась гораздо больше и планы мятежного князя не состоялись. Своей гибелью народ Тирталя выиграл для Световечных драгоценное время, и они сумели сдержать горрилоидов на следующем рубеже. Однако, благодарность, чувство неизвестное эльфам в принципе, и перед народом Тирталя было поставлено условие, фактически, ультиматум, в течении тридцати шести часов покинуть территорию Световечной империи. В случае невыполнения этого условия, они должны были быть уничтожены имперскими войсками.

  Деваться полукровкам было некуда и единственное предложение, которое им поступило, было от гномов, предлагавших всем уцелевшим перебраться к ним в качестве рабов и домашних слуг. Это была жизнь, пусть поганая, но какая есть, небольшой шанс на то, что хоть кто-то выживет. Однако тиртальцы были гордым народом и решили умереть не в подземных рудниках гномов, а на поверхности, не скрючившись в подземной шахте от чахотки, а стоя на своих ногах от лазерного импульса в голову. Весь народ приготовился к смерти от тех, на чьей стороне их воины сражались долгие годы.

  И в этот момент, появился Буркай-ай-Керинг, рассказавший нескольким уцелевшим тиртальским старейшинам историю про доброго командора. Не особо надеясь на положительный ответ, они написали мне послание, в котором, просили приютить их народ. С этим известием капитан Буркай-ай-Керинг помчался ко мне. Время поджимало, и эльф-полукровка поднял на уши все отрядное руководство с требованием о немедленной встрече со мной. Мы встретились, поговорили, и думал я недолго. Полностью положился на интуицию и решил принять полукровок под покровительство Великого Герцогства Ардонского. Буркай-ай-Керинг, в сопровождении наших дипломатов и вооруженного эскорта помчался в резервацию, где ждал своей участи его народ, а я дал отмашку готовить для остатков тиртальцев временные лагеря на Зортре.

  В срочном порядке были закуплены тридцать тысяч палаток и тысяча сборно-щитовых домиков. Десятки тысяч людей были сдернуты со своих рабочих мест, и закипела работа по подготовке временного лагеря для беженцев. Им необходимо было все, от продовольствия до одежды, затраты мои были нешуточными, но в этом случае, роли они не играли. Такой уж мы народ, славяне, всегда неравнодушный к чужой беде. Прошло всего десять часов, а в мире Зортра уже был поставлен огромный палаточный город и накоплены большие запасы всего, что в первую очередь могло понадобиться тиртальцам. Оставалось только дождаться их самих и принять от старейшин клятву на верность.

  Шли часы, народ полукровок уже должен был появиться, но их все не было. Я обратился к Световечным за разъяснениями и мне был дан ответ, что народ планеты Тирталь задержан до прояснения ситуации с ними. В общем, выпускать их за пределы империи, тем более ко мне, эльфы не хотели. Пришлось подключиться к эльфийской проводной связи через миры, которую Световечные переняли у нас, и вызвать на разговор Азориля-тон-Катлаха, который в это время лично командовал войсками ведущими сражение против горрилоидов. Отозвался тот сразу же, как ждал моего вызова и знал о чем пойдет речь.

  Разговор у нас состоялся неприятный, впрочем, как всегда, по-другому мы с ним никогда не общались. Эльф заявил, что тиртальцы подданные империи, а я тыкал ему его же приказом на их изгнание за пределы империи. В итоге, Азориль-тон-Катлах потребовал за беженцев денег, а я ему пообещал, что если их не выпустят через полчаса, мои войска перейдут в наступление и Великое Герцогство Ардонское объявит Световечной империи войну. После этого заявления я бросил трубку телефона и приказал передислоцировать на Кабарангу все отрядные ударные части.

  Через полчаса перед блокированными эльфийскими Вратами уже скопились мои самые лучшие подразделения, готовые проломиться через телепорты и войти на территорию Световечных. Приказ я бы отдал и не сомневался, правда была на моей стороне, но Азориль-тон-Катлах и без того был озабочен войной и, поняв, что я не блефую, проходы для беженцев открыл.

  Минул еще один час, и из Врат потекли живые реки. Сотни тысяч полукровок брели пешком, торопясь покинуть пределы, ставшей для них враждебной, Световечной империи. Они были голодны, заморены и многие без одежды, но, несмотря на это, на отдых они не останавливались. Кто-то падал на бетон, но его поднимали и вели дальше, где-то плакали дети, но их успокаивали, опасливо косясь на мои стальные полки, выстроенные рядами вдоль дороги и готовые прикрыть беженцев бортами бронетехники.

  Я стоял на невысоком холмике неподалеку от Врат и наблюдал за прохождением своих новых подданных. Рядом остановилась, похожая на мою, бронемашина "Асха".

  Ко мне подскочил Мит, козырнул и доложился:

  - Командор, ваш приказ выполнен, беженцы эвакуированы с эльфийской территории.

  - Хорошо, Мит, - кивнул я в ответ. - Проблемы были?

  - Только то, что нас блокировали.

  - Где старейшины?

  - Готовятся к принесению присяги, текст разучивают, так что пойдут в самом хвосте колонны.

  - Как тебе первое впечатление от тиртальцев?

  - Люди слова и чести, им можно довериться в делах и в бою спину прикроют, - полковник был уверен в своих словах. - Когда старейшины принесут клятву на верность, весь народ станет вашим.

  Колонны беженцев прошли и, в сопровождении Буркая-ай-Керинга, появились старейшины, пятерка представительных мужчин. Сам процесс принесения клятвы на верность прошел быстро, ничего торжественного не было, стандартный текст и мое согласие принять под свою руку новый народ. В тот момент обстановка не располагала к долгим разговорам, и все они происходили позже, когда полукровки устроились на новом месте своего жительства и поменяли название мира Зортра на Новый Тирталь.

  Сходились мы медленно и трудно, шаг за шагом налаживая наше совместное сосуществование. Старейшины были готовы принять практически любой мой приказ, но надо было сделать так, чтобы уже сейчас между нами не было недоговоренностей и недопониманий, которые могли бы стать в будущем подводными камнями. Для начала, тиртальцам отдавался один материк на бывшей Зортре. Здесь не было каких-либо опасностей, а климат был от экваториального до умеренного. Хорошие плодородные земли, рядом океан, ресурсы имеются, живи и радуйся, налаживай быт, бери у отряда кредиты и работай на благо себя и командора.

  Все было для них хорошо, кроме одного. У моих новых подданных не было мужчин, сплошь женщины и дети. Конечно, есть несколько тысяч выживших после битвы за родную планету, но они не могли удовлетворить все запросы своих женщин. Глава Совета Старейшин Астай-ай-Браге, хотел обсудить со мной этот вопрос и я понимал, чего он от меня захочет, успел уже на эту тему подумать, посоветоваться с ближним своим кругом и принять решение.

  "Асха" вновь остановилась, мы на месте, то есть в центре тиртальского поселения, возле единственного каменного здания в нем, местной управы. Астай-ай-Браге уже ждал меня и, выйдя из бронемашины, в сопровождении старейшины, я неспешным шагом пошел по лагерю. Такой обычай у нас сложился с первых же дней нашего знакомства, и отступать от него мы не стали. Чего сидеть в полупустой каменной коробке, когда можно и на свежем воздухе все обговорить и решить.

  - Командор, - после недолгого разговора о житье-бытье, старейшина решил перейти непосредственно к делу, - как насчет мужчин? Вы обдумали эту проблему?

  - Да, Астай, обдумал и решение принял. Вы хотите получить человеческих мужчин и сделать их частью своего народа, так ли я вас понял?

  - Все верно, именно этого мы и хотим.

  - При этом, заботясь о благе и процветании своего племени, вы желаете получить самый лучший генетический материал, который бы имел в своей крови предрасположенность к Одаренности?

  - И это верно, - согласился старейшина.

  - Вы хотите породниться с "акинаками"?

  - Точно так.

  - Нет, этого не будет, Астай.

  - Почему? - он в недоумении остановился.

  - Основа отряда "Акинак" славяне и отряд будет един по крови. Тиртальцы отдельный народ и пусть они таковым останутся. Браков между воинами отряда и вашими женщинами не будет. Таково мое слово.

  - Но как же нам тогда поступить? Где взять мужчин, которые будут не только работать, но и давать крепкое жизнеспособное потомство?

  - Это как раз не проблема. Ваши женщины красивы и притягательны для человеческих мужей, а потому, будем организовывать им путешествия на Землю, где они и найдут свою вторую половину.

  - А вы хитрец, командор, - старейшина невесело улыбнулся. - В дополнение к нам, получите еще и землян со своей родины, которые не готовы эмигрировать к вам, но которые, как телята за маткой, пойдут за нашими женщинами и окажутся в вашем подданстве.

  - В общем-то, да, примерно так все это и будет.

  Мы шли по лагерю, возле палаток бегали детишки и, вокруг, куда ни посмотри, были одни только представительницы противоположного пола, надо сказать, очень красивые и чрезвычайно сексуальные. Мне уже доводилось бывать в Световечной империи, и когда я видел настоящих чистокровных эльфиек, то меня охватывала какая-то брезгливость, слишком уж они напоминали неживых кукол, ни единого проблеска разума и эмоций, только голый расчет, причем, какой-то глупый, одно слово - курицы. Другое дело, женщины полукровок. Не знаю, как это объяснить, но была в них некая притягательность и, казалось, что подойди к одной из них, возьми ее за руку, назови своей любимой, и ты всегда будешь счастлив. Мои воины, когда рассмотрели красоту беглянок и прочувствовали эту их особенность, кинулись в сторону Нового Тирталя толпами, забыв всех своих человеческих подруг. Хорошо еще, что СБ сразу сообразило - дело здесь не чистое и, на всякий случай, Врата в этот мир были перекрыты временными блокпостами.

  - Скажи, Асвай, в чем секрет ваших женщин? Почему они такие? Почему так трудно выдержать их взгляд? Это не эльфийская особенность, по крайней мере, подобного мне видеть не приходилось. Что это?

  Старейшина задумался, и я прочувствовал его внутреннюю борьбу, где одна его половина хотела промолчать или солгать, а другая, требовала подчиниться слову своего повелителя, которому он дал клятву на верность. Победила клятва, и это было правильно, иначе, я бы его попросту убил.

  - Это мутация, командор. После того, как тысячи лет назад на Тиртале произошла битва между эльфами и людьми, мир чуть не погиб, а наши предки, выживая, шли на все, только бы уцелеть, в том числе и на модернизацию своих тел мутагенами. Однако, что-то пошло не так, один эффект накладывался на другой, и получилось совсем не то, чего хотели достичь древние военные биологи. Сильней всего изменения затронули женщин. Физиология их такова, что каждая половозрелая и незамужняя женщина, не имеющая партнера, посылает неосознанный зов к мужчинам окружающим ее, не важно, эльфам или людям и, как итог, находится один, который идет за ней вслед. Если же женщина состоит в браке, то этот зов исчезает для всех, кроме ее мужа и избранника. Наши мужчины погибли, а женщины отошли от шока, и ищут им замену. Жизнь продолжается, даже несмотря на горе, постигшее весь наш народ. Чем больше свободных женщин, тем зов сильней, а так-то, в обычной жизни, он не очень заметен. Что делать в этой ситуации, решать вам.

  Астай замолчал, а я задумался. Да уж, ситуевина, однако. Сейчас здесь около трехсот тысяч красивых баб, которым нужны мужики. Если дать команду своим воякам и гражданским спецам, разберут их быстро, ну или они разберут моих "акинаков", это как посмотреть. Однако в таком случае получится, что через два поколения, отряд будет полностью состоять не из людей, а из тиртальцев. Нет уж, такого мне совсем не хотелось бы. Тем более, насколько я знал, у тиртальцев с рождаемостью проблемы как ни крути, а эльфийская кровь все же сказывалась. Это не тот результат, к которому мы стремимся и на который мы настраиваем своих бойцов, так что я все же правильно решил, что надо этих красавиц через Землю прогнать как туристов и с их помощью вытянуть с родной планеты людей, которые могли бы нам пригодиться в будущем.

  - Командор, - прервал мои размышления старейшина, - что мне сказать моему народу?

  - Скажи, что все будет хорошо, - усмехнулся я. - А если серьезно, то завтра пребудут представители УВР и УВКР. Именно разведчики будут ваших красавец отправлять на Землю. Группами по пять-шесть человек, они, в сопровождении охраны, будут путешествовать по Европе, Америке и Азии. Думаю, что свою вторую половину они найдут быстро, но все же, желательно, обращать внимание на тех землян, на которых укажут разведчики. Принимается?

  - Конечно, - старейшина сразу повеселел.

  - Тогда, счастливо оставаться, - попрощался я с Астаем и направился к бронемашине.

  Вот, два дела сегодня разгреб и, пока, все идет достаточно неплохо.


Эпилог

Планета Ардон. Замок "Северный". 10.04.2016.

  Сегодня родится мой сын, наследник, помощник и продолжатель всех моих дел. Мысль эта грела мне сердце и чрезвычайно волновала, а когда я думал о своей любимой женщине, которая находилась сейчас в медблоке, то меня накрывала целая гамма самых разных и противоречивых чувств. Да, я военный, а не доктор, ничем ей помочь сейчас не смогу, но все же переживал за нее. Впрочем, рядом с ней самые лучшие раминские повитухи и самые лучшие отрядные акушеры, да и прогнозы врачей говорят только об одном, роды должны пройти достаточно легко и быстро, даже несмотря на то, что Екатерина рожала впервые. В общем, оставалось только стиснуть зубы и ждать.

  Я в одиночестве ходил по замковой стене и размышлял о своем. Отрядные дела меня всегда от всего остального мира отстраняли, помогло это и сейчас, так, осталось небольшое беспокойство на заднем плане, а основные мысли все на отряд переключились. Через пару месяцев юбилей, два года, как началась моя эпопея в иных мирах. Что за это время сделано и что достигнуто? Много, подавляющее большинство людей, столько приключений за всю свою жизнь не видят, сколько у меня произошло за этот, сравнительно небольшой, отрезок времени. У меня есть все, о чем я только мечтал и я получил практически все, что хотел. При этом, умудрился остаться в живых, помочь родному миру, в меру своего понимания и разумения, что есть хорошо и плохо, а вдобавок, порушил самую мощную державу во всех окрестных мирах, Световечную империю, то есть.

  Да, сказал бы мне кто-то пару лет назад, когда я похмельный с ночной смены в порту возвращался, что все так в моей жизни сложится. Хм, наверное, посмеялся бы над таким человеком, если бы настроение было хорошим, или накостылял бы ему по шее, чтоб хренью не страдал, если бы оно было плохим, да и пошел себе дальше. Однако факт остается фактом, у меня имеется несколько подконтрольных только мне миров и сила, способная влиять на очень многое, причем, не только военная, но уже и экономическая. Хотя, главное - это люди, которые всегда стоят за моей спиной, готовые выполнить мой приказ и растоптать любого врага, который захотел бы нас уничтожить. Именно это обстоятельство дает мне силу и уверенность в себе, а без них, без моих соратников и воинов, я всего лишь одиночка, который сможет выжить, но не сможет сделать чего-то по настоящему великого или глобального. Впрочем, как и они без меня, свою роль лидера и зачинателя всех дел, преуменьшать я тоже не собирался.

  Чем больше задумываюсь о том, что произошло со мной и множеством людей, окружающих меня, за все это время, тем больше удивляюсь. Сколько было озарений, позволивших переломить ситуацию в критический момент в мою пользу, а сколько было ошибок, о которых, порой, я до сих пор жалел. Пусть, может быть, эти ошибки не сильно повлияли на все в целом, но они были и от них мне отрекаться смысла нет. Именно на них я учился, познавал что-то новое для себя и досель неизвестное.

  Как я взлетел до этих высот и смог достичь всего того, что имею сейчас? Вот вопрос, который меня частенько мучил. Не понимаю этого, а оттого слишком часто на эту тему размышляю. Может быть это рок, судьба, фатум, провидение, или удача, в конце концов? Вполне возможно, что и так. Но в таком случае возникает другой вопрос, а не изменит ли мне эта удачливость? Вот, то-то же, ответа нет. А может так случиться, что все происходящее со мной, это хитрый план некоего выжившего бога? Да, такое тоже возможно. Тогда зачем ему это и к чему он готовит людей, населяющих все окрестные миры? Эх, а вопросики-то непростые, и вместо ответов, влекут за собой только новые вопросы. После таких размышлений, невольно, начинаешь сомневаться в себе и оглядываться по сторонам, так что прочь лишние думы, необходимо сосредоточиться на настоящем и будущем.

  В ближайшее время необходимо сделать очень и очень многое. Понимаю, что сложившаяся в настоящий момент спокойная и благостная для отряда "Акинак" обстановка, она не надолго. Слишком много миров вокруг, слишком много игроков на поле, поступки и действия которых, предугадать затруднительно или же невозможно. Исходя из этого, надо крепить мощь отряда, и сделать упор не на количество воинов, а на развитие новых технологий и вооружений. Что-то уже имеется, но все же этого мало, надо больше, много больше. К сожалению, понимаю это не только я и умные головы, в пределах Ра-Арского Оборонительного Союза, резко подорожали. Конечно, что-то я еще вытяну с Земли, где-то сам, а где-то с помощью тирталиек, что-то с подконтрольных миров получу, какое-то количество ученых-самородков найдется на Рамине и Искане, но нужно еще, так что в этом направлении придется работать и не останавливаться.

  Опять же экономическая составляющая не самый распоследний вопрос. Доходы наши растут, но и отряд расширяется, а значит, и расходы повышаются. Есть грайянские заводы-универсалы и комбайны, сильно они нас выручают, но все-таки это не наша разработка и нам по техническим новинкам мир Грай пока никак не обогнать, а надо бы. Дружба дружбой, но всякое может случиться и необходимо быть готовыми к тому, что вчерашний союзник может уже сегодня оказаться заклятым врагом. Своя промышленность нужна, свои заводы и станки, свои квалифицированные технические кадры, а значит, нужны профтехучилища и институты. Слава богам, что есть "юттив", производство которого стараемся увеличить, и который является одним из факторов нашего благосостояния. Срок жизни человека увеличен и, соответственно, он может быть работоспособным более долгий срок. Есть Меченые, которые постоянно производят поиск ценного имущества, оставшегося от прошлых эпох. Однако и это не может быть постоянной палочкой-выручалочкой.

  Проблем и забот еще хватает, но есть верные и умные люди, имеется отрядная структура, доказавшая свою жизнеспособность, а потому, в будущее я смотрел с оптимизмом и надеждой. Верю, что какие бы трудности и кризисы нас не накрывали, а мы все же выстоим и переживем своих врагов, причем, не просто переживем, а еще и спляшем на их костях. Нет, войны нам не надо, а лично мне, так вообще мало чего от жизни требуется, но если что, повоевать не откажусь и в бункере отсиживаться не буду, когда зло нацелится на наши земли. Думы, сплошные думы, однако без них никак. Нет размышлений, нет планов, нет действий, нет результата, а на одном инстинкте и эмоциях, далеко не уедешь.

  - Командор, - на стену вышел человек в белом халате.

  - Да? - обернулся я к нему.

  - Поздравляю, у вас родился сын. С герцогиней все хорошо, роды прошли успешно. Можете навестить ее.

  Отлично, я направился в медблок. Прошел через короткий коридор и вошел в родильное отделение. Моя любимая женщина, несколько бледная, со спутавшимися влажными волосами, разметавшимися по подушке, лежала на кровати, а рядом застыли две медсестры, готовые оказать ей любую потребную помощь.

  - Как ты, милая? - я взял ее за руку и присел возле кровати.

  - Ничего, - она слабо улыбнулась. - Вполне терпимо. Ты уже видел нашего малыша?

  - Нет, сразу к тебе.

  - Посмотри, он на тебя похож.

  - Хорошо, - поцеловал ее в губы. - Люблю тебя.

  - Я тебя тоже.

  - Отдыхай, моя любовь. Если что, я всегда рядом.

  Встав, я направился в соседний блок, где под стеклянным куполом лежал мой первенец. Маленькое красное сморщенное тельце нового человека. Подойдя вплотную, откинул в сторону крышку.

  - Этого нельзя делать, командор, - окликнула меня дежурная медсестра.

  - Спокойно, ребенку это не повредит.

  - Да, что вы понимаете? - вскрикнула она.

  - Молчать, - рыкнул я на нее, и она выбежала в коридор.

  Мой сын лежал абсолютно спокойно и раскрытой ладонью, я поводил над ним. Чувствуется, что сила в нем есть, и не малая, а значит, что не зря замок "Северный" поставили непосредственно возле Врат перехода с Рамины на Ардон, на полюсе силы. Это значит, что эффект все же есть. Очень хорошо, так и должно быть. Вспомнил, какую битву мне пришлось выдержать с тещей, которая требовала, чтобы Екатерина рожала именно во дворце, и усмехнулся. Нет уж, теперь именно здесь будет основной отрядный роддом и даже если один из десяти детей будет Одаренным от рождения, то и хорошо. Пройдут годы, нас не станет, но они, наши потомки, продолжат наше дело и поведут "акинаков" дальше, за горизонт, в неизведанные миры, а может быть, что и в дальний космос.

  Аккуратно и очень осторожно я взял хрупкое тельце моего сына на руки и направился на выход. Ко мне бросился врач, но я так посмотрел на него, что он сбледнул с лица и отшатнулся к стене. Это вам не Земля, здесь рождаются не слабые и изнеженные детишки, которых приходится реанимировать. Это сын Одаренного и женщины из рода Вольфов, будущий командор, ему ничто не повредит, его сама судьба оберегать будет, он наследник богов. Суетились только земляне, а романские тетки-повитухи, восприняли мое поведение как само собой разумеющееся, так как действовал я согласно древним обычаям, когда вождь должен показать своего наследника Солнцу и воинам дружины. Именно так и никак иначе.

  Ногой я ударил по двери на балкон, она раскрылась, и я вышел наружу. Внизу, во внешнем замковом дворе стояли мои сподвижники, обычай им был знаком, не первый день мы с романцами и иными народами общались. Повернувшись к светилу, я поднял сына на вытянутых руках и громко произнес слова, которые положено говорить в подобных случаях:

  - Являю миру сына своего, именем Святослав! Зрите, вот он, новый Одаренный племени нашего, мой наследник!

  - Слава! Слава! Слава! - рявкнули три десятка моих сподвижников и в руках их были мечи, которыми они салютовали новому "акинаку".

  Они все здесь: Некрасов, Прохоров, Лютерс, Кинитц, Назаров, Ратмир Переяславский, Костя Аленин, Крюков, Смирнов, Мит, младший Вольф и все остальные. Они со мной, я с ними, один за всех и все за одного. Есть мы, есть весь остальной мир, и этому миру явлена новая жизнь.

  Позади меня стояла романская тетка, и я передал Святослава, который так и не заплакал, ей на руки. Повитуха умчалась во внутренние покои, а я, раздираемый самыми радостными чувствами, повернулся к своим офицерам, вскинул вверх сжатую в кулак правую руку и выкрикнул:

  - Акинак, вперед!

  - Вперед! - дружный рев был мне ответом.

Конец Третьей Книги.



home | my bookshelf | | Война за Врата - 3 |     цвет текста   цвет фона